на главную

СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ (1960)
DOLCE VITA, LA

СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ (1960)
#10120

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 176 мин.
Производство: Италия | Франция
Режиссер: Federico Fellini
Продюсер: Giuseppe Amato, Angelo Rizzoli
Сценарий: Federico Fellini, Ennio Flaiano, Tullio Pinelli, Brunello Rondi, Pier Paolo Pasolini
Оператор: Otello Martelli
Композитор: Nino Rota
Студия: Riama Film, Pathe Consortium Cinema, Gray-Film

ПРИМЕЧАНИЯчетыре звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый двухголосый перевод (SomeWax); 2-я - проф. закадровый двухголосый (R5); 3-я - проф. закадровый многоголосый (ГТРК "Культура"); 4-я - оригинальная (It) + рус. и англ. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Marcello Mastroianni ... Marcello Rubini
Anita Ekberg ... Sylvia
Anouk Aimee ... Maddalena
Yvonne Furneaux ... Emma
Magali Noel ... Fanny
Alain Cuny ... Steiner
Annibale Ninchi ... Il padre di Marcello
Walter Santesso ... Paparazzo
Valeria Ciangottini ... Paola
Riccardo Garrone ... Riccardo
Ida Galli ... Debuttante dell'anno
Audrey McDonald ... Jane
Polidor ... Pagliaccio
Alain Dijon ... Frankie Stout
Enzo Cerusico ... Fotografo
Giulio Paradisi ... Fotografo
Enzo Doria ... Fotografo
Enrico Glori ... Ammiratore di Nadia
Adriana Moneta ... Ninni
Massimo Busetti ... Bimbo del miracolo
Mino Doro ... Amante di Nadia
Giulio Girola ... Commissario di polizia
Laura Betti ... Laura
Nico ... Nico / Herself
Carlo Musto ... Travestito
Lex Barker ... Robert - marito di Sylvia
Jacques Sernas ... Il divo
Nadia Gray ... Nadia
Adriano Celentano ... Himself
Oretta Fiume ... Lisa

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4474 mb
носитель: HDD1
видео: 1280x548 AVC (MKV) 2788 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, It
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ» (1960)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Конец 1950-х годов - расцвет Италии. Герой фильма - журналист Марчелло - вращается в высшем свете. Когда-то Марчелло мечтал написать великий роман и прославиться. Теперь он разменял себя на десятки и сотни грошовых статеек в модных журналах. Он сам стал модным, его любит богема и женщины, он свой в кругу тех, кем принято восхищаться и боготворить. Трудно понять, нравится ли ему эта «сладкая жизнь», или ему просто трудно от нее отказаться.

Шедевр Федерико Феллини, 40 лет назад вызвавший небывалый скандал и гонения со стороны церкви. Журналист Марчелло Рубини (Марчелло Мастрояни) погружен в «сладкую», развратную и изнеженную жизнь Вечного города. Он оказывается невольным преемником Вергилия, проходящим круги современного ада и наблюдающим «божественную комедию» Рима конца 1950-х годов. Женщины, как тени, сменяют друг друга, не задевая чувств Марчелло, и даже явление американской кинодивы Сильвии (Анита Экберг), самого воплощения сексуальности и порока, не выводит его из ступора. Внезапное самоубийство Штайнера (Ален Кюни), друга Рубини, пришедшего к мысли о бессмысленности существования, приводит к катарсису, но надолго ли?..

Один из зтапных фильмов мирового кино. Журналист Марчелло - наблюдатель и участник всех эпизодов жизни итальянской элиты конца 50-х годов. Многие режиссерские находки Феллини растиражированы другими режиссерами. Лирика и сатира, символичность и необычность композиции отмечают этот фильм, который обязательно надо посмотреть. (Иванов М.)

Несостоявшийся писатель Марчело работает репортером в газете. Он наблюдатель и участник всех заметных событий общественной жизни великого города Рима на рубеже 50-60-х годов ХХ века. Вдумчивый, циничный и увлекающийся Марчело легко "плывет" по течению "сладкой жизни". После многих лет фашистской диктатуры и послевоенной нищеты итальянское общество переживает бум "экономического чуда", и стремление к удовольствиям становится знамением времени. Контрастность и фантасмогаричность, присущие новой итальянской "дольче вита", остро прочувствовал и ярко передал в своей гениальной картине Фередерико Филлини, и Марчелло в этой трагикомической кинофреске не просто герой-наблюдатель, но и своеобразное лирическое альтер эго автора фильма. И сегодня картина "Сладкая жизнь" смотрится удивительно современно, одновременно являясь признанной классикой итальянского и мирового кино.

Над вечным городом плыл в небе деревянный раскрашенный Иисус, скользя невидящим взглядом по виллам, где кутили аристократы середины ХХ века, по римским фонтанам, где плескались белокурые мадонны, по соборам, где молились блудницы, прикрыв кружевами пышные плечи. Безгласный и недвижный Бог парил над пьяццами и виа, где выклевывали ужас из зрачков жертв хищные папарацци, где слонялся светский хроникер Марчелло, бледный, как смерть на рассвете, где стреляли в себя люди, переставшие ощущать вкус этой сладкой жизни. Что бесстрастному истукану в вышине до страстей и растрат тех, кто лениво развлекает свои тела и сушит души в земных садах, до их изжоги? Мир причудливо рассветает по соседству. Феллини, снявший этот строгий и ясный фильм бессонных ночей, заставляет верить в него.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1962
Победитель: Лучшая работа костюмера (ч/б фильмы) (Пьеро Герарди).
Номинации: Лучший режиссер (Федерико Феллини), Лучший оригинальный сценарий (Федерико Феллини, Туллио Пинелли, Эннио Флайяно, Брунелло Ронди), Лучшая работа художника (ч/б фильмы) (Пьеро Герарди).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1961
Номинации: Лучший фильм (Федерико Феллини; Италия / Франция).
КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1960
Победитель: Золотая пальмовая ветвь (Федерико Феллини).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 1960
Победитель: Лучший режиссер (Федерико Феллини).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1961
Победитель: Лучший оригинальный сюжет (Федерико Феллини, Туллио Пинелли, Эннио Флайяно), Лучший актер (Марчелло Мастрояни), Лучшая работа художника (Пьеро Герарди).
Номинации: Лучший режиссер (Федерико Феллини), Лучший сценарий (Федерико Феллини, Туллио Пинелли, Эннио Флайяно, Брунелло Ронди), Лучшая музыка (Нино Рота), Лучшая мужская роль второго плана (Аннибале Нинки), Лучший продюсер (Анджело Риццоли, Джузеппе Амато).
ГРЭММИ, 1962
Номинация: Лучший саундтрек (Нино Рота).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 1961
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Италия).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1961
Победитель: Топ зарубежных фильмов.
ВСЕГО 9 НАГРАД И 12 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

На главную роль продюсеры активно навязывали, известного американского актера Пола Ньюмена, но Феллини, не мог пригласить на эту роль артиста с международной известностью. Поэтому он и сказал Мастрояни: «Ты нужен мне, потому что у тебя обычное, ничем не примечательное лицо». Это объяснение повергло в шок Марчелло, но тем не менее, пораженный отказом от Ньюмена, а так же зарисовкой сделанной режиссером о герое Марчелло в сценарии он согласился.
Фильм также примечателен участием будущих знаменитостей - Адриано Челентано и Нико.
"Я отдаю себе отчет в том, что «Сладкая жизнь» стала явлением, вышедшим за рамки самого фильма, с точки зрения нравов, возможно также благодаря кое-каким новшествам, но главным образом, из-за моей бесстыдной жажды рассказывать… Это было фантастическое, необыкновенное путешествие… И, в сущности, несмотря ни на что, было самой таинственной сладостью жизни". - Федерико Феллини
Фильм стал вершиной творчества Федерико Феллини. Его следует рассматривать как философскую притчу об итальянском обществе, переживающем «экономическое чудо» после нескольких лет нищеты. Феллини, прежде всего, хотел показать, как беспечна, пуста, бессмысленна жизнь, в которой царят одиночество, отчуждение, разобщение людей. Картина оказала значительное влияние на кинематографистов всего мира. В этом фильме превосходную актерскую игру показал Марчелло Мастроянни, после чего у него с Федерико Феллини складывается на всю жизнь дружба и сотрудничество.
"Рим в «Сладкой жизни» - это мой «внутренний» город, и название фильма не таит в себе никаких моралистических намерений или критических поползновений. Я только хотел сказать, что, несмотря ни на что, у жизни есть своя глубокая, необоримая сладость. Питательной почвой для фильма, для создания его зрительного ряда, явилась та жизнь, которую нам показывают иллюстрированные журналы - такие, как «Эуропео», «Оджи» - бесконечные фото приемов и празднеств, само их полиграфическое оформление, претендующего на своего рода эстетику. Иллюстрированные журналы явились зыбким отражением общества, которое непрерывно себя прославляет, собой любуется, само себя хвалит и награждает. - Федерико Феллини
Структура фильма. Как правило, фильм интерпретируют как мозаику из семи основных эпизодов (схема предложена журналистом Марчелло Рубини): 1. Эпизод с Мадаленой; 2. Долгая ночь с Сильвией; 3. Отношения со Штайнером (эпизод состоит из трех частей: в церкви; вечеринка в доме Штайнеров; самоубийство Штайнера); 4. «Явление Мадонны детям»; 5. Визит отца Марчелло; 6. Вечеринка в замке; 7. Сцена на пляже. В эпизоды вклиниваются сцены встречи Марчелло с Паолой, юной неиспорченной девушкой с ангельским лицом. Сцены эти идут сразу после пролога (статуя Христа над Римом) и эпилога (сцена на пляже с рыбой), что придает фильму новаторскую структуру символичной симметрии. Можно провести аналогии: семь смертных грехов, семь таинств, семь дней творения. Некоторые критики (например, Питер Бонданелла) утверждают, что данный подход неверен и непредубежденному человеку сложно будет подогнать последовательность эпизодов под строго нумерологичекую основу.
В год выпуска фильма в прокат Католическая церковь восприняла соответствующий эпизод как пародию на идею Второго пришествия Христа; эта сцена и весь фильм в целом были осуждены газетным органом Ватикана «L'Osservatore Romano» в 1960 году. В Испании в 1975 году этот фильм был вообще запрещен к показу вплоть до смерти Франко в 1975 году.
"Когда я с моими помощниками предпринял попытку создать историю, которая обобщала бы и показывала противоречия, неуверенность, усталость, абсурдность, неестественность определенного образа жизни, то, словно слыша потусторонний голос, стал повторять себе: нет, не надо заботиться о создании повествования, этот фильм не должен представлять собой сюжетную историю. Поступим лучше так: сложим вместе весь собранный материал, поговорим откровенно, поделимся мыслями, вспомним о том, что мы читали в газетах, в комиксах. Положим все наши заметки, все документы на стол в самом хаотическом виде." - Федерико Феллини
Персонаж фильма Папараццо (итал. назойливый, особенно пищащий комар), был задуман режиссером как докучливый и особо пронырливый фотограф. Феллини рассказывал, что это имя он позаимствовал от одного из своих школьных друзей, которого называли Папараццо за то, он очень быстро разговаривал. С выходом на экран кинофильма «Сладкая жизнь», это слово прижилось во многих языках приобретя множественное число и стало звучать "папарацци", оно ассоциируется с фотографами которые без разрешения вторгаются в частную жизнь знаменитостей, фотографируя их и продавая снимки «желтой прессе».
Премьера: 3 февраля 1960 года.
Слоганы: «The Sweet Life»; «The world's most talked about movie today!»; «The Roman Scandals - Bound to shock with its truth!».
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «105 лучших фильмов мирового кино» (снятых не на английском языке) по версии журнала Empire; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire; «100 фильмов двадцатого века, которые вы должны посмотреть» по мнению кинокритика Леонарда Малтина; «100 лучших фильмов» по версии журнала Cahiers du cinema; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс; «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензия Роджера Эберта (англ.) - http://rogerebert.com/reviews/great-movie-la-dolce-vita-1960.
Другие рецензии (англ.): http://guardian.co.uk/film/2009/jul/24/worst-best-films-ever-made; http://bbc.co.uk/films/2004/12/06/la_dolce_vita_2004_review.shtml; http://sfgate.com/movies/article/Fellini-s-bittersweet-masterpiece-grows-more-2733664.php; http://villagevoice.com/2004-07-13/film/sweet-smell-of-excess-fellini-s-ethical-society-reporting/1/; http://dvdinfatuation.com/2012/02/534-la-dolce-vita-1960.html; http://bobafett1138.blogspot.com/2011/10/la-dolce-vita-1960-directed-by-federico.html.
Официальная страничка фильма: http://viipillars.com/ladolcevita/.
Интервью с Федерико Феллини и Марчелло Мастроянни - http://studia28.livejournal.com/11321.html.

СЮЖЕТ

Действие происходит в Риме в 1950-х годах. Популярный писатель и журналист Марчелло вращается в светских кругах, он популярен, обласкан аристократией и богемой, он желанный гость на всех вечеринках, однако что-то его тревожит. В его жизни есть Эмма (Ивонн Ферно), не принадлежащая к богеме, которая, боготворит его и мечтает о традиционном браке, все ее мысли сосредоточены на любимом, однако именно ее ограниченность и отталкивает от нее Марчелло, который сам не знает, чего хочет: сегодня он изменяет Эмме с Мадаленой (Анук Эме), завтра с американской кинозвездой Сильвией. Кажется, он действительно влюбляется в этих женщин, однако утром их чары рассеиваются, и главный герой снова не понимает, куда и зачем он идет. Он то вдохновляется буржуазным очарованием семьи Штайнеров, то все готов сделать для своего отца, которого почти не видит. Когда Эмма пытается покончить с собой, он, кажется, понимает, что любит ее и нуждается в ней, но на следующий же день ввязывается в очередное любовное приключение. После ужасного самоубийства талантливого, боящегося жизни и своей незначительности Штайнера (он убил и своих любимых детей), который убеждает Марчелло обратиться к творчеству, так же возникает бунт против окружающего Марчелло, надежда на катарсис, но опять лишь ненадолго. Дважды в фильме появляется девочка с ангельским профилем, официантка прибрежного ресторана, простая, наивная и никак не связанная привычным Марчелло образом жизни. Короткие случайные встречи с ней как бы призывают его к чему-то, зовут прочь из порочного круга праздности и роскоши, но молодой журналист не может (или не хочет) покинуть его. В последнем кадре на берегу моря после несостоявшегося катарсиса, отделенный от девочки заливом, он силится услышать в шуме волн, что она кричит, пытается донести до него, но тщетно.

Связь картин «Сладкая жизнь» и «Восемь с половиной». Кинокритик Валерий Босенко говорит о том, что эти два культовых фильма Феллини можно объединить в своеобразную дилогию. И действительно, оба фильма - это истории о мужчинах, переживающих творческий кризис, оба запутались во лжи, оба ищут и не могут определиться. Только первый, Марчелло, писатель, обращен вовне, он ищет спасения в женщинах, отношениях с отцом, в буржуазном быте друга Штайнера, второй же, Гвидо, в поисках идей для сценария нового фильма обращен внутрь себя, мы видим его детские воспоминания, его комплексы и фантазии. Оба героя в результате не доводят дело до конца. Первый не дописал книгу, второй не доснял фильм, однако настроение двух картин совершенно разное. «Вы могли бы все бросить и начать с нуля? Выбрать что-то одно, только одно, и отдаться ему целиком, так, чтобы оно стало целью всей вашей жизни, включило в себя все, было бы всем, оттого что ваша преданность подарит ему бессмертие?», - спрашивает Гвидо, (однако тот же вопрос задает себе и Марчелло), и сам же отвечает на свой вопрос: «Не получится». «Он хочет все и сразу, не может выбрать что-то одно. Каждый день меняет решение, потому что боится упустить что-то единственно верное.» «La Dolce Vita», так оптимистично начинающаяся, демонстрирующая действительно красивую жизнь римской богемы, заканчивается трагедией главного героя: Паола «красивая, юная, но в то же время мудрая. Дитя, и вместе с тем уже женщина, искренняя и блестящая, она без сомнения должна его спасти», - Гвидо описывает героиню своего будущего фильма в диалоге с прелестной Клаудией, однако это описание, без сомнения можно отнести и к Паоле, это своеобразная отложенная расшифровка режиссером своего послания. «Она может дать ему новую жизнь, но он отталкивает ее», «потому что не верит в новую жизнь» или «потому что не умеет любить», - так описывает этот эпизод Феллини в снятом тремя годами позже фильме «Восемь с половиной». Марчелло просто не в силах сделать какой бы то ни было выбор, он завяз в череде бессмысленных романов и встреч. Финальный кадр: «Конец» с припиской мелкими буквами «сладкой жизни» ставит точку в судьбе Марчелло, да и всей итальянской золотой молодежи 50-х. А главный герой «8?», Гвидо, несмотря на то, что сам не верит, что сможет освободиться, сознательно отказывается продолжать работу над бесперспективной картиной. «Чему он может научить незнакомых, когда он не может сказать элементарную правду даже своим близким?» Он «научился молчанию» (так Феллини определяет единственное, чего мы в праве требовать от художника). Он принимает решение попытаться восстановить брак с Луизой (Анук Эме). Конец этого тягучего, сумрачного и тревожного фильма театрально-оптимистичен.

Современная фреска с элементами сатиры. Эта картина вызвала бурный скандал в Италии в момент своего выхода на экран в начале февраля 1960 года, подвергалась гонениям со стороны цензуры и католической церкви. Ажиотаж вокруг фильма был связан, в основном, с разными домыслами и распаленным воображением самих зрителей, для кого уже одно название «Сладкая жизнь» сулило зрелище, которое непременно должно было смущать ханжеские умы. А Федерико Феллини, пожалуй, вкладывал в заголовок иронический смысл, отнюдь не собираясь поражать толпы в кинотеатрах сценами из греховного времяпрепровождения элиты нового Рима. Хотя эпизоды с пышногрудой шведкой Анитой Экберг, которая взбиралась по лестнице собора святого Петра или купалась ночью в фонтане Треви, конечно, были рассчитаны на определенный эпатаж. Но данную ленту все-таки следует рассматривать как современную философскую фреску об итальянском обществе, которое переживало в самом конце 50-х «экономическое чудо» после нескольких лет нищеты, явно стабилизировалось, приобретая все черты типичного «общества потребления». Феллини хотел, прежде всего, показать, как беспечна, пуста и бессмысленна жизнь, в которой царят одиночество, отчуждение и разобщение людей. И, по сути, его «Сладкая жизнь» перекликается с тогдашними работами Микеланджело Антониони, более признанного в мире именно в качестве «певца некоммуникабельности» (интересно, что оба сошлись в творческом поединке на Каннском фестивале 1960 года, где Федерико Феллини получил главную премию, а вот антониониевское «Приключение» удостоилось специального приза за новаторские открытия в кино). Правда, Феллини решает эту тему отнюдь не в жанре холодных интеллектуальных драм. Его главного героя, репортера Марчелло, можно уподобить Данте или Вергилию, поскольку этот персонаж проходит все круги современного ада, наблюдая «божественную комедию» Рима на рубеже 50-60-х годов XX века. А одной из ключевых фигур фильма является трагический образ профессора Штейнера, который осознал безвыходность, тупиковость дальнейшего развития общества и цивилизации, взявшись самостоятельно исполнить роль Высшего Судии или Божественного Провидения. При внешней своей простоте и ясности «Сладкая жизнь» впервые поразила барочностью режиссерского видения, сложностью композиции, символичностью пролога и поэтического финала - одной из утонченных и необъяснимо волнующих лирических сцен в истории мирового кино. Лента, которая выдвигалась на соискание «Оскара» за сценарий и режиссуру (в последней номинации премия досталась постановщикам «Вестсайдской истории»), но получила лишь за поражающие воображение костюмы Пьеро Герарди, практически сразу превратилась не только в ключевую, этапную работу, оказав значительное влияние на постановщиков разных стран и явно отозвавшись спустя двадцать лет в «Террасе» Этторе Сколы, соотечественника Федерико Феллини. Но как бы уже помимо своих бесспорных художественных достоинств, La dolce vita стала одним из самых знаменитых произведений кинематографа, чье название зачастую даже не переводится на другие языки и вообще вошло в обиход. (Сергей Кудрявцев)

Со временем стало даже модно обвинять членов жюри Каннского МКФ 1960-го года в недальновидности, поскольку Гран-при тогда вручили «Сладкой жизни», производившей впечатление жгуче злободневной, а не новаторскому «Приключению» Антониони, кардинально изменившему представления о киноязыке. Но «конфликт» двух великих режиссеров кажется несколько надуманным, так как и Феллини, и впервые снискавший признание его коллега и соотечественник говорили об одном - пусть по-разному. И, безусловно, оба произведения стали, по выражению маэстро, «явлением, вышедшим за рамки просто фильма», несмотря на бесчисленные собственно кинематографические новации, в первую очередь - в области кинодраматургии (это получит глубокое развитие в исповеди «8 1/2»). Феллини, по существу, вскрывает ту же некоммуникабельность, разобщенность, начавшую преобладать в обществе. Рубини-Вергилий даже не подозревает, все глубже погружаясь в манящую преисподнюю, что знакомит с ней Данте - и автора, и зрителя, все-таки со стороны, отчужденно, как у Брехта, наблюдающих за причудами «загнивающей буржуазии». Эта фраза (как и заглавное словосочетание, у Леонида Гайдая звучащее уже иронически), слишком быстро превращенная в речевой штамп, обретает подлинный, исконный смысл, обозначая процесс неизбежного движения общества непосредственно в пропасть - процесс, запечатленный хроникально и во всех нюансах. Однако режиссер не случайно делал оговорку в том духе, что сам отдался тогда (не только на съемках) ощущению «таинственной сладости жизни». И отождествление с Марчелло (не случайно именно Мастрояни исполнит роль «альтер-эго» кинематографиста в «8 1/2»), чьи притупляющиеся способности к здравомыслию, рефлексии и критическому восприятию действительности пока, к счастью, не атрофировались, в исторической перспективе видится все же не наименее предпочтительным. Во всяком случае - предпочтительнее, нежели проникнуться крайне пессимистичным, трагическим миросозерцанием профессора Штайнера, предчувствующего надвигающийся апокалипсис (воспринимаемый автором не без скепсиса, на что указывает пролог со статуей Иисуса Христа, парящей над Римом, - невольная пародия на Второе пришествие) и потому решающегося на крайний шаг. Сам Феллини не избежит искушения - и спустя десятилетие создаст безотрадный «Сатирикон», где «сладость» сменит горечь, а, допустим, изумительно легкая, эпатирующая ханжей и пуритан эротика в сценах с сексапильной Анитой Экберг уступит место эпизодам бесчувственных и жестоких оргий. «Сладкая жизнь» воистину неотъемлема от периода «экономического бума», оказавшись философско-художественным свидетельством, фотографией (точнее, фотомонтажом или даже коллажем, хотя чаще употребляется термин «фреска», подчеркивающий свободную, почти новеллистическую композицию, вольный полет мысли художника) эпохи, оставаясь работой по-настоящему живой, неподвластной старению, по-прежнему покоряя сладостью, которую тонкий привкус горького уберегает от слащавости. (Евгений Нефедов)

«Ваша беда в том, что у вас слишком много денег». «Сладкая жизнь» - философская притча об итальянском обществе, переживающем «экономическое чудо» после нескольких лет нищеты. Пресса, буржуазия, аристократия, интеллигенция, богема - объединив скопом данные людские направления «высшего света», мы получим беспечную, и пустую жизнь, в которой царит одиночество, отчуждение, разобщение людей. Такая жизнь сладка для них, но смешна, а где-то, если честно, даже и завистлива нам. Марчелло Рубини - образ разменявшего свой талант на дешевые сенсации журналиста. Марчелло усыпил свою совесть. Он полон амбиций, готов прибегнуть к любым средствам во имя достижения своих целей. Марчелло выглядит нервным и беспокойным. У его физиономии двусмысленное и хитрое выражение. Феллини попросил Мастроянни перед съемками сбросить десять килограмм веса. Мастроянни пририсовали черные брови, припудрили лицо желтоватой пудрой, надели черный костюм и галстук. Все эти ухищрения придают герою расплывчато-болезненный облик. И ведь не только внешний вид говорит об этом. Марчелло часто смешивается с толпой. Сливаясь с элитой Рубини, становится одним из силуэтов общего фона бездушности, которую олицетворяет совокупность этих людей. Во многом «Сладкая жизнь» приобрела утонченную художественность благодаря изысканному и сексапильному главному герою - Марчелло, в глубоком исполнении Марчелло Мастроянни. Он настолько грациозен и харизматичен в этой роли, что не дает зрителю упустить из виду буквально каждое затягивание сигареты, что, кстати, делает он с особым изяществом, почти как, Лиам Нисон в «Списке Шиндлера». Его томный взгляд, всегда ухоженные волосы, темные очки и напряженная походка в очередной раз придали ему образ созерцателя, который молниеносно проносится сквозь высшее общество, в конце становясь лишь пешкой. Воздушная, слегка игривая музыка Нино Рота удваивает впечатление, которое стремился донести до зрителей Феллини. Феллини сказал своему любимому композитору, что в изобразительном плане фильма есть нечто барочное, «византийское». И музыкальная тема должна порождать представление о богатом и в то же время жалком, медленно бредущем караване или же о пышном и в то же время нищем, качающемся на волнах корабле. И ведь верно, это и есть посыл некого подтрунивания над «сливками общества». Феллини насмехается над людьми «одного дня» постоянно жаждущими света софитов и огней рамп, блеска, к которому они привыкли и с которым будет очень сложно расстаться. «Сливки общества» привыкли всего-навсего привыкли ублажать себя дорогой выпивкой, кабаре, беспорядочными связями и прочей дурью. И Феллини насмехается над этим своеобразно: фильм выглядит очень милым, нежным, ярким. Как верно подметил режиссер Пьер Паоло Пазолини: «Во всем фильме нет ни одного персонажа, который был бы печален или достоин сочувствия; все красивы, все милы, даже если жребий брошен; у каждого хватает энергии и сил удержаться в жизни, даже если слышится тяжелая поступь смерти. Я никогда еще не видел фильма, где все персонажи были бы так пронизаны радостью бытия. Даже катастрофические, трагедийные моменты представлены сочно, полнокровно, как зрелища, а не как проблемы». Вот он - сарказм Феллини. Амбициозные люди, стремящиеся взойти на звездный пьедестал и вкусить кусок сладкого пирога той жизни быстро разочаровываются. Ну, или очень быстро им это надоедает, ведь превратившись в пустых существ, они жаждут чего-то еще, не понимая, что довольствоваться можно и этим положением. На это есть лишь единственное объяснение - деньги. Деньги, которые способны испортить любого человека. Вспомним, к примеру, Диккенса, где он размышляет о своем детстве, когда он, будучи еще совсем мальчишкой, любил подолгу засматриваться на витрину магазина, где были разложены множества конфет разнообразных форм и начинок. Мальчик с упоением приходил каждый день и смотрел, как их разбирают счастливые родители с детьми. Сейчас же, когда он стал великим писателем и может позволить выкупить весь этот магазин - пропало то ощущение. Теперь же он чувствует какое-то опустошение. Поэтому Феллини централизует и акцентирует свое внимание именно на деньгах. С самого начала Марчелло произносит фразу, которую я с удовольствием воздвиг эпиграфом данного отзыва. У Чехова есть так же великолепный рассказ «Попрыгунья», отдаленно напоминающий подтекст «Сладкой жизни». Композиция фильма - толстый глянцевый журнал. В этом меня убеждает то, что произведение представляет собой цепь новелл. Однако журнал черно-белый, т. к. Феллини скрывает под ним глубокую мысль, он анализирует по мере продолжительности фильма все бездушие «высшего общества» - в этом-то, как раз, и помогает Феллини черно-белая стилистика. А одна из последних сцен, где Надя, после успешного развода с пресловутым мужем устраивает стриптиз на глазах у сомнительного содержания компании вообще похожа на массовые эпизоды из фильма «Уродцы» (1932), где Браунинг демонстрирует нам «шоу уродов». И пусть с внешностью у «уродов» Феллини все нормально, но морально и нравственно они уже давно деградировали, превратившись в монстров. «Сладкая жизнь» - произведение мастера явилось целой вехой итальянской жизни. Критики будут называть ее краеугольным камнем культуры и художественного воображения ХХ века. Но, после выхода на экраны фильм вызвал большой скандал, подвергся гонениям со стороны цензуры, церкви. В Федерико даже плевали. В соборах проповедники призывали помолиться за «спасение души публично согрешившего Федерико Феллини». Некоторые предлагали сжечь негативы, отнять у режиссера заграничный паспорт. Но, мы над ними только злорадно посмеемся, т. к. «Сладкая жизнь» пользовалась грандиозным зрительским успехом. Мало того он собрал богатый урожай призов. Шедевр Феллини оказал значительное влияние на режиссеров разных стран. «Сладкая жизнь» - удивительно гармоничное вневременное произведение искусства. Фильм обречен на бессмертную актуальность, особенно сейчас, в нашу «гламурную эпоху». Величие фильма, габариты его превосходства вызывают искреннее восхищение. Безусловно «Сладкая жизнь» один из самых крупных золотых слитков мирового фонда киноиндустрии. (Juror #8)

Выйдя на экраны почти пятьдесят лет назад, картина Феллини вызвала вокруг себя бурный ажиотаж и гнев римско-католической церкви. Но времена идут, и «Сладкая жизнь» смотрится уже довольно целомудренным фильмом, но, тем не менее, остается классикой. Да, он о 50-ых годах, о тогдашней римской богеме, но помимо прочего он уже стал классикой вне времени и не подвластен экономическо-политической ситуации, от которой зависели тогдашние представители высшего света. Не однажды в картине присутствует христианская тематика, начиная с того, что действие происходит в Риме - оплоте римско-католической церкви. Феллини показывает общий упадок. От отношения людей к статуе Христа и Папе в самой первой сцене, развивая тему в лжеявлении Марии детям и в размышлениях богемы о восточном происхождении Рая. Сюда отчасти можно отнести и сцену с вызовом духов в замке. И везде демонстрируется праздное отношение к религии. Еще одной христианской линией можно назвать и сюжетную структуру: фильм делится на семь равных частей - одна неделя из жизни главного героя. Магическое число можно сравнить и с семью смертными грехами католиков, в коих погрязло высшее общество, стремящееся к Сладкой Жизни. Выделяется из всех персонажей фильма разве что ангельский образ Валерии Чанготтини, как символ нежности и непорочности, и до конца остается надежда, что Марчелло еще может услышать голос Паолы. Тем в фильме вообще много, среди них можно отметить и любовь, и отношение к женскому началу, и прожигание жизни; очень много отсылок и мелочей, которые только на первый взгляд кажутся незначительными, а при рассмотрении получают самые неожиданные растолкования. Но Феллини удалась уникальная штука - он снял фильм-эпопею, действие которого укладывается в одну неделю из жизни героя и менее трех часов из жизни зрителя. Но этот фильм может рассказать о жизни куда больше, чем что-то еще, потому что после просмотра кажется, что еще вот-вот и можно будет дойти до смысла, ответить на вопрос: почему эти, не такие и плохие, в принципе, люди так систематично и целенаправленно гробят себя. Узнать ответ, означает понять смысл существования и этим фильмом Феллини почти обнажает его, но все же остается недосказанность. А поэтому «Сладкую жизнь» хочется пересматривать раз за разом, чтобы в этом калейдоскопе приблизиться к ответу. Итог: фильм, о котором сложно говорить. Кажется, в нем и нет ничего, нет там великолепных сюжетных поворотов или интриги, нет в нем и четкой идеи, нет сильных образов, но именно его тянет пересматривать. Возможно, отчасти, кино это тоже прожигание жизни, и именно поэтому «Сладкая жизнь» настолько кинематографична… (Лекс Картер)

comments powered by Disqus