на главную

МАРОККО (1930)
MOROCCO

МАРОККО (1930)
#10378

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Мелодрама
Продолжит.: 92 мин.
Производство: США
Режиссер: Josef von Sternberg
Продюсер: Hector Turnbull
Сценарий: Benno Vigny, Jules Furthman
Оператор: Lee Garmes, Lucien Ballard
Композитор: Karl Hajos
Студия: Paramount Pictures
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Gary Cooper ... Legionnaire Tom Brown
Marlene Dietrich ... Mademoiselle Amy Jolly
Adolphe Menjou ... Monsieur La Bessiere
Ullrich Haupt ... Adjutant Caesar
Eve Southern ... Madame Caesar
Francis McDonald ... A Sergeant
Paul Porcasi ... Lo Tinto, Nightclub Owner

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1454 mb
носитель: HDD1
видео: 640x464 XviD 1998 kbps 25 fps
аудио: MP3 224 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «МАРОККО» (1930)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Марокко, конец 20-х. Певица Эми Жолли приезжает выступать в местное варьете. Богач и донжуан Ла Бессье предлагает ей своё покровительство, а спустя некоторое время - руку и сердце. Но Эми влюбляется в легионера-американца Брауна. После недолгих колебаний она отказывается от обеспеченной жизни в доме жениха и уходит за любимым, отправляющимся в дальний поход в пустыню...

Эми Джоли (Марлен Дитрих) - главная героиня картины, выступает в местном варьете и покоряет всех своими великолепными номерами. Ла Бессье (Адольф Менжу) - богатый и надёжный человек. Он быстро влюбляется в великолепную и экстравагантную Джоли. Ла Бессье предлагает ей свою руку и сердце, но на одном из своих выступлений Эми Джоли знакомится с иностранным легионером Томом Брауном (Гэри Купер). Эми Джоли влюбляется в Тома и отвергает заманчивое предложение Ла Бессье, закрыв глаза на все трудности своего выбора.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1931
Номинации: Лучшая женская роль (Марлен Дитрих), Лучший режиссер (Йозеф фон Штернберг), Лучшая работа оператора (Ли Гармз), Лучшая работа художника (Hans Dreier).
Nominated for 4 Oscars. Another 2 wins See more awards
КИНЕМА ДЗЮНПО, 1932
Победитель: Лучший филм на иностранном языке (Йозеф фон Штернберг).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Сняв "Голубого Ангела", Штернберг вместе с Марлен Дитрих (1901-1992) отбыли в США. Там на протяжении первых четырёх с половиной голливудских лет они создают фильмы, обеспечившие им бессмертие: "Марокко", "Обесчещенная", "Белокурая Венера", "Шанхайский экспресс". В них Марлен формирует свой образ - женщина "с прошлым", но чистая сердцем, сохранившая, вопреки всем разочарованиям, веру в любовь.
В своем шикарном доме на Голливудских холмах, на таком же кинопроекторе как и у героини "Бульвара Сансет", Марлен любила снова и снова просматривать финальную сцену из "Марокко": мужественная певица Эми Жолли уходит босиком по песку марокканской пустыни навстречу закату, вслед за неверным возлюбленным. "Она прелестна, - говорила Марлен о себе в третьем лице. - Она просто неподражаема".
Неверного возлюбленного и мужественного легионера сыграл красавец Гари Купер (1901-1961).
В 1992 году внесен в Национальный реестр фильмов США.
Тихий американец (к юбилею Джозефа фон Штернберга), Ян Левченко - http://www.cinematheque.ru/post/140656.

В марокканском кабаре ожидающий отправки на театр военных действий офицер Иностранного легиона (Купер) получает в подарок яблоко от певицы (Дитрих). "Марокко" - последний осколок бульварного романтизма, безумно старомодный уже тогда, когда он был снят, в эпоху ядовитых газов, мировой революции и джаза. Марокко еще казалось последним форпостом цивилизации, за окраиной которого начинается небытие, Сахара раскидывалась прямо у дверей кабаре, пользующегося дурной славой. Офицеры еще щеголяли белоснежными лайковыми перчатками и закуривали тонкие сигареты с отрешенно-высокомерными лицами женихов смерти. Жучки с набрякшими щеками и порочными усиками еще вздрагивали, когда глаза их содержанок загорались от улыбки голоногой певицы в перьях. Еще имело какой-то смысл понятие "падшая": "У нас, у женщин, свой Иностранный легион". А "голубого ангела" - Марлен Дитрих - сослали на край света искупать свою слишком победоносную арийскую женственность, развешивать по стенам съемной арабской конуры пожелтевшие свидетельства былой славы и ковылять на высоких каблуках по пустыне в тщетной надежде догнать легионеров, уходящих умирать на фоне намалеванного на заднике африканского неба. (Михаил Трофименков)

Первый американский фильм Марлен Дитрих по роману "Эми Жолли" (Amy Jolly) Бенно Виньи - это атмосферическая история любви во время войны, искусно поставленная Джозефом фон Стернбергом. Эми Жолли (Дитрих), немецкая певица, приезжает в Северную Африку и получает главный номер в кабаре, куда в основном ходят члены Иностранного Легиона. Ее преследует своими ухаживаниями красноречивый и многословный джентльмен Ле Бесье (Менжу), но она чувствует, что влечет ее к красивому легионеру Тому Брауну (Гэри Купер), которому в конце концов и предстоит испытать силу ее любви. Как и многие самые запоминающиеся фильмы Стернберга, "Морокко" - это умная, наблюдательная и страстная история сексуальной одержимости, мало обращающая внимания на сюжет, но сконцентрированная на атмосфере. Здесь не стоит искать особой реалистичности. Это придуманная, разгоряченная воспаленными ветрами Африки восточная фантазия, населенная людьми (особенно Дитрих), которые вряд ли могли бы существовать где-либо в реальном мире, а уж тем более в каком-то городке морокканской пустыни. Фильму предстояло пройти долгий путь по утверждению уникальной звездной личности Марлен Дитрих. Голубого ангела не пускали на американский рынок до тех пор, пока не появилась возможность подать уже американизированную Дитрих. Стернберг приказал волшебнику камеры Ли Гармесу снимать Дитрих только с одной стороны (идея позаимствованная из фильмов с Гарбо). Но сравнительно неправильные черты лица Дитрих создавали особые проблемы. Гармес компенсировал это тем, что он называл "северным светом", размещая его чуть выше и выдвигая вперед. Щеки становились впалыми, обрамлялись тенями ее тяжелые веки, а размер широкого носа маскировался. Дитрих была в восторге от результата. Позднее она настаивала на подобном освещении на протяжении всей своей карьеры даже для фотоснимков. Стернберг и Купер никак не могли поладить. Куперу был противен немецкий язык режиссера на съемочной площадке. Стернберг мстил тем, что располагал Дитрих выше Купера, и тому приходилось смотреть на нее снизу вверх. Может быть именно из-за паршивого и презрительного настроения Купера, ему и удалось создать такой неотразимо привлекательный образ. Его манеры - роза за ухом, сигарета в вялой, расслабленной руке, поцелуи, сокрытые веером - создают поразительный контраст с Дитрих. Это особенно очевидно, когда она целует женщину в губы в сцене в ночном клубе. Когда-нибудь, я уверен, подобные фильмы дойдут и до нашего лицензионного рынка, а пока их приходится искать у коллекционеров. Снятый на немецком и английском языке имел безумный международный успех. Песня, спетая Дитрих хрипловатым голосом "Falling In Love Again", стала ее торговой маркой. (Иванов М.)

Марокко - второй из семи фильмов Штернберга с Марлен, но именно его американцы увидели первым, до Голубого ангела. Это абсолютный шедевр режиссера, и он почти заставляет забыть о том, что фильмы Штернберг и его место в истории кинематографа всегда несколько переоценивались. Сильная сторона фильма - в его крайней лаконичности, аристократической и околдовывающей. Дело не в том, что ритм повествования особенно бодр, и не в том, что сценарию не хватает перипетий, а в том, что автор говорит только о том, что интересует его сильнее всего, и о самом главном в себе самом. Ничто не может отвлечь его от основной темы, имеющей отношение к той пылающей силе, которая бросает одного человека к другому. Безумная любовь, страсть, эротизм - неважно, какое бы имя ни дали ей, хотя Штернберг в своих интервью говорил, что терпеть не может слышать слово "эротизм" применительно к своим фильмам. Эти любовные, страстные или эротические отношения представляют собой судьбу героев, которой они ни за что на свете не хотели бы избегнуть. Они любят свои цепи ничуть не меньше, чем свою любовь. Лаконичность фильма приводит к тому, что Штернберг, по природе и творческим вкусам склонный к барочности, здесь становится самым сдержанным классиком. Помимо того, Марокко представляет собой квинтэссенцию довоенного голливудского фильма. Звезды - то есть, боги - соглашаются на час изобразить муки и тревоги смертных. Они делают это элегантно, с искушенной беззаботностью в сочетании с силой, и это дает зрителям - смертным - ощущение, будто именно их жизнь показана на экране, только приукрашенная великолепием декораций, богатством звучаний, придающих ей подлинно легендарное и мифологическое измерение. В те годы Голливуд брезгливо сторонился реализма (как пошлости), местной экзотики (как еще большей пошлости) и предпочитал разворачивать свои сюжеты на территории сна или мечты, своеобразной трансцендентальной реальности, более достоверной, чем сама реальность. Поэтому Штернберг упорно отказывался снимать в Марокко. Наконец, отметим, что мы с вами находимся в 1930 г., герои экрана заговорили лишь совсем недавно и в Марокко благодаря превосходным диалогам Джулза Фёртмена они говорят лишь самые простые и важные вещи. Один из самых прекрасных моментов в мировом кино - короткое обращение Адольфа Манжу к гостям, приглашенным на ужин по случаю его помолвки, когда Дитрих (его невеста) бросает его и отправляется на поиски Купера, а он решает помочь ей в этих поисках: "Понимаете, я люблю ее. Я сделаю все, чтобы она была счастлива". (cinematheque.ru)

Марокко. Группа легионеров-американцев пребывает в местный гарнизон, среди них Том Браун - неприметный паренек без гроша в кармане. Тем временем ежедневный пассажирский лайнер везет у себя на борту очередную партию певичек, имеющих мечту выступать в марокканских кабаре, где собирается весь бомонд, с целью подцепить крупную рыбку. Их называют пассажиры-самоубийцы. Одной из таких была француженка Эми Жюлли. Днем она торгует яблоками, а вечером надевает мужской фрак, цилиндр, белый галстук-бабочку, и поет о том, как торгует яблоками. Благодаря своему необузданному нраву она вызывает симпатию у местного старожилы с толстым кошельком - месье Ла Бесьера. И ждала впереди долгая, красивая и обеспеченная жизнь, если бы не любовь, к Тому Брауну. Марокко можно с такой же уверенностью назвать фильмом о войне, сколько и Касабланку Майкла Кертица (действия которой, к слову, тоже происходит в этой стране). К тому же вмешивается непомерно короткий полуторачасовой хронометраж. Скорее это кино, действие которого разворачивается в обстановке надвигающейся бури (но все же непосредственно военно-полевые действия присутствуют). А пока затишье, Йозеф Фон Штернберг уже толкает свою героиню в самое огниво, ставя перед ней тяжелый выбор - жить без забот или жить с любимым. Именно в этом аспекте важную роль имеют условия войны. Главные герои, в исполнении Марлен Дитрих и Гэри Купера не могут быть вместе, такова судьба. Она - заводила главного местного варьете, он - сержант, постоянно прозябающей в походах по пустынных африканским землям. Но Штейнберга в какой-то мере даже больше интересуют положения мужчин, борющихся за сердце любимой. Все-таки каждому должно быть понятно, что в таких обстоятельствах, когда кругом бедность, нищета и разруха, причиной которой стали колонические войны, иметь покровительство местного богача-обывателя куда более выгодно, чем жизнь в бараке с молодым легионером. Даже сам герой Гэри Купера говорит, что жалеет о том, что не повстречал Её 10 лет назад, намекая на свой нынешний социальный статус. Но мадмуазель Жюлли не волнуют роскошные банкеты и помпезные апартаменты Ла Бессьера, она лишь хочет быть с любимым… Сам факт того, что фильм выдвигает на первый план чувства и переживания людей, а не военные действия, имеет под собой оправдательную почву. Он был снят в начале 30-х, и, следовательно, главный источник вдохновения киношников на заданную тему еще не имел место во всемирной истории, так что черпать вдохновение было неоткуда. Именно поэтому исторические военные картины в годы становления синематографа были так редки (счастливые исключения - Крылья Уильяма Веллмана и На западном фронте без перемен Льюиса Майлстоуна). К тому же немалый возраст картины сказывается. Видны глубокие морщины, как в визуальном, так и в сюжетном плане. Это очень хорошее кино своего времени, но сегодня выглядит уже довольно посредственно и старо. Радует глаз лишь великолепная и очаровательная Марлен Дитрих, муза, постоянно сопровождавшая Фон Штенберга на его творческом пути. Эта актриса всегда очень тонко чувствовала роль, оттачивала каждое движение, каждую фразу, в этом ее талант. Может, фильм визуально и может устареть, но Марлен в объективе камеры выглядит также свежо и неувядающе… Строй бравых солдат, с мушкетами и рюкзаками за спиной, будто караван, идет по пустыне на восток. И бредет за ними в след незримый силуэт. Женщина, которая любит. (SaW)

comments powered by Disqus