на главную

ЕГО ЗВАЛИ РОБЕРТ (1967)
ЕГО ЗВАЛИ РОБЕРТ

ЕГО ЗВАЛИ РОБЕРТ (1967)
#10029

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия
Продолжит.: 81 мин.
Производство: СССР
Режиссер: Илья Ольшвангер
Продюсер: -
Сценарий: Юзеф Принцев, Лев Куклин
Оператор: Эдгар Штырцкобер
Композитор: Андрей Петров
Студия: Ленфильм
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Олег Стриженов ... Роберт / Куклин Сергей Сергеевич
Марианна Вертинская ... Таня
Игорь Ефимов ... сосед Куклина
Нина Мамаева ... Катя, лаборантка
Владимир Поболь ... Геннадий
Михаил Пуговкин ... Кнопкин Михаил Иванович
Юрий Толубеев ... инспектор
Пантелеймон Крымов ... машинист паровоза
Алексей Драницын
Николай Макеев
Marcel Marceau
Алиса Фрейндлих ... исполнение песни (за кадром)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1080 mb
носитель: HDD1
видео: 720x424 XviD 1798 kbps 29.970 fps
аудио: MP3 64 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ЕГО ЗВАЛИ РОБЕРТ» (1967)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Молодой, талантливый, но эгоистичный ученый создает робота по своему образу и подобию...

Фантастическая комедия о похождениях робота - двойника своего создателя. Ученый-кибернетик создал «по своему подобию» биохимическую модель человека - робота, которого назвали Робертом. В порядке эксперимента Роберта выпустили в жизнь, к людям...

Иногда научные эксперименты могут иметь самые неожиданные последствия. Молодой ученый, руководитель лаборатории, создает биохимическую модель человека. Роботу «РБ-235», точной копии своего создателя, дали возможность выйти за пределы института и поучаствовать в общественной жизни...

Некий ученый создает экспериментального человекоподобного робота, предназначенного, по его замыслу, для освоения дальнего космоса, недоступного людям. Он решает провести испытание робота на существование в человеческой среде и отправляет его на свидание с невестой одного из своих сотрудников, однако робот выходит из-под контроля. Надвигаются опасные последствия...

Амбициозный ученый - подтянутый супермен в образе самого Олега Стриженова - создает своего двойника, биохимическую модель человека по имени Роберт. Не путать с роботом! Он переступает порог лаборатории, отправляется в большой мир, на спектакль настоящего Марселя Марсо (был такой великий французский мим, приезжающий в СССР на гастроли), на свидание с девушкой, о которой мечтает любой мужчина, потому что это Марианна Вертинская с фантастической - по любым меркам - фигурой. Комические, абсурдистские, драматические приключения Роберта, способного на все, кроме испытания своих чувств, «ранят его душу», а точнее дают в механизме сбой, и «машину» отправляют в небытие. Очень актуальное кино!

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

МФ ФАНТАСТИЧЕСКИХ ФИЛЬМОВ В ТРИЕСТЕ, 1968
Победитель: Диплом жюри, Приз «Серебряный астероид» за лучшую мужскую роль (Олег Стриженов).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По местам съемок: тогда и сейчас - http://arbinada.com/main/node/167.
Текст песни Лва Куклина - «2х2» (исполняет Алиса Фрейндлих): Кто сказал... Кто сказал, что дважды два - четыре? Очень все непрсто в этом мире Что мне дважды два? Школьные слова. А у тайн особые права. Кто сказал, что дважды два четыре? Звездный разговор звучит в эфире... Ну а мне опять Как тебя понять? Дважды два у нас выходит пять. На земле никто мне не ответит, Сколько тайн живет на белом свете... Что мне дважды два? Школьные слова. А у тайн особые права...
Обзор изданий фильма - http://vobzor.com/page.php?id=1357.

В далекие 60-е, когда ни «Приключений Электроника», ни «Робокопа», ни, тем более, «Искусственного интеллекта» не было даже в виде набросков, советское общество сходило с ума по кибернетике, астрофизике и научной фантастике. Пересматривая эту незатейливую ленту о том, как изобретатель и ученый Сергей Сергеевич Кукин создал по своему образу и подобию робота и назвал его Робертом, невольно начинаешь допускать мысль о том, что Бромберг, Верховен и Спилберг с удовольствием ее цитируют. Ведь в картине есть живорожденный и механический близнецы, робот-великан, а также слезные рассуждения на тему «я мальчик, я живой», знакомые по фильмам этих авторов. Нельзя не заметить, что Илья Ольшвангер, режиссер картины, в свою очередь, знаком с книгой Мэри Шелли про детище Франкенштейна, так же как и Роберт, робко и неуклюже пытающееся познать любовь, чему препятствует хозяин, в планы которого это не входит.

Этот фильм не ходил в «лидерах проката», но в конце 1960-х годов в СССР его хорошо знали и любили многие. Но затруднительно понять причины этой любви, читая сегодня «описание», которое сдирают друг у друга разные справочники и сайты. Вот, извольте: «Молодой ученый, руководитель лаборатории, создает биохимическую модель человека. Роботу «РБ-235», точной копии своего создателя, дали возможность выйти за пределы института и поучаствовать в общественной жизни...» А вот, не угодно ли, «описание» другого фильма - «Формула радуги», снятого годом раньше Г. Юнгвальд-Хилькевичем: «Молодой ученый Владимир Батников создает своего двойника - робота Яшу. Но Яша быстро осваивает реальное пространство и начинает жить самостоятельно жизнью. Наделав много пакостей, робот вынуждает Батникова уничтожить его...» Ну как, похоже? Да, - если не видеть фильмов! Малосимпатичный робот Яша (в исполнении будущего режиссера третьестепенных картин Валерия Исакова) напоминает бездушного бюрократа (до сих пор в толк не возьму, за что столь яркий образец «правильной» сатиры гноили на полке!). Роберт (в исполнении Олега Стриженова) похож на страдающего человека: он страдает от того, что... не способен страдать - с одной стороны, а с другой - потому что не может уразуметь смысла своего сущестсования: «Он такой же, как я!» - говорит Роберт о кукле-Петрушке, надетой им на свою руку. И это (особенно в 1968 году, когда искусство еще занималось своим прямым делом - воспитанием чувств) было совсем не глупо... Кто знает, не положи в 1966-м худсовет на полку явно неудачную работу будущего автора кинохитов вроде «Опасных гастролей» и цикла сериалов о мушкетерах, мы бы, вероятно, не увидели замечательного дуэта тонких, интеллектуальных актеров - Олега Стриженова и Марианны Вертинской. Подлинный трагизм, стоящий за мучительными попытками найти ответ на вопрос: в чем же разница между человеком и не-человеком, до сих пор удивляет и трогает. Это позже Д. Кеймерон с чисто американским размахом и прагматизмом сплеча решит сей вопрос в «Терминаторе-2». Создатели фильма «Его звали Роберт» решения не предлагают, надеясь на проницательность зрителя. Отдавая некоторую дань типично советскому невысокого пошиба комикованию (герой М. Пуговкина), фильм «Его звали Роберт» каким-то удивительным образом остается в рамках интеллектуального лиризма (немного похожего на стиль Г. Данелии, но все же иного), продолжая стоять особняком в ряду советских кинокомедий. Между прочим, предлагаемый фильм - вторая и последняя работа Ольшвангера (первой была картина 1965 г. «На одной планете» - как значится в аннотации, «об одном рабочем дне В. И. Ленина - с вечера 31.12.1917 до 01.01.1918» с И. Смоктуновским в роли вождя). (AVV_UA)

Картину "Его звали Роберт" сейчас стали показывать по телевидению, хотя одно время ее не показывали совсем. Снимал режиссер Илья Ольшвангер, театральный режиссер. Отличался одним качеством - когда администратор вбегал в павильон и говорил ему: - Я билет Вам достал на поезд! Это так сложно было! Так сложно! Илья Олыивангер отвечал: - Слушайте, давайте только здесь без кино! То, что мы делаем сейчас в кадре - это не менее сложно, чем для вас достать билет. Ольшвангер снял свою первую картину - не помню, как она называлась, но Иннокентий Смоктуновский сыграл там роль Ленина. И такое было в нашем кино. Кеша был артист прекрасный, делал все очень тактично. Когда Ольшвангер пригласил меня, я поинтересовался: - А кто еще будет сниматься? - Марианна Вертинская. - А почему она? - Дело в том, - ответил Ольшвангер, - что для меня ее отец - это святое дело. - Прекрасно, - ответил я. Главную роль играл Олег Стриженов. Юрий Толубеев, знаменитый артист, играл председателя комиссии. Была сцена, когда он поднимает руку и говорит: - Да, это все хорошо, но как бы что-нибудь о нас не подумали. И вот с этого жеста и с этой фразы начались неприятности. В комиссии спросили: - А кого он играет? - Председателя комиссии. - Нет, это не председатель комиссии. Толубеев был похож на всех советских правителей сразу. И сцену эту вырезали, а она была лучшей. Толубеев заставлял робота двигаться, Стриженов это очень здорово делал. Но картина получилась "постриженная". Председателем Госкино был Баскаков. Когда ему привезли посмотреть картину, сцену уже к тому времени с пленки смыли. - Что же вы ко мне не обратились? - спросил Баскаков, - показали бы раньше, я бы все уладил. Олыивангер попросил меня сыграть начальника отдела кадров. - Это первый отдел, - объяснил Ольшвангер, - и фамилия твоя будет - Кнопкин. Сыграй махрового бюрократа. Олыпвангер от меня этого долго добивался, не знаю, получилось или нет. Часть картины снимали у подножья Эльбруса. Была очень интересная экспедиция в поселок Иткол. Снимали летом. До десяти часов было холодно, а с десяти из-за горы поднималось солнышко, и все раздевались и загорали. В три часа дня солнце заходило за Эльбрус, все начинали мерзнуть и надевали на себя теплые куртки. Интересная природа, чистый воздух. Кино сняли, все прошло хорошо, но потом, когда началось озвучивание, пришлось для Олега Стриженова искать дублера. Это было и обидно, и, с другой стороны, отразилось на качестве картины. Если бы не вырезали сцену с комиссией и если бы Олег сам доделал свою роль, фильм получился бы интереснее, чем мы его видим сейчас. (Михаил Пуговкин, 2005)

История вполне в духе Филиппа Дика с его несчастными андроидами. Только это комедия, и надо сказать, весьма остроумная (Дику бы не понравилась). Пуговкин тут бесподобен! Жаль только, что местами в фильме проскальзывает специфическая "дурашливость 60-х" (апофеозом которой был фильм "Человек ниоткуда"), которая однако не портит общей картины. Основная линия фильма довольно хорошо продумана и смотрится весьма солидно. Фильм вообще в чем-то напоминает "Двухсотлетнего человека" и "Я, робот", но идея "Роберта" прямо противоположна: робот смог захотеть стать человеком, но не смог, ибо у него нет души. Крайне странная идея для советского фильма тех времен! (Андрей Пивоваров)

За двадцать пять лет до «Терминатора 2»... было многое уже, в общем, сказано. В фильме «Его звали Роберт». Не очень занимательно. Возможно, не всегда убедительно. Иногда слишком прямо, в лоб, разжевывая, не давая возможности догадаться самому, но было сказано: машины стерильны в моральном плане, они - «перчатка, одетая на руку человека», и все такое. Проблеме голема уже много лет. Есть ли у разума нерожденного душа? Адекватен ли робот человеку, может ли его заменить? Стоит ли создавать искусственных людей? «Его звали Роберт» - не первое и не последнее произведение на эту тему. Но какой был бы толк в этих глобальных, отвлеченных проблемах, если бы не было истории человека? Жил-был талантливый изобретатель Сергей Сергеевич... Он был красив, но считал недостойным нравиться себе за эту красоту, хотя невольно гордился ею. Он мечтал о возможностях холодного, ясного ума, не замутненного «субъективными эмоциями». Он был бессердечен, он хотел быть бессердечным, и, наверное, даже не догадывался, насколько ему плохо. Он создал робота, воплотив в нем свою мечту об идеальном себе. Почти полного своего двойника... одиночество ли заставило его сотворить своего «клона», или неосознанная глубокая нелюбовь к себе-настоящему? Человек, отрицающий эмоции, пуст. Стремящийся перестать чувствовать - идет в тупик, страшный тупик, где не спасение от боли ждет его, а только ее отрицание, ложь самому себе. А по дороге он будет топтать других людей. Не со зла, а из равнодушия. Он даже может говорить себе, что в том тупике его ждет Цель, та самая «цель в жизни», которую так советуют иметь всем людям, и оправдывать этим себя. Этому человеку, бывает, встретится такая Таня, что попытается вдохнуть радость жизни в его существование. Наивно, страстно, от всей души. Отогреть, оживить, не для себя даже, а потому что... потому что пропадает же человек - умный, красивый, не подонок, в общем-то. Жизнь проходит, а он не чувствует ничего, а значит, зря проходит жизнь!.. Редко когда, правда, Тане удается такое. Но попытаться стоило. Обращаясь к «перчатке», маске, кукле - говорить с человеком. Стоило. А робот... а робот странный. Отличная мимика, прекрасный голосовой аппарат, сила, скорость и координация тонких движений, а вот с локомоцией явные проблемы. А еще странная реализация зрительной системы, иногда удивительно долгое время отклика на внешний раздражитель и какой-то невозможно ограниченный словарный запас, включающий слово «батюшка», но не понятие «заливной луг». То есть робот просчитывает такую сложную (и совершенно бесполезную) мимику, но не имеет в активе даже информации из СЭС. И с таким отсутствием знаний его хотят отправлять на Вегу ради того, чтобы он нашел там «братьев по разуму»? Хорошо же о нас подумают... Да многое странно. Как Таня не догадалась, когда ее тащили на руках с нечеловеческой скоростью, что дело нечисто (и как ее не стошнило, кстати)? Почему робота так спокойно отпустили «на люди», почему над ним нет никакого нормального контроля, я понимаю, конечно, что он «азимовский», но мало ли что там перемкнет... Зато многие моменты удивительно тонко схвачены. Не те, что задуманы ключевыми, правда, вроде воздевания над головой куклы: «Он такой же, как и я, только маленький и примитивный» - тут можно было бы поменьше пафоса, роботу он не идет. А, например, ласково-заговорщицкий взгляд Сергея Сергеевича на «влезшего в разговор» Роберта (ах, самолюбие), или «задание понял» из уст Геннадия, полное невыразимого чувства. А еще в фильме есть «живой и настоящий» Марсель Марсо. Это вам не хухры-мухры. И Пуговкин. Это тоже сильно украшает ленту. (Фюльгья)

comments powered by Disqus