на главную

КИТАЙСКИЙ КВАРТАЛ (1974)
CHINATOWN

КИТАЙСКИЙ КВАРТАЛ (1974)
#30396

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #132 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер
Продолжит.: 130 мин.
Производство: США
Режиссер: Roman Polanski
Продюсер: Robert Evans
Сценарий: Robert Towne, Roman Polanski
Оператор: John A. Alonzo
Композитор: Jerry Goldsmith
Студия: Long Road, Paramount Pictures, Penthouse

ПРИМЕЧАНИЯпять звуковых дорожек: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (R5) [5.1]; 2-я - проф. закадровый многоголосый (НТВ+); 3-я - проф. закадровый двухголосый; 4-я - авторский (Г. Либергал) [5.1]; 5-я - оригинальная (En) [5.1] + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jack Nicholson ... J.J. 'Jake' Gittes
Faye Dunaway ... Evelyn Cross Mulwray
John Huston ... Noah Cross
Perry Lopez ... Lieutenant Lou Escobar
John Hillerman ... Russ Yelburton
Darrell Zwerling ... Hollis I. Mulwray
Diane Ladd ... Ida Sessions
Roy Jenson ... Claude Mulvihill
Roman Polanski ... Man with Knife
Richard Bakalyan ... Detective Loach
Joe Mantell ... Lawrence Walsh
Bruce Glover ... Duffy
Nandu Hinds ... Sophie
James O'Rear ... Lawyer
James Hong ... Kahn

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4792 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x544 AVC (MKV) 3467 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «КИТАЙСКИЙ КВАРТАЛ» (1974)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Джек Николсон исполняет роль частного детектива Джейка Гиттеса из довоенного Лос-Анджелеса. Гиттес принимает предложение загадочной богатой красавицы заняться расследованием обстоятельств тайного романа на стороне ее мужа - инженера. Согласившись на это дело, Гиттес не подозревал, что окажется в центре тайных скандалов, беспредела коррупции и скрытых махинаций, правда о которых всплывет однажды ночью вместе с телом несчастного инженера…

Частный сыщик Гиттес, зарабатывает на жизнь, пользуясь порочными нравами довоенной Южной Калифорнии. Его нанимает светская львица, чтобы расследовать измену мужа. Гиттес попадает в водоворот сомнительных сделок и смертельно опасного обмана, постепенно разматывая клубок частных и политических скандалов, которые приведут к развязке одной незабываемой ночью в... Китайском квартале.

Миссис Малрэй, мнительная жена главы городского водоснабжения, нанимает частного детектива Джейка Гиттеса. Джейк без особого труда уличает ее мужа в неверности, сфотографировав того с юной девушкой. Однако вскоре главу водоснабжения находят бездыханным.

Замечательное, тревожное, захватывающее возвращение в страну film noir. Это не просто один из величайших детективов, но и один из самых идеально построенных фильмов. Гениальная режиссура Полянского, безукоризненный сценарий Тауна, мощнейшая игра Данауэй и Николсона делают эту картину выдающейся среди лучших работ 1970-х годов. В центре сюжета Гиттес (Джек Николсон), частный детектив, специализирующийся на слежке за неверными супругами. Будучи одурачен женщиной, выдававшей себя за жену начальника городского водоснабжения, он знакомится с его настоящей женой Эвелин Малрэй (Фэй Данауэй), которая очень быстро становится вдовой. Втянутый в цепь странных событий, Гиттес распутывает клубок загадок, которые приводят его к отцу Эвелин, Кроссу (Джон Хьюстон). Кросс занимается "будущим" Лос-Анджелеса, пытаясь отвести воду из городского водоснабжения для своих собственных целей. Помимо напряженнейшего сюжета, включающего в себя убийство, инцест и политические махинации, фильм изумительно воссоздает атмосферу Лос-Анджелеса - машины, одежда, здания, вплоть до кресел в парикмахерской. Очень точно подобран приглушенный цвет изображения. Интересно, что в сценарии Тауна нет ни одной сцены, где бы действие происходило в Китайском квартале - это название скорее метафорическое, а не конкретного места. Сам режиссер появляется на экране в роли уголовника, порезавшего Николсону нос. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1975
Победитель: Лучший оригинальный сценарий (Роберт Таун).
Номинации: Лучший фильм (Роберт Эванс), Лучшая мужская роль (Джек Николсон), Лучшая женская роль (Фэй Данауэй), Лучший режиссер (Роман Полански), Лучшая работа оператора (Джон А. Алонсо), Лучшие декорации (Ричард Силберт, Стюарт Кэмпбелл, Руби Левитт), Лучшие костюмы (Антеа Силберт), Лучший звук (Чарльз Грензбах, Ларри Джост), Лучший монтаж (Сэм О'Стин), Лучший саундтрек к драматическому фильму (Джерри Голдсмит).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1975
Победитель: Лучшая мужская роль (драма) (Джек Николсон), Лучший фильм (драма), Лучший режиссер (Роман Полански), Лучший сценарий (Роберт Таун).
Номинации: Лучшая женская роль (драма) (Фэй Данауэй), Лучшая мужская роль второго плана (Джон Хьюстон), Лучший саундтрек (Джерри Голдсмит).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1975
Победитель: Лучшая мужская роль (Джек Николсон), Лучший режиссер (Роман Полански), Лучший сценарий (Роберт Таун).
Номинации: Лучший фильм, Лучшая женская роль (Фэй Данауэй), Лучшая мужская роль второго плана (Джон Хьюстон), Лучшая работа оператора (Джон А. Алонсо), Лучшая работа художника (Ричард Силберт), Лучшие костюмы (Антеа Силберт), Лучший монтаж (Сэм О'Стин), Премия имени Энтони Эскуита за достижения в создании музыки к фильму (Джерри Голдсмит).
БОДИЛ, 1975
Победитель: Лучший неевропейский фильм (Роман Полански).
ВСЕГО 21 НАГРАДА И 22 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

В 1973 году студия "Paramount" предложила Роберту Тауну написать сценарную адаптацию для фильма «Великий Гэтсби» (The Great Gatsby, 1974) за 175 тыс. долларов. Однако вместо этого Таун предпочел поработать над своим оригинальным сценарием «Китайский квартал» всего за 25 тыс. долларов.
По словам Тауна, чтобы написать сценарий, ему потребовалось по меньшей мере 10 месяцев. Самым трудным для него было найти точку отсчета, с которой начинается действие.
В одном из интервью Роберт Таун признался, что не собирался делать местом действия финальной сцены китайский квартал. Однако за две недели до конца съемок кто-то сказал: «Боже, фильм называется «Китайский квартал», а в этом районе нет ни одной сцены».
Сценарист Роберт Таун поначалу хотел, чтобы у фильма был счастливый конец. Перед началом съемок с ним активно спорил Роман Полански, который настаивал на том, чтобы филь заканчивался трагически. Аргументы режиссера оказались сильнее. Позднее, в 1999 году, Таун признал, что он был не прав.
Сценарий фильма (англ.) - http://sfy.ru/sfy.html?script=chinatown.
Готовясь к съемкам, Роберт Таун и режиссер фильма Роман Полански озаглавили каждую сцену сценария отдельными предложениями, написали эти предложения на кусочках бумаги и расклеили их на двери кабинета в доме Полански, где они работали. Игра заключалась в том, чтобы передвигать эти листочки до тех пор, пока они не сложатся в нужном порядке.
В "Китайском квартале" не только тщательно воссоздана среда 30-х годов, но и используются различные культурные, кинематографические аллюзии, отсылки, напоминания. Джек Николсон в одной из лучших ролей должен вызвать в памяти образы, созданные Хамфри Богартом в "черных фильмах". Фэй Данауэй воплощает тип "роковой женщины", которая является роком для других и сама расплачивается за свою роковую судьбу. Джон Хьюстон, играющий здесь главу семейного клана и преступного синдиката, - один из родоначальников жанра "черного фильма". Наконец, появление в эпизоде самого Поланского (в роли бандита с ножом) соответствует хичкоковской традиции обязательного присутствия автора среди героев.
Герой Джека Николсона Джейк Гиттес был так назван в честь друга актера, продюсера Гарри Гиттеса.
Полански и Николсон не раз спорили, причем довольно страстно. Однажды их горячая дискуссия зашла так далеко, что режиссер в сердцах вышвырнул из гримерной Николсона портативный телевизор, по которому актер следил за играми своей любимой баскетбольной команды.
Так как этот фильм по плану должен был стать первым в детективной трилогии, Николсон отказался от других ролей детективов, которые ему предлагали в тот период. Таким образом, роль Гиттеса стала для Николсона единственной ролью сыщика в кино.
Для Романа Поланского эта картина стала последней, снятой в США.
О Романе Поланском - http://ru.wikipedia.org/wiki/Роман_Полански; http://www.kino-teatr.ru/blog/y2008/8-18/150/; http://kinocenter.rsuh.ru/polanski.htm.
Первоначально роль Эвелин Малрей предназначалась для жены продюсера Али МакГроу, однако роль эту она не получила, так как развелась с ним и ушла к Симву МакКуину.
В 1991 году внесен в Национальный реестр фильмов США.
В 1990 году вышел сиквел «Два Джейка», поставленный Джеком Николсоном (который исполнил главные роли в обоих фильмах).

Триллер, чёрный фильм. Эта картина в момент своего появления хоть и не была оценена в должной мере (номинировалась на 11 «Оскаров», получила же только один - за сценарий Роберта Тауна, который воспроизвёл типичные сюжетные ходы «чёрных романов» Дэшила Хэммета и Рэймонда Чэндлера, а также их экранизаций), однако пользовалась успехом в прокате США: бюджет в размере $6 млн. оказался превзойдённым почти в пять раз. И только впоследствии сами американцы признали усилия заезжего режиссёра Романа Полянского по возрождению в 70-е годы жанра «чёрного фильма», который пережил пору расцвета тремя десятилетиями ранее. Теперь-то «Китайский квартал» имеет очень высокий рейтинг в imdb - 8,5 из 10, а по опросу Американского киноинститута, проведённому в 2007 году, занял весьма почётное место (21-е) среди ста произведений всех времён и народов. Сложная, запутанная интрига (лос-анджелесский частный детектив Джейк Гиттес нанят богатой молодой женщиной Эвелин Малрей для расследования мелкого, но подозрительного дела, а в результате он вмешивается по-крупному, упорно вскрывая махинации по спекуляции земельными участками и водой), а главное - мрачные тайны, скрытые за фасадом спокойствия и благополучия. Намеренное сгущение красок в обрисовке атмосферы загадочности и тревожного ожидания. Обязательная тема рока, который довлеет над людьми, неотступно преследует их и не оставляет никакой надежды даже неунывающему, всегда блещущему «чёрным остроумием» наёмному сыщику, который побеждает профессионально, но проигрывает в любви и вообще в жизни… Все эти атрибуты стиля film noir присутствуют в работе Романа Полянского, а прежде всего - мотив злой судьбы, который воплощён в навязчивой идее героя о неизбежном поражении в Богом проклятом китайском квартале (кстати, фраза «Забудь, Джейк, это же китайский квартал» дважды входила по опросам в сотню лучших экранных афоризмов). Но ведь враждебность города, квартала, дома и даже квартиры (чаще не своей, а снимаемой у кого-то) - вообще постоянный рефрен картин польского режиссёра, снимающего в разных странах мира. В «Китайском квартале» не только тщательно воссоздана среда 30-х годов, но и используются различные культурные, кинематографические аллюзии, отсылки, напоминания. Джек Николсон в одной из своих лучших ролей должен вызвать в памяти образы, созданные Хамфри Богартом в «чёрных фильмах». Фэй Данауэй воплощает тип «роковой женщины», которая несёт проклятие другим и сама расплачивается за свою роковую судьбу. Джон Хьюстон, играющий здесь главу семейного клана и преступного синдиката, - как раз один из родоначальников данного жанра, который поставил в 1941 году ленту «Мальтийский сокол». Наконец, появление в эпизоде самого Полянского (в роли бандита с ножом) соответствует хичкоковской традиции обязательного присутствия автора среди героев. (Сергей Кудрявцев)

В отличие от Роберта Олтмана, по-настоящему долго прощавшегося со штампами «чёрного фильма» годом ранее, Роман Полански и сценарист Роберт Таун (премия «Оскар») не стали разделываться с ведущим жанром 1940-50-х годов, сняв фильм, внешне очень похожий на те, где играли Богарт, Стюарт, Купер, и, кстати, снискавший большой успех, принеся $12,4 млн. прокатной платы. Интрига (впрочем, оригинальная и лишь стилизованная под фабулу типичного романа представителей hard boiled school), как и положено, невероятно запутанна, действие же развёртывается завораживающе медленно, исподволь приближая зрителя к неожиданной развязке. В качестве непременной «роковой женщины» предстаёт Эвелин, дочь богатого и влиятельного негодяя с манией величия, своего рода «крёстного отца» – главы клана, понуждающего её скрывать мрачную фамильную тайну. Роль престарелого подонка Кросса (‘крест’) взял на себя прославленный режиссёр Джон Хьюстон, создатель как «Мальтийского сокола» /1941/, официально заложившего основы film noir, так и «Бейте дьявола» /1954/, где опять-таки впервые в американском кино высмеял штампы сложившегося жанра. А это знаменательно! Равно как и появление в эпизоде самого Поланского в облике бандита, образцово режущего ножом нос одиночки Гиттеса. Присутствие же неповторимого Николсона придаёт персонажу детектива в стиле «ретро» с безупречно воссозданной атмосферой 1930-х годов незримое сходство с образами, воплощёнными актёром в 1960-70-е. Героиня Фэй Данауэй, затаенно бунтующая против родителя, неизбежно напоминает Бонни из «Бонни и Клайда» /1967/, хотя судьба Эвелин оказалась совсем иной. Всё это можно бы счесть за авторские розыгрыши, изысканные кинематографические шутки, попытку издали подступиться к постмодернистской эстетике. Но Полански отказывается даже от той мрачной иронии, что непременно наличествовала в классических «чёрных фильмах» – и, напротив, со строгостью, с редкой настойчивостью и серьёзностью воспроизводит философию жанра. Только переосмыслив её в соответствии с умонастроениями своего, глубоко разочарованного времени. Неумолимый рок и вообще «знаки свыше» предстают до боли знакомыми, словно обретя плоть и кровь – прозаичную форму явлений, ещё Марксом охарактеризованных при помощи термина «производственные отношения»: Джейк искренне не может уразуметь, во имя чего («Ради будущего, мистер Гиттес, ради будущего») Кросс, вроде бы ничем не обделённый, проворачивает опасные махинации. А от давнего мифа об отчуждённом, хладнокровном Герое, впоследствии трансформировавшемся в своего рода «беспечного ездока» (хотя николсоновский персонаж из шедевра Денниса Хоппера всё-таки не смог обрести абсолютную свободу), сохранилось лишь смутное воспоминание. Горький, опустошающий финал не случайно напоминает своей безысходностью развязку софокловской трагедии о царе Эдипе – и остаётся лишь жалкий осколок былой легенды, не приживающейся, как видно, в предательской атмосфере Китайского квартала… (Евгений Нефедов)

Сразу же после неожиданного фиаско - не принятого и непонятого фильма «Что?», снятого в Европе, Поланский решил вернуться в США и взяться за детективную историю, придуманную сценаристом Робертом Тауном (премия «Оскар» за оригинальный сценарий). Всегда тонко чувствующий специфику жанра, Поланский предпочел реализовать эту идею в традициях фактически давно почившего жанра «нуар» (черного фильма), чей расцвет пришелся на 1930-40 годы. Частный детектив из Лос-Анджелеса Джек Гиттес (Джек Николсон) принимает предложение богатой и загадочной красавицы заняться расследованием некоего туманного дела. Приступая к нему, он и не подозревал, что окажется в эпицентре скандалов, коррупции и скрытых махинаций, предвосхитивших раскрытие не менее страшной семейной тайны с фрейдистской подоплекой. Однако фильм интригует не столько внешней стороной следствия, сколько атмосферой - непревзойденным умением режиссера нагнетать саспенс. Выделяет его и детальная стилизация под канонический, унифицированный жанр, и мастерское использование образных звуко-визуальных решений. В этом смысле одной из самых примечательных является финальная сцена убийства героини, отъезжающей на машине. Зритель узнает об этом через продолжительный гудок автомобиля: труп по инерции опрокидывается вперед и давит на руль машины. Смерть, таким образом, находит свое выражение в бесконечно длинном, непрерывном, как сирена, сигнале. В детективе Гиттесе просматривается перекличка не только с героями классических романов Дэшиэла Хэммета, Роя Чандлера, Росса Макдональда, но и с персонажами, созданными Хэмфри Богартом - главным лицом «черного фильма». Темы рока, одиночества и неудавшейся любви, как основополагающие для данного жанра, с характерной для него атмосферой враждебности и изгнанничества, были не только сохранены режиссером в этом двухслойном ретро-детективе, но и необычным образом переосмыслены. Поланский вновь (как и в «Ребенке Розмари») пригласил на одну из ключевых ролей известного режиссера. В этот раз его выбор пал не просто на знаменитую личность, но на самого Джона Хьюстона, поставившего в далеком 1941-м «Мальтийского сокола», и которого за одно это творение можно считать отцом «черного фильма». Поланский остался верен себе и в том, что вновь (как и в «Бале вампиров») сам исполнил одну из ролей, правда, на этот раз эпизодическую. Но зато именно после его кратковременного появления в роли маленького, но свирепого бандита, Гиттес вынужден будет оставшуюся часть картины пребывать с большой пластырной нашлепкой на носу. Джек Николсон, хоть и с заклеенным лицом, тем не менее, сыграл здесь одну из своих лучших ролей. Более того, он настолько проникся этой историей, что через 16 лет - в 1990-м году - самостоятельно поставил продолжение, вышедшее под названием «Два Джейка». Поланский же после случившегося вскоре скандала с изнасилованием несовершеннолетней фотомодели вынужден был, спасаясь от суда, стремительно (и окончательно) перебраться из Америки в Европу. (Малоv)

Частный детектив Джек Гиттес (Николсон), специалист по адюльтерам, получает заказ от некоей миссис Малврей - найти доказательства измены мистера Малврея. Расследование приводит его к высохшему руслу реки, затем к настоящей миссис Малврей (Данауэй), затем к телу утопленного мистера Малврея; и это лишь начало его скорбного пути. Сюжет совершит не менее тридцати поворотов, прежде чем ужасная истина или истинный ужас откроется. Даже в классическую эпоху фильмов нуар такую запутанность мало кто мог себе позволить. Но эта сверхсложность - вовсе не из-за нерадивости сценариста Роберта Тауна (получившего «Оскар»), без нее не возникло бы ощущения, будто и вправду находишься в Чайнатауне, где за каждой фразой, надписью и жестом скрывается совсем другой смысл. И даже не стоит пытаться разобраться, потому что правда может улыбнуться совсем не человеческой улыбкой. Как советуют полицейские в Чайнатауне, «совершай как можно меньше движений». Но сюжет не слушается, и с каждым его поворотом над Лос-Анджелесом все тревожней стягиваются инфернальные тучи. Таких мрачных закатов еще ни одному режиссеру, работавшему в жанре фильма нуар, не удавалось снять. Поланский, поставивший «Китайский квартал» спустя пять лет после зверского убийства беременной жены и за два года до бегства из США в связи с обвинением в педофилии, был первым. Еще один шаг - и можно будет увидеть ад. (Алексей Казаков)

Мы склонны запоминать долгие планы, которые привлекают к себе внимание. Начальные кадры "Печати зла" или "Игрока"; вход в "Копакабану" в "Cлавных парнях". Все те кадры в румынских фильмах, в картинах Белы Тарра или Цзя Чжанкэ... А еще есть те, которые вы едва замечаете, потому что ваши глаза так расслабленно двигались, следя за происходящим в кадре. Или, может, вам дали возможность внимательно изучить их. А, может, вы просто настолько увлеклись ритмом сцены, взаимодействиями между героями, что даже не заметили, как долго держался этот план. Для своей подборки я выбрал восемь фрагментов, которыми очень дорожу (последние два я считаю самыми прекрасными во всем кинематографе). Строго говоря, не все из них - планы с глубоким фокусом, но все они подчеркнуто трехмерны по своей композиции. Я представил их с минимумов признаков принадлежности к целому фильму, поэтому вы можете просто просмотреть их и увидеть все, что происходит внутри сцен, не отвлекаясь на остальное. Вместо этого я решил немного написать и о самих фильмах. Не стесняйтесь просмотреть клипы несколько раз (стоп-кадр, перемотка, повтор), чтобы увидеть все как можно более подробно. Повторный просмотр этих сцен воздастся сторицей, мягко говоря... [...] 7. "Китайский квартал". Если бы меня попросили выбрать самый великолепный кадр из американского фильма, то им вполне могла бы стать эта сцена. Частично потому, что она взята из картины, которую я считаю одной из любимых, видел ее бесчисленное количество раз, а еще потому, что я помню, когда впервые осознал, что все это находится в одном единственном кадре. Предупреждаю: если вы еще не видели "Китайский квартал", то должны сделать это немедленно, прежде чем смотреть фрагмент - так как во многом, это - кульминация фильма. Мотивы и темы всего фильма сходятся здесь. Я не говорю об элементах сюжета в диалоге, но об элементах в пределах самой сцены. Итак, вот они: границы кадра (на чем фокусируется камера, маскируя при этом то, что остается за рамками), пары очков (одни из них сломаны, на стекле трещина), вода (свежая для питья и ирригации; соленая из моря, "где начинается жизнь"), раны (плохое зрение Кросса, раненный нос Джейка [которого не видно в большей части сцены], перевязанная голова Клода)... Это - кульминация конфликта между частным детективом Дж.Дж. Гиттисом (Джек Николсон) и Ноа Кросс (Джон Хьюстон), патриархом Лос-Анджелеса и соучредителем Департамента водоснабжения. (В Лос-Анджелесе вода и власть - синонимы) Это также один из многих моментов в фильме, где Джейка бьют его же оружием, он меняется местами с Кроссом, плохое зрение которого никогда не позволяет ему видеть достаточно полную картину, чтобы понимать, что же происходит. Здесь нет никаких причудливых движений камеры, только чуть-чуть тонкой работы и почти 180-градусная панорама, отражающая то, как по ходу беседы власть над ситуацией переходит от одного героя к другому. Начнем смотреть издалека. От внутреннего дворика дома миссис Малрэй (Фэй Дануэй), где за столом Гиттис и дочь Кросса пили чай и алкогольные напитки перед тем, как заняться сексом. Затем проходим через арки дома и выйдем наружу через большую черную распахнутую дверь, неоднократно мешавшую Джейку сунуть свой нос в дела этой семьи. Через проем двери видно, как подъезжает автомобиль. Слева из-за кадра появляется дым от сигареты, - там стоит Джейк, напоминая нам, что панавижну (имеется в виду 35 мм. камера Panaflex появившаяся в 1972 году, которая радикально облегчила работу оператора) Джона Алонзо все еще не хватает широкой панорамы, чтобы охватить все происходящее. Кросс входит в дом и двигается к камере, через весь дом, прежде чем скажет свои первые слова. Он увидит Джейка раньше нас и многозначительно произнесет: "А, вот вы где!" Не буду вникать в детали беседы (это типичный для детективного жанра разговор, когда частный сыщик дает понять злодею, что он решил "загадку", и разъясняет, как ему это удалось). Гиттис хитростью заставляет Кросса надеть свои бифокальные очки ("Вы сможете прочитать это при таком свете?"), а затем предъявляет ему улику убийства (что-то, набранное мелким шрифтом в газетной колонке некрологов). В этот момент Кросс уже знает, что Гиттис нарыл что-то на него и, отвлекая на себя наше внимание, идет вправо. Он произносит монолог о водоснабжении и власти, а в кадре появляется декоративный водоем на заднем дворе Малрэя. За его спиной заходит солнце, рисуя на небе светло-красные полосы. "Видите ли, мистер Гиттис", говорит Ноа Кросс, "большинство людей никогда не признаются, что в нужный момент, в нужном месте они способны на все". [...] Если вы хорошенько изучите все эти восемь фрагментов, то легко сдадите любые экзамены в киношколе. (Джим Эмерсон, Scanners Blog. "О 8-ми великолепных сценах, предоставляющих пространство вольного движения для ваших глаз")

Вышедшая в один год с «Крестным отцом-2», картина Романа Полански «Китайский квартал» была подчистую разбита на оскаровской церемонии второй частью мафиозной трилогии Фрэнсиса Форда Копполы: из 11 полученных номинаций лента отхватила всего лишь одну награду за оригинальный сценарий. Однако этот досадный факт не помешал «Кварталу» войти в золотой фонд мирового кино и стать одной из лучших работ в карьере самого Полански. Спев в свое время эпитафию американскому нуару в одной из дебютных лент - криминальной драме «Тупик», Полански спустя каких-то восемь лет пересматривает свое отношение к погибшему, казалось бы, раз и навсегда жанру, и собственноручно воссоздает его утраченную мифологию. Если в «Тупике», как мы помним, наблюдалась некая карикатурность в изображении жанровых стереотипов, а сами герои, то бишь бандиты-неудачники воспринимались, как отжившие свое, исчезающие индивиды, отмирающие вместе с самим жанром, то в «Китайском квартале» представляется совершенно иная картина. С первых минут просмотра создается странное впечатление, что нуар еще не успел стать частью истории - в картине поразительным образом воссоздана атмосфера «черного фильма», в частности, не вызывает ни малейшего нарекания отделка интерьеров внутренних помещений и общий антураж довоенного Лос-Анджелеса, который здесь чудо как хорош. Не говоря уже о титанической работе, проведенной создателями ленты над прорисовкой персонажей. Главный герой фильма Джейк Гиттес - это словно калька с образов, которые когда-то воплощал на экране несравненный Хэмфри Богарт, а его прекрасная партнерша Эвелин Малрой будто срисована с многочисленных «роковых красоток» в духе Лоррэйн Бэколл и Барбары Стэнвик. Для пущей аутентичности в картину был приглашен один из первооткрывателей нуара - величайший из когда-либо живших постановщиков, создатель «Мальтийского сокола», Джон Хьюстон, исполнивший роль главного злодея, по сути ассоциирующегося с абсолютным злом, заложенным в нутре картины. И в тоже время это не совсем обычный нуар. Во-первых он снят в цвете, во-вторых тут отсутствуют закадровые монологи главных героев, столь характерные для первоисточника, в третьих героиня Фэй Данауэй не похожа на истинную роковую женщину - она скорее жертва обстоятельств. Способная любить и быть любимой, она в корне отличается от тех «тигриц жанра», которым палец в рот не клади, откусят всю руку. Об актерской игре Джека Николсона в этом фильме было сказано не мало лестных слов. Он действительно великолепно справился с ролью частного сыщика, зарабатывающего себе на хлеб выслеживанием неверных жен и мужей. После знакомства с богатой вдовой в исполнении Данауэй, чей муж, главный инженер водного департамента Лос-Анджелеса, погиб при странных обстоятельствах, герой Николсона соглашается по ее просьбе вести расследование загадочного преступления. Но чем дальше он ввязывается в это дело, тем больше понимает, что не все здесь так просто, как кажется, а нити от убийства ведут к сильным мира сего… Не упустил возможности сыграть в картине и сам режиссер - его герой появляется на экране всего два раза, но зато успевает порезать нос Джеку Николсону, в той самой легендарной сцене, в результате чего главный герой пол фильма будет ходить с покалеченной физиономией. В титрах Полански указан как «Человек с ножом», что является своеобразной отсылкой к дебютной работе режиссера «Нож в воде». Название «Китайский квартал» на первый взгляд не имеет к фильму никакого отношения. Все дело в том, что оно использовано здесь, как метафора всех грязных дел, происходящих в этом самом Чайнатауне, при полном попустительстве правоохранительных органов, и одновременно, это некий символ прошлого, которое хочется забыть, но в которое обязательно придется вернуться - герой Николсона когда-то работал в китайском квартале помощником прокурора, но из-за процветающей там коррупции, ушел и занялся частным сыском. Однако прошлое настигает его с головой - в финальной сцене Гиттес стоит растерянный, посреди ненавистного ему квартала, где только что произошли трагические события, и все, что ему остается это прислушаться к пространной речи напарника: «Не надо Джейк…это китайский квартал…». (Бодхисатва)

comments powered by Disqus