на главную

КИНОПРОБА (1999)
ODISHON

КИНОПРОБА (1999)
#10357

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Ужасы
Продолжит.: 115 мин.
Производство: Япония
Режиссер: Takashi Miike
Продюсер: Satoshi Fukushima, Akemi Suyama
Сценарий: Ryu Murakami, Daisuke Tengan
Оператор: Hideo Yamamoto
Композитор: Koji Endo
Студия: Basara Pictures, Creators Company Connection, Omega Project
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Ryo Ishibashi ... Shigeharu Aoyama
Eihi Shiina ... Asami Yamazaki
Jun Kunimura ... Yasuhisa Yoshikawa
Miyuki Matsuda ... Ryoko Aoyama
Toshie Negishi ... Rie
Tetsu Sawaki ... Shigehiko Aoyama
Shigeru Saiki ... Toastmaster
Ken Mitsuishi ... Director
Ren Ohsugi ... Shimada
Renji Ishibashi ... Old man in wheelchair
Yuriko Hiro'oka ... Michiyo Yanagida
Fumiyo Kohinata ... TV station presenter
Misato Nakamura ... Misuzu Takagi
Yuuto Arima ... Shigehiko as a child
Ayaka Izumi ... Asami as a child
Nattsu Tanabashi ... Hotel front desk
Kimiko Tachibana ... FM announcer
Tatsuo Endo ... Doctor
Koshio Jindoji ... Nurse
Kanji Tsuda ... Bartender
Party ... Gangster

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4285 mb
носитель: HDD1
видео: 1280x720 AVC (MKV) 4416 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, Jp
субтитры: En
 

ОБЗОР «КИНОПРОБА» (1999)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Кинопроба" ("Прослушивание"). Немолодой бизнесмен, потерявший жену, решает найти себе спутницу жизни. С помощью приятеля, близкого к шоу-бизнесу, организовываются кинопробы, которые, на самом деле становятся смотринами девушек. И вдовец находит, то, что искал…

Сигэхару Аояма (Ре Исибаси), семь лет, назад потерявший жену, мечтает еще раз жениться. Его друг предлагает провести псевдо-кинопробы. Из нескольких десятков девушек Аояма выбирает печальную красавицу в белом платье. Юная Асами Ямадзаки (Эйхи Сийна) кажется ангелом во плоти, но несчастный вдовец не понимает, что это - ангел-истребитель...

Приятель-продюсер приглашает вдовца посмотреть на девушек, проходящих кинопробы. Последняя из претенденток произвела на приглашенного "зрителя" исключительное впечатление своей пластикой (она занималась в балетной школе) и одухотворенным лицом. Он берет из ее портфолио номер телефона и назначает свидание. Девушка в своей квартире ждет его. Но в квартире кроме хозяйки есть еще кто-то. Кто-то, туго запеленатый в покрывало, шевелится на полу. Кто-то, кого нельзя рассмотреть, но кто подает слабые признаки жизни. Кто-то, кто пришел к чаровнице раньше героя…

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

МКФ В РОТТЕРДАМЕ, 2000
Победитель: Приз ФИПРЕССИ для внеконкурсного фильма (Такаси Миике), Приз «KNF» (Такаси Миике).
ФАНТАСПОРТО, 2001
Победитель: Особое упоминание (Такаси Миике).
Номинация: Лучший фильм (Такаси Миике).
ПРЕМИЯ ХЛОТРУДИС, 2002
Номинация: Лучший режиссер (Такаси Миике).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Психотриллер по мотивам одноименного романа (1997) культового писателя («Все оттенки голубого», 1976) и неплохого кинорежиссера («Токийский декаданс / Топаз», 1991) Рю Мураками.
Читать роман: http://loveread.ws/read_book.php?id=9802&p=32#gl_15; http://litmir.net/br/?b=134953&p=28#section_16; http://readfree.ru/site/book_full/14990; http://profismart.org/web/f-92308.php.
Рецензия на роман в Guardian (англ.) - http://theguardian.com/books/2009/jan/17/audition-ryu-murakami-irvine-welsh.
Такаси Миике: "Это произведение Мураками стоит несколько особняком в его творчестве. Мне кажется, что это очень личное послание Муракими в форме романа, это произведение сильно отличается от обычных его романов. Читая его, у меня создалось впечатление, что он встречал в своей жизни женщину, подобную Асами, которая и послужила ему прототипом для героини «Кинопробы» и что это роман был посланием ей, и понять его могла только она. Мне кажется это потрясающим поступком со стороны Мураками - позволить себе роскошь послать личное послание женщине в виде романа. По мере того, как во время чтения у меня выстраивалась именно эта концепция романа, я начал задумываться о том, что можно снять фильм, который был бы вроде ответа той женщины на это любовное письмо, изложить как бы ее видение вещей. Именно это толкнуло меня на съемки «Кинопробы», и потому, естественно, как роман, так и мой фильм столь отличаются от того, что мы с ним обычно делаем. Я думаю, что он доверил мне экранизацию своего романа потому, что самому сделать это ему было трудно именно в силу этого личного аспекта. К тому же Мураками уже давно не снимает фильмы. Может быть, это ему больше не нравится - я не знаю. Я даже, не знаю, собирается ли он вообще когда-нибудь вернуться к режиссуре".
Название лекарства, которое Асами впрыскивает в вену Аоямы, было вымышленным. Миике рассказал, что у фильма были бы проблемы, назови он хотя бы один из реально существующих препаратов.
Кадры фильма - http://moviescreenshots.blogspot.com/2006/05/audition-dishon-1999-directed-by.html.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=235198.
Премьера: 6 октября 1999 года (МКФ в Ванкувере).
Слоган: «She always gets a part».
Англоязычное прокатное название - «Audition».
Такаси Миике: "Я не считаю, что «Кинопроба» - фильм ужасов. Там нет чудовищ, нет ничего сверхъестественного. Это история девушки, у которой немного странные эмоции, но ее не так уж трудно понять. Она просто хочет, чтобы человек, которого она любит, оставался с ней. Она не совершила большого преступления, она просто отрезала у него ногу. Но когда я читал роман, мне было по-настоящему страшно. Для меня он очень реалистичен. Между двумя персонажами нет никакого конфликта. У них была короткая встреча на кинопробе, но даже такое совершенно незначительное событие может целиком изменить человеческую жизнь. Именно такие вещи мне нравится снимать. В этом фильме я несколько усилил акцент на ужасе. В фильмах ужасов мы считаем элементом ужаса какую-нибудь особенную вещь, которая не существует в реальной вещи, и нас это успокаивает. Но в жизни тоже существуют ужасные вещи, созданные самими людьми. Все носят подобные вещи внутри себя. Так что, снимая людей, мы естественным образом делаем фильм ужасов".
"Фильм «Кинопроба» довел народ до обмороков на фестивале в Роттердаме. Начинаясь, как сентиментальная мелодрама, он безо всякого предупреждения переходит в беспощадный и злобный триллер. А вместе - это проекция страхов, которые лелеет мужское подсознание перед красивой женщиной" - Андрей Плахов.
В телепередаче «Аргумент-кино» на украинском телеканале «1+1» было отмечено: "Режисер Такаші Мііке не тільки порушив усі табу у показах сцен насилля, на які все ж таки зважали його попередники... Але він один із перших із числа азійських режисерів увів страх у реалії повсякденного життя". О сцене пыток главного героя: "Такаші Міїке говорить, що цей атракціон пекельних мук потрібний йому, щоб переламати людські основні інстинкти, наприклад, тяжіння до насилля чи сексу. Власне, голки, встромлені у людське тіло, вже давно стали фірмовим знаком режисера".
Ряд сцен фильма были использованы для видеоклипа «Honey This Mirror Isn't Big Enough For The Both Of Us» группы My Chemical Romance.
В июне 2014 года британский журнал «Deadline» сообщил, что исполнительный продюсер Марио Кассар (Mario Kassar, продюсировал «Терминатор» и «Основной инстинкт») начал работу над ремейком «Кинопробы» по роману Мураками. Режиссером и сценаристом будет Ричард Грэй (Richard Gray), снимающий кино для ТВ и прокатной категории «B-movie». Сюжет картины будет перенесен в США. Съемки планируется начать осенью 2014 года. Марио Кассар, который, будто бы в оправдание, говорит, что это ни в коем разе не ремейк, а новая экранизация романа Мураками.
Стр. фильма на сайте Metacritic (англ.) - http://metacritic.com/movie/audition.
Стр. фильма на сайте Rotten Tomatoes (англ.) - http://rottentomatoes.com/m/audition_1999/.
Картина входит во многие престижные списки: «Двадцатка любимых кинолент» Квентина Тарантино; «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «1000 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть» по версии газеты Guardian; «501 Must See Movies»; «500 лучших фильмов ужасов» по мнению пользователей сайта IMDb; «Лучшие из культовых фильмов» по версии издания A.V. Club; «Лучшие фильмы нулевых» по версии издания A.V. Club; «100 лучших фильмов ужасов по мнению деятелей жанра» по версии Time Out; «100 величайших фильмов ужасов» по версии Slant Magazine; «50 самых шокирующих фильмов» по версии Complex.com; «100 лучших фильмов ужасов» по версии Best-Horror-Movies.com; «100 самых страшных моментов в кино» по версии телеканала Bravo; «20 лучших фильмов ужасов 2000-х годов» по версии сайта Bloody Disgusting и другие.
Рецензии (англ.): BBC - http://bbc.co.uk/films/2001/03/13/audition_2001_review.shtml; New York Times - http://nytimes.com/2001/08/08/movies/08AUDI.html; San Francisco Chronicle / Examiner - http://sfgate.com/movies/article/FILM-CLIPS-Also-opening-today-2878175.php#audition; Village Voice - http://villagevoice.com/2001-08-07/film/death-and-the-maidens/; DVD Verdict - http://dvdverdict.com/reviews/auditionbluray.php, http://dvdverdict.com/reviews/auditionce.php; Film Threat - http://filmthreat.com/reviews/2429/; Senses of Cinema - http://sensesofcinema.com/2000/festival-reports/audition/; DVD Times / Digital Fix - http://film.thedigitalfix.com/content/id/8901/audition.html; Д. Шварца - http://homepages.sover.net/~ozus/audition.htm; Slant Magazine - http://slantmagazine.com/film/review/audition; Э. Леви - http://emanuellevy.com/review/audition-1999-8/; eFilmCritic - http://efilmcritic.com/review.php?movie=5538; Beyond Hollywood - http://beyondhollywood.com/audition-1999-movie-review/; Film International - http://filmint.nu/?p=42; AllMovie - http://allmovie.com/movie/audition-v181774/review; Austin Chronicle - http://austinchronicle.com/calendar/film/2001-11-09/141560/; Eye For Film - http://eyeforfilm.co.uk/review/audition-film-review-by-jennie-kermode; Movie Magazine International - http://shoestring.org/mmi_revs/audition-ms-177112077.html; DVD Talk / DVD Savant - http://dvdtalk.com/reviews/38685/audition-two-disc-collectors-edition/, http://dvdtalk.com/reviews/38501/audition-collectors-edition/; Combustible Celluloid - http://combustiblecelluloid.com/classic/audition.shtml; A.V. Club - http://avclub.com/review/audition-17383, http://avclub.com/article/the-new-cult-canon-iauditioni-2531; Slate - http://slate.com/articles/arts/movies/2001/08/chilling_me_softly.html; Filmcritic - http://blogs.amctv.com/movie-blog/2007/06/an-audition-in/; Time Out - http://timeout.com/london/film/audition; DVDTown / Movie Metropolis - http://moviemet.com/review/audition-blu-ray-review.
Такаси (Такаши) Миике (Миикэ) / Takashi Miike (род. 24 августа 1960, Осака) - японский кинорежиссер. Один из наиболее известных азиатских режиссеров на Западе. Начинал свой путь в кино как ассистент живого классика - Сехея Имамуры. В творчестве Миике преобладают картины "про якудзу" (о стычках японской и китайской мафии), сдобренные изрядной долей "черного" юмора и визуального анархизма, но среди его фильмов можно встретить поэтическую притчу, психотриллер, имитацию латиноамериканской мыльной оперы и даже - японский киномюзикл. Впрочем, однозначно определить жанровую принадлежность лент Такаси Миике не представляется возможным. Автор предпочитает смешивать в одной картине элементы разнородных кинематографических жанров. Т. Миике в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Такаси_Миикэ.
Андрей Чернов. «Всем надоевший Такаси Миике» - http://ache.vniz.net/miike.html.
Интервью с Т. Миике: 2001 - http://cinemasia.ru/docs/sections/5/_28/_6/286.html; 2004 - http://cinemasia.ru/docs/sections/5/_28/_5/285.html.
Т. Миике на сайте «Кино без границ» - http://arthouse.ru/person.asp?id=571.
Рю Мураками / Ryu Murakami (род. 19 февраля 1952, Сасебо) - современный японский писатель и кинорежиссер. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Рю_Мураками.
Ре Исибаси / Ryo Ishibashi (род. 20 июля 1956, Куруме) - японский актер. Известен своими ролями в японских фильмах ужасов «Клуб самоубийц» (2001) и «Кинопроба» и американских «Проклятие» (2004), «Проклятие» (2006). Подробнее в Википедии (англ.) - http://en.wikipedia.org/wiki/Ryo_Ishibashi.
Эйхи Сийна / Eihi Shiina (род. 3 февраля 1976, Фукуока) - японская фотомодель и актриса. В качестве модели начинала в компании «Benetton», позже представляла Японию в Elite Model Look '95. Дебютировала в кино в 1998 году (картина «Open House»). В 1999 Эйхи Сийна опубликовала свою книгу фотографий и стихов под названием «Без фильтра, только глаза». Стр. на сайте IMDb - http://imdb.com/name/nm0793402/.

Если смотреть эту картину после «Мартовского кота», может показаться, что вся она выросла из эпизода со скромницей-садисткой. Вдовец-бизнесмен Аояма, решив найти себе новую подругу жизни, по совету приятеля-кинопродюсера инсценирует пробы исполнительниц на роль в будущем фильме и останавливает свое внимание на скромной девушке Асами, которая вроде бы отвечает ему взаимностью. Впрочем, пересказывать «Кинопробу» - значит отбивать удовольствие у любителей саспенса. А удовольствия много - мало где так сладко вздрагивается от ужаса, как здесь. При этом Миике, в отличие от Пуарье, режиссер тонкий, и к тому же развивающий давнюю национальную традицию - в японском кино женщины нередко играют роль гарпий или Эриний. Сентиментальная драма безо всяких мотивировок сваливается в гиньоль - с втыканием иголок в болевые центры, отпиливанием ног и отрезанием голов. При этом коварный постановщик дает нам ложную передышку, на минуту представляя происшедшее сном и тут же погружая нас в продолжение кошмара. Занятно, что у гиньоля есть мораль, вернее, предостережение кинематографистам - не пробуйте девушек всуе, может откликнуться так, что мало не покажется. (Виктор Матизен)

Мелодрама ужасов. Этот фильм пользуется особым признанием у ряда отечественных и зарубежных критиков, которые восторгаются в нем причудливым смешением жанров - от семейной мелодрамы до пугающего и весьма жестокого, даже шокирующего триллера, явно рассчитанного не на слабонервных и впечатлительных зрителей. Хотя картине очень плодовитого японского режиссера Такаси Миикэ не помешало бы развитие типично национального мистического мотива о демоне, который является в облике женщины и даже оказывается способным жить на этом свете обычной супружеской жизнью и иметь детей. Но мистики и элементов фантастики данной ленте, к сожалению, недостает, пусть она и участвовала в фестивале «Фантаспорту» в португальском городе Порту, где заслужила особое упоминание жюри. Все, увы, сводится к психоаналитическому и психопатологическому случаю сексуально и физически ущемленной личности очень красивой девушки Асами, которая заманивает мужчин и изощренно мстит им за мучения, испытанные ею еще в детстве. Причем главный герой, рано овдовевший режиссер Сигэхару Аояма, который познакомился с Асами на кинопробах и сразу влюбился в нее, является, по всей видимости, далеко не первой и не последней жертвой этой воздаятельницы слепой кары всем представителям рода мужского. (Сергей Кудрявцев)

Сюжет: Притворившись кинопродюсером, вдовец Аояма назначает прослушивание красавице-балерине Асами. Через некоторое время он признается девушке, что пробы проходили на роль его новой жены. Асами не возражает, но ближе к финалу оказывается садисткой со шприцом в одной руке и пилой в другой, мстящей мужчинам за детские травмы. Самая убойная сцена: Подсыпав неназванный наркотик в питье своему кавалеру, очаровательная экс-балерина Асами готовится к истязаниям. Аояма в это время галлюцинирует: он переносится в дом Асами, где встречает мужчину на протезах, человека в мешке (у него нет трех пальцев, языка, уха и глаза), саму Асами, а также ее в возрасте пяти и тринадцати лет (каждая из Асами пробует заняться с Аоямой сексом или хотя бы признается ему в любви). Пробудившись, Аояма обнаруживает себя обездвиженным; Асами, одетая, как мясник, в кожаный фартук и черные резиновые перчатки до локтей, достает коробку тонких игл для акупунктуры и ласково втыкает их в Аояму, а потом отпиливает ему ступню зазубренной проволокой. Собственно расчлененка мелькает в кадре лишь изредка: в основном мы видим страшно довольное лицо девушки. Источник ужасного: Женщина. Жертва сексуального насилия порнографических pinku-фильмов 1970-х и кровавых «Подопытных свинок» наносит ответный удар. Что повлияло на фильм: Богатая традиция японского софт-порно. Национальное порно носит отчетливо садомазохистский характер: женщины в таких картинах, как правило, виктимны, и чем «пристойнее» кино, тем жестче с ними обращаются мужчины. В дальнейшем: Благодаря скандалам, связанным с показом «Кинопробы» на европейских фестивалях (обмороки и тошнота в зале, взрывы феминистского негодования), Миике стал на Западе самым известным современным японским режиссером после Такеши Китано. (Василий Корецкий, из статьи «10 японских ужасов»)

Вообще-то «Кинопробы» сняты в 1999-м, но прославились в 2000-м, когда попали на кинофестивали и вышли в мировой прокат. На важном для Европы Роттердамском фестивале, много сделавшем для пропаганды японского и корейского кино, завоевали две награды (в том числе приз ФИПРЕССИ). Японец Миике, подобно корейцу Ким Ки Дуку, может делать по три, а то и четыре и даже семь картин в год: в его фильмографии, начало которой было положено в 1991 году, более девяноста названий (!). В 2001-м в Роттердаме показали сразу четыре его картины, о Миике написала вся европейская пресса, он был признан чуть ли не режиссером года. «Кинопробы» - это картина, побивающая рекорды азиатской жестокости и сюжетной непредсказуемости. Мужчина с внутренним кризисом, потерявший жену, устраивает фальшивое прослушивание, реальная цель которого - найти претендентку на роль новой спутницы жизни (недавно подобная сплетня была о Томе Крузе). И вроде бы находит свою единственную: тихую, покорную, красивую, умную, несчастную. Первый час фильм развивается как любовная история. Но потом выясняется, что девушка-то - монстр, который может, например, преспокойно втыкать спицы в глазные яблоки обездвиженного ядом мужчины. Картины Миике по-прежнему отбирают важнейшие фестивали: Каннский, Венецианский, все тот же Роттердамский. Но, кажется, ничего сопоставимого с «Кинопробами» он не сделал. С годами все очевиднее становится, что Миике прежде всего мастер треша. Некоторые представители этого жанра 1950-1970-х годов (Эд Вуд, например) считаются теперь режиссерами культовыми. Смотреть такое кино - особый шик. Миике, пожалуй, единственный сегодня автор, регулярно отдающий дань трешу, которого признали и фестивали, и киноманы, и коллеги-режиссеры: в его фильме 2007 года «Сукияки вестерн Джанго» снялся сам Тарантино. Можно даже сказать, что благодаря Миике произошла переоценка треша в современном массовом сознании. (Анастасия Гладильщикова)

Нечто странное происходит в японских головах. Кажется, режиссеры новой генерации (дебютанты 90-х годов) решили доказать ретроградам из киношкол, что драматургические прописи давно устарели. Сюжет как таковой, оказывается для них материей вторичной - ведь все возможные истории перетолкованы многократно в несчетном числе ужастиков, боевиков и мелодрам. «Искра» в этаких фильмах высекается от сшибки жанровых и стилистических рядов, от внезапных прыжков из «высокого» к «непотребному» стилю, от омерзения - в смех. Возможно, подобные фильмы и стоит припечатать подзабытым клеймом «постмодернизм». Но опусы Такаши Миике все же не слишком похожи на творения пересмешников тарантиноидного толка. Автор манипулируют не столько конкретными цитатами из памятных лент, сколько «совокупным багажом» канонических жанров. За пародийными наворотами их фильмов зачастую брезжат вполне серьезные рефлексии и вопросы. Что, собственно, случается в «Кинопробах»? Стареющий вдовец желает вторично вступить в брак. Для потенциальных невест устраивает кастинг (благо кинопроизводству он не чужд). Выбирает самую хрупкую и «воздушную» из дев. Скромница же нежданно превращается в заправскую femme fatale. Сей каркас пригоден и для голливудского триллера (а-ля «Основной инстинкт») и для декадентского романа о чарах роковых дам и для представления японского театра кукол (один из главнейших трюков коего - мгновенное превращение «ангела красоты» в «дьявольское отродье»). Зачин картины стилизован под душещипательный эпизод «семейной» теленовеллы. Далее, будто месяцы в календаре, вытесняют друг друга «камерная драма», лирическая комедия, добротная «лав стори», детектив, мистический триллер. Перед финалом кино ныряет в вязкий «наркотический бред». Но и это еще не заветный пик жанрового парада. Завершается картина экранным «театром жестокости» - с методичным истязанием жертвы, с перепиливанием мужских ног (демонстрируется в кадре). Впрочем, концентрация агрессии и боли на один миллиметр пленки оказывается столь высока, что провоцирует не жалость, а смеховую реакцию. С вершинной точки «восхождения в никуда» все любовные упования, все мелодраматические клише видятся суетой, чем-то нелепым и смехотворным. Главным шиком «современного искусства» (contemporary art) считается «картина про картину», медитация об «устройстве» живописи, как таковой. Такаши Миике перенимает этот подход, предмет его рефлексий - сама природа кинематографического повествования. Но за миражной чредой новомодных игр, в фильме его различим остов очень древнего мифа. Триллер-паззл «Кинопроба» подозрительно смахивает на старинный японский «кайдан» - рассказ-страшилку о недоброй сущности инь (женского начала)… (Сергей Анашкин)

[...] Такаши Миике - потрясающий самобытный режиссер, ставший жертвой собственной плодовитости. Его фильмы, мало чем уступающие творениям Квентина Тарантино или Тони Скотта, в отличие от последних, не становятся важными кинособытиями. Что тут поделать: какой-нибудь Гай Ричи делает подобные фильмы раз в три года, Миике - три раза в год, но может это и хорошо, что даже самые преданные фанаты выдающегося японца не осилили всех его картин - в фильмографии Миике их насчитывается более 70 (!) за 18 лет. Еще одна несправедливость: все, что происходит в лентах Миике, даже самый занудный кинокритик будет описывать, как восторженный мальчишка: «Он ему, короче, по куполу, а тот, значит, встает, берет того за шкирятник и хрясь его об стену, тут приходит весь такой в белом и кладет их обоих». Потом критик начнет думать, как из этого разноцветного букета эмоций слепить удобоваримую статью, и не найдет ни гениальной режиссуры, ни выдающейся актерской игры, ни оригинальной идеи. А все потому, что Миике снимает быстро, на одном дыхании, и делает это как раз для тех самых «мальчишек», больших и малых. Именно поэтому один из таких «мальчиков», Квентин Тарантино, назвал его своим любимым режиссером. [...] (Лео. Мар.)

Образцово положительный японец средних лет, давно похоронивший жену, воспитывает в одиночку сына. А когда отпрыск уже начинает приударять за слабым полом, решает тоже найти новую спутницу жизни. С помощью друга-киношника он под видом поиска актрисы устраивает смотрины кандидаток на роль будущей жены и после продолжительного «кастинга» находит свой идеал. Девушка Асами становится для него тем эталоном красоты и кротости, ради которого можно не только изменить своей холостяцкой жизни, но и вообще бросить все на свете. Дальнейшие события начинают развиваться по законам романтической любовной истории: первая встреча, вторая, неловкие попытки немолодого вдовца расположить к себе юную чаровницу. Мужчину не останавливает даже то, что кое-какие рассказы Асами о себе не соответствуют информации, что он узнал о ней самостоятельно. Но все нарастающее влечение к красавице застит глаза, и вот уже назначается первое настоящее свидание в загородной гостинице. Однако в отеле случается нечто, что заставляет мужчину в первый раз насторожиться. Совместно проведенная ночь, после которой девушка исчезает без предупреждения, на утро кажется сущим кошмаром. Но это ничуть не сбавляет любовную страсть, наоборот, еще больше распаляет интерес к загадочной незнакомке. Режиссер долго расслаблял зрителя романтической лирикой, чтобы всего лишь одним кадром - перекатившимся по полу мешком - заставить впасть в оцепенение. После этого ступора начинается уже совсем другое кино, какое не приснится и в самом жутком сне. Перед зрителем развертывается «проекция страхов, что лелеют мужское подсознание перед красивыми женщинами». «Мелодраматические сантименты» сменяются шокирующим цинизмом и макабрическими эскападами. А концентрация жестокости и экстремальной эротики становится столь плотной, что у людей с неуравновешенной психикой может запросто случиться «эмоциональный криз», а то и припадок. Хрупкая поверхность «лав стори» надламывается и низвергает в бездну чистой паранойи. Умело спроецированный страх перед слабым полом для закомплексованных мужчин может обернуться уже хронической фобией. После этого фильма можно всерьез начать бояться женщин, шарахаться от них на улице или обходить стороной, стремительно перемещаясь на другую сторону тротуара. Снимая вроде бы очередной «би-фильм», Такаши Миике парадоксальным образом аккумулирует в нем элитные черты авторского кино, демонстрируя прихотливую игру изощренного ума. Рассказывая об отношениях полов через физиологию насилия, он прежде всего апеллирует к ужасу как одной из ключевых реакций коллективного подсознания и в то же время самых расхожих инструментов поп-культуры. Миике отважно оккупирует гибельную территорию, на которую мало кто из режиссеров отваживается зайти. В итоге почти басенная мораль о загадочности и обманчивости женской красоты оборачивается беспросветно черной иронией и запредельно кровавым гиньолем. Исчадие ада, обретшее здесь вполне конкретный образ манекенщицы Эйи Сиины в роли Асами, нежно курлыкая/мурлыкая что-то себе под нос, сначала примется втыкать иголки в веки своей жертвы, а затем отпилит ей ноги с помощью металлической струны. «Кинопроба», получившая в 2000 году премию ФИПРЕССИ фестиваля в Роттердаме, стала сенсацией года, сделав «поточного многостаночника» Миике, специализирующегося на дешевой продукции класса «В», по-настоящему сакральной фигурой. Культ этот оказался столь впечатляющим, что даже на какое-то время затмил собою Такеши Китано. После Odishon все разговоры о фирменном киношоке по-японски касались уже преимущественно экстремальных фильмов Миике. Так, благодаря всего лишь одному фильму, «мастеровитый ремесленник», делающий кино за пару недель и на минимум средств, моментально превратился в «самого необычного и многообещающего японского режиссера с задатками гения». (Малоv, sqd.ru)

Стахановец от кинематографа, обезображенный перекисью водорода маленький юркий японец Миике сходствует с гиеной. Нюх у Миике отменный - на всякую киношную падаль в особенности. Жанровые отслоения, комиксовую пестрядь, посверк гангстерских ножей - собрать-перемонтировать - и готов продукт, лихо взнуздавший литеру "В". Меж тем юродивым с врубленным в лицевую часть "чиизом" японец только прикидывается. Такаши Миике - субъект знающий. Кино для Миике как создание визуального палимпсеста: работать поверх чужого материала и об оригинале особо не париться. Пример - лента "Кинопроба", снятая по одноименному роману Рю Мураками. У Аоямы умирает жена. Годы и пресные объятия сослуживицы раны не лечат. Отстрадав, Аояма повторно решает довериться судьбе: найти себе еще одну выгодную партию ("Хочу, чтобы она была обучена - это дает людям уверенность"). Наперсник главного героя - киношных дел мастер - организует поиск: объявлены пробы на главную женскую роль. Запускать в производство новую картину никто и не собирается. Однако расчет по-японски точен: "Отсеются самые воспитанные - они счастливы, а счастливые играть не могут". Карты "заговорщиков" спутали биографии участниц. В одной из них Аояма прочитал о том, что жизнь - есть способ достижения смерти. Вдовец ликует: нашел отзвук своей печали в женском сердце. Обладательницу сердца зовут Асами (белое платье, целомудренно сведенные колени, доверчивый взор). Отринув тревожные сигналы: поданные девушкой сведения не соответствуют действительности - Аояма пустился во все тяжкие раскрашенные удовольствия. Раскрашенные, понятно, в багровые тона. Невинная барышня обратилась вдруг в кровожадную фурию. Навтыкала иголок в мужское голое. И левую ногу отрезала. Принялась было за правую конечность, но помешал сын Аоямы. В борьбе с благородным отпрыском лиходейка сверзилась с лестницы и сломала шею… Стоп. Снято. Всем спасибо. К "Кинопробе" прилагаются три интерпретационных ключа. Первый - "мифологический". Аояма любит ловить рыбу. Улики, оставленные Асами, находятся в баре "Каменная рыба". Рыба здесь - символ Нижнего мира, "Царства мертвых", куда под тяжестью "ноши" попадает незадачливый вдовец. Второй ключ - "экзистенциальный". На пике страдания Аояма обретает свое бытие. Показательна в этом плане реплика Асами: "Слова порождают ложь, а боли можно верить. Понять человека можно, если есть опыт боли". Третий, перефразируя одного швейцарского пенсионера, - "игра в Хичкока". "Кинопроба" - весьма вольная интерпретация мотивов некоронованного короля саспенса. Частенько свои ленты Хичкок подгонял под голливудский стандарт: первоначальная положительно трактуемая ситуация - нарушение (преступление) - восстановленное равновесие. У Миике эта формула приправлена сарказмом. Заключительная реплика в "Кинопробе": "Жизнь прекрасна. Ведь правда?", - проходит на фоне собачки с перерезанным горлом, девицы со сломанной шеей и изувеченного мужичка. Хорошо известен хичкоковский мотив - "каменная статуя"/"истукан" ("Завороженный", "Саботажник", "Шантаж", "К северу через северо-запад" и др.). Статуя воплощает фатум или тот механизм, который вырывает героя из повседневности и повергает в кошмар. В фильме японца статуя - объект с нулевым значением, второстепенная декоративная деталь. Сын Аоямы занят изучением окаменевших останков динозавров. Палеонтологические памятники появляются в виде иллюстраций и на дисплее домашнего компьютера. Ряд фильмов Хичкока (от "Ребекки" до "Под знаком козерога") пронизан мотивом "женщины, травмированной негативной фигурой отца". У Миике - Асами подвергается в юном возрасте насилию со стороны отчима. Тот мастурбирует во время балетных упражнений девочки, а после прикасается к ней раскаленными прутьями. Кроме того, японский режиссер использует хичкоковский инвариант "исчезающая леди" ("Леди исчезает"): после ночи с Аоямой Асами пропадает, чтобы "воскреснуть" в новом, незнакомом для любовника обличии. В контексте "исчезновения" фильм Миике сближается с "Головокружением". Как и герой Хичкока, Аояма "разорван", "раздавлен" двумя образами одной и той же женщины. Из "Головокружения", возможно, перекочевал и мотив "спирали". У Хичкока, по наблюдению Славоя Жижека, спираль появляется в показанном крупном планом глазе (в титрах), в локоне волос Карлотты Вальдес, винтовой лестницы в церкви. Упоминается и знаменитый поворот камеры на 360 градусов в сцене свидания Скотти и "Джуди" - "Мадлен". У Миике заключительные сцены также подчинены круговому движению. В голове Аоямы, отравленного виски, проносится вся история отношений с девушкой. Сюда добавляются микросюжеты с едва знакомыми людьми из "прошлой жизни". Здесь японец пародирует, пользуясь определением Жижека, хичкоковский прием: создание "замкнутой на себе самой временной петли, в которой прошлое и настоящее соединены в две стороны одного и того же бесконечно повторяющегося кругового движения". Вспомним в "Кинопробе" стальную петлю, накинутую на шею отчима-садиста, спиральки на колонах в номере гостиницы и т.д. Нельзя не отметить и ставшие классическими после "Окна во двор" мотивы "кокона" и "наблюдателя". В фильме Хичкока Джеф после катастрофы "прикован" к инвалидному креслу. Он - заложник своего раздробленного, загипсованного тела, которое называет коконом. Джон пристально следит за окнами соседнего дома, где совершается преступление. В "Кинопробе" герой также становится узником собственной биологической оболочки. Органы парализованы, но Аояма в состоянии чувствовать боль. Аояма визуально "прикован" к действиям Асами по умерщвлению его плоти. Следы английского режиссера можно искать и далее, благо Миике на цитатный материал не поскупился. Однако повышенное внимание следует уделить знаменитым хичкоковским манипуляциям со зрителем. Режиссер утверждал, что аудитория похожа на гигантский орган: "В один из моментов мы играем [...] такую-то ноту и получаем такую-то реакцию, а затем мы играем другую ноту и они реагируют другим образом". "Стимулы и реакции" приобретают весьма любопытные очертания в фильме Миике. Асами - персонаж занимающий двойную позицию: женщина, мстящая за "измену" ("ты обещал любить меня только одну, а у тебя есть сын"); в то же время - "орудие" раскрытия Другого. С этой точки зрения - знакомство с Асами изначально было запрограммировано на трагический конец. Аояма давно мечтал умереть, чтобы воссоединиться с умершей супругой. Но каковы же реакции зрителя? Он жалеет Асами, ведь она жертва родственника-педофила; в то же время зритель требует справедливого наказания за проявленную жестокость. Тут капкан и захлопывается. Желая видеть смерть мучительницы зритель сам выступает в роли садиста. При этом зритель чувствует, что является жертвой манипуляций режиссера Миике, с чьего ведома вся каша и заварилась. "Кинопроба" отнимает у зрителя привилегию "развлечения", который становится ответственным не только за то - что смотреть, но и за то - как смотреть. Серьезный мессидж от режиссера-трикстера, аранжировщика от кино, любителя Брюса Ли и мотоциклов. (Роман Новиков)

После того, как три упыря в Беловежской пуще дрекольем шариковых ручек до смерти закололи мертворожденный манекен совецкого союза, вместе с ним на кладбище монстров была отправлена и индустрия совецкого кинопроката, заточенная под некоммерческое использование. Ее высокоидеологическая подоплека стала никому не интересна, а деньги зарабатывать она не умела, вот и попала под ловкую ручонку палачей из демократической революции. Страна погрузилась в голубое мерцание телевизоров, а белые полотнища киноэкранов линяли, желтели и сердобольные прислужники демократии воровали их на дачи для приспособления к приусадебным участкам. Казалось, кино ушло в прошлое и больше никогда веселый смех ребенка не озарит пыльных кинозалов. Однако после того, как едкая волна интереса к остросоциальной телевизионной продукции схлынула и открылся интерес к зарабатыванию денег через массмедиа, оказалось, что кинематограф по прежнему остается важнейшим из искусств, потому что позволяет колотить нереальные бабки. Как грибы после кровавого дождя начали медленно вырастать кинотеатры. Впрочем, меня это поначалу не касалось. Будучи годами человеком сугубо телевизионным, привычным смотреть новинки с двухгодовым опозданием, дома под дребезжащий треск старого лампового аппарата, я настолько отвык от всяких там кинотеатров, что они в принципе исчезли из моего соображения под класс. Редкие коллективные посещения кинематографа для просмотра таких шедевров как "Танцующая в темноте", "Беги, Лола, беги" или "Забриски пойнт", совершенные за бешенные по моим тогдашним представлениям бабки не сулили мне кинематограф в качестве чего-то обычного. Посещение кино по уровню торжественности было вроде похода в ресторан. Это были рейды на территорию туманного врага, обреченного на вымирание. И не забывайте - тогда еще не началась эпоха мультиплексов, и кинотеатры были сплошь куцыми, убогонькими, кое-как выплывшими из прошлого века на волне апокалипсического ужаса перед миллениумом. После их посещения оставалось чувство причастности к какому-то нелепому заговору, в котором участвовать не хотелось из-за ужасных санитарных условий. Впрочем, эти нечастые рейды постепенно примиряли меня с существованием кинематографа. Благо еще, что студентам в кинематографе предоставляли скидки, а я хоть студентом уже и не был, студень стойко носил при себе. Впрочем, и без студня, кассиры трезво судили, что чорный парень в их белой стране может быть только заезжим студентом, вырванным из объятьев сочных саванн. Не в магазине же, торгующем кинопродукцией ему работать и не быть же ему подобно Чуйсе гражданином их большой несуразной страны! А между тем реальность была диаметрально противоположна иллюзиям маразмирующих кассиров. В 2001 году "Арт-хаус линия "Другое кино" в дополнение к видеокассетам агитационного содержания, приступила к выпуску маленьких, формата A5, журнальчегов под своим титульным названием, распространявшихся совокупно с кассетами. Как и кассеты эти журнали пропагандировали только-только сформулированный тогда артхаус. Как сейчас помню, в первом номере журнальчега превозносились красоты сурового исландского кино, во втором - кажется бредни кино корейского. А помимо географических зарисовок в каком-то из журнальчегов, я наткнулся на обзор рынка азиатского артхауса, рисовавший его кровавым месивом, хедлайнерами в коем выступали "Кинопроба" Миике, "Остров" Кима и еще всякие зверства дальневосточной кинокухни. Я по тем временам был юн и неопытен, высокохудожественных зверств на экране не видел, потому они вызывали острый интерес. Не сошло еще на нет доверие к кенокритегам и в голове рисовались картины башковитых очкариков, интиликтуально откинувшихся на кресле в темноте кинозала, тренирующим свой и без того совершенный вкус на очередной киноновинке. Таким образом, когда в Доме Кино нарисовался прокат "Кинопробы" (доплывшей до расее с двухгодичным опозданием), я засобирался в кинозал реализовать интиликтуальный апломб. Один. Это был какбы первый росток моего кинопрокатного сознания, выбивший пробку кинослепоты. Было, впрочем, одно-но: фильм был японским, а я к Японии испытывал странное чувство - что-то вроде ненависти, помноженной на отвращение. Когда при мне говорили об Японии, я сиреневел и порывался продемонстрировать всем колбасню бутеров, которые ел за завтраком. При этом, подобно первокласснику, который и хочет и боится потерять девственность, я все еще был под впечатлением от "Любовного настроения" Вона Кар-вая и обычный мой антидальневосточный пафос поумяг. В конце-конце, рассудил я, не ограничивается же Япония Нагисой Ошимой, наверняка это не вершина кошмарного айсберга. Может, и в Японии окажутся свои Вонкарваи? В солнечный сентябрьский вторник, боком вышедший мне выходным, я проехал в центр нашего города, прошел по раскинувшемуся бродвеем Невскому и купил за полцены студенческий билет на "Кинопробу" - первый раз один, первый раз сам, первый раз на первый ряд. В те далекие времена я был под впечатлением покойного кинокритика Добротворского, который посмертно через толстые, но хорошо иллюстрированные книги продолжал отстаивать точку зрения, что кино надо смотреть лишь с первого ряда, для наиболее полного погружения в глубины фильмы и единения с его участниками. Горя желанием испытать его просмотровые идеи, я и оказался на первом ряду в пустом темном зале, который со мной разделили от силы дюжина человек, среднестатистически рассредоточившихся по парчовым креслам. Потом случился фильм, который оказал на меня глубокое, парализующее действие. Новизна происходящего, острота непритупившегося еще восприятия, погружение с первого ряда в суть происходящего на экране многократно усилили термоядерный терапевтический эффект и я провел фильм как загипнотизированный кроликом удав - сжимаясь и разжимаясь мускусами длинного округлого туловища. Я с головой погружался в предлагаемую Миикой прогулку по потустороннему японскому миру, отчасти знакомому мне по книгам пересмешника Эдогавы Рампо. Наверно будь я в тот момент знаком с такими кинофильмами Линча как "Малхолланд Драйв" или "ВНУТРЕННЯЯ ИМПЕРИЯ" я бы счел Миике линчеванным эпигоном, но это было ДО эпохи Линча, и я был совершенно Миикой заворожен. До такой степени, что нервно рассмеялся, когда в разгар пыток Аояма просыпается и Асами говорит ему - я согласна на твое предложение. Это была прекрасная игра на чувствах зрителя. До сих пор этот фильм остается моим самым сильным кинопереживанием. После сеанса я ушел домой, уверенный, что теперь мир станет другим. Холодное сентябрьское солнышко окрасило свет в кинопробные краски, и я будто какой-то опустившийся торч торил путь домой воспринимая мир изломанным через череду призм и фильтров. Все казалось таким волшебным, чарующим и манящим. Пришед домой, я стал разогревать ужин и тут краем глаза увидел на телеэкрану einsturzende neubauten - или говоря с некоторым перефразированием разрушающиеся небоскребы. Самолеты как заведенные врезались в башни-близнецы и те уходили на землю, а комментаторы с ядовитой смесью горечи и счастья комментировали происходящее - на Америку напали террористы. Напали по всем законам сформулированного Голливудом жанра. Мое и без того измененное сознание совсем взорвалось батареей римских свечей, меня раздирали чувства, я был повержен, поражен, порежен - через телеэкран я присутствовал при начале новой киновойны, а за окном по-прежнему сияло холодное сентябрьское солнышко и зверства, творимые ангелоподобной Асами как никогда ярко отражались в изменившихся геополитических условиях мира. В тот день кино наконец утратило статус иллюзии и стал частью вселенной. Частью моей вселенной и частью твоей вселенной. Вот так я сходил в кино 11 сентября 2001 года. (Алексей Нгоо, ekranka.ru)

[...] Самый высокий среди критиков рейтинг в Европе, да и в наших палестинах, у фильма «Кинопроба» Миике Такаси. Знакомство с этим режиссером, действительно, неплохо начинать с этой очень чисто сделанной притчи. Наслушавшись о скандальной репутации и фильма, и автора, вы будете битый час вежливо скучать, изумляясь, за неимением сюжетных потрясений, тому, какстранно для нашего глаза, уже напрочь замыленного тарантиноидным монтажом и растиражированной фонтриеровской съемкой «с рук», Такаси жестко ставит камеру на некую нейтральную точку - простые, симметрично выстроенные фронтальные кадры тянутся долго, как и невидимые тире в разреженных, с виду «пустых» диалогах вдовца и его возможной невесты, выбранной им на имитации проб к какому-то выдуманному телефильму своего друга. Думаешь, ну вот она, экспортная красота по-японски - медитация в прострации, дизайн пустоты и прочая икэбана эпохи хай-тек. А потом вдруг один из проходных персонажей, равнодушно улыбаясь, расскажет, как полиция пыталась сложить кусочки расчлененного трупа хозяйки заштатного бара «Каменная рыбка» в развеселой Гинзе и обнаружила три лишних пальца, ухо и язык. И добавит с бабьим вздохом: «Как ужасен наш мир, не правда ли?» Этот жуткий анекдот вызывает благодарный зрительский смешок - наконец что-то начинает случаться. Хотя до этого Миике Такаси уже рассыпал кусочками паззла массу намеков на то, что мелодрама про вдовца не такая уж за-унывная, что это всего лишь обманка в контексте названия фильма. Во-первых, сам вдовец в молодости баловался кинематографом и старый друг-телевизионщик напоминает ему некий якобы документальный, но весьма извращенный сюжет: любовный треугольник между танцовщицей, ее хозяином и мальчиком с синдромом Дауна. Вот, между прочим, когда надо было смеяться в первый раз, ведь двое уже немолодых дядек юным соискательницам, похоже, предложили именно эту сценарную идею. Во-вторых, где-то впроброс тот же друг, убеждая вдовца, что надо жениться на тех, кто счастлив (то есть, в его версии, не подходит для актерской профессии), говорит, что кинопробы будут не совсем фиктивными и, если найдутся деньги, он использует эти кадры для нового телепроекта «Героиня завтрашнего дня». Кадры кинопроб на самом деле отменные. Вереница девушек, по очереди садящихся на стул спиной к огромному окну, они рассказывают в двух словах о себе. Одна - в кимоно и с веером - позирует а-ля гейша. Другая выставляет попку в бикини, как типичная «японка с календаря». Третья почему-то пытается станцевать фламенко, притопывая и прихлопывая. Четвертая училась в Париже на дизайнера одежды, но полагает, что актрисой тоже стать неплохо бы. Пятая уже вдоволь напробовалась - снималась в «кино для взрослых», короче, в порно. Шестая - королева журнальных обложек - хочет от пин-апа перейти к действию. Седьмая, восьмая и далее… Монтажные планы становятся все короче, девицы почти мелькают, нужен перерыв. Только значительно позже появляется она, вообще-то, уже заранее выбранная вдовцом по анкетам, хотя умудренный киношным опытом друг и не советовал доверять фотографиям. Позже он же посоветует не доверять этой загадочной и лживой скромнице и окажется прав. Но его правота - это всего лишь логика мелодрамы, которую Миике Такаси подсунул доверчивым зрителям, пришедшим на «Кинопробу». У названия фильма в каком-то смысле нет кавычек, а в каком-то их даже больше, чем нужно. Это и предложение убедиться во временных рамках одного сеанса, как легко скучно-банальное переходит в невыносимо ужасное и наоборот - подобно тому как лирическая героиня, с самого начала не менявшая снежно-белый костюм, надевает в макабрическом финале поверх него черный прозекторский фартук и приступает к изысканным пыткам своего незадачливого жениха. Это и проба душевных сил и здравого смысла зрителей на прочность. Во всей путанице сна и яви, пустого бытовизма (любое место действия нам показано подробно, с уточняющими деталями) и ночного кошмара (на сорок седьмой минуте повторяющаяся довольно тупая мизансцена - телефон, мешок, девушка - чуть меняется: мешок со стоном переворачивается сам по себе), как и в балетном фуэте, надо найти неподвижную точку опоры для взгляда. Лучше всего для этого подходит юмор. Достаточно сопоставить деловитые рассуждения двух слишком уверенных в себе мужчин о том, кто из будущих претенденток может сгодиться в хорошие домохозяйки одному из них, с такими же деловитыми пояснениями роковой избранницы, отрезающей мужчине ступню: «Без ног далеко не уйдешь». Конечно, дьявол - это женщина, охваченная современным пламенем феминизма. Но мужской-то шовинизм просто не поднимается выше известно какого уровня. Так что можно не слишком переживать из-за мучений героя - в рамках предложенной игры оба «сексиста» стоят друг друга. Это и разные пробы пера - режиссер, испытав нас предельно ровными и плоскими кадрами в «объективной» экспозиции, совершенно как Хичкок в «Психозе», начинает постепенно менять манеру, играя светом и тенью в снах (между тем что здесь сон, не совсем ясно), а то и беря ручную камеру, которая с шершавым звуком шарит безумным взглядом по стенам и обстановке, когда избранница-упырь приходит в дом своей жертвы. Такаси - виртуоз изображения, даже когда он работает задешево на цифровой съемочной технике. Но «Кинопробу» он снимал на хорошей пленке, поэтому выстроил удивительную в своей смысловой наполненности цветовую партитуру - от светлых, но почти лишенных цвета меланхоличных серых будней (офис, зал кинопроб, стерильные интерьеры якиторий) до мрачной, какой-то готической колористики кровавого финала. Тут и пробы разных психологических трактовок. Героиня в эпизоде первого свидания в кафе, к которому фильм все время возвращается, каждый раз рассказывает разное о своем прошлом, решительными рывками из идеального образца будущей домохозяйки (прекрасные родители, большая любовь к балету, здравое отношение к своей травме и невоплощенной мечте о сцене) превращаясь в идеальное воплощение будущего кошмара (особенно хорош изувер отчим в инвалидной коляске, для которого малышка Асами с ее ожогами на ногах навсегда осталась связана с нежнейшей темой из оперы «Кармен», которую он наигрывает на пианино). Тут и столкновение естественного метода проб и ошибок («Это всего лишь жизнь, не так ли?» - настойчиво повторяет героиня, и эти ее слова становятся последними в фильме) с искусственной схемой дедуктивного размышления (девушка, в анкете для кинопроб написавшая: «Жизнь - лучший способ достичь смерти», просто обязана в финале показать наглядно, как это делается, ласково-садистически щебеча: «Агония - это лучший опыт в жизни»). Всего лишь жизнь, всего лишь агония, всего лишь смерть. Может, конечно, это и фига в кармане, показанная знаменитому и пошлейшему трюизму «Восток - дело тонкое», чистой воды экзотическая и хулиганская азиатчина про призрака-суккуба. Но рассказана она все же универсальным языком. Если у каждого времени есть свои «8 1/2», тогда «Кинопроба» - фильм, декларативно объявляющий в названии, что он «про кино», - вполне годится для конца века, так напряженно ожидавшего Апокалипсиса, что, может, действительно, стоит в самые болевые точки воткнуть иголки, приговаривая: «Глубже, глубже, глубже». Нельзя доверять фотографиям - у каждого человека есть ракурс, в котором он смотрится идеальным. Нельзя доверять людям - девушка, вся в белом, может достать из своего темного прошлого тонкую стальную струну и отпилить мужчине ноги, чтобы не остаться одинокой. А вот боли можно доверять. Впрочем, нет. Это говорит глумливая героиня, которая, собственно, и есть ходячая боль. Автор «Кинопроб», сбросив ее с лестницы, как испорченную куклу, дает понять, что боли можно доверять только в том случае, если можешь над ней посмеяться. И дает урок - и боли, и смеха. После этого урока на ум первым делом приходит Бунюэль - из-за холодной интеллектуальной элегантности, с которой последовательно препарируются сюжетные линии, доводимые до абсурда. А вторым - Альмодовар, который лихо снимает по «закону желания», принимающего самые причудливые позы. Его прихотливые сюжеты, годящиеся для десятка увлекательных зрелищ, так же трудно пересказать во всех подробностях - какие-то линии безнадежно теряются, но при этом любой кажущийся алогизм и чрезмерность имеют внутри картины четкую формулировку, а все ружья, развешанные по стенам в начале, снайперски стреляют в конце. [...] Миике Такаси, наверное, сегодня может считаться главным хулиганом не только Японии, но всего современного кинематографа. Он снимает по четыре фильма в год во всех техниках, какие возможны, ТВ, видео, кино и «цифра». Он берется за любые жанры - от семейной комедии до мюзикла, не боясь провалов и не стесняясь в средствах. Он нисколько не претендует на то, чтобы его фильмы относили к авторскому кино, предпочитая успех у зрителей и кассу. Но европейские фестивали, открыв этого трудолюбивого панка из Страны восходящего солнца всего три года назад, сделали его культовым среди интеллектуалов, любящих разгадывать загадки. На «Кинопробе» (сама видела) крепкие парни воют от ужаса, а хрупкие девушки впадают в страшную смеховую истерику. Так что «Живым или мертвым» - это не просто название фильма. Это особый метод повышения зрительского адреналина. Ведь кирпич в жизни, к счастью, не часто падает на голову. А иногда это даже полезно. (Ирина Любарская)

Главной героини, конечно. Классическая история мести, пересказанная на японский манер: девушка приходит на пробы, которые никакие не пробы, а настоящий cattle market, устроенный по просьбе бизнесмена, в свое время потерявшего жену, и мечтающего обзавестись новой, «с традиционным воспитанием и образованием». О чем он и сообщает героине спустя некоторое время. Ирония происходящего дальше в следующем: большинство «конкурсанток» с удовольствием согласились бы на данный расклад, но только не Асами. В начале фильма была брошена фраза о том, что счастливые не способны хорошо играть. Трудное детство и сломанная карьера сделали из ее жизни то, что она сама назвала несчастьем. Ей нужна была роль в фильме, роль любимой женщины, только не роль очередной домохозяйки. Осознав это с самого начала, главный герой мог бы избежать кровавого террора, который за этим последовал. (Augentier)

Этот фильм окончательно обозначил международное признание Миике, по крайней мере на уровне фестивалей. В след за «Живым или мертвым» и «За гранью дозволенного», «Прослушивание» обозначило последний штрих в иероглифе «Миике - большой и самобытный режиссер». Если какие-то фильмы и раньше выезжали за пределы Японии, то «Прослушивание» выиграло призы на разных фестивалях, в том числе и на лучшем фестивале в мире - в Роттердаме, а также даже было в прокате в целой куче стран. Одно время на imdb комментарии пользователей открывались одной фразой: «WOW!» и это было действительно «УАУ!». История о том, как один мужчина, потерявший жену и живший один с сыном, решает найти себе супругу. Ради этой цели он пользуется своей дружбой с одним киношником, который и устраивает ему целый поток девушек под прикрытием прослушивания на съемки картины. По иронии судьбы, понравившаяся ему девушка похищает своего «избранника» и начинает пытки. Сценарий написал один из нашумевших и, по-моему мнению, действительно интересных и талантливых современных японских писателей - Рю Мураками. В этой картине Миике резко отказывается от своих прежних идеологических наработок в пользу новых мыслей и решений и на новом поприще играет просто превосходно. Тут почти нет якудза, насилие тут, конечно же, присутствует, но точечное. Фильм по большому счету вообще камерный, а история - это такой разряд генератора Ван Дер Граафа между двумя накаленными, оголенными проводами безумного одиночества. Вообще, чем меньше рассказывать об этом фильме - тем лучше. Там под конец там есть еще такой хитрый сюжетный кульбит, что измученный зритель обязательно вздрогнет. И уж обязательно долго будет в его голове звучать безумные слова «глубже, глубже, глубже...». (M_Thompson)

Если вы решили познакомиться с творчеством Такаши Миике, начав с фильма «Кинопробы», пожалуй, это удачная мысль. Вопрос в том, хотите вы знакомиться с этим творчеством, или нет. Говорю так, потому что фильмы Миике, такие же коварные и непредсказуемые, как и его герои. Точнее даже сказать героини, коварству которых, как мне показалось, не уступает ни одна картина азиатских режиссеров. Я думал, что из всего азиатского кино, которое было мной увидено, самым захватывающим фильмом был, есть, и всегда будет оставаться знаменитый «Олдбой» Пака Чхан Ука. Но «Кинопроба» Миике заставила пересмотреть свое мнение на этот счет. Во-первых стоит отметить, что сценарий подготовил уже известный нашей публике Рю Мураками (не путать с однофамильцем Харуки Мураками). Современный писатель и кстати кинорежиссер. Впрочем, кинематографическая деятельность Мураками значительно менее известна, нежели литературная и главным образом он известен как писатель. Что еще больше говорит о качестве написанного для фильма сценария. Во-вторых «Кинопроба» Миике не первый из 89 фильмов режиссера. Благодаря этому, можно увидеть полную работу зрелого автора над картиной. Теперь что касается самого сюжета. Мужчина, семь лет назад потерявший жену, решает найти себе новую подругу жизни. С помощью приятеля, близкого к шоу-бизнесу, он организовывает кинопробы, которые на самом деле становятся смотринами девушек. И он находит то, что искал. Точнее так думает. Эта история с виду очень проста, и хочется верить, что слова главного героя - «однажды мы поймем, что жизнь прекрасна и удивительна, ведь это и есть сама жизнь» - чистая правда. Только развитие сюжета говорит нам совсем о другом. В жизни всегда хочется найти для себя человека «не такого как все». Человека идеального во всем. Только поиски «не такой как все», приводят к вечному «не все то золото, что блестит». От морали никуда не деться. Кроме этого, посмотрев фильм, мы понимаем, что плохое детство может очень сказаться на будущем каждого человека. Хотя это далеко не все, что запоминается после просмотра «Кинопробы». Вернемся к развитию. Фильм включает в себя четыре жанра - драму, детектив, триллер, ужасы. На мой взгляд это и сделало его захватывающим. Точнее, повторюсь, это сумел отлично сделать режиссер. Нужно отметить профессионально проведенную работу над сюжетом картины и уверенной игрой с жанрами. В начале перед нами разворачивается обычная драма, или я бы даже сказал мелодрама, которая стала неплохой экспозиций к фильму и его завязкой. После начинается явный детектив, который смело перетекает в триллер в развитии действия. И в полном смысле этого жанра - «ужасная» кульминация. Если вы хотели узнать, а еще лучше увидеть, что такое «женский садизм», здесь этого предостаточно. Вот, кстати, почему фильм «Кинопроба» и напоминает знаменитую картину о мести - «Олдбой». Только вот «Кинопроба» была снята на четыре года раньше. За что можно стоя аплодировать последней сцене фильма. Ну или же отворачиваться от экрана. Это кому как удобнее. Прекрасно выстроеная композиция, с абсолютно напряженной, и я бы даже сказал «разрывной» кульминацией делает этот фильм в одно время очень понятным, с точки зрения драматургии, в другое время очень непредсказуемым с подачи режиссера. Стоит также отметить игру актеров Рио Ишибаши и Еиши Шиины. Актеры очень подошли на роль. А Еиши Шиина вообще поразила своей игрой. Образ женщины во всех ее проявлениях у нее удался. Если меня спросят, кто из азиатских актрис мне нравится больше всего, я обязательно вспомню о Еиши Шиине. Если конечно когда-нибудь запомню ее имя и фамилию. Кроме этого очень неплохие операторские решения, передающие характер главной героини фильма. Эти, присущие, на мой взгляд, азиатским режиссерам, «картинки», появляются в сценах с героиней. Уместная статика, дополняющая сюжет. Ее можно не заметить, но о ней нельзя не сказать. Эти «картинки» говорят о чем-то неизвестном, делают сцену странной. В этих «картинках» есть интрига. Что уже говорит о неком присутствующем недоверие. Это настораживает. Это хочется смотреть дальше. Это интересно. Однажды я посмотрел знаменитый «Звонок» в исполнении азиатских режиссеров. И больше всего в этом фильме меня поразили паузы, или точнее секунды ожидания того, как на экране перед зрителем покажется что-то ужасное. То, что по сюжету напугает зрителя. Эти паузы были наполнены настораживающей музыкой. Собственно как и во всех «голливудских» ужастиках. Но дело здесь было абсолютно в другом. Эти паузы были намного дольше, чем в «голливудском» кино. Если американцы приучили нас к определенному времени, то азиаты это время увеличили. Вот так ты сидишь и ждешь что вот-вот из-за угла выскочит что-то ужасное. Можно будет это увидеть, и расслабиться до следующей такой ситуации. А не тут-то было. Длинна паузы такая, что тебе уже не только не по себе, ты просто не находишь места. И ты даже начинаешь обо всем этом задумываться. А пауза все идет. И вот в самый непредсказуемый момент это ужасное все-таки выскакивает на экране. И застает тебя по-настоящему врасплох. В такой ситуации можно и сердечный приступ получить. В картине «Кинопроба» точно также меня поразил нашпигованный коварством и непредсказуемостью сюжет. Это также запомнится надолго. Это точно также держит тебя возле экрана. Думаю, что после вышесказанного вы уж точно захотите познакомиться с творчеством Такаши Миике. Это того стоит. Это кино стоит попробовать. Лично мне уже хочется посмотреть его следующий фильм. (avdeich)

comments powered by Disqus