на главную

СПАСТИ РЯДОВОГО РАЙАНА (1998)
SAVING PRIVATE RYAN

СПАСТИ РЯДОВОГО РАЙАНА (1998)
#30125

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #029 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 169 мин.
Производство: США
Режиссер: Steven Spielberg
Продюсер: Ian Bryce, Mark Gordon, Gary Levinsohn, Steven Spielberg
Сценарий: Robert Rodat
Оператор: Janusz Kaminski
Композитор: John Williams
Студия: DreamWorks SKG, Paramount Pictures, Amblin Entertainment, Mutual Film Company, Mark Gordon Productions

ПРИМЕЧАНИЯчетыре звуковые дорожки: 1-я - дубляж (BD CEE); 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Позитив-Мультимедиа); 3-я - проф. закадровый многоголосый (Карусель / Супербит); 4-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Tom Hanks ... Captain Miller
Tom Sizemore ... Sergeant Horvath
Edward Burns ... Private Reiben
Barry Pepper ... Private Jackson
Adam Goldberg ... Private Mellish
Vin Diesel ... Private Caparzo
Giovanni Ribisi ... T-4 Medic Wade
Jeremy Davies ... Corporal Upham
Matt Damon ... Private Ryan
Ted Danson ... Captain Hamill
Paul Giamatti ... Sergeant Hill
Dennis Farina ... Lieutenant Colonel Anderson
Joerg Stadler ... Steamboat Willie
Max Martini ... Corporal Henderson
Dylan Bruno ... Toynbe
Daniel Cerqueira ... Weller
Demetri Goritsas ... Parker
Ian Porter ... Trask
Gary Sefton ... Rice
Julian Spencer ... Garrity
Steve Griffin ... Wilson
William Marsh ... Lyle
Marc Cass ... Fallon
Markus Napier ... Major Hoess
Neil Finnighan ... Ramelle Paratrooper
Peter Miles ... Ramelle Paratrooper
Paul Garcia ... Field HQ Major
Seamus McQuade ... Field HQ Aide
Ronald Longridge ... Coxswain
Adam Shaw ... Delancey
Rolf Saxon ... Lieutenant Briggs
Corey Johnson ... Radioman
Loclann Aiken ... Soldier on the Beach
John Barnett ... Soldier on the Beach
Maclean Burke ... Soldier on the Beach
Victor Burk ... Soldier on the Beach
Aiden Condron ... Soldier on the Beach
Paschal Friel ... Soldier on the Beach
Shane Hagan ... Soldier on the Beach
Paul Hickey ... Soldier on the Beach
Shane Johnson ... Soldier on the Beach
Laird Macintosh ... Soldier on the Beach
Brian Maynard ... Soldier on the Beach
Martin McDougall ... Soldier on the Beach
Mark Phillips ... Soldier on the Beach
Lee Aaron Rosen ... Soldier on the Beach
Andrew Scott ... Soldier on the Beach
Matthew Sharp ... Soldier on the Beach
Vincent Walsh ... Soldier on the Beach
Grahame Wood ... Soldier on the Beach
John Sharian ... Corporal
Glenn Wrage ... Doyle
Crofton Hardester ... Senior Medical Officer
Martin Hub ... Czech Wehrmacht Soldier
Raffaello Degruttola ... Goldman
Nigel Whitmey ... Private Boyd
Sam Ellis ... Private Hastings
Erich Redman ... German #1
Tilo Keiner ... German #2
Stephan Grothgar ... German #3 / Voice on Bullhorn
Stephane Cornicard ... Jean
Michelle Evans ... Jean's Wife
Martin Beaton ... Jean's Son
Anna Maguire ... Jean's Daughter
Nathan Fillion ... Minnesota Ryan
Leland Orser ... Lieutenant DeWindt
Michael Mantas ... Paratrooper Lieutenant
David Vegh ... Paratrooper Oliver
Ryan Hurst ... Paratrooper Mandelsohn
Nick Brooks ... Paratrooper Joe
Sam Scudder ... Paratrooper #1
John Walters ... Old French Man
Dorothy Grumbar ... Old French Woman
James Innes-Smith ... MP Lieutenant
Harve Presnell ... General Marshall
Dale Dye ... War Department Colonel
Bryan Cranston ... War Department Colonel
David Wohl ... War Department Captain
Eric Loren ... War Department Lieutenant
Valerie Colgan ... War Department Clerk
Amanda Boxer ... Mrs. Margaret Ryan
Harrison Young ... Ryan as Old Man
Kathleen Byron ... Old Mrs. Ryan
Rob Freeman ... Ryan's Son
Thomas Gizbert ... Ryan's Grandson
James Embree ... German Paratrooper
Declan Geraghty ... Soldier
Michael P. Jahoda ... Soldier on the Beach
Derek Lea ... Bangalore Assistant
Joao Costa Menezes ... Soldier on the Beach
Taylor Murphy ... Sergeant Blaine
Abbe Muschallik ... Ryan's Granddaughter
Nina Muschallik ... Ryan's Granddaughter
Paul Sacks ... Soldier Signalling to Relief Column
Mac Steinmeier ... Waffen SS Soldier
Leo Stransky ... German Sniper
Vincent Ventresca ... Soldier on Beach
John de Lancie ... Letter-Reader (voice)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 7983 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x690 AVC (MKV) 4835 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «СПАСТИ РЯДОВОГО РАЙАНА» (1998)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Спасти рядового Райана" ("Спасение рядового Райана"). Миссис Райан из Айовы получает с фронта три похоронки о гибели трех сыновей. Четвертого сына, пропавшего без вести Джеймса Райана, американское командование распоряжается отыскать где-то в Нормандии. На поиски отправляются капитан Миллер и отряд из семи человек... (Алексей Дубинский)

Капитан Джон Миллер, командир роты в составе 2-го батальона американских рейнджеров, отличившейся во время штурма Омаха-Бич 6-го июня 1946-го года, получает приказ найти рядового Джеймса Райана, три брата которого погибли в ходе высадки войск союзников в Нормандии. Миссия окажется крайне непростой. (Евгений Нефедов)

Эпическая военная драма. Июнь 1944 года. Американскому командованию стало известно, что в семье Райанов почти одновременно погибают три брата из четырех, сражающихся на фронтах Второй мировой войны. Отдается приказ вернуть домой оставшегося в живых Джеймса Райана (Мэтт Деймон). Группу солдат, прошедших ад высадки в Нормандию, во главе с капитаном Миллером (Том Хэнкс) посылают найти и спасти рядового Райана. Участвуя в боях, теряя людей, капитан Миллер и его группа находят Райана, но тот отказывается бросить товарищей перед важным боем. В городе Рамель на реке Мардер десантникам приказано охранять стратегически важный мост... (kino-teatr.ru)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1999
Победитель: Лучший режиссер (Стивен Спилберг), Лучшая работа оператора (Януш Камински), Лучший звук (Гари Ридстром, Гари Саммерс, Энди Нельсон, Рон Джадкинс), Лучший монтаж (Майкл Кан), Лучший монтаж звука (Гари Ридстром, Ричард Химнс).
Номинации: Лучший фильм (Стивен Спилберг, Йен Брайс, Марк Гордон, Гари Левинсон), Лучшая мужская роль (Том Хэнкс), Лучший сценарий (Роберт Родат), Лучшие декорации (Томас Е. Сандерс, Лиза Дин), Лучший грим (Луис Бервэлл, Конор О'Салливан, Дэниэл С. Стрипик), Лучший саундтрек к драматическому фильму (Джон Уильямс).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1999
Победитель: Лучший звук (Гари Ридстром, Рон Джадкинс, Гари Саммерс, Энди Нельсон, Ричард Химнс), Лучшие спецэффекты (Стефен Фэнгмейер, Роджер Гайетт, Нил Корбоулд).
Номинации: Премия им. Энтони Эскуита за достижения в создании музыки к фильму (Джон Уильямс), Лучший фильм (Стивен Спилберг, Йен Брайс, Марк Гордон, Гари Левинсон), Лучшая мужская роль (Том Хэнкс), Лучшая работа оператора (Януш Камински), Лучшая работа художника-постановщика (Томас Е. Сандерс), Лучший монтаж (Майкл Кан), Лучший грим / прически (Луис Бервэлл, Джанетт Фриман), Премия им. Дэвида Лина за достижения в режиссуре (Стивен Спилберг).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1999
Победитель: Лучший фильм (драма), Лучший режиссер (Стивен Спилберг).
Номинации: Лучшая мужская роль (драма) (Том Хэнкс), Лучший сценарий (Роберт Родат), Лучший оригинальный саундтрек (Джон Уильямс).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 1998
Номинация: Приз «Международный экран» (Стивен Спилберг, США).
СЕЗАР, 1999
Номинация: Лучший иностранный фильм (Стивен Спилберг, США).
АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 1999
Победитель: Премия «Сатурн» за лучший приключенческий фильм / боевик / триллер.
Номинация: Премия «Сатурн» за лучшие спецэффекты (Роджер Гайетт, Стефен Фэнгмейер, Нил Корбоулд).
ПРЕМИЯ КАНАЛА «MTV», 1999
Номинации: Лучший фильм, Лучшая мужская роль (Том Хэнкс), Лучшая экшн-сцена (Том Хэнкс, «Высадка на Омаха-Бич»).
ГРЭММИ, 1999
Победитель: Лучшая инструментальная композиция, написанная для кинофильма или телевидения (Джон Уильямс).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1999
Победитель: Лучший иностранный режиссер (Стивен Спилберг).
ЯПОНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1999
Номинация: Лучший иностранный фильм.
АМАНДА, 1999
Номинация: Лучший иностранный художественный фильм (Стивен Спилберг).
ЧЕШСКИЕ ЛЬВЫ, 1999
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Стивен Спилберг).
ПРЕМИЯ ХЛОТРУДИС, 1999
Номинация: Лучшая работа оператора (Януш Камински).
КИНОПРЕМИЯ ЖУРНАЛА «EMPIRE», 1999
Победитель: Лучший режиссер (Стивен Спилберг), Лучший актер (Том Хэнкс).
Номинация: Лучший фильм.
КАМЕРИМАЖ, 1998
Номинация: Главный приз «Золотая лягушка» (Януш Камински).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1999
Победитель: Лучший режиссер (2-е место) (Стивен Спилберг), Лучшая работа оператора (2-е место) (Януш Камински), Лучший фильм (3-е место).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1998
Победитель: Лучшая десятка фильмов.
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 1999
Победитель: Приз за выдающиеся режиссерские достижения в кино (Стивен Спилберг, Марк Хаффам, Серджо Мимика-Геззан, Адам Гудман, Карен Ричардс).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 1999
Номинация: Лучший сценарий, написанный непосредственно для экрана (Роберт Родат).
ГИЛЬДИЯ КИНОАКТЕРОВ США, 1999
Номинации: Лучшая мужская роль (Том Хэнкс), Лучший актерский состав (Эдвард Бернс, Мэтт Дэймон, Джереми Дэвис, Вин Дизель, Адам Голдберг, Том Хэнкс, Барри Пеппер, Джованни Рибизи, Том Сайзмор).
ОБЩЕСТВО КИНООПЕРАТОРОВ США, 1999
Номинация: Лучшая работа оператора (Януш Камински).
ПРЕМИЯ КИНОМОНТАЖЕРОВ США, 1999
Победитель: Приз «Эдди» за лучший монтаж художественного фильма (Майкл Кан).
ОБЩЕСТВО КАСТИНГ-ДИРЕКТОРОВ США, 1999
Победитель: Приз «Artios» за лучший кастинг для художественного фильма (драма) (Денис Чэмиан).
ВСЕГО 76 НАГРАД И 74 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По некоторым данным, картина основана на реальных событиях, произошедших с братьями Ниландами (https://en.wikipedia.org/wiki/Niland_brothers), когда после одновременной смерти пятерых братьев Салливан (https://en.wikipedia.org/wiki/Sullivan_brothers) были приняты правила о распределении членов одной семьи по разным подразделениям и об отзыве последнего оставшегося в живых из них с фронта. Однако существуют и другие аналогичные примеры.
На роль капитана Миллера рассматривались кандидатуры Мэла Гибсона и Харрисона Форда.
Исполнить роль рядового Райана предлагали Эдварду Нортону, но он выбрал «Американскую историю Х» (1998). Кандидатом на эту роль был и Нил Патрик Харрис.
Стивен Спилберг думал пригласить в проект Мэтта Дэймона после того как увидел его в фильме «Мужество в бою» (1996), но посчитал актера слишком худосочным. Благодаря Робину Уильямсу режиссер познакомился с Дэймоном и изменил свое мнение. Спилберг хотел, чтобы Райана сыграл малоизвестный актер, но Дэймон, прежде чем картина вышла в прокат, неожиданно получил «Оскар» за фильм «Умница Уилл Хантинг» (1997) и в одночасье стал звездой.
Режиссер предложил роль Капарзо Вину Дизелю после просмотра его дебютного фильма «Бродяги» (1997). Дизель был режиссером, сценаристом, продюсером и исполнителем главной роли в этой картине.
Вин Дизель за роль Капарзо (вторая его работа в полнометражном кино) получил $100,000.
Гарт Брукс отказался от роли рядового Джексона.
Том Сайзмор боролся с наркозависимостью, когда начиналась работа над картиной. Режиссер поставил Сайзмору ультиматум: перед каждым съемочным днем сдавать анализ крови, и если тест на наркотики окажется положительным, то он будет уволен, даже если это случится на завершающем этапе съемок, а сцены с Хорватом переснимут с другим актером.
Перед началом съемок большинство ведущих актеров (Эдвард Бернс, Барри Пеппер, Вин Дизель, Адам Голдберг, Джованни Рибизи и Том Хэнкс) неделю тренировались в специальной «учебке» под руководством ветерана морской пехоты и актера Дэйла Дая (он исполнил роль полковника в фильме). Только Том Хэнкс, которые ранее уже проходил курс «актера-бойца» (для съемок в «Форрест Гампе», 1994) знал, что это не «поход в лес с беседами у костра». Мэтта Дэймона режиссер преднамеренно не отправил в лагерь, чтобы прошедшие изнурительный курс актеры чувствовали к нему и следовательно к его персонажу антипатию.
В картине снялись четыре актера-режиссера: Том Хэнкс, Эдвард Бернс, Адам Голдберг и Вин Дизель.
В оригинальной версии сценария речь персонажа Тома Хэнкса, обращенная к подразделению, была намного длиннее (в ней Миллер рассказывает о том, как вернуться домой живым). Воспротивился сам Хэнкс, заявив, что его персонажу не стоит так разглагольствовать. Спилберг согласился, и монолог был сокращен.
Затраты на сцену высадки в Нормандии составили $11 млн. В ней участвовало около тысячи статистов, часть из них резервисты Ирландской армии, 20-30 - инвалиды-ампутанты, которые имитировали солдат с оторванными в бою конечностями.
Четыри недели и в хронологической последовательности снималась сцена высадки на французское побережье.
Было использовано 40 баррелей (4768 литров) бутафорской крови.
Звуки стрельбы, раздающиеся в фильме, были записаны на полигоне возле Атланты (Джорджия) во время реальных выстрелов боевыми снарядами из различных видов оружия времен Второй мировой.
Во время работы над фильмом Спилберг показывал отснятый материал ветеранам, которые участвовали в Нормандской операции, с целью добиться точного воспроизведения событий. Во многом именно их консультации помогли достичь достоверности даже в мельчайших деталях. Например, оглушенная взрывами рыба, выброшенная на Омаха-Бич - подсказка участников десанта.
Чтобы привнести «документальность» и передать дух времени, по технологии «bleach bypass» была снижена на 60% цветовая насыщенность кинопленки. Так же использовались различные технологии для имитации съемок ручной кинокамерой.
В одном из эпизодов капралу Апхэму (Джереми Дэвис) делают замечание за то, что он отдал честь своему командиру (Том Хэнкс) и тем самым указал на него снайперам. В картине «Форрест Гамп» (1994) за аналогичный проступок был наказан герой Тома Хэнкса.
Городок Рамель не существовал в реальной жизни.
Саундтрек (музыка Джона Уильямса в исполнении Бостонского симфонического оркестра и Хора Танглвудского фестиваля): 1. Hymn To The Fallen, 2. Revisiting Normandy, 3. Omaha Beach, 4. Finding Private Ryan, 5. Approaching The Enemy, 6. Defense Preparations, 7. Wade's Death, 8. High School Teacher, 9. The Last Battle, 10. Hymn To The Fallen (Reprise).
Кроме музыкальных произведений Джона Уильямса в картине звучат композиции: Solitude (1934; музыка: Дюк Эллингтон; слова: Ирвинг Милс, Эдгар Де Ланж); Tu Es Partout (1941; авторы: Эдит Пиаф, Маргерит Монно; исполн.: Эдит Пиаф); C'Etait Une Histoire D'Amour (1942; автор: Анри Конте; исполн.: Эдит Пиаф).
Информация об альбомах с саундтреком: http://soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=9594; http://soundtrack.net/movie/saving-private-ryan/.
Съемочный период: 27 июня - 13 сентября 1997.
Бюджет: $70,000,000.
Кадры фильма; кадры со съемок: http://moviestillsdb.com/movies/saving-private-ryan-i120815; http://blu-ray.com/Saving-Private-Ryan/20793/#Screenshots; http://filmstarts.de/kritiken/35797-Der-Soldat-James-Ryan/bilder.html; http://cinemagia.ro/filme/saving-private-ryan-salvati-soldatul-ryan-244/imagini/?toate=1; https://outnow.ch/Movies/1998/SavingPrivateRyan/Bilder/.
Место съемок: пляж Карракло, Баллайнскер (Уэксфорд, Ирландия); Хатфилд (Хартфордшир), Тейм (Оксфордшир), Лондон (Англия, Великобритания); Кальвадос, Кольвиль-сюр-Мер (Франция). Фото и инфо (англ.) - http://www.movie-locations.com/movies/s/Saving_Private_Ryan.html.
Два десантных корабля, задействованных в сцене высадки на Омаха-Бич, на самом деле эксплуатировались во время Второй мировой.
В качестве немецких танков Panzerkampfwagen VI «Tигр» (1942-1944) использовались закамуфлированные советские T-34-85 (1944-1958), это заметно по характерному устройству ходовой части. Обсуждение (англ.) - http://imcdb.org/vehicle_12297-ZM-Labedy-T-34-85-1952.html.
Транспортные средства и военная техника, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=120815.
Оружие, показанное в картине - http://imfdb.org/wiki/Saving_Private_Ryan.
В картине есть отсылки к лентам: «Пароход Уилли» (1928); «Черный нарцисс» (1947); «Семь самураев» (1954); «Искатели» (1956); «Самый длинный день» (1962); «Лоуренс Аравийский» (1962); «Червовый король» (1966); «Грязная дюжина» (1967); «Дикая банда» (1969); «Паттон (1970); «Пейзаж после битвы» (1970); «Герои Келли» (1970); «Стена» (1982); «Ран» (1985); «Иди и смотри» (1985); «Герои не плачут» (1986); «Цельнометаллическая оболочка» (1987); «Могила светлячков» (1988).
Перед выходом картины в прокат Спилберг официально заявил, что не собирается ничего вырезать или переснимать, даже если фильм получит рейтинг «NC-17». Американская киноассоциация присвоила картине рейтинг «R» (не достигшие 17 лет допускаются в сопровождении взрослых).
Премьера: 24 июля 1998 (США, Канада).
Слоганы: «In the Last Great Invasion of the Last Great War, The Greatest Danger for Eight Men was Saving... One»; «The mission is a man»; «There was only one man left in the family, and the mission was to save him».
Последняя картина, монтаж которой производился «по старинке», без применения цифровых технологий, получившая «Оскар» в номинации «Лучший монтаж».
«Спасти рядового Райана» стала самой кассовой картиной 1998 года в США. Он также был фильмом-лидером по годовым кассовым сборам с рейтингом «R» до «Снайпера» (2014).
Департамент по делам ветеранов в США организовал специальную телефонную линию для оказания психологической помощи бывшим военным, которые посмотрели фильм.
Многие американские ветераны Нормандской операции (в том числе и актер Джеймс Духан) выразили благодарность режиссеру, снявшему, по их мнению, достоверное кино.
Любимый фильм бывшего президента США Джорджа Буша мл.
Цензурный совет Индии потребовал у Спилберга вырезать сцены «чрезмерного насилия», но режиссер наотрез отказался и предложил вообще не демонстрировать фильм в индийском прокате. Понимая всю серьезность ситуации, министр внутренних дел Индии решил посмотреть «Спасти рядового Райана», и потрясенный увиденным, распорядился выпустить картину на экраны без купюр.
В Малайзии такого министра не оказалось, и фильм в кинотеатрах не демонстрировался.
В мировом прокате картина собрала $481.8 млн.
Драма Стивена Спилберга стала значимой вехой в развитии кинематографа и сформировала новый качественный уровень фильмов о Второй мировой войне.
Последний фильм Спилберга в ХХ веке.
В 2006 году Том Хэнкс был включен в «Зал славы рейнджеров американской армии» в качестве почетного члена, в значительной степени благодаря сыгранной им роли капитана Миллера.
Некоторые эпизоды фильма (высадка союзников на Омаха-Бич, атака на пулеметную точку, битва за Рамель и др.) были репродуцированы во многих компьютерных играх: «Conker's Bad Fur Day», «Commandos 3: Road to Berlin», «Call of Duty: World at War», «Call of Duty 2: Company of Heroes», «Medal of Honor», «Day of Defeat», «Противостояние III» и др. Не раз была использована и сама эстетика фильма (приглушенная цветовая гамма и др.).
Официальная стр. фильма - https://facebook.com/SavingPrivateRyanMovie.
Онлайн-энциклопедия «Спасти рядового Райана» (англ.) - http://sproe.com/.
О фильме на Allmovie - http://allmovie.com/movie/v163037.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 92% на основе 130 рецензий (http://rottentomatoes.com/m/saving_private_ryan/).
На Metacritic фильм получил 90 баллов из 100 на основе рецензий 34 критиков (http://metacritic.com/movie/saving-private-ryan).
О фильме на сайте Turner Classic Movies - http://tcm.com/tcmdb/title/335178/Saving-Private-Ryan/.
Фильм в каталоге Американского института кино - http://afi.com/members/catalog/DetailView.aspx?s=&Movie=67247.
В 2014 году лента внесена в Национальный реестр фильмов США.
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «1000 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть» по версии газеты Guardian (http://theguardian.com/film/News_Story/Critic_Review/Observer/0,4267,36480,00.html); «501 Must See Movies»; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire (2008); «301 лучших фильмов» по версии журнала Empire (2014; рецензия - http://empireonline.com/movies/saving-private-ryan/review/); «100 лучших американских фильмов» по версии AFI; «100 лучших американских триллеров» по версии AFI; «100 самых вдохновляющих американских фильмов» по версии AFI; «100 любимых фильмов Голливуда» по версии журнала Hollywood Reporter; «75 лучших фильмов» по версии Гильдии Киномонтажеров США; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс (рецензия - http://nytimes.com/movie/review?res=9C01EEDF1239F937A15754C0A96E958260); «Лучшие фильмы» сайта Rotten Tomatoes; «Лучшие военные фильмы» (1-е место) по опросу на британском телеканале Channel 4; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензии кинокритиков: http://mrqe.com/movie_reviews/saving-private-ryan-m100024407; http://imdb.com/title/tt0120815/externalreviews.
Роли дублировали: Валерий Сторожик (Том Хэнкс - капитан Миллер); Александр Рыжков (Том Сайзмор - сержант Хорват); Андрей Бархударов (Эдвард Бернс - рядовой Райбен); Сергей Чекан (Барри Пеппер - рядовой Джексон); Игорь Тарадайкин (Адам Голдберг - рядовой Меллиш); Дмитрий Матвеев (Вин Дизель - рядовой Капарзо); Дмитрий Филимонов (Джереми Дэвис - капрал Апхэм); Вячеслав Баранов (Джованни Рибизи - медик Уэйд); Сергей Балабанов (Мэтт Дэймон - рядовой Райан); Виктор Петров (Тед Дэнсон - капитан Хэмилл; Дейл Дай - полковник из военного ведомства); Леонид Белозорович (Деннис Фарина - подполковник Андерсон); Алексей Мясников (Макс Мартини - капрал Хендерсон); Владимир Конкин (Лиленд Орсер - лейтенант ДеВиндт); Рудольф Панков (Харви Преснелл - генерал Маршалл; Харрисон Янг - Райан в старости); Марина Тарасова (Кэтлин Байрон - миссис Райан в старости); Алексей Рязанцев; Юрий Маляров; Александр Груздев. Переводчик: Павел Силенчук.
Высадка в Нормандии или Операция «Нептун» - морская десантная операция, проведенная в Нормандии во время Второй мировой войны силами США, Великобритании и Канады против нацистской Германии. Являлась первой частью стратегической операции «Оверлорд», предусматривавшей захват союзниками северо-западной Франции. Вторжение союзников в Европу началось 6 июня 1944 года («День Д») высадкой 156,000 солдат на побережье Нормандии и проводилось в два основных этапа. Первый этап представлял собой воздушно-десантную операцию по десантированию 24,000 британских, американских, канадских и французских парашютистов после полуночи. Второй этап состоял из морской десантной операции, которая началась в 6:30 утра, и ряда дезинформационных операций под кодовыми названиями «Глиммер» и «Таксабл», целью которых было ввести немцев в заблуждение относительно настоящего направления вторжения. Высадка морской пехоты проводилась на участке побережья шириной 80 км между устьем реки Орн и коммуной Озвиль, который был разделен на 5 основных секторов вторжения: «Юта», «Омаха», «Голд», «Джуно» и «Сорд». Вторжение подразделений на французское побережье происходило с разной степенью успеха. Если на большинстве плацдармов достижения союзников были значительными, а десант в ходе высадки на вражеский берег с первых минут смог завладеть инициативой и создать плацдармы, то на участке «Омаха» ситуация вышла из-под контроля. Высадка американских 1-ой и 29-ой пехотных дивизий на этот плацдарм зоны вторжения превратилась в настоящий ад для десантников. Столкнувшись с организованным сопротивлением немецких войск, американцы с первых минут операции понесли серьезные потери и почти потеряли способность переломить ситуацию в свою пользу. Командующий первой американской армией генерал Омар Брэдли был уже на грани того, чтобы отменить дальнейшую высадку на этом участке и отозвать войска. С самого начала успех операции «Нептун» оказался под угрозой. Однако, десантники смогли прорваться сквозь береговые оборонительные позиции немцев и создать отдельные очаги сопротивления. Общая реакция немцев на высадку морского десанта противника по всему нормандскому побережью была вялой и плохо организованной. Более того, в условиях абсолютного господства в воздухе союзной авиации, из-за диверсионных акций Сопротивления и отрядов британских коммандос, войска вермахта еще на стадии выдвижения резервов на рубежи испытывали серьезные потери. В результате, немцы не смогли воспользоваться возможностью сразу сбросить десант в море. К концу «Дня Д» в английском и американском секторах было высажено 5 пехотных, 3 воздушно-десантные дивизии и танковая бригада. Им удалось захватить береговую полосу глубиной от 3 до 5 км, правда, не по всему фронту. Плацдармы были полностью освобождены от противника только 7 июня. Высадка морского десанта в Нормандии была крупнейшей в мировой истории морской десантной операцией по одновременному десантированию морем 156,000 военных, при поддержке 195,700 моряков и с одновременным привлечением почти 7000 боевых и транспортных судов всех типов и видов. Подробнее - https://uk.wikipedia.org/wiki/Операція_«Нептун».
Дмитрий Голынко-Вольфсон. «Гуманизм силового вмешательства» - http://kinoart.ru/archive/2004/01/n1-article18.
Стивен Спилберг / Steven Spielberg (род. 18 декабря 1946, Цинциннати) - американский сценарист, продюсер и один из самых успешных кинорежиссеров США в истории. Его 20 самых кассовых картин (с бюджетом более 200 млн долларов) собрали в прокате 8,4 млрд долларов. Трехкратный лауреат премии «Оскар», в том числе дважды как лучший режиссер года. Постановщик знаковых и нашумевших картин «Челюсти», «Инопланетянин», «Список Шиндлера», «Спасти рядового Райана», «Линкольн», а также тетралогии об археологе Индиана Джонсе и трилогии «Парк юрского периода». Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Steven_Spielberg.
Мария Теракопян, В. Серебрякова. «Стивен Спилберг» («Искусство кино», 2010) - http://kino-teatr.ru/kino/art/kino/2793/.
Кен Дэнсиджер, Джефф Раш. «Нарратив и антинарратив. Два Стивена: Спилберг и Содерберг» - http://kinoart.ru/archive/2011/12/n12-article11.
Януш Камински / Janusz Kaminski (род. 27 июня 1959, Зембице) - польский кинооператор и режиссер, двукратный лауреат премии «Оскар» за лучшую операторскую работу в фильмах «Список Шиндлера» (1993) и «Спасти рядового Райана». В 21 год эмигрировал в Соединенные Штаты Америки после того, как премьер-министр Войцех Ярузельский ввел в Польше военное положение в 1981 году. Обучался кинопроизводству в Колумбийском колледже в Чикаго c 1982 по 1987, затем поступил в Консерваторию Американского института киноискусства (AFI Conservatory), где получил степень Мастера изящных искусств. С 1993 года сотрудничает со Стивеном Спилбергом. Януш Камински состоял в браке с актрисой Холли Хантер с 1995 по 2001. В 2004 женился на репортере ABC Ребекке Рэнкин. Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Janusz_Kami%C5%84ski.
Беседа с кинооператором Янушем Камински - http://novpol.ru/index.php?id=1660.
Майкл Кан / Michael Kahn (8 декабря 1935, Нью-Йорк) - американский киномонтажер, член Американского общества киномонтажеров, трехкратный лауреат премии «Оскар» за лучший монтаж к фильмам Стивена Спилберга «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега» (1981), «Список Шиндлера» (1993) и «Спасти рядового Райана», дважды лауреат премии BAFTA. Карьера Майкла Кана началась в 1964, на телевидении, где он дебютировал ассистентом монтажера в двух эпизодах телесериала «Шоу Билла Дэна» (1963-1965). С 1965 по 1971 работал монтажером в сериале «Герои Хогана» (Hogan's Heroes). В 1977 производил монтаж картины Стивена Спилберга - «Близкие контакты третьей степени», за работу над которой Кан впервые был номинирован на «Оскар». С этого фильма началось многолетнее сотрудничество Майкла Кана со Спилбергом, продолжающееся уже более 35 лет (Стиивен Спилберг пользуется услугами Майкла Кана для монтажа почти всех своих фильмов). У Майкла Кана 8 номинаций (из них 3 награды) на премию «Оскар» за лучший монтаж, больше чем у кого-либо в данной категории, последняя в 2013 году за монтаж фильма «Линкольн». Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Michael_Kahn_%28film_editor%29.
Том Хэнкс / Tom Hanks (род. 9 июля 1956, Конкорд) - американский актер, кинорежиссер, сценарист и продюсер, который начинал карьеру в комедиях для семейного просмотра («Большой», 1988), но к сорока годам добился всеобщего признания в качестве серьезного драматического актера и получил две премии «Оскар» - за главные роли в фильмах «Филадельфия» (1993) и «Форрест Гамп» (1994) - является одним из двух актеров в истории мирового кинематографа, получивших эту награду два года подряд. Помимо своих оскароносных ролей, Хэнкс известен совместными работами с режиссером Стивеном Спилбергом. По состоянию на 2006 год, фильмы с участием Хэнкса собрали больше выручки (около $6 миллиардов), чем фильмы с участием любого другого актера. Самый прибыльный фильм с его участием - «Код да Винчи» (2006). Также Том Хэнкс является актером, получившим один из самых больших гонораров в истории кино (чуть более $51 млн, за роль профессора Роберта Лэнгдона в фильме «Ангелы и демоны», 2009), больше него получил только Леонардо Ди Каприо ($59 млн + % от сборов, за роль Кобба в фильме «Начало»). Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Tom_Hanks.

СЮЖЕТ

Старый ветеран с многочисленной семьей приходит на кладбище американских солдат в Кольвиль-сюр-Мер, Нормандия, Франция. Воспоминания уносят его в далекое прошлое, начало высадки в Нормандии в 1944 году... Рейнджеры, высадившись на Омаха-Бич, попадают в ад: немецкие пулеметчики и минометчики расстреливают их с обрывистого берега. Капитану Джону Миллеру (Том Хэнкс), командиру роты 2-го батальона рейнджеров, удается собрать уцелевших и прорвать немецкую линию обороны. Одна из машинисток департамента обнаруживает, что семья Райан получит сразу три извещения в один день, так как два брата погибли в одном бою при высадке в Нормандии и еще один погиб примерно в это же время в боях на Тихом Океане. Чтобы смягчить боль потери погибших сыновей, командующий генерал Джордж Маршалл приказывает отправить на родину ее последнего оставшегося в живых сына - рядового Джеймса Френсиса Райана, парашютиста из 101-й воздушно-десантной дивизии, высадившегося в тылу противника. Сейчас парашютисты ведут бои в тылу противника, многие из них выброшены далеко от запланированных зон высадки, связь с ними потеряна. Капитан Джон Миллер получает приказ найти Райана и доставить его в штаб. Капитан набирает отряд из бойцов своей роты во главе с сержантом Майклом Хорватом (Том Сайзмор) - опытным бойцом, с которым они уже воевали в Северной Африке и Италии. Поскольку в отряде нет никого, кто знал бы французский и немецкий языки, Миллер берет с собой штабного клерка капрала Тимоти Апхэма (Джереми Дэвис), еще ни разу не участвовавшего в бою. В первом же городке, куда отряд приходит в поисках Райана, от пули снайпера погибает рядовой Адриан Капарзо (Вин Дизель). Среди окруженных в городе десантников Миллер находит солдата по фамилии Райан (Натан Филлион), но он оказывается только однофамильцем разыскиваемого. Отряд Миллера находит разбившийся планер с телом заместителя командующего 101-й дивизии. Чудом оставшийся в живых летчик рассказывает, что кому-то из штабных пришла в голову мысль усилить защиту планера стальными листами. В результате планер оказался слишком тяжел и камнем рухнул на землю. Среди раненых и убитых Райана также не оказывается. Миллер начинает расспрашивать бойцов из проходящей мимо колонны. В их числе оказывается контуженый однополчанин Райана, который видел как некий офицер забрал Райана и других бойцов в город Рамель на реке Мердере для охраны стратегически важного моста. По дороге к городу взвод Миллера натыкается на разрушенный налетом авиации немецкий радар, перед которым лежат трупы десантников из 82-й воздушно-десантной дивизии. Опасаясь за жизнь тех, кто пойдет этой дорогой позднее, Миллер приказывает своему отряду уничтожить вражескую пулеметную точку и лично возглавляет атаку. Пулеметный расчет уничтожен, но медик Ирвин Уэйд (Джованни Рибизи) смертельно ранен и умирает через несколько минут. Миллер заставляет плененного немца рыть могилу для себя и погибших товарищей. Немец отчаянно пытается спасти свою жизнь, выкрикивая невпопад английские слова: «Пароходик Вилли», «Я люблю Америку», - и даже пытаясь петь американский гимн. Потом он говорит - «Проклятый Гитлер!» и на немецком пытается рассказать, что он не виноват в смерти медика. Апхэм заступается за него. Миллер без объяснений отпускает немца. Рядовой Ричард Райбен (Эдвард Бернс) возмущается и отказывается далее исполнять приказы Миллера, порываясь уйти. Сержант Хорват наставляет на Райбена пистолет. Миллер неожиданно разряжает ситуацию, объяснив свой поступок. Он говорит, что до войны был школьным учителем и что война слишком сильно его изменила. Он говорит, что с каждым новым убитым он оказывается все дальше от дома. Он хочет только выполнить приказ и будет рад, если этим заслужит право вернуться домой. Он не будет отдавать Райбена под трибунал и даже поможет ему оформить перевод, если тот так хочет. Райбен, видя, как его товарищи хоронят тело погибшего Уэйда, решает остаться. Люди Миллера встречаются с десантниками, подорвавшими бронетранспортер, среди них оказывается рядовой Райан (Мэтт Деймон). Он отводит их в Рамель, но категорически отказывается возвращаться в тыл, поскольку не может бросить друзей перед лицом опасности. Миллер не чувствует себя вправе настаивать, но, по предложению Хорвата, решает возглавить и организовать оборону моста. Небольшая группа американских солдат устраивают засаду на немцев. Через несколько часов к мосту подходит немецкая пехота в количестве более 50 человек, в сопровождении двух Panzerkampfwagen VI «Tiger I», двух самоходных установок Marder III и двух бронетранспортеров Sd Kfz 251. В ходе битвы гибнут почти все защитники моста, сумев, однако, нанести противнику большие потери в личном составе, а также вывести из строя один из Тигров и почти всю легкую технику. Оставшиеся в живых американские солдаты отступают за мост, намереваясь взорвать его, однако снаряд из танка попадает в провод, идущий к взрывателю, и взрыва не происходит. Испуганный Апхэм, бездействующий на протяжении всего боя, видит из снарядной воронки, как немец, которого они оставили в живых утром, убивает выстрелом в спину солдата из подразделения Райана и скашивает пулей капитана Миллера. Из всего отряда в живых остаются только Райбен, Апхэм и Райан. Раненый Миллер, привалившись к заграждению из мешков с песком, из последних сил стреляет из пистолета в приближающийся к нему немецкий танк. Внезапно танк взрывается - в него попадает реактивный снаряд с подоспевшего на помощь самолета. Через мост на ту сторону устремляются американские солдаты. Апхэм выскакивает из воронки и останавливает группу немцев, где и был тот самый «пароходик Вилли», которому он и капитан подарили жизнь. Немец узнает и радостно приветствует Апхэма, но тот, решившись, убивает его на глазах остальных пленников. Умирающий капитан шепчет выжившему Райану: «Джеймс, будь достоин этого...» Приведенный Райбеном медик уже бессилен ему помочь. Оказывается, что старик в начале фильма - это Райан, приехавший с детьми и внуками на могилу своего спасителя - капитана Миллера. С трудом сдерживая слезы, Райан шепчет, что постарался изо всех сил прожить достойную жизнь и оправдать все те жертвы и лишения, которые капитан и его отряд претерпели ради спасения его - простого рядового американской армии. (wikipedia.org)

«Теперь буду сказать без бумажки. 13 знаменитых киносцен, снятых не по сценарию». Мало какие фильмы снимаются в точности по сценарию. Киноскрипты постоянно правятся в течение съемок, актеры любят отходить от печатного текста и импровизировать, в процесс вмешиваются различные непредвиденные обстоятельства, которые также влияют на конечный результат... На ходу придумываются даже целые сцены, которые потом попадают в трейлеры и растаскиваются на цитаты. Мы вспомнили 15 сочиненных «на коленке» киноэпизодов, без которых многие знаменитые картины, может, и состоялись бы, но уж точно не были бы так хороши. [...] После «Умницы Уилла Хантинга» Мэтт Дэймон уяснил, что хорошая импровизация может стать украшением любого фильма. Поэтому когда Стивен Спилберг решил добавить лиризма фильму «Спасти рядового Райана», он с радостью ухватился за эту идею. В сцене перед финальным сражением, изначально отсутствовавшей в сценарии, он и герой Тома Хэнкса обмениваются воспоминаниями о доме. История о том, как в последнюю ночь перед отправкой на фронт его братья нечаянно сожгли амбар, придуманная Дэймоном на ходу, так хорошо вплелась в общую сюжетную канву, что без нее сегодня фильм уже сложно представить. Благодаря этому забавному трехминутному монологу рядовой Райан перестал быть плоским второстепенным персонажем и запомнился зрителям. Учитывая общую звездность актерского состава, занятого на проекте (Спилберг собрал под своим крылом любимцев публики от Хэнкса до Вина Дизеля), можно сказать только одно: хорошая работа. [...] (Артем Заяц)

Сколько нужно времени, чтобы, в самом деле, оценить кино по достоинству? Чтобы поставить на ажурную полочку в чулане души и приклеить внутреннюю бирку с надписью вроде «Зашибись» или же «Подобный психопатический дискурс уже девальвирован», или даже «Классные сиськи на 35-ой минуте». Сейчас, спустя пять лет после создания Стивеном Спилбергом самой знаменитой ленты об открытии второго фронта в Нормандии, можно уверенно сказать, что «Спасение рядового Райана» стало, к тому же, самым абсурдным феноменом за всю историю кассовых военных драм. Абсурд состоит даже не в самой попытке капитана Джона Миллера гуляючи отыскать рядового Джеймса Райана посередь 62 американских дивизий, высадившихся в июне 1944 года на французский берег. И даже не в той феноменальной кровожадности, которую вдруг выказал интеллигентный голливудский еврей Спилберг, с мясом отрывая солдатам руки или навылет прошивая американские головы великолепным немецким пулеметом MG-42. Абсурд в том, что вся эта пафосная затея удалась, превратив спасательный вояж команды капитана Миллера в лучший, по сию пору непревзойденный военный фильм из всех собранных на Фабрике Грез. Невзирая на звездно-полосатую медоточивость и заметное непонимание в глазах Тома Хэнкса - что за небритого зануду он, черт побери, здесь играет. Невзирая даже на мучительно занудные попытки Спилберга натолкать во все сценарные щели побольше влажных гуманистических прокладок - таких, как в вопросе о расстреле немецких пленных. Причина успеха «Рядового Райана» проста. Удивительно, с какой четкостью Спилберг сумел уловить сюжетным сачком плавающую на грани осознания мысль. Мысль о том, что нормальному военному абсурду, когда школьному учителю из Миннесоты баварский фермер свинцом вышибает легкие, - такому абсурду призвана соответствовать столь же безумная сюжетная вводная. Шизофреническое ощущение, что посреди растянувшейся на сотни лье мешанины из крови, железа и каменной крошки необходимо отыскать и отправить американской матери последнего оставшегося в живых сына. Одно безумие помогает другому завибрировать по-настоящему - лишь так можно пронять ко всему притерпевшегося зрителя до мозга, до печени, до позвоночного столба. Конечно, успеху драмы немало помогла крепкая команда капитана Миллера, будто выдернутая Спилбергом из особо продвинутой военной RPG. Немногословный крепыш-сержант Майк, равный по боеспособности танку «Шерман». Упрямый бруклинский молодчик Райбен и ироничный еврей Хэмилл. Набожный снайпер Джексон, апеллирующий к Господу всякий раз, когда снова выбьет из немецкой головы засевший там «Майн Кампф» вместе с серым веществом. Впрочем, российский зритель, похоже, сформировал относительно пресловутого рядового особенное мнение. Наперекор сценическим хитростям Спилберга, густо замешанным на протестантской ментальности (каждого рядового - в Абсолют, потому что рядовой - Личность), мы предпочитаем видеть в похождениях рядового Райана толковый милитаристский блокбастер в комплекте с двумя непревзойденными доселе штурмовыми эпизодами. Захват береговой линии и оборона городского моста - двадцать минут в начале, двадцать минут в конце. И не более того. Стреляли... И если Хэнкс-Миллер рубится за свою Америку, поскольку взамен Америка предоставляет, ему, капитану Миллеру, наркоз свободы и вкусные гражданские права, то гвардии сержант Сидоров привык защищать свою Россию, потому что надо же кому-то ее, бедную, защищать. Своя, не капитана Миллера, и ладно. И хватит. Что нам ихний Абсолют? Водка с оленями. Оно, наверное, и правильно. 8.0/10. (Petroo. sqd.ru, 2004)

Американцы любят периодически проводить опросы широкого круга экспертов-соотечественников на всевозможные темы. В канун нового столетия был составлен очень показательный «рейтинг» крупнейших событий уходящего века, любопытный, в частности, тем, что операция в Нормандии оказалась расценена респондентами более важной, чем Победа!.. Так что обращение к высадке десанта союзников именно Стивена Спилберга, настойчиво, как никакой другой голливудский режиссер, раз за разом возвращавшегося - в разных аспектах - во времена Второй мировой войны, представляется абсолютно закономерным, если не неотвратимым. Но... в данном случае гораздо интереснее, что художественный - вслед за впечатляющим коммерческим1 - триумф его картины вызвал, прямо скажем, неоднозначную реакцию наших деятелей культуры. Стало хорошим тоном шутить (вслед за Михаилом Задорновым) о том, что прибывшие в Старый Свет войска только и делали, что спасали рядового Райана, а Никита Михалков во всеуслышание пообещал «наш ответ». Печальный результат (в виде бездарных и глумливых продолжений «Утомленных солнцем») хорошо известен... Можно, конечно, завидовать режиссеру из-за океана, сумевшему произвести фурор, изменив облик (по сути, задав новую степень реализма) военного фильма, притом что великие отечественные, в подавляющем большинстве - советского периода, кинопроизведения на ту же тему сравнительно плохо известны на Западе. И тем не менее, убежден, куда разумнее поддержать кинематографиста, искренность которого, как и француза Жана-Жака Анно («Враг у ворот», 2001), не подлежит сомнению. Да и в сугубо идеологическом отношении создатель ленты «Спасти рядового Райана» является, скорее, союзником, чем антагонистом. К слову, в спилберговской картине не обнаружить намеков на величие «самого длинного дня», и долгий пролог с высадкой американских солдат на Омаха-бич не оставляет камня на камне от бравых и хвастливых кадров2 из одноименного постановочного боевика - да и впечатляющую вступительную сцену «Большой красной единицы» (1981) Сэмюэла Фуллера заметно превосходит. Зритель сходу, без предупреждения, погружается в хаос взрывов и выстрелов, выкашивающих атакующих десятками. Режиссер, задействовавший в съемках не только ирландских резервистов, но и около тридцати инвалидов (в образах солдат, потерявших в бою конечности), не упускает случая опровергнуть обывательские представления о везении и силе веры. Причем его воззрения, соответствующие небезызвестной русской пословице (на Бога надейся, а сам не плошай) и ярче всего раскрывающиеся в действиях снайпера Джексона, повторяющего слова молитвы, ни на мгновение, не забывая об исполнении воинского долга, даже не сравнить со смехотворными потугами Михалкова, так сказать, проиллюстрировать высшее провидение. «Интеллигентские» рассуждения о бездарности командования, пославшего личный состав на убой, слепой жестокости войны и т.п. кажутся во время сеанса жалкими и неуместными. Но и это не все. Спилберг и сценарист Роберт Родат лишь на первый, поверхностный взгляд выступают пропагандистами индивидуализма, якобы отстаивая идею, что жизнь каждого важна, даже если обходится ценой нескольких (как минимум, шестерых из восьми из отряда, посланного за Райаном) жизней. И зачитываемое генералом МакАртуром письмо Авраама Линкольна, и вся поведанная история, частично вдохновленная подлинным случаем (с братьями Ниланд), отстаивает, если вдуматься, противоположную мысль. Капитан Миллер не имеет права, сославшись на формальное основание, обойти огневую точку неприятеля - и в глубине души признает правоту Джеймса, не соглашающегося, даже получив трагическую весть, оставить боевых товарищей, о чем и просит уведомить мать: «... она поймет». Позволив себе редкую минуту слабости в присутствии младшего по званию, Джон признается сержанту Хорвату, что единственным оправданием за неизбежную гибель подчиненных служит осознание того, что тем самым - удалось спасти гораздо больше. Не удивительно, что рядовой, простой парень из Айовы, не успевший толком повоевать, на всю жизнь запомнил предсмертный завет («Заслужи это») капитана. Пролог и эпилог, в которых высокий гражданский пафос накладывается на бередящие душу воспоминания ветерана, помогает лучше понять суть произведения. Ленте замечательно подошли бы строки Владимира Высоцкого «Здесь нет ни одной персональной судьбы: // Все судьбы в единую слиты», даже если посещаемое постаревшим Райаном воинское кладбище не является братской могилой в буквальном смысле. 1 - Фильм возглавил список лидеров национального проката в сезоне ($215,9 млн.), хотя с учетом демонстрации за рубежом еще ($263,2 млн.) уступил «Армагеддону». 2 - Вспомним, как бригадный генерал Норман Кота (Роберт Митчем) обходил боевые позиции, демонстративно не вынимая изо рта сигару. (Евгений Нефедов)

Военная эпическая драма. Можно быть абсолютно уверенным, что даже те, кому понравится этот фильм Стивена Спилберга, все равно будут кривиться при упоминании самых первых и финальных кадров. Декларативный и пафосный патриотизм настолько нам надоел по искусству социалистического реализма, что еще труднее вынести демонстративно возвеличивающие, искусственно превозносящие человеческий и гражданский подвиг соответствующие сцены в произведениях современного капреализма. Спрашивается: ну, чего же такой чуткий и талантливый режиссер, как Спилберг, который не сфальшивил во впечатляющих батальных эпизодах, объявленных рядом американских критиков даже самыми лучшими в истории кинематографа на военную тематику, не почувствовал явного перебора в тенденциозности и плакатности решения зачина и послесловия своей эпической фрески во славу солдат, сражавшихся за родину и мир во всем мире далеко от берегов Америки?! Помнится, что и к документальному финалу «Списка Шиндлера» (оставшиеся в живых после Холокоста, а также их дети и внуки приходят на могилы своих родственников на земле Израиля) многие предъявляли столь же раздраженные претензии, не желая воспринимать это как необходимое покаяние и очищение, а также в качестве проявления благодарной памяти к умершим. Но по отношению к Спилбергу, прежде всего, проявляется плохо скрытое неудовольствие тех, кто вообще не приемлет трансформации создателя захватывающих зрелищ уже в своеобразного проповедника и учителя жизни. А из-за этого неприятия сложно понять, почему и «Список Шиндлера», и особенно «Спасение рядового Райана» имели такой потрясающий успех в американском прокате. На самом-то деле, две его упомянутых картины вместе с «Амистадом», к сожалению, хуже прошедшим в кинотеатрах, образуют некую условную трилогию, которая пронизана одной сквозной идеей, оказавшейся чрезвычайно нужной американцам на исходе XX века. В некоторых откликах на «Спасение рядового Райана» промелькнуло верное соображение, что Стивен Спилберг не только вернул моду на кино о войне - реальной, имевшей историческое значение, а отнюдь не выдуманной, фантастической, «звездной» - но еще предложил обществу позитивный идеал, в который теперь следует верить. Героизм американских солдат, высадившихся в составе войск союзников в Нормандии 6 июня 1944 года (благодаря чему был открыт второй фронт в Европе, а значит - приблизилось окончание мировой войны), действительно не подлежит сомнению, тем более что на Западе, а особенно в США это считают главным событием той эпохи. Как гласит рекламный слоган ленты Спилберга, «в ходе последней большой операции последней большой войны восемь человек подверглись самой большой опасности, спасая... одного». То есть янки практически согласились, что войны в Корее и Вьетнаме, стремительные армейские операции на Гренаде или же в Заливе (так для краткости называется военное столкновение с Ираком в начале 90-х) не могут быть оценены столь однозначно положительно, как доблестный опыт солдат на северных берегах Франции. Знаменательно, что и замысел «Спасения рядового Райана» возник у сценариста Роберта Родата в момент торжественного празднования 50-летия высадки в Нормандии. И мастерство постановщика, постаравшегося без прикрас и максимально аутентично, словно камерой хроникера, запечатлеть на экране весь хаос и ужас войны, безусловно, заслуживает высших похвал. Хотя нельзя не отметить, что и у американцев выходили, например, такие жесткие антивоенные фильмы, как «Железный крест» Сэма Пекинпа, «Цельнометаллическая оболочка» Стенли Кубрика, «Военные потери» Брайана Де Пальмы (кстати, сам Стивен Спилберг по-хорошему завидовал последнему из них, не без основания считая, что Де Пальма поставил самую честную и горькую картину о Вьетнаме). И у нас было снято немало лент, не только масштабно («Освобождение» Юрия Озерова) и натуралистично в пределах возможного («Они сражались за родину» Сергея Бондарчука), но и наиболее приближенно к подлинным ощущениям рядовых участников сражений воспроизводящих бои в кино - допустим, в фильмах «Торпедоносцы» Семена Арановича и «Порох» Виктора Аристова. Тем не менее, Спилберг, сумев оказать шоковое воздействие на американскую публику, пожалуй, намеренно открыто и для вящей убедительности закольцевал военный рассказ сентиментально-пафосной сценой посещения кладбища во Франции выжившим и состарившимся рядовым Джеймсом Райаном из штата Айова, который у белокаменного креста на могиле капитана Джона Миллера задает вопрос: «Достойный ли я человек?». Оправдал ли предсмертное пожелание Миллера жить за всех остальных и помнить о них? Рядом стоящая жена Райана, разумеется, отвечает, что достоин. А его дети и внуки в группке поодаль, как и зрители в зале, оказываются лишь молчаливыми свидетелями, наверно, тоже готовыми с воодушевлением принять этот совестливый тезис спасенного. Как и в «Списке Шиндлера» (это, вне всякого сомнения, самое значительное произведение Стивена Спилберга) и «Амистаде», режиссер напрямую обращается к чести и совести каждого, кто смеет считать себя настоящим американским гражданином. Но от «комплекса работорговцев» по-прежнему трудно избавиться даже в ситуации чуть ли не поголовной политкорректности, а с национальной еврейской идеей спасения целого народа в том случае, когда смерти смог избежать хотя бы один человек, вовсе не каждый хочет и способен согласиться. Однако многонациональный отряд солдат, которые были отправлены с благородной миссией вызволения из ада войны именно одного человека, четвертого из братьев Райан (трое уже погибли), и возвращения его на родину, к матери (кстати, это реальная история - только звали рядового Фредериком Найлендом), не мог не вызвать всеамериканский патриотический ажиотаж. Конечно, рядовой Райан проявил достоинство на поле боя, не пожелав сразу его покинуть, и можно гипотетически поверить, что и в обычной мирной жизни он потом тоже не подвел своих однополчан. Правда, немало случалось драматических историй в судьбах людей «потерянного поколения» после каждой из прошедших войн, для кого, наоборот, пребывание на фронте стало «лучшими годами нашей жизни», если воспользоваться названием давней картины Уильяма Уайлера, которая была удостоена восьми «Оскаров» за 1946 год (по крайней мере, шесть премий светило и «Спасению рядового Райана», но вот главная уплыла от него в самый последний момент). Между прочим, подлинный инвалид войны, лишенный обеих рук Хэролд Рассел, который получил сразу два «Оскара» за участие в названной ленте Уайлера, в 1992 году был вынужден продать одну из позолоченных статуэток, чтобы оплатить медицинские счета своей жены. То есть в реальности все может складываться не столь трогательно красиво и возвышенно, как в кино. Однако сам Спилберг не только с экрана учит американское общество чувству человеческого достоинства, терпимости и состраданию. Он основал несколько благотворительных и общественных фондов, в качестве кинопродюсера поддерживает многих своих коллег и более молодых авторов, взял из приюта двух чужих детей (один из них - чернокожий). И был, между прочим, тем благожелателем, который не допустил продажу с аукциона в посторонние руки трех «Оскаров», которые находились в распоряжении наследников Кларка Гейбла и Бетт Дэвис - все статуэтки были выкуплены и возвращены в Американскую киноакадемию. Разумеется, никто не ожидал, что «Спасение рядового Райана» будет сопровождаться такими восторженными (порой излишне хвалебными) рецензиями американских критиков, а главное - немыслимым зрительским резонансом в кинопрокате. Самые смелые прогнозы не простирались выше 130 миллионов долларов. А фильм оказался кассовым лидером сезона в США, получив $216,5 млн. (до недавних пор входил в число ста самых популярных за всю историю американского проката), оставив позади себя «Армагеддон», что по-настоящему симптоматично. Можно сказать, что рядовая Америка накануне усердно внушаемой мысли о грядущем Апокалипсисе пожелала спастись благодаря памяти о подвигах в минувшем и спросила сама себя: «Достойна ли?!». Согласитесь, что этот вопрос звучал крайне актуально еще и в условиях постыдной для нации разборки относительно сексуальных похождений президента Билла Клинтона. Предыдущий глава Белого дома Джордж Буш хотя бы воевал в авиации. А Клинтон во время войны во Вьетнаме ловко уклонился от службы. Америка тогда так нуждалась в отважных, но, прежде всего, в истинно достойных героях. Поэтому весьма показательно, что и почти десятилетие спустя «Спасение рядового Райана» было названо, по опросам Американского киноинститута, десятым среди самых вдохновляющих кинопроизведений и на 71-м месте (что довольно высоко для сравнительно недавнего кинематографического творения) в сотне лучших картин США за все времена. 9/10. (Сергей Кудрявцев, 1998/2007)

1. Во-первых, новый фильм Стивена Спилберга - о войне. Вторая мировая, высадка американских батальонов в Нормандии, массовый героизм, гора человеческих тел, кровь на прибрежном песке. Во-вторых, "Спасение рядового Райана" имеет к войне опосредованное отношение, сражение в Нормандии - не более чем метафора, не что иное, как повод для метафизических и социополитических конструкций режиссера. Прихотливая диалектика фильма множит аллюзии, провоцирует на детальное разбирательство. В этом, кажется, заключено главное достоинство "Рядового". На время оставим американскому народу его маленькие домашние радости, присмотримся к собственно кинематографическим предпосылкам этого отнюдь не рядового военного эпоса. 2. Что значит - делать фильм о войне? Это значит - решать сложную этическую задачу. Одно дело прочитать: "Фельдшера держали свечи, всовывали пальцы в пульные раны, ощупывая их, и переворачивали отбитые висевшие члены, несмотря на ужасные стоны и мольбы страдальцев". Или: "Вы немножко потерпите, а то этак нельзя, я брошу", - говорил доктор, ковыряя каким-то крючком в голове несчастного подполковника" (Л. Толстой. "Севастопольские рассказы"). Совсем другое дело - наблюдать, как в режиме высокой технологии разлетается вдоль нормандских берегов бутафорская плоть человека и гражданина Соединенных Штатов. Пронзительный свист, изощренная пиротехника, значительные денежные вложения. Двадцать пять минут продолжается вступительный бой с окопавшимся на прибрежной высоте противником. Двадцать пять минут технологического удовольствия: что еще оторвет "нашим", как будут наказаны за это враги? "Они нас убивают. Это нечестно!" - протестует один из десантников. "Пришла твоя смерть, фашист!" - находит в себе мужество другой. Сделаем поправку на качество закадрового перевода? Пустое, с легким сердцем простим переводчику любые огрехи. В первые двадцать пять минут словам надлежит превратиться в общее место, опроститься и умереть в грохоте и визге. В лучших традициях своих прежних работ, включая сериал о похождениях Индианы Джонса и военную фантазию "1941", Спилберг балует зрителя набором роскошных аудиовизуальных аттракционов. Что это? Эстетизация войны и военно-полевой смерти? Нет, во всяком случае искренность антивоенных настроений Стивена Спилберга кажется очевидной, его благие намерения сомнений не вызывают. Быть может, это важный драматургический ход? Нет, эпизод вполне автономен. Нас убеждают в серьезности намерений. Нам обещают: это очень серьезная работа, важный социокультурный жест. Больше, чем фильм. Своего рода откровение. Авторы не остановятся ни перед какими затратами. Не вполне кино. Манифест, чтобы не сказать больше. Запомним и пойдем дальше. 3. Старинный недоброжелатель Спилберга, малобюджетный радикал Жан-Люк Годар категоричен: "В наши дни фильмы создают зрители. Внутри фильмов ничего не осталось. Работает зритель. Он платит, и он же работает". Что означает эта реплика в применении к "Спасению рядового Райана"? Зрителю предлагают своего рода парк визуальной культуры и отдыха. Зритель имеет право прокатиться на той или иной деревянной лошадке, на танке, воздушном шаре и даже на космическом корабле. Аттракционы на любой вкус. Можно всовывать пальцы в пульные раны, можно переворачивать отбитые члены, а самые смелые имеют законное право поковыряться в голове несчастного подполковника. Существует ли у Спилберга собственно кинематографическая ткань? Осмелюсь заметить: не существует. Картина превратилась в повинность для зрителя, призванного отрабатывать затраченные на постановку средства. Чтобы барщина не казалась утомительной, режиссер приготовил тридцать три удовольствия и равномерно разбросал их на поверхности фильма. Вместо того чтобы терпеливо созидать систему художественных образов, режиссер заполняет пространство идеологическим напалмом. "Ну и зрелище!" - "Вот именно, зрелище", - обмениваются впечатлениями уцелевшие после жестокого боя десантники. Глубокий, плавный, уверенный тревеллинг камеры над прибрежной полосой, над бесчисленными трупами и покореженной техникой не оставляет сомнений: процесс восприятия под надежным контролем. Каждый голос, то бишь зритель, каждый доллар, каждая эмоциональная реакция выверены и учтены. Помнится, был такой отечественный мультфильм, в котором козленок взял под контроль окрестный животный мир. "Он меня сосчитал!" - возмутился самодостаточный медведь. "И меня сосчитал!" - "И меня!" - взвыло оскорбленное зверье. Грамотного козленка собирались бить. Конечно, не выход, однако возмущенная реакция вполне понятна. 4. А что же война? До недавнего времени американское искусство относилось к ней без трепета, но с брезгливостью. Едва ли не самые знаменитые произведения второй половины столетия, роман Джозефа Хеллера "Уловка-22" и фильм Роберта Олтмена M.A.S.H., рисовали войну - соответственно вторую мировую и корейскую - как средоточие абсурда и маразма. Это был частный взгляд приватного человека. "Эх, война, война, война, дурная тетка, стерва она", - замечает солист группы "Любэ", исполняя вполне патриотичную песню "Комбат". Наконец, едва ли не самая точная и пронзительная военная (антивоенная?) лента в истории мирового киноискусства - "Карабинеры" того же Годара, сочетая глубину социального анализа с психологической достоверностью, демонстрировала, как война навязывает человеку свои правила игры, буквально принуждая его к немотивированному насилию на уровне микросоциальных структур. Годар отказался от воссоздания конкретной исторической ситуации. Абстрактная, игрушечная война "Карабинеров" не дала зрителю ни единого шанса насладиться пресловутым "зрелищем" кровавой бойни. В то же время удалось предметно показать, что всякий вооруженный конфликт - это визуализация необузданных желаний конкретного человека. Годар психологизировал войну и, таким образом, спас ее для мирового кинематографа. Спилберг или мастера советской школы воспринимают войну как волю богов, как сверхличное действо, мистерию, как орудие справедливости. Что же, возможна и такая точка зрения, однако она малопродуктивна в случае игрового кино. Нет характеров, нет самодвижения жизни, нет приватного конфликта, а значит, полноценной драматургии. А что взамен? Идеологические клише, мелодраматические костыли, вой сирен, героические поступки, титаны вместо людей. Словом, аттракционы. Вот поразительная рифма, связавшая "Райана" с "Карабинерами". Прошедший полмира солдат освободительной американской армии носит в полевом рюкзаке аккуратные баночки с землей: "Африка", "Италия", "Франция"... Завербованные на войну персонажи Годара обещают любимым девчонкам полмира в подарок. Вернулись через пару лет, в руках - поношенные чемоданы. Девчонки оторопели: где же все золото мира?! Минутку! - успокаивают бойцы, извлекая на свет сотни туристических открыток. Фотографии Парфенона и Великой китайской стены, Рима и Лондона, калифорнийского золота и сибирских мехов не оставляют сомнений: мир покорен. Интересно, каким иным способом можно приватизировать пресловутые полмира? "Этого вам с собой не унести!" - называлась давняя картина Фрэнка Капры. Годар с иронической усмешкой рассыпает набор подарочных фотооткрыток. Спилберг, точнее - его персонаж, всерьез озабочен тем, чтобы принести домой заветный рюкзачок с чужою землей. "Что, дядя, не тяжело?" - дерзили беспризорники в забытых советских картинах. Дядя, однако, крепкий, не пропадет. В африканской земле хорошо приживется домашний фикус. 5. И все-таки новый фильм Стивена Спилберга имеет к войне опосредованное отношение. Самый амбициозный проект режиссера одновременно напоминает столь разные картины, как "Семь самураев" или "Освобождение", однако сходство это внешнее, несущественное. Спилберг снимает отнюдь не боевик, а религиозное кино. Своего рода "Сталкер". Экстремальная ситуация, почти конец света. Разрушенная Франция. Гуманистические ценности в опасности. Колючая проволока. Зона. Задача традиционная - обрести веру. Восемь человек во главе с командиром (Том Хэнкс) должны поверить в невозможное, в то, что никому неведомый рядовой Райан (Мэтт Деймон) стоит, по мнению некоего высшего разума, дороже, чем все они, вместе взятые. Чувство самосохранения, здравый смысл порождают в душах глубокий протест. "Все из-за Райана!" - ругаются путешественники в Зазеркалье. "Райан для меня ничего не значит, это просто имя!" - скрипят зубами, оплакивая погибших товарищей. Однако сказано: Райана нужно спасти. Райан избран для спасения. Кем избран, почему, за какие заслуги?! За будущие заслуги. Райану предстоит хорошая, даже отличная жизнь. Райан избран. Райан будет спасен. Все прочее - неловкая, громоздкая мотивация поисков и реалистический антураж - особого значения не имеет. Три брата рядового Райана погибли на фронтах второй мировой. Мать и страна не должны потерять четвертого. Едва ли сам Стивен Спилберг относится к этому сюжетному посылу всерьез. Точнее, иррациональность исходной ситуации призвана акцентировать метафизический аспект картины. Спасать из адской мясорубки ничем не примечательного рядового? Решение принято на самом верху государственной лестницы? Блеф, невероятная чепуха. Спилберг очень хорошо просчитывает драматический эффект такого рода конструкции. Зритель оказывается в одинаковом положении с недоумевающими персонажами. Никто не способен внятно изъяснить сложившуюся в фильме ситуацию. Почему? По кочану. Ситуация требует веры, слепой и безрассудной. Перед нами - история инициации, посвящения, приобщения. Необходимо преодолеть свои сомнения и без колебаний поверить в четвертого сына. Солдаты то и дело ругаются между собой. Они не вполне хороши, это видно невооруженным глазом. Их единственный выход - объединить усилия по спасению неизвестного им человека. Того, который лучше и важнее. Характерный эпизод: персонажи, отправившиеся на поиски, перебирают бирки с именами погибших американцев. Такие бирки носил каждый воин армии союзников. Бирки вытряхнуты из специальных мешочков. Много бирок, много погибших. Проходящие мимо американские военнослужащие глядят на легкомысленных сыщиков с плохо скрываемой тревогой. Бирки - свидетельство о неминуемой смерти. Батальон деморализуется на глазах. Тогда кто-то делает замечание героям. Осознав неловкость ситуации, капитан Миллер прерывает процедуру волевым решением: "Его (то есть рядового Райана - И. М.) здесь нет!" Командир требует веры. Безоговорочной. В том числе от себя. 6. Но кому же, кому следует вручить ум, честь и совесть? Кто избрал рядового Райана в качестве самого достойного из многочисленных сыновей нации? Кто забраковал мужественных американских парней во главе с бравым и мудрым командиром Миллером? Кому приносить дары, посвящать гимны, воздвигать пирамиды? Спилберг не слишком оригинален: Власть и Государство - вот всемогущие боги, по воле которых совершаются в картине человеческие жертвоприношения. Финальный кадр - развевающийся звездно-полосатый американский флаг - развеивает последние сомнения на этот счет. Настойчивость, с которой Стивен Спилберг манифестирует вполне утилитарную идею обожествления земной власти, полтора столетия назад предопределил историк и путешественник Алексис де Токвиль: "То здесь, то там в недрах американского общества можно встретить людей, наполненных столь экзальтированной и почти отчаянной духовностью, какую едва ли встретишь в Европе. Время от времени здесь образуются странные секты, стремящиеся открыть необыкновенные пути, ведущие к вечному блаженству. Здесь широко распространено религиозное безрассудство". "А вдруг спасение рядового Райана будет единственным приличным поступком в моей жизни?!" - отбрасывает последние сомнения один из участников группы смерти. Подобный вопрос доказывает полное подчинение личности тоталитарному социуму. Никакого критерия для различения добра и зла, хорошего и дурного. Приличный поступок - тот, который предписан Властью, государственной машиной. Все остальные поступки сомнительны. Боевое отделение, отправившееся на поиски рядового Райана, вполне можно уподобить религиозной секте, сделавшей вполне определенный, хотя и сомнительный выбор. Во всех смыслах богатое, насыщенное разнообразными фактурами кино, вроде "Рядового Райана", само становится воплощением идеи власти. Гарантированное внимание к новому фильму чемпиона кассы Стивена Спилберга - своеобразный мандат на власть. Спилберг не мог не снять такую картину. Его социальный, его финансовый статус не требует упрочения: выше только небо. Громоздить новые аттракционы? О нет, пришло время определиться с идеологией, перевернуть мир, превзойти репутацию шоумена и гуманиста-моралиста ("Список Шиндлера"). Таким образом, "Спасение рядового Райана" желает быть современным мифом, желает быть идеологией, которая становится материальной силой, овладевая сознанием доверчивых масс. Приходилось, например, слышать такое мнение: картина Сергея Бондар-чука "Они сражались за Родину" воспевает вооруженную борьбу за абстрактное государство-титан, "за Родину". Зато "Спасение рядового Райана" - это трогательный и художественно убедительный рассказ о том, что подлинно демократическое государство заботится обо всех малых и сирых своих сыновьях, о том, что всякая личность учтена и спасена по факту принадлежности к этому государству. Почти что так: "У вас же и волосы на голове все сочтены". При этом, однако, начисто игнорируется то обстоятельство, что во имя избранного Райана положены жизни восьмерых неудачников. За "отлично прожитую жизнь" - восемь "бестолковых". Надо отдать должное Стивену Спилбергу: его картина внятно и членораздельно изъясняет свою идеологию посредством драматургической формы. Качество редкое, по-своему подтверждающее класс постановщика. 7. На самом деле всякая земная власть притязает тотально. Власть - это не чин и не степень иерархии, а процесс. Наивная реабилитация демократической власти - это сомнительный комплимент по ее адресу. Нетрудно заметить, что персонажи "Райана" "сражаются за Родину" с гораздо большим воодушевлением, близким к остервенению, нежели герои Бондарчука. Ни одного (!) поступка, совершенного на основании свободного выбора, - вот какова драматургическая структура американской картины. Нет ни характеров, ни внутреннего мира, ни психологических изменений. Люди-винтики, имитирующие процесс приобщения к общенациональным ценностям, вроде особо ценного Райана. При этом безукоризненно серьезное выражение лица. Впрочем, параноидальную страсть к политкорректной манере отмечал у американцев все тот же де Токвиль: "Лабрюйер писал свою главу о вельможах, живя во дворце Людовика XIV, Мольер критиковал двор и разыгрывал свои пьесы перед придворными. Но сила, которая господствует в Соединенных Штатах, вовсе не желает, чтобы ее выставляли на смех. Ее оскорбляет самый мягкий упрек, пугает правда с малейшим оттенком колкости. Все должно восхваляться, начиная от форм языка и кончая самыми устойчивыми добродетелями". Спилберг рисует идиллическую картину всеобщего единения. Что называется, если партия скажет "надо", комсомол ответит "есть!". Участники группы смерти для приличия поворчали, однако в конце концов смирились со своей печальной участью. Между тем в любом, даже самом успешном социуме неизбежна иерархия, ибо отношения власти неотчуждаемы от социума и приватного человека. И, вопреки заверениям Спилберга, следует признать, что иерархия предполагает неизбежное расслоение, противостояние и конфликты. Об этом хорошо знают менее ангажированные, нежели Спилберг, мастера экранных искусств. Например, Терри Гиллиам, в свое время приобщившийся к британской традиции всесокрушающей социальной критики в составе легендарной группы "Монти Пайтон". Вернувшись в американскую систему кинопроизводства в начале 90-х, Гиллиам сделал фильм "Король-рыбак", где под маской политкорректной агитки скрывается едкая сатира. "Король-рыбак" - еще одна устойчивая рифма к ленте о спасении рядового. Некогда успешные в социальном плане американские граждане Пэрри и Джек опускаются на самое дно общества. Теперь их удел - прозябание, нищета, маргинальность, что, естественно, нестерпимо для жителя Соединенных Штатов, по традиции одержимого идеей успеха. Тогда Гиллиам приходит на помощь своим незадачливым персонажам. За семь лет до "Райана" он осуществляет ту же самую подмену, что и Спилберг. Однако то, что Гиллиам высмеивал, Спилберг поднял на щит и канонизировал. Начиналось с фарса, кончилось патетикой. Итак, бродяга Пэрри озабочен странной, маниакальной идеей. Он убежден в том, что легендарная Чаша святого Грааля хранится в гостиной некоего миллионера, в самом центре Нью-Йорка. Более трезвый и прагматичный Джек ни секунды не сомневается, что его приятель - сумасшедший. Тем не менее приходится поверить. Принимая незатейливый вздор за реальность, Джек пробирается в чужой особняк. Как и следовало ожидать, священная Чаша обернулась банальной безделушкой, спортивным кубком, символом светских побед. Это, впрочем, не отрезвило приятелей, и Терри Гиллиам снисходительно вернул им социальный статус, душевное спокойствие, уверенность в завтрашнем дне и прочие блага цивилизации. Чем бы дитя ни тешилось. Не могу отказать себе в удовольствии снова процитировать проницательного де Токвиля: "Если бы социальные условия, обстоятельства и законы не ограничивали столь жестко американский ум поисками благосостояния, он, будучи направлен на нематериальные предметы, был бы способен без особого труда обнаружить значительно большую опытность, осторожность и сдержанность. Но он чувствует себя заключенным в узкие рамки, из которых, по всей видимости, его не хотят выпускать. Поэтому тогда, когда ему удается преодолеть эти границы, он уже не знает, к чему прикрепиться, и подчас без оглядки устремляется к крайним пределам здравого смысла". Когда бы все было так просто: заменили святой Грааль доступной бронзовой салатницей, частных собственников - советом народных комиссаров, а высшую истину - идеей государственной власти, - и все рядовые (граждане) спасены! 8. И все-таки новый фильм Стивена Спилберга - о войне. Ничего не поделать, вторая мировая, Нормандия, кровь на прибрежном песке. Война - священное безумие, геополитический суицид. Война - инфантильная забава сильной половины человечества, лекарство против морщин, как тонко заметил Виктор Цой. Очутившись на территории противника, молодые солдаты-карабинеры решили воспользоваться плодами победы. Годар констатирует некоторую растерянность. Потом, правда, освоились, но фантазии хватило лишь на робкое сексуальное домогательство. Один персонаж "Карабинеров" принудил женщину взобраться на стул и, тяжело дыша, приподнял платье штыком. Другой заставил ее опуститься на четвереньки, а затем прокатился на новоиспеченной лошадке. А что прикажете делать с победой? Победу следует отмечать похоронной процессией - советовали древние китайцы. Не так ли и Стивен Спилберг, талантливый человек с грустными глазами, гений технологии, вечный подросток, прокатился на плюшевом пони до театра военных действий и заглянул по ту сторону занавески: винтовок черные ремни, кругом огни, огни, огни. Короче, фейерверк, поэтический восторг, тридцать три удовольствия. Вечером, после сеанса, душа будет в раю. (Игорь Манцов)

Съемки фильма проходили в Хаттфилде, в Англии, и Спилберг развернул здесь настоящий «театр военных действий». Сам он устроился в небольшом убежище, накрытом брезентом и защищенном с трех сторон досками, оберегающими от взрывов и случайных комьев земли его самого и четыре монитора, по которым он следит за ходом съемок. На каждом мониторе, над экраном, написано имя оператора: Дэвид, Шэй, Митч и Крис. Как только Спилберг кричит: «Пошел!», на самом большом экране появляется немецкий танк времен второй мировой войны, который через минуту взрывается с жутким грохотом от попадания гранаты, выпущенной из базуки. На другом экране идет рукопашный бой американских солдат с немцами; американец-сержант пытается выстрелить в противника из пистолета, который сначала заклинивает; потом он все-таки поражает немца, но тут же сам получает пулю в бок и громко ругается. На всех экранах кипит сражение; события проходят так быстро, что непривычный глаз не успевает схватить подробности, но Спилберг замечает все: «По трем камерам - порядок! - говорит он, - а по четвертой придется переснять: нужно, чтобы Том (он указывает на Тома Сизмора, играющего раненого сержанта) нажал на спусковой крючок несколько раз, когда у него заело затвор». Люди, стоящие вокруг Спилберга, глубокомысленно кивают в знак согласия, но у многих в глазах читается вопрос: «Как, черт возьми, можно разобраться во всей этой каше, которую Спилберг расхлебывает с такой легкостью?» Когда репортеры спрашивают его об этом, он пожимает плечами: «Нужно просто следить за мониторами, только и всего! Эта сцена будет идти на экране в реальном масштабе времени; мы снимаем три очага боя, идущего вокруг танка, имитируя работу фронтовых операторов, работающих прямо на месте схватки». Спилберг усмехается и кивает на экраны: «Пожалуй, это неплохая практика для того, чтобы научиться вести прямую телепередачу с места события; возможно, я попробую заняться этим после съемок. Так что можете рассматривать это как телевизионный репортаж какой-нибудь телестудии, вроде тех, что ведет Кэрол Барнет». Стоит, однако, выйти из бункера и оглянуться вокруг, как сразу понимаешь, что если это и репортаж, то отнюдь не о современных событиях. Здесь, в 20 милях к северу от Лондона, на территории заброшенного аэродрома, команда инженерной подготовки воссоздала окрестности французской деревни, какими они выглядели в 1944 году, в день высадки союзных войск в Нормандии. В деревне, которую назвали Рамель, выделяются развалины церкви, разрушенной прямым попаданием авиабомбы. На улицах громоздятся сгоревшие танки; магазины и многие дома разбиты; телеграфные столбы срезаны взрывами или наклонились почти до земли. Мостовая разворочена, фасады многих домов обрушились, открывая взгляду внутренний вид квартир: обои, мебель, покосившиеся картины на стенах; все это потрясает, как кошмар, превратившийся в реальность. Поблизости, на открытой площадке, актеры и участники массовки, изображающие американских и немецких солдат, отдыхают в перерыве между съемками. Все они одеты в военную форму цвета хаки или в оливково-зеленые мундиры. У них усталый вид; лица - в грязи и в копоти, у многих - ссадины и потеки крови, нанесенные гримерами. В этот жаркий августовский день они выглядят как участники только что закончившегося настоящего сражения. Фильм «Спасение рядового Райана» начинается событиями 24 июля 1944 года. Съемки высадки союзных войск на побережье Нормандии проходили на пляже Омахабич, в Ирландии, и были выполнены со всем размахом, какой позволил 65-миллионный бюджет нового фильма; но они стали лишь фоном, на котором развернулись главные события сюжета. Отряд из восьми человек, возглавляемый капитаном Джоном Миллером (которого играет Том Хэнке), должен проникнуть за линию обороны противника и спасти рядового Джеймса Райана (Мэтт Дамон), у которого уже погибли в боях три брата. «Не могу сказать, что мы снимаем все именно так, как было, но сюжет фильма основан на реальных событиях», - говорит Спилберг. После известного случая на море, когда в 1943 году погибли все пять братьев Салливэн, находившихся на одном судне, Министерство обороны США издало приказ, согласно которому родственники не должны служить вместе, в одном подразделении. На следующий год погибли трое братьев из другой семьи, и это произошло в течение трех суток: один был убит в бою с японцами, а двое других - в Европе. Тогда Министерство решило послать специальный отряд, чтобы найти четвертого брата и отправить его домой. «Это событие действительно имело место, и оно легло в основу сюжета нашего фильма», - поясняет Спилберг. Он называет свой фильм «произведением на темы морали», и это действительно так. Сценарий, написанный Робертом Родатом и Фрэнком Дарабонтом, заставляет задуматься над смыслом миссии, выполняемой отрядом Миллера. «Возникает вопрос: «ради чего нужно было это делать? - продолжает режиссер. - Разве спасение этого солдата могло приблизить конец войны? Или это было необходимо для поднятия морального духа американцев и укрепления их патриотизма? И что думали по этому поводу сами члены отряда, которым командовал Миллер? Считали ли они, что не зря отдают свои жизни, спасая одного человека, или же они думали по-другому? Все это заслуживает самого пристального внимания!» Хэнкс говорит, что характеры героев фильма не должны быть слишком сложными, чтобы внимание зрителей сосредоточилось именно на уяснении моральной стороны событий. «Мы сразу же договорились о том, что в центре фильма должен стоять образ обычного человека, гражданского лица, призванного на военную службу, а не кадрового военного и не супермена; просто человека, отвечающего требованиям своего времени. Таким является прежде всего капитан Миллер: он чувствует свою гражданскую ответственность, но главное его желание - успешно закончить войну и вернуться домой. Он не намерен совершать подвиги напоказ!» Актер Эдвард Бернс повторяет почти то же самое: «Я играю роль Рейбена, хитрого и грубого верзилы из Нью-Йорка, убеждающего других солдат, что они занимаются пустым делом и понапрасну тратят силы, спасая этого Райана. Да если сказать правду, то я и сам точно не знаю, как бы я себя повел и что бы я чувствовал, рискуя своей жизнью и жизнью друзей ради спасения совершенно незнакомого человека, даже если у него и погибли три брата!» Дамон, играющий Райана, говорит, что образ его героя имеет символическое значение: «Он близок каждому из нас; у каждого может быть такой брат. Для фильма важен его общий образ, а не конкретные черты характера». Роль, сыгранная Дамоном, стала удачей для фильма. Он пришел на съемки молодым, многообещающим актером, а потом сыграл еще в двух картинах: «В поисках доброй надежды» и «Повелитель дождя», и стал «звездой». Позже Спилберг рассказывал: «Я рад за Мэтта, хотя все это вышло случайно. Мне нравится, что он, став «звездой», ведет себя как джентльмен. Он подавал блестящий пример того, как нужно работать над ролью». Многие из актеров были рады возможности понаблюдать за работой Спилберга, тем более что пятеро из них раньше писали сценарии, а четверо работали режиссерами. Том Хэнкс был режиссером-сценаристом фильма «То, что ты сделаешь»; Бернс писал сценарии, был режиссером и исполнял главные роли в трех фильмах; Адам Гольдберг и Вин Дизель тоже не новички в кино, а Дамон получил «Оскара» как соавтор сценария к фильму «В поисках доброй надежды». «Те из нас, кто раньше пытался работать режиссером, не верили своим глазам, глядя на то, как быстро снимает Спилберг, - говорит Хэнкс с грустью. - Мы ведь знаем, что это такое, и вполне можем оценить его труд. Для нас это стало лучшей киношколой, которую только можно найти. Так что мы прекрасно и с пользой провели лето, «освобождая Францию». Дамон поражается тому, как это Спилберг умудряется обо всем помнить, ничего не упуская из виду: «Снимать фильм такого масштаба, да еще и сразу делать монтаж - это что-то невероятное, - говорит он, качая головой. - И при этом такой удивительно низкий расход пленки. Когда я работал с Фрэнсисом Копполой, то там все было по-другому, а коэффициент расхода пленки составлял 58:1». «Здесь, в этом фильме, коэффициент расхода пленки получился 4:1, - говорит Спилберг. - Это у меня самый лучший показатель за последние 10 лет. Так вышло потому, что хорошо удались кадры со спецэффектами: со взрывами, стрельбой и т. п. Даже если бы удалось снять с первого раза только 70% этого материала, и то у меня в запасе были бы кадры, снятые со стационарных точек». Он рассказывает это во время перерыва в съемках: актеры и персонал обедают, а Спилберг вместе с заведующим по монтажу Майклом Каном монтирует сцены, снятые утром. «Я всегда так делаю, - говорит режиссер. - Это дает возможность сразу вносить необходимые дополнения». «Снимая этот фильм, я хотел показать события глазами неискушенного фронтового оператора, а не киноспециалиста, заранее составившего себе представление о том, как должен выглядеть бой. Я думаю, что это придаст картине больше достоверности». Оператором работает Януш Камински, получивший «Оскара» за фильм «Список Шиндлера». Как и в тот раз, Спилберг широко применяет здесь съемку ручными камерами: «Почти половина кадров снята с рук, - рассказывает он. - Это позволяет экономить пленку на съемках батальных сцен; к тому же это сильно повышает драматизм повествования! Мы пошли даже на то, чтобы несколько раз уронить камеру на землю: например, оператор роняет камеру, а потом никак не может вылезти из укрытия и подобрать ее». Дадут ли ожидаемый результат все эти труды? Понравится ли фильм зрителям? Спилберг тоже думает над этим, просматривая готовую ленту. «Я оптимист, - говорит он осторожно, - пусть все остается так как есть. Я доволен, что мне удалось все это сделать!» Он сокрушается по поводу приема, оказанного фильму «Амистад», и споров, разгоревшихся вокруг него: «Сообщения о судебном иске по поводу «Амистада» поступили к нам сразу же после выхода фильма, - рассказывает Спилберг. - Позор, что такая важная тема, как рабство, оказалась оттесненной со страниц прессы рассказами об обычных неурядицах, которые и раньше случались с моими картинами». «Спасение рядового Райана» - четвертый фильм Спилберга, связанный с темой войны, которая до этого была по-разному затронута в картинах «1941-й», «Империя Солнца» и «Список Шиндлера». «Что ж, - говорит Спилберг, - любовь и война - нет ничего драматичнее этих тем; обе подразумевают бурю чувств и накал страстей!» Он не считает свой фильм продолжением ранее снятых фильмов о войне, хотя и признает, что среди них есть такие, которые ему очень нравятся. К ним он относит «Поле боя» (1949) Уильяма Веллмана и трилогию Льюиса Майлстоуна «На Западном фронте без перемен» (1930), «Прогулка под солнцем» (1945) и «Свиные отбивные» (1959). «Майлстоун сделал три великих фильма о войне, - говорит Спилберг. - Я их очень уважаю и люблю!» Это проливает свет на особенности стиля фильма Спилберга: ведь Майлстоун был известен своей приверженностью методу «блуждающей камеры», а также правдивостью, мощью и увлекательностью своих рассказов о человеке на войне. Фильм «Спасение рядового Райана» рассказывает о начальной фазе операции по высадке союзных войск в Нормандии и дает самое впечатляющее изображение первых 25 минут боя (если пересмотреть весь киноматериал, который когда-либо был показан). «Я не собирался делать легкий развлекательный фильм о второй мировой войне, - говорит Спилберг. - Война - это ужасы и кровь; некоторые съемки фронтовых операторов дают представление о том, какой хаос и резня творились в первые минуты высадки, и я попытался честно показать эти первые отчаянные 25 минут битвы. Фильмы, снимавшиеся в Голливуде во время второй мировой войны, имели целью подбодрить людей, трудившихся в тылу, а не напугать их. Поэтому они и не давали правдивой картины боев. Они должны были убедить зрителей в том, что ни одна жертва не является напрасной, и что нужно выполнять свои долг перед страной». «Побывать на войне - значит, пройти через невыносимо тяжелые испытания, - размышляет Хэнкс, только что пришедший со съемок: грязный, с закопченным лицом и пятнами крови на лбу. - Неудивительно, что многие люди, прошедшие войну, не хотят о ней вспоминать. Ведь трудно даже понять, как может психика человека выдержать такое напряжение, и как может участник боя не только следить за тем, что творится вокруг, но еще и сам действовать активно. Мой герой, Миллер, вспоминает, скольких людей он уже потерял за годы войны, и, конечно, думает при этом, скольких молодых парней ему пришлось убить самому». Тем временем Спилбергу приходится в третий раз снимать сцену боя со взрывом немецкого танка. Второй дубль не удался: Сизмор сыграл отлично, он был сражен немецкой пулей и корчился в агонии, бормоча проклятия, но, к несчастью, не взорвался заряд, прикрепленный к танку, потому что отказал детонатор. «Том, ты был великолепен, но взрыватель не сработал, - говорит Спилберг, когда Сизмор устало вваливается в бункер, чтобы посмотреть сцену, повторяемую на мониторе. - Придется снять еще раз!» Сизмор молча кивает и отправляется на прежнее место. «Ты как, не слишком переутомился?» - кричит Спилберг ему вслед. Легкая усмешка пробегает по лицу актера, заляпанному грязью: «Да нет, мне нравится, - отвечает он, - да и вообще все эти съемки - сплошная комедия и романтика!» На комедию, конечно, не похоже, хотя бы потому, что съемки фильма потребовали проведения такой серьезной инженерной подготовки и такого солидного материально-технического обеспечения, которые можно сравнить с подготовкой крупной военной операции. Первые трудности возникли, когда стали искать место съемки. Продюсер Айан Брюс присмотрел площадки во Франции и в Англии; остановились, в конце концов, на Англии, где территория брошенного авиазавода оказалась идеальным местом для устройства временной киностудии. Участок принадлежал фирме «Бритиш аэроспейс», которая начала было тянуть время, и продюсеру пришлось убеждать Министерство обороны в том, что съемки благотворно скажутся на всем округе Хатфилд, пострадавшем от закрытия предприятий. Другой проблемой стало отыскать поблизости хороший пляж, подходящий для высадки морского десанта, имитирующего операцию вторжения. «Конечно, здесь полно пляжей, - говорит дизайнер Том Сандерс, - но к ним либо нет дорог, либо ближайшая гавань, удобная для стоянки десантных судов, находится слишком далеко, миль за 15». Наконец, подходящее место нашли в Ирландии, в графстве Вексфорд, к югу от Дублина. Ирландское правительство пошло навстречу, отрядив на съемки несколько сот солдат-резервистов. Ирландия подошла и по климату. День вторжения, 6 июня 1944 года, был облачным (это спасло десант от налетов авиации); в этот раз тоже была нужна облачная погода, чтобы вся операция не выглядела похожей на пикник. Надо сказать, что облаков оказалось достаточно, даже слишком. За неделю до съемок разразился шторм, разметавший две трети того, что построила инженерная команда. Пришлось восстанавливать укрепления, заново вкапывать в песок и бетонировать огромные сваи, к которым немцы в Нормандии крепили подводные мины. Помимо резервистов, живших в палатках, на съемки прибыло 500 человек актеров и инженерно-технического персонала, так что оказалось занятым все свободное жилье на несколько миль вокруг. Было нелегко организовать такую массу людей и управлять ими. «По утрам все эти парни проходили через большую автомашину, которую мы назвали «мясорубкой, - рассказывал Брюс (продюсер). - Там их переодевали, подстригали, наносили грим, выдавали реквизит, показывали, как обращаться с оружием, и инструктировали. Все было организовано четко, за два часа мы успевали подготовить к съемкам 750 человек». «Ну а я была «военным интендантом», - вспоминает дизайнер по костюмам Джоанна Джонстон. С одной стороны подходила очередь участников массовки, а с другой лежали груды военной одежды; я прикидывала на глаз «габариты» очередного «воина» и говорила: «Так, тебе пойдет 44-й размер, бери вот это! Следующий!» К счастью, после не оказалось ни одного недовольного!» Военное снаряжение удалось подобрать достаточно легко, хотя многое, конечно, было уничтожено сразу после войны. «Мы брали подлинные предметы военного снаряжения у частных коллекционеров, - вспоминал Айан Брюс. - Обычно мы их покупали: проще было купить, а потом продать, чем брать напрокат». Вооружением занимался Саймон Атертон. Он сумел собрать более 500 единиц разнообразного стрелкового оружия, от небольших пистолетов до тяжелых пулеметов; только «базуку» не удалось отыскать, и ее пришлось изготовить в мастерских киностудии. Потом возникли проблемы с доставкой этого груза из Америки в Британию, потому что как раз в те дни какой-то псих расстрелял в Шотландии 15 школьников, и британское правительство ввело ограничения на ввоз в страну малогабаритного оружия. Политическая нестабильность в Северной Ирландии тоже затрудняла доставку оружия в Вексфорд. «Разрешение и все необходимые документы прибыли буквально в последнюю минуту, когда наше судно уже входило в порт, - рассказывает Атертон. - Все устроилось, и в нашем распоряжении оказалось подлинное оружие и снаряжение времен второй мировой войны. Мы нашли даже настоящий немецкий карабин «М-1», которого не было ни у кого из киношников, снимавших фильмы об этой войне. В общем, можно сказать, что нам удалось обеспечить подлинность реквизита на 90%, тогда как в других фильмах этот показатель составлял 50%. Это отличное достижение, особенно если учесть, что все эти вещи и оружие были изготовлены 50-60 лет назад». Те же проблемы, только еще большего масштаба, возникли и у Джоанны Джонстон. Приступая к подготовке съемок, она полагала, что всю нужную военную форму можно будет купить в костюмерных магазинах. «Оказалось - вовсе нет! - рассказывала Джоанна. - Ничего нельзя было достать: ни немецкой униформы, ни одежды американских парашютистов; удалось приобрести только немного комплектов формы германских пехотных войск, так что в конце концов пришлось сшить 75% униформы, требовавшейся для 3500 человек». Зато ей удалось найти на Среднем Западе компанию, выпускавшую во время второй мировой войны обувь для американской армии. У них сохранились все подлинные образцы обуви того времени, в том числе и ботинки на резиновой подошве, так нравившиеся солдатам в свое время, и Джонстон заказала для съемок 1700 пар, которые были изготовлены за 2 месяца. «Сначала я и понятия не имела обо всех технических деталях. Пришлось пройти за две недели годичный курс по конструкции и особенностям военной формы. В наше время зрители хорошо во всем разбираются и не упустят случая покритиковать за промахи, поэтому я старалась изо всех сил, чтобы все было как надо. Ветераны войны, побывавшие на съемках, сказали, что все выглядело правдиво, и это успокоило мои волнения; ведь многие считают так: «Подумаешь, женщина, что там она понимает во всех этих серьезных мужских делах!» Деревню Рамель построил для съемок Том Сандерс (создавший перед этим «Небывалую страну» для съемок фильма «Ловушка»), вложивший в это дело все свое мастерство и старание. «Я объехал Францию, так что с точки зрения архитектуры все выглядит грамотно, - рассказывает он. - За 5 недель я изготовил макет деревни размером 6х3 м, со всеми постройками и прочим, что в ней было, а потом «разбомбил» ее, бросая в нее нож». Сандерс постарался правдиво показать результаты бомбежки и для этого устроил развалины домов, где была видна внутренность квартир: «Многие американцы наивно представляют себе последствия войны, бывающие поистине ужасными! Эти квартиры, вывернутые наизнанку и обнажающие мирную жизнь людей и их пожитки, должны заставить задуматься», - говорит Том. Потребовался и человек, который научил бы актеров вести себя по-военному; для этого был приглашен Дэйл Дэй, капитан морской пехоты США (в отставке). Он прослужил в армии 22 года, а потом специализировался на обучении актеров, показывая им, как нужно говорить, ходить и вообще вести себя, если хочешь выглядеть как солдат. Впервые он применил свое умение на съемках фильма «Взвод» Оливера Стоуна, и не получил за свою работу никаких нареканий. Хэнкс и все актеры, игравшие солдат его отряда, были отданы в распоряжение Дэя на шесть дней, которые они провели в полевых условиях, ночуя в палатке и проходя суровые тренировки днем. «Я хотел, чтобы они привыкли называть себя так, как их звали по сценарию, а не своими настоящими именами, - рассказывает Дэй, высокий, загорелый мужчина с резкими манерами и отрывистой речью. - Это помогает сразу настроиться на нужный лад. Я не интересовался их актерскими успехами и материальным положением; мне нужно было, чтобы они все привыкли к неудобствам и вели себя не как туристы, выехавшие на пикник, а как военные люди». Дэй считает, что в обращении с актерами на тренировках можно допускать грубую речь и бранные слова, «чтобы привести их к «наименьшему общему знаменателю»; чтобы они отбросили прежние представления о себе и почувствовали себя солдатами, рядовыми с оружием в руках. Для некоторых это оказалось гораздо труднее (в физическом смысле), чем они себе представляли. Они думали, что будут гулять на природе, спать в палатке, наблюдать за пчелками и птичками, ну там немного постреляют из винтовки, и все. Ничего подобного! Каждый день мы вставали с рассветом и пробегали по 3-5 миль, а потом упорно тренировались; я ругал и муштровал их до тех пор, пока они не начали всерьез относиться к тому, чему я их учил». Дэй уверен в том, что актеры должны почувствовать на себе, что такое воинская дисциплина: «Если вы этого не пережили, то вы и не знаете, что это такое, а значит и не сможете этого сыграть. Тот, кто не знает таких вещей, выглядит на экране смешным, и этим оскорбляет память людей, которые сражались и умирали на войне. Я не могу допустить такого ни в одном фильме, с которым связано мое имя». Впрочем, Хэнкс уже проходил до этого выучку у Дэя, когда снимался в фильме «Форест Гамп», где были сцены войны во Вьетнаме. «Том знает, когда я хочу дать ему под зад, а когда - нет», - усмехаясь, говорит Дэй. «Мы играли парней, которые уставали, мерзли, чувствовали себя несчастными и хотели домой, - рассказывает Хэнкс, - и я могу вам точно сказать, что все те шесть дней, которые мы пробыли с Дэем, мы были усталыми, замерзшими, несчастными и хотели домой, так что потом, на съемках, было гораздо легче, чем на тренировках. Что-то в нас осталось после них, пусть и немногое, но осталось. Теперь-то мы все понимаем, как это здорово, если можно прилечь где-нибудь и поспать 20 минут!» Только один человек на съемках не знает, как это здорово - сам режиссер; и не потому, что он этого не заслужил: ведь он снимает, без перерыва, уже третий фильм (после картин «Затерянный мир» и «Амистад»). После дня, проведенного на съемках (с одновременным выполнением монтажа, как это у него принято), Спилберг занят по вечерам проектированием оформления потребительских товаров на темы фильма «Амистад». Бернс рассказал, что Мэтт Дамон (которому 20 лет) как-то решил следовать за Спилбергом по пятам в течение целого дня, просто из интереса, но уже к обеду отказался от этой затеи, почувствовав себя совершенно измотанным. Спилберг только посмеивается по-мальчишески, слыша эти рассказы: «Я люблю работать на износ, - говорит он, - наверно, так уж я устроен». Он уверен в том, что так и следует поступать, по крайней мере, ему самому: «Со временем к этому привыкаешь и чувствуешь, что это правильно. Ведь бывали времена, когда кино переживало бум, и режиссеры, такие, как Джон Форд, ставили по четыре картины в год; многие еще помнят об этом!» «Я хорошо знаю Стивена, но так до конца и не понял, как он снимает свои фильмы, - говорит Хэнкс, который дружит со Спилбергом уже несколько лет. - Заметил только, что его всегда окружают люди, умеющие создать ему все условия для того, чтобы он мог как следует развернуться. Главное, чего он добивается - это снимать быстро, так что большая часть этого фильма снята всего с двумя-тремя дублями». Пока никто не может сказать, как будет все это смотреться на экране. «Ну и что! - говорит Хэнкс. - Известно главное: это классный фильм о войне, его посмотрит не одно поколение, это точно! Это будет самый грандиозный фильм о войне из всех, какие когда-либо были сняты!» (Е. С. Юрченко)

Для начала Спилберг занялся автоплагиатом. Сюжеты, «окольцовывающие» повествование, скопированы из предыдущего спилберговского военного фильма, ... оскароносного «Списка Шиндлера». Там, честно говоря, они смотрелись уместнее. Благодарные евреи органичнее отдавали почести спасателю, нежели постаревший рядовой Райан и его семья на фоне американского флага. Но этот небольшой просчет (просчет в художественном смысле слова, а в смысле наград Академии очень даже рациональный ход) можно простить. Уж больно хорош оказался фильм в целом. Во-первых, потрясающие первые двадцать минут сплошного мочилова. Про них упоминают все рецензенты, потому что упомянуть про них невозможно. Бойня №5, только мочат американцев. Засевшие на холме немецко-фашистские сволочи расстреливают из крупнокалиберных пулеметов доблестную пехоту янки. На экране больше мяса, чем на Черкизовском комбинате. Оторванные конечности, выбитые мозги, распоротые животы и остальные маленькие некрофильские радости. Потом, конечно, поскучнее. Девять солдат (отделение?) во главе с капитаном Миллером (Томом Хэнксом, в смысле) отправляются на поиски рядового Райана (в смысле, Мэтта Дэймона), последнего из четырех братьев. Его, по неким законам военного времени, надо вернуть домой живого и невредимого - иначе старушку-мать придется содержать государству. На роль главного героя - конечно, капитана, а не рядового - Спилберг выбрал самого гуманистического актера Голливуда. По положительности сыгранных ранее персонажей до Хэнкса далеко любой современной звезде, за исключением разве что Харрисона Форда и Джоди Фостер (да и та, как выясняется, лесбиянка). Капитан Миллер - не человек со стальным сердцем. Он тяжело переживает (плачет) гибель каждого фронтового товарища. По мирной профессии он, конечно, учитель (чуть ли не начальных классов). Естественно, он героически погибнет, заставив плакать теперь три четверти кинозала. Второй раз Спилберг (только с «Амистадом» ошибочка вышла), целясь на «Оскар», снял потрясающий фильм - одну из лучших картин о Великой Отечественной (она же Вторая мировая) войне. Все происходящее выглядит абсолютно достоверным. Война как процесс шокирует, поражает, но не отталкивает, а притягивает к экрану. Война у Спилберга, сказал известный критик, - зрелище, show. Зато (возразит автор заметки) насколько крутое зрелище! Широкий экран! Dolby Surround! еб ты! И при всем при том (не забывайте о Томе Хэнксе!) четкая гуманистическая направленность, против которой могут попереть только завзятые анархисты и нигилисты вроде австрияка Ханеке. Война sucks, а вовсе не rulez, как вы могли бы подумать. И то, что побеждают американцы, а не русские, совершенно не важно - тут ведь, в отличие от Олимпиады, важна победа, а не участие. Получилось круто и правильно. А как же еще надо? (Ким Белов)

Сердцу каждого дорог праздник Победы; дорог независимо от национальности и вероисповедания; дорог, невзирая на цвет кожи и разрез глаз; и без исторической памяти немыслимо, непостижимо и невозможно полнокровное, полноценное осознание этой поистине великой победы! В своей картине Спилберг дает не только широкую панораму войны, но и помогает лучше понять, как воевали люди, в чем истоки подвига человека на войне. И какой же разный он, подвиг, как трудно его порой определить. Творчество Спилберга великолепно, неординарно, многопланово. Он прошел нелегкий творческий путь от очерков, в которых проявились мастерство и наблюдательность журналиста, знание жизненного материала и умение анализировать факты, до роскошных фантастических эпиков, не имеющих аналогов во всем мире. В «Спасении рядового Райана», Спилберг неумолимо и безжалостно погружает нас в атмосферу войны, густо насыщенной болью, неистовством, ожесточением, страданием, кровью; в течение следующих часов талантливый режиссер еще раз докажет зрителю аксиому, что война - это ад: нет в ней победителей и есть только потерявшие... Бескомпромиссному визуальному стилю, фильм во многом обязан участию в проекте Януша Камински, выдающегося польского фотографа и оператора. Вместе с солдатами камера «глотает» соленую воду, «бежит» под ливнем пуль, «захлебывается» реками крови. Именно Камински сделал сцену легендарной высадки американской морской пехоты в Омахе 6 июня 1944 года безупречным шедевром военного кино, незыблемым и недостижимым мемориалом операторскому искусству. Камински, воссоздал этот эпизод настолько реалистично, что зрителям невольно покажется, что они тоже лежат на мокром песке, молясь, чтобы шальная пуля не пронзила их каску. Каждая сцена этого фильма - маленький шедевр, вступая в какой то немыслимый синтез, вместе они поднимают уровень драматизма до невиданных высот, беспощадно разыгрывая при этом в глазах зрителя симфонию страха и ужаса. Чего стоят кадры с солдатом несущим собственную руку, оторванную взрывом; с освобождением пленного пойманного отрядом Миллера и это притом, что минутами ранее он убил их друга; наконец, в самом конце фильма, когда фриц под аккомпанемент успокаивающего шипения вонзает кинжал в грудь своей жертве. Эти и другие сцены призваны подвести зрителя к основной мысли картины - о противоестественной природе войны, заставляющей людей убивать друг друга. Чтобы трагедия фильма стала еще яснее, необходимо пристальнее вглядеться в его центральные образы. Например, капитан Миллер - образ сложный и далеко не однозначный. Война не только возвышала людей, но и ожесточала; еще недавно, будучи учителем, пред нами Миллер предстает бескомпромиссным и хладнокровным убийцей, легко бросающим вызов судьбе с единственной целью: выполнить поставленный приказ. Но считать этот образ отрицательным нельзя, так как при всей своей ожесточенности верность товарищам и боевому братству - для него святая святых. Да и смерть Миллера, бросившегося на танк, - это смерть воина, смерть героя. Тема нравственного испытания действующих лиц в психологически острой ситуации явилась, тем средством, которое было важно Спилбергу для воплощения своего нравственно-эстетического идеала, для исследования духовных истоков героизма отправленного на неминуемую гибель отряда во имя спасения одного человека. «Спасение рядового Райана» относится к числу тех фильмов, которые необходимо смотреть, чтобы помнить и не допускать трагических повторений. И хотя я всецело признаю, что при всей своей шокирующей реалистичности «Спасение» наименее правдивая картина подобной тематики, отражение человеческого подвига в ходе войны, значение каждого отдельно взятого человека в ее истории - заслуживали именно такой экранизации: яркой, зрелищной, живой. Таким образом, абстрагировавшись и забыв о расовых принадлежностях «Спасение рядового Райана» является не только неугасающим бриллиантом мирового кинематографа, но и навсегда останется бессмертным памятником героям зловещей войны. (Разин Т.А.)

Всем известно, что Вторая Мировая Война - страшнейшая катастрофа Двадцатого Века. Сорок миллионов людей - россиян, украинцев, белорусов, англичан, американцев - погибло, ушло безвозвратно - туда, куда заглядывают одни мертвые. Когда перед тобой, получив пулю в сердце, падает человек, вдыхая свои последние шарики кислорода - это уже целая трагедия, это уже горе. Но невозможно даже представить - сколько это, сорок миллионов погибших? В этом году со Дня Победы прошло шестьдесят лет. Многие участвующие в войне погибли, но память о том, что действительно происходило, осталась. Осталась, благодаря людям, которые понимают: без прошлого, будущее невозможно. У нас в стране считается, что Вторую Мировую войну выиграли русские и только русские. Так думают ура-патриоты; те самые, что пишут на стенах: «Бей хачей, спасай Россию». Они даже не хотят слушать о том, что Победа далась, потому что народам - разным, очень разным, - удалось на короткий мгновенье сплотиться и стать чем-то единым. СССР, действительно, сыграло решающую роль во всей войне (да и Союзники вступили войну просто потому, что боялись Сталина, который вполне мог в одинокой и опустошенной Европе захватить любую страну) и потеряло больше, чем все другие страны (особенно УССР, пережившая страшный голод, когда людоедство переросло в повсеместное явление). Но, надо признать, не только из-за Гитлера, но и из-за «мудрой политики тов. Сталина». Поэтому многие соотечественники, еще не отвыкшие от коммунистических «ценностей», не принимают мысль, которую предлагает «Спасти рядового Райана» - мысль о том, что каждая жизнь ценна, каждая жизнь важна. Что ни говори, но в славянском человеке всегда было и будет какое-то зверство, невежество, дикость. Только у нас лилось так много крови, и наружу вылизали так много метров кишок. Народ СССР действительно сотворил чудо, великий подвиг, но ровненькие белые кресты на американской земле стоят не просто так. Тогда, во время высадки, погибло две тысячи людей (да, а у нас двадцать миллионов людей). Но никто не мешает русским кинематографистам снимать фильмы о подвигах русской армии. Интересно то, что в США восьмое мая проходит почти незаметно, как у нас, например, День Космонавтики. Подростков не очень-то интересует сморщенный старик, рассказывающий, как в далеком тысяча девятьсот сорок четвертом году он вместе со своими братьями по оружию высаживался на берег Франции, если за его словами - только сцена с американским флагом и еще толпы таких же стариков. До «Спасти рядового Райана» никто по-настоящему не видел того, что увидели американские солдаты. Американские солдаты, преподававшие в школах, водившие детей в зоопарк и писавшие школьные сочинения. Фронтовики не хотели ничего рассказывать своим родственникам; они боялись, что их просто не поймут. Как, например, рассказать, чем был для тебя солдат, который, умирая, смотрел тебе в глаза? Как объяснить, что ты чувствовал, видя, как тысячи людей лежали на берегу, а окровавленная вода, почти кровь, накатывала, и накатывала, и накатывала? Некоторые даже таблицу умножения до конца не могут понять, не говоря уже о чувствах, мыслях и поступках тех, кто там действительно был. Потому что почувствовать войну, пролистав учебник истории с черно-белыми картинками, - невозможно. Понять войну можно только, поняв людей, которые в ней участвовали. Сцены боя! Сцены боя в «Спасти рядового Райана» признаны самыми достоверными и правдивыми из всех, снятыми западными режиссерами. Режиссер показал нам лишь песчинку всех ужасов, которые принесла с собой война. А добивается Спилберг такого уникального результата, используя новаторскую технику съемок: понизив цветность пленки (процентов на сорок) и гоняя в сценах боя ручную камеру. Возникает ощущение, что ты там, внутри, среди пуль и взрывов, выбрасывающих в воздух землю и разорванные тела. Такое операторское решение, безусловно, - новая вершина, не меньше. В фильме вообще очень много настоящих находок. Да и сама идея о спасении одного человека через спасение миллионов других вызывает восхищение, как метафора того, что они сделали для всех нас. Очень интересны герои. Они все очень разные, но, как говорится, они вместе. Особенно трогает душу капитан Миллер в исполнении Тома Хэнкса. Он - бывший школьный учитель, а теперь он должен убивать. И его дрожащая рука - все, что говорит о его огромной внутренней боли. Дрожащая рука - единственное, что осталось в нем от того нормального человека, который учил детей, целовал жену и сажал цветы. Преступление то, что Тому Хэнксу не вручили за эту роль «Оскара». Как и то, что «Оскар» за лучший фильм года получил «Влюбленный Шекспир». Остальные актеры тоже великолепно справляются со своими героями. Особенно хочется выделить игру Тома Сайзмора и Вина Дизеля в роли Капарзо. Стивен Спилберг специально написал эту роль для Дизеля. И мне понравилось, как Дизель сыграл; ошибочно считать его плохим актером. Не знаю, может я слишком сентиментальный (плаксивый), но каждый раз, когда в конце я вижу Тома Хэнкса, который, оглушенный взрывом, озирается вокруг и видит войну без сюжета и без дополнительных жизней, войну, грязную войну, которая может убить кого угодно, я плачу. Ничего не могу с собой поделать. Не знаю, в чем причина. Может, виноват гениальный Джон Уильмс, может еще кто-то. Может, виноват я сам. А может, за кадрами Стивена Спилберга - настоящая история, касающаяся каждого из нас, настолько реальная и пронзительная, что ее невозможно смотреть без слез. Да, наверное, последняя версия самая правдоподобная. (Михаил Кирюхин)

Этот фильм - заноза в одном месте всех российских патриотов, заставивший одного из них даже снять жуткую галиматью на тему Второй Мировой. А знаете почему? Потому что фильм действительно талантливый. И не надо спрашивать: «а где же русские?». Фильм о французской операции. В каком учебнике истории написано про русских во Франции в 44 году? И не надо говорить, что американцы ничего не знают об этой войне. 400 тыс. убитых в чужой войне о чем то говорят. Тем более что все эти комплексы неполноценности русских «патриотов» никакого отношения к фильму не имеют. Поймите, Спилберг совершенно не собирался оскорблять чувства советских ветеранов. Он просто снимал фильм о войне, стараясь показать ее такой, какой он себе ее представляет, такой, о которой рассказывал ему отец. Да, он немного приукрасил. Но по мне лучше уж смотреть на американского солдата, плачущего глядя на свой флаг, чем на русского солдата, онанирующего на грудь медсестры. Да, в фильме есть слащавые моменты, но их минимум. В целом же все реально - солдаты шутят как могут, плачут по матери, иногда ноют и даже трусят. Но при этом делают то, для чего их сюда отправили - воюют и пытаются найти в этом хоть какой-то смысл. Все персонажи абсолютно правдивы. Хэнкс в очередной раз подтвердил, что относится к редкой в Голливуде породе универсальных актеров, который может сыграть и больного спидом гея, и везучего дурачка, и командира отряда рейнджеров, строящего из себя жесткого и уверенного мужика, но на поверку так и не научившегося хладнокровно убивать врагов и наказывать своих солдат за неповиновение. В общем, фильм старый и те кто его не смотрел, вряд ли уже посмотрят. Я же лишь хотел за него заступиться, потому что мне надоели нападки на один из лучших фильмов о Второй Мировой Войне. Просто некоторым очень обидно, что они уже лет 30 как не могут снять ничего подобного о Войне, которая коснулась в этой стране каждого... (bewell)

По мнению многих зрителей (но есть и в корне не согласные индивиды) этот фильм - лучший фильм о второй мировой войне за всю историю кинематографа. И я, пожалуй, соглашусь с этим утверждением. «Мастер на все руки» режиссер-гений Стивен Спилберг создал поистине великий фильм. Данная картина несомненно рассчитана в основном на американского зрителя, ибо после просмотра может сложиться впечатление о том, что войну выиграли именно американцы, так как о русских там ни слова. Но все это придирки. Американцы имеют такое же право снимать патриотичное кино об американских солдатах, как и мы о своих. При этом, по мнению ветеранов WW2, события в фильме показаны вполне правдиво. Чрезмерная пафосность (в речах, в показе флага США на весь экран) - вот что претит многим отечественным зрителям. Но лично я на это никогда не обращал особого внимания. Этот фильм я принял с первого просмотра (много лет назад на видеокассете не лучшего качества) и с тех пор неоднократно смотрел. На DVD же с оригинальным звуком удалось посмотреть только теперь. В очередной раз убедился в том, что это воистину сильное кино, шедевральная военная драма! Говоря о фильме, нельзя не упомянуть о шикарной технической стороне дела. Звук, монтаж, доселе невиданная съемка (обесцвеченная картинка и поведение камеры, создающее эффект присутствия), постановка боевых сцен - все на высочайшем уровне. При этом сама история (разыгранная отличным актерским составом) хоть и для кого-то неправдоподобна, но каждый раз трогает меня до глубины души. В конце каждый раз хочется отдать честь капитану Миллеру вместе с пожилым Райаном. Капитан John H.Miller, сержант Mike Horvath, рядовой Richard Reiben, рядовой Daniel Jackson, рядовой Stanley Mellish, рядовой Adrian Caparzo, рядовой-медик Irwin Wade, капрал Timothy P. Upham, рядовой James Francis Ryan - эти имена стали для меня почти родными! P.S. Можно считать этот мой отзыв неким криком души, отзывом-капризом, потому что я совершенно ясно сознаю, что мало кому интересно читать очередное любительское мнение о всем известном фильме. Но о содеянном не жалею. (ugar)

comments powered by Disqus