на главную

СПИСОК ШИНДЛЕРА (1993)
SCHINDLER'S LIST

СПИСОК ШИНДЛЕРА (1993)
#30343

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #006 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма Историческая
Продолжит.: 195 мин.
Производство: США
Режиссер: Steven Spielberg
Продюсер: Branko Lustig, Gerald R. Molen, Steven Spielberg
Сценарий: Thomas Keneally, Steven Zaillian
Оператор: Janusz Kaminski
Композитор: John Williams
Студия: Universal Pictures, Amblin Entertainment

ПРИМЕЧАНИЯпять звуковых дорожек: 1-я - дубляж [5.1]; 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Киномания) [5.1]; 3-я - авторский (Ю. Сербин, 2012) [5.1]; 4-я - авторский (С. Визгунов) [2.0]; 5-я - оригинальная (En) [5.1] + субтитры: рус. форсированные, полные (2 варианта) и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Liam Neeson ... Oskar Schindler
Ben Kingsley ... Itzhak Stern
Ralph Fiennes ... Amon Goeth
Caroline Goodall ... Emilie Schindler
Jonathan Sagall ... Poldek Pfefferberg
Embeth Davidtz ... Helen Hirsch
Malgorzata Gebel ... Wiktoria Klonowska
Shmuel Levy ... Wilek Chilowicz
Mark Ivanir ... Marcel Goldberg
Beatrice Macola ... Ingrid
Andrzej Seweryn ... Julian Scherner
Friedrich von Thun ... Rolf Czurda
Krzysztof Luft ... Herman Toffel
Harry Nehring ... Leo John
Norbert Weisser ... Albert Hujar
Uri Avrahami ... Chaim Nowak
Elina Lowensohn ... Diana Reiter
Ludger Pistor ... Josef Liepold
Branko Lustig ... Nightclub Maitre d'
Hans-Michael Rehberg ... Rudolph Hoss
Jochen Nickel ... Wilhelm Kunde
Daniel Del Ponte ... Dr. Josef Mengele
Jan Jurewicz ... Russian Officer
Gotz Otto ... Plaszow SS Guard

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 8621 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x694 AVC (MKV) 4256 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, Ru (forc), En
 

ОБЗОР «СПИСОК ШИНДЛЕРА» (1993)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Картина в деталях описывает реальную историю Оскара Шиндлера, немецкого промышленника, в одиночку спасшего от смерти в газовых камерах и расстрелов больше людей, чем кто-либо за всю историю войны. Название фильма относится к списку из 1100 евреев, которых Шиндлер взял работать на своем заводе, чем уберег их от концлагерей. Это триумф одного человека, не похожего на других, и драма тех, кто, благодаря ему, выжил в ужасный период человеческой истории. В картине занят поистине изумительный актерский ансамбль.

По роману "Ковчег Шиндлера" Томаса Кенилли. "Кто спас одну человеческую жизнь, тот спас целый мир" - кольцо с такой надписью дарят спасенные евреи немецкому промышленнику Оскару Шиндлеру. Оскар Шиндлер (Лиам Нисон) открыл в Кракове фабрику по производству металлических изделий и нанял в качестве персонала евреев из гетто. Постепенно он привыкает к своим работникам, проникается их страшной участью и превращается в их ангела-хранителя. Он спасает их от физического уничтожения, некоторых буквально вырывая из лап смерти. При этом он рискует не только репутацией, но и жизнью. Он проявляет чудеса изобретательности, идет на подкуп и взятки, разоряется дотла, но дарует жизнь более 850 евреям, в том числе детям. Это экранизация книги, написанной о реальном человеке по имени Оскар Шиндлер. Спилберг блестяще доказал, что он мастер кино не только развлекательного, но и серьезного. Он совершил поступок, отдав дань трагедии своего народа, потерявшего в результате нацистского геноцида шесть миллионов жизней. Смотрится этот длинный, чернобелый фильм на одном дыхании и благодаря великолепной режиссуре, актерским работам Нисона, Кингсли и Файннса, пробирающей до слез музыке Джона Уильямса. Фильм с триумфом обошел весь мир и заслуженно удостоен семи "Оскаров". В фильме есть только одно цветовое пятно - красное платье девочки в душераздирающих кадрах уничтожения краковского гетто. Он не оставит равнодушным ни одного человека. (Иванов М.)

Этот фильм, основанному на реальных событиях, в котором немецкий перекупщик не еврейской национальности спас жизни сотням немецких евреев во время Второй мировой войны. События фильма начинаются в сентябре 1939 года в Кракове. Еврейское сообщество все сильнее ощущает возрастающее со стороны нацистов, свободы остается все меньше и меньше, даже появляться в людных местах становится опасным. Оскар Шиндлер - сравнительно бедный немец, который приехал в Краков, чтобы заработать на меняющейся политической обстановке и разбогатеть. Его манят легкие деньги. Шиндлер остается верен тем, кто больше платит. Он спокойно обсуждает свой бизнес с нацисткими чиновниками. Тем временем еврейское население Польши сгоняют в крупные города, в том числе и в Краков. Шиндлер становится владельцем жестяного завода и нанимает на работу евреев - дешевую рабочую силу. Кроме скидки за труд, евреи также дают преимущество благоприятного финансирования, так как им запрещено вести свой бизнес. Хотя сначала Шиндлер неохотно работает с евреями, его мнение меняется после открытия еврейского гетто в Кракове. Вскоре у Шиндлера появляется своя рабочая сила, приносящий доход завод и спонсор Штерн, занимающийся смежным бизнесом и обеспечивающий защиту евреям, которым благоволит. Этот бизнес продолжает приносить доход до тех пор, пока нацисткие войска не начинают ликвидировать гетто. Местных еврейских жителей сгоняют, а затем либо отправляют в концентрационные лагеря, либо казнят. Амон Гоет, комендант нового трудового лагеря, куда отправили выживших из гетто, - фанатичный солдат-нацист, который, кажется, получает удовольствие, пытая своих еврейских подопечных. Шиндлер приезжает в этот трудовой лагерь в надежде подкупить чиновников и забрать некоторых евреев с собой, чтобы они снова на него работали. Ему удается заручиться доверием Гоета и снова получить своих рабочих. Узнав о ненормальной жестокости Гоета, Шиндлер начинает жалеть евреев. В результате Шиндлер подвергает себя риску, чтобы спасти рабочих и не допустить их отправки в концентрационные лагеря. Напряжение фильма нарастает, когда фашисты начинают предпринимать против еврейских жителей одну операцию за другой, угрожая и Шиндлеру.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1994
Победитель: Лучший фильм (Стивен Спилберг, Джералд Р. Молен, Бранко Лустиг), Лучший режиссер (Стивен Спилберг), Лучший адаптированный сценарий (Стивен Зэйллян), Лучшая работа оператора (Януш Камински), Лучшие декорации (Аллан Старски, Ewa Braun), Лучший монтаж (Майкл Кан), Лучший оригинальный саундтрек (Джон Уильямс).
Номинации: Лучшая мужская роль (Лиам Нисон), Лучшая мужская роль второго плана (Рэйф Файнс), Лучшие костюмы, Лучший звук, Лучший грим.
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1994
Победитель: Лучший фильм (драма), Лучший режиссер (Стивен Спилберг), Лучший сценарий (Стивен Зэйллян).
Номинации: Лучшая мужская роль (драма) (Лиам Нисон), Лучшая мужская роль второго плана (Рэйф Файнс), Лучший саундтрек (Джон Уильямс).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1994
Победитель: Лучший фильм (Стивен Спилберг, Джералд Р. Молен, Бранко Лустиг), Лучшая мужская роль второго плана (Рэйф Файнс), Лучший адаптированный сценарий, Лучшая работа оператора (Януш Камински), Лучший монтаж (Майкл Кан), Лучший саундтрек (Джон Уильямс), Премия имени Дэвида Лина за достижения в режиссуре (Стивен Спилберг).
Номинации: Лучшая мужская роль (Лиам Нисон), Лучшая мужская роль второго плана (Бен Кингсли), Лучшие костюмы (Анна Б. Шеппард), Лучший звук, Лучший грим, Лучшая работа художника-постановщика (Аллан Старски).
СЕЗАР, 1995
Номинации: Лучший иностранный фильм (Стивен Спилберг).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1994
Победитель: Лучший фильм, Лучший режиссер (Стивен Спилберг), Лучшая работа оператора (Януш Камински), Лучшая мужская роль второго плана (Рэйф Файнс).
ПРЕМИЯ КАНАЛА «MTV», 1994
Номинации: Прорыв года (Рэйф Файнс), Лучший фильм.
АМАНДА, 1994
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Стивен Спилберг).
ЯПОНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1995
Победитель: Лучший иностранный фильм.
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1993
Победитель: Лучший фильм, Лучшая десятка фильмов.
ГРЭММИ, 1995
Победитель: Лучшая музыка к фильму (Джон Уильямс).
КИНЕМА ДЗЮНПО, 1995
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Стивен Спилберг).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 1994
Победитель: Приз за выдающиеся режиссерские достижения в художественном кино (Стивен Спилберг, Бранко Лустиг, Серджо Мимика-Геззан, Майкл Хелфанд).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 1994
Победитель: Лучший сценарий на основе ранее опубликованного материала (Стивен Зэйллян).
ВСЕГО 77 НАГРАД И 24 НОМИНАЦИИ

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Один из спасенных Шиндлером евреев, Полдек Пфефферберг, считал задачей своей жизни рассказать миру о своем спасителе. Первая попытка создать биографический фильм, предпринятая в 1963 году, не удалась. Автором сценария несостоявшегося фильма о Шиндлере был американский сценарист Ховард Кох, один из авторов сценария «Касабланки».
В 1982 году, после встречи с Пфеффербергом, Томас Кенилли выпускает книгу «Ковчег Шиндлера». Президент американской корпорации MCA (в которую входит студия Universal) Сид Шейнберг отправил рецензию книги Стивену Спилбергу. Спилберг заинтересовался романом и студия Universal приобрела права на экранизацию. Однако в 1983 году на вопрос Пфеффенберга, когда начнутся съемки, Спилберг ответил «через 10 лет».
В течение следующих 10 лет проект «висел над душой» Спилберга, который не был уверен, готов ли он снять фильм о Холокосте. Спилберг пытался передать проект Роману Полански или Сидни Поллаку. Среди потенциальных режиссеров фильма был и Мартин Скорсезе. После того как в 1991 году были завершены съемки фильма «Крюк», Спилберг вновь вернулся к «Списку Шиндлера». Единственное условие, которое поставил перед Спилбергом глава MCA Сид Шейнберг - снять сначала «Парк Юрского Периода». По словам самого Спилберга, тот понимал, что снять «Парк» после фильма о Шиндлере он бы не смог.
Первоначально Стивен Спилберг намеревался сделать фильм на польском и немецком языке, с английскими субтитрами.
Специально для своей роли Рэйф Файнс поправился на 13 кг. Для этого он пил много пива «Guinness». По словам режиссера, он пригласил этого актера из-за его «дьявольской сексуальности».
Спилберг собирался взять в картину Клэр Дэйнс, но та отказалась, иначе ей пришлось бы на время забросить учебу.
На роль Амона Гота рассматривалась кандидатура Тима Рота.
Роль Оскара Шиндлера предлагалась Харрисону Форду и Бруно Ганцу.
От участия в картине отказалась Жюльетт Бинош.
Когда бывшую узницу Освенцима Милу Пфефферберг представили Рэйфу Файнсу, она не могла скрыть дрожи от волнения - настолько он был похож на реального Амона Гота.
Знаменитый режиссер и кинодраматург Билли Уайлдер участвовал в создании первого варианта сценария, а на самой ранней стадии разработки проекта был даже привлечен к нему в качестве постановщика. Именно Уайлдер потом уговорил Спилберга стать режиссером этой картины.
В 80-х годах Мартин Скорсезе отказался от постановки, поскольку считал, что только режиссер-еврей может должным образом снять этот фильм. В итоге он поменялся со Спилбергом проектами, взявшись за «Мыс страха» (1991).
Спилберг предлагал постановку Роману Полански, но тот отказался по личным причинам. Дело в том, что, когда ему было 8 лет, он жил в краковском гетто и сбежал оттуда в день его ликвидации. Позднее мать Полански умерла в Освенциме.
Сцена ликвидации краковского гетто занимала в сценарии всего одну страницу. Спилберг расширил ее до 20 страниц и 20 минут экранного времени. А создавал он ее на основе свидетельств очевидцев тех событий.
Поскольку Спилбергу не удалось получить разрешение на съемки в Освенциме, ему пришлось выстроить неподалеку декорацию, досконально имитировавшую этот концлагерь.
Чтобы одеть 20 тысяч статистов, художник по костюмам разместил повсюду объявления о том, что студия хочет приобрести одежду военного времени. А поскольку в начале 90-х экономическая ситуация в Польше была довольно сложной, местные жители с готовностью продавали сохранившуюся у них одежду 30-х и 40-х годов.
На съемках нельзя было использовать ничего зеленого, поскольку этот цвет плохо смотрится на черно-белой пленке.
Почти 40% фильма было снято ручной кинокамерой.
В последней сцене фильма на могилу Шиндлера кладет цветы человек, лица которого не видно. Это не Спилберг, как некоторые предполагают, а Лиам Нисон.
Саундтрек к фильму (исполнитель: Ицхак Перлман / Itzhak Perlman, Boston Symphony Orchestra): 1. Theme From Schindler's List'; 2. Jewish Town (Krakow Ghetto - Winter '41); 3. Immolation (With Our Lives, We Give Life); 4. Remembrances; 5. Schindler's Workforce; 6. Oyf'n Pripetshok And Nacht Aktion; 7. I Could Have Done More; 8. Auschwitz-Birkenau; 9. Stolen Memories; 10. Making The List; 11. Give Me Your Names; 12. Yeroushalaim Chel Zahav (Jerusalem Of Gold); 13. Remembrances (With Itzhak Perlman); 14. Theme From Schindler's List (Reprise).
Съемки завершились на 4 дня раньше намеченного срока. Всего они продолжались 72 дня.
Бюджет: $25 000 000.
«Список Шиндлера» стал самым дорогостоящим черно-белым фильмом за всю историю. Прежний рекорд принадлежал другой военной драме - «Самый длинный день» 1962 года.
Спилберг отказался от гонорара за работу, назвав эти деньги кровавыми.
Премьера: 30 ноября 1993 года (Вашингтон).
Слоганы: «Whoever saves one life, saves the world entire»; «The List Is Life» («Этот список - жизнь»).
ТВ версия фильма короче прокатной на 10 минут.
Настоящий список Оскара Шиндлера был найден в его франкфуртской квартире только в 2000 году. В этой квартире Шиндлер прожил последние месяцы жизни. Он скончался в 1974 году.
Официальные сайты и странички фильма: http://universalstudiosentertainment.com/schindlers-list/; http://commeaucinema.com/sitesphp.php3?site=392; http://shindlerlist.ru/.
«Список Шиндлера» становится лучшим фильмом 1994 года по версии Американской академии киноискусства. Кроме этого, Оскар Шиндлер в исполнении Лиама Нисона в списке 100 величайших киногероев занял 13-е место. Амон Гет в исполнении Ральфа Файнса стал 15-м в списке 100 величайших кинозлодеев.
В 2004 году внесен в Национальный реестр фильмов США.
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «501 Must See Movies»; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire; «100 фильмов двадцатого века, которые вы должны посмотреть» по мнению кинокритика Леонарда Малтина; «100 лучших американских фильмов» по версии AFI; «100 самых воодушевляющих американских фильмов» по версии AFI; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензии Роджера Эберта (англ.): 1993 год - http://rogerebert.com/reviews/schindlers-list-1993; 2001 год - http://rogerebert.com/reviews/great-movie-schindlers-list-1993.
Рецензия Джеймса Берардинелли (англ.) - http://reelviews.net/php_review_template.php?identifier=67.
О картине в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Список_Шиндлера.
Александр Панов. «Спилберг и подсознание Америки» - http://scepsis.ru/library/id_2014.html.
Статьи о Стивене Спилберге - http://kino-teatr.ru/kino/art/kino/2793/.
«Рэйф Файнс в Москве» (интервью) - http://kino-teatr.ru/kino/news/y2012/1-24/2091/.

СЮЖЕТ

Польша, 1939 год. По приказу нацистского командования все польские евреи должны собраться в крупных польских городах для регистрации. Через некоторое время все евреи должны переселиться в гетто. Немецкий бизнесмен Оскар Шиндлер прибывает в Краков, чтобы организовать фабрику по производству эмалированных изделий. В этом ему помогает его умение заводить знакомства с нужными людьми. Оскар быстро сходится с высшими чинами немецкой армии и членами СС, которых Шиндлер на всю катушку развлекает в ресторанах роскошными ужинами в обществе певиц и танцовщиц. И вот в кармане у предприимчивого Оскара уже есть все разрешения. Дело осталось за малым - раздобыть денег, набрать штат рабочих и организовать процесс производства. Пользуясь бедственным положением согнанных в гетто евреев, Шиндлер делает еврейским богачам предложение, от которого они не в силах отказаться - они дают ему деньги (которые сами не могут пустить в оборот из-за наложенного немцами запрета), а взамен получают товары, которые можно обменивать на другие товары. Управление предприятием Шиндлер поручает Ицхаку Штерну, местному члену еврейского совета. Штерн не в восторге от работы у Шиндлера, но другого выхода вырваться из гетто и как-то помочь своим согражданам у него нет. Многие евреи охотно идут работать к Шиндлеру, так как это дает им возможность на некоторое время покидать гетто. Для того, чтобы евреев принимали на работу, Штерн помогает им в подделке документов, подтверждающих их технические навыки. Под умелым руководством Шиндлера, поддерживаемого своими друзьями из высшего руководства армии, и Штерна, непосредственно организующим производство, предприятие по производству эмалированных изделий быстро набирает обороты. Оскар Шиндлер купается в деньгах. Он делится со своей женой Эльзой, приехавшей к нему погостить, своей теорией: именно война есть движущий элемент любого бизнеса, надежно гарантирующий его процветание. В Краков прибывает офицер СС Амон Гет. Он заключает евреев из гетто Кракова в концентрационный лагерь Плашув. Шиндлер поддерживает дружеские отношения с Гетом и с другими офицерами СС, чтобы заручиться их поддержкой. Гет получает приказ закрыть концлагерь Плашув, а находящихся в нем евреев отправить на уничтожение в Аушвиц. Шиндлеру удается с помощью взятки убедить Гета оставить в живых «его» рабочих, которых он будет использовать на новой фабрике в своем родном городе Цвиттау-Бриннлитц, в Чехии. Шиндлер и Штерн составляют список рабочих, которые должны избежать попадания в Освенцим. Этот список «квалифицированных» рабочих, попадание в который спасало жизнь узникам Плашува, и вынесен в название фильма. Основная часть рабочих фабрики Шиндлера успешно добирается до Цвиттау-Бриннлитца, однако поезд с детьми и женщинами по ошибке отправляют в Аушвиц. Шиндлеру с помощью подкупа высокопоставленного чиновника удается спасти их. Все заработанные деньги Шиндлер тратит на подкуп нацистских офицеров, охраняющих его фабрику. Деньги кончаются как раз, когда война заканчивается капитуляцией Германии. Амона Гета вешают по приговору польского суда после войны. Шиндлер, как «нацист и рабовладелец», должен бежать перед наступающей Красной Армией. На прощание рабочие его фабрики дают ему письмо, объясняющее действия Шиндлера и дарят ему золотое кольцо (отлитое из зубов одного из заключенных) с надписью из Талмуда «кто спасает одну жизнь, спасает весь мир». Прибывший утром советский офицер объявляет евреям, что они свободны. Евреи отправляются в ближайший город в поисках еды. Изображение сменяется на современные кадры «евреев Шиндлера». Эпилог. Процессия из евреев, спасенных Шиндлером, их потомков, актеров, участвовавших в фильме, проходит возле могилы Шиндлера в Израиле. В знак уважения каждый кладет камень на могильную плиту.

Этот фильм снят по одноименному роману Томаса Кенелли, основанному на реальных событиях, в котором немецкий перекупщик не еврейской национальности спас жизни сотням немецких евреев во время Второй мировой войны. События фильма начинаются в сентябре 1939 года в Кракове. Еврейское сообщество все сильнее ощущает возрастающее со стороны нацистов, свободы остается все меньше и меньше, даже появляться в людных местах становится опасным. Оскар Шиндлер - сравнительно бедный немец, который приехал в Краков, чтобы заработать на меняющейся политической обстановке и разбогатеть. Его манят легкие деньги. Шиндлер остается верен тем, кто больше платит. Он спокойно обсуждает свой бизнес с нацисткими чиновниками. Тем временем еврейское население Польши сгоняют в крупные города, в том числе и в Краков. Шиндлер становится владельцем жестяного завода и нанимает на работу евреев - дешевую рабочую силу. Кроме скидки за труд, евреи также дают преимущество благоприятного финансирования, так как им запрещено вести свой бизнес. Хотя сначала Шиндлер неохотно работает с евреями, его мнение меняется после открытия еврейского гетто в Кракове. Вскоре у Шиндлера появляется своя рабочая сила, приносящий доход завод и спонсор Штерн, занимающийся смежным бизнесом и обеспечивающий защиту евреям, которым благоволит. Этот бизнес продолжает приносить доход до тех пор, пока нацисткие войска не начинают ликвидировать гетто. Местных еврейских жителей сгоняют, а затем либо отправляют в концентрационные лагеря, либо казнят. Амон Гоет, комендант нового трудового лагеря, куда отправили выживших из гетто, - фанатичный солдат-нацист, который, кажется, получает удовольствие, пытая своих еврейских подопечных. Шиндлер приезжает в этот трудовой лагерь в надежде подкупить чиновников и забрать некоторых евреев с собой, чтобы они снова на него работали. Ему удается заручиться доверием Гоета и снова получить своих рабочих. Узнав о ненормальной жестокости Гоета, Шиндлер начинает жалеть евреев. В результате Шиндлер подвергает себя риску, чтобы спасти рабочих и не допустить их отправки в концентрационные лагеря. Напряжение фильма нарастает, когда фашисты начинают предпринимать против еврейских жителей одну операцию за другой, угрожая и Шиндлеру. (Дон Б. Соува. «125 запрещенных фильмов», 2001)

Эпическая драма военных времен. Некоторые наши критики стали обвинять Стивена Спилберга в хитрой расчетливости, прежде всего - в том, что он ювелирно вычислил свой оскаровский триумф. Ведь «Список Шиндлера» получил семь премий, включая награды за фильм в целом и за режиссуру, - таким образом, лично Спилберг как продюсер и постановщик впервые стал обладателем даже двух «Оскаров», а до этого только однажды, в 1987 году, он удостоился от американской Киноакадемии почетного приза имени Эрвинга Талберга за свою кинокарьеру. Но в талантливом прогнозировании успеха, включая коммерческий («Список Шиндлера» достиг почти стомиллионного рубежа кассовых сборов в прокате США, а в мире получил свыше трехсот миллионов долларов, превзойдя свой бюджет почти в 13 раз), нет ничего предосудительного, если картина не только посвящена важной трагической теме истребления евреев в годы второй мировой войны, но и сделана по-настоящему кинематографично и высокохудожественно. Между прочим, Стивен Спилберг вообще отказался от гонорара, считая, что лично ничего не должен заработать на данном проекте, а немалые доходы от ленты направил в специально созданный им Фонд свидетелей Холокоста, для которого начали записывать документальные признания тех, кто все-таки уцелел. Тогда режиссеру «Списка Шиндлера» начали предъявлять другие упреки: в «эстетизации насилия», «голливудизации истории», договариваясь даже до того, что его фильм, мастерски рисующий ужасы уничтожения евреев, является «подлым и низменным» повторением этой трагедии на экране - и тем самым он якобы тиражирует жестокость по всему миру. Словно искусству вообще противопоказано изображение скорбных событий истории и темных сторон человеческой натуры. А вот сам Спилберг сравнивался с негативно трактуемым образом Оскара Шиндлера, который будто бы возжелал купить себе имя новоявленного Христа. Хотя в этой картине евреи, спасенные Шиндлером, называют его Моисеем и, разумеется, не случайно звучит фраза из Талмуда: «Тот, кто спас одну жизнь, спас жизнь всех». Иудейская способность к выживанию, протестантский прагматизм существования и типично американский победительный оптимизм не могли не вызвать раздражение у тех, кто ориентируется на навязанные более тысячелетия назад византийские представления о подлинном христианстве, а значит, и об истинном религиозном бытии. Поскольку там ценятся лишь самопожертвование, бескорыстие и богоугодность в деяниях, а сама постановка вопроса о возможности сделки с дьяволом ради сохранения чужих жизней - тоже «от лукавого». Но вряд ли и православие действительно волнует «волхвов от искусства», которые лучше предпочли бы вспомнить о славянском праязычестве и неистребимом российском скоморошестве. Сам тон рассуждений критиков являлся развязным и богохульным - к какой бы религии и морали они на словах себя не относили. Презрительный упрек, адресованный Стивену Спилбергу, который посмел перейти от авантюрных зрелищ к созданию эпических трагедий, в устах наших «искусствоведов в джинсах» превратился в нахальный эпатаж, не скрывающий «большевистскую прямоту» авторов статей о «рулонах геноцида». Несмотря на показную ненависть к «совку», они все родились и выросли с буденовкой на голове, до сих пор не избавились от излюбленной с детства мысли о геройстве во имя высокой цели, ради общей победы, для блага людей. И их глубинная неприязнь к «Списку Шиндлера» объясняется не одними лишь психологическими, эстетическими или конъюнктурными доводами некоторых критиков. Лента Спилберга - о ценности каждой жизни, незаменимости отдельного человека, а тем более - целого народа, о неистребимом стремлении к выживанию в любых условиях и любой ценой, даже благодаря компромиссу со Злом, персонифицированным в облике, например, Амона Гета, коменданта концлагеря. Ловко торгующийся за еврейские души немецкий предприниматель Оскар Шиндлер не может не вызвать ненависти тех, кто привык понимать героизм как бессмысленное принесения себя в жертву - «грудью на амбразуру», «смертью смерть поправ», «мертвые сраму не имут», «умрем, но не сдадимся» и т. д. Шиндлер, реальный человек, стал своего рода мессией, поскольку спас 1200 людей из Освенцима, хотя все равно погибло шесть миллионов евреев. А вот наша Победа в годы войны обошлась куда дороже, чем проигравшим немцам, прежде всего - по количеству погибших. И кое-кто стал всерьез возмущаться, что Стивен Спилберг почему-то не пожелал сделать фильм об истреблении десятков миллионов советских людей. Но ведь «Список Шиндлера» - рассказ о том, что «побеждает выживший». Как и знаменитый фантастически-сказочный «Е. Т., Инопланетянин» (1982), это философская притча (хоть и основанная на документальной книге, к экранизации которой постановщик не решался подступиться с 1983 года) о возможности контакта между чуждыми представителями разных популяций, помогающими друг другу обрести Мир и Покой, Дом или искомую «землю обетованную». Вот почему финал намеренно плакатен, провоцируя неизбежные сравнения с кондовыми советскими картинами о войне, которые лишь в последних сценах призывали помнить о павших. Однако хулители Спилберга не обратили внимания на то, что заключительные эпизоды «Списка Шиндлера» являются, по сути, «парадом победителей». Типичный американский хэппи-энд знаменует, на самом-то деле, торжество человеческой и исторической справедливости. Спасенные и выжившие проходят перед могилой того, кто их вызволил из концлагеря. Уцелевшие дороже погибших, хотя о них тоже надо скорбеть. Самое главное - тысяча с лишним жизней была вырвана из лап дьявола. «Трагическая сказка» Спилберга без стеснения жизнеутверждающа. И поэтому она смущает умы своеобразных «мальчиков в буденовках», которые с детства приучены лицезреть на экране истории неоправданного героизма, халатного и преступного отношения к жизни каждого индивида. Советский классовый гуманизм фактически был одним из самых антигуманных, в том числе - по отношению к собственному народу. И именно он оказался абстрактным - в отличие от западного, обращенного к конкретному человеку. С этой точки зрения, «Список Шиндлера», названный по недавнему опросу Американского киноинститута на восьмом месте в числе ста лучших фильмов США за всю историю - одно из редких произведений подлинного соцреализма, того, который имеет Человеческое Лицо. (Сергей Кудрявцев)

Помню свое первое впечатление от просмотра, негативное и неверное. Да, простреливаемые, как в вестернах, головы, да, кровища (только что не мозги) по асфальту, да, сентиментально рыдающий Ниссон в финале... Все так: гениальный Кингсли - и долгое, откровенное любование голым телом любовницы антагониста героя, нацистского офицера, бесплодные попытки (очень сильно сыгранные Ральфом Файнсом) этого манекена проснуться - и в результате какая-то фрейдистская мелодрама. Можно продолжить перечисление достоинств, оборачивающихся недостатками, можно продолжить перечисление недостатков, вытекающих из достоинств. Это - Голливуд, которому драма как жанр противопоказана. Не говоря уж о трагедии. И все же, за всеми киношными и пиаровскими ухищрениями стоит именно трагедия (пусть самим Спилбергом и не пережитая, и даже до конца не прочувствованная), трагедия его народа - и трагедия всего человечества. "Список Шиндлера", сколько бы его (и справедливо!) не критиковать - фильм классический, ибо он (по крайней мере, на моей памяти) - предельно возможное для Голливуда вживание в европейскую и мировую трагедию (потому что Вторая мировая война - воистину МИРОВАЯ, во-первых; во-вторых, геноцид - кого бы ни истребляли - исторически и культурологически всегда будет означать истребление нацистами евреев, поскольку никогда больше никого не истребляли именно как расу в целом) и он - предельно возможное для голливудского режиссера-еврея (что значит - благополучного, в общем, человека, пытающегося теоретически поставить себя на место обитателя краковского гетто) вживание в трагедию нации, к которой принадлежит. Есть ли на эту тему фильмы лучшие? Есть, но не в Америке. Для того, чтобы снять, например, "Декалог", надо быть как минимум поляком, как максимум - Кесьлевским. Спилберг - не Кесьлевский, иначе говоря - не гений и уж точно - не поляк. Но после "Списка Шиндлера" любому непредвзято мыслящему зрителю становится понятно, что Спилберг - не слишком глубокий, но все же подлинный художник, ХУДОЖНИК, по крайней мере, чувствующий и понимающий не только в мирах виртуальных (компьютерных и картонных), но и в настоящем Искусстве (недаром же он юношей благоговел перед Феллини), что бы там ни говорили, призванном воссоздавать реального человека в реальном страдании. Роман Поланский в "Пианисте", тот самый поляк, вживляющий европейскую культуру в голливудские торсы, в сущности, только повторил то, что десятью годами раньше сделал Спилберг. И, вслед за Спилбергом, получил свои "Оскары". Кто-то тоже, наверное, скажет: зря (да сколько уж таких, сказавших!), кто-то скажет: конъюнктура (и этих вдосталь). Не без того, конечно, не совсем неправы критики. И все же... Спилберговский боевик и поланская робинзонада несколько больше, чем приключения, не так ли? Вспомним не еврея - немца Ремарка (кажется, в романе "Время жить и время умирать"), сказавшего: "Смерть одного человека - трагедия, гибель миллионов - статистика". Стивен Спилберг в "Списке Шиндлера", за всеми голливудскими сентиментальностями и экшнами, сумел донести до зрителей трагедию шести миллионов - не-героев, обычных людей, сожженных, как дрова, теми, кто возомнил себя вправе отнимать не ими данные жизни. Шиндлер сумел выкрать из шести миллионов тысячу сто. Тоже ведь арифметика, статистика. Но, при всей умильности финальной сцены, в которой дожившие до середины 90-х "шиндлеровцы", возлагают на могилу своего спасителя жертвенно-благодарственные памятные камни, статистика умирает, а трагедия достигает - благодаря сосредоточенному молчанию, трясущимся рукам, поблекшим глазам этих стариков и старух - степени катарсиса. Мы не умиляемся, мы просветляемся. И не вспоминаем о наших двадцати миллионах, потому что в данном случае "несть ни еллина, ни иудея" - перед трагедией все равны. А еще потому что история любого народа по сути - трагедия. Как трагедия - жизнь каждого человека. Надо лишь увидеть ее, принять - и суметь выразить. Стивен Спилберг сумел - несмотря ни на что. Да, не надо было показывать, как черная кровь медленно пропитывает серую землю, не надо было показывать акробатику постельных сцен, никогда не передающих ни истинной любви, ни даже сексуального искусства, может быть, не надо было впадать в истерику Ниссону, даже и не надо было показывать казнь на виселице персонажа Файнса (в искусстве трагедия - не то, что есть, но то, как мы воспринимаем данность). Европейский режиссер-классик обошелся бы без подобных картинок, дал бы их - постфактум - глазами окружающих. Это безусловные минусы картины. Но ведь все они, в сущности, малозначащие детали по сравнению с неприродной - СЫГРАННОЙ - сутулостью, с мгновенно умирающими и оживающими глазами героя Кингсли, с потрясающими сценами перерождения Шиндлера из бизнесмена в жертвенного гуманиста, по сравнению с великой минутой последнего откровения, когда непьющий персонаж Кингсли говорит персонажу Ниссона: "Давайте выпьем сейчас!" "Список Шиндлера" - не великая, но значительная и теперь уже классическая картина, за которую Спилбергу - ТАМ и здесь - простятся все его коммерческие проекты; "Список Шиндлера" - оправдание благодарственного телефонного звонка юного честолюбивого американского еврея мэтру Феллини (см. биографии Феллини и Спилберга, вышедшие соответственно в издательствах "Вагриус" (серия "Мой ХХ век") и "Феникс"); "Список Шиндлера" - покаяние американского благополучия перед чудовищно бесчеловечной мировой историей и матерью Европой за все свободы, которых американцы добились (и которые ради цивилизации в зародыше убили американскую культуру. Да простят меня По, Джеймс и Фолкнер)... Собственно говоря, "Список Шиндлера" - запоздалое, но все-таки оправдание северных американцев и перед Богом, оправдание северо-американских евреев перед Иеговой за собственную благополучную историю. Оправдание и покаяние. И оно, покаяние, - по-моему, главное в фильме Спилберга. Как умел, так и покаялся - за себя и других. Именно за это и его многочисленные "Оскары". Именно за это ему и простится. Именно поэтому и картина его - классика. (В. Распопин)

Краков, 1939-й год. Фашисты сгоняют в город все больше еврейского населения, из которого образуется огромное гетто. Тем временем амбициозный немецкий предприниматель Оскар Шиндлер, намеревающийся разбогатеть за счет быстро меняющейся политической обстановки, становится владельцем жестяного завода и из экономических соображений нанимает на работу одних евреев - как самую дешевую рабочую силу. Постепенно бизнес набирает обороты и начинает приносить доход, но так продолжается лишь до того момента, пока фашисты не приступают к ликвидации гетто. Начинается массовое уничтожение иудеев - вывоз в концлагеря и казни. Шиндлер всеми правдами и неправдами пытается спасти своих работников. В основе фильма подлинная история, задокументированная в 1982-м году австралийским писателем Томасом Киннелли в одноименной книге, удостоенной впоследствии престижной Букеровской премии. Спилберг давно мечтал экранизировать это произведение, вдохновившись судьбой немецкого бизнесмена, который спас во время Второй Мировой войны 1098 евреев. Шиндлер умер в 1974-м году и был похоронен в Иерусалиме на знаменитой горе Симон, став тем самым единственным членом нацистской партии, удостоенным такой чести. Восстанавливая на экране историю холокоста, явления, не подчиняющегося здравому смыслу, Спилберг удержался от искушения явить миру весь арсенал зверств фашистов и избежал соблазна погрузиться в бездны ужаса. Ощущая каким-то седьмым чувством, что кинематографические образы и холокост - вещи несовместимые, он отказался от спецэффектов и красивых аллегорий, поведав о трагедии шоа (массового уничтожения евреев) языком реалистического кино. Однако просвечивающие сквозь ткань сюжета религиозно-мифологические аллюзии (в образе главного героя угадывается лик Мессии или же Моисея) и синефильские отсылки (самой «яркой» из них можно считать появление в этой черно-белой ленте девочки в красном пальтишке), а также «странный парадокс» немотивированного и иррационального добра Шиндлера - в совокупности делают этот фильм не просто высокоидейным произведением, но именно явлением искусства. Картина обращает внимание на болезненное противоречие между необходимостью сохранять воспоминание об ужасах недавнего прошлого и невозможностью оценить свершившееся в рамках общепринятых этических норм. Спилберг избегает однозначных трактовок поступка Шиндлера - дамского угодника, афериста, спекулянта и бонвивана, будто бы делавшего ставки на живых людей. Это, кстати, дало основания кое-кому увидеть в его альтруизме чисто корыстные побуждения, а в самом Шиндлере «всего лишь» капиталиста с человеческим лицом. Однако теперь уже не кажутся циничными замечания, что «дьявола победить нельзя, но купить его можно» и что «будь у Шиндлера столько же денег, сколько у Спилберга, возможно, холокоста бы не было вообще». Здесь нелишне будет напомнить, что Шиндлер покупал власть и добивался ее затем, чтобы иметь возможность быть милосердным. Особенно явственно его философия просматривается в разговоре с Амоном Гетом - начальником концлагеря в Плашове. Этому непредсказуемому и психопатическому убийце Шиндлер рискованно намекает, что истинная власть заключается не в стремлении наказывать, а в умении прощать. Возможно, величайшее деяние этого человека так бы и осталось достоянием памяти спасенного им еврейского народа или не столь многочисленных читателей книги Киннелли, если бы не фильм Спилберга. Потому-то после объявления номинантов на премию «Оскар» ни у кого не вызывало сомнения, что лучшим фильмом 1993-го года станет «Список Шиндлера». И это несмотря на то, что восьмью годами раньше Спилберг уже потерпел сокрушительное поражение с «Цветом пурпура», получившим тогда абсолютное число номинаций, но не завоевавшим в итоге ни одной статуэтки. А еще через пять лет Спилберг снял «Спасти рядового Райана» - нечто вроде фильма-антонима, в котором был представлен принципиально иной сюжетный расклад: там уже множество людей отдавало свои жизни за одного единственного человека. (Малоv, sqd.ru)

Спилберг купил права на постановку фильма в 1992 году у автора книги «Ковчег Шиндлера» Томаса Кенилли, получившего за нее премию Букера в 1982 году. Впрочем, он и раньше обращался к печальным событиям 30-40-х годов, когда в Германии правили нацисты: он показал это время в приключенческих фильмах «Искатели ковчега» и «Крестовый поход». Многим знакомы созданные им образы нацистов, в том числе и сатирическое изображение самого Гитлера, предстающего в виде комического персонажа, хотя ощущение угрозы передано в обеих картинах вполне отчетливо. Тем не менее, вполне понятно беспокойство, охватившее еврейскую общественность разных стран, когда стало известно, что Спилберг не только собирается сделать фильм об истреблении евреев, но и будет снимать ряд сцен на территории бывшего концлагеря Аушвиц. Газеты подняли шум, и в разрешении на съемки было отказано, так что Спилбергу пришлось снимать за территорией лагеря. Съемки начались еще до выхода на экраны фильма «Парк Юрского периода», поэтому Спилберг попросил Ричарда Аттенборо поработать две недели режиссером «Шиндлера» вместо него, потому что он был занят работой над окончательной редакцией «Парка». Аттенборо поставил в свое время фильм «Ганди», получив за него в 1982 году «Оскара» по номинации «Лучший режиссер» (победив при этом по конкурсу фильм Спилберга «Инопланетянин»); в этот раз он не смог выручить Спилберга, так как был занят на съемках; судьба как бы давала возможность Спилбергу отличиться самому. Еще одна шутка судьбы заключалась в том, что на роль еврея-бухгалтера, работавшего у Оскара Шиндлера, Спилберг (еврей по национальности) взял актера Бена Кингсли, коренного британца. В общем, Спилберг шел на все, преодолевая возникавшие препятствия, и в результате сделал фильм, который принес ему величайший коммерческий успех не только в 1993 году, но и в последующие годы, и одновременно вызвал столько критических замечаний, сколько он не выслушивал за всю свою карьеру. Фильм «Список Шиндлера» вышел на экраны в декабре 1993 года и, наконец-то, принес Спилбергу долгожданную награду - «Оскара» за кинорежиссуру, которую (опять же по иронии судьбы!) вручил ему не кто иной, как Харрисон Форд. Фильм участвовал в конкурсе по 13 номинациям, но выиграл в 6 из них, получив призы «За лучший фильм» (впервые для Спилберга), «За лучшую режиссуру», за лучшее воплощение сюжета и др. Фильм «Парк Юрского периода» получил три «Оскара» за спецэффекты, так что церемонию вручения премий Американской киноакадемии за 1994 год можно было с полным основанием считать посвященной Спилбергу. Как сказал он сам, «это было все равно что выпить стакан воды после долгих дней жажды!» Постановка картины обошлась в 23 миллиона долларов, из которых большую часть внес сам Спилберг, из своих денег, так что теперь, в 45 лет, он почувствовал, что может самостоятельно справиться с достаточно сложной работой, осуществив ее с той степенью зрелости, какой она заслуживает. Многие деятели кино, не разделявшие его взглядов, были вынуждены признать, что они «приятно удивлены» результатом развития его мастерства; другие были просто растеряны, увидев, что режиссер, способный, по их мнению, «снимать только детские фильмы», поставил серьезную «взрослую» картину, сразу же признанную шедевром. Впрочем, Спилберг и сам, поставив «Инопланетянина», не был вполне уверен, что готов взяться за новую, столь ответственную тему и даже полагал, что Сидней Поллак или Мартин Скорсезе лучше подготовлены к таким сюжетам. Однако Скорсезе посчитал, что Спилберг справится и сам, и предпочел заняться картиной «Мыс Страха». Причины, побуждавшие Спилберга браться за тот или иной сюжет, находились в нем самом: «Все, что я до сих пор делал, было, по существу, подготовкой к Шиндлеру», - говорил он. К тому же Спилберг, как еврей, был очень чувствителен к страданиям своего народа, пережитым во время второй мировой войны; поэтому он, например, помогал развитию кино в Израиле, сделав пожертвования для создания в этой стране «Киноархива Стивена Спилберга» в 80-х годах. В фильмах об Индиане Джонсе он умело нарисовал образы нацистов, а в картине «Пурпурный цвет» показал, что вполне способен справляться с «серьезными» темами; его интерес и к прошлому, и к будущему был общеизвестным (хотя он допускал, что, наверное, не слышал слова «Холокост» до поступления в колледж). Родители, оберегавшие его психику, не рассказывали об ужасах войны и о преследованиях евреев, хотя он знал, что его дедушка и бабушка в свое время эмигрировали из Польши, и видел у некоторых родственников татуировку на руке - номер, который им ставили в концлагере. Он понял также, что многие обиды, от которых он страдал в школе, имели причиной антисемитские настроения. «Мне всегда хотелось, чтобы на Рождество над нашей дверью тоже горел праздничный фонарь, чтобы крыльцо не было темным, как вход в пещеру, особенно по сравнению с ярко освещенными домами соседей». В 1991 году жена Спилберга, Кэйт Капшоу, приняла иудаизм; тогда же он узнал, что 60% выпускников американских школ никогда не слышали о Холокосте (массовом истреблении евреев нацистами во время второй мировой войны). Все эти события заставили Спилберга почувствовать свою ответственность; он упорно работал над фильмом о Шиндлере, и получая «Оскара», призвал не забывать об уроках войны и ее жертвах. Съемки проходили в Польше; они заняли 5 месяцев, хотя Спилберг старался ускорить работу как только мог, снимая по 30-40 сцен в день; все это стоило многих сил и нервов и ему самому, и актерам, и персоналу. В фильме упоминается, что в Польше в настоящее время проживает всего 4000 евреев, и что антисемитизм (о котором рассказано, например, в документальной картине Клода Ланцмана) испытали на себе, в том или ином виде, многие участники съемочной группы (среди которых были евреи из Израиля) и их родственники (что касается фильма Ланцмана, то Спилберг им восхищался и посмотрел его четыре раза). Фильм «Список Шиндлера» имеет 126 действующих лиц; 30 000 человек участвовали в массовках; технический персонал насчитывал 210 человек; фильм содержит 148 сцен, снимавшихся в 35 разных местах. Все это определило огромный размах съемок, который не заслонил, однако, главной темы сюжета, состоявшей в том, что Оскар Шиндлер (в исполнении Лиэма Нисона), член Чешской нацистской партии, сумел спасти более тысячи евреев от уничтожения в концлагере, которым руководил его друг Амон Гет (Ральф Фиеннес). Фильм поставлен так, чтобы дать рассказ о событиях, предоставив зрителям самим догадываться о том, чем руководствовался Шиндлер в своем стремлении делать добро, и каковы были причины звериной жестокости Амона Гета. Оскар Шиндлер, германский промышленник, стоит перед выбором: смириться с обстоятельствами, как это сделал его друг Амон, пошедший служить в «СС», или не отказываться от сострадания к людям (хотя это и опасно!), как предлагает ему его подчиненный, бухгалтер, еврей Ицхак Штерн. Это была довольно рискованная постановка. Фильм длится более трех часов; в нем не снималась ни одна из голливудских «звезд»; большая часть кадров снята в черно-белом варианте - то есть здесь нарушены все традиции, соблюдение которых всегда считалось обязательным условием обеспечения кассового успеха; и тем не менее, он быстро окупился, вызвав широкий и пристальный интерес во всем мире. Член британского парламента Д. Кауфман, у которого бабушка погибла от рук нацистов, назвал картину «величайшим из всех фильмов, которые когда-либо были сняты». Критик из «Нью-Йоркского книжного обозрения» Джон Гросс назвал фильм «выдающимся достижением кинематографа». Спилберг не собирался обогащаться за счет фильма, передав все прибыли в различные еврейские фонды и благотворительные организации. Фильм стал личным мероприятием Стивена Спилберга, осуществленным ради тех идей, которые заложены в его содержании и показавшим высокий уровень мастерства режиссера, свободно решающего такие задачи, которые по плечу немногим. Фильм посвящен не только событиям холокоста, но и личности Оскара Шиндлера и его отношению к происходящему. Фильм обладает высокими художественными достоинствами, несмотря на то, что он снят в Значительной части в черно-белом цвете, чтобы усилить ощущение реальности, «документальности» происходящего на экране, при том, что сюжет картины основан на реальной истории жизни одного из нацистов, сознательно рисковавшего жизнью ради спасения евреев. По своему жанру эта картина больше близка, например, к фильму Луи Малле «До свидания, дети!», но не к таким произведениям, как «Ночь и туман» и «Шоа». Ни один из фильмов Спилберга не вызывал столько дискуссий в серьезных изданиях. Впрочем, в этот раз режиссера уже не обвиняли в неверной трактовке событий и в чрезмерном увлечении техникой съемки; напротив, было признано, что его техническое мастерство помогло правдиво и ярко показать то, что происходило в действительности. Многие журналисты, говоря об успехе фильма, удивлялись тому, что сюжет о холокосте вообще был снят в условиях Голливуда, где властвует стремление к коммерческому успеху. Спилберг тоже помнил об этой стороне дела: «Очень важно было сохранить верность исторической правде, так что здесь не было места для коммерциализации, хотя особенности моей техники съемок создали мне известную репутацию в этом плане». Многие люди старшего поколения беспокоились о том, что молодежи вообще неизвестны и непонятны события 40-х годов (это подтвердилось, например, после открытия музея Холокоста в Вашингтоне); другие опасались, что Спилберг сделает фильм-зрелище и не сможет правильно раскрыть сюжет. Все эти сомнения рассеивались, когда в зале гас свет и публика начинала смотреть фильм. Во время сеансов стояла полная тишина. В Германии фильм получил 12 почетных дипломов. Как рассказывал обозреватель Джонатан Марголис из «Санди Тайме», в Лейпциге зрители в конце сеанса не спешили покинуть зал и «оставались на местах, молча вглядываясь в титры, даже когда уже шли фамилии ассистентов оператора и сведения об авторских правах. Когда зажигался свет, раздавались короткие аплодисменты, и зрители с неохотой вставали, как будто им было жаль расставаться с картиной». Марголис заметил, что «Спилберг и сам выглядел испуганным, когда на экране нацисты отдавали команды на немецком языке». Его также встревожили сообщения о том, что неонацисты по нескольку раз ходят смотреть фильм, чтобы увидеть, как убивают евреев. В 1985 году, после выхода своего первого «взрослого» фильма «Пурпурный цвет», Спилберг сказал: «Да, я действительно взрослею, и все же я думаю о себе как о Питере Пэне, который становится старше. Главное, чего мне не хотелось бы терять - это способности видеть события «в волшебном свете». Думаю, что ни один режиссер не сможет себе позволить отказаться от умения магически преображать действительность. Вы, наверное, видели мои самые удачные фильмы, и все же я думаю, вы еще не видели того, что я действительно могу создать как режиссер». 1993 год подтвердил, что Спилберг не успел слишком «повзрослеть» и что он способен еще на многое. Фильм «Список Шиндлера» глубоко повлиял на своего создателя. «Теперь я стал больше интересоваться политикой, - сказал Спилберг. - Десять лет назад, когда меня спросили о фильме «Инопланетянин», я назвал себя «политическим атеистом»; я гордился этим, как и тем, что почти не заметил войны во Вьетнаме, а о «Битлах» узнал с опозданием на шесть лет. Возможно, я был убаюкан собственным успехом. Я делал картины для взрослых, желавших вспомнить о детстве и порадоваться фильму вместе со своими детьми. Когда же я стал делать фильмы именно для детей, я почувствовал, что путаюсь в собственных ногах; я понял, что не все можно сделать, опираясь только на ум и логику».Если присмотреться к тому, как Спилберг ведет рекламную кампанию очередного фильма, можно подумать, что перед нами - прожженный делец, одержимый исключительно желанием коммерческого успеха. Однако работа над фильмом «Список Шиндлера», репутация, которую он приобрел, и даже критические отзывы, которые он выслушал, что-то изменили в нем в этом плане; теперь он напоминает человека, совершившего долгое и трудное путешествие. Новым является, например, то, что он стал отказываться от некоторых выгодных предложений, даже от тех, что уже были приняты студией «Эмблин» (например, он проявил колебания по поводу съемок второй части картины «Парк Юрского периода»). Каким бы ни было решение Спилберга о дальнейшей работе, ясно одно: маэстро возмужал. Стоит вспомнить слова, сказанные в конце фильма «Ловушка»: «Питер Пэн спас свое прошлое, и это очень важно, особенно для тех, кто чувствует, что потерял свое». (Е. С. Юрченко. «Стивен Спилберг», 2000)

Разные бывают болезни. Кого-то мучит хронический понос, а Стивена Спилберга, судя по всему - недержание гражданской сознательности. Он, должно быть, из тех, кто искренне полагает себя обязанным демонстрировать активную общественную позицию. Правда, эта болезнь прорезалась у него не сразу, а лишь после того, как он обеспечил не только собственную безбедную старость, но и будущее своих потомков вплоть до пятого колена. Став миллионером, знаменитый режиссер вспомнил о своем гражданском долге и снял фильм о Холокосте. Исполнил долг перед всеми американскими евреями (среди которых, к слову сказать, немало толстосумов), а также перед собой лично. Фильм художественный, хотя порой складывается впечатление, что смотришь документалистику. Почему? Не только потому, что он черно-белый. Сама манера съемки создает эффект документального кино: преобладание массовок, почти намеренное игнорирование психологической и духовной стороны действия, практически абсолютное отсутствие более-менее подробно очерченных персонажей, за исключением двух-трех самых центральных. И в какой-то мере - сугубо пропагандистская направленность ленты, а также пафос, который режиссер подает просто в гомерических дозах. Словом, такой уж заметной художественной ценности «Список»» не имеет, хотя не исключаю, что люди другой национальности вполне могут ее заметить. Тем не менее, все три часа я добросовестно просидел у экрана. Почему? Наверное, все дело в том, что мистер Спилберг умеет снимать кино. И выстраивать сюжет так, что он «цепляет» зрителя. И наполнять свои творения каким-то дополнительным фоном, который, не обладая никакой глубиной, тем не менее производит впечатление чего-то значимого. В фильмах об Индиане Джонсе это могут быть осколки культуры тех стран, где оказывается герой - никак не соединенные между собой осколки, которые под умелой рукой режиссера производят впечатление этнографичности, глубокого национального колорита. В «Списке Шиндлера», серьезном фильме, «подкладка» тоже должна быть серьезной. И Спилберг вставляет в диалоги всякие обобщающие фразы, которые, по большей части, не выходят за рамки обычных банальностей, однако впечатление производят. Скажем, евреи убирают снег, а наблюдающий за ними оберштурмбанфюрер роняет: «В этом есть ритуальный смысл». В другом эпизоде еврей говорит: «Гетто - это свобода». В еще одном эпизоде еврейка рассуждает: «Час жизни - это все еще жизнь». И так далее. Глубоко? Может быть. В принципе, когда долго смотришь на отражение звезд в воде, можно поверить, что смотришь на звезды. При этом, повторю, Спилберг снимать умеет. Есть в фильме запоминающиеся, просто потрясающие сцены. Огромная гора еврейских семейных фотографий, сваливаемых нацистами за ненадобностью. Солдат, играющий на фортепиано посреди, так сказать, кровавой оргии. Комендант концлагеря, от скуки стреляющий по заключенным с балкона своей виллы. Ну, а сцена разгона краковского гетто - просто демонстрация режиссерского класса. Есть и по-настоящему интересные высказывания (не знаю, правда, насколько оригинальные). К примеру, главный герой - нацистский делец Оскар Шиндлер говорит коменданту концлагеря: «Власть - это когда у нас есть все основания убить, но мы этого не делаем». Изрядно сказано, во всяком случае, заставляет задуматься. Кстати, о коменданте. Играет его Ральф Файнсс, и это - единственное светлое пятно в плане актерской игры. Сцена его монолога с еврейкой-горничной, который он сам превращает в диалог, потому что хочет, чтобы она говорила, а она молчит - это стоит посмотреть. Вообще, приблизительно час действие держится на интеллектуальном поединке коменданта с Шиндлером. Думается, если бы Спилберг остановился только на этой линии, фильм только выиграл бы. Даже если бы все так же продолжался бы три часа. (Джон Сильвер)

В плане сухого исторического материала в виде фактов и цифр тема фильма не стала для меня откровением, я все это уже знала и даже умудрилась пропустить через себя много лет назад, когда в институте писала диплом на тему германского фашизма и когда удалось переворошить горы литературы о нацизме. Тогда был настоящий шок и очень много слез. Фильм посмотрела только сейчас, и это стало столкновением с чем-то живым, совершенно не книжным, и стоило мне огромного душевного напряжения, почти физической боли, которую я как будто бы ощущала вместе с теми, кого на экране били, расстреливали, сжигали… Откровением стало именно то, как сумел Стивен Спилберг до дрожи реалистично и достоверно выразить атмосферу той страшной эпохи, когда мир буквально захлебнулся в крови, а самые святые ценности и моральные устои, на которых строилось человеческое существование, были преданы поруганию. О чем этот фильм? О страшной, беспредельной, величайшей трагедии не только еврейского народа, но и всего человечества. О вине, которую немецкому народу вряд ли когда-нибудь удастся искупить. О том, как одна из самых высокодуховных цивилизаций «мыслителей и поэтов», родившая на свет Шиллера, Гете, Канта, смогла в одночасье низвергнуться в пучину мракобесия, хаоса и совершеннейшего безумия, такого безумия, какого еще не видел мир. О том, как одна-единственная нация каким-то фантастическим стечением обстоятельств, насмешкой судьбы, смогла вознести себя настолько высоко над всеми, чтобы за несколько лет войны превратить 6 миллионов человеческих жизней с их мечтами, любовью, чувствами, надеждами в горы трупов и пепла. Фильм о ране, которая никогда не затянется, о боли, которая никогда не утихнет… То, что поразило. Девочка в бордовом. Самая душераздирающая и в то же время какая-то до боли красивая мизансцена этого фильма. Маленькое, бордовое пятнышко на фоне черно-белого, маленькая детская душа, еще только-только начавшая познавать этот мир, который встретил ее ужасом кровавой бойни, столпотворения обезумевшей толпы, насилия и изуверства. Она идет и идет вперед. Куда? Куда глаза глядят. И что ее ждет впереди, смерть или, может быть, спасение. Спасение, которое до конца дней будет сулить кошмарные сны с призраками и фантомами этой ужасной эпохи, в которой ей суждено было оказаться волею провидения. Спасение с горьким привкусом постоянной оглядки на прошлое и бесконечной благодарности богу и судьбе за дарованное счастье - жить дальше… Этот эпизод поистине гениален. В нем все. Вся боль, весь трагизм, вся ненормальность одного из самых античеловечных режимов в истории человечества и самой безумной и кровавой аферы под названием Холокост, которая когда-либо имела место быть под солнцем. Ральф Файнс. Один из моих самых любимых актеров. Все его образы, такие неповторимые в своей полярности, такие эмоционально насыщенные и яркие, никогда не вызывали у меня ничего кроме восхищения. Но Амон Гет в его исполнении стал для меня просто потрясением. Весь фильм он держал меня в напряжении, и я не знала, что ждать от очередного всплеска его настроения. Экзальтированность, нервозность, граничащая с шизофренией, беспощадность и какая-то безумная ослепленность властью и, как следствие вседозволенность. Во всем. Как над крысами в клетке он проводит свои кровавые эксперименты над живыми людьми, заточенными в стенах бараков концентрационного лагеря, за любую невинную глупость он расстреливает десятками, забирая жизнь даже у детей, для него нет ничего святого, лишь упоение властью и бездумное, слепое служение фюреру и человеконенавистнической идеологии Третьего Рейха… Ральфу Файнсу удалось очень убедительно сыграть идеального нациста, «истинного арийца», одного из тех многих, прощения которым не будет никогда. Лайам Нисон. Восхвалять его талант и в очередной раз подбирать красочные эпитеты бессмысленно, ибо талант его безусловен, и когда видишь, как он играет, слова уже становятся ненужными. Лайам Нисон - это украшение любого фильма. Своей харизмой и сильной игрой он украсил и этот фильм, потому что после его просмотра остается только одно ощущение: Оскар Шиндлер и не мог быть иным, он мог быть только таким, каким его сыграл этот замечательный актер. Фильм заставил меня очень о многом думать и к очень многому прийти в своих размышлениях. Несмотря на постоянную критику нашего времени со всеми его огрехами и пороками, я пришла к мысли, что живем-то мы все по большому счету в очень хорошую, сытую, спокойную и удачную эпоху и обладаем тем, что в другие времена для кого-то было просто чем-то из области фантастического. В эпоху, когда есть возможность выбирать, любить, радоваться, дышать, надеяться на светлое будущее, верить в мечту. Надо просто почаще вспоминать этот фильм. Ведь если бы каждый из тех убиенных нацистами людей мог рассчитывать хотя бы на кусочек нашей жизни… Спасибо Стивену Спилбергу за этот тяжелый, но правдивый фильм. (Lena Fadeeva)

Можно ли любить фильмы о войне? Восхищаться их постановкой, с пеной во рту пересказывать те или иные сцены, или же с кровью в глазах их пересматривать. Да конечно можно, кто же запрещает. Но бывает так, что фильм грубо говоря воткнется в мозг. И ты вроде бы и сцены пересматриваешь, и сцены пересказываешь… и одновременно все в себе держишь. Так, чисто поверхностно что-то говоришь, а чувства при себе. Только единицы узнают, что же там на самом деле у тебя на душе творится. Спилберг - ремесло или искусство? Мне лично очень сложно сказать. Фильмы у него прекрасные, но в то же время делает он их подозрительно часто. И вот этот компромисс мешает ответить. Но если уж подставить к моей голове пистолет, и спросить последний раз, то все таки… искусство. До Списка Шиндлера у меня все никак не доходили руки. Не один раз пытался его посмотреть, и всегда влезал какой-то фактор, мешающий просмотру. И правильно этот фактор делал, ведь все те разы я садился смотреть его, в настроении совершенно для него не подходящим, да и складом мозга тоже. Это я, ясно дело, могу сказать после просмотра. Он был совершенным, этот просмотр. Идеальнейшим. В полной тишине, в темноте… лишь фильм и я. Фильм тяжелый очень. Оттого и досматриваешь до конца, потому что придавливает. Сильно. Оскар Шиндлер пришел на войну ни с чем. Цель была лишь заработать на данном событии денег, и получалось это у него неплохо. Хорошие связи, свой завод в Кракове по производству кухонной утвари. Денег… очень много. И вроде бы и все. Говорят, что на войне (и не только) проявляются все самые ужасные качества человека. Но я сторонник мнения, что везде и во всем есть свои исключения. Когда Оскар стал свидетелем ликвидации Краковского Гетто в 1942 году, то взгляды его резко изменились. Полное осознание того, что творят гитлеровцы против евреев, поглотило его, и сделало из него абсолютного гуманиста. На свой заводик он стал принимать евреев которым грозила смерть в концлагере. Этот завод станет для них настоящим пристанищем, спасением. И именно эти евреи в будущем будут известны как «евреи Шиндлера». Около 1300 человек. Все таки попробую описать этот фильм как нечто прекрасное. Все-таки в каком-то плане оно так и есть. Жестоко, но красиво. Один лишь образ той девочки в красном, отляжет у меня в памяти очень надолго. Лукавить не буду: фильм пафосен. По Спилберговски. Тут тебе и звание самой дорогой черно-белой ленты в истории, и частые массовки, нескромность каждого кадра, и возможно даже… какие-то слезовыжимательные моменты… крайне, крайне мощная постановка, как внешне, так и духовно. Но здесь смотришь на это иначе. Ведь не убивать режиссера за его стиль. Стивен, он такой и есть. Мощный. Я прочувствовал в этом фильме все 10 лет раздумий его над этим проектом. Это не мало, это вполне себе оправданный срок, ибо такое кино снимет не каждый, по каким либо личным причинам. Да и проект вообщем то переходил Роману Полански (а в итоге вышел «Пианист»), и к Мартину Скорсезе, Сидни Поллаку. Но через 10 лет, его снимет человек, лучше которого это не сделал бы ни Скорсезе, ни Полански, ни Поллак. Я уверен. Актерская игра в фильме непревзойденна. Как и музыка, как и постановка, как и сценарий, как и слова… не хочу, совершенно не хочу ничего выделять. В фильме все сказано за меня. Вот приставят к голове пистолет, спросят последний раз, и скажу… искусство. (Death Proof)

comments powered by Disqus