на главную

ТОНКАЯ КРАСНАЯ ЛИНИЯ (1998)
THIN RED LINE, THE

ТОНКАЯ КРАСНАЯ ЛИНИЯ (1998)
#30591

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 170 мин.
Производство: США
Режиссер: Terrence Malick
Продюсер: Robert Michael Geisler, Grant Hill, John Roberdeau
Сценарий: James Jones, Terrence Malick
Оператор: John Toll
Композитор: Hans Zimmer
Студия: Fox 2000 Pictures, Geisler-Roberdeau, Phoenix Pictures

ПРИМЕЧАНИЯшесть звуковых дорожек: 1-я - дубляж (Blu-ray CEE); 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (20th Century Fox СНГ); 3-я - проф. закадровый многоголосый (Киномания); 4-я - проф. закадровый многоголосый (Позитив-Мультимедиа); 5-я - проф. закадровый многоголосый (ОРТ); 6-я - оригинальная (En) + рус. субтитры в 2-х вариантах (R5; Киномания), укр. и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Nick Nolte ... Lt. Col. Gordon Tall
James Caviezel ... Pvt. Witt
Sean Penn ... 1st Sgt. Edward Welsh
Elias Koteas ... Capt. James 'Bugger' Staros
Ben Chaplin ... Pvt. Bell
Dash Mihok ... Pfc. Doll
John Cusack ... Capt. John Gaff
Adrien Brody ... Cpl. Fife
John C. Reilly ... Sgt. Storm
Woody Harrelson ... Sgt. Keck
Miranda Otto ... Marty Bell
Jared Leto ... 2nd Lt. Whyte
John Travolta ... Brig. Gen. Quintard
George Clooney ... Capt. Charles Bosche
Nick Stahl ... Pfc - Beade
Thomas Jane ... Pvt. Ash
John Savage ... Sgt. McCron
Will Wallace ... Pvt. Hoke
Kirk Acevedo ... Pvt. Tella
Mark Boone Junior ... Pvt. Peale
Arie Verveen ... Pvt. Charlie Dale
Travis Fine ... Pvt. Weld
Danny Hoch ... Pvt. Carni
Tim Blake Nelson ... Pvt. Tills
Steven Vidler ... 2nd Lt. Gore
Dan Wyllie ... Medic #1

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 6707 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x544 AVC (MKV) 2897 kbps 23.976 fps
аудио: DTS-5.1 768 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, Ua, En
 

ОБЗОР «ТОНКАЯ КРАСНАЯ ЛИНИЯ» (1998)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Фильм рассказывает о нескольких месяцах жизни армейского подразделения, в том числе об участии этого подразделения в одной из решающих и сложных операций XX-го века - битве за Гвадалканал. Американские пехотинцы посланы на подмогу морским подразделениям, измотанным схваткой с японцами. В центре фильма - судьба стрелкового батальона: неожиданно спокойная высадка, кровавые бои и трагическое отступление тех, кому удалось выжить.

Военная драма о Второй мировой войне на Тихом океане. История о сражении за остров Гуадалканал превращается в грандиозное метафорическое полотно. Со свойственной режиссеру лиричностью постановки и запоминающейся операторской работой показана эволюция главных героев - кучки солдат, брошенных в котел военных действий. Само повествование и развитие характеров охватывают множество вопросов - о смысле войны, страхе смерти, традиционного для военных фильмов отображения пропасти между рядовыми, обычными людьми на передовой, рискующими жизнями и борющимся с самыми глубокими страхами и командирами, которые только отдают приказы, представляют войну схематичным механическим действием и более того, сами движимы своими глубокими, подчас темными комплексами. Фильм отличает как особый реализм и напряжение боевых сцен, так и пронзительность душевных поисков главных героев.

В боях за остров Гвадалканал во время Второй Мировой войны американские полковники вели солдат на верную гибель командой «На пулеметы». Один из командиров подразделения ослушался приказа и не повел своих солдат умирать. Фильм рассказывает о нескольких месяцах жизни этого армейского подразделения, в том числе об участии их в битве за Гвадалканал. Кровавые бои и трагическое отступление тех, кому удалось выжить, происходят на фоне фантастически прекрасной природы острова, отрицающей сам факт существования войны. Природа - как главное действующее лицо фильма постоянно напоминает о том, что есть другой мир - мир гармонии, душевного спокойствия, ласковых грез. Мир, в котором нет времени, в котором открывается вечность. Этот мир, раскинувшийся вокруг воюющих солдат и есть - загробная жизнь, в которую они попали еще до того, как в них вошли пули. Оттого, должно быть многие из солдат слышат внутренние голоса и испытывают видения. До смерти вовсе не пол-шага. Она уже позади.

Терренс Малик задумал сделать экранизацию романа Джеймса Джоунса давно и долго над ней работал, отсняв столько материала, что хватило бы на несколько картин, и, хотя многое пошло под нож, включая сцены с участием знаменитых актеров, почти три часа экранного времени заполнены. Действие происходит во время второй мировой войны на Соломоновых островах. К одному из них - Гуадалканалу - подходит десантный корабль. Подполковнику Толлу (Ник Нолти) по возрасту и выслуге лет уже давно пора быть генералом, на что и намекает ему бригадный генерал (Джон Траволта). Подполковник Толл ведет свой батальон на высоту, где основательно закрепились японцы. Гибнет масса людей, капитан отказывается выполнять приказ Толла о фронтальной атаке, предложив обойти высоту с фланга. Толл после грубой дискуссии соглашается с решением, высота была взята после ожесточенного штурма, снятого на чрезвычайно высоком уровне. Потом отдых и новая операция в русле небольшой реки, во время которой погибает и главный герой, ярко выраженный индивидуалист с большими выразительными глазами, красавец и тихий бунтарь. Он отвлекает внимание японского отряда, отказывается сдаться в плен, предпочтя смерть. Война представлена режиссером такой, какой и есть на самом деле и какой она и должна быть воспринята обыкновенными людьми. Она абсурдна, страшна и жестока для всех ее участников. Автор романа, по которому поставлен фильм, сам участвовал в боях за Гуадалканал, с полным правом мог утверждать, что чувства, скрепляющие солдатское братство, ничуть не слабее семейных привязанностей. Ужасы войны заставляют солдат пересмотреть свое отношение к миру и к самим себе. Они борются не ради высоких принципов - сражаются за свою жизнь и жизнь тех, кто рядом. Теренс Малик добавил новый оттенок в ткань романа, акцентировав внимание на отображение природного, человеческого фона там, где развертываются сражения. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1999
Номинации: Лучший фильм (Роберт Майкл Гейслер, Грант Хилл, Джон Робердо), Лучший режиссер (Терренс Малик), Лучший адаптированный сценарий (Теренс Малик), Лучшая работа оператора (Джон Толл), Лучший монтаж (Билли Вебер, Лесли Джонс, Заар Клейн), Лучший саундтрек к драматическому фильму (Ханс Циммер), Лучший звук (Andy Nelson, Anna Behlmer, Paul 'Salty' Brincat).
БЕРЛИНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1999
Победитель: Золотой Медведь (Терренс Малик), Почетное упоминание (Джон Толл), Приз газеты «Berliner Morgenpost» (3-е место) (Терренс Малик).
СЕЗАР, 2000
Номинация: Лучший иностранный фильм (Терренс Малик; США).
КИНЕМА ДЗЮНПО, 2000
Победитель: Лучший режиссер фильма на иностранном языке (Терренс Малик).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1999
Победитель: Лучшая работа оператора (Джон Толл).
Номинация: Лучший режиссер (2-е место) (Терренс Малик).
БОДИЛ, 2000
Номинация: Лучший американский фильм (Терренс Малик).
АЛМА, 1999
Победитель: Лучший актер второго плана в художественном фильме (Кирк Асеведо).
ВСЕГО 20 НАГРАД И 26 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Тонкая красная линия - это не просто топографический знак. Именно так на военных картах обозначается линия обороны, которую держат, растянутые на несколько километров, бойцы одного подразделения.
Выражение «тонкая красная линия» в английском языке означает ведение боевых действий на пределе человеческих возможностей. Словосочетание возникло во время Балаклавского сражения Крымской войны, когда британский репортер, присутствовавший на поле боя, описывал занявший оборону шотландский полк (в английской армии тогда носили красные мундиры) как «тонкую красную линию, ощетинившуюся штыками».
Достаточно длительная по времени роль Микки Рурка была полностью вырезана из финальной версии картины. Актер является единственным обладателем полной копии фильма.
Присутствие на экране Эдриана Броуди также было значительно урезано.
Полный хронометраж фильма 6 часов. Малик отснял около 300 километров пленки.
Вуди Харрельсон поначалу долго спорил с режиссером по поводу решения, как же умереть своему персонажу. И смерть от взрыва гранаты (что в итоге и было показано в картине) показалась ему слишком мелкой и к тому же несопоставимой с его звездным в то время статусом. Терренс Мэлик взял верх, когда пообещал прибавить к гонорару Вуди некий процент дохода.
Саундтрек (муз. Hans Zimmer): 1. The Coral Atoll; 2. The Lagoon; 3. Journey to the Line; 4. Light; 5. Beam; 6. Air; 7. Stone in My Heart; 8. The Village; 9. Silence; 10. God U Tekem Laef Blong Mi; 11. Sit Back And Relax.
Бюджет: $52 000 000.
Премьера: 23 декабря 1998 года (ограниченный прокат).
Слоган: «Every man fights his own war».
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс; «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound и другие.
Рецензия Роджера Эберта (англ.) - http://rogerebert.com/reviews/the-thin-red-line-1999.
Рецензия Джеймса Берардинелли (англ.) - http://reelviews.net/movies/t/thin_red.html.
Рецензия Питера Трэверса (англ.) - http://rollingstone.com/movies/reviews/the-thin-red-line-19990114.
Рецензия в New York Times (англ.) - http://nytimes.com/library/film/122398redline-film-review.html.
Для американской индустрии Малик - культовая фигура. Вряд ли найдется еще человек в США, который добившись успеха в 70-е годы, отказался изменить своим творческим принципам и покинул кинематограф на долгие 20 лет. Зато когда он вернулся (а жил он все это время во Франции), то стал национальным героем. В его третьем фильме - "Тонкая красная линия" (1998) хотели сняться все актеры (даже бесплатно), понимая, что попадают в историю. Около двадцати голливудских актеров-мужчин первой величины согласились на любые роли вплоть до минутных эпизодов. Никакой Спилберг не может похвастаться таким уважением. Кроме того, еще пара малоизвестных фактов. Малик: - приложил руку как сценарист к "Медвежьему поцелую" Бодрова, - первоначально должен был снимать "Грязного Гарри"; - отклонил предожение работать над "Человеком-слоном"; - сейчас заканчивает работу над исторической сагой "Новый мир", а его сценарий "Че" реализовывает Содерберг. Любопытно, что Малик был типичной деревенщиной, сыном фермера из Техаса, да и сам работал на ферме. А затем, уехал и получил блестящее гуманитарное образование в Гарварде, а после и в Оксфорде. В США он вернулся преподавателем философии. (vlush, cinematheque.ru)
Ян Левченко. «Выдерживать паузу» (к юбилею Терренса Малика) - http://cinematheque.ru/post/138673.

Долгожданный выход этого фильма ознаменовал собой что-то вроде мирового рекорда «творческого воздержания», поскольку перед тем постановщик Терренс Малик ровно 20 лет не выходил на съемочную площадку. Поклонники и просто доброжелатели не без опаски ожидали премьеры, поскольку режиссура, как и любая другая творческая профессия, требует систематического поддержания формы. Однако Малик опроверг эту теорию, или, по крайней мере, поставил ее под сомнение: образной мощи его третьей картины оказалось по силам обезоружить даже самых толстокожих снобов. Экранизация романа Джеймса Джонса «Отныне и вовеки веков» первоначально тянула на 100 часов (!) отснятого материала, который затем, в результате продолжительных манипуляций за монтажным столом, был сокращен до 2 часов 40 минут чистого времени. Интрига фильма обозначена в боевой задаче, поставленной командованием перед взводом американских пехотинцев, ведущих битву с японцами за остров Гвадалканал и за территориальное влияние на побережье Тихого океана во время Второй мировой войны. Армейскому подразделению предписано отвоевать у «самураев» стратегическую высоту, позволяющую вести из замаскированного дзота прицельный обстрел огромного холмистого участка. В отличие от одностороннего взгляда Стивена Спилберга в «Спасти рядового Райана», Малик смотрит на военные действия, находясь как бы внутри события, наблюдая за происходящим с разных точек зрения - глазами то одного, то другого персонажа. А если учесть, что враг долгое время остается невидимым, то битва с противником-фантомом все больше начинает походить на кошмарный сон. Однако, подобно Александрам Матросовым, янки одержимо рвутся вперед, подгоняемые не столько патриотизмом, сколько экстазом страха. Неадекватному восприятию реальности способствует экзотика тропического ландшафта - джунглей, заселенных аборигенами, райское существование которых нарушилось вдруг безумными иноземцами. В фильме нет четко простроенного сюжета, нет традиционного понятия о характерах, которые, если и обозначены, то лишь пунктиром. Больше того, некоторые персонажи появляются всего лишь на несколько секунд (даром, что их играют суперзвезды типа Джона Траволты или Джорджа Клуни), чтобы затем уже окончательно выпасть из поля зрения или, в лучшем случае, мелькнуть еще пару раз перед камерой. Однако такое «обезличенное» повествование вовсе не представляется ущербным, поскольку вместо традиционной фабульной истории Малик с помощью колдовской музыки Ханса Циммера и магической камеры Джона Холла предлагает зрителю своеобразное медитативное погружение в трансцендентный ужас войны, жестокую реальность которой время от времени разрывают разве что всполохи спасительных воспоминаний. Противопоставление «апокалипсиса сегодня» «счастью вчера» волей-неволей вынуждает солдат менять отношение к жизни и делает каждого бойца новообращенным философом. В итоге фильм являет собой уникальный образец соединения масштабного батального боевика, наподобие того же «Райана», и философско-поэтического трактата о бытийном предназначении человека в духе неигровых лент Годфри Реджио. Отсюда можно попытаться вывести ключевой авторский посыл: по Малику выходит, что человек - это та эгоистичная частица мироздания, что по доброй воле творит зло и придает массовому убийству значение доблести. А неуловимый, размытый промежуток между праведностью и военным безумием и есть та самая красная линия, что дала название фильму. (Малоv, sqd.ru)

В 1943 году на острове Гуадалканал в Тихом океане взвод американских морских пехотинцев должен любой ценой взять высоту №209, удерживаемую японцами. Полковник (Нолте) командует солдатам «На пулеметы!»; капитан (Котеас) отказывается вести своих на самоубийство; просветленный рядовой (Кэвизел) хочет быть там, где плохо; отчужденный рядовой (Чаплин) вспоминает руки жены. Есть еще с полдюжины важных персонажей. Многие слышат внутренние голоса. Они тревожно пересекаются в пространстве, которое создано совсем не для тревоги. Вокруг раскинулся фантастический мир, пристанище неописуемой, райской гармонии. Солнце проливается, как сметана, ласково шепчутся листья осоки. Надо идти умирать. Как все настоящее кино, «Тонкая красная линия» рассказывает о времени. Точнее, об одном мгновении, растянувшемся на годы. Это мгновение перед смертью. Среди такой красоты прожитая жизнь видится убийственно четко. Но уходишь, так ничего и не поняв. Терренс Малик, не снимавший 20 лет, вернулся в режиссуру с громоздким, перенаселенным, неуклюжим и совершенно несвоевременным фильмом. Но такой тишины, когда видно, как уходит сквозь пальцы время, экран давно не слышал - может быть, все эти 20 лет. (Михаил Брашинский)

После успеха своих первых фильмов - "Пустоши" (1974) и "Дней жатвы" (1978) сценарист и режиссер Теренс Малик замолчал на целых 20 лет. И вот на экраны мира вышла его третья картина - военная драма "Тонкая красная линия". Эта экранизация одноименного романа Джеймса Джонса появилась одновременно с фильмом С.Спилберга "Спасение рядового Райана". Аналогии, как говорится, уместны. Оба фильма о Второй мировой войне. Оба фильма отчетливо гуманистического пафоса. Оба фильма показывают войну во всем ее неприглядном обличье: изувеченные пулями и снарядами солдатские тела, страх и ужас в глазах умирающих... Правда, действие картины Т. Малика происходит не в Европе, а на далеких островах в Тихом океане, где американцы сражались с японцами. Да и сцены атак сняты Маликом менее эффектно, без буйства пиротехники и спецэффектов. Фильм Т. Малика, вообще, скромнее. В нем нет гимна американской армии, готовой послать солдат, для того чтобы вернуть матери последнего из ее трех сыновой. Война отвратительна Т. Малику сама по себе. Любовь простых людей выше и значительнее любого героизма на поле сражений. Люди рождены для любви, а не для войны. Эта мысль в тех или иных вариациях звучит во многих эпизодах трехчасового фильма. Работа с Т. Маликом была настолько привлекательной для голливудских звезд, что многие из них согласились даже на совсем небольшие роли. Так, Дж. Траволта ("Без лица", "Криминальное чтиво") сыграл эпизодическую роль генерала. Дж. Клуни ("От заката до рассвета", "Скорая помощь") еще меньшую по объему роль офицера. Куда большее значение придается в фильме ролям сурового полковника в исполнении Н. Нолти ("48 часов", "Мыс страха") и нескольких его подчиненных (Ш. Пенн, Дж. Кьюссак, В. Харелсон и др.). Жаль только, что "Тонкая красная линия" тянется слишком долго. На мой взгляд, те же мысли и чувства можно было донести с экрана и в односерийной картине. (Александр Федоров)

Когда судьба острова Гвадалканал была решена и американские войска одержали славную победу, один из участников самого первого десанта - капитан Джон Гафф (которого на экране олицетворяет Джон Кьюзак) изрек очередную философскую сентенцию, которой щедро усыпан фильм "Тонкая красная линия". Джон Гафф сказал: "Надо, чтобы стало очень плохо, для того, чтобы потом стало очень хорошо". Это - не тонкая красная линия, это - жирная красная черта, которую провел под своим фильмом режиссер Теренс Малик. Его герои, заброшенные жестокой волей войны на один из Соломоновых островов, весь фильм ищут ответы на вопросы: зачем мы здесь, зачем мы убиваем друг друга, зачем гибнут лучшие из наших товарищей? Возможно, фраза Джона Гаффа - ответ на все эти вопросы. Один из моих друзей, тонкий ценитель всего, к чему ни прикоснется, ехидно заметил, что "Тонкая красная линия" - это не более, чем римейк "Войны и мира", что его герои размышляют о сути войны совершенно в стиле Пьера Безухова или Андрея Болконского (причем делают это чересчур уж часто), и что зачем тогда стоило все это снимать. Что ж, в одном с ним можно согласиться. С фмлософствующими рядовыми и сержантами в "Линии" действительно перебор. Но вот суть самой философии - это не страдания российского интеллигента, тут она выведена совершенно на иной жизненный срез. Не стоит никого сравнивать с Толстым - слава Богу, не курс литературы в советской школе проходим. Малик уже успел проявить себя достаточно авторитетным художником, чтобы воспринимать его размышления как самодостаточные. Своеобразие его восприятия войны оттеняется тем природным окружением, в котором происходят стычки и сражения. Это - тропическое растительное буйство, попугаи с красными пузами, удивленно смотрящие с пальмовых веток на проходящих внизу странных людей в грязных потных одеждах с карабинами в руках. Это змеи, которые ползают между десантниками, притаившимися в высокой траве - смерть, существующая внутри другой смертельной опасности, которую олицетворяют невидимые долгое время японцы. В фильме нет главного героя, хотя есть куча актеров, которые, по идее, приглашаются только на ведущие роли. Но из них лишь Шон Пенн и Ник Нолт являются постоянно действующими. Джон Траволта появляется на пять минут в начале фильма, Джордж Клуни мелькает в финальных сценах. Вуди Харрельсон очень быстро подрыватся на собственной гранате и выбывает из строя. Кроме того, за кадром остались еще несколько голливудских актеров первой величины, которые просто не вошли (!) в окончательную редакцию "Линии". Говорят, многие актеры-миллионеры буквально дрались за право профигурировать в фильме Малика. Но самому режиссеру не нужно было иметь в своих рядах "франтмена". Его фильм не предполагал главного героя. С огромной натяжкой более или менее главным можно считать рядового Витта в исполнении никому не известного Джима Кэвизеля. Но назвать "Линию" "Судьбой рядового Витта" - значит, ничего в ней не понять. Потому что "Линия" - фильм о войне, а не о человеке или о группе людей в этой войне. И отсутствие главного героя позволяет вскрыть тему с предельной полнотой, потому что дает возможность взглянуть на сражение за Гвадалканал с точки зрения десятка совершенно разных людей: от карьериста-солдафона полковника Толла (Ник Нолт) до рядового Белла (Бен Чаплин), которого война оторвала от центра его Вселенной - любимой жены. Одна из статей о "Тонкой красной линии" в российской периодике называлась "Американцы проспали лучший фильм 1998 года". Это - лучший заголовок статьи о фильме Теренса Малика. По крайней мере, ничего из того, что в 98-м претендовало на "Оскар", с "Линией" и близко не стоит. (Джон Сильвер)

...Грандиозный военный эпик Тонкая красная линия вышел в 1998 году, хотя снимался урывками почти все десятилетие. Участники блистательного актерского состава - Ник Нолти, Вуди Харрельсон, Джон Траволта, Шон Пенн, Эдриан Броуди и др. - согласились сниматься за гроши, из одного лишь уважения к репутации маэстро. Он довел работу до конца и доказал, что может взять любую высоту. Убийственно выглядит подчеркнутое "чувство локтя" в батальоне морской пехоты, высадившейся на Соломоновых островах в Гуадалканале в ноябре 1942 года. Солдаты погибают один за другим, и им ужасно не хочется друг с другом расставаться. Ни разу не показанные японцы бьют их, как куропаток, а они все продолжают рассуждать об индивидуальном счастье. В этом, по Малику, и состоит конфликт выморочного, хотя и успешного американского общества, со всем остальным миром. Попадая в чуждую атмосферу, продукт американской демократии тут же разлагается, каким бы молодцом он ни был в своем инкубаторе. И так же, как Вернер Херцог в снятом десять лет спустя Спасительном рассвете, Малик с грустью показывает дивный мир, который люди пачкают железом и кровью. И даже трава сворачивается от прикосновения грязного пальца, привыкшего нажимать на курок… Фильм стал сенсацией задолго до выхода и, несмотря на почти трехчасовой хронометраж, имел ощутимый успех. (Ян Левченко)

Картина гениального американского кинематографиста, создавшего в 70-е две потрясающие ленты "Опустошенные земли (Пустоши)" и "Дни жатвы" и молчавшего 25 лет. И вновь "взрыв", "вспышка", история солдат в хаосе войны. Война у Малика отвратительна и бессмысленна. Один из главных героев пытается осмыслить философски все события, его размышления о жизни и смерти, о природе и человеке как ее части, о насилии и его истоках, о ненависти и злобе, о любви. Столкновение ярких индивидуальных характеров, мировозрений. Глубокий психологический анализ, всматривание вглубь человека ставит картину Теренса Малика, награженную Золотым Медведем Берлинского кинофестиваля в ряд классических европейских лент о смысле жизни. (denton, cinematheque.ru)

Терренс Малик - лауреат «Золотой пальмовой ветви» и один из самых неоднозначных, противоречивых, сложных и, вместе с тем, самых незаурядных, талантливейших и умных режиссеров современности. Снимает, как говорится, редко, но очень метко. Удивительное дело представляют из себя и его фильмы - явно ориентированные не для широкого экрана и массового зрителя (грубо говоря, на любителя), явно коммерчески невыгодные и заведомо провальные, явно затянутые по хронометражу и вызывающие противоречивые и неоднозначные впечатления после просмотра, но, безусловно, являющиеся явлением в кинематографе и заслуживающие внимания. Это всего третья по счету картина режиссера, принесшая 7 совершенно справедливых номинаций на «Оскар» и заслуженно победившая на Берлинском фестивале, взяв Гран-При - «Золотого Медведя». «Тонкая красная линия» - военная драма. Это, пожалуй, единственный и уникальный фильм, где война показана частичкой человеческой природы и души, а не социальной трагедией и катаклизмом. Здесь нет национальностей, нет победителей, нет проигравших, здесь нет звездато-полосатых либо каких-нибудь других флагов, нет предателей и нет героев, равно как и нет наград («Сержант, ты - герой, я внесу тебя в наградной список». - «Капитан, если вы не заткнетесь, я заеду вам в зубы, если вы представите меня к награде, то очень скоро поменяете обо мне свое мнение, к черту эти ваши побрякушки»). Весь этот фильм по сути - сплошная философия, рассуждение. Это фильм о человеческой сущности, о нравственном и духовном поиске человека. О войне человека прежде всего с самим собой. Война как явление глобальное и социальное в фильме представлена, как нечто противоестественное и уродливое - «Зачем в природе идет война? Почему природа соперничает сама с собой? Неужели земле будет лучше от нашей смерти? Разве будет гуще расти трава и ярче светить солнце?» Экшена в фильме хватает, но он не ставится во главу, как в «Спасти рядового Райана», хотя съемки батальных сцен выполнены на очень высоком уровне. Здесь на первом плане - внутренний мир человека, его эмоции, чувства и переживания, вызванные войной. Снят фильм исключительно грамотно, а техническая сторона фильма просто безупречна: шикарная и виртуозная операторская работа Джона Толла, ураганный монтаж, отличный звук и прекрасное цветовое решение картины. Пожалуй никто, кроме Малика не умеет так красиво и завораживающе снимать природу, а цветопередача в «Тонкой красной линии» выше всяких похвал - насыщенные и очень сочные, «живые» цвета отлично передают задумку режиссера - показать четкий контраст между гармонией и совершенством природы, единением человеческого духа и величием природы и войной - разрушительной, ужасающей, бессмысленной и противоестественной. Гармония природы и человека и… война, кровь, мясо. Особенно запомнилась сцена, где невероятно здорово, гармонично и умиротворяюще показаны остров, сочная зелень, пальмы и сидящие на них красивые попугайчики, один из которых после начала минометной атаки, изуродованный и грязный, корежится на земле в предсмертной агонии. А потом мы видим лучи ослепительного солнца, пробивающиеся сверху сквозь листья деревьев и пальм и слышим мысль, которая стержнем проходит через весь фильм - «Наверное, каждому на земле дан маленький кусочек одной общей души и все мы - лица одного Человека». Особняком в картине стоит сногсшибательная драматичная партитура Ханса Зиммера. Несмотря на то, что в его активе масса сильнейших и прекрасных работ, на мой взгляд, саундтрек к «Линии» - лучшая его работа. Шикарная драматичная и пронизывающая до глубины души музыка идеально вписывается в атмосферу и визуальный ряд фильма. Ну и, конечно, нужно отметить прекрасную сценарную адаптацию романа Джеймса Джонса, которая представляет собой очень глубокий философский шедевр. В отдельных местах этот фильм нужно не столько смотреть, сколько слушать. Что касается кастинга, то в фильме снялось целое созвездие знаменитых актеров первой величины, даже в эпизодических ролях. Куда ни ткни - везде знаменитое имя: Шон Пенн, Ник Нолти, Джон Кьюсак, Джон Траволта, Джордж Клуни, Джон Рейли, Вуди Харрельсон и еще мало известные тогда широкой публике Джеймс Кэвизел, Эдриен Броуди и Джаред Лето. Все сыграли очень хорошо, но особо хочется отметить Пенна, Кэвизела и Нолти - отыграли на «ять». К недостаткам картины можно отнести явно затянутый хронометраж (а фильм и без этого достаточно сложен для восприятия) и почти полное отсутствие сюжета - безусловно, кому-то покажутся скучными и очень нудными бесконечные блуждания солдат по острову и их рассуждения о жизни, о войне, о природе человека и о поиске себя в жизни. К тому же не все солдаты в армии являются мыслителями и глубокими философами, а здесь таких исключений практически нет. Несмотря на вполне очевидные недостатки, достоинств у этого полотна несоизмеримо больше. Эта картина является одной из самых неординарных и глубоких, хотя и недооцененных лент о войне и, безусловно, заслуживает звание шедевра и одного из самых лучших и выдающихся фильмов о войне. (valentine)

Звучит за кадром тихий, задумчивый, приятный, медитативный мужской голос. Он вещает о природе, о любви, о смерти, о будущем и настоящем, о солнечных днях с любимой девушкой, о доброте и о боге. И представляешь себе плавно раскачивающегося из стороны в сторону буддистского монаха, который видит те потаенные уголки жизни, в которые не проникнуть суетливому западному человеку, испорченному цивилизацией. Светит ослепительное Солнце, в голубом небе парят птицы, шелестят джунгли… И все бы ничего, если бы… если бы не искаженные болью и страданиями лица людей, немые от ужаса, не беззвучно открывающий и закрывающий рот сержант, бросающий своих солдат на верную смерть, не корчащиеся в предсмертных судорогах мальчишки и комья земли, взлетающие в небо, оставляющие на теле мирной земли незаживающие раны. На экране война. И голос за кадром - голос солдата, замеревшего в состоянии катарсического шока, озвученные мысли, медленно, в разрез с динамикой боя, плавно растекающиеся по всему телу, как морфий, несущий облегчение умирающему. На экране - пляска смерти, война, которую мы не часто видим в голливудских фильмах, война, в которой человек - ничто, а за жизнь никто не поставит и фляжки с водой. Война, в которой ужасно и немыслимо все, а единственное спасение - во вспышках солдатских воспоминаний. Невыносимая, чудовищная, больная, идиотская, бессмысленная война, битва за какую-то высоту на чужой земле, в которой видят смысл лишь одни военачальники. Зритель удивленно вглядывается в лица солдат. Как же так? Разве такими он привык их видеть в прилизанных голливудских блокбастерах? Где циничная ухмылка, высоко поднятая голова и гордый взгляд в лицо врагу? Где слова о доблести, чести и отваге? Где плачущие жены и маленькие детишки? Где президент, черт возьми? Все это далеко. Забудьте сказочные войны. Почему эти солдаты лежат, прижавшись к земле, зажав уши, как ужи, стараясь поглубже влезть в грязь? Почему не вскакивает в полный рост и не орет, рванув рубаху: «Вперееед!» и не орет сквозь беззвучный гром рвущихся снарядов американский гимн? Потому что это другая война. Это война, в которой людям страшно и не пылкие героические сердца гонят солдат на амбразуры японцев, а глубочайший эзотерический страх, выбивающий из человека остатки разума, лишающий его ощущения времени, пространства, ощущения себя самого. Режиссер-гений тщательно фиксирует состояния солдат перед боем. И нет и следа презрения к опасности, сомнительного героизма и бравурного пафоса безнадежно лживого «Перл-Харбора». Они колеблются от рассеянной задумчивости до полусомнамбулического состояния обезличивающего ужаса, близкого к нервному срыву и шоку. Каждый по-своему предчувствует смерть и старается не думать о том, что сегодня он выживет лишь для того, чтобы умереть завтра. И от этого бегут мурашки по коже. Смотреть американские фильмы о войне обычно довольно легко, ведь они зрелищны и легковесны. Но этот… этот досматриваешь с трудом. Да, и потому что он ужасно длинен, но и потому, что просто устаешь мучиться ощущением абсолютной реальности происходящего и перенесением показанного на себя самого. А я? Как бы я поступил? Я бы тоже зарылся в грязь? Или сымитировал боль в животе? Или вспомнил бы маму? Или просто упал бы в обморок? Или побежал бы вперед, смотря под ноги невидящими глазами - лишь бы поскорее убили? Как мучает, как насилует мозг ощущение безысходности, бесполезности показанного. Как пугает понимание отсутствия выбора. Каждый из этих солдат, теряющий свое Я (именно поэтому никому из героев не уделяется должного внимания, ведь солдат - не личность) и влившийся в полусумасшедшее послушное стадо, исступленно идет навстречу смерти, прерываясь лишь на миг, чтобы увидеть равнодушно прекрасную природу, безмятежное спокойствие, окружающее непонятно почему рвущихся убивать друг друга людей и бога, который вовсе не намерен останавливать людские дрязги.А голос, ровный и спокойный, продолжает звучать, как будто ему нет дела до смерти друзей и врагов. Это голос солдата? А может, голос бога? Того самого, кто с глубокой скорбью смотрит на людей, каждый из которых добр внутри, но все же с звериной жестокостью, в исступлении и аффекте убивает таких же добрых, любимых, долгожданных. И бог ничего не может с этим сделать, потому что трудно быть богом там, где ты бессилен изменить главное - человеческую натуру, которой сам подарил свободу выбора. В отличие от депрессивно-агрессивного «Взвода», фильм Малика созерцательно-чувствителен. Режиссер ловит душевные состояния, мысли, взгляды, хотя не чурается и эпичности, лишенной, правда, какого-либо героического пафоса и ура-патриотизма. Никаких признаков клюквенности. Вязкость этого фильма в атмосфере философской отрешенности, в пустоте, в которой гулко звучат вопросы «Почему?», «ради кого?», «надо ли?», но остаются без ответа, в ощущении чужеродности этих людей в форме и этих смертей на фоне величественной природы, видевшей куда более страшные картины и оставшейся такой же безмятежной и безучастной. Фильм - кодированное послание из эпохи «морального беспокойства», когда война и революции как раз перестали восприниматься чем-то героическим и необходимым и стали задаваться вопросы, переворачивающие человеческое сознание. Это страшный, беспокойный, нервный фильм, в котором так устаешь от напряжения, от натянутой режиссером тонкой красной линии, что после фильма чувствуешь себя опустошенным и выжатым. Это фильм настоящего режиссера, созданный не на скорою руку и не в условиях шоу-бизнеса. Более того, я понимаю, что на такой фильм не грех потратить 20 лет жизни, и, пусть он провалился в прокате, триумф Малика был блистателен! Революция сознания, клин, вставленный в голову, сдавливающий горло крик «Не надо!», состояние задумчивого оцепенения - на это стоило потратить годы. Это не надо рекламировать, оно просто, как «Взвод» или «Сахара», придет и сделает крайне болезненную инъекцию необходимого яда. Обычно я много говорю об актерах. Тут очень много прекрасных актеров: Шон Пенн, Эдриэн Броуди, Джон Кьюсак, Вуди Харрельсон, Джордж Клуни… Но привычного создания характеров нам не покажут, Малик намеренно обезличивает персонажей, ведь на войне каждый - лишь очередное семечко, падающее на жернова смерти. Зачем о них знать больше, чем они сами знают друг о друге? Но Ника Нолти я забыть не могу. Полковник, умеющий ошибаться и признающий свои ошибки, страшный и одновременно настоящий - как это редко в кино! Еще более отчетливо эта тема прозвучит у Нолти в фильме «Отель Руанда». В общем, почти все в точности так, как сказал один из критиков: «фильм о войне из разряда классических». Возможно, лучший фильм о войне в 90-х. Война - как трагедия и финал человеческого существования. Главное - обдумать все, что показано в фильме. Всего жизненного опыта не хватит, чтобы это сделать, если вы Там не были… (Боб)

Фильм Теренса Малика «Тонкая красная линия» - великолепная драматическая история о войне, о людях на ней и о мире в представлении этих людей. Всем известно, что экстремальные ситуации - лучшие испытания человеческих качеств, будь то воспетые Высоцким походы в горы, будь то войны. Опасность и угроза, словно идеальные индикаторы, раскрывают сущность людей, выявляя их самые разнообразные свойства. В эти бушующие пучины страстей и ужасов войны и опускает нас режиссер картины… Теренс Малик предстает перед нами в своей ленте этаким исследователем, ученым, хирургом, препарирующим без анестезии войну. Во время просмотра фильма у меня складывалось впечатление, что повествование ведется совершенно отстраненно, документально сухо и беспристрастно. Этому я могу найти несколько причин. Одна из них - гениальная, да, не побоюсь этого громкого слова, гениальная работа оператора. Джона Толла надо хвалить не переставая не только за сочную, дышащую картинку и демонстрацию пейзажей джунглей, но и за превосходные съемки боевых действий. Отличный монтаж и летуче подвижная камера безжалостно выхватывают отдельные локальные эпизоды боя, выкладывая из них пугающий своей реалистичностью орнамент сражений. Следом спешу отметить музыку Ханса Зиммера, которая одновременно и подчеркивает происходящее на экране, и как бы сглаживает действие. Сцена взятия поселения японских солдат как нельзя лучше подходит для примера: оживленная, торжественная мелодия лишь сопровождает битву, не изменяясь в угоду показываемым событиям. Музыка следует по пятам за камерой, заглушая шум и грохот пальбы и взрывов, умножая трагичность действия, но трагичность эта не надрывная и не болезненная, а отрешенно отчаянная. Чувство некой обособленности повествования дополняется тем, что в фильме трудно выделить главного героя. Да, есть рядовой Уитт, исполняющему его Джеймсу Кэвизлу достается больше всего экранного времени, но рассказ постоянно ведется от разных лиц, разных участников этой бессмысленной бойни. Мы видим войну по-разному, вселяясь в разных людей, переживая разные эмоции, пусть и отмеченные одинаковым оттенком страха и безумия. Но мы вряд ли вспомним после просмотра фильма их имена, герои ленты останутся для нас безымянными, как миллионы погибших по всему миру - под немыми памятниками неизвестному солдату. Возможно, это было некой задумкой режиссера - показать ничтожность цены человеческой жизни на войне. Так же для создателей не имеет значения, что это за война: здесь нет ни капли патриотизма (с какой-либо стороны), которая присуща многим американским фильмам о войне. Характерно то, что в фильме ни разу не фигурировал звездно-полосатый флаг, как, собственно и какой бы то ни было другой. Война в «Тонкой красной линии» - просто война, без дат и стран, без имен и героев. О наградах здесь говорят с пренебрежением, если не с презрением и отвращением, а о событиях фильма как о части Второй Мировой войны упоминается лишь пару раз и то вскользь да мельком. Со времен Балаклавского сражения Крымской войны (1853-1856) термин «тонкая красная линия» употребляется для обозначения обороны из последних сил. «Тонкая красная полоска, ощетинившаяся сталью» - так корреспондент «Таймс» описывал шотландский полк в момент, когда отступать было уже некуда. Почему создатели фильма выбрали для картины такое название? Потому что оно как нельзя лучше характеризует тот бой, что вели японцы? Или же едва уловимо вторит слогану фильма: «Every man fights his own war (Каждый человек ведет собственную войну) »? Скорее всего, второе, потому что именно такая война важнее для режиссера ленты. Война духа, мысли, война внутренняя, война душевная. По количеству размышлений, которые навеваются просмотром, фильм может смело конкурировать со всеми философскими притчами кино, и конкуренция эта будет самая серьезная и жесткая. Раздумья героев фильма, уставших солдат, участников этой бессмысленной битвы порой выплескиваются на экран не отдельными брызгами, кусочками, а льются сплошной массивной волной. Здесь есть чувство страха перед смертью, причем как перед своей, так и перед чужой. Чувство страха перед способностью приносить смерть самому, ощущение себя убийцей, преступником, а не солдатом, выполняющим свой долг. Ужасная эмоция ненависти, бессмысленной, тупой, чисто инстинктивной, без особой злости и неприязни к врагу, который так же просто-напросто получил приказ от главного по званию и должен выполнять его во что бы то ни стало. Чувство ничтожности и ничего не значимости одной конкретной человеческой жизни на вертелах времени и событий, ощущение ужасающей бесполезности добра и тепла, ощущение мира вокруг, как место превращающегося в ад собственными руками человека. Все эти мысли сменяют одна другую в головах солдат, блуждающих по джунглям или просто лежащих в окопах между сражениями. Откуда это зло? Как оно пробралось в этот мир? Где его корни? Кто знает, может у человека одна большая душа, а каждый из нас - маленькие ее части?… Одно лицо, и каждый приносит что-то свое в это больше, единое целое. Что если добро и зло, любовь и ненависть, свет и тьма - это все плоды одной и той же мысли, черты одного и того же лица? Эти вопросы останутся без ответов, во многом потому, что они их и не требуют. Люди многие годы живут на этой планете, многие столетия воюют и убивают друг друга ради сомнительных ценностей и сотворенных кумиров. Но еще ожесточеннее и еще яростнее на поле той брани, что разворачивается постоянно в наших умах и душах. Та самая «тонкая красная линия» - та полоска обороны, тот участок фронта, где не на жизнь, а на смерть сталкиваются в вечном бою человеческие принципы и морали. Все в одном: страх и боль, любовь и добро, коварство и низость, честность и благородство. И лишь тонкая красная линия обозначает едва видимую границу, едва заметный рубеж, меркнущей, исчезающей гранью смывающейся в крови и грязи чертой, такой размытой и такой сумеречной, что порой кажется, что ее и нет вовсе. И все смешалось, все переплетено в извращенном узоре, ужасающе сплетающемся из мелких фигурок солдат, что бросаются в рукопашную и орут, пронзаемые кинжалами страданий… И идет бой. Внутри нас. Война нас с нами же самими. И в этой войне никогда не будет победителей. Ибо сама такая война - есть победа. (alexgo)

comments powered by Disqus