на главную

МЕРТВЫЙ СЕЗОН (1968)
МЕРТВЫЙ СЕЗОН

МЕРТВЫЙ СЕЗОН (1968)
#10090

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 131 мин.
Производство: СССР
Режиссер: Савва Кулиш
Продюсер: -
Сценарий: Александр Шлепянов, Владимир Вайншток (в титрах - Владимир Владимиров)
Оператор: Александр Чечулин
Композитор: Андрей Волконский
Студия: Ленфильм

ПРИМЕЧАНИЯполная реставрация изображения и звука.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Донатас Банионис ... Ладейников
Ролан Быков ... Савушкин
Сергей Курилов ... Бочаров, генерал КГБ
Геннадий Юхтин ... Муравьев
Бруно Фрейндлих ... Валерий Петрович
Владимир Эренберг ... профессор Бом / Хасс
Юри Ярвет ... профессор О'Рейли
Леонхард Мерзин ... отец Мортимер
Антс Эскола ... Смит
Светлана Коркошко ... Эллис
Лаймонас Норейка ... полковник Николс
Эйнари Коппель ... Дрейтон
Маири Раус ... Гребан
Анда Зайце ... Катрин
Степан Крылов
Николай Засеев-Руденко
Александр Демьяненко ... озвучивание (Ладейников)
Армен Джигарханян ... озвучивание (отец Мортимер)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1490 mb
носитель: HDD1
видео: 712x432 AVC (MKV) 1145 kbps 25 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «МЕРТВЫЙ СЕЗОН» (1968)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Советский разведчик Ладейников узнает, что в одном из зарубежных научных институтов в небольшом курортном городке работает бывший военный преступник доктор Хасс, который во время войны проводил испытания химического оружия на пленных. Ладейников и знающий в лицо преступника актер Савушкин поселяются в городе, где работает Хасс... В основе сюжета подлинные факты. И хотя лента по жанру явно тяготеет к политическому памфлету с лихо закрученной детективной интригой, авторам удалось сказать о более важном - непонимании людьми друг друга, человеческом одиночестве и поисках выхода из него.

Разведчик Ладейников (Донатас Банионис) в "мертвый сезон" отправляется в маленький европейский курортный городок, где по агентурным данным в исследовательском институте работает избежавший правосудия нацистский преступник доктор Хасс (Владимир Эренберг). Ученый не только не раскаивается в содеянном им в военные годы, но и в мирное время продолжает испытывать на людях новое оружие массового поражения, разрушающее психику человека и превращающее его в безвольное существо. Ладейников должен найти и обезвредить Хасса. В этом ему поможет бывший заключенный лагеря, в котором свирепствовал Хасс, Савушкин (Ролан Быков), знающий химика в лицо. Но сделать это будет не просто, потому что западные спецслужбы, под защитой которых находится злой гений, не заинтересованы в рассекречивании Хасса и его тайн...

Очень популярный в свое время шпионский триллер, один из лучших отечественных на эту тему, рассказывает о наших разведчиках, разоблачивших деятельность одного из западных институтов, работавшего над созданием нового страшного оружия, разрушающего психику человека. Возглавлял этот НИИ врач-садист Хасс, бывший военный преступник. Об этом становится известно нашему разведчику Ладейникову. Говорят, что сюжет основан на реальных фактах, а герой - лицо не вымышленное. Черно-белый, в двух частях. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ВСЕСОЮЗНЫЙ КФ, 1970 (Минск)
Победитель: Первый приз в категории «Художественные фильмы».
МКФ ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКИХ ФИЛЬМОВ В СОФИИ, 1969
Победитель: Лучший режиссер (Савва Кулиш), Лучший актер (Донатас Банионис).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Сценарий был написан известным режиссером Владимиром Вайнштоком в содружестве с Александром Шлепяновым. Вайншток, поставивший до войны знаменитый фильм "Дети капитана Гранта", впоследствии взял себе псевдоним - Владимиров, под которым создал ряд сценариев и совместную советско-кубинскую картину "Всадник без головы". Материалы для фильма он получил непосредственно в КГБ.
Лучший советский фильм о деятельности советской разведки в послевоенное мирное время. Впрочем, мирным его можно было назвать весьма условно, поскольку "холодная война" шла полным ходом, а в том самом, 68-ом, ее вершиной стало подавление "Пражской весны". С достоверным изображением "запада", достойными противниками с обеих сторон и без капли совершенно излишней в этом жанре пропаганды.
Жестокие документальные кадры вивисекции узников появились на нашем экране в первый и последний раз. До перестройки разумеется, когда фильм без расчлененки был обречен на провал.
Прототипом главного героя, Ладейникова, стал советский разведчик Конон Молодый, возвратившийся на Родину за два года до съемок (он работал под псевдонимом Гордон Лонсдейл, из которого авторы создали для Ладейникова целых два - Лонгсфилд и Стэндейл). Правда, настоящая история Молодого не очень похожа на "разоблачение нациста". Тем не менее, и сам герой, и некоторые сцены вполне соответствуют исторической правде, например, знаменитая сцена обмена агентами. Она снималась самой первой (на одном из подмосковных шоссе). В этой сцене Ладейникова меняют на некоего полковника Николса. В этой роли снялся другой замечательный литовский актер, также вышедший из "Никто не хотел умирать" - Лаймонас Норейка (что, по словам Баниониса, стало потом предметом различных анекдотов на тему "как одного литовца на другого меняли").
Конона Молодого обменяли на Гревилла Винна, осужденного по делу Пеньковского (последний именно с ним контактировал); обмен проходил в сильнейшем нервном напряжении. Молодый вспоминает, что, увидев Винна, он вдруг почувствовал, что тот с трудом сдерживается, чтобы не побежать. А в этом случае сразу же началась бы стрельба с обеих сторон, и оба разведчика неминуемо погибли бы. К счастью, все обошлось. Но по возвращении Молодому пришлось пройти "чистилище", доказывать, что он не был перевербован. В картине он выступает как консультант - под псевдонимом Константин Панфилов.
Имя Конона Молодого в то время не упоминалось. Поэтому зрителям был представлен другой агент, имя которого уже обнародовали ранее. Это Рудольф Абель, разоблаченный в США и обмененный на пилота Френсиса Г. Пауэрса. Абель выступает в начале картины с кратким комментарием. Это дало зрителям неверное основание считать именно его прототипом Ладейникова. Впрочем, возможно, авторы взяли кое-что и от Абеля.
На роль Ладейникова пробовались Вячеслав Тихонов, Олег Видов (которому Вайншток потом дал главную роль в своем "Всаднике без головы") и другие известные актеры с "героико-романтической" внешностью. Тогдашний стереотип, заложенный в "Подвиге разведчика", требовал именно этого. Савва Кулиш, однако, видел другого героя: его выбор пал на Донатаса Баниониса. Это вызвало резкое возражение обоих сценаристов и директора картины. Внешность литовского актера, по их мнению, не соответствовала теме фильма, впрочем, что там разведчик, - Банионис вспоминает, с каким глубоким разочарованием его встретили в Одессе Рязанов с Брагинским, когда он прибыл для съемки эпизода в "Берегись автомобиля". А ведь там речь шла всего лишь о пасторе!
С огромным трудом (при участии Михаила Ромма, у которого учился Кулиш) Банионис все же был утвержден (а Шлепянов согласился вернуть свою фамилию в титры, которую он снял в знак протеста). Но, как говорится, враг не дремлет; уже в середине съемок противникам Баниониса удалось отстранить его от работы. Понадобилось уже вмешательство самого Молодого, чтобы все вернулось на круги своя (спорить с учреждением, где он работал, никто не решился). Дальнейшие события показали, что Кулиш был прав. Трудно сказать, что бы в таком фильме делал актер "героического" плана. Картина камерная, про идеологическую составляющую и говорить не приходится. Успех фильма был обеспечен хорошим сценарием и режиссурой, игрой Донатаса Баниониса и Ролана Быкова при удачном участии Владимира Эренберга в роли Хасса, Юри Ярвета в роли профессора О'Рейли и других актеров. В то время полнейшее отсутствие информации в этой сфере также подогревало интерес зрителей.
Сцена "разъезда" машин после "обмена" шпионами стала одной из самых сильных во всем мировом кинематографе
Цитата: Допрос захваченного агента - Кто с тобой работает? Кто еще с тобой работает?
Глиникский мост (нем. Glienicker Brucke) - знаменитый мост в Германии через реку Хафель, соединяющий Берлин и Потсдам. Из-за того, что мост по крайней мере трижды использовался советскими и американскими спецслужбами для обмена арестованными шпионами, в средствах массовой информации его прозвали «шпионским мостом». Первое такое мероприятие состоялось 10 февраля 1962 г., когда Советский Союз выдал Соединенным Штатам сбитого над Свердловском американского летчика Фрэнсиса Пауэрса в обмен на арестованного ФБР Рудольфа Абеля. 12 июня 1985 г. произошел обмен 23 арестованных на Востоке агентов ЦРУ на 4 агентов КГБ, арестованных на Западе. 11 февраля 1986 состоялся обмен диссидента Щаранского на советского разведчика.
Фильм снят на студии "Ленфильм" при обширном участии прибалтийских актеров, большинство из которых составляют эстонцы. В этом ничего странного нет, поскольку основная натура была снята именно в Эстонии. Всех прибалтийских актеров озвучили на студии Ленфильм такие актеры, как Александр Демьяненко (постоянный дублер Баниониса), Ефим Копелян (дублер Антса Эсколы), Павел Кашлаков (дублер Маири Рауса) и многие другие.
Бессильный аргумент Савушкина, когда он пытается отбиться от сотрудничества: "И, потом, это темное пиво - от него так болит печень!.."
Лидер проката (1969, 12 место) - 34.5 млн. зрителей.
В наши дни планировалось продолжение картины, но смерть Ролана Быкова, а за ним и Саввы Кулиша полностью перечеркнули эту возможность.

СЮЖЕТ

В аэропорту одной из европейских стран убит связной между доктором Хаасом и западногерманской разведкой. В кармане убитого обнаружена шифровка о закупке сырья для массового производства газа Эр-Эйч. Необходимо пояснить следующее: в одном из западных курортных городков под вывеской фармацевтического центра немецкий военный преступник доктор Хаас заканчивает работу над новым психо-химическим оружием - газом Эр-Эйч. Возможности газа таковы, что в малых дозах он стимулирует интеллектуальный потенциал человека, в больших - превращает его в радостного идиота и трудягу-робота. Делом Хааса занимается советский разведчик полковник Константин Тимофеевич Ладейников. Основная сложность в том, что Ладейников попал в поле зрения спецслужб, но разведчик просит разрешения у своего руководства остаться в стране и продолжить работу. Но у Ладейникова нет портрета Хааса. Необходим человек, способный его опознать. Руководство КГБ обращается к актеру детского театра, отца двоих детей Ивану Павловичу Савушкину с просьбой составить портрет Хааса. В 1944 году Савушкин бежал из фашистского концлагеря, где Хаас проводил свои смертельные эксперименты, превращая людей в лишенных смысла животных. Со временем Савушкин понимает, как много зависит от него в операции с Хаасом и соглашается отправиться на помощь Ладейникову. К тому же он прекрасно знает немецкий язык.

Один из лучших, наряду с "Семнадцатью мгновениями весны" и "Ошибкой резидента", советских фильмов "про шпионов". Здесь благородные сотрудники разведки и КГБ отыскивают в Западной Германии и обезвреживают нацистского ученого, занимающегося разработкой биологического оружия, которое, в полном согласии с доведенными до логического безумия идеями Ницше о сверхчеловеке, позволит изменить генетический код человечества с тем, чтобы элитная каста чувствовала себя в полной безопасности, а каста рабов была счастлива просто так - потому что солнышко с утра встало и травка зеленеет. Дело происходит в начале или середине 60-х, то есть еще до "пражской весны", и импозантный резидент советской разведки Ладейников в исполнении Донатаса Баниониса, действительно, выглядит достойным конкурентом Джеймса Бонда, о похождениях которого мы в те годы, правда, только слышали, но своими глазами не видели. Волею судьбы (точнее сценаристов) напарником Ладейникова может стать и становится, несмотря на свое активное нежелание, темпераментный актер московского ТЮЗа, исполняющий роль Робинзона Крузо и подрабатывающий по праздникам Дедом Морозом (Ролан Быков). Причина - в том, что он единственный дееспособный свидетель, знающий чудовище в белом халате в лицо. Драма, собственно, в том, что ради спасения непрофессионала профессионал, да еще какой - резидент разведки! - должен подставиться спецслужбам (конечно, после выполнения миссии, то есть после изъятия у бывшего нациста портфеля с документами научных разработок и физического уничтожения самого ученого). Портфель и актер, действительно, благополучно переправляются в Восточную Германию, а Ладейников отправляется на четверть века за решетку. В эпилоге фильма его обменивают на западного шпиона, "завалившегося" у нас, - и эта сцена обмена, несмотря на то, что фильм снят более тридцати лет назад, остается и сегодня абсолютно достоверной психологически и входит во все киноэнциклопедии. Все остальное - крепкий, высокопрофессиональный патриотический шпионский детектив, смотреть который - одно удовольствие, если, конечно, закрыть глаза на очевидную заидеологизированность и некую совковую сладковатость: это КГБ-то у нас было такое интеллигентное, доброжелательное к собственному населению и за границей если кого убирало - так только нацистских преступников!.. Впрочем, нынешние спецслужбы вряд ли лучше прежних, да и где вообще они гуманны? (Виктор Распопин)

«Меня интересует Утопия как духовное пространство», - сказал Кулиш. Вся либеральная интеллигенция 60-х бессознательно искала эту свою Утопию как спасение от Системы. И находила. Ею становилась сама идеология шестидесятничества. Но никто не осознавал ее как очередную Утопию. Не осознавали и спустя много лет. Когда существуешь в ситуации борьбы, тут уж не до саморефлексии. Кулиш отказался от борьбы с системой изначально. Если и есть в его фильмах социальные конфликты, то они скорее заложены в фабулу, нежели воплощены в сюжете. Так было уже в первом и, наверное, самом знаменитом фильме Кулиша «Мертвый сезон». Советский человек впервые здесь вышел на рандеву с враждебной средой. В предшествующих фильмах о разведчиках герой, как правило, не покидал того мифомира, который его породил. Жизнь, которая разворачивалась на экране, до боли напоминала нашу (как ее было принято изображать), но с обратным знаком. В «Мертвом сезоне» все мифы впервые были сознательно разрушены. Чужое пространство, в котором существует герой - есть воистину чужое пространство. Здесь он чувствует себя не Разведчиком - доблестным солдатом невидимого фронта, а шпионом - с ним всегда подсознательное чувство вины, за его спиной страх. В мире, где нет мифов, человек беззащитен. Этот фильм, созданный в самом конце 60-х выразил на метафизическом уровне ощущение страха, разлитое в воздухе тех лет. Страха новой стабильности. Нам показан лучший из миров, застрахованный от любых бед - тихий городок, счастливый «филиал» больших капиталистических мегаполисов. Этот идеальный, замкнутый мир саморегулируется, а значит провал Чужого в нем неизбежен. Как все шестидесятники, Кулиш стремился к реальности - подлинной, невыдуманной, настоящей, освобожденной от догм. От Мифа - к безне, к пустоте, к потере себя - трагический путь героев экзистенциального советского кино конца 60-х: «Долгая счастливая жизнь», «Короткие встречи», «Никогда», «Три дня Виктора Чернышева»... Но то были картины - заведомо интеллектуальные, элитарные, «Мертвый сезон» же - фильм зрительский, массовый. Что ж, эффект был еще более сильным: распад мифа порождал эсхатологический страх, проникавший во все поры советского общества. 60-е позади, из мира уходит энергия. Мертвый сезон. (Александр Шпагин)

За свою карьеру С. Кулиш (1936-2001) поставил не так уж много фильмов («Комитет 19», «Взлет», «Сказки старого Арбата», «Трагедия в стиле рок», «Железный занавес»). И ни один из них не смог превзойти успеха его дебюта – шпионской драмы «Мертвый сезон». В этой черно-белой картине, снятой в модной тогда манере "cinema-verite", Донатас Банионис («Солярис», «Гойя») сыграл резидента советской разведки, пытающегося выйти на след нацистского преступника в одной из западных стран. Сыграл по-своему достоверно, без патетики и сентиментальности. Ключевым в фильме стал эпизод обмена матерых резидентов на границе «двух миров». Шагая навстречу, двое сильных «харизматичных» мужчин лишь несколько секунд глядят друг другу в глаза. Однако этих секунд вполне достаточно, чтобы «прочесть» одинаковость судеб профессионалов своего дела... И все-таки при всей «документальности» «Мертвый сезон» сейчас воспринимается, скорее, романтической историей, напоминающей знаменитую песню Б. Окуджавы о комиссарах в пыльных шлемах... (А. Федоров)

Уже само появление этого фильма в советском прокате - одна большая загадка. Хотя сегодня пишут, что пробивался к экрану он с большим трудом, и помогли ему в этом как раз прототипы главного героя. Но это детали. А главное - поразительное мастерство режиссера, актерского состава (Банионис, Быков, Юри Ярвет и др.), сумевших поставить одну из лучших шпионских драм эпохи «холодной войны», по своему художественному уровню не уступающую, а то и превосходящую западные аналоги типа «Похороны в Берлине», «Шпион, пришедший с холода», «Меморандум Квиллера», «Змей» и тд. Захватывающий сюжет, остроумные диалоги, блистательная операторская работа, кадры, ставшие уже классическими - как, например, обмен шпионами на мосту, драка, снятая удивительно реалистично, когда в кадре не два супермена, а два смертельно уставших противника, возвращение главного героя на родину. Вызывает восхищение игра Баниониса, бесспорно, одного из крупнейших актеров советского кинематографа. Эти мешки под глазами, эта вечная усталость, эта грустная улыбка. (Би Би Кинг)

comments powered by Disqus