на главную

ПТИЦЫ БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ (1966)
UCCELLACCI E UCCELLINI

ПТИЦЫ БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ (1966)
#10432

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия
Продолжит.: 89 мин.
Производство: Италия
Режиссер: Pier Paolo Pasolini
Продюсер: Alfredo Bini
Сценарий: Pier Paolo Pasolini
Оператор: Mario Bernardo, Tonino Delli Colli
Композитор: Ennio Morricone
Студия: Arco Film
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Toto ... Innocenti Toto / Brother Cicillo
Ninetto Davoli ... Innocenti Ninetto / Brother Ninetto
Femi Benussi ... Luna
Umberto Bevilacqua ... Incensurato
Renato Capogna ... The medieval rude fellow
Giovanni Tarallo ... Starving peasant boy
Vittorio Vittori ... Ciro Lococo
Alfredo Leggi
Renato Montalbano
Flaminia Siciliano
Gabriele Baldini ... Dante's dentist
Pietro Davoli ... The other rude fellow
Rossana Di Rocco ... Ninetto's girlfriend
Rosina Moroni ... The peasant
Ricardo Redi ... Engineer

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2928 mb
носитель: HDD1
видео: 1280x690 AVC (MKV) 4236 kbps 24 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, It
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ПТИЦЫ БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ» (1966)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Сатирический фильм-притча, повествующий о приключениях бедняков Тото и Нинетто, отце и сыне, путешествующих во времени и пространстве. По ходу фильма действие переносится из 60-х годов ХХ века в ХIII столетие, где они оказываются в роли монахов - братьев Чичилло и Нинетто и по заданию Франциска Ассизского должны обратить в христианство всех птиц земных...

Отец и сын, бедняки Тото и Нинетто, рискуют остаться без крова и средств к существованию. В их скорбном путешествии к ним прибивается говорящий ворон-философ, требующий назвать ему цель их пути. Действие уносится на восемь столетий назад, и Тото с Нинетто оказываются монахами, братьями Чичилло и Нинетто, которые по заданию самого Франциска Ассизского должны обратить в христианство всех птиц земных...

Великолепная, напоенная искрящейся поэзией и аллегориями, комедия об отце и его разбитном сыне, которые пошли на прогулку, превратившуюся в своеобразное паломничество. Сопровождает их говорящая интеллектуальная птица-ворон левого толка. Автор проходится довольно язвительно по католической церкви и марксизму. Черно-белая картина во многом выигрывает, благодаря участию гениального итальянского комика Тото. Отдельного внимания заслуживает музыка Эннио Морриконе. (М. Иванов)

Эта пост-неореалистическая притча с участием любимого итальянцами Тото в роли Обывателя, который путешествует по дорогам жизни со своим пустоголовым сыном и вороном-марксистом, отпускающим философские и юмористические замечания о происходящем вокруг. В пути они встречают святого Франциска, который умоляет их обратить ворона в христианство. Пазолини снял трагическую басню о двух восторженных простаках, разрываемых между церковью и марксизмом.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1966
Номинация: Золотая пальмовая ветвь (Пьер Паоло Пазолини).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1967
Победитель: Лучшая мужская роль (Тото), Лучший оригинальный сюжет (Пьер Паоло Пазолини).
Номинации: Лучший режиссер (Пьер Паоло Пазолини), Лучший саундтрек (Эннио Морриконе), Лучший сценарий (Пьер Паоло Пазолини).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС (ИТАЛИЯ), 1967
Победитель: Лучшая мужская роль (Тото).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Как и большинство других фильмов Пазолини, этот основан на его собственном литературном произведении.
"Тото и Нинетто, как пожилой, так и молодой, представляют особей рода человеческого. Сталкиваясь с различными историческими ситуациями и будучи людьми, они не конфликтуют между собой… Они находятся в полном согласии друг с другом" - П. П. Пазолини.
Одна из последних ролей Тото. Он скончался на следующий год, 15 апреля 1967 года.
Премьера: 4 мая 1966 года.
В американском прокате фильм вышел под названием «Hawks and Sparrows» (Ястребы и воробьи).
Слоганы: «The surprise comedy hit of the New York Film Festival»; «An off-beat comedy about serious matters by Pier Paolo Pasolini».
В 1988 году на Берлинском МКФ была представлена обновленная версия фильма (99 минут), куда вошла сцена, ранее не виденная публикой.
Картина входит в список «They Shoot Pictures, Don't They?».
Рецензия Роджера Эберта (англ.) - http://rogerebert.com/reviews/the-hawks-and-the-sparrows-1969.
Пьер Паоло Пазолини / Pier Paolo Pasolini (5.3.1922 - 2.11.1975) - сценарист, режиссер, актер. Итальянский писатель и кинорежиссер, одна из самых трагических фигур в итальянской культуре второй половины XX в. Начинал как поэт, выпустив несколько сборников стихотворений, лучший из которых - "Прах Грамши" (1957). Широкую и несколько скандальную известность принесли ему романы "Лихие парни" (1955) и "Жестокая жизнь" (1959) - о жизни деклассированной молодежи римских окраин (один из таких "лихих" парней стал впоследствии его убийцей). Романы отличались оригинальностью стиля и великолепным знанием материала, но стоили писателю процесса по обвинению в порнографии. С тех пор за ним утвердилась слава "возмутителя общественного спокойствия". Каждая его новая книга или новый фильм (в 1960-1970-е гг. он снял ряд фильмов, которые стали важным этапом в итальянском кино - "Нищий", "Мама Рома, "Евангелие от Матфея", "Декамерон", "Салo, или 120 дней Содома") вызывали энтузиазм одних и яростное неприятие других. Он был неистовым во всем - в искусстве и в жизни, в обличении социальных пороков и в эстетических привязанностях, в романах, стихах, трагедиях, критических статьях. Фигура во многом противоречивая, часто эпатирующая, режиссер погиб при таинственных обстоятельствах, а его тело было обнаружено на захламленном пустыре. Подробнее - http://ru.wikipedia.org/wiki/Пьер_Паоло_Пазолини.

Этот фильм был бы более уместен в фильмографии Годара или даже Феллини. В нем есть ерничанье первого и раблезианство второго. Но нет ни толики Пазолини. Главное свойство его фильмов, как ни крути - суровость бытия. Даже в комичном по литературной основе "Декамероне" есть немало коронной пазолиниевской горечи жизни. Отдельные сцены и ситуации смешны, но общее впечатление, диагноз - не очень-то радостные и утешительные. Здесь же просто какая-то феерия, череда клоунских выходов, но ни акробатов, ни жонглеров, ни мужественных эквилибристов зритель не дождется. Нет фильма, в традиционном его понимании, нет драматургии, нет режиссуры. Есть только кураж, обычно не свойственный автору. У итальянцев была своя культовая фигура в кино, как англо-американский Чаплин или француз Фернандель. Подобный нелепый дяденька всю жизнь исполнял одну роль - самого себя. Под него писались сценарии и режиссеры смиряли профессиональную гордыню. Этот герой на экране носил то же имя или псевдоним, что и в жизни - Чарли или Тото. (Только великий Витторио де Сика пренебрегал правилами этой игры.) Фильмы с Тото и о Тото насчитывают не один десяток наименований. Сняты они как никому не ведомыми ремеслениками, так и весьма почтенными мэтрами итальянского кинематографа. "Птицы большие и малые", по большому счету, из этого ряда. Только режиссер оказался большим оригиналом. Здесь даже титры ... спели. Ну вот буквально голосит какой-то мужик под залихватский ритм: "Такой-то всех одел, такой-то все отснял...". Потом появляются папа и сын, которых зовут как и актеров - Тото и Нинето. Они как герои Джармуша весь фильм куда-то идут, болтают, попадают в разные истории. Чехарда мелких встреч и событий и есть фильм "Птицы большие и малые", куда режиссер поместил все свои безумные идеи, выговорился, выплеснул неконструктивную энергию, а затем уже снимал строгое, очень фабульное, очень структурированное кино. Идут, значит, эти две довольно смешные фигуры и встречают ... говорящего ворона. Тот набивается к ним в компанию, важно вышагивает рядом и умничает на марксистские темы! Ну разве можно такое воспринять серьезно? А тут еще титр: "Как можно понять, ворон является типичным представителем левой интеллигенции и пр." Потом будет вставная новелла о двух монахах, которых Франциск Ассизский отправил обращать в христианство ... птиц - больших и малых, соколов и воробьев, "класс соколов и класс воробушков". Ввернул таки и сюда истовый коммунист Пазолини идеологический момент. И все громоздит-громоздит диковинные трюки - как, например, титры-перевод с соколинного свиста или воробьинного прыганья. Потом вставит хроникальные кадры похорон Пальмиро Тольятти, мир его праху. Потом будет совершенно феллиниевская встреча с бродячими актерами, родами во время представления и феллиниевей некуда сцена с автомобилем, разбрызгивающим потоки фейерверка. Написав выше об отсутствии в этой работе серьезности, я, впрочем, погрешил против истины. Есть пару весьма жестоких, весьма душераздирающих сцен. Есть даже некое пророчество, которое, будучи произнесенным в 1965 году, поразило меня в 2003-м. Я его привожу полностью: "Однажды придет человек с голубыми глазами и скажет: "Мы знаем, что справедливость - это прогресс, и что по мере развития общества мы все лучше и лучше видим как оно несовершенно, все заметнее становится неравенство, вопиющее о себе, взывающее к человечеству. Не этот ли спор о неравенстве между классами и нациями станет самой страшной угрозой миру". Такое впечатление, что автор очень внимательно изучал рассуждения о "золотом миллиарде", "войне цивилизаций", слушал речи гада Клинтона и гаденыша Буша-младшего. Хотя все это звучало, конечно, после его гибели. Повторюсь, в фильме немало серьезных и злободневных мотивов. Но все это сделано настолько хаотично, поспешно, поверхностно, что воспринимается именно и только как кураж. Какой-то творческий вихрь подхватил режиссера - схватился за одно, за другое, тут же бросил, чтобы схватиться за третье... Можно отметить, что "Птицам..." предшествовал очень сдержанный, очень графичный "Евангелие от Матфея" (1964), а следующей работой Пазолини стал "Царь Эдип" (1967) - образец жесткой, скупой, грубой фактуры его фирменного стиля. Так что дело здесь вовсе не в малой еще режиссерской квалификации или в чем-то подобном. Просто произошел какой-то беспричинный, даже в чем-то истеричный выброс энергии, сброс ее критической массы. После чего Пазолини сразу стал тем, кем вошел в историю - суровым монолитным гением, без всякого дребезга, люфта и зазора внутри своих уникальных киноисторий. Но об этом мы будем говорить в материале о "Царе Эдипе". (Игорь Галкин)

Птицы… - лирическая комедия, что редко для творчества Пазолини. Этот фильм снят в традициях неореализма: нищая Италия, рабочий класс, хмурые пейзажи - но в Птицах… все же нет трагедийности. Картина смотрится очень легко: незамысловатый сюжет, интересные образы, а также восхитительный ансамбль Тото и Даволи. Птицы… - фильм в стиле Феллини, нежели Пазолини: здесь чувствуется неподходящий под обстановку дух веселья, герои живут исключительно сегодняшним днем, а мораль кроется во внешней простоте и легкости действа. Особенно в стиле Феллини выполнена сцена, когда главные герои встречают совершенно инопланетных попутчиков, а после смотрят их спектакль, помогают починить машину, да и еще и роды принимают! Чем не клоунада Феллини? Но, несмотря на комедийность, в картине присутствует драматический подтекст: каждый от кого-то или чего-то зависит, хотя главные герои это пытаются отрицать, постоянно бездельничая и слоняясь по улицам. Птицы… - достаточно ровный фильм. В нем нет комедийной искрометности, но и также нет типичной пазолиневской трагедии. Птицы… - это некий эксперимент Пазолини, выделяющийся на фоне других его работ. (ekdahl)

comments powered by Disqus