на главную

ЖЮЛЬ И ДЖИМ (1961)
JULES ET JIM

ЖЮЛЬ И ДЖИМ (1961)
#10177

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Мелодрама
Продолжит.: 105 мин.
Производство: Франция
Режиссер: Francois Truffaut
Продюсер: Francois Truffaut
Сценарий: Henri-Pierre Roche, Francois Truffaut, Jean Gruault
Оператор: Raoul Coutard
Композитор: Georges Delerue
Студия: Les Films du Carrosse, Sedif Productions

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (SomeWax); 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Кармен Видео); 3-я - оригинальная (Fr).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jeanne Moreau ... Catherine
Oskar Werner ... Jules
Henri Serre ... Jim
Vanna Urbino ... Gilberte
Boris Bassiak ... Albert
Anny Nelsen ... Lucie
Sabine Haudepin ... Sabine, la petite
Marie Dubois ... Therese
Michel Subor ... Recitant / Narrator (voice)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1860 mb
носитель: HDD1
видео: 720x304 XviD 1860 kbps 24 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ЖЮЛЬ И ДЖИМ» (1961)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Катрин любит Джима... и Жюля. Они у ее ног. Но как сделать выбор?

В начале ХХ века в Париже дружили два товарища - австриец Жюль и француз Джим. В их жизнь вошла роковая женщина - Катрин. Жюль влюбляется и просит Джима не быть помехой его роману с девушкой. Но не все так просто. Катрин ведет себя так, будто в ее груди бьются два сердца, и одним она пламенно любит Жюля, а вторым - с не меньшей страстью Джима.

Однажды приятели Жюль и Джим встретили Катрин. Очаровательная, умная и решительная девушка влюбила в себя друзей, но так и не решила, кто из них ей ближе и дороже. Выйдя замуж за Жюля, она продолжила встречаться с Джимом, а когда отношения их треугольника запутались, сделала свой последний решительный выбор...

По роману Анри-Пьера Роша. Самый гениальный любовный треугольник в истории кино. В начале века в Париже дружили два товарища - австриец Жюль (Вернер) и француз Джим (Серр). Гуляли, болтали, разговаривали, разминались в спортзале, обсуждали знакомых девушек, с которыми сентиментальному, белокурому Жюлю везло меньше, чем Джиму, и хотелось им обоим, как ни крути камеру режиссер, счастья. А потом в их жизнь вошла Катрин (Моро). Жюль полюбил ее, попросив Джима на этот раз не вставать между ними, и они стали любовниками. Но везде продолжали быть вместе, оставаясь лучшими друзьями. Трюффо проводит героев через первую мировую войну. По окончании ее Джим приезжает в Австрию навестить семью и друзей (у них родилась дочь Сабин) и становится любовником Катрин с согласия Жюля, боявшегося потерять и ее, и его. Катрин безумно хотела ребенка от Джима, но... Впрочем, пересказ содержания на этом я прекращаю, так как это все равно, что пытаться пересказывать стихи своими словами. Почему-то лезут в голову процитированные в фильме слова Бодлера о том, что женщин нельзя пускать в церковь. Могу добавить, что то же самое касается и мужчин. Хотеть, иметь, любить, желать, потерять, не успеть - подсознательный страх перед будущим заставляет нас портить секунды настоящего, моментально превращающиеся в часть прошлого. Об этом лучшем фильме выдающегося режиссера написано столько, что пытаться что-то добавить мне кажется нелецесообразным. На эту тему было много вариаций и у самого Трюффо (в том числе "Две англичанки и Континент"). Просто посмотрите этот черно-белый фильм. Обязательно. (М. Иванов)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1963
Номинации: Лучший фильм (Франция), Лучшая иностранная актриса (Жанна Моро, Франция).
БОДИЛ, 1963
Победитель: Лучший европейский фильм (Франсуа Трюффо).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1963
Победитель: Лучший иностранный режиссер (Франсуа Трюффо).
МКФ В МАР-ДЕЛЬ-ПЛАТА, 1962
Победитель: Лучший режиссер (Франсуа Трюффо).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Третий полнометражный фильм Франсуа Трюффо.
Картина была снята на основе полуавтобиографического романа французского писателя Анри-Пьера Роше (Henri-Pierre Roche) - «Жюль и Джим», написанного в 1953 году.
Роман 23-летний кинокритик Франсуа Трюффо прочитал в 1955 году. Захваченный этой книгой, он написал: «Если однажды я прославлюсь как кинорежиссер, обязательно поставлю «Жюля и Джима». Не прошло и десяти лет, как он выполнил свое обещание.
Анри-Пьер Роше сам должен был написать сценарий и диалоги к фильму, но умер в апреле 1961 года.
Фильм в какой-то степени проливает свет на личность писателя Анри-Пьера Роша (Трюффо имел доступ к его неопубликованным дневникам), в основном через персонаж Жанны Моро.
Через 9 лет после съемок фильма, режиссер Франсуа Трюффо использует еще один роман писателя для создания своего фильма "Две англичанки и Континент" / Les deux Anglaises et le continent (1971).
Съемки фильма прошли довольно быстро - в период с 10 апреля по 28 июня 1961 года в Париже, на Лазурном берегу Франции и в Эльзасе.
Франсуа Трюффо снимал некоторые сцены фильма "Жюль и Джим" на знаменитой вилле Кастель в Париже.
Кинокритик Роджер Эберт утверждал, что актриса Жанна Моро поразительно напоминает свой персонаж в этом фильме - Катрин. Между тем, сама Жанна всегда настаивала на том, что она не имеет ничего общего со своими персонажами.
Мелькнув на несколько секунд в кадре как женщина с собакой, Жанна Моро впервые появилась у Трюффо в «400 ударах» (1959). Свою вторую - и последнюю - главную роль в его фильмах она сыграет в триллере «Новобрачная была в черном» (1968).
Премьера: 23 января 1962 года.
Оскар Вернер через четыре года сыграет главную роль в «451 по Фаренгейту» (1966) и на съемках этой ленты навсегда разругается с Трюффо.
В фильме Жан-Люка Годара «Женщина есть женщина» (1961) Жанна Моро появляется на несколько секунд в баре, и герой Жан-Поля Бельмондо спрашивает ее - "Когда же выйдут «Жюль и Джим»?". Годар, хорошо осведомленный о новом съемочном проекте своего лучшего друга, предвосхищает фильм Трюффо за несколько месяцев до выхода.
В интервью Трюффо Хичкок однажды высказался по поводу «Жюля и Джима»: «Я не смог бы освоиться в форме Вашего фильма, потому что в нем никакого «возрастания» не наблюдается. В момент, когда они из героев выпрыгивает из окна, история останавливается… Трое встречаются у выхода из кинотеатра, и история начинается с начала. Может быть, это по-своему правильно и хорошо, но в жанре фильма саспенса это было бы совершенно неприемлемо».

Ретро-мелодрама. Наверно, лучшая картина Франсуа Трюффо, представляющая собой квинтэссенцию сюжетных мотивов, тем, творческой манеры и стилевых поисков этого французского режиссера, одного из родоначальников «новой волны», была снята им всего лишь в возрасте 29 лет, являясь только третьей по счету полнометражной работой. История взаимоотношений двух мужчин, Жюля и Джима, с одной женщиной по имени Катрин кажется чрезвычайно запутанной, сложной, неразрешимой. Трое любителей искусства проводят время в разговорах о дружбе, любви, общих интересах, играя в недомолвки, ревнивые взгляды, молчаливые любовные муки. Но вот в частную жизнь героев вмешивается первая мировая война, а вместе с нею - можно сказать, что сама История. Жюль, немец по происхождению, вынужден вернуться на родину, оказавшись на несколько лет вдали от ставших ему столь близкими и дорогими Джима и Катрин. А ее роман с Альбером лишний раз подтверждает, что для Катрин «любовь является способом познания мира» - она никак не может примириться с тем, что необходимо любить лишь одного из мужчин, причем в течение длительного срока. Катрин предпочла бы сохранить всех бывших возлюбленных в качестве хороших друзей, совершенно не осознавая, что даже дружба с женщиной вызывает у них чувство соперничества между собой. Но после новой встречи участников этого «любовного треугольника» что-то неуловимо меняется в отношениях людей, которые пережили войну, избавились от иллюзий и надежд юности. Уже нет былой легкости и беспечности в их лукаво-нежном menage a trois. Послевоенная реальность, да и опыт повзрослевших, много испытавших героев требуют большей определенности, стабильности в жизни, решимости в действиях. Безвыходность положения Катрин в иронической форме «от противного» выражена в ее неожиданном и непредсказуемом поступке в финале. Сделанный героиней выбор знаменует, что предпочтение одного за счет другого, полное обладание и владение им без остатка приводит, на самом-то деле, только к смерти любви, разрушению духовного и дружеского союза, наконец, - к физической гибели. Страсть женщины во многих фильмах Трюффо является разрушительной, невыносимой для мужчины, зачастую - вообще смертельной силой. Герои этого режиссера словно неспособны от природы на переживания и чувства такого же накала, на пафос самопожертвования и самоотречения в любви, как это присуще его героиням. Но несмотря на губительность контакта мужчины с непостижимой по натуре женщиной (ленты обычно заканчиваются драмой, жизненным крахом или даже смертью), Франсуа Трюффо все-таки оправдывает именно «слабый пол» - с точки зрения некой высшей истины или же архетипной справедливости. Вот и в картине «Жюль и Джим» он иронически относится к последнему внутреннему монологу Жюля, печалящегося лишь о том, что из-за женщины так и не состоялась их мужская дружба с Джимом. Название фильма вроде бы «восполняет» эту потерю заглавных персонажей героев, но, думается, речь в нем идет, скорее всего, о несбыточной мечте Катрин, которая желала любить одновременно и Жюля, и Джима. Чуть видоизмененная конструкция данного сюжета (две женщины влюблены в одного мужчину) была через десять лет использована Трюффо в экранизации (и еще одной редкостной удачи французского постановщика) другого романа Анри-Пьера Роше - «Две англичанки и Континент». А вот основная суть ленты «Жюль и Джим» несколько витиевато и, тем не менее, неожиданно точно была высказана, как это ни покажется странным, в американском издании «Видео Муви Гайд»: «В действительности, этот фильм о том, что хочешь того, чего не можешь или не хочешь, и о том, что думаешь, что желаешь лишь одного того, что имеешь». Это произведение, став одним из ключевых для «новой волны», этапных вообще для французского и всего мирового кино 60-х годов, оказало большое влияние на режиссеров разных стран, покоряя своей нежностью, деликатностью и изяществом в анализе интимных человеческих чувств. Перекличку и спор с картиной Франсуа Трюффо можно, например, обнаружить в работах Бертрана Блие и Анджея Жулавского. А в 1980 году Пол Мазурский снял ее вольный американизированный вариант «Уилли и Фил», разумеется, многое упростив. (Сергей Кудрявцев)

Фильм о женщине (Жанна Моро), бабочкой перелетающей от мужчины (Анри Сэрре) к мужчине (Оскар Вернье) - с цветка на цветок. Не способной остановиться. Фасеточное зрение режиссера. Взгляд во все стороны сразу. Les impressions. Если и существует импрессионизм в кинематографе - то это "Жюль и Джим". Куча эпизодиков флэшбекоподобных. Жизнь как женщина, по фигуре которой влево и вправо, назад и вперед - скользят персонажи. Фильм смонтирован из короткометражек. Его легко разодрать на цитаты. Только француз 1960-х мог решиться охватить целый мир в стоминутном шедевре. Трюффо изо всех своих сил пытался поймать "мгновения-прекрасны". Кидая между кадрами шляпки, уплывающие, забытые всеми. Бросая туда гонки на перегонки по мосту. Летние прогулки. "Терезу-паровозик".... Сам сюжет как в любом почти фильме можно легко рассказать в трех предложениях. Но перемотка ничего вам не даст. Эффект 25 кадра. Самое главное - между. Француз, вернувшийся только что из Алжира, пьяный в хлам, укурившийся в дым, сидит в кафе и рассказывает свои приключения другу. Громко. И повторяясь. К нему начинают прислушиваться. Столик. Другой. И вот уже все кафе внимает Жаку/Жану/Франсуа Трюффо. Он пытается рассказать что только может. "Я прикоснулся к лицу ее и провел по щеке", "Я любил ее затылок", "Вы знаете, что говорил о женщинах Бодлер?", "Мы играли в домино каждый день", "Да, я забыл упомянуть, там был художник...", "А еще статуя, мы все были в нее влюблены"... Это кино - рассказ такого француза. Захлебывающегося в интонациях. Обращающего внимание на детали. Голова маленькая. Мир большой. В кино - 100 минут и три актера. А надо, кровь из носа надо! - рассказать все это, рассказать... "Жюль и Джим" - киноболтовня. Бла-бла-бла. Рассказ от первого, второго и третьего лица.... Рассказ от лиц всех персонажей сразу. В потоке слов сложно уловить какую-то сверхидею, смысл, основную мысль (кроме банальных - любовь, дружба, жизнь и смерть). Но смотришь на происходящее открыв рот. Восхищенно. Поначалу желая ухватить все подробности. А потом, плюнув - погрузившись с головой, окунувшись всем телом, утонув всей душой в невероятно киношных и жизнерадостных кадрах. "А вот Дениз. Она ничего не говорит. Она не идиотка. Просто пуста. Абсолютно пуста внутри. Секс... Секс в чистом виде. Скажи "Au Revoir" месье. "Au Revoir". Жанна Моро... Катрин. Еще один мотылек, посланный на землю в качестве образца женщины (и как доказательство правоты Бодлера?). "Она королева. Да, она не особенно умна, не особенно прекрасна (это Жанна Моро, напоминаю). Но она как никто - настоящая женщина. И именно поэтому мы ее любим". А Катрин из тех, кто любит сложности. Она и прямую линию закрутит в спираль. Превратив ее в нечто логарифмически-непостижимое. В ленту Мебиуса. Разобраться в принципах ее, моральных обязательствах или законах чести - почти невозможно. Время будет потрачено зря. В отличии от циничного Годара (см. "Мужское и женское"), Трюффо к женщине снисходителен. Он не делает из королевы божество. Чтобы потом насмеяться над ним. Напротив. Свергая королеву с трона и пару раз вывалив в грязи - нежно и сочувствующе покачивает головой. Катрин - "женщина вольного поведения". Не в том смысле, что шлюха (хотя и можно кинуть такой дротик, но мишень уж очень легка). Просто скользит по жизни. Отличие Жюля от Джима в том, что второй тоже скользит, а первый пускает корни. Кино-бурлеск. Балаган. Своеобразный театр "Гран-Гиноль" любовной жизни втроем. А какая мысль стучала в голове у меня маленьким молоточком по барабанчику? С каждым шажком Катрин. Поворотом ее тела. Взглядом. Улыбкой. Вздернутым подбородком. Беспорядочным бла-бла-бла. Истеричностью. Смехом. Магнетизмом. Эгоцентризмом... Она точка. Где сходятся пути. Она любима. Ее любят. И будут всегда любить. Чтобы она не натворила. Куда бы не свернув. С какого моста не прыгнув. Таких любят мужчины. Такие пленяют мужчин. Набрасывая на них, как на клетки с попугаями, темные пледы. Легко и непринужденно покоряя. Француженка. Кинематографичная женщина. В конце концов, Жанна Моро... Весь фильм вас будут заставлять бормотать про себя: "ах, как она прекрасна...". И тыкать нашкодившим щенком в линию жизни на ее ладони. Она восхитительна, не правда ли? Вы будете скучно сидеть в углу, но Трюффо-Моро вытащат вас на танец - вальс или танго - какого черта - без разницы. Вас будут танцевать. Кармен. Бабочка. Магия. Волшебство. Ангел. Шлюха. Прельщающая невинностью и несчастностью. Девочка ловит кайф по жизни. И плачет. Она летит, слегка касаясь глади озерка. Она прекрасна и удивительна. Неспа? А эротизм? А нежность? А непосредственность? Она, в конце концов, дитя! Душа поэта... М-да. А в голове стучалась дурацкая фраза. Я ее отгонял. А она стучалась и стучалась. Войдите, сказал я на 84 минуте. И она, фраза, вошла. Так спокойно и неторопливо. Сняла плащ. Бросила шляпку на постель. Встряхнула зонт. И посмотрела прямо в глаза. "Дружок, - сказала мне фраза, - а все-таки она сука". И я не нашелся, что ответить. Даже банального: "но все-таки мы таких любим". Просто потому, что это неправда. Мы таких ХОТИМ. А все-таки она сука, друзья мои, эта Катрин. Очень поэтичное кино. Стихотворение, рассказанное под музыкальное сопровождение в заброшенном кафе на грязной площади маленького городка. До сих пор (до 60-х в смысле) казалось, что режиссеры сродни искателям. Редко когда отыскивают самородки. Потому старое кино кажется музеем Красоты. В фильме Трюффо ровно наоборот. Красота - охотник. Фильм - жертва. Она, красота, проскальзывает отовсюду. Трюффо, быть может, и не хотел бы ее в том или ином кадре. Он, возможно, и избежал неуместного эстетствования. Но Красота неумолима. Она выскакивает ванькой-встанькой там, где ее не ждут. Фасеточное зрение режиссера ли тому причиной, профессиональные навыки Красоты как охотницы ли тому виной, но "Жюль и Джим" нашпигован кадрами-произведениями искусства. Эпизод переписки Джима с Катрин не менее (и не более) великолепен, чем остальные. Но он меня заинтриговал. По личным причинам. Однажды тоже были такие у нас отношения. Аналогичные сообщения. SMS, все-таки 21 век.... Банальные "прости" и "прости меня": с колоссальной разницей в смысле. На которые сначала жизнерадостно отвечаешь. Фишка в том, что слезы, мольбы о прощении, "любимый, я себя не понимаю" - все это мнимо, моментально, минутно, "мгновенно-прекрасно". Через день, два, неделю начиналось все сызнова. Девочкабабочка. Так вот, о чем бишь я? Как-то она прислала очередную "спокойной ночи, прости меня, что я такая". В ответ я написал "спокойной ночи" и...задумался. Отправлять или нет. И пока я так думал - экран погас. Такие дела... Фильм лучше поедать урывками. Как его кушал я. Посмотрел. Пауза. Мандаринчик. Посмотрел. Пауза. Кофе... Прелесть в том, что это не 106 минут одного фильма, а 106 фильмов, поминутных, странных и смешных (или грустных). Финал меня не удивил. Убийство. Самоубийство. Ценность жизни для Катрин - ничтожна. Стремится к нулю. Знаете, что говорила мне одна подобная ей девочкабабочка? "Из меня плохая жена. У меня вряд ли будут семья, муж и дети. Потому... Если я не уйду в монастырь, я стану убийцей". Слова ее только на первый, невинный, незамутненный взгляд - парадоксальны. Трюффо видел жизнь странным фарсом. Нейронной сетью. Непонятной и прекрасной. Завораживающей своей тайной. Убивающей, нечаянными во многом, ударами судьбы. Поэтическая. Грязная. Мерзкая. Нежная. Красивая. Добрая. Злая. Жизнь... Катрин. Катрин - это жизнь. А жизнь - это сука. Но она прекрасна. И другой у нас нет. (Сергей Афанасьев)

Катрин родилась для всех и никак не может принадлежать одному. Она призвана всем своим присутствием дарить людям улыбки, наполнять чужие сердца светом, озарять окружающих торжеством. Катрин поначалу кажется взбалмошной и непокорной. Такими людьми правит импульс, движут желания и, что самое удивительное, их не отягощают тусклые краски обыденности. При первой же возможности Катрин придается духовным наслаждениям. Она ценит миг веселья и не желает с ним расставаться никогда. Легчайшее времяпровождение жизни подобных людей связано с ранним возрастом, с возрастом, когда на мир смотришь со стороны, от третьего лица. В это время ты запоминаешь мир таким, каким сам себе его построил. И тебе никак не хочется разрушать собственные иллюзии, но социум целиком и полностью проглатывает тебя как акула. Как говорил мой приятель, все рождаются исправными, неисправными их делают другие неисправные, внушая, что неисправность и есть исправность, выдавая ее за стандарт. Примеров картин на данную весьма обширную по своей структуре и простой по формуле тематику множество. От классической «Дороги», ленты «На последнем дыхании» и «Последнего танго в Париже» до милейшей «Беззаботной». Теперь о Жюле и Джиме. Как я уже говорил, социум полностью проглатывает блаженных и чистых людей как Катрин, так вот Жюль и Джим являются явными тому прототипами. Консерваторы и материалисты, они хотели, чтобы Катрин лишь принадлежала им. Решили сделать из нее собственность. Однако, ту же историю Трюффо рисует в несколько иных окантовках. Невзначай он оправдывает Жюля и Джима, показывая то, что они хотя бы попытались быть похожими на Катрин. Но, у них это, разумеется, не получилось. Доказательством того, что Жюль и Джим являются лишь примером тупого социума, Трюффо привел сцену, когда Катрин в сопровождении двух друзей выходят из театра и начинают обсуждать увиденный ими спектакль. Здесь стоит отметить с какой интонацией говорят герои практически одни и те же вещи: Катрин: И все-таки мне эта девушка понравилась, она хочет быть свободной и творит жизнь каждый момент. Катрин произносит эти слова с некоторым удовлетворением. Не трудно предположить, что за спектакль они наблюдали. Проще говоря, она говорит о самой себе. На что Джим ей отвечает: - Это конформистская пьеса еще одного типа, которая раскрывает пороки, чтобы научить добродетели. Подобных намеков на протяжении всего фильма предостаточно. Они-то и составляют глубокий, пусть и избитый подтекст картины. Нам остается лишь задуматься. А Катрин… Катрин, метаясь и противоречиво выворачиваясь, превратилась все-таки в куклу. В бездушный образ, который слепили для нее Жюль и Джим. Но однажды, до конца осознав это, она выбрала достойный финал… Но, Трюффо не был бы Трюффо если бы заложил в основу фильма единственный лейтмотив. Нет, самое интересное это то, что смысловую нагрузку фильма облеченную в замысловатый сюжет можно трактовать по-разному. Это говорит о его неоднозначности и заведомой многогранности. Не знаю, лично же я захотел проанализировать именно в эту сторону, ведь, как говорил мой приятель, смысла в фильме столько, сколько ты сам в него вкладываешь. (Juror #8)

comments powered by Disqus