на главную

ДЕТИ РАЙКА (1945)
ENFANTS DU PARADIS, LES

ДЕТИ РАЙКА (1945)
#10227

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 190 мин.
Производство: Франция
Режиссер: Marcel Carne
Продюсер: Raymond Borderie, Adrien Remauge
Сценарий: Jacques Prevert
Оператор: Roger Hubert
Композитор: Maurice Thiriet
Студия: Pathe Cinema

ПРИМЕЧАНИЯполная оригинальная версия фильма. три звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (ГТРК "Культура"); 2-я - проф. закадровый одноголосый; 3-я - оригинальная (Fr).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Arletty ... Claire Reine, dite Garance
Jean-Louis Barrault ... Baptiste Debureau
Pierre Brasseur ... Frederick Lemaitre
Pierre Renoir ... Jericho
Maria Casares ... Nathalie
Gaston Modot ... Fil de Soie
Fabien Loris ... Avril
Marcel Peres ... Le directeur des Funambules
Palau ... Le regisseur des Funambules
Etienne Decroux ... Anselme Debureau
Jane Marken ... Mme Hermine
Marcelle Monthil ... Marie
Louis Florencie ... Le gendarme des 'Adrets'
Habib Benglia ... L'employe des bains turcs
Rognoni ... Le directeur du Grand Theatre
Jacques Castelot ... Georges
Paul Frankeur ... L'inspecteur de police
Albert Remy ... Scarpia Barrigni
Robert Dhery ... Celestin
Auguste Boverio ... Le premier auteur de 'L'auberge des Adrets'
Paul Demange ... Le deuxieme auteur de 'L'auberge des Adrets'
Louis Salou ... Edouard comte de Montray
Marcel Herrand ... Pierre-Francois Lacenaire
Jeanne Dussol ... La femme a barbe
Lucienne Legrand ... La premiere jolie theatreuse
Maurice Schutz ... L'encaisseur agresse par Lacenaire
Jean-Pierre Belmon ... Le petit Baptiste Debureau
Rivers Cadet ... Un bourgeois
Jean Carmet ... Un spectateur au paradis des Funambules
Henri de Livry ... Le client de l'ecrivain public
Jean Diener ... Le troisieme auteur de 'L'Auberge des Adrets'
Guy Favieres ... Un encaisseur agresse par Lacenaire
Jean Gold ... Le deuxieme dandy
Gustave Hamilton ... Le concierge du Grand Theatre
Jean Lanier ... Iago - dans la representation d' 'Othello'
Leon Larive ... Le concierge des Funambules
Marcel Melrac ... Un gendarme
Andre Numes Fils ... L'homme qui se fait voler sa montre
Raphael Patorni ... Un dandy
Cynette Quero ... La deuxieme jolie theatreuse
Lucien Walter ... Le marchand de billets
Nicolas Bataille
Gerard Blain
Germain Aeros
Joe Alex
Bill Bocket
Albert Broquin
Maurice Cartier
Gregoire Chabas
Choisin
Max Dejean
Madhyanah Foy
Roger Gaillard
Josselin
Liote
Pierre Real
Paul Temps
Michel Vadet
Roger Vincent

ПАРАМЕТРЫ частей: 2 размер: 2839 mb
носитель: HDD1
видео: 720x528 XviD 1491 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ДЕТИ РАЙКА» (1945)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Действие картины разворачивается в 20 годах 19 столетия и посвящено театру, как популярному виду искусства. Бедняки, занимающие галерку театров на бульваре Дю Крим (театральный район Парижа 1830-40 гг), становятся свидетелями романтических отношений театрального мима и его избранницы.

Театральный мим Батист с первого взгляда влюбляется в женщину, бросившую ему цветок после представления. Вскоре роковая красавица Гаранс появляется в его театре в качестве актрисы-героини. Правда, не одна, а вместе со своим мужем...

Первая половина XIX века, Париж. Фредерик Леметр (Пьер Брассер), считающий себя великим, хотя пока и не признанным, артистом, который накануне убедил директора театра «Фюнамбюль» (Марсель Пере) дать ему шанс, заводит легкомысленный и ни к чему не обязывающий роман с Клер Рэн (Арлетти), предпочитающей псевдоним Гаранс. Накануне красавица ушла от Ласенера (Марсель Эрран), совмещающего призвание поэта с ремеслом вора и убийцы. Кроме того, в нее безнадежно влюблен Баптист Дебюро (Жан-Луи Барро) - молодой мим, чье искусство пользуется все большей популярностью у публики, к которому Гаранс начинает испытывать ответные чувства. Однако обстоятельства складываются так, что девушке приходится принять предложение графа Эдуара Де Монтере (Луи Салу) и покинуть Францию на долгие годы. (Евгений Нефедов)

Великий романтический фильм, снятый Марселем Карне в годы немецкой оккупации. Молодой артист пантомимы Батист Дебюро влюбляется в легкомысленную Гаранс. Сначала девушка отвечает на его ухаживания, но затем оставляет Батиста и сходится со знаменитым драматическим актером Фредериком Леметром, для которого любовь - не более чем игра. Проходят годы, Дебюро становится великим артистом, любимым и беднотой и аристократами. Гаранс понимает, что, несмотря на разлуку, все годы она любила именно его. Да и он по-прежнему верен своему чувству. Но Гаранс решается уступить место Натали, готовой принести великому миму покой и счастье.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

МКФ В ВЕНЕЦИИ, 1946
Победитель: Международная премия критиков - Специальное упоминание (Марсель Карне).
ОСКАР, 1947
Номинация: Лучший оригинальный сценарий (Жак Превер).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

«Раек» - верхние места в театре, под потолком, устаревшее название театральной галерки (во французском театре называется «paradis» - рай); отсюда выражение «сидеть в райке».
Картина состоит из двух частей: «Le Boulevard du crime» (Бульвар преступлений) и «L'homme blanc» (Человек в белом).
Съемочный период: 16 августа - 15 марта 1944.
Главные герои фильма реальные исторические личности. Великий мим Батист Дебюро, или просто Батист (1796-1846), в 1819 году на сцене парижского театра «Фонамбюль» переосмыслил образ Пьеро, создав образ отвергнутого несчастного влюбленного. Фредерик Леметр (1800-1876) - не менее знаменитый актер, легенда и реформатор французского театра. Пьер Ласенер (1803-1836) - известный поэт и убийца.
Исполнительница роли Гаранс, Арлетти, во время съемок влюбилась в немецкого офицера, что вызвало обвинения в ее адрес и даже заключение. Позже она комментировала это так: "У меня французское сердце, но моя задница интернациональна". Один из актеров после освобождения Парижа был приговорен к смерти за сотрудничество с нацистами.
Информация об альбомах с оригинальным саундтреком: http://www.soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=13667.
Кадры фильма: https://www.blu-ray.com/movies/Children-of-Paradise-Blu-ray/48077/#Screenshots; https://www.cineol.net/imagenes/pelicula/6564_Los-Ninos-del-Paraiso-(1945).
Премьера: 9 марта 1945 (Париж).
Слоган: «At Last! The Celebrated French Film» (США).
«Дети райка» на сайте «База данных французских фильмов с изображениями» - http://php88.free.fr/bdff/image_film.php?ID=3342#haut&p=film.
Информация о фильме на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v9264.
«Дети райка» во Французской синематеке - http://cinema.encyclopedie.films.bifi.fr/index.php?pk=47284.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 97% на основе 38 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/children_of_paradise).
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «1000 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть» по версии газеты Guardian; «100 лучших фильмов» по мнению журнала Time; «100 важнейших фильмов в истории кино» по версии МКФ в Торонто (60-е место); «100 лучших фильмов» по версии журнала Cahiers du cinema (9-е место); «Лучшие фильмы» по версии сайта They Shoot Pictures, Don't They? (58-е место); «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс; «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound (74-е место); «Лучшие фильмы» по мнению Национального общества кинокритиков США (2002); «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; Любимые фильмы Стэнли Кубрика.
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/enfants-du-paradis-les-m100059747; https://www.imdb.com/title/tt0037674/externalreviews; https://criticsroundup.com/film/children-of-paradise/; https://www.metacritic.com/movie/children-of-paradise-1945.
Марсель Карне / Marcel Carne (18 августа 1906, Париж - 31 октября 1996, Кламар) - французский кинорежиссер. Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/Карне,_Марсель.
Жак Превер / Jacques Prevert (4 февраля 1900, Нейи-сюр-Сен - 11 апреля 1977, Омонвиль-ла-Петит) - французский поэт и кинодраматург. Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/Превер,_Жак.
Жан-Луи Барро / Jean-Louis Barrault (8 сентября 1910, Везине - 22 января 1994, Париж) - выдающийся французский актер и режиссер. Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/Барро,_Жан-Луи.
Арлетти / Arletty - псевдоним; настоящее имя Леони Батиа / Leonie Bathiat (15 мая 1898, Курбевуа - 23 июля 1992, Париж) - французская актриса театра и кино, певица, модель. Родилась в парижском пригороде, в семье водителя трамваев и прачки. Зарабатывать на жизнь начала машинисткой, затем манекенщицей и театральной актрисой. В театре выступала как в драмах, так и в оперетте. Была моделью Мари Лорансен, Кееса ван Донгена, Моисея Кислинга и других художников. Играла в фильмах режиссеров так называемого «поэтического реализма». После войны провела несколько месяцев под арестом по обвинению в коллаборационизме - за любовную связь с немецким офицером. После 1957 из-за несчастного случая у актрисы обострились проблемы со зрением; в трех последних фильмах слышен лишь закадровый голос Арлетти. По распространенному во Франции мнению, персонажу Арлетти в фильме «Hotel du Nord» (1938) принадлежит самая знаменитая реплика французского кино: «Atmosphere, atmosphere! Est-ce que j'ai une gueule d'atmosphere?» (с довоенным парижским прононсом: Atmosphaere). Арлетти на неофициальном сайте актрисы - http://arletty.com/; на сайте Find a Grave - http://findagrave.com/cgi-bin/fg.cgi?page=gr&GRid=8059000.

СЮЖЕТ

Фильм начинается как история любви театрального мима Батиста (Жан-Луи Барро) к Гаранс (Арлетти), которая ушла от Ласенера (Марсель Эрран). Однако Батист не понял Гаранс, и ее благосклонности добился Фредерик (Пьер Брассер). Гаранс работает в театре вместе с Батистом и Фредериком. За любовь Батиста борется и его коллега по труппе, Натали (Мария Казарес). Гаранс обвиняют в соучастии в покушении на убийство, совершенном Ласенером. Чтобы избежать ареста, она принимает предложение аристократа Эдуарда де Монтрера (Луи Салу). Через несколько лет Фредерик и Батист становятся известными актерами. Батист женился на Натали и у них есть сын. Гаранс возвращается в Париж и ежедневно посещает спектакли с участием Батиста, втайне от него. Фредерик узнает об этом, после чего он способен играть на сцене Отелло. Эдуард, сумевший добиться тела, но не любви Гаранс, планирует месть. Он провоцирует Фредерика на дуэль, но погибает от руки Ласенера. Батист и Гаранс встречаются. Натали случайно застает их вместе и пытается сохранить семью. Гаранс покидает Батиста.

"Тот, кто смог устоять перед его ярким очерованием, не заслуживает того, чтобы увидеть Париж", - написал критик Эндрю Саррис о «Детях райка». Этот фильм называли ответом Франции на «Унесенные ветром», величайшим французским фильмом во все времена и... затянутой скучищей. Само производство интересно не менее конечного результата - снимали ленту под надзором нацистской цензуры, актеров поливали грязью борцы Сопротивления. Поразительно, как при этом сценаристу Преверу и режиссеру Карне удалось разместить в ленте загримированную аллегорию Французского сопротивления. Фильм, действие которого происходит в Париже 20-30-х годов прошлого века - обширный рассказ о безответной любви, тайных романах, ревности и страсти в мире театра, преступности и аристократии. «Дети райка» - это бедняки, занимающие галерку театров в «Бульвар дю Тампль». Они становятся свидетелями истории любви театрального мима Батиста (Жан-Луи Барро) и его обожаемой Гаранс (Арлетти). По ходу действия мы видим великолепные театральные номера, дуэли, любовь под проливным дождем и непонимание с трагическими последствиями. Фильм снят режиссером Карне в намеренно театральной манере с большой любовью - поражает внимание к деталям, острота глаза. Самой высочайшей оценки заслуживают работа художника Траунера и музыка Косма, Тирье и Моке. Даже если Барро сыграл бы только эту роль, его можно было бы назвать одним из величайших актеров столетия. Превосходно сыграли свои роли и все остальные актеры, а Арлетти можно назвать французской Марлен Дитрих. (Иванов М.)

Эпический кинороман о судьбах двух известнейших представителях парижского театра XIX века Ф. Леметра и Ж. Б.-Г. Дебюро достоин самых восторженных слов. Поэма Марселя Карне (нельзя не разделить лавры его успеха с Жаком Превером, автором блистательной драматургической основы, и Жаном-Луи Барро, гениальным театральным актером и автором идеи фильма) о любви и свободе стала гимном во славу людей Искусства, принесших свои жизни в жертву театру, и остающимися до последнего верными своему призванию, одушевляя выступления реальными чувствами, а закулисную жизнь - возвышенной поэзией. Взаимопроникновение театра и самой жизни - тема, оказавшаяся как никогда актуальной в период оккупации, поскольку искусство оставалось и единственной отрадой для художника, и, одновременно, являлось его оружием - надо сказать, оружием в буквальном смысле: рискуя навлечь неприятности, Карне задействовал на ключевые позиции в съемочной группе евреев Александра Траунера (художник-постановщик) и Жозефа Косма (композитор), а сами съемки фильма служили убежищем для многих участников Сопротивления. Известно, что Карне задерживал выход картины, премьера которой состоялась в марте 1945-ого (в период высадки союзников в Нормандии), знаменуя воскрешающую силу искусства и символизируя торжество свободы. (Владислав Шувалов, «Синематека»)

Историческая мелодрама с элементами авантюрно-криминальной трагикомедии. Этот фильм Марселя Карне, снятый им сразу после «Вечерних посетителей» и еще в условиях немецкой оккупации (некоторые из членов съемочной группы, будучи евреями, скрывали свои подлинные имена), вышел на экраны освобожденной Франции в марте 1945 года и пользовался большим зрительским успехом, непрерывно демонстрируясь в кинотеатрах в течение 54-х недель и в итоге собрав 41 млн. франков. Позднее данную ленту вообще именовали лучшей в истории французского кино, хотя она все-таки уступает по художественному мастерству другим прославленным работам Карне, который успел к тридцати пяти годам стать безусловным классиком мирового кинематографа. По всей видимости, особое признание «Детей райка» связано с несколько «раешным» (тем более в сравнении с «Вечерними посетителями» и довоенными картинами «Набережная туманов» и «День начинается», относимыми к «поэтическому реализму» и являющимися метафорическими по своей манере), вполне демократическим фоном привычной для творчества Марселя Карне темы трагической любви. Она набирает полную силу только во второй серии «Человек в белом», когда пользующийся огромной популярностью мим Батист и ставшая светской дамой Гаранс встречаются спустя шесть лет, впервые признаваясь друг другу, что продолжали любить и помнить о своем так и несостоявшемся романе каждый день, прошедший после их разлуки. Жан-Луи Барро и Арлетти, конечно, не могут не восхитить в ролях двух возлюбленных, не рискнувших вовремя довериться чистому порыву взаимных чувств. И постановщик в очередной раз поражает редкостным искусством запечатления на экране преобразующей силы любви. Однако ряд сцен во второй части, как и большинство эпизодов в первой серии «Бульвар преступлений», решены скорее в духе народно-площадного и криминально-трагикомического спектакля, нежели в стиле иносказательных мелодраматических притч о безысходности любовных переживаний. Неслучайно и финал «Детей райка» выглядит бравурным и торжественным благодаря многолюдному уличному карнавалу, посреди которого оказывается как будто не таким уж трагическим отчаяние Батиста, расставшегося с Гаранс, наверно, навсегда. Даже если не знать времени появления фильма, а тем более не ведать о весьма печальных обстоятельствах личной судьбы Арлетти, которая подверглась тогда преследованиям за свою связь в период оккупации с неким официальным чиновником немецких властей, все равно частное несчастье теряется на фоне всеобщего веселья. Эти самые дети райка радуются от души в Париже 1840-х, как это и было за пределами экрана - во Франции 1945-го. Да и сейчас, после бурных событий ноября 2005-го, лента Карне воспринимается со смешанными ощущениями: толпе действительно нет никакого дела до того ада, который (согласно Жан-Полю Сартру, между прочим, во время войны участвовавшему в Движении сопротивления) скрыт внутри каждого из нас. Когда в 1946 году режиссер попытался в картине с симптоматичным названием «Врата ночи» коснуться именно этой проблематики (брат той девушки, в которую влюбился главный герой, оказывается, донес на него в гестапо), то уже не встретил восторженного приема - и его карьера резко пошла на спад. 8,5/10. (Сергей Кудрявцев)

Последний кадр фильма - торжественно опускающийся занавес - воспринимается не просто знаком признательности кинематографистов своим суматошным и беспокойным, жизнерадостным и страдающим героям. На протяжении повествования Марсель Карне не упускает, кажется, ни одного удобного случая, чтобы подчеркнуть театральный характер развертывающегося действа. Бенефис на сцене «Гран Театра» Леметра, который издевательской импровизацией доводит до белого каления (до вызова на дуэль!) трех авторов напыщенной драматической пьесы, и пантомима Дебюро на подмостках «Фюнамбюля» воспринимаются ничуть не более затянутыми и избыточными, чем, допустим, знаменитый «танец булочек» замечтавшегося чаплинского золотоискателя. И когда еще никому не ведомый, хуже того, презираемый строгим родителем Баптист реконструирует для блюстителя порядка (и заодно - на потеху толпе зевак) обстоятельства имевшей место кражи, совершенной отнюдь не Гаранс, заподозренной в злодеянии, возникает ощущение, будто искусство проникает в обыденную действительность. Скажем больше. Сама любовная интрига, чрезвычайно сложная и витиеватая, распределенная на шестерых (!) действующих лиц, в конечном итоге немыслима «самостоятельной», вне атмосферы существования парижских лицедеев с их блеском и нищетой. И даже массовые эпизоды в первой серии, развертывающиеся на бульваре дю Тампль, выстроены, если всмотреться, по тому же принципу, что и позже - в театре, когда зрители, завороженные спектаклем, не сводят глаз с артистов. Не удивительно, что для съемок были возведены крупнейшие (на тот момент) за всю историю национальной кинематографии студийные декорации, грозившие пустить продюсеров по миру в свете тотального дефицита технических средств, расходных материалов, кинопленки… Но при этом - удивительно дело! - на сеансе трехчасовой картины, смотрящейся на одном дыхании, ни на мгновение не исчезает ощущение свободы и чуть ли не иллюзия захваченной врасплох жизни. По более обстоятельному размышлению парадоксальность ситуации кажется еще очевиднее. Предвоенные произведения Карне и выдающегося кинодраматурга Жака Превера, причисленные к шедеврам «поэтического реализма», затрагивали стержневые проблемы современности, а «Вечерние посетители» (1942), невзирая на антураж мифологизированного средневековья, и вовсе допускали иносказательное толкование в злободневном ключе. Аналогичные же поползновения в отношении «Детей райка» были бы, что и говорить, большой натяжкой. Конечно, съемки не могли не осложниться из-за порядков, действовавших в оккупированной Франции (в частности, приходилось скрывать факт привлечения к работе художника-постановщика Александра Трауберга и композитора Жозефа Косма из-за их еврейского происхождения), а в производственном процессе принимали участие - из конспиративных соображений - многие члены Сопротивления. Кроме того, решение режиссера всеми правдами и неправдами затянуть премьеру, которая в итоге состоялась, как и было задумано, в освобожденном войсками союзников Париже, за два месяца до Победы (9-го марта 1945-го), способствовало бурному успеху на волне патриотического воодушевления. Выручка только кинотеатра «Мадлен», где сеансы продолжались на протяжении 54 недель, составила FRF 41 млн., а в целом аудитория превысила 4,7 миллионов человек (третий показатель за тот славный год). Вероятно, здесь и не требовалось прямых параллелей. Карне и Превер совершили (не побоюсь громких слов!) эстетический подвиг, воззвав к великим художественным традициям, ставшим важной и неотъемлемой частью культуры родной страны, шире - национального самосознания, в тот момент, когда соотечественники нуждались в том больше всего на свете. Дети райка, та многочисленная, живо и непосредственно реагирующая на все, что происходит на сцене, публика с галерки, ценимая директором и артистами куда выше, чем аристократы и буржуа, покупающие билеты в первых рядах, - и есть миллионы простых французов, которым в конечном итоге и адресовано искусство, не нуждающееся в делении на «высокое» и «низкое». Жорж Садуль проницательно отметил это свойство, говоря о плодотворном влиянии на киноленту одновременно «большой» и «малой» литературы - о воскрешении духа произведений «Бальзака, Золя, Виктора Гюго, но также Эжена Сю, «Рокамболя» и «Фантомаса»1. Не меньшим авторы обязаны и живописи, в частности, работам Оноре Домье, в первую очередь - из знаменитой серии о похождениях Робера Макера, служившим источником вдохновения при выстраивании глубинных мизансцен, переполненных людьми и вещами. И, разумеется, первостатейную роль в рождении и воплощении замысла сыграло богатейшее наследие театра и пантомимы, соревнующихся друг с другом, но и взаимно обогащающихся. Никому и в голову не пришло упрекнуть авторов в чересчур вольном обращении с фактами отнюдь не вымышленных личностей (Леметр, Дебюро, Ласенер с подручным Аврилем), ставших невольными участниками перипетий в манере не то водевиля дурного пошиба, не то упоминаемых персонажами шекспировских трагедий, не то ярмарочных представлений об Арлекине, Пьеро и Коломбине. «Дети райка» могли бы послужить блестящим доказательством творческой продуктивности того «нечистого» (опирающегося на достижения смежных искусств) кинематографа, в поддержку которого так убедительно высказывался Андре Базен, - одним из самых ярких образчиков всепоглощающего и органичного эйзенштейновского «синтеза»… Всего вышеописанного, пожалуй, было бы достаточно для того, чтобы фильм стал громким событием культурной жизни, причем в мировом масштабе. Однако для меня работа Карне2 еще и остается примером того, что выдающийся художник, чутко реагирующий на запросы времени, остающийся певцом конкретной эпохи с ее чаяниями и страхами, радостями и разочарованиями, в какой-то момент - словно воспаряет над житейскими обстоятельствами и выходит за рамки времени. Отношения невольных участников, скажем так, «любовного многоугольника» могли показаться надуманными, только если услышать их удивительную историю в чьем-то невыразительном пересказе. На экране все гораздо неожиданнее и… мудрее. Прекрасная женщина, избравшая в качестве псевдонима название цветка («la garance» означает 'марена'), уставшая зарабатывать на жизнь, заманивая мужчин красотой своего тела3, на поверку оказывается способной на глубокое чувство. Мим, заставляющий покатываться со смеху, потому и получил такой горячий ответный отклик, что за доведенным до совершенства сценическим образом неудачливого влюбленного скрывается трагический надлом. Беззаботный актер, вроде бы не принимающий ничего всерьез (вспомним фрагмент, когда Фредерик запросто делится с непрошеными гостями половиной имеющихся в наличии средств), тем не менее, готовясь к партии Отелло, обращается к собственному внутреннему опыту. Даже печально известный убийца, манкирующий поэтическими наклонностями, воспринимается по-особому драматичной фигурой, надеясь оставить след в истории в качестве если уж не гения, то - великого злодея… Карне и Превер не устают поражаться диалектике тонкого, едва заметного стороннему взгляду развития человеческих душ, старающихся не сломаться и сохранить самость в хаосе повседневности, олицетворением - и отчасти орудием - которого выступает осведомитель и бродячий торговец Жерико ('Иерихон'), всякий раз заявляющий о приходе громоподобными речами. Развязка с грустным расставанием Клер и Баптиста, бросившегося на поиски избранницы и… увлекаемого толпой, точно щепка, наверное, еще безотраднее, чем смерть на рассвете или участь навеки остаться каменной скульптурой - но с бьющимся сердцем.
1 - Садуль Ж. Всеобщая история кино. Том 6. Кино в период войны 1939-1945. - М.: Искусство, 1963. - С. 104. 2 - В дальнейшем мэтр, как ни печально, не удержался на достигнутых высотах. 3 - Ариадна Соколовская справедливо посчитала краткую сцену иронической отсылкой к словам Франсуа, назвавшего сравнившего Клару с «Истиной, выходящей из воды». Авторская оценка 10/10. (Евгений Нефедов)

Странно, что по прошествии времени, в состоянии наибольшего отчуждения кино предстает в обличье великого искусства, простирается как равнина. Мне стало ясно, почему Кларисса Свон ("Киномания"), кинокритик с принципами, не могла допустить, чтобы "Дети райка" попали в руки чужаков. Виной тому наивность, прозрачность, из которой выплавляют кристаллы трагедии. "Дети райка" - кино о любви актеров, которая всегда жестока, но здесь лезвие остро заточено хрупкостью мима. Вне занятия, в котором он предстает в роли жреца, лишенного эмоций, однако с легкостью вызывающего их, мим не имеет крючка входа. Давно влюбленная в него девушка-актриса (Мария Казарес) терпит поражение, т.к. не знает способа задеть чужое сердце. Ее привязанность неброска, ласкова, привычна, безостановочна. Было бы легко провести линию сравнения между одной женщиной и другой, делая выводы о доступной теплоте и игривости, которая ускользает. Но это стереотипное, лежащее на поверхности суждение. Натали принимает за победу владение, смирение, она согласна на совместное "быть", поощряемая молчанием мима на веру в большее. Из его тишины она лепит иллюзорные здания. Принимая неправду, затишье за грядущую победу, она оказывается полностью разбита, сломлена, растоптана. Финальная сцена "Детей райка" говорит о том, что никакая привычка или обещание не могут устоять перед мощью искреннего порыва. "А как же я?" просто растворяется в непонимании, оно находится за преградой. Быт и налаженные связи - карточный домик перед лицом страсти. Быть вместе может быть удобно и рационально объяснимо, однако любовь не пересекается с этими вещами. Трагедия "Детей райка" - это неудобство, боль любви; несовпадение и обстоятельства, наносящие неуничтожимые шрамы. При таком раскладе говорить об актерских работах неуместно - это не спортивные упражнения, а поэма. Арлетти неуловима, я тоже жертва ее обаяния, Батист поразителен и до неловкости обнажен, а Казарес впервые появляется перед публикой, чтобы больше никогда в амплуа простушки не оказываться, - следующие ее работы застолбят миф о жестокой леди ("Орфей", "Дамы Булонского леса"). Одна из заслуг образа Натали - это ее жалобная нелепость и откровенность. Гаранс (Арлетти) совсем другая - она тщательно скрывает эмоции, наученная жизнью, она течет, как река, непостоянна и несерьезна без девичьего фамильярного флирта. Проблема в том, что Батист видит сквозь оболочку, пораженный ее неуловимой, вечной красотой, которую нельзя заключить в клеть. Натали делает откровенность главным козырем, но невыносимая мука заключается в том, что искренность никому не нужна, что "открыть сердце" недостаточно для того, чтобы произошло чудо. Искренность не способна переломить ход событий, потому что Батист уже горит, он увлечен, околдован зрелостью, мудростью, самообладанием Гаранс. Самая страшная, уродливая и сокрушительная правда жизни заключается в том, что внутренние сокровища или скрытые желания, все, что ты считаешь важным, на деле никому не нужны. И оседает на пороге Натали, давясь повисшим в воздухе вопросом, а мим бежит сквозь толпу, чтобы навсегда потерять неожиданно обретенную любовь. (Жанна Пояркова)

Странно, что по прошествии времени, в состоянии наибольшего отчуждения кино предстает в обличье великого искусства, простирается как равнина. Мне стало ясно, почему Кларисса Свон ("Киномания"), кинокритик с принципами, не могла допустить, чтобы "Дети райка" попали в руки чужаков. Виной тому наивность, прозрачность, из которой выплавляют кристаллы трагедии. "Дети райка" - кино о любви актеров, которая всегда жестока, но здесь лезвие остро заточено хрупкостью мима. Вне занятия, в котором он предстает в роли жреца, лишенного эмоций, однако с легкостью вызывающего их, мим не имеет крючка входа. Давно влюбленная в него девушка-актриса (Мария Казарес) терпит поражение, т.к. не знает способа задеть чужое сердце. Ее привязанность неброска, ласкова, привычна, безостановочна. Было бы легко провести линию сравнения между одной женщиной и другой, делая выводы о доступной теплоте и игривости, которая ускользает. Но это стереотипное, лежащее на поверхности суждение. Натали принимает за победу владение, смирение, она согласна на совместное "быть", поощряемая молчанием мима на веру в большее. Из его тишины она лепит иллюзорные здания. Принимая неправду, затишье за грядущую победу, она оказывается полностью разбита, сломлена, растоптана. Финальная сцена "Детей райка" говорит о том, что никакая привычка или обещание не могут устоять перед мощью искреннего порыва. "А как же я?" просто растворяется в непонимании, оно находится за преградой. Быт и налаженные связи - карточный домик перед лицом страсти. Быть вместе может быть удобно и рационально объяснимо, однако любовь не пересекается с этими вещами. Трагедия "Детей райка" - это неудобство, боль любви; несовпадение и обстоятельства, наносящие неуничтожимые шрамы. При таком раскладе говорить об актерских работах неуместно - это не спортивные упражнения, а поэма. Арлетти неуловима, я тоже жертва ее обаяния, Батист поразителен и до неловкости обнажен, а Казарес впервые появляется перед публикой, чтобы больше никогда в амплуа простушки не оказываться, - следующие ее работы застолбят миф о жестокой леди ("Орфей", "Дамы Булонского леса"). Одна из заслуг образа Натали - это ее жалобная нелепость и откровенность. Гаранс (Арлетти) совсем другая - она тщательно скрывает эмоции, наученная жизнью, она течет, как река, непостоянна и несерьезна без девичьего фамильярного флирта. Проблема в том, что Батист видит сквозь оболочку, пораженный ее неуловимой, вечной красотой, которую нельзя заключить в клеть. Натали делает откровенность главным козырем, но невыносимая мука заключается в том, что искренность никому не нужна, что "открыть сердце" недостаточно для того, чтобы произошло чудо. Искренность не способна переломить ход событий, потому что Батист уже горит, он увлечен, околдован зрелостью, мудростью, самообладанием Гаранс. Самая страшная, уродливая и сокрушительная правда жизни заключается в том, что внутренние сокровища или скрытые желания, все, что ты считаешь важным, на деле никому не нужны. И оседает на пороге Натали, давясь повисшим в воздухе вопросом, а мим бежит сквозь толпу, чтобы навсегда потерять неожиданно обретенную любовь. Оценка: 4.5/5. (Мор, «Экранка»)

Cмотрел эту картину по меньшей мере в 4-й раз, по-прежнему с огромным удовольствием. Любопытно, что некоторые сцены запомнились вплоть до реплик, но при этом концовка оказалась мною совершенно забыта. Вернувшись домой прочитал любопытную информацию - оказывается Превер хотел, чтобы Батист в конце фильма убил старьевщика (которого играет брат Жана Ренуара Пьер), но Карне отклонил эту разязку. Мне кажется, что в фильме она довольно несущественна и при желании можно было бы сделать и 3-ю часть, будь у авторов на то вдохновение. Подкупают же прекрасные диалоги и монологи героев, каждый из которых приходит на экран с готовой концепцией жизни и обменивается ей с другими персонажами с удовольствием и естественностью, будь он в салоне, в подворотне или в кабаке. Театральность очень идет этому фильму, который сделан так, будто мир - это сцена. Приходится признать, что в наше время кино так уже не снимают. PS Если продолжать линию "сопровивленя", то Арлетти в день премьеры (кажется в мая 45-го) сидела под домашним арестом за "коллаборационизм". (collector)

«Париж мал для нас, для тех, кто любит как мы - странной любовью». И не только Париж... Весь мир сжимается до размера крохотной комнатушки, одной из тех меблированных комнат, что так просты и безлики в своей похожести, но ведь не предметы наполняют нашу жизнь смыслом, а совсем наоборот. И если в одной из таких комнат случилась любовь, «с открытым, как и в прошлый раз, окном», это место станет священным. Но на смену незабываемой ночи придет безжалостное утро. А вы что хотели? Мечты сбываются, и фильм заканчивается. Финал. И какой реалистичный конец для мечтателей-актеров. Можете лечь и не вставать. Не к чему бежать. Все тщетно. Просто ложитесь и готовьтесь к смерти. Больше не зачем жить. Любовь случилась и любовь ушла. Слова здесь излишни. Три часа пронеслись со скоростью света, что для нас, неугомонных бразильцев, оказалось просто-таки неожиданностью из неожиданностей. «Джонни Д.» мы с горем пополам досмотрели аж с четвертой попытки, а там-то сам Джонни Депп, гангстерские перестрелки и прочие заварушки, вроде, как и любовь. Но что с нами сделал Карне... Все же, скажу я вам, классика крепко держит за яйца современный кинематограф (заметьте, с маленькой буквы «к»), который больше напоминает ипподром. Чья лошадка победит, вырвется на первое место, и соберет приличную кассу для «папочки-продюсера», и не дай боже выбиться в лидеры темной лошадке, со слабой подковой, но зато каким, лихо крученным жокеем, уж он-то всех вас одурачит своей легендой... Но вернемся к «Детям Райка». Разделив картину на два эпизода, между которыми разрыв в шесть лет, Марсель Карне позволил нам перекурить, в том числе и мысленно, немного пережевать сюжет первой половины, немного прийти в себя, что бы, чуть более усвоив, наброситься на вторую, без оглядки. На улицах Парижа, перенесенная со сцены театра «Фонамбюль», гуляет любовь. Пьеро-Батист любит Коломбину-Гаранс, которая, вроде бы любит Арлекина-Фредерика. Четко очерченный круг театральной постановки разрывается реальностью. В Батиста влюблена Натали, дочь директора театра, а в Гаранс - еще и вор Пьер, а также аристократ Эдуард де Монтрер. Все хотят любви, и неважно, что движет людьми - задетое самолюбие, бытовой эгоизм, желание обладать всем, в том числе и любовью бедняка, самой чистой любовью, потому что она проста и бескорыстна, или шанс осуществить мечту... приближаясь к финалу, начинаешь видеть - насколько это условно. И что хочется еще больше - оставить мир Райка нетронутым. Прочь кусачая реальность! Прочь злое утро! Оставьте их втроем - любить и умирать, прощать и изменять. Но только не - не уходить. Решительно и без единого слова. «Дети Райка» - это исхудавшая и плоскогрудая, со слегка припухшим лицом Арлетти. Она некрасива, как и Мария Казарес, они обе говорят это в камеру, губами своих героинь. Но это правда. Они некрасивы, но они живые. Да-да, ЖИВЫЕ. Или, настоящие. За это их и любишь. «Дети Райка» - это белила на лице Жана-Луи Барро. Печаль и нежность в его глазах. Шикарный нос с горбинкой и гениальнейшая пластика. Движение тела и переживание души, выраженные без слов. «Дети Райка» - это самонадеянность и беспечность Пьера Брассера. Разрушающий стереотипы игры, шутник и острослов с горящими глазами, он - душа этого маленького мира. Когда он в кадре, внутри разливается тепло, будто стаканчик старого доброго вискаря опрокинул. «Дети Райка» - это фарс, пантомима, буффонада, трагедия и блоковский «Балаганчик» вместе взятые. Это драма одного маленького человека по имени Батист, мечтателя в мире, где декорации взлетели вверх, а маски сняты. И ты бежишь, продираясь сквозь толпу, через людской карнавал, бежишь и что-то кричишь, «Вернись!», возможно... «Мне очень грустно. А вам смешно?» (edna purviance)

Восхитительный фильм! Возможно, один из лучших мирового кино. По крайней мере, у меня он вошел в десятку лучших (конечно же, многого стоящего я еще не видел). Но и многие кинокритики, киноакадемики тоже уделили достойное внимание фильму. [...] Более того, фильм в десятке любимых называют Терри Гиллиам («Бразилия», «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», «12 обезьян»), Такеши Китано («Кикуджиро», «Фейерверк», «Брат якудзы», «Сонатина»), Кэрол Рид («Третий человек»), актер Пол Бартел и известная кинокритик Сьюзен Зонтаг. А вот господин Кудрявцев поставив фильму 8,5 баллов. Он отдал предпочтение более ранним лентам режиссера («Вечерние посетители», «Набережная туманов» и «День начинается»). Возможно моя проблема в том, что я не видел этих фильмов, но разве в режиссера не может быть четыре гениальные ленты? Собственно, посмотрю - тогда в отзывах к тем фильмам напишу изменилось ли мое мнение. Если конкретнее по фильму, он состоит из двух серий: «Бульвар преступлений» и «Человек в белом». Персонажи просто великолепны, превосходно прописаны и действительно характерны. И хотя в фильме их довольно много, практически ни одного не можно спутать с другим, даже при желании. Все актеры превосходны! В первую очередь Жан-Луи Барро, исполняющий роль Батиста. Что интересно, старьевщик похож на старину Жуля с «Аталанты». Но, кроме того, прослеживается достаточно посылок к литературе. И кроме явных (звучащие в разговорах, Шекспир и т. д.) так и бале углубленные. Так, например, аристократ, который приходит в театр и дает свою карточку Гаранс (главная героиня) - ситуация очень четко напоминает «Портрет Дориана Грея» Оскара Уальда. Еще интереснее политические аллюзии, но разобраться в этом гораздо сложнее. Например, на дуэли звучит: «Чьи имена из политических соображений я назвать не могу» - как нельзя кстати! Фильм снят еще во время фашистской оккупации и евреи в фильме играли под псевдонимами. Режиссер, в свою очередь, просто превосходно обходит краеугольные моменты - дуэль, убийства, сцены эротичного характера. Все что, так сказать, можно отнести к «низкому» жанру - оставляет за кадром, в - лишь самое эмоциональное. Хотя Кудрявцев в своей рецензии и написал: «Однако ряд сцен во второй части, как и большинство эпизодов в первой серии «Бульвар преступлений», решены, скорее, в духе народно-площадного и криминально-трагикомического спектакля, нежели в стиле иносказательных мелодраматических притч о безысходности любовных переживаний». Наверное, мне чертовски повезло, что я, смотря фильм, не хотел увидеть «иносказательных мелодраматических притч о безысходности любовных переживаний». Что самое интересное, трехчасовый фильм только закончился, а желание включить его заново уже появилось. Это удивительно, сам фильм - удивителен! превосходен! и гениален! (dima_elf)

«Дети райка» - дети галерки. «Рай» - именно так в народе называется во французском театре галерка, где, по мнению одного из персонажей располагается самая живая, искренняя и благодарная публика. Обворожительная Гаранс с чистым открытым взглядом внушает любовь главным героям с первого взгляда. Для самой Гаранс любовь - это просто. В ней нет ни капли жеманности, она искренна и безыскусна. Ее пикантное прошлое, со всеми трудностями рано повзрослевшей девушки из бедного квартала, не надломило Гаранс. В ней довольно и благородства, и «чистоты». Отчаянно влюбленный в Гаранс, талантливый актер-мим Батист становится одним из любимчиков французской публики, на которого специально ходят посмотреть в театр «Фонамбюль». В наивном поиске «большой и чистой любви» утонченный и мечтательный Батист усложняет их отношения с Гаранс, что не способствует их взаимному счастью. Прототипом персонажа Батиста послужил легендарный актер пантомимы Жан Батист Гаспар Дебюро. Именно ему обязан такой популярностью персонаж Пьеро, впоследствии ставший национальным комическим героем, исполненным глубокого трагизма. В отношениях с очаровательной Гаранс счастье улыбнулось другому талантливому актеру - Фредерику Леметру. Его отношение к жизни весьма просто, он живет сегодняшним днем. Сделав головокружительную карьеру в театре, Леметр транжирит гонорары на выпивку и девушек, нисколько не заботясь о долгах кредиторам. Однако Фредерик остается при этом щедрым и открытым человеком. И, наконец Пьер Ласенер - вор и убийца, также влюбленный в Гаранс, своими злыми намерениями создает весьма опасные для героев обстоятельства. А замыкает любовный круг граф Эдуард, вынужденный на время покинуть Париж вместе с Гаранс. На средства графа Гаранс приобретает лоск настоящей светской львицы и спустя несколько лет по возвращении в Париж, страсти накаляются вновь, ничуть не уступая по своему накалу Шекспировским трагедиям. Отличная постановка, сочетание интересного увлекательного сюжета и сильных ярких характеров главных действующих лиц, блестящее исполнение возводят фильм в ранг классики. (Cabiria)

comments powered by Disqus