на главную

ВОЖДЕЛЕНИЕ (2007)
SE, JIE

ВОЖДЕЛЕНИЕ (2007)
#30465

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 158 мин.
Производство: Гонконг | Китай | США | Тайвань
Режиссер: Ang Lee
Продюсер: William Kong, Ang Lee
Сценарий: Eileen Chang, James Schamus, Hui-Ling Wang
Оператор: Rodrigo Prieto
Композитор: Alexandre Desplat
Студия: Focus Features, Haishang Films, Mr. Yee Productions, River Road Entertainment
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Tony Leung Chiu Wai ... Mr. Yee
Wei Tang ... Wong Chia Chi / Mai Tai Tai
Joan Chen ... Mrs. Yee
Lee-Hom Wang ... Kuang Yu Min
Chung Hua Tou ... Old Wu
Chih-ying Chu ... Lai Shu Jin
Ying-hsien Kao ... Huang Lei
Yue-Lin Ko ... Liang Jun Sheng
Johnson Yuen ... Auyang Ling Wen / Mr. Mak
Kar Lok Chin ... Tsao
Su Yan ... Ma Tai Tai
Caifei He ... Hsiao Tai Tai
Ruhui Song ... Wang's Aunt
Anupam Kher ... Khalid Saiduddin
Liu Jie ... Leung Tai Tai

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2238 mb
носитель: HDD3
видео: 688x384 XviD 1517 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ВОЖДЕЛЕНИЕ» (2007)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Вожделение" ("Порочная связь"). Эротический триллер про отношения подпольщицы и влиятельного коллаборациониста, которого она хочет убить...

История о политических интригах вокруг крупного политического деятеля, мистера Йи в оккупированном японцами Шанхае в конце 1930х-начале 1940х годов. Застенчивая первокурсница Вон Чиа Чи должна сыграть свою роль в этой драме - под руководством патриота-революционера Куанг Ю Мина, готовящего покушение на мистера Йи - колаборациониста, сотрудничающего с японскими властями. Будучи подругой молодой жены мистера Йи у Вон Чиа Чи возникает с ним любовная связь. (kino-teatr.ru)

Шанхай. Вторая мировая война. Влиятельный политический деятель Мистер Йи (Тони Люн Чу Вай) безумно влюбляется в Ванг Йажи (Тан Вэй), подругу своей молодой жены. Отношения их настолько нежны и трепетны, что обычно осторожный Йи даже не подозревает, что Ванг - вовсе не та, за кого себя выдает! С каждым днем порочная связь заходит все дальше, а страсть становится все сильнее, и теперь уже невозможно остановиться… (kinopoisk.ru; film.ru)
[Я не сомневаюсь, что автор приведенного описания действительно что-то где-то слышал об этом фильме. Однако мистер Йи - не столько политический деятель, сколько предатель и палач, жену его трудно назвать молодой (хотя Джоан Чен выглядит неплохо), и его отношения с любовницей меньше всего можно описать словами "нежны и трепетны"].

Умный и красивый фильм. Напряженный сюжет. Главный талисман китайского кино Тони Люн в роли человека, понимающего свою обреченность и оттого еще более жестокого и осторожного. Очаровательная, свежая и, бесспорно, талантливая Тань Вэй в главной женской роли. Немногочисленные, но замечательно выстроенные кадры гонконгских и шанхайских улиц, задающие время и атмосферу. Чарующая музыка Александра Деспла. Тонкий психологизм. Исступленная эротика. А после фильма - хочется думать о том, какие это непростые, некруглые понятия - патриотизм, героизм, предательство, любовь, эрос...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2008
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке.
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2008
Номинации: Лучший фильм на иностранном языке, Лучшие костюмы (Ли Пан).
ВЕНЕЦИАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2007
Победитель: Золотой лев (Энг Ли), Лучшая работа оператора (Родриго Прието).
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 2007
Номинации: Лучшая работа оператора (Родриго Прието), Лучшая мужская роль (Тони Люн Чу Вай), Лучшая женская роль (Тан Вэй).
АЗИАТСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2008
Победитель: Лучшая мужская роль (Тони Люн Чу Вай).
Номинации: Лучший фильм, Лучшая женская роль (Тан Вэй), Лучший режиссер (Энг Ли), Лучшая работа сценариста (Джеймс Шамус, Хул-Линг Уэнг), Лучший композитор (Александр Деспла).
ВСЕГО 16 НАГРАД И 26 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Военный драматический триллер, снятый по одноименному роману китайской писательницы Чжан Айлин.
Бюджет: $15 000 000.
Премьера: 30 августа 2007 года на МКФ в Венеции.
Слоганы - «The trap is set» («Капкан поставлен»); «To kill the enemy, she would have to capture his heart... and break her own».
Официальные сайты и странички фильма - http://focusfeatures.com/lust__caution; http://bvi.com.tw/movies/lust_caution/main.html.
Энг Ли / Ang Lee (род. 23 октября 1954) - тайваньский кинорежиссер и продюсер. Дважды обладатель «Золотого медведя» Берлинского кинофестиваля (1993, 1996), дважды обладатель «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля (2005, 2007). Лауреат премий «Золотой глобус» (2001, 2006) и «Оскар» (2006) как лучший режиссер. Самые громкие проекты Энга Ли - драма «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» (2000), гей-мелодрама «Горбатая гора» (2005) и эротический триллер «Вожделение» (2007). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Энг_Ли.
Тони Люн Чу Вай / Tony Leung Chiu Wai (род. 27 июня 1962) - гонконгский актер. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Тони_Люн_Чу_Вай.
Джоан Чэнь / Joan Chen (род. 26 апреля 1961) - американская актриса китайского происхождения. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Джоан_Чэнь.
Тан Вэй / Wei Tang (род. 7 октября 1979) - китайская актриса. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Тан_Вэй.

СЮЖЕТ

1940 год, часть территории Китая оккупирована японскими войсками и управляется марионеточным правительством. Группа молодых студентов с успехом играет патриотические пьесы на сцене университетского театра, но они мечтают и о том чтобы действительно внести свой вклад в борьбу за освобождение Китая. Им представляется шанс, когда из Шанхая в Гонконг приезжает влиятельный чиновник господин И (Yi, Тони Люн Чу Вай), в чьем ведении находится борьба с протестом против поддерживаемого Японией правительства. Молодые актеры решают воспользоваться своим искусством и убить господина И, который воплощает зло про-японской власти. Привлекательная Цзячжи (Тан Вэй) выдает себя за жену успешного предпринимателя, миссис Мак, и знакомится с семьей господина И. Ее цель - заманить предателя в ловушку, где остальные члены группы смогли бы свершить правосудие. Пока вчерашние актеры проводят каникулы, учась стрелять и готовясь к убийству, Цзячжи, исполняя самую сложную в своей жизни роль, учится искусству интриг и обольщения. Ей почти удается соблазнить господина И, кажется, он уже готов сделать ее любовницей, но он очень недоверчив и осторожен. Внезапно без предупреждения семья И возвращается в Шанхай, операция проваливается, группа раскрыта и ее члены, совершив убийство, вынуждены бежать. Проходят годы, потерпевшая сокрушительное поражение группа скрывается. Цзячжи возвращается в дом тети в Шанхае, потеряв волю к жизни и интерес к учебе. Единственная ее надежда - покинуть Китай, уехав на обучение в Англию, куда уже эмигрировал ее отец, но этому не суждено сбыться - она получает известие, что он не сможет оплатить ее обучение. И вот в ее судьбе вновь появляется бывший товарищ по театру Куан Юйминь (Ван Лихун), уже однажды втянувший друзей в шпионскую авантюру. Теперь он член настоящей подпольной организации, которая борется против японских оккупационных властей. Цзячжи нужна им вновь в качестве миссис Мак, как шанс подобраться к мистеру И, теперь начальнику тайной полиции, недосягаемому более чем прежде. Взамен, в случае успеха операции - ее обещают переправить в Англию. И вот миссис Мак, приезжая из Гонконга в Шанхай, просит приюта у семьи И, с которой подружилась 3 года назад. Ее цель - подобраться к господину И насколько возможно близко, собирать сведения необходимые группе и готовить для него ловушку, которая захлопнется только тогда, когда посчитает нужным руководство. Она хочет завладеть его сердцем, но происходит все наоборот. Ей удается смягчить жесткого и властного господина И в постели, но ценой собственной души. Все больше она чувствует, что он «словно червь пробирается все глубже и глубже в ее сердце». Группа все медлит с уничтожением мистера И, а Цзячжи окончательно вживается в свою роль. В решающий момент она более не в силах противиться своим чувствам, сдается и предупреждает господина И о ловушке ценой собственной жизни и жизней своих сообщников. Кажется, господин И действительно мог полюбить Мак, но работа остается важнее. Всех членов подпольной группы и «госпожу Мак» расстреливают.

Те, кто не жалуют Энга Ли, говорят, что он самый переоцененный режиссер современного кино. Никому не удалось собрать столь же эффектную коллекцию наград: два "Золотых льва" в Венеции, два "Золотых медведя" в Берлине плюс вдобавок несколько "Оскаров" - для полного счастья не хватает только каннской "Золотой пальмовой ветви". И она, скорее всего, не за горами. Впрочем, просвещенное большинство считает этот успех совершенно заслуженным, а опыт Энга Ли - уникальным, свидетельствующим, что кино сегодня становится по-настоящему мультикультурным. Китаец, покинувший родину совсем юным и обосновавшийся в Америке, Энг Ли так пропитался западной культурой, что легко способен снять убедительное кино про сексуальную революцию 70-х годов в американской глубинке ("Ледяной ураган") или костюмную драму по роману Джейн Остин ("Разум и чувство"). А вскоре после этого поразить мир новым словом в рутинном жанре восточных боевых искусств, сделав в его тесных рамках волшебную киносказку "Крадущийся тигр, невидимый дракон". Последней нашумевшей работой китайского многостаночника стала "Горбатая гора" про жаркую любовь двух ковбоев. Другого могли бы и пришить за то, что покусился на жанр вестерна (святая святых американской культурной мифологии), а вот везучий Энг Ли сорвал еще один набор "Оскаров" и едва не отхватил самого главного. Новый фильм Ли "Вожделение" ("Золотой лев" в Венеции) - это совсем другая история, хотя не менее скандальная. На сей раз режиссер обращается к судьбам своей многострадальной родины, к перипетиям политической борьбы в Китае в эпоху второй мировой войны и японской оккупации. При этом жанровый ракурс выбран так провокативно, как это умеет делать только Энг Ли. На фоне героической драмы Сопротивления разыгрывается эротический триллер о страсти между высокопоставленным коллаборационистом и юной подпольщицей, получившей задание соблазнить его и убить. Получилась помесь "Ночного портье" Лилианы Кавани с "Молодой гвардией". Подпольщики изображены как наивные идеалисты и подсознательные мазохисты, а жертвы испытывают странное влечение к своим палачам. "Вожделение" - экранизация рассказа "китайской Джейн Остин", писательницы Айлин Чан. Режиссер пропустил ее прозу сквозь фильтр личных, семейных воспоминаний о поколении своих родителей и старом Шанхае, откуда он родом. Он также усилил эротический элемент рассказа и вплел его в жанровую структуру фильма, которая строится на стыке нуара и мелодрамы, что делает его, по словам самого автора, "азиатской "Касабланкой"". Причем секс показан с точки зрения женщины - в то время как в китайской традиции женская сексуальность никогда не описывалась и не изображалась. Отдельного слова заслуживают исполнители главных ролей - культовый гонконгский актер Тони Люн и дебютантка Тан Вэй, которую теперь сравнивают с Марией Шнайдер из "Последнего танго в Париже". Это не единственный киноманский элемент картины: студенты-революционеры вдохновляются фильмами Хичкока, а героиня видит себя в образе Ингрид Бергман. Сам же Энг Ли посвятил новую работу своему кумиру Ингмару Бергману. (Андрей Плахов)

Китаец, покинувший родину совсем юным и обосновавшийся в Америке, Энг Ли так пропитался западной культурой, что легко способен снять убедительное кино про сексуальную революцию 70-х годов в американской глубинке ("Ледяной ураган") или костюмную драму по роману Джейн Остин ("Разум и чувство"). А вскоре после этого поразить мир новым словом в рутинном жанре восточных боевых искусств, сделав в его тесных рамках волшебную киносказку "Крадущийся тигр, невидимый дракон". Последней нашумевшей работой китайского многостаночника стала "Горбатая гора" про жаркую любовь двух ковбоев. Новый фильм Ли "Вожделение" ("Золотой лев" в Венеции) - это совсем другая история, хотя не менее скандальная. На сей раз режиссер обращается к судьбам своей многострадальной родины, к перипетиям политической борьбы в Китае в эпоху второй мировой войны и японской оккупации. При этом жанровый ракурс выбран так провокативно, как это умеет делать только Энг Ли. На фоне героической драмы Сопротивления разыгрывается эротический триллер о страсти между высокопоставленным коллаборационистом и юной подпольщицей, получившей задание соблазнить его и убить. Получилась помесь "Ночного портье" Лилианы Кавани с "Молодой гвардией". Подпольщики-идеалисты изображены как наивные идеалисты и подсознательные мазохисты, а жертвы испытывают странное влечение к своим палачам. "Вожделение" - экранизация рассказа "китайской Джейн Остин", писательницы Айлин Чан. Режиссер пропустил ее прозу сквозь фильтр личных, семейных воспоминаний о поколении своих родителей и старом Шанхае, откуда он родом. Он также усилил эротический элемент рассказа его и вплел в жанровую структуру фильма, которая строится на стыке нуара и мелодрамы, что делает его, по словам самого автора, "азиатской "Касабланкой"". Причем секс показан с точки зрения женщины - в то время как в китайской традиции женская сексуальность никогда не описывалась и не изображалась. (Weekend)

Оскароносный Энг Ли в своей новой ленте «Порочная связь» рисует еще одну яркую картину мощного, страстного, всепоглощающего чувства. Внезапный и пылкий роман высокопоставленного чиновника, которого играет мэтр азиатского кино Тони Люн Чи Вэй («Герой», «Любовное настроение», «2046»), и красотки-студентки в исполнении восходящей звезды Вэй Танг, постепенно обретает черты странного китайского танго, в котором сплетается вожделение, любовь и загадка… Сильные чувства героев передаются Энгом Ли с профессиональной отточенностью, присущей гонконгскому мастеру: выдержанная суровая стилистика ориент-нуар, точно воссоздающая в одноименном фильме атмосферу лучшего романа американки китайского происхождения Эйлин Чанг; минималистская, проникновенная музыка верного Энгу Ли композитора Александра Десплата, сильные актерские работы - все это делает «Порочную связь» одной из самых ожидаемых премьер осени. События этого эротико-политического триллера разворачиваются в Китае периода Второй мировой войны. Японские оккупационные войска уже заняли Шанхай, в стране работает коллаборационистское правительство, действуют партизанские отряды Сопротивления, на всех уровнях переплетаются коварные интриги и заговоры… Мистер Уи, высокопоставленный чиновник в китайском коллаборационистском правительстве, неожиданно для самого себя влюбляется в Мак, простую студентку, подругу своей молодой жены (Джоан Чен). Мак отвечает ему пылкой, замысловатой взаимностью. Однако разгадка, неведомая мистеру Уи и столь очевидная зрителю, кроется в том, что Мак участвует в Сопротивлении и ее задача - не только ублажать мистера Уи, привязать его к себе и проникнуть в тайны правительства, но и по возможности умертвить ненавистного китайским патриотам предателя-фашиста, ставшего ее любовником. На определенном этапе мистер Уи начинает догадываться о коварном плане своей роковой красотки, но это не только не остужает и не отрезвляет чиновника, но добавляет дополнительный оттенок горечи в их то ли настоящий, то ли разыгранный одной из сторон роман. К слову, должен предупредить - ассоциация американских кинопроизводителей присвоила ленте самый строгий рейтинг за откровенные сцены, что, по-видимому, сделает эту картину настоящей прокатной провокацией, какой, впрочем, являются и все предыдущие фильмы мастера экранной страсти и интриги Энга Ли… (Станислав Бенецкий)

Оригинальное название нового фильма Энга Ли «Вожделение, осторожность» обещает эмоциональный конфликт, но история мирно лавирует между двумя указанными в названии понятиями. После часа сдержанной шпионской драмы - шепот по телефону, секретные планы покушения, несколько многозначительных партий в маджонг - на нас обрушиваются эротические сцены вполне верховенского размаха. Ли вообще, надо сказать, склонен переоценивать значимость секса для развития характеров. Хотя, если характеры так печально недоразвиты, как тут, этот ход вполне оправдан. Драматизм истории кроется не в антагонизме вожделения и здравого смысла, а в борьбе безупречно глянцевого стиля Ли с безбожно рыхлым сценарием (в полуторачасовой фильм раздули коротенький рассказик Эйлин Чанг). И натура, и фабула здорово похожи на «Черную книгу» Пола Верховена: во время японо-китайской войны шанхайская студентка Ван Цзячжи (Тан Вэй ) вступает в ряды Сопротивления и втирается в доверие к чиновнику-коллаборационисту мистеру Е (Тони Люн). Убить Е не получается (впрочем, это уже работа ее сподвижников), зато Ван и Е становятся любовниками. Позже они встречаются в Гонконге, где Ван уже изображает миссис Мак, жену несуществующего богача. Как шпионка миссис Мак проявляет слишком слабый интерес к своему объекту, да и вообще «Вожделение» отличается близоруким взглядом на войну, предпочитая полю боя арену страстей. Несмотря на уговоры продюсеров, Ли отказался вырезать из фильма садомазо-сцены, хотя Тони Люн, типажом близкий сахарному Кэри Гранту, выглядит очень неубедительно в сценах жесткого секса с ремнями и шлепками. Понятно, что так Ли пытается добавить немного мяса тощенькому сценарию. Но, ей-богу, лучше было бы его просто дописать. (Бен Кенигсберг, Time Out Chicagо)

Карьера Энга Ли - удачный пример «китайского нашествия», только, пока геополитики рассуждают о положении Китая в мире, очень даже мирного и совершенно бескровного. Начав в Китае, Энг оказался буквально после трех фильмов в голливудской обойме, вечно гонящейся за иноземной диковинкой - и пришелся весьма к месту, достаточно посмотреть рейтинг его голливудских картин на вездесущей IMDb. Когда же он вернулся к корням, получился - ни много, ни мало - шедевр, речь, конечно же, о «Крадущимся тигре, затаившемся драконе». Потом видимый спад, когда в ход пошли даже комиксы, медийная клякса с «Горбатой горой», вокруг которой полемика складывалась отнюдь не из-за художественных достоинств фильма. И вот Ли опять возвращается к истокам - да еще титулованный за это главным Венецианским львом. Нехитрый сюжет, положенный в основу «Вожделения», может претендовать на все, что угодно, кроме оригинальности. Китай, Вторая мировая - молодая студентка, балующаяся театром, изображает из себя Мату Хари - залезает в постель к предателю родины, чтобы вывести его на чистую воду, попросту - убить. Но покушение не удается, проходит время, и ситуация повторяется с точностью до наоборот, только на этот раз выходит далеко за рамки студенческой самодеятельности. Однако, не все так очевидно - и почти трехчасовой хронометраж на это недвусмысленно намекает. Весь политический триллер, разводимый вначале, быстро оседает, и начинается то, что, видимо, по-настоящему интересно Энгу Ли - бесконечная и совершенно невеселая история, язык не поворачивается сказать, любви. Но это так, густо смешивая эрос и танатос, Ли добавляет в эту смесь любимый конфликт всех классицистов - между долгом и чувствами. И получается самая настоящая мелодрама, если можно, скажем, назвать «Основной инстинкт» таковой. Удивительно, но режиссер вплотную подступается к той территории, на которой еще лет 15 назад крепко стоял Верховен - любовь, конечно, это - розы, но и неизбежная рифма «слезы» тут постоянно присутствует. Может, поэтому сюжет «Вожделения» так нагло перекликается - местами чересчур - с последним фильмом голландца, решившегося тряхнуть стариной. Однако с китайцами - далеко не все так просто. Заглавные актеры, по статусу своему представляющие полные противоположности, разыгрывают такой перфоманс, что обожаемый всеми Константин Сергеевич зашелся бы просто в восторге. Самый знаменитый актер современного Гонконга Тони Люн, пожалуй, играет свою лучшую роль со времен «Любовного настроения», разумеется, примеряя на себя маску азиатского Аль Пачино - тонкая нюансная игра, размеренный ритм, нарушаемый лишь эмоциональными взрывами, ну и для особых ценителей есть еще постельные сцены. Впрочем, от актера его класса другого и нечего было ожидать - настоящим же актерским сокровищем оказалась никому неизвестная Тэнг Уэй, для которой это дебютная роль. Если так пойдет и дальше, то может статься, что в ближайшем будущем мы получим азиатскую Еву Грин - та тоже дебютировала эпатажно, и не у кого-нибудь, а у Бертолуччи. Многие же, увлеченные эпатажем, актерские изыски пропустили мимо глаз - еще бы, какая игра, когда на экране творится такое, что можно смело вешать рейтинг Х. И, удивительное дело, что эротика, даже такая откровенная, не просто гармонично работает в картине, но отражает драматургические положения гораздо ярче, чем, в целом, немногочисленные диалоги. Для уставших от голливудских нагромождений, которые кидаются из крайности в крайность, «Вожделение» с его тактичной последовательностью европейской традиции - словно бальзам. Тут не лощеные ковбои, а вполне очеловеченные персонажи, движение за движением, оформляющие трагедию, и без такого количества смерти и секса не обойтись. Во многом этому построению помогает камера Родриго Прието, работавшего над всеми фильмами Иньярриту, но здесь - вместо размаха мексиканца, он обнаруживает за собой трогательное чувство камерности. Почти две трети фильма проходят в интерьерах и Прието, несмотря на постоянный стедикам, и во многом благодаря быстрому монтажу, вносит невероятную живость в действие, выхватывая многочисленные крупные планы актеров. Во всем этом творческом ряду не совсем уверенным звеном выглядит Александр Деспла - крепкий композитор, музыкально оформивший немало «спокойных» фильмов, кажется не совсем справился с задачей. Эмоциональное буйство, разворачивающееся на экране, подкреплено музыкой, которая вполне бы подошла качественной голливудской драме, где каждый поворот и крен известен наперед, но не для фильма с подобным колоритом. «Вожделение», конечно же, не идеальный фильм - несмотря на всю его яркость, ощущается некая вторичность, будто кому-то пришло в голову смешать раннего Верховена с поздним Кар-Ваем, хотя, может, это тематика и китайские бэкграунд сделали свое дело. В любом случае, оставив даже спорного, из-за обилия интересных фильмов, Венецианского льва за бортом, Ли показал честному народу, как надо делать мелодрамы. И хронометраж, многими порицаемый, видится в этом случае исключительно плюсом - возвращение к корням обернулось одним из лучших фильмов года. Наверное, правильно говорят - дома и стены помогают. (Роман Куланин)

1942 год, Китай оккупирован Японией. В резиденции коллаборационистского правительства в Шанхае дамы играют в маджонг. Их мужья - высокопоставленные чиновники, их интересы - бриллианты и чулки, в обеденное время на черных машинах они беспрепятственно минуют блокпосты и пробираются мимо запуганных и обнищавших граждан вкусно поесть в редкие хорошие рестораны. Одна из дам, Мак Тай Тай (Тан), и муж другой, влиятельный господин Йи (Люн), сегодня, как и обычно, не составят им компанию за обедом: у господина Йи совещание, у госпожи Мак - примерка платья. Взгляды и улыбки: эти двое вечно исчезают вместе. Отматываем четыре года назад, в английский Гонконг. Та, что называет себя Мак Тай Тай, - бедная китайская студентка-беженка. Она соглашается исполнить роль жены торгаша и заманить в смертельную ловушку опасного предателя, господина Йи. Однако этот план растягивается на долгих четыре года, а фильм - на 2 часа 40 минут, которые кажутся вечностью, проведенной в запертом туалете, где отрубило воду и электроэнергию. Второй раз подряд после «Горбатой горы» тайваньский режиссер Ан Ли (создатель таких безусловных шедевров, как «Ледяной ветер» и «Крадущийся тигр, затаившийся дракон») увозит из Венеции «Золотого льва». Приз назначают живые люди, и понять причины нынешнего триумфа господина Ли поможет список членов венецианского жюри. Председатель Чжан Имоу: прародитель длинного китайского исторического эпоса с диссидентским душком - в это жанровое определение вполне укладывается и «Вожделение». Пол Верхувен - режиссер «Черной книги» о подпольщице времен Второй мировой, которая по заданию партизан соблазняет оккупанта, но оказывается эмоционально вовлечена в эту интимную связь. Этот же сюжетный кульбит представляет cобой лейтмотив «Вожделения». Ферзан Озпетек - режиссер «Окна напротив», фильма о гомосексуальной связи, которую в условиях муссолиниевского режима пытаются скрыть главные герои. Герои «Вожделения» предаются садомазохистской страсти, в то время как под окнами солдаты выгуливают сторожевых псов. Катрин Брейя - режиссер «Тайной любовницы», где в сексуальных сценах превалирует поза - как бы ее назвать - ножницами. Та же поза доминирует в сексуальных сценах «Вожделения», достаточно откровенных, чтобы вдохновить мадемуазель Брейя: показаны эрегированные соски актрисы-дебютантки и обвислые яйца 45-летнего вонг-карваевского талисмана Тони Люна. Впрочем, крупные планы пенетрации отсутствуют. Алехандро Гонсалес Иньярриту - режиссер, в своих фильмах «Сука-любовь», «21 грамм» и «Вавилон» выведший на международную арену мексиканского оператора Родриго Прието; он же снимал «Вожделение». Всем им было приятно, что господин Ли прошел в фарватере недавнего творчества каждого из них. И вдвойне приятно, что сделал это менее ярко и более занудно, чем они сами, а следовательно, опасности не представляет. Досаднее всего, что приз был выдан и оператору Прието. Каждая краска в его палитре беременна черным цветом; снимая героев на лестничной клетке напротив огромного круглого окна, за которым белый день, он окутывает их лица кромешной тьмой. Как известно, самые говорливые попугаи засыпают, стоит накинуть на клетку плед. Так же и самый пытливый ум блуждает в поисках дремы, когда экран погружается во мрак. (Алексей Васильев)

В Китае времен второй мировой войны патриотически настроенные студенты университета готовят покушение на могущественного чиновника Йе (Тони Леун) и для этого подсылают к нему молодую Вон (Тай Вэн). Заговор, впрочем, растянулся на несколько лет, а отношения между Йе и Вон переросли в весьма специфические чувства. В этой истории масса нюансов, и все они будут представлены на экране во всей полноте (продолжительность фильма - немногим менее трех часов). Здесь и своеобразные эротические наклонности господина Йе, и тот факт, что он женат (роль супруги исполняет Джоан Чен), и специфика повседневной жизни оккупированного японцами Шанхая, и классический, но от того не менее животрепещущий мотив борьбы чувства и долга, и... в общем, многое из того, что обещало сделать «Вожделение» Анга Ли безусловным шедевром. Каковым его, впрочем, уже признали: на последнем Венецианском кинофестивале «Вожделение» получило главный приз - «Золотого льва», а также награду за визуальное решение, доставшуюся оператору Родриго Прието. Отзывы критиков, да и простых зрителей, обсуждающих картину на просторах Интернета, тоже в большинстве своем выдержаны в восторженных тонах. Возможно, все это совершенно справедливо. Но почему-то присоединяться к общему хору не особенно хочется. И дело не в чувстве противоречия и желании плыть против течения. Самые очевидные параллели, на которые напрашивается «Вожделение», - это, пожалуй, «Черная книга» Пола Верховена (там тоже подпольщица увлекалась своей потенциальной жертвой несколько сильнее, чем требовалось) и «Любовное настроение» Вонга Карвая (оттуда исполнитель главной роли Тони Леун, практическое совпадение времени и места действия, да и собственно «настроение»). Но поставить фильм Ли рядом с этими картинами не получается. Уж больно точный расчет сквозит в каждом кадре. Эта та самая «игра наверняка» из песни Бориса Гребенщикова, в которой «что-то не так». Между героями фильма вроде бы должна возникнуть дымка взаимного притяжения - и в по-настоящему больших фильмах подобного рода она возникает сама по себе, вне зависимости от того, что происходит на экране. По мановению руки не постановщика, а кого-то, кто находится чуть выше кресла с написанным на спинке именем режиссера. Здесь же все чувства, до мельчайших атомов, расписаны заранее, как будто сразу отмечены в предварительной раскадровке. Можно, конечно, назвать это сверхпрофессионализмом, но в случае Анга Ли хочется употребить несколько иные слова. Ибо «Вожделение» далеко не первый фильм, в котором проявляется холодное равнодушие ко всему, что он делает. И равнодушие это вот уже в который раз прикрывается миной подлинной страсти - так, как это было и в недавней «Горбатой горе» о трагической любви двух однополых ковбоев (этот фильм, к слову, тоже был увенчан «Золотым львом»). Пожалуй, точнее всего творческий метод Ли проявился в фильме «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», где режиссер представил почтеннейшей публике классическое китайское фэнтези с боевыми искусствами. Мир обмер в восторге, но подлинные ценители такого рода кино не могли не заметить, что перед ними хладнокровно приготовленный дистиллят, пластиковая подделка, пусть и наивысшего качества. В случае предельной жанровости это можно было увидеть довольно четко - здесь же, в «Вожделении», все куда более мастерски замаскировано. Но неприятный осадок все-таки остается. Весьма показателен и выбор оператора: более всего Родриго Прието известен своим сотрудничеством с Алехандро Гонсалесом Иньярриту («Сука-любовь», «21 грамм», «Вавилон») - еще одним известным мастером симулировать зашкаливающие за предел чувства, давить на жалость и стимулировать катарсис всеми возможными запрещенными приемами. Видимо, так и только так можно снимать подобного рода истории. Сейчас «Вожделение» выглядит шедевром. Но очень сложно поверить, что хотя бы к следующему Венецианскому кинофестивалю кто-нибудь вспомнит о его существовании. Фильм Ли относится к той части современной кинопродукции, которая остается в анналах (а самое главное - в душах зрителей) исключительно из-за того, что их вовремя премировали. А не было бы «Золотого льва», и растаял бы этот фильм как дым, еще до того, как по экрану пошли финальные титры. (Станислав Ф. Ростоцкий)

Энг Ли - баловень фортуны. Его «лауреатская коллекция» может быть занесена в Книгу рекордов Гиннесса. Критики всерьез обсуждают феномен американского режиссера тайваньского происхождения - ярчайшего представителя мультикультурной эпохи. С хореографическим изяществом живописует он восточное боевое фэнтези «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», безупречную по стилю викторианскую костюмную мелодраму «Разум и чувство», тихую «американскую трагедию» 70-х «Ледяной шторм», компьютерный комикс «Халк», выворачивает ковбойский эпос в гомоэротическую историю «Горбатая гора». Теперь его настигло «Вожделение» (экранизация рассказа известной китайской писательницы Айлин Чан). Варианты перевода «Порочная связь» и «Вожделение и предостережение» - точнее, но прокатчики вознамерились заманить зрителя эротикой. Зритель не разочаруется: подобной раскрепощенности (без примеси похотливости), хождения по тонкой грани между эротикой и порнографией (не скатываясь в «клубничку»), чувственной экспрессии кинематограф не помнит со времен «Последнего танго в Париже». Для Ли секс на экране - способ познания тайной, истинной сути человеческой природы. 1942-й. Шанхай, оккупированный японцами. Китайские коллаборационисты изображают привычную жизнь. Жены предателей играют в ма-джонг, заказывают наряды, обедают в ресторанах. Члены драмкружка в Гонконге организуют самодеятельную партизанскую ячейку наподобие наших молодогвардейцев: «Разбудим народ барабанами и гонгами. Китай не будет побежден!». Их цель - ликвидировать начальника секретной карательной службы. Начинающая актриса, подпольщица Вонг Чиа Чи (превосходный дебют Танг Вей) обольстит мистера Йи (в его роли - секс-символ азиатского кино Тони Люн, сыгравший в «Любовном настроении» Кар-Вая), лично пытающего членов Сопротивления. Но наманикюренный коготок увяз, всей птичке Вонг - пропасть. Несколько затянутый, пропитанный горечью, эстетский нуар Ли - пример жанрового микста. Шпионский триллер о страсти заточен на социальную эротику. Ли интересует не столько сам «основной инстинкт», интимная связь между мужчиной и женщиной, Адамом и Евой. Миссия Адама - возглавлять карательные органы, миссия члена Сопротивления Евы - уничтожить Адама. Но юная Мата Хари тонет в наваждении страсти, а патологически подозрительный министр безопасности полностью вверяет себя нежным объятиям врага. Ли интересует химическая реакция любовного экстаза, когда исчезают люди, их функции, в космос инобытия несутся свободные радикалы, нестабильные молекулы, меняя сущности друг друга. У смертельного любовного танца - предсказуемый финал. История любви и ненависти закончится в каменоломне: китайских молодогвардейцев расстреляют. Приказ о расстреле подпишет министр. «Вожделение» - характерный образец постмодернизма в современном кинематографе. Отталкиваясь от истории, рассказанной Айлин Чан, режиссер воспроизводит картину мира (точнее, проникновение Войны во все поры Мира) с помощью классических «текстов кино». Некоторые из них он просто вводит в фильм. Героиня в минуты отдохновения от своей секс-разведдеятельности наслаждается любовными историями на фоне социальных катаклизмов: «Касабланкой» или «Грошовой серенадой». Темный кинозал - антитеза слепящей военными прожекторами действительности. Любовные сцены смонтированы с кадрами плененного города. Кинокритик Андрей Плахов пристрастно расспрашивал Ли о связях его фильма с «Ночным портье» или «Молодой гвардией». Но нет, не видел Ли ни Кавани, ни Герасимова. Впрочем, параллели с «Последним танго в Париже» Бертолуччи, «Любовным настроением» Кар-Вая, «Основным инстинктом» или «Черной книгой» Верхувена, в которой героиня Сопротивления становится любовницей фашиста, нисколько Ли не удивляют. Я прежде всего - раб кино, самовыражения посредством кинематографа», - признается он. Перешагнув за столетний рубеж, кинематограф выяснил, что главные открытия позади и даже этнографической экзотикой сегодня не удивить. Как там заявлял Фрай: «Оригинальная мысль? Нет ничего легче. Библиотеки просто набиты ими». Остается из вороха прежних созвучий и смыслов сложить новый мультикультурный коллаж, равно привлекательный для зрителей Поднебесной (в сильно цензурированном сокращенном варианте), Европы и Америки. За океаном главными ценителями «Вожделения» станут киноакадемики - вряд ли Энга Ли своим вниманием обойдет грядущий «Оскар». (Лариса Малюкова)

Андрей Плахов: Сегодня в конкурсной программе фильм "Вожделение, осторожность" знаменитого китайского режиссера, работающего и в Америке Энга Ли, создателя фильмов "Крадущийся тигр, невидимый дракон", "Горбатая гора", "Свадебный банкет" и многих других, лауреата многих фестивалей, получавший "Оскра". И вот он представил свою новую работу, действие которой разыгрывается в Китае во время Второй мировой войны. Энг Ли говорит о том, что в этом фильме он наконец хотел рассказать о судьбах своей родины, о том, как трагически складывалась ситуация в стране перед мировой войной и во время Второй мировой войны, после, когда столкнулись разные политические силы в Китае, в результате борьбы которых сформировался современный Китай. Но сделано все это в жанре эротического триллера, достаточно неожиданно. И в этом смысле картина может быть даже сопоставлена с таким знаменитым фильмом, как "Ночной портье" Лилианы Кавани. Там тоже тема Второй мировой войны и традиционная тема фашизма и антифашизма, палачей и жертв решена в форме эротической истории, истории любви, секса, которая разыгрывается между палачом и жертвой. В каком-то смысле то же самое, с поправкой на географию, на культурные традиции, на антураж, на экзотику, происходит и в фильме Энга Ли. Дмитрий Волчек: Некоторые критики как раз осуждают этот фильм за обилие неоправданных шокирующих эротических сцен. Действительно ли их слишком много? Андрей Плахов: Мне так абсолютно не показалось. Наоборот, мне кажется, что эти эротические сцены очень удачно и оригинально сняты. Их довольно трудно снимать, особенно учитывая то, что в Китае, вообще на Востоке, в Азии, в азиатском кино совершенно другая традиция изображения секса. Мы знаем, конечно, знаменитый фильм Нагисы Осимы "Империя чувств", который произвел скандал в свое время. Картину Энга Ли тоже подверстывают под рубрику "скандал", но мне кажется, что на самом деле никакого скандала там нет, есть очень добротное, интересное психологическое кино, в котором эротика, сексуальные сцены как раз оказываются очень уместны и дополняют общую структуру фильма-нуара или такого триллера. Так что мне показалось, что это сделано очень профессионально, очень удачно, и в лучшей форме находится Энг Ли. Хотя, может быть, как режиссер, он никогда не достигал сверхвысот, его трудно назвать гением, но тем не менее это современно мыслящий, актуальный режиссер. Картина очень интересна, хорошо смотрится, несмотря на то что она несколько затянута, длится два с половиной часа. (из интервью с Андреем Плаховым. Радио "Свобода")

"Вожделение" Энг Ли - главный победитель последнего Венецианского фестиваля. В этой картине есть все признаки большого кино и зрелища для всех: эпический размах и почти трехчасовая длительность, политика и эротика, секс и саспенс, мелодрама и порнография... 1941 год, Китай переживает японскую оккупацию. Целомудренная леди из Шанхая, активистка отряда Сопротивления пытается заманить в смертельную ловушку коллаборациониста, но проваливает "молодогвардейскую" миссию, как только попадает к нему в постель. В "Горбатой горе" Энг Ли небезуспешно подорвал традиционное представление о героях вестерна, вступавших в его ленте в нетрадиционные отношения. Теперь он скорректировал образ femme fatale. Из соблазнительницы она становится пассивной жертвой, которую использует homme fatal в исполнении Тони Люна, звезды "Любовного настроения". Энг Ли легко и эффектно играет культурными штампами - скрещивает консервативное ретро с откровенными постельными сценами, до сих пор табуированными в китайском кино, "соцреализм" - с натурализмом. Но несмотря на всю режиссерскую смелость, "Вожделение" возвращает нас чуть-чуть назад - к уже традиционному кинематографу XX века, исчерпывающе рассказавшему об основном инстинкте как двигателе истории. - Впервые за долгие годы вы сняли картину на китайском языке. В производстве "Вожделения" также участвовал Тайвань. Насколько было важно вернуться к своим корням? - Я загорелся этой историей очень давно, когда впервые прочитал рассказ Эйлин Чанг. Он меня не отпускал, желание экранизировать его было очень сильным. Снимать в Китае было тяжело - по личным, внутренним причинам: с этими краями меня многое связывает. Но гораздо большую сложность представлял сам материал: японская оккупация Китая в период Второй мировой войны. Во-первых, для китайцев это больная мозоль и запретная тема. В кино ее никогда не поднимали. Во-вторых, это ушедшая, но по-прежнему будоражащая эпоха. Тогда люди иначе вели себя, иначе общались, по-другому существовали в обществе. На съемках мне приходилось даже напоминать актерам, что такое стеснительность, сегодня это уже практически отжившее качество... Технически в Китае работать труднее. Производство одного китайского фильма равнозначно для меня съемкам трех англоязычных картин. Но я бы хотел, чтобы китайская киноиндустрия расширялась и улучшалась, у нее есть огромный потенциал. Это одна из причин, почему я хотел снять китайский фильм. - Что же именно так поразило вас в рассказе Эйлин Чанг? - Это очень многослойное произведение. Оно вызвало во мне страх, и именно страх двигал мною во время съемок. С одной стороны, это история о сущности патриотизма - самой сильной китайской идеологии. Сегодня ничто другое нас так не объединяет. Даже конфуцианство больше не работает. Патриотизм - самое мощное, что есть в китайской культуре. Разумеется, особенно сильно он проявляется во время войн. С другой стороны, все это патриотическое безумие описано в рассказе сквозь призму женской сексуальности, которая в китайской культуре табуирована. Что женщина получает от секса? - этот вопрос для китайцев под запретом. Мы ничего об этом не знаем. Даже сами женщины им не задаются... И вдруг об этом пишет Эйлин Чанг, знаменитая писательница, которую любят и знают в Китае! Работать с таким материалом намного страшнее и рискованнее, чем рассказывать историю об американских ковбоях-геях. Есть еще один аспект. Я во многом идентифицирую себя с главной героиней "Вожделения". Через игру и притворство она открывает правду о самой себе. То же самое происходит со мной, когда я снимаю фильмы. Я тоже "инсайдер", который внедряется в чужие культуры и таким образом приближается к себе - настоящему. - Вы считаете, что посредством вымысла и игры можно постичь реальность, узнать правду? - Да, именно поэтому мы читаем книги, ходим в театр, смотрим кино. Это суть искусства. Через погружение в условный, вымышленный мир, в иллюзию, пускай жестокую и страшную, мы получаем шанс узнать правду, но не платим за эту правду так, как пришлось бы платить в реальной жизни. В этом я вижу преимущество искусства перед жизнью. Что бы ни происходило на экране, на страницах книги или на сцене, с каким бы экстремальным опытом ни соприкасался зритель, он все равно остается в безопасной зоне. - И какую правду открывает нам "Вожделение"? - Для меня это война между мужчиной и женщиной, принимающая форму страшной взаимной оккупации. А историческая японская оккупация Китая - символ, метафора этих отношений. И невозможно сказать, кто в них оккупант, а кто оккупированный, кто мучитель, а кто жертва. В конце концов героиня предает Китай и проваливает операцию из-за бриллианта, который ей дарит коллаборационист, принимая этот подарок за знак любви. А он спасается, как кролик! - Вы - один из самых разносторонних современных режиссеров, с поразительной легкостью преодолевающий различные национальные и культурные барьеры. И все-таки какая культура вам ближе на данный момент? Где вы чувствует себя как дома? - Не могу сказать наверняка. Мои родители, братья и сестры живут на Тайване. Когда я к ним приезжаю, то чувствую себя как дома, но в то же время у меня появляется ощущение, что я там - гость. И все-таки в повседневной жизни мне ближе всего Нью-Йорк, где я провожу большую часть времени. Там живет моя семья - жена, дети. Но в американской культуре я по-прежнему ощущаю себя аутсайдером. В не меньшей степени мой дом - это мои фильмы. Это единственное место, где меня не раздирают противоречия. - Как вы снимали эротические сцены? Они поражают сочетанием откровенности и драматизма. - Это самые трудные и болезненные эпизоды, которые я когда-либо снимал. Как режиссер, я не получил от них никакого удовольствия. Напротив, был выжат как лимон. Я почувствую удовлетворение лишь в том случае, если они заставят зрителя задуматься о природе и драме человеческих отношений. Словам неподвластно то, что можно выразить на языке тела. Именно к такому эффекту я стремился. Не могу даже представить себе, что испытывают люди, которые делают настоящие порнофильмы. Как они выдерживают такое напряжение - не столько физическое, сколько психологическое? В "Вожделении" эти эпизоды ставят вопрос о том, насколько далеко герои (и актеры) готовы зайти в собственной игре, в собственном притворстве. Секс в кино - это настоящее испытание для актеров, проверка их выносливости. От моих актеров требовалась максимальная самоотдача. По-моему, в этих сценах явлен предел актерской игры. Мне нужно было подготовить к ним и себя, и зрителя - именно поэтому они появляются в последней трети фильма, когда уже прошло почти два часа. Эти моменты кульминационны, они не могли произойти раньше, иначе утратилось бы психологическое напряжение. И их не могло быть много - в противном случае это походило бы на структуру порнофильма. Секс для меня не является эквивалентом любви, но он близок к ней. В отношениях двух людей нет ничего более интимного, чем сексуальный контакт. Он является катализирующей силой любовного чувства. Но эта сила может вызывать и разрушительный эффект. - Вы все время снимаете разные фильмы. Как бы вы сформулировали тему, которая объединяет ваши картины? - Меня всегда волновал вопрос человеческой сексуальности, то, как она влияет на внутренний мир. Эту тему я исследую с разных сторон. Мне кажется, все мои ленты так или иначе затрагивают конфликт между социальными условностями и природой человека, его волей к свободе. Это извечное противоречие между личным и публичным, между естественным желанием быть самим собой и навязанной необходимостью изображать кого-то другого. Это есть и в "Горбатой горе", и в "Вожделении". Хотя эти картины во многом противоположны. "Горбатая гора" - фильм об утрате и тоске по утраченному. В нем есть романтичность. Для меня это образ потерянного рая, в который невозможно вернуться и который постепенно становится абсолютной иллюзией. А то, что происходит в "Вожделении", - это ад, из которого невозможно вырваться. (Евгений Гусятинский)

Много судеб ломает вторая мировая. На земле поднебесного Китая царит хаос и отчаяние. Многие не хотят мириться с тяжкой долей и хотят перемен. Сильные лидеры собирают вокруг себя маленькие «войска» сопротивления. Они ненавидят оккупировавших родину японцев, готовы пойти на все ради свободы. Молодая Вэнг доверяется Ю Мину, решившему дать бой предателям. Юная девушка становится главным оружием ячейки повстанцев. Полная невинности, она попадает в семью предателя. Идея и чувства сталкиваются в теле хрупкой китаянки. Насколько далеко готова она пойти, казалось бы, ради чужой идеи? Сложный вопрос человеческой души и принципов взялся исследовать режиссер, способный найти килограммы красоты в тяжелых и неприятных вещах. Схватки людей, однополая связь, а теперь еще ложь и предательство. Главная героиня получает необъяснимо сильные эмоции от вожделения сурового человека, предавшего свою родину. Ее глаза пылают страстью во время интимной близости так, как они никогда бы не пылали, дай судьба Вэнг тихую и спокойную молодость. Она способна чувствовать очень остро. Даже в тот момент, когда желанный ею человек делает ее своим инструментом возмездия. Ю Мин - прирожденный лидер, тянется к ее невинности и чистоте, но жертвует ими ради своего долга освободителя. Его разум фатально одолевает чувства. Это вызывает сложную цепочку человеческих взаимоотношений. Вэнг обречена быть рядом с другим. С мишенью сопротивления господином Йе. Это тяжелая, жесткая фигура, способная открыть свой мир только один раз в жизни. И он поверил, что этот момент настал. Рядом с предметом своего вожделения он растет. Персонаж развивается от сухости, и даже жестокости до абсолютного доверия и переживания. Этому способствует весьма продуманный сценарий, совсем мало места в котором нашлось, собственно, Китаю. Прочувствовать весь колорит Поднебесной, а точнее то неопределенное и смутное состояние, в котором он находился во время войны, возможно в основном лишь благодаря некоторым персонажам. В остальном - перед нами интерьеры домов, в которых сидят домохозяйки и сплетничают, несколько сцен на «военных» улочках. Энг Ли способен показать войну внутри людей, а не войну на улице. Невероятную эмоциональность, быть может, Энг Ли выжал и потому, что играл у себя на территории, с актерами азиатского мышления. И, между прочим, европейский глаз в начале картины будет плутать между многих персонажей, с трудом запоминая и узнавая героев. Но в скором времени любой зритель вспомнит, что суть людей бесконечно похожа и он смотрит кино-космополит. Покрашенная золотом Венеции, новая работа Энга Ли доказала самобытность этого режиссера. Многослойный фильм стоит переосмыслить в себе, прийти к собственным выводам. Режиссера волнуют вопросы, на которые мы никогда не сможем ответить однозначно. Фильм дарит возможность посходить с ума всей аудитории как во время треска психики героини, так и во время безумно натурального секса. (Zeke)

Когда мы садимся смотреть тот или иной фильм, мы уже формируем предварительное мнение о картине, основанное на мнениях друзей, на афише, на актерах и режиссерах, на синопсисе. Иногда фильм оправдывает ожидания, иногда - в лучшую или худшую сторону. Особо рецензии к фильму не читал, поэтому слабо представлял, что мне предстоит увидеть. Вся инфа о фильме сводилась к трем пунктам: 1. Азиатский фильм Энга Ли (не особо воодушевился). 2. Драма с откровенными сценами (ну и что?). 3. Лучший фильм года по версии Венецианского кинофестиваля (что ж, для галочки необходимо взглянуть). Как же иногда здорово знать минимум информации о фильме! Ничто не запудривает мозги раньше времени. А вам я сейчас буду пудрить мозги, так что рекомендую не читать мои соображения по фильму, если собираетесь посмотреть этот фильм. А посмотреть стоит. Если не верите - то можете прочитать, хуже все равно не будет. Лучше посмотреть и ощутить чувство легкого разочарования (после моего грандиозного захваливания), чем совсем не посмотреть. Очень любопытный момент: зная синопсис к этому фильму, желание его посмотреть у меня бы многократно поубавилось. Потому что тема и история - ну просто шаблон на шаблоне. Если на словах - то выйдет так: история любовной интриги между шпионкой и офицером фашистской армии в разгар второй мировой войны. «Господи, - подумал бы я, - ну сколько можно мусолить вторую мировую войну? Сколько можно рассказывать про любовь в этот период?». На ум приходит с десяток таких фильмов, эксплуатирующих в том или ином виде эту тему: те же азиатские «Мемуары Гейши». Стоп! Но это только на словах! Во что может сложиться картина с великолепным сценарием и фантастической режиссурой, нам ярчайшим образом показывает «Вожделение». Друзья мои, это было невероятно. Этот фильм просто порвал все, что можно было порвать. Я увидел нечто настолько из ряда сотен фильмов вон выходящее, что просто крышу сносит. Сносит в эмоциональном и художественном плане. Кино-откровение, шокирующее сознание кино! Когда тебя, искушенного киномана, с которого уже не выдавишь слезу и какие-то эмоции со стандартными приемами и банальными историями…. когда во время просмотра внутри нарастает постоянное чувство напряжения, когда потеют ладони, кода тебя окутывает эта магическая…нет, не атмосфера, - режиссура! - то приходит понимание того, далеко еще не все сказано в мире кино! И становится обидно, что приходиться копаться и киноакадемиях и малочисленных отзывах людей, чтобы найти подобные достойные картины. Я, как любитель в основном любительских, арт-хаусных, авторских, нестандартных фильмов, не особо люблю рекомендовать другим смотреть картины, которые мне понравились. В моей семье я в 90 % случаев нахожу непонимание того, что «Саркис, опять ты нам всучил какую-то дурацкую муть!». Да и не только поэтому. Арт-хаус арт-хаусу рознь, да и блокбастер блокбастеру тоже. У людей такие разные вкусовые предпочтеня, что без риска можно предложить только одну картину: «Титаник» (да и ту нельзя скорее всего). Но «Вожделение» я рекомендую всем. По чему именно ее - не знаю. Но рекомендую. Настоятельно. Must see! Буквально на днях я посмотрел азиатское «Любовное настроение», которое чрезвычайно не понравилось. Но со мной произошло то, чего раньше не было. Один фильм поменял мнение о другом фильме! После «Вожделения» я стал понемногу понимать всю ценность «Любовного настроения»! Не целиком, конечно, но послевкусие от картины Кар-Вая осталось! Фильм Энга ли явился для меня своеобразным мостиком к азиатскому кино. Для усиления ощущений от «Вожделения» настоятельно рекомендую посмотреть сначала «Любовное настроение». Два этих фильма для меня - единое целое теперь! Отдельного упоминания, конечно, стоит отметить тему секса. При хронометраже максимум 15 минут секс дал столько соображений, смысла и восприятия, сколько не дали тысячи постельных сцен в фильмах, вместе взятые. Энг ли так нам преподнес ее, что приходит понимание того, что секс, как и восток - дело тонкое. Энг ли показал нам секс таким, каким мы еще не видели. Ты шокирован, ты смущен, ты озадачен! Был бы я стариком, мое сердце этого бы не выдержало. Каким же гением надо быть, чтобы в наш век порно и разврата тебя смутила постельная сцена! Однако это не просто страстная, откровенная, и красивая в художественном плане сцена, - нет! Она неразрывно связана с каждой из остальных сцен фильма! Неразрывно! Если вырезать даже пару сцен из фильма, то восприятие от секса было бы не таким сильным. Так что, посмотрев фильм, ты понимаешь, что режиссер не для красного словца назвал фильм «Вожделение». Все нити фильма ведут к вожделению. (fendik)

comments powered by Disqus