на главную

ВАВИЛОН (2006)
BABEL

ВАВИЛОН (2006)
#30052

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 143 мин.
Производство: США | Мексика | Франция
Режиссер: Alejandro Gonzalez Inarritu
Продюсер: Steve Golin, Jon Kilik, Alejandro Gonzalez Inarritu
Сценарий: Guillermo Arriaga, Alejandro Gonzalez Inarritu
Оператор: Rodrigo Prieto
Композитор: Gustavo Santaolalla
Студия: Paramount Pictures, Paramount Vantage, Anonymous Content, Zeta Film, Central Films, Media Rights Capital

ПРИМЕЧАНИЯчетыре звуковые дорожки: 1-я - дубляж (Пифагор / West); 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Киномания); 3-я - авторский (Ю. Сербин); 4-я - оригинальная + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Brad Pitt ... Richard Jones
Cate Blanchett ... Susan Jones
Mohamed Akhzam ... Anwar
Peter Wight ... Tom
Harriet Walter ... Lilly
Michael Maloney ... James
Driss Roukhe ... Alarid
Boubker Ait El Caid ... Yussef
Said Tarchani ... Ahmed
Mustapha Rachidi ... Abdullah
Abdelkader Bara ... Hassan
Wahiba Sahmi ... Zohra
Robert Fyfe ... Tourist
Adriana Barraza ... Amelia
Gael Garcia Bernal ... Santiago
Elle Fanning ... Debbie Jones
Nathan Gamble ... Mike Jones
Clifton Collins Jr. ... Officer at Border Crossing
Michael Pena ... John - Border Patrol
Rinko Kikuchi ... Chieko Wataya
Koji Yakusho ... Yasujiro Wataya
Satoshi Nikaido ... Det. Lt. Kenji Mamiya
Yuko Murata ... Mitsu
Shigemitsu Ogi ... Dentist
Trevor Martin ... Douglas
Matyelok Gibbs ... Elyse
Georges Bousquet ... Robert
Claudine Acs ... Jane
Andre Oumansky ... Walter
Dermot Crowley ... Barth
Ali Hamadi ... Moukadem
Mustapha Amhita ... Mohammed
Soukayna Ait Boufakri ... Yamile
Alex Jennings ... Ken Clifford
Fadmael Ouali ... Yasira
Zahra Ahkouk ... Jamila
Monica del Carmen ... Lucia
Rosa Reyes ... Comadre
Robert 'Bernie' Esquivel ... Luis
Damian Garcia ... Lucio
Cynthia Montano ... Patricia
Polo Nuno ... Jacinto
Emilio Echevarria ... Emilio
Aaron D. Spears ... Officer
R.D. Call ... FBI Interrogation Officer
Sanae Miura ... Kumiko
Kazunori Tozawa ... Det. Hamano
Shinji Suzuki ... Takeshi
Kazuma Yamane ... Kazuma

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 6393 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x694 AVC (MKV) 4256 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ВАВИЛОН» (2006)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Три драматических истории, происходящие на разных континентах с разными, по-своему несчастными людьми, связаны между собой сюжетными ходами и проблематикой, основой которой является одиночество и безысходность...

Американская семейная пара становится жертвой роковой случайности в маленькой марокканской деревушке. На другой стороне земного шара дети подвергаются смертельной опасности, вместе со своей няней-мексиканкой нелегально переправляясь из Мексики на собственную родину, в США. В Токио глухонемая школьница Чиеко пробует докричаться до внешнего мира и в отчаянии выходит на балкон небоскреба. Три драмы, разыгравшиеся на разных материках. Режиссер превращает их в единую притчу о взаимопонимании.

Жизни трех групп незнакомцев на трех континентах неожиданно оказываются связанными между собой… Это Ричард (Брэд Питт) и Сьюзан (Кейт Бланшетт), супруги-американцы, путешествующие по Марокко. Глухонемая девушка-подросток Чиеко (Ринко Кикути) и ее отец-вдовец Ясудзиро (Кодзи Якусе), живущие в Японии. И, наконец, нелегально работающая в США няней и уже немолодая мексиканка по имени Амелия (Адриана Барраса), решившая навестить своих родственников, празднующих свадьбу. (Евгений Нефедов)

Действие фильма разворачивается в Марокко, Мексике и Японии, а отправной точкой сюжета становится трагедия, которую супруги Ричард и Сьюзан переживают во время своей туристической поездки по Марокко. Сьюзан становится жертвой шальной пули, выпущенной из ружья по туристическому автобусу двумя местными мальчишками. В это же время двое детей Ричарда и Сьюзан, оставленные под присмотр няни-мексиканки, отправляются вместе с ней в Мексику на свадьбу ее сына, и это путешествие оказывается в итоге далеко не из легких. И, наконец, в Токио тяжело переживающая самоубийство матери глухонемая студентка Чиеко ведет себя вызывающе, вступает в перепалку с отцом и разными способами срывает свое зло на окружающих…

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2006
Победитель: Лучший режиссер (Алехандро Гонсалес Иньярриту), Технический гран-при за монтаж (Стивен Миррион), Приз экуменического (христианского) жюри (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
Номинация: Золотая пальмовая ветвь (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
ОСКАР, 2007
Победитель: Лучший оригинальный саундтрек (Густаво Сантаолайя).
Номинации: Лучший фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту, Джон Килик и Стив Голин), Лучшая женская роль второго плана (Ринко Кикути), Лучшая женская роль второго плана (Адриана Барраса), Лучший режиссер (Алехандро Гонсалес Иньярриту), Лучший оригинальный сценарий (Гильермо Арриага), Лучший монтаж (Дуглас Крайс, Стивен Миррион).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2007
Победитель: Премия им. Энтони Эскуита за достижения в создании музыки к фильму (Густаво Сантаолайя).
Номинации: Лучший фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту, Джон Килик и Стив Голин), Лучший оригинальный сценарий (Гильермо Арриага), Лучшая работа оператора (Родриго Прието), Лучший монтаж (Дуглас Крайс, Стивен Миррион), Премия им. Дэвида Лина за достижения в режиссуре (Алехандро Гонсалес Иньярриту), Лучший звук (Хосе Антонио Гарсия, Джон Тейлор, Кристиан П. Минклер, Мартин Эрнандес).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2007
Победитель: Лучший фильм (драма).
Номинации: Лучшая мужская роль второго плана (Брэд Питт), Лучшая женская роль второго плана (Ринко Кикути), Лучшая женская роль второго плана (Адриана Барраса), Лучший режиссер (Алехандро Гонсалес Иньярриту), Лучший сценарий (Гильермо Арриага), Лучший оригинальный саундтрек (Густаво Сантаолайя).
СЕЗАР, 2007
Номинация: Лучший иностранный фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
ЯПОНСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2008
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке.
КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКИЙ ГРАН-ПРИ БРАЗИЛИИ, 2008
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 2007
Победитель: Лучший иностранный фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
САНТ ЖОРДИ, 2007
Победитель: Приз зрительских симпатий за лучший иностранный фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
БОДИЛ, 2007
Победитель: Лучший американский фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
РОБЕРТ, 2007
Победитель: Лучший американский фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
АЛМА, 2007
Победитель: Лучший фильм, Лучшая актриса (Адриана Барраса), Лучший режиссер (Алехандро Гонсалес Иньярриту), Лучший сценарий (Гильермо Арриага).
Номинация: Лучший актер (Гаэль Гарсия Берналь).
ЗОЛОТОЙ ЖУК, 2007
Номинация: Лучший иностранный фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
МКФ В ПАЛМ-СПРИНГС, 2007
Победитель: Режиссер года (Алехандро Гонсалес Иньярриту), Лучший актерский состав (Брэд Питт, Кейт Бланшетт, Адриана Барраса, Ринко Кикути, Гаэль Гарсия Берналь, Кодзи Якусе, Саид Тарчани, Бубкер Айт Эль Каид).
ФОТОГРАМАС ДЕ ПЛАТА, 2007
Победитель: Лучший иностранный фильм (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
ГОЛЛИВУДСКИЙ КФ, 2006
Победитель: Кастинг-директор года (Френсин Мэйслер), Композитор года (Густаво Сантаолайя).
ГРЭММИ, 2008
Номинация: Лучший саундтрек для кинофильма или телевидения (Густаво Сантаолайя).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 2006
Победитель: Актерский прорыв (женский) (Ринко Кикути), Лучшая десятка фильмов.
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 2007
Номинация: Приз за выдающиеся режиссерские достижения в художественном кино (Алехандро Гонсалес Иньярриту).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 2007
Номинация: Лучший оригинальный сценарий (Гильермо Арриага).
ГИЛЬДИЯ КИНОАКТЕРОВ США, 2007
Номинации: Лучший актерский состав (Адриана Барраса, Кейт Бланшетт, Гаэль Гарсия Берналь, Ринко Кикути, Брэд Питт, Кодзи Якусе), Лучшая женская роль второго плана (Ринко Кикути), Лучшая женская роль второго плана (Адриана Барраса).
КАМЕРИМАЖ, 2006
Номинация: Главный приз «Золотая лягушка» в основном конкурсе (Родриго Прието).
ПРЕМИЯ КИНОМОНТАЖЕРОВ США, 2007
Победитель: Лучший монтаж художественного фильма (драма) (Стивен Миррион, Дуглас Крайс).
ЗОЛОТОЙ ОРЕЛ, 2008
Номинация: Лучший зарубежный фильм в российском прокате (Алехандро Гонсалес Иньярриту; «Вест»).
ВСЕГО 42 НАГРАДЫ И 134 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По-английски Вавилон пишется как Babylon. Фильм же называется в оригинале «Babel» - это английское написание слова Вавилон, произносимого на арабском языке или иврите.
Брэд Питт не стал играть одну из главных ролей в фильме «Отступники» (2006) (сопродюсером которого он являлся), ради участия в этом фильме, так как давно являлся поклонником фильмов Алехандро Гонсалеса Иньярриту.
Ринко Кикути проходила процесс отбора на роль Чиеко в течении года, пока наконец-то не была на нее утверждена.
Бубкер Айт Эль Каид был приглашен на пробы на роль Юссефа (марокканского мальчика, который натворил немало плохих дел с помощью винтовки отца) после того, как режиссер фильма, увидел его играющим в футбол на местной городской площади.
Саундтрек: Первый диск. 1. "Tazarine" - Gustavo Santaolalla; 2. "Tu Me Acostumbraste" - Chavela Vargas; 3. "September / The Joker" (ATFC's Aces High / Shinichi Osawa remix) - Earth, Wind and Fire / Fatboy Slim; 4. "Deportation / Iguazu" - Gustavo Santaolalla; 5. "World Citizen - I Won't Be Disappointed" - David Sylvian / Ryuichi Sakamoto; 6. "Cumbia Sobre El Rio" - Blanquito Man /Control Machete / Celso Pina; 7. "Hiding It" - Gustavo Santaolalla; 8. "Masterpiece" - Rip Slyme; 9. "Desert Bus Ride" - Gustavo Santaolalla; 10. "Bibo No Aozora / Endless Flight / Babel" - Ryuichi Sakamoto / Jaques Morelenbaum / Everton Nelson / Gustavo Santaolalla; 11. "Tribal" - Gustavo Santaolalla; 12. "Para Que Regreses" - El Chapo de Sinaloa; 13. "Babel" - Nortec Collective; 14. "Amelia Desert Morning" - Gustavo Santaolalla; 15. "Jugo A La Vida" - Las Tucanes De Tijuana; 16. "Breathing Soul" - Gustavo Santaolalla; 17. "The Blinding Sun" - Gustavo Santaolalla. Второй диск. 1. "Only Love Can Conquer Hate" - Ryuichi Sakamoto; 2. "El Panchangon" - Los Incomparables; 3. "Two Worlds, One Heart" - Gustavo Santaolalla; 4. "The Phone Call" - Gustavo Santaolalla; 5. "Gekkoh" - Susumu Yokota; 6. "The Catch" - Gustavo Santaolalla; 7. "Mujer Hermosa" - Los Incomparables; 8. "Into the Wild" - Gustavo Santaolalla; 9. "Look Inside" - Gustavo Santaolalla; 10. "The Master" - Gustavo Santaolalla; 11. "Oh My Juliet!" - Takashi Fujii; 12. "Prayer" - Gustavo Santaolalla; 13. "El Besito Cachichurris" - Daniel Luna; 14. "Walking in Tokyo" - Gustavo Santaolalla; 15. "The Visitors" - Hamza El Din; 16. "Morning Pray" - Gustavo Santaolalla; 17. "Mi Adoracion" - Agua Caliente; 18. "The Skin of the Earth" - Gustavo Santaolalla; 19. "Bibo No Aozora / 04" - Ryuichi Sakamoto / Jaques Morelenbaum.
Кадры фильма; кадры со съемок - http://movies.about.com/library/weekly/blbabelpicsa.htm; http://moviestillsdb.com/movies/babel-i449467/.
Съемочный период: 2 мая 2005 - 1 декабря 2005.
Место съемок: Уарзазат, Касабланка, Тазарин, Тагензал (Марокко); Тихуана, Сонора, Текейт, Эль Каррисо (Мексика); Токио, Ибараки (Япония); Сан-Диего, Сан-Исидро (США); Драмхеллер (Канада).
В финальной части фильма вертолет с раненой Сьюзан пролетает вблизи главной достопримечательности Касабланки - Великой мечети Хасана II.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=449467.
Бюджет: $25,000,000.
Премьера: 23 мая 2006 года (Каннский кинофестиваль).
Слоганы: «If You Want to be Understood... Listen» («Если хочешь, чтобы тебя поняли... Слушай»); «Tragedy is universal»; «A single gunshot heard around the world»; «A global disaster»; «Pain is universal... But so is hope»; «One shot, many kills».
Фильм дублирован на студии «Пифагор» в 2007 году. Режиcсер дубляжа: Ярослава Турылева. Роли дублировали: Юрий Деркач (Брэд Питт - Ричард Джонс), Ольга Плетнева (Кейт Бланшетт - Сьюзан Джонс), Илья Хвостиков (Мохамед Ахзам - Анвар), Людмила Гнилова (Адриана Барраса - Амелия), Элиза Мартиросова (Эль Фэннинг - Дебби Джонс), Андрей Бархударов (Майкл Пенья - пограничник Джон).
Официальный сайт фильма: http://babelthemovie.ru/.
Стр. фильма на сайте Metacritic (англ.) - http://metacritic.com/movie/babel.
Стр. фильма на сайте Rotten Tomatoes (англ.) - http://rottentomatoes.com/m/babel/.
Картина входит в престижные списки: «Лучшие фильмы 21-го века» по версии сайта They Shoot Pictures, Don't They?; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта (рецензия - https://www.rogerebert.com/reviews/babel-2006); «10 лучших фильмов 2006 года» по версии Американского института киноискусства (AFI).
Рецензии: http://www.mrqe.com/movie_reviews/babel-m100025925; https://www.imdb.com/title/tt0449467/externalreviews; https://criticsroundup.com/film/babel/.
Алехандро Гонсалес Иньярриту / Alejandro Gonzalez Inarritu (род. 16 августа 1963, Мехико) - мексиканский кинорежиссер. Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/Гонсалес_Иньярриту,_Алехандро.
Гильермо Арриага / Guillermo Arriaga (род. 13 марта 1958, Мехико) - мексиканский писатель, сценарист и кинорежиссер. В 2005 году был удостоен приза за лучший сценарий на 58-м Каннском кинофестивале за фильм «Три могилы». Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/Гильермо_Арриага.
Густаво Альфредо Сантаолалья / Gustavo Santaolalla (род. 19 августа 1951, Эль-Паломаре) - аргентинский музыкант, композитор и продюсер, двукратный лауреат премий «Оскар» за лучшую музыку (один из восьми композиторов в истории мирового кинематографа, получавших эту награду два года подряд) и BAFTA. Подробнее (англ.) - https://www.imdb.com/name/nm0763395/bio.
Брэд Питт / Brad Pitt (род. 18 декабря 1963, Шауни) - американский актер и продюсер. Лауреат премии «Золотой глобус» за 1995 год - за роль второго плана в ленте «Двенадцать обезьян». Обладатель премии «Оскар» как один из продюсеров фильма «12 лет рабства» - победителя в категории «Лучший фильм» на церемонии 2014 года; до этой победы четыре раза становился «оскаровским» номинантом: трижды - как актер и один раз - как продюсер. Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/Брэд_Питт.
Кейт Бланшетт / Cate Blanchett (род. 14 мая 1969, Мельбурн) - австралийская кино- и театральная актриса. За свою актерскую карьеру, охватывающую более двух десятилетий, Бланшетт снялась более чем в 40 фильмах и приняла участие в около двадцати театральных постановках. Является обладательницей многочисленных наград, в том числе двух премий «Оскар», трех «Золотых глобусов» и трех премий BAFTA (за фильмы «Елизавета», «Авиатор», «Меня там нет» и «Жасмин»). Владелица именной звезды на Аллее Славы в Голливуде. Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/Кейт_Бланшетт.
Гаэль Гарсиа Берналь / Gael Garcia Bernal (род. 30 ноября 1978, Гвадалахара) - мексиканский актер, известность к которому пришла после роли в драме Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Сука любовь» (2000). Подробнее - http://ru.wikipedia.org/wiki/Гаэль_Гарсия_Берналь.
Адриана Барраса / Adriana Barraza (род. 5 марта 1956, Толука-де-Лердо) - мексиканская теле- и киноактриса, а также преподаватель курсов актерского мастерства в школе при телекомпании «Televisa». Ее наиболее известные фильмы - «Сука любовь» и «Вавилон». Она снималась с Гаэлем Гарсией Берналем в обоих фильмах. Подробнее (англ.) - https://www.imdb.com/name/nm0056770/bio.
Ринко Кикути / Rinko Kikuchi (род. 6 января 1981, Канагава) - японская актриса. Снимается в фильмах, выступает на телевидении и играет в театре. Номинантка на премию «Оскар» за роль в фильме «Вавилон». Официальный сайт - http://rinkokikuchi.com/. Подробнее (англ.) - https://www.imdb.com/name/nm0452860/bio.

СЮЖЕТ

В фильме развиваются три основные сюжетные линии, действует множество персонажей. Все это показывает зрителю картину нашего мира как один большой Вавилон, в котором людям приходится находить общий язык: добиваться своего и уметь слушать других. Марокканская сюжетная линия - переплетение судеб американских туристов, в том числе супружеской пары из Сан-Диего Ричарда Джонса (Брэд Питт) и Сьюзан Джонс (Кейт Бланшетт), с судьбами целого ряда жителей Марокко. Ярко показаны быт и условия существования простых людей, в которых приходится действовать людям из совершенно другой культуры - США. Сьюзан оказывается случайно раненой выстрелом из винтовки, который произвел мальчик-пастух. Роковой выстрел жестоко откликнулся в судьбах людей, стал причиной многих страданий. Сюжетная линия Мексика/США связана в основном с Амелией (Адриана Барраса) - женщиной-мексиканкой, которая работает няней детей Ричарда и Сьюзан. Трагические события в Марокко, ряд случайностей и накладок вынуждают ее взять своих воспитанников с собой в Мексику на свадьбу своего сына. Дети, Дебби и Майк, становятся участниками шумной мексиканской свадьбы. То, что им приходится видеть, вызывает у них как изумление и радость, так и шок. Обратный путь в Сан-Диего превращается в серьезное приключение с погоней, в результате которого Амелия оказывается без капли воды с детьми в пустыне. Японская сюжетная линия - рассказ о глухой девочке-подростке Чиэко (Ринко Кикути). Она пытается быть понятой в своем мире, в своем городе, в той культуре, в которой родилась и выросла. Она отгорожена от большинства людей глухой стеной, которую, при желании, можно разрушить - достаточно оказать немного внимания. Именно это и делает полицейский детектив (Сатоси Никайдо), который на самом деле ищет встречи с ее отцом (Кодзи Якусе), подарившим однажды одному марокканцу свою винтовку, из которой потом и был произведен злополучный выстрел. (ru.wikipedia.org)

Случайно ли Алехандро Гонсалес Иньярриту и Гильермо Арриага1, говоря о Вавилоне, озаглавили свой фильм Babel, а не Babylon? Разумеется, нет! Согласно расхожим современным представлениям, Babylon - термин прежде всего исторический и географический: так назывался древний город в Месопотамии, являвшийся столицей Вавилонии. В то время как Babel (с заглавной буквы) зачастую используется в качестве синонима выражения «the Tower of Babel», т.е. "вавилонская башня", а значит - рождает устойчивые ассоциации со знаменитой притчей из Ветхого Завета. Кроме того, понятие «babel» (уже с прописной буквы) в самой Библии употребляется в значениях "вавилонское столпотворение" и "смешение языков". И, наконец, в английском это слово имеет и ряд иных (не связанных с религией напрямую) смысловых оттенков: "неразбериха", "путаница", "суета", "постройка огромных размеров", а также - "неосуществимый замысел, план". Все это представляется чрезвычайно важным для понимания фильма, который, на мой взгляд, стал лучшим для ныне прославленного творческого тандема из трех их полнометражных картин. На 101-м году после всемирного потопа люди, дотоле легко понимавшие речь друг друга, настолько уверились в своем могуществе, что решили возвести башню высотою до небес. Однако Бог ниспослал наказание, смешав языки и рассеяв их по всей земле. Так гласит предание. Но и спустя столетия и тысячелетия человечество, вопреки громогласно заявленной глобализации, ничуть не приблизилось к состоянию первоначальной гармонии. Три разных материка: Африка, Евразия, Северная Америка. Жизнь на каждом из них обитателям иных частей света по-прежнему кажется недостижимой, словно бы протекающей на другой планете. Лишь мимоходом замечаешь, с какой легкостью Иньярриту и его постоянный оператор Родриго Прието погружаются (и погружают зрителя) в атмосферу чуждой, казалось бы, культуры. В «Вавилоне» с равной степенью убедительности показано все. И неприютные горы и долины Марокко. И ультрасовременный по дизайну японский мегаполис. И колоритные, выжженные солнцем мексиканские деревни, столь непохожие на американскую субурбию, раскинувшуюся совсем рядом - в штате Техас, что расположен сразу за государственной границей. Дело не только в точности деталей быта: для режиссера такого уровня это - само собой разумеется. На протяжении просмотра не покидает ощущение, что в каждом конкретном случае схвачена самая суть условий человеческого существования. Существования в родных, знакомых с раннего с детства реалиях, которое тем не менее не вызывает никаких эмоций, кроме печали и боли. Авторы очень чутко высвечивают внутренние, глубинные трагедии своих персонажей, которые всем прочим не просто совершенно чужды и непонятны. Зачастую эти «прочие», погруженные в собственные дрязги, и не догадываются о наличии и даже возможности возникновения подобных проблем у других людей! Что подвигнуло юных отпрысков небогатого марокканского пастуха, заполучивших в свои руки карабин, начать беспорядочную пальбу по автобусу с туристами? Каково Ричарду и Сьюзан, попавшим в столь драматичную ситуацию? Какие чувства владеют Амелией, живущей в предвкушении встречи с родными? А что ощущают оказавшиеся в чуждой обстановке дети, за которыми она должна присматривать? И как тяжело приходится Чиеко, настолько близко к сердцу принявшей рядовую и, казалось бы, преходящую сложность?.. Слова и не нужны. Само по себе знание иностранных языков вовсе не гарантирует установления подлинного, душевного контакта. Притчи, в том числе библейские, не следует понимать буквально. Но тогда в чем же причина? «Если хочешь быть понятым… Слушай» - этот, воистину исполненный мудрости совет авторы поместили в качестве рекламного слогана. Лишь готовность к приятию чужой боли, к со-переживанию и со-чувствию, создает предпосылки для устранения непонимания как при межличностном общении, так и в пресловутом диалоге культур и цивилизаций. Эта мысль пронзительно звучала и в предшествующих работах Иньярриту и Арриаги: «Сука-любовь» /2000/ и «21 грамм» /2003/. Но столь же тонко и безупречно выражена, пожалуй, еще не была. А главное - впервые приобрела подлинно глобальное, общечеловеческое звучание, содействуя благородному делу сближения людей, невзирая на любые внешние различия. И, конечно, «Вавилон» представляется произведением, наиболее совершенным из трех с точки зрения формы. В качестве дальней (и косвенной) предтечи фильма не случайно называется классический вестерн «Винчестер '73» /1950/ Энтони Манна. Однако разница заключается в том, что теперь злополучный карабин оказывается не столько полновесным «участником» трагичных событий, сколько - их катализатором. Иньярриту и Арриага не сводят все к казусу, любопытному стечению обстоятельств. За их утонченным, все более и более утонченным оперированием экранными пространством и временем со всей очевидностью просматривается стремление постичь действие некоего универсального, вселенского закона. В библейской традиции - Воли Божьей. У авторов развертывание событий не является ни по-гриффитовски синхронным (параллельным), ни последовательным. В «Вавилоне» чуть изменено (расширено) привычное восприятие категории времени, которая в данном случае лишена своего фундаментального свойства - необратимости2. Но и то обстоятельство, что события столь основательно разнесены в пространстве, вовсе не является гарантией разделенности и взаимной непроницаемости миров. На самом деле все взаимосвязано, и если не фактически, то как возможность - точно. Фильм, разумеется, сложен и ни в коем случае - не укладывается в рамки коммерческого кинематографа. Даже участие таких «звезд», как Брэд Питт и Кейт Бланшетт вовсе не гарантировало, что вложенные средства ($25 млн.) будут возвращены. Но стоит лишь внять совету авторов и постараться прислушаться к тому, что они хотят донести, как лента окажется простой и ясной. Такой, какой и должна быть подлинная притча. 1 - Они оба значатся в титрах авторами сюжета, хотя сценарий Арриага написал самостоятельно. 2 - Почти сразу становится ясно, что разворачивающиеся в разных частях света истории, эпизоды из которых сменяют друг друга, изложены чуть ли не в обратном порядке. (Евгений Нефедов)

Трагедия на разных языках. «Вавилон» - третья полнометражная картина Алехандро Гонсалеса Иньяриту, принесшая ему приз Каннского кинофестиваля за лучшую режиссуру. Первыми двумя были мексиканский фильм «Сука-любовь» и американский «21 грамм». Любитель «рваных» сюжетных композиций и драматических коллизий, сплетающихся, словно нити, в единый клубок вокруг центрального события, Иньяриту и на этот раз остается верен своей неповторимой, но часто подражаемой стилистике. Его новая работа, которая изначально, кстати сказать, носила более подходящее название «Круговорот», повествует то ли о власти случайностей над человеческими судьбами, то ли об одиночестве души в эпоху глобализма, то ли о засилии в мире огнестрельного оружия, а, может быть, обо всем этом сразу. В «Вавилоне» задействован поистине интернациональный состав актеров, самые «звездные» из которых: Брэд Питт, Кейт Бланшет и Гаэль Гарсиа Берналь, уже игравший у Иньяриту. Четыре на первый взгляд ничем не связанные человеческие трагедии разнесены друг от друга во времени и пространстве и лишь ближе к финалу логически выстраиваются в одну сюжетную цепочку. Марокканские дети играют с винтовкой и стреляют на спор в автобус с американскими туристами. Муж и жена, приехавшие в Африку в попытке восстановить отношения, разрушившиеся после смерти новорожденного ребенка, попадают под обстрел. Няня двоих американских детей, без ведома их родителей увезшая воспитанников на свадьбу своего сына в Мексику, попадает в сложную ситуацию на таможенном досмотре. Глухонемая японская девушка, чья мать в недавнем времени покончила с собой, пытается найти взаимность в мире, наполненном голосами и звуками, о которых ей ничего не известно… В очередной раз Иньяриту задевает за самые тонкие струнки человеческой души, заставляя сопереживать, грустить и улыбаться. Кислотный урбанизм токийских улиц, фешенебельных пентхаузов и ночных дискотек, разудалая мексиканская свадьба под пистолетные выстрелы и зажигательные песни «марьячи», марокканский суровый быт и строгие исламские традиции посреди горячих африканских песков - все это выходит у режиссера одинаково реалистично, будто каждую из новелл снимали кинематографисты соответствующей национальности. А награда Каннского кинофестиваля, многочисленные номинации на «Золотой Глобус» и предстоящий «Оскар» говорят, похоже, о том, что один из самых популярных в Мексике режиссеров постепенно завоевывает статус интернационального. (Александр Калугин)

"Вавилон" - это не столько фильм, сколько трудный опыт, через который необходимо пройти. Это испытание для зрителя, обладающее такой очистительной силой, какая доступна только очень крупным произведениям. Не случайно в заголовок картины вынесено понятие из разряда вечных. Вавилон, как известно из Книги Бытия, - город, где "смешал Господь язык всей Земли, и оттуда рассеял их по всей Земле". Сделал он это в наказание за человеческую гордыню, и люди, более не имея общего языка, перестали понимать друг друга. Измерять весомость поступков персонажей и степень детерминированности событий фильма "Вавилон" так же бессмысленно, как исследовать строительные технологии Вавилонской башни и степень бессердечия Создателя, обрекшего свои же творения на вечные муки. Эта картина не предполагает рационального подхода и противится вопросам типа "А что, собственно, всем этим хотел сказать автор?". Она просто констатирует состояние народонаселения как на макро-, так и на микроуровнях. Уникальность и сила фильма в том, что он раз за разом, охватив взглядом планету едва ли не с космических высот (или с высот Вседержителя, как кому угодно), затем снижается до уровня одной семьи и одной души. Дает возможность за лесом увидеть деревья, за человечеством - человека, взывая к первозданным "библейским" эмоциям (способности сострадать, в первую очередь), которые могут дремать под наркозом модного цинизма, но пока еще не умерли. Его систему нравственных координат можно признать и старомодной, но я бы признал вневременной и вечной, как в любой притче. Иньярриту и его постоянный сценарист Гильермо Арриага в "Вавилоне" наиболее эффективно, на мой взгляд, продолжают творческий метод "паззла", который они культивировали в фильмах "Сука любовь" и "21 грамм". Это четыре истории, параллельно происходящие в Марокко, Мексике, США и Японии. Все начинается с того, что марокканские подростки, пробуя новый "винчестер" для охраны стада от шакалов, пускают пулю в туристский автобус и ранят американку Сьюзен, которая путешествует с мужем Ричардом, оставив у себя в Сан-Диего детей под присмотром мексиканской эмигрантки Амелии. Действие перебрасывается в Мексику, куда Амелия отправляется на свадьбу сына, прихватив подопечных детишек. Никому из участников событий и в голову не приходит, что их глупость может вести к катастрофе. Марокканцы поймут, что натворили, только завидев полицейских. Амелия смекнет, что пересекла границу незаконно, только когда ее нервный племянник схлестнется с пограничным контролем. Вся эта, по меркам привычного нам кино, сюжетная мелочевка постепенно скапливается в критическую массу, в перебросках действия из страны в страну, от одного конфликта к другому лавинообразно растет напряжение, доходя до почти непереносимого. В стороне от этих фабульных завязок - японская новелла, но она необходима: в ней тема вавилонской безъязыкости выражена, для непонятливых, наглядно. Ее героиня - глухонемая девушка, томящаяся желанием, но отделенная от "большого мира" зоной вечного молчания: заговорив с нею, молодые люди отваливают, едва она попытается с ними объясниться. Здесь режиссер впервые применяет перст указующий, обнажает главный художественный прием фильма: дает нам "влезть в шкуру персонажа" - в данном случае войти в молчащий мир героини. Вот она танцует на дискотеке - но грохот музыки и для нас оборвется в глухую тишину. Она идет по шумной, но беззвучной улице, а теперь имеющий уши - да услышит эту человеческую беду. Думаю, на таких фильмах проверяются человеческие качества. Людям рационалистичным будет не хватать четких формулировок, ясных авторских оценок событий картины. Они скажут, что пограничники правы, жестко пресекая нелегальный переезд государственных границ, но для авторов важнее, что эти границы - наказание божье. Их не может быть в нормальном мире, где законы и государственные устройства должны людей охранять, а не причинять им горе. Кого-то заставят хихикнуть попытки немой девушки привлечь к себе внимание способом, освященным Шарон Стоун в "Основной инстинкт", но авторы хотят, чтобы мы поняли отчаяние одиночества. Единственное топливо для движения их фильма - способность сопереживать не событиям (взрывам, погоням, убийствам, действиям копов - стандартному набору современного кино), а людям. Среди многих языков картины не случайно есть язык жестов и мимики: в ней считываешь не слова, а лица, душевное состояние героев в каждый конкретный миг. То есть считываешь тот единственный универсальный язык, который нас объединяет на этой земле. Именно эта задача определила отбор актеров. Нет главных ролей - все равноправные. Суперзвезды Брэд Питт, Кейт Бланшетт и Гаэль Гарсиа Берналь в одном ряду с менее известными и даже непрофессиональными актерами разных стран образуют один из самых идеальных ансамблей современного кино. Не случайно столь многие были выдвинуты на "Золотой Глобус" и, надеюсь, будут фигурировать среди номинантов "Оскара". Трагедии в фильме начинаются с ерунды, детской неосмысленной игры, с крошечного фонтанчика человеческой боли - но эти фонтанчики, забившие в разных концах света, постепенно объединяются в единую реку глобального страдания и безнадежности. Такое кино не смотришь, а проживаешь, острее, чем всегда, ощущая непроходимость языковых, политических и социокультурных пропастей, разделяющих народы и цивилизации. Поэтому и концентрация боли в этом кинематографическом Вавилоне неизмеримо больше, чем обычно бывает в фильмах. Она даже выше, чем может перенести чувствительный зритель - из кинозала выходишь не просто потрясенный, но перевернутый, еще острее ощутив хрупкость жизни и мира, испытывая потребность подумать о близких, живых и ушедших, заново оценить то, чем богат. Художественный метод, предложенный картиной, действует столь гипнотически мощно, что кажется, после такого сеанса уже нельзя жить, как сейчас принято, - отстраненно, замкнуто, проходя мимо чужого страдания. Понятно, что кино не может переделать мир. Но оно может обратить наши глаза зрачками внутрь. Это состояние не имеет ничего общего с трезвым анализом, и оно вообще несовместимо с хладнокровием. Возможно, поэтому фильм Иньярриту имеет такой резонанс в мировой критике и аудитории, но его снисходительно поругивают наши уставшие от "гуманистических слюней" рецензенты. Они тоже по-своему правы: если ланцетом патологоанатома расчленить "Вавилон" на фабульные ходы, он окажется беззащитным: обнажится скелет, станут видны сухожилия, соединявшие бытовые зарисовки в эпос жизни, и мускулы, притянувшие не всегда убедительные мотивировки к единой финальной точке. Но мне не хотелось быть патологоанатомом. Мне неинтересно разглядывать скелет существа, которое только что на моих глазах прожило взволновавшую меня жизнь. Я хочу сохранить в себе это чудо, на какое способен лишь очень хороший фильм. (Валерий Кичин)

Название фильма говорит само за себя. В словарной статье, посвященной данному слову, первым значением указывается - Вавилонская башня, вторым - галдеж, смешение языков. Это небольшая справка дает понять, на что замахнулся Алехандро Гонсалес Иньярриту. Имея в поле зрения его предыдущие работы - «Сука-любовь» и «21 грамм» с их ярко выраженной дискретностью повествования и структуры, которые его и прославили, наверное, имеет смысл подойти к картине как не просто интеграции опыта, но и выхода за его пределы. А в одном из недавних интервью режиссер упомянул о восприятии всех его картин, как некой трилогии, отчего спрос с последней стал значительно выше. Распластав действие не только во времени, что уже для него характерно, но и в пространстве, Иньяритту задал координаты, с помощью которых можно перемещаться в теле картины, с легкостью ломая языковой барьер (английские субтитры будут в помощь), он пытается буквально соответствовать заглавию. Весь этот гул языка намного точнее отражает то, к чему стремится - но не может до конца показать камера - дискоммуникация человечества, имеющего все возможные для этого технические средства. Постоянный сценарист Арриага, уподобляясь античным образцам, никогда не искал сложных сюжетов - и в этой картине, занимающей более двух с половиной часов, вся фабула сродни метафоре - маленький камешек вызывает горный обвал. Пуля, выпущенная в Марокко, отдает рикошетом в США, Мексике и Японии, ставя под сомнение сам принцип географии, руша собой время, чтобы в конце концов выйти в надмировые сферы. И вся сюжетная линия, словно кривая перескакивает с континента на континент - тут семейная трагедия во время туристической поездки, вот мексиканская свадьба, пьнящая и отчаяная, как и ее последствия - а здесь, в Японии, где уже случались лингвистические недоразумения, царит одиночество молодой девушки. Пару играют седовласый Брэд Питт и почти весь фильм раненная Кейт Бланшетт, яркие представители англосаксонства на фоне марокканцев, что получается почти киплинговское бремя белого человека. Намного интереснее в повествовании о глухонемой японской девушке - доминация жестов над вербальностью, многоградность Токио на фоне приспущенной атмосферы инстинктивно напоминает о значимости азиатского кино. Ну, а с присутствием Берналя на веселой мексиканской эскападе - еще тот вопрос, складывается впечатление, что он отыгрывает какие-то неведомые моменты «Сука-любовь», да ответ будет прост - он все еще мексиканец, и это кровный долг. Иньярриту удалось, пожалуй, самое ценное - создать красоту эмоций, не зависимо от обстоятельств, раскрасив ими, точно Старший Брейгель, масштабы своего полотна, любовно уделив внимание деталям и точно распорядившись основными линиями. Но, в свете мобильных и эмоционально более интимных «Сука-любовь» и «21 грамм», по иронии судьбы, картина выглядит Вавилонской башней. Ей приятно любоваться, наслаждаясь ее грандиозностью, углубляться в поисках деталей, но нельзя довериться и раскрыть свои объятья, и все же, стоит помнить, на этот раз, рухнет не она - рухнем мы. (Роман Куланин)

Марокканские мальчишки пробуют на дальнобойность купленную намедни винтовку. В качестве цели - бредущий по горному серпантину автобус... Американка Сьюзан, путешествующая с супругом по Ближнему Востоку, получает ранение от шальной пули… Немая японская девушка Чиеко ходит на свидание без трусиков, в надежде привлечь внимание противоположного пола… Мексиканка Амелия, работающая няней в США, увозит на свадьбу сына маленьких Дебби и Майка... Творческий тандем Иньярриту-Арриага в очередной раз создает кинематографический эквивалент неуловимой мозаичности человеческого социума. Опять перед зрителем предстают истории, связь между которыми обнаруживается далеко не сразу. Вновь линейное повествование отсутствует у Иньярриту как класс, а бал правит пространственно-временной хаос, который лишь час спустя обретает упорядоченные формы. Основополагающая идея фильма отображена в его названии. В этом смысле, «Сука-любовь» и «21 грамм» были замечательной предтечей финального аккорда, где режиссер предлагает зрителю не просто локальные истории в американских и мексиканских городах N, а охватывает своим взором четыре страны, три части света. Неизменной осталась не только формальная, но и содержательная сторона: проблемы человеческой некоммуникабельности, тотального непонимания, отторжения, внутренней несвободы и т.д. Режиссер продолжает говорить о том, о чем уже не раз говорил. Пытается расширить и углубить смыслы, удачно обозначенные и визуализированные в предыдущих работах. Говоря без обиняков, «Вавилон» - филигранный самоповтор, реинкарнация уже известного, высказанного месседжа дона Иньярриту. При всех многочисленных достоинствах ленты в глаза бросается отсутствие новизны, свежести, художественной грации и лоска. «Вавилон» Иньярриту-Арриаги зиждется на старых находках (творческих дрожжах) их первых лент. Картина способна взволновать, заставить сопереживать, думать, спорить, но она не может удивить. Режиссер снял примерно то, чего от него ожидали, что в данном случае отнюдь не плюс. Фабричное производство заштампованных сюжетных схем - удел ремесленников из Голливуда. Иньярриту же слишком талантлив, чтобы уподобляться механической шкатулке с одной единственной «мелодией». «Вавилон» Алехандро Гонсалеса Иньярриту - еще одно доказательство профпригодности режиссера. В этом, правда, уже давно никто не сомневался. Перед нами если и не топтание на месте, то не более чем прыжок… на том же самом месте. Спасибо за попытку. Главное, чтобы своеобразный художественный ступор не перерос в откровенную творческую стагнацию. (Станислав Никулин)

"Вавилон" Алехандро Гонсалеса Иньярриту считался фаворитом "Оскара", но "пролетел". Скорее всего, режиссер просто утомил экспертов. Все его фильмы построены по одной схеме. Режиссер сумрачно-торжественно сводит воедино несколько сюжетных линий. Никак, казалось бы, друг с другом не связанные люди пересекаются в роковые моменты своей жизни. Специфика "Вавилона" лишь в его пропорциях. Действие "Суки-любви" разыгрывалось в Мехико, "21 грамма" - в Лос-Анджелесе. "Вавилона" - везде. В Марокко мальчишка, пробуя отцовское ружье, случайно ранит американскую туристку. Выстрел провоцирует почти что зачистку: на дворе - эпоха "международного терроризма". А в это время ее дети пересекают с няней-мексиканкой госграницу и чуть не погибают из-за того, что ей очень хотелось побывать на свадьбе племянника. А в Токио отчаянно пытается потерять невинность глухонемая школьница. Как выяснится в финале, ее отец подарил ружье одному марокканцу, который потом продал его соседу, отцу мальчика-стрелка. Японская линия кажется безнадежно притянутой за уши. Иньярриту она нужна для завершенности композиции, чтобы действие разворачивалось на трех континентах, чтобы критики поспорили, осуждает он глобализацию или восхищается тем, как в мире все со всем связано. Отчаяние на грани суицида, несчастные случаи или убийства по неосторожности, неизбывная вина тех, кто эти события спровоцировал,- арсенал Иньярриту. Но те, кто знаком с его творчеством, спят спокойно. Все кончится более или менее хорошо. Но то, что раньше было катарсисом, теперь стремится просто к хеппи-энду. Стоило ли городить Вавилонскую башню ради того, чтобы японская девочка благополучно дала полицейскому, расследующему происхождение ружья. Хотя девочка довольна, ну и хорошо. Иньярриту, конечно, не стал хуже снимать. Разве что чуть глаже. Беда в том, что свой мексиканский темперамент он превратил в дорогой, но простой товар и очень этим доволен. (М. Трофименков)

"Вавилон" - третий фильм мексиканского режиссера Алехандро Гонзалеса Иньярриту, несколько лет назад буквально взорвавшего большое кино фильмом "Сука-любовь", проблематику которого продолжил уже немного более голливудский "21 грамм" с Шоном Пенном в главной роли. Сейчас мы имеем дело с последней частью драматического триптиха, посвященного трагичности жизни, чувствам безысходности и одиночества, с которыми приходится сталкиваться любому человеку. Все три фильма Иньярриту объединяют не только общие темы: в их создании автор использует идентичные конструктивные приемы, вследствие чего они очень похожи по структуре, и привлекает к работе один и тот же коллектив, профессиональный почерк которого придает частям трилогии своеобразную стилистику, уже хорошо знакомую широкому зрителю. "Вавилон", как и два предыдущих фильма режиссера, в сюжетном плане представляет собой независимые истории, имеющие общие мотивы и незначительные событийные связки. Не лишним будет упомянуть, что картина уже стала обладателем премии "Золотой глобус" как "лучший драматический фильм", и номинантом на "Оскар" в семи категориях. Действительно, размах, с которым сделан "Вавилон", впечатляет: драматический накал, знакомый нам по предыдущим работам Иньярриту, здесь достигает апофеоза. Кроме того, съемки картины проходили на трех континентах, в них задействовано немалое количество профессиональных и непрофессиональных актеров, говорящих на разных языках. Впрочем, в ином случае глупо бы было называть кино словом "Вавилон", связанным с библейской притчей о лексической катастрофе человечества. Центральная история картины происходит в Марокко, куда приезжает пара печальных американских туристов (персонажи Брэда Питта и Кейт Бланшетт), переживших недавно утрату ребенка. Их путешествие приобретает совершенно неожиданный оборот, когда в героиню Кейт попадает шальная пуля и путешественница вынуждена бороться за жизнь среди людей, живущих в пустыне и говорящих на чужом языке. Конечно, такое происшествие дает повод создать международный псевдо-конфликт и поднять тему терроризма, столь актуальную для современности. Особый колорит происходящим событиям придает настоящая арабская массовка, собранная режиссером из самого что ни на есть местного населения марокканской деревни Тагензалт, в которой происходили съемки. Некоторым из них повезло настолько, что удалось сыграть довольно большую роль со словами, как, к примеру, братьям Бубкеру Аит Саиду и Саиду Тарчини, сыгравших мальчиков, замешанных в истории с роковым выстрелом. "На съемочной площадке в Марокко люди говорили на арабском, берберском, французском, английском, итальянском и испанском языках... Многие из людей, которые стали героями фильма, впервые видели камеру, они живут в домах, в которых нет даже электрического света", рассказывал Иньярриту на церемонии награждения "Золотого глобуса". В этой драматической истории, происходящей в центре марокканской пустыни, немного необоснованным кажется присутствие Брэда Питта, но по ходу развития сюжета становится понятно, что один из самых узнаваемых актеров мира откомандирован на эту миссию как воплощение американской мужественности - Мужчина №1 Соединенных Штатов Америки. Кстати, по словам Иньяритту, в Марокко Питт остался неузнанным: местное население, видимо, не слишком активно смотрит голливудские фильмы. Следующая история, продолжающая повествование "Вавилона", разворачивается в Мексике: те же пустынные пейзажи, фольклорный колорит деревенской жизни, непрофессиональные мексиканские актеры. В центральных персонажах этого сюжета мы узнаем Гаэля Гарсию Берналя, суперзвезду фильма "Сука-любовь" в роли бесшабашного пижонистого эмигранта и актрису Адриану Барразу, знакомую нам по той же картине (она сыграла роль матери Октавио). В этой истории идиллический деревенский сюжет неожиданно перетекает в метание главной героини по жаркой мексиканской пустыне в поисках потерянных детей американских граждан, за которыми она присматривает во время отпуска их родителей. Темы судьбы, роковой случайности, так характерные творчеству режиссера Иньяритту, в этой истории осложняются присутствием некоторой нелепости и безрассудства, так свойственных человеку и порой имеющих не менее трагические последствия, нежели несчастье, обрушившееся "сверху" и имеющее характер божественного произвола. Последняя "вавилонская" история происходит в самом современном городе мира - Токио. Огромное количество людей и сумасшедший ритм жизни не мешает зрителю испытывать те же ощущения одиночества и потерянности, как и в пустынях Марокко и Мексики. Здесь мы видим мир глазами глухонемой японской девочки-подростка, для которой общение с миром возможно только в контексте физиологического контакта. Этот способ взаимодействия - тоже один из языков Вавилона, непонимаемый большинством людей, попадающихся на пути юной страдалицы. В шумном Токио героиня Ринко Кикути чувствует не меньшую степень одиночества и вынужденной абстрагированности от мира, чем американка, умирающая от огнестрельного ранения посреди мусульманской пустыни. Алехандро Гонзалес Иньярритту абсолютно безжалостен к своим персонажам: все они подвергаются таким количествам несчастий, что местами начинают напоминать Кенни из "Южного парка", а сама наконец-таки завершенная эпическая трилогия - Энциклопедию Человеческих Несчастий, которые людям посылает Бог, Случайность и они сами. Популярность картин Иньярритту отчасти можно объяснить желанием людей увидеть, как другим может быть плохо, чтобы на этом фоне считать свою жизнь более счастливой. Хорошо, что хотя бы для удовлетворения этой цели они смотрят такое качественное и даже немного одухотворенное кино, которое получается у режиссера и его большой и уже знаменитой команды. (Влада Огнева)

В марокканской пустыне два подростка берут у отца ружье, только что купленное, чтобы защищать овец от шакалов. «Оно на три километра стреляет», - утверждает один. «Да вовсе нет», - спорит другой. «Вот посмотри!» - мальчик прицеливается в ползущую вдалеке машину, спускает курок. «Я ж говорил, что ничего не будет». - «Дай мне». Из-за горизонта появляется белый автобус. Пастух поднимает ружье, гремит выстрел. «Ну вот видишь». Автобус замедляет ход, останавливается. Ричард (Брэд Питт) и Сьюзан (Кейт Бланшетт) прилетели в Африку туристами, но не столько стремятся куда-то, сколько убегают. Оба хотят забыть нечто из недавнего прошлого. Он спрашивает, сможет ли она когда-нибудь простить его, она, кажется, не уверена, они почти не смотрят друг на друга. Они едут в белом туристском автобусе по пустыне, стекло вдруг разбивается, по рубашке Сьюзан растекается кровь. В Сан-Диего няня-мексиканка (Адриана Барраса) сидит с двумя маленькими детьми. Звонит их отец - просит няню остаться с детьми на целый день. Та колеблется: ей нужно отправляться на свадьбу собственного сына. В результате за няней заезжает племянник (Гаэль Гарсия Берналь), и все четверо едут на машине в Мексику - хотя у няни нет родительского разрешения пересекать с детьми границу. В Токио глухонемые барышни играют в волейбол, а потом идут веселиться. У Чиико (Ринко Кикути) мать недавно умерла, а отец ездил в Марокко охотиться. Когда очередная компания юношей спасается бегством, узнав, что девушки не говорят и не слышат, она снимает в оживленном баре трусы и широко расставляет ноги. Мел Гибсон может удавиться - этот фильм снят среди прочего на японском языке глухонемых. Мексиканский режиссер Алехандро Гонсалес Иньярриту и его сценарист Гильермо Аррьяга в третий раз делают фильм по одному принципу - нелинейный ход времени, пересекающиеся истории, - но «Вавилон» куда более амбициозен, чем «Сука-любовь» и «21 грамм»: сюжетная линия пересекает весь земной шар. Мы то и дело перескакиваем с одного континента на другой, отъезжаем по временной оси то немного вперед, то назад - что даже излишне, поскольку ночь в Мексике, понятно, не синхронизируется с ночью в Японии или в Африке. Среди многочисленных наград, которые сыплются - и, без сомнения, продолжат сыпаться - на «Вавилон», нет призов за главные роли: все актерские работы формально принадлежат второму плану. В основании столь массивного произведения должна, как все понимают, содержаться некая важная фундаментальная идея. И действительно, зрителю ее услужливо подсказывают рекламные ролики, слоганы и собственно название (вроде бы имеющее мало отношения к происходящему). Наш мир - та-да-да-дам - это Вавилон. Господь решил покарать много возомнивших о себе людей и смешал их языки. Универсального кода больше нет, все в смятении. Глобализация между тем распространяется, и бабочка, махнувшая крылышками в Японии… Впрочем, эти и подобные пошлости можно без труда додумать самостоятельно. Важно другое. Убеждая - в первую очередь себя, что процитированные мысли составляют суть фильма Иньярриту, мы на самом деле не только доверяемся пиар-агенту, выдумывающему рекламный слоган, но и уподобляемся ему. Не просто же так я только что потратил два с половиной часа, тараща глаза на тряское изображение и мучительно пытаясь уследить за внутренними связями сюжета. Там должно что-то быть! Между тем следящие за творчеством талантливого режиссера уже не раз могли бы допустить ужасное подозрение: а что если нет? Что если Иньярриту… ну, скажем, жульничает? Если трезво взглянуть на сценарий, мы увидим, что он составлен по образцу мыльных опер, причем худшего пошиба. Что Аррьяга с серьезным видом смешивает нестерпимо мелодраматические, да просто неприличные истории. Что нити, будто бы скрепляющие созданный на экране мир, формальны и порвутся при легчайшем натяжении - а следовательно, любые надстроенные концепции просто несостоятельны. Что персонажи одномерны и ведут себя для удобства сценариста совершенно неправдоподобным образом, в ситуации выбора всякий раз принимая не легкое и естественное, а трудное и неправильное решение (не поговорить с пограничником, а вдавить газ, не поехать в город на автобусе, а часами ждать скорую и т.д.). И это мы еще оставляем в стороне вопросы этики - а по-моему, например, нет никого омерзительнее режиссеров, которые не успокоятся, пока не убьют в кадре ребенка, а Иньярриту проделывает это в служебных целях в каждой картине. Поэтому мексиканец делает все, чтобы на его фильм было невозможно взглянуть трезво. Он крутит истории задом наперед, перемешивает их, пропускает через мелкое сито монтажа. Он заставляет отличных актеров выворачиваться наизнанку. У него фантастический оператор. В рамках своей (небезупречной, наверное) эстетики Иньярриту-режиссер абсолютно безупречен. В «Вавилоне» он выдувает мыльный пузырь такого масштаба и качества исполнения, что им трудно не восхищаться - но лишь помня, что, лопнув, он превратится в пустоту, воздух, абсолютное ничто. (Станислав Зельвенский)

Фильм Алехандро Гонсалеса Иньярриту позволяет взглянуть на современную цивилизацию из космоса. С разным уровнем приближения. Издалека планета кажется единым целым, точкой во вселенной. Чуть ближе - и можно рассмотреть границы между материками и океанами. Еще ближе - между отдельными государствами, городами, семьями. Все больше и больше линий на карте, все больше и больше границ. Выход третьего по счету фильма мексиканского режиссера, дал критикам повод объединить все его творчество ("21 грамм", "Сука любовь" и "Вавилон") в трилогию. Почему бы и нет - один сценарист (Гильермо Арриага), похожая структура, перекликающиеся мотивы. Но вот парадокс: с одной стороны новую картину от предыдущих отличает интимность и камерность повествования, с другой - масштабность. Это не обычный паззл, а многоуровневая головоломка. На первый взгляд, сюжет составляют четыре истории: американской семейной пары, потерявшей ребенка; мексиканской няни, незаконно пересекающей границу с чужими детьми; глухонемой японской школьницы и ее отца; двух марокканских братьев, решивших проверить дальнобойность отцовской винтовки. Именно оружие - символ максимального разделения, непонимания, открытого конфликта - становится главным действующим лицом повествования. Но историй оказывается не четыре, а пять. Последняя заключена в названии - библейская притча не нуждается в визуализации - последствием попытки строительства Вавилонской башни стало разделение людей на группы по языковому принципу. Но англоговорящая мексиканка Амелия, много лет прожившая в США, чувствует себя в этом государстве бесправной. И ее могут депортировать в любую минуту, несмотря на то, что "здесь у нее вся жизнь". А помимо границ пространственных и языковых, существуют границы физические: японская школьница чувствует свое одиночество посреди огромного мегаполиса лишь потому, что лишена возможности слышать и говорить. Все накопленные эмоции она выплескивает в мир в форме эротического эпатажа. И для нее это единственно возможный способ коммуникации. Разделение доходит до того, что, выезжая за пределы своей страны, люди подвергаются опасности: скорую помощь в Марокко приходится вызывать через американское посольство. И герой Брэда Питта мечется по марокканской деревушке между единственным телефоном, умирающей женой и туристическим автобусом, водитель которого до смерти боится стать жертвой террористов. Американцы с радостью используют дешевую рабочую силу и любуются красотами, не испорченные цивилизацией из окна туристического автобуса, но это не мешает им относиться с презрением к жителям стран третьего мира. Они не готовы признать в них людей цивилизованных. И режиссеру, уроженцу Мехико, очень тонко удается визуализировать ханжество такого рода. В "Вавилоне" вообще нет случайных для режиссера стран. В Марокко он впервые попал в 17 лет и уже тогда решил, что обязательно снимет здесь фильм. В Японии Иньярриту бывал неоднократно. Во время одного из посещений, на горе Хаконе он увидел странную пару: умственно отсталую девочку и старика, трогательно за ней ухаживающего. Так родилась японская новелла. К тому же каждую страну режиссер воспринимал как съемочную площадку, стараясь сделать так, чтобы в кадр попали самые яркие, наиболее характерные ее черты. "Вавилон" - это фильм о стирании собственных границ. О любви и горе, объединяющих как ничто другое. И зритель, наблюдающий за этим процессом со стороны, чувствует себя бесконечно мудрым, поскольку видит с самого начала мнимость пропастей, которыми герои сами же себя окружают. И чтобы преодолеть это расстояние, не нужно проектировать огромные мосты и конструировать самолеты, достаточно лишь протянуть руку. Однако именно эти несколько сантиметров иногда кажутся бесконечными. Выйти из скорлупы собственной нации или культурной группы гораздо легче, чем перейти собственную границу... (Елизавета Окулова)

«И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать. Сойдем же, и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город. Посему дано ему имя: Вавилон; ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле». - «Книга Бытия». Последний фильм мексиканца Алехандро Гонсалеса Иньяриту - «Вавилон» - к библейскому мифу, запечатленному в «Книге Бытия», отсылает не только названием, но и идейным содержанием. Действие ленты разворачивается на фоне пейзажей мира, в котором необратимо рухнула воздвигнутая на человеческой гордыне вавилонская башня, своим падением породившая непонимание и одиночество среди людей. Однако Иньяриту не был бы Иньяриту, будь эти проблемы в его творении прослежены лишь на социальном уровне. Верный своим принципам, канонизированным еще предыдущими работами - «Сукой-любовью» и «21 Граммом» - в «Вавилоне» он предстает все тем же идеалистом, скрупулезно фиксирующим превратности судьбы-злодейки в сфере духа. Только на этот раз - в куда более широких масштабах. С более ранними лентами Иньяриту «Вавилон» роднит мозаичный характер повествовательной структуры, которая после реализации на городском («Сука-любовь») и межличностном («21 Грамм») уровнях на этот раз складываются в общую картину планетарного размаха. Рассказ о современном Вавилоне охватывает три континента и интегрирует воедино четыре истории. Преломление пространства, временной анахронизм, игнорирование географической удаленности - все подчинено единой точке сборки: ключевой метафоре Вавилона как архетипа всей человеческой цивилизации, символа ее хрупкости и некоммуникабельности. Идейную основу этой экзистенциальной драмы в глобальных декорациях, к которой сплетаются основные нити повествовательной паутины, очень четко выражает слоган фильма: «Если хочешь, чтобы тебя понимали…слушай». Именно непонимание, причина которого - внутренние границы, ставшие следствием крушения башни на личностном уровне, служит отправной точкой повествования и духовной гангреной на нематериальном теле современности. Барьеры же языкового и социокультурного характера - не более чем внешнее логическое следствие, проистекающее из разобщенного внутреннего мира человека. Вся цепочка кровавых совпадений начинается с того, как ружье, подаренное японцем марокканцу, а в итоге попавшее в руки детей, роковым образом выстреливает в американскую туристку, которая в попытке уединения отправилась с супругом в путешествие по Африке и оставила детей на попечительство мексиканской няни Амелии. Затем действие плавно перетекает в Центральную Америку, где желание попасть на свадьбу сына в Мехико заставляет Амелию незаконным образом перевести детей через границу, в чем ей помогает ее племянник. Несколько обособленной от общей фабулы, но в контексте фильма - концептуально важной, стоит японская новелла. В ее центре - взаимоотношения глухонемой студентки-волейболлистки и ее отца, подарившего ружье африканскому путеводителю. Доведенная до психосексуальной фрустрации, девушка является личностным воплощением вавилонской метафоры: она вся, лишенная возможности речевого контакта с людьми и пребывающая в мире, где царит звуковой вакуум - квинтэссенция непонимания. Исходя из возведенной в абсолют детерминированности событий в масштабе планеты, вся Земля в изображении Иньяриту является некой «глобальной деревней», в которой весь глобализм замысла подчиняется экзистенциальной сфере. И в этом плане «Вавилон» в итоге предстает не только как лента о внутренних границах в некоммуникабельном мире; вперед также выдвигается немаловажная для Иньяриту идея всеобщей повязанности людей друг на друге, духовное единство, игнорирующее законы природы и социокультурные контрасты, но объединяющее человеческий род общим несчастьем и счастьем, горечью потери и радостью обретения, одиночеством и любовью. Весь двухчасовой фильм выстраивается и работает по принципу тезиса-антитезиса: общечеловеческое в нем раскрывается через личное, всеобщее - через единичное, внешнее - через внутреннее. Смысловая замкнутость оформляется сюжетной закольцованностью, когда начало есть по сути конец, а промежуточный хронометраж - круговорот межличностых переживаний. Если судить о «Вавилоне» в контексте всего творчества Иньяриту, то нельзя не отметить не только стилистическую, но и тематическую близость его работ: вновь здесь, посредством метода паззла, который собирает воедино сама Жизнь, все также бесповоротно играет людскими судьбами сука-судьба, рок по-прежнему необратим, личный крест - как всегда тяжел, и путь в гору к заветной цели - не близок и крут, а сам фильм, в итоге - очередное признание в любви ко всему человечеству, честное и искренное, обращенное с высоты руин башни Вавилона. Тем не менее, пожалуй, последняя лента Иньяриту является все же самой оптимистичной в трилогии: в ней Вавилон XXI века не оказался погребен под обломками человеческих грехов; демиург, создавший это эпическое бытоописание современности и изобразивший огромные жертвы, которые множество веков несет людской род в наказание за свою гордыню, оставил в ней место маленькой надежде. И пускай она выражена в объятии, которое сын дарит матери, или в брате, который пойдет за брата, или в руке, слегка протянутой отцом своей больной дочери, эта надежда сможет изменить весь земной шар. Она невидимыми нитями сплотит людей на основе величайшего достижения всей цивилизации - не нуждающегося ни в переводе, ни в рациональной трактовке тонкого языка человеческих чувств. (Карен Аванесян)

Когда марокканец-пастух покупал у соседа старенькое ружье, его сыновья слышали, как тот говорил, что шакала из него можно подстрелить на расстоянии в три километра. Тестовые выстрелы доказывают, что сосед скромничал: пуля облетает вокруг земного шара, наделав беды в Японии, Мексике и Штатах, прошивает экран и попадает прямиком в сердце тому, кто по неосторожности пришел в кинотеатр. "Вавилон" - из тех редких лент, пересказывать которые столь же бессмысленно, сколь и бессовестно. Так что, обойдемся без спойлерских намеков, единственное, что следует уточнить: все это совсем не похоже на клип группы "Korn" "Freak on a Leash". После премьеры фильма на Каннском фестивале (увенчанной призом за режиссуру), Иньярриту сравнивали с Куароном и Спилбергом, в прессе то и дело мелькала пресловутая формулировка "молитва о мире". Само собой, и "Дитя человеческое", и "Мюнхен" также говорили о "непонимании", "разобщенности" и "внутренних границах". А их создатели, поймав зрителя в прицел, тоже, не раздумывая, спускали курок. Разница в том, что у Спилберга в руках было не ружье, и даже не набитый порохом велосипедный насос, а так, хлопушка; Иньярриту же бьет крупным калибром и жалости не знает. (Андрей Зимоглядов)

Бред Питт и Кейт Бланшетт. И никакого героизма. Драма. Возможно, режиссер также искал смысл жизни. И скорее всего - искал! Но момент поиска теряется за сложным сюжетом. Ко второй трети фильма начинаешь наконец-то четко сводить все цепочки одна к одной, а затем просто смотришь, сопереживая героям. Впрочем. Какие они к черту герои? Безумцы, нищие, странные. Как люди. В Марроко встречаются давно рассорившиеся муж и жена, в это же время некий бербер в горах покупает ружье. Хорошее ружье, обещают, что будет бить далеко - на 3 километра. И отдает его своим сыновьям подросткам, чтобы отару охраняли от шакалов. Ну дальше предсказуемо - рано или поздно пуля найдет своего туриста. Но фильм сложнее. И характеры братьев, и характеры персонажей. Потом, когда младшенький удачно подстрелил американскую туристку. И настала месть полиции (бьют всех и сильно, потому что там туристы - валюта, а свои быдло). И старший умело сдает младшего: "Он американку застрелшил из своего ружья. А еще он за сестрой подсматривает. А еще она..." Очень по-детски. Так сдают во всем мире, наверное, братьев и сестер. Интересна линия с пассажирами автобуса. В селе куда привезли подстреленную героиню Кейт Бланшетт врача не было и ждать его надо долго. Совсем не героический Бред Питт просит бунтующих сытых янки не уезжать из села, где лежит его жена. Уезжают. Долго, нервно, не без потасовки, но уезжают. А раненой сшивают рану на полу грязной хибары обычной иголкой с нитками. Но беда не одна. Пока родители затеряны в марроканской провинции, в Америке их дети остаются одни. Няне срочно нужно в родную Мексику на свадьбу сына. С детьми сидеть неохота и она забирает их с собой через границу. Там свои вырванные годы. Заблудшие в пустыне и так далее.... А в сюжет добавляется еще одна линия. Япония. И девочка подросток, которая хочет срочно трахнуться, но все как-то не случается. Она уже бедная и ходит без трусиков и в мини-юбке. И все проблемы. А все от того, что ее мама выбросилась с балкона. А папу ищет полиция. Отдельная глубокая драма отдельной японской семьи. Просто и абсолютно случайно оказалось, что папа косвенно имеет отношение к инциденту в Марроко... Кино о жизни. Кино о людях. Кино о Вавилоне. (Алексей Газубей)

Каким тесным стал этот мир. Компактным. И если бабахнет в Америке, то шарахнет обязательно у нас. То знаменитое ружье из первого акта в третьем - обязательно выстрелит, но уже за многие тысячи километров. Эрекция стала трансконтинентальной, и девочка, сумасшедшая школьница из Харадзюку, демонстрирует прелести мальчику из Шепетовки. Люди становятся ближе с каждым днем. Мировой час пик. Все толкаются, кричат, топчут друг другу ноги и никто, решительно никто не пытается понять ближнего. Не хочет быть милосердным. Такой интим дорогого стоит. И это не секс с индивидуалкой из Бутово по триста уе в час. Душевная близость - товар эксклюзивный, для избранных. Нам остается смотреть хорошие фильмы, завидовать экранным героям: «Любовь…». Нынешний «Оскар» пройдет под девизом «Пойми меня». Два главных фильма, «Вавилон» и «Маленькая мисс Счастье», повторяют и продолжают друг друга. Словно это и не конкуренты, а две части одной психоневрологической дилогии об эгоизме, и о том - как правильно с ним бороться. Американец Дуэйн ( фильм Little Miss Sunshine), японка Шиеко (фильм Babel) - практически близнецы, разделенные не только километрами но фильмами. Они, «одинокие в толпе» - ненавидят этот мир, бегут прочь, мечтают его разрушить. Автор «Вавилона», мексиканский режиссер Алехандро Инньяриту, намеренно восстает против всех возможных норм, приличий и догм политкорректности. Cultural differencies, культурные различия - как преодолеть эту пропасть? Построить единый мир? Ведь дело вовсе не в языковых барьерах, а в самом укладе жизни. Сможем ли мы жить даже не вместе - а просто рядом? И не нужно идеализировать ситуацию. Все плохо. Инньяриту запускает три параллельных сюжетных линии. Пустыня Сахара, Токио и Мексика. Зачем искать инопланетян, если наша планета вмещает сотни, если не тысячи, совершенно непохожих цивилизаций? Где разнится все: обычаи, быт, мировоззрение. Придется разгадать головоломку, построить из сюжетных кубиков-лего новую Вавилонскую башню, чтобы разгадать главный секрет - что у нас общего. История начинается в далекой марокканской глухомани. Некий Хассан продает соседу Абдуле винтовку, а тот - доверяет этот «Винчестер» двум своим сыновьям-подросткам Юсуфу и Ахмеду. Мальчики должны охранять стадо, но вместо этого - палят из новой «игрушки» по здешним пейзажам. Одна случайная пуля попадает в автобус с туристами и ранит американку Сюзан (Кейт Бланшетт). Она, вместе со своим мужем Ричардом (Брэд Питт) приехала в Сахару в отпуск. Ричард и Сьюзан отправились в путешествие, чтобы забыться, приглушить боль утраты - недавно умер их маленький сынишка и семейные отношения дали трещину. Кто мог предположить - чем закончится эта поездка в Африку? Раненую Сюзан везут в ближайший аул (полный диких и страшных арабов), где пара вынуждена остаться. В компании со своим гидом Анваром, чтобы дождаться машины из госпиталя. Еще одна сюжетная линия. Глухонемая японская девушка Шиеко (Ринко Кукучи) тяжело переживает самоубийство матери. Ситуацию усугубляет отношение окружающих парней, которые считают Шиеко страшной уродиной. В ответ - героиня всячески эпатирует окружающих: «забывает» надеть нижнее белье, пристает к стоматологу, пытается соблазнить полицейского офицера Кенджи (Сатоши Никайдо). Тот хочет поговорить с ее отцом Ясухиро (Коджи Якушо). Выясняется, что именно ружье Ясухиро и выстрелило в далеком Марокко… Пока Сюзан и Ричард выживают в пустыне, их дети отправляются в Мексику. Няня едет на свадьбу сына, и решает взять своих воспитанников с собой. Юные гринго попадают в совершенно незнакомую, инородную, в чем-то - даже жестокую среду. Где совсем иная мораль, нравы, а лучшей забавой считается игра «Сверни курочке шею». И так далее, и тому подобное… Нет великого смысла пересказывать сюжет этого фильма. Самого Инньяриту не интересует хронология и строгая последовательность событий. Он охотится за ощущениями, ракурсами, новыми метафорами. За мимолетностью. Инньяриту любит даже не крупные, а близкие, интимные планы. Когда кожей чувствуешь дыхание главной героини. И эта шальная, попавшая в нее пуля, заставит тебя кричать от боли. Каждым своим кадром режиссер декларирует принцип: «Посмотри, как прекрасен этот мир без прикрас». Никакого глянца, все взаправду: красные африканские скалы, сумасшедший трафик токийских улиц, пыльная мексиканская провинция. Большая часть актеров - не профессионалы, а сами звезды (Бред Питт и Кейт Бланшетт) играют здесь не самые главные роли. Инньяриту шокирует, балансируя на грани с порнографией. Но это - жизнь. И пусть некоторые сцены выглядят слишком натуралистично (никогда еще мочеиспускание не выглядело так лирично), пусть повествование кажется излишне дискретным - попробуйте понять фильм не умом, но сердцем. Этот же самый навык поможет жить в новом Вавилоне. В мире, где каждый говорит на своем языке. Инньяриту ставит не точку, но многоточие… Закончилась его «смертельная трилогия» («Сука-любовь», «21 грамм», «Вавилон»), но финал остался открытым. Все еще только начинается? (Алексей Копцев)

Винтовка, проданная одним японским торговцем оружием, попадает в Марокко. Тут ее покупает мирный небритый дехканин. Он похож на террориста - но там они все похожи на террористов. На самом деле, винтовка нужна ему, чтобы отстреливать шакалов и охранять свое стадо от потравы. Он надеется, что сыновья-подростки справятся с этой нехитрой задачей. Младший показывает себя многообещающим мальчиком: с черт знает какого расстояния попадает на спор в туристический автобус и серьезно ранит американскую туристку. Конечно, он в нее не целился - он целился в автобус, но туристке от этого не легче. На другом конце мира, в Америке, маленькие дети этой туристки, оставленные на попечение нелегалки-мексиканки, едут с няней через границу на свадьбу ее сына и неожиданно сами превращаются в нелегалов. Еще на одном конце света, в Японии, глухонемая дочь торговца оружием никак не может прийти в себя после самоубийства матери и все пытается лишиться девственности. Все равно с кем - со стоматологом, с полицейским… Начав как исчадие мексиканского андеграунда, Алехандро Гонсалес Иньярриту превратился в международную альтернативную звезду. Еще немного - и его окончательно засосет официоз: «Вавилон» претендует на главные американские кинопризы. Тому, кто однажды получил «Оскар», уже не отмыться вовек. Иньярриту бросил родной безумный Мехико, переехал в скучный гламурный Лос-Анджелес и стремительно превращается в респектабельного режиссера, который называет «малобюджетным» фильм стоимостью в 25 миллионов долларов. Но человек он хороший. Очень любит своих детей. Очень хочет остаться в истории именно хорошим отцом, а не хорошим кинематографистом. Своим детям он и посвятил «Вавилон». Он строит мост между поколениями - а заодно, и между нациями. Побочный эффект. Сумма в 25 миллионов оказалась недостаточной, чтобы Иньярриту продался, изменил себе. Он по-прежнему режет правду-матку, не стесняясь задеть за живое. «Вавилон» не лучше и не хуже его предыдущих проектов «Сука-любовь» и «21 грамм» - хотя он другой. Но фирменные сюжетные заморочки Иньярриту (многосоставная история, части которой хронологически перепутаны и взаимно пересекаются) - на месте. «Сука-любовь» была проще и честнее. «21 грамм» - занятнее и трагичнее. «Вавилон» - масштабнее и сочнее. Сок, правда, очень горький, но это - тоже как обычно. Перечень актеров начинается с Брэда Пита и Кейт Бланчетт. Впрочем, они поставлены первыми только в русле соблюдения идиотской традиции, по которой открывать голливудский парад должны самые дорогостоящие экспонаты. Питт и Бланчетт - более чем равноправные участники сложной игры, куда вовлечены японские национальные киногерои и никому не известные марокканцы, а также несколько чистеньких англосаксонских деток и любимый соратник Иньярриту - Гаэль Гарсия Бернал. Главной роли фильм не предполагает вообще, если не считать роли Господа Бога. Ее Иньярриту разделил между собой и сценаристом Гильермо Арриагой. Тоже, как обычно. «Вавилон», пожалуй, не так «задурен», как предыдущие опыты Иньярриту. Вероятно, жизнь в Лос-Анджелесе все-таки размягчает если не мозги, то способ воздействия на мир. Идея преподнесена в сравнительно более простой обработке. И все-таки, чтобы вы там ни ворчали по поводу «продавшегося с потрохами латиноса», перед нами - все тот же легко узнаваемый Иньярриту. От него не отделаешься одним простым нажатием кнопки «стоп». Да, в общем-то, и отделываться - зачем? Когда-то я писал, что фильмы Иньярриту нравятся, даже если непонятны. Могу добавить: именно тем они и хороши, что в них нужно въезжать по второму-третьему кругу. Он продолжает держать зрителя на коротком поводке своих заумных идей и неудобоваримых ассоциаций. И это, странное дело, абсолютно не раздражает. (Джон Сильвер)

Где пролегают границы между людьми и где они преодолеваются? В своей новой картине «Вавилон» Алехандро Иньярриту ставит этот вопрос и сам же на него отвечает. Название фильма отсылает зрителя к библейской легенде о Вавилонской башне и смешении языков. Но Иньярриту не просто напоминает о том, что давным-давно люди утратили взаимопонимание. Режиссер берется пересмотреть эту печальную аксиому. Он находит и выявляет то, что объединяет между собой людей разных полов, возрастов, национальностей. Нельзя не отметить оригинальность режиссерского взгляда на проблему. Иньярриту во всем идет от противного. Показывает сходство через различия, общность - через разделение, надежду - через отчаяние. Как и в предыдущих картинах, «Сука-любовь» и «21 грамм», в «Вавилоне» режиссер беспощаден к своим героям, но именно так заставляет вспомнить о том, что люди заслуживают пощады. В «Вавилоне» Иньярриту взялся совместить несовместимое. И преуспел, если не считать того, что фильм в результате получился непомерно тяжелый. Он поместил в один кадр Брэда Питта и непрофессиональных марокканских актеров, а Гаэля Берналя заставил смешаться с толпой подвыпивших мексиканцев. «Белую лилию», Кейт Бланшетт, перемазал в крови и грязи и крепко сплел ее судьбу с судьбой двух мальчишек-марроканцев, которые однажды неудачно испробовали дальнобойность ружья. «Вавилон» построен на контрастах - языковых, культурных, эмоциональных. Виды ночного Токио здесь сменяются видами африканской пустыни, ухоженные лица американских детей - пыльными лицами жителей Марокко, жестикуляция мусульманского пастуха - языком глухонемых, на котором говорит японская девушка. Различий так много, что они перестают бросаться в глаза, а внимание зрителя исподволь сосредотачивается на сходствах. Многоголосье «Вавилона» отнюдь не звучит какофонией. Три истории, из которых состоит картина, тончайшим образом переплетены между собой. Причем не только на сюжетном уровне (герои, разбросанные по трем континентам, в результате оказываются старыми знакомыми или родственниками), но и на уровне замысла: все они говорят о преодолении границ. Множество границ и рубежей разбросаны по всему фильму, и герои постоянно вынуждены их преодолевать. В этом смысле, прорыв через пограничное заграждение равен выстрелу из ружья в далекий (и как будто игрушечный) автобус, а тот, в свою очередь, равен хриплой реплике, нарушившей ледяное молчание между супругами. Все это - попытки вырваться за пределы собственного замкнутого мира. Пересечение и разрушение границ, созданных предрассудками, глупостью, эгоизмом, производит шокирующее воздействие. Это происходит, когда глухонемая японка Чиеко на приеме у стоматолога вдруг лижет доктора в губы. Когда мусульманский мальчик подсматривает за переодеванием сестры. Когда на глазах у американских детишек веселый мексиканец свинчивает голову курице. В ответ на постороннее воздействие каждый отдельно взятый мирок начинает конвульсивно сокращаться: дети кидаются в рев, обезглавленная курица мечется по двору, маленький шпион получает пощечину, врач в холодном бешенстве вышвыривает девушку вон из кабинета. Так проявляется стремление вернуться в свои границы, сохранить их неприкосновенными. Две противодействующие силы (одна направлена внутрь, другая - во вне) придают «Вавилону» мощь пушечного выстрела. Два с лишним часа, которые идет фильм, переживаются как длительный и трудный рывок куда-то за пределы. «Вавилон», награжденный в Каннах премией за лучшую режиссуру и «Золотым глобусом» как лучший фильм-драма, поражает размахом затронутых тем, разнообразием художественных средств. Что касается больных вопросов, которые, как всегда, в изобилии поднимает Иньярриту, то досталось всем: и американским супружеским парам, и японским школьницам, и нелегальным мексиканским эмигрантам, и африканским пастухам, и политическим лидерам, намертво запутавшимся в терминологии (в фильме они никак не могут разобраться, что есть терроризм, а что - трагическая случайность). Камера смотрит на героев преимущественно сверху, ясно, что они здесь - судимые. Словно режиссер поднялся на руины Вавилонской башни, чтобы оттуда вести рассказ о печальной судьбе ее строителей, лишившихся общего языка. И как бы в напоминание об этой самой башне плоская поверхность пустыни в кадре резко сменяется видами гор или токийских небоскребов. Чем ближе финал, тем ниже опускается камера, оказываясь в конце концов вровень с героями. Это та нулевая отметка, в которой силы, разбуженные Иньярриту, уравновешивают друг друга. Фильм заканчивается не на мажорной и не на минорной ноте, он заканчивается молчанием. «Молчание языков» и служит ответом Иньярриту на поставленный вопрос о возможности взаимопонимания между людьми. «Любовь никогда не перестает; хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится». (Мария Гросицкая)

И в этом фильме Алехандро Гонсалес Иньярриту прибегнул к своему фирменному приему, реализованному в двух своих предыдущих фильмах: во-первых, последовательность действий в картине разрывается и перемешивается, как несчастная жизнь и точки перехода А-Януса и У-Януса, и, во-вторых, в фильме развивается несколько совершенно различных и параллельных сюжетных линий, которые на самом деле так или иначе связаны между собой - хотя бы огнестрельным оружием. Собственно, с оружия все и началось. В одной японской семье произошло несчастье: жена покончила жизнь самоубийством. Ну, по крайней мере такую версию рассказали полиции: женщина застрелила себя из пистолета. За некоторое время до этого муж отправляется на сафари в Марокко, там дарит ружье своему проводнику. Тот прикупает коробку патронов и продает комплект своему знакомому - бедному козопасу, которому нужно отгонять шакалов от коз. Ружье вручается двум сыновьям козопаса, присматривающим за стадом, которые пытаются выяснить один важный факт: правда ли, что из этого ружья можно стрельнуть аж на три километра. По камням на таком расстоянии им стрелять неинтересно, поэтому младший парень лупцанул из ружья по автобусу с туристами, едущему по горной дороге. Что интересно, попал. Причем не просто в автобус, а в американскую туристку Сюзан (Кейт Бланшетт), которая приехала в Марокко вместе со своим мужем Ричардом (Брэд Питт) - они хотят попробовать восстановить разбившуюся чашку семейных отношений. Ну и тут у Ричарда с Сюзан начинаются серьезные проблемы. Сюзан ранена, может истечь кровью. Супругов при этом привезли в какую-то марокканскую деревню, где живет их гид, и там невозможно найти квалифицированную помощь. До нормальной цивилизации - пять часов езды, которые Сюзан на туристическом автобусе просто не преодолеет. А американское консульство играет в какие-то политические игры из серии - был ли это несчастный случай или вылазка террористов, в результате чего прибытие санитарной машины оказывается под большим вопросом. Местная марокканская полиция ищет человека, который выстрелил по автобусу. Им позарез нужно доказать, что это был какой-то несчастный случай, а вовсе не террористическая акция, в противном случае отношения этой страны со Штатами могут серьезно осложниться, а марокканскому правительству это совершенно ни к чему. В далекой Америке, где остались двое маленьких детей Ричарда и Сюзан, начинаются проблемы у их няни - мексиканки Амелии (Адриана Барраса). Ее сын женится, Амелии очень хочется побывать на свадьбе, однако она должна сидеть с детьми. И тогда Амелия решает взять с собой детей и отправляется на свадьбу в Мексику на машине своего племянника - непутевого Сантьяго (Гаэль Гарсиа Берналь). Ничем хорошим эта поездка, разумеется, не закончится. Ну и последняя сюжетная линия - глухонемая дочь японца, подарившего ружье проводнику, которую зовут Чиеко (Ринко Кикути). У девочки тоже масса проблем. Странная смерть матери, различные сложности во взаимоотношениях с отцом, все возрастающая сексуальность, которая не находит никакого выхода, - понятно, что с таким недостатком ей очень трудно познакомиться с нормальным парнем. "Вавилон" уже получил три приза в Каннах (лучший режиссер, приз за операторскую работу и специальный приз всемирного жюри), аж семь номинаций на "Оскар" (премию еще не вручали, но фильм наверняка выиграет минимум один приз), аж семь номинаций на приз британской киноакадемии, аж семь номинаций на приз кинокритиков телерадиовещания, ну и для разнообразия аж десять номинаций на приз чикагской ассоциации кинокритиков, не считая всяких наград и номинаций помельче. То есть на данный момент 61 номинация и уже 14 наград. Через некоторое время награды увеличатся где-то до сорока, не меньше, да и номинации добавятся. Так что, заслуживает ли фильм весь этот призопад? На этот вопрос я отказываюсь отвечать без своего адвоката, ну и кроме того, смысла в моем ответе практически не будет, потому что награды, во-первых, сильно зависят от остальных фильмов, представленных в тот же период, во-вторых, четко зависят от злободневной киносоциальной конъюнктуры, ну и в-третьих, связаны с различного рода политическими моментами. (Яркий пример - приводящий буквально в шок главный приз в Каннах фильму "Фаренгейт 9/11", который к художественному кино не имеет вообще никакого отношения, да и как остросоциальная публицистика - весьма так себе.) Поэтому говорить о том, достоин/не достоин, правильно дали/неправильно дали, не имеет никакого смысла. Будем говорить о фильме как таковом, безотносительно к его наградам. Так вот. Фильм, в общем, хороший и явно достоин просмотра. Однако он отчетливо демонстрирует тот печальный факт, что яркий и когда-то действительно независимый мексиканский режиссер постепенно, но довольно явно погружается в голливудское болото. Поймите меня правильно, я ничего не имею против голливудского болота, особенно если это любимое болото Шрэка. Но несколько неприятно видеть, как совершенно неголливудские режиссеры, подающие большие кинематографические надежды, залезают на это прокрустово ложе. Кстати, некоторые из них сами осознают этот факт и быстро покидают липкую страну грез, сохраняя себя для киноманной общественности, - например, тот же Эмир Кустурица. Но другие уже не в состоянии выбраться из этой банки с вареньем, в результате чего быстро теряют индивидуальность и позволяют себя обтесывать со всех сторон продюсерским рубанком, а это вовсе не творческий рубанок папы Карло, я вас уверяю. Скорее - механический станок, оболванивающий всех под свой криво изогнутый штамп. Впрочем, к счастью, пока еще Иньярриту не потерял своей режиссерской индивидуальности. Он по-прежнему разрабатывает свои фирменные приемы, он по-прежнему более или менее искренен, однако в его новом фильме уже вполне заметны элементы точной просчитанности и, если хотите, манипулятивности. А хороший режиссер не должен манипулировать зрителем. Рыдания девушек в кинозалах на "Вавилоне" - не сильно хороший знак, потому что рыдают они в четко просчитанных моментах. Наличие в картине Брэда Питта и Кейт Бланшетт выглядит достаточно искусственно и является тем самым голливудским знаком - теперь и тебе, оголливудившийся мексиканец, придется принимать наши правила игры: без звездульки нет кассульки. Нет, сыграли-то они вполне нормально, а в эпизоде с телефоном Питт наконец-то показал тот самый класс, который у него в последнее время прорывается все реже и реже, но уж больно чужеродно выглядят голливудские суперзвезды в фильме Иньярриту. Вы скажете, а как же Шон Пенн, Наоми Уоттс и Бенисио Дель Торо в картине "21 грамм"? Ну, во-первых, они там в главных ролях, а во-вторых, это актеры совершенно другой формации, причем двое из них - Наоми Уоттс и Бенисио Дель Торо - слегка "чужаки", пришедшие в Голливуд, а бунтарь Шон Пенн в Голливуде своим никогда не был и суперзвездой никогда не являлся. (Подчеркиваю, термин "суперзвезда" не имеет никакого отношения к актерскому мастерству - это только показатель кассового успеха. И тот же Шон Пенн, на мой взгляд, как актер - на голову выше Брэда Питта, при всем моем искреннем уважении к последнему.) По той же причине - наличие в фильме Брэда Питта - "Вавилон" довольно сложно смотреть в кинотеатре, потому что туда являются восторженные пустоголовые девицы со своими пропахшими пивом и косяками кавалерами, которые хотят посмотреть на "милашку Брэдика", и когда понимают, что милашку Брэдика гримом состарили лет на двадцать, а фильм - какая-то жуткая нудятина, - они начинают громко отпускать свои дебильные шуточки и тупо ржать в самых драматических моментах так, что хочется взять то самое ружье из фильма и снести самому громко ржущему башку - ну, чтобы просто посмотреть, есть у него там внутри хоть какие-то мозги или нет. Чисто научное любопытство, ничего более. Впрочем, я уже ухожу куда-то в сторону, а о "Вавилоне" толком еще не поговорили. О чем этот фильм? О нашем с вами "Вавилоне" - огромном глобализованном мире, в котором так трудно понимать друг друга, причем вовсе не из-за разницы в языках. Японская девочка страдает от одиночества и непонимания, американский турист (Питт) получает бескорыстную помощь от марокканского гида и жителей деревушки, а вот как раз соотечественники, говорящие на родном английском, ради его раненой жены совершенно не собираются поступаться своими удобствами. "Вавилон" - фильм о том, как маленькие глупости и элементарное нежелание хоть чуть-чуть подумать своей головой могут приводить к ужасным последствиям. Некоторые зрители говорят, что сюжет с нянькой-мексиканкой, которая потащила вверенных ей американских детишек через границу на свадьбу своего сына, а потом поехала с ними обратно на машине с пьяным и накокаиненым водителем, несколько притянут за уши. Да ничего подобного! Обычная такая классическая дура, которая сначала делает, а потом только начинает думать. Другое дело, как такой дуре Ричард с Сюзан доверили своих детей - вот это уже действительно явно притянуто за уши. Сюжет с японской глухонемой девочкой - с одной стороны, сделан неплохо и смотреть его интересно, но с другой - явно достаточно искусственно прицеплен к фильму и очень натянут сам по себе. Нужно быть очень снисходительным и нетребовательным зрителем, чтобы рыдать от сочувствия, глядя на то, как эта девочка (совсем, кстати говоря, не уродина) исступленно предлагает свою девичью честь первому встречному-поперечному - от стоматолога до полицейского. Резюмирую. Кино, в общем, хорошее, посмотреть его вполне имеет смысл. В ряду современных кинематографических поделок "Вавилон" заметно выделяется глубиной мысли, серьезностью и разносторонностью рассматриваемых проблем. Однако налицо определенная манипуляция зрительскими эмоциями и явные натяжки, которые чистое искусство, ранее свойственное этому режиссеру, переводит в разряд хорошей техники. Заметно больше техники и заметно меньше души, прошу прощения за пафосность. А дождь кинематографических наград показывает только одно: снимать стали совсем плохо и плоско, уж если "Вавилон" выглядит каким-то откровением. Он никак не шедевр. Просто хорошее кино. Которого стало очень и очень мало. Зрелищность: 4; Актерская игра: 4; Режиссерская работа: 4; Сценарий: 4. Кратко о фильме - хорошее, но слегка манипулятивное кино. Нужно ли смотреть - вполне можно. (Алекс Экслер)

Продолжительная овация, устроенная «Вавилону» после первого каннского показа навеяла задумчивое отчаяние. Казалось, это хлопает ускользающая Европа, ускользающая западная цивилизация, вступить в ментальный контакт с которой (при всех общих формальных атрибутах) русскому человеку по-прежнему не дано. На пресс-конференции Иньярриту поздравляли с Пальм д'Ор (попавшей в итоге, в другие руки), в кулуарах шептали: «This film is so important». С нашей же провинциальной колокольни, отстоящей от основных магистралей, важность момента совершенно не чувствовалась - головой понимаешь, что такое «интимная глобализация», но присоединиться к аплодисментам не получается: режет глаз чудовищная фальшь и механическая расчетливость картины Иньярриту. Вот в этом-то и была загвоздка: неужели, думалось, серьезность затронутых тем важнее для западной публики, чем эмоциональная несостоятельность раскрытия? На следующий день появились первые рецензии, и стало ясно, что пропасть не так велика - «Вавилон» называли и «амбициозным» (Variety) и «манипулятивным» (Village Voice). Именно груз режиссерских амбиций и погубил неплохой, в сущности, замысел сценариста Гилльермо Аррьяги, вполне себе андерсоновскую историю одной вещи - старого ружья, выстрелившего в неожиданном месте в ненужное время. Рукотворный предмет (причем, предмет по определению опасный) при надлежащем обращении мог бы стать сильной метафорой тех процессов, которые Иньярриту описал без иносказаний, в лоб, с таперской грубостью ударяя по всем известным клавишам зрительской души. Вместо одного неодушевленного, но потенциально красноречивого персонажа, режиссер вывел на сцену полчище протагонистов, перекрикивающих друг друга с разных континентов. Если распутать хронологический узел, искусственно затянутый в фирменной манере Иньярриту, то восстанавливается такая последовательность событий. Японский турист, отец глухонемой дочери, после самоубийства жены едет охотиться в Марокко и дарит ружье своему арабскому проводнику. Тот продает оружие пастуху из соседней деревни. Один из сыновей пастуха, изучая баллистические свойства ружья, стреляет по рейсовому автобусу, в котором, в числе прочих пассажиров, едет американская пара. Женщина ранена, врача по близости нет, и она несколько часов агонизирует в ожидании вертолета. В это время в Америке двоих ее детей сторожит мексиканская няня - она не рассчитывала на задержку родителей, ей надо уехать на выходные домой, на свадьбу сына. Мальчика и девочку, маленьких американцев, приходится взять с собой. На обратной дороге возникает конфликт с пограничниками и водитель машины, племянник няни, дает по газам. В результате женщина и двое чужих детей остаются ночевать в пустыне. К этому времени раненная мать уже эвакуирована, марокканские полицейские находят семью пастуха, а к японцу приходит полицейский, чтобы удостовериться в том, что ружье действительно принадлежало ему. Итог: американка спасена, дети вернулись домой, мальчик-пастух мертв, а мексиканская няня выслана за пределы США. Предполагается, что каждый из этих персонажей - и есть участник процесса «интимной глобализации»: выходит, что скованы цепью рукопожатий не только лидеры Восьмерки, но и простые, живущие на максимальном удалении друг от друга, люди. Но вот незадача - фильм, вроде бы акцентирующий внимание на человеческом аспекте, именно человечности лишен начисто: герои Иньярриту на самом деле не живые существа, а функции, носители слишком внятно, по слогам, проговариваемых режиссерских концепций. Мексиканская няня - воплощенная нелегальная эмиграция, упрек жесткому американскому законодательству. (Она годами жила в стране без документов, но воспитала несколько поколений белых детей и пострадала именно по причине своей лояльности). Светловолосые младенцы (настолько светловолосые, что с их появлением не остается никаких сомнений - мы имеем дело со спекуляцией) - это недоумение и страх белой Америки перед лицом неотвратимой угрозы с юга. (Один из самых ярких эпизодов фильма: наивная девочка ловит курицу, и герой Гаэля Гарсии Берналя ловким движением отворачивает птице голову - в глазах ребенка немой ужас). Американская пара (Брэд Питт и Кейт Бланшетт) - это внешняя политика правительства США, в любом недоразумении готового видеть террористическую угрозу. Марокканские пастухи - третий мир, дикий, гордый, бесконечно опасный, но пока еще подконтрольный и подавляемый без всякой презупмции невиновности. Второстепенные полицейские разных национальностей - тупая государственная машина, во всех концах света одинаково враждебная по отношению к простому человеку. Богатые богатеют, бедные беднеют. Самые незащищенные погибают первыми, сильный устанавливает свои правила - могло бы попахивать социализмом и крамолой, если бы не в глаза не бросался расчет. Японские эпизоды несколько выбиваются из общей концепции, они притянуты за уши и выдают поверхностное знание предмета. Образ Токио воссоздается по азиатским (чаще всего экспортным) кинокартинам - неоткуда больше взяться сексуально озабоченной глухонемой девочке в белых пузырящихся гольфах. Логика, по которой эти главы пристегиваются к «Вавилону», приблизительно такая: «А вот, еще есть Япония, и она тоже - часть глобальной деревни». «Интимная» составляющая иньярритовского концепта таким образом провалена - живые люди в «Вавилоне» раздавлены грузом идей. С составляющей «глобальной» тоже не все так просто, как может показаться по прочтении синопсиса, пестрящего географическими названиями. Алехандро Гонсалес Иньярриту вошел в мировой кинопроцесс в самом начале текущего столетия, когда национальная специфика сама по себе служила пропуском в индустрию. В «Суке-любви» (2000) он показал Мехико, раскаленный ад бедных улиц, залитых потом и кровью (линия с аппер-мидлом и фотомоделью получилась слабее). Теперь, после третьей картины можно сделать вывод, что весь путь бегло говорящего по-английски Иньярриту - это вымывание из себя мексиканца. Той самой почвенности, за которую его полюбили критики и зрители. Кастинг симптоматичен: карьера режиссера - переход от безвестного (на момент «Суки-любви») Гаэля Гарсии Берналя, через адаптированного латиноамериканца Бенисио дель Торо (в «21 грамме») к триумфатору таблоидов Брэду Питту. Томми Ли Джонс, снявший по сценарию того же Аррьяги свои «Три могилы» оказался в итоге лучшим мексиканцем, чем Иньярриту. Но почва недаром помещена в один контекст с судьбой. При всех своих попытках мыслить глобально, Антей-Иньярриту оказывается состоятелен только на родной земле. Именно в мексиканских эпизодах , в потоках ритуальной крови, «Вавилон» очищается от концептуальной шелухи и ненадолго превращается в завораживающее зрелище - дикое и опьяняющее южное празднество. Трех полнометражных картин недостаточно, чтобы вручать создателю приз за вклад в киноискуссвто. Тем не менее, режиссерская Золотая Пальма Иньярриту кажется именно наградой по совокупности - за все то немногое, что он уже успел сделать. Потому что с точки зрения режиссуры «Вавилон» - стопроцентный самоповтор, заученное действие, произведенное механически, без малейших погрешностей. Слоеный пирог из крупных планов, помноженных на нелинейную композицию - исходя из этих характеристик «Суку-любовь», «21 грамм» и «Вавилон» можно объединить в формалистскую трилогию, созданную на основании одной и той же режиссерской стратегии. Иньярриту повторился не только стратегически, он не постеснялся повториться в деталях. Зрелый мужчина в состоянии страстного отчаяния (сыгранный сорокалетним актером, старательно загримированным под сорокалетнего персонажа) - его постоянный герой. Нагромождение фатальных недоразумений - постоянный сюжет. И даже агонизирующего белого человека, покрытого копотью и потом, мы уже видели - в «Пороховой бочке», рекламном ролике, снятом Иньярриту для BMW. Искусность вместо искусства и неперевариваемый комплекс проблематики - таким получился третий, и самый амбициозный проект самого амбициозного латиноамериканского режиссера. Незатейливая метафора в названии (город смешавшихся языков разросся до масштабов планеты) против воли режиссера оборачивается самохарактеристикой. Это он, Алехандро Гонсалес Иньярриту, наследник библейских гордецов, захотел построить Вавилонскую башню и сделать себе имя, прежде чем рассеяться по лицу земли. (Мария Кувшинова)

Одна глупая ошибка, нелепый поступок, не объяснимый здраво - и жизнь человека безвозвратно меняется. Одним махом летит под откос весь благополучный доселе паровоз, в вагонах которого накоплено добра, денег, семейного счастья, детишек и прочего позитива. Не смотрите этот фильм, если ждете от него «большой» философии. Не смотрите - если предпочитаете развлекательное шумное кино. Не смотрите - даже если собрались посмотреть ради симпатяги Брэда Питта. Но непременно, обязательно, безотлагательно посмотрите его, если в вашей жизни есть ценности, которые ни в коем случае нельзя терять. Если в вашей жизни есть люди, потеря которых сравнима для вас с собственной гибелью. Если вам никогда не смириться с болью, горем, несовершенством этого мира. Он покажется вам скучным? Затянутым? Пересмотрите его еще раз. Смотрите частями, ставьте на паузу - и думайте. Не нужна большая философия, чтобы осознать маленькую истину - в этом несовершенном мире все взаимосвязано. Все наши маленькие человеческие жизни, судьбы переплетены в тесный клубок, и потянув за одну ниточку, даже только коснувшись ее ворсинок, каждый из нас способен пустить под откос благополучный паровоз чьей-то жизни. Одним легким движением, одним неосторожным глупым поступком. (Martishka)

Еще до того как я прочитал сейчас слоган фильма «Если хочешь, чтобы тебя поняли… Слушай» я понял, о чем этот фильм. О непонимании. Вавилонскую башню недостроили люди, стремящиеся приблизиться к Богу и может быть даже сать больше чем Бог. За это он покарал их, дав им всем разные языки. Они перестали понимать друг друга и общее дело остановилось. Все рабрелись по разным дорогам. Непонимание. Даже если люди говорят на одном языке (К. Бланшетт и Б. Питт), между ними может быть пропасть этого непонимания. Они хотят стать ближе, хотят чтобы пропасть исчезла, но это невозможно. Они не понимают друг друга. и только этот несчастный случайс выстрелом, рожденный маленьким арабом, только этот несчастный случай делает их ближе. Они оба вдруг остро чувствуют тонкую грань между жизнью и смертью, грань, которая может их разделить навсегда. И в чужой стране, где никто не может им помочь, он, плача от осознания беспомощности, а она, истекая кровью - находят новый путь друг к другу. В общем для меня их история была самой внятной пожалуй. Тронула история японки. Сама девчонка прекрасная. И ведь та же тема непонимания. Она живет в глухом мире, где нет звуков. Она хочет, чтобы к ней прикасались. Она хочет чувстовать себя такой же как и все девочки ее возраста, но это невозможно. Над ней смеются и она злится на смеющихся. У ней нет слов чтобы выразить что она чувствует, она может только писать. Это девочка как переполненный сосуд, уже нужно куда то вылить содержимое, но никто не хочет это сделать, на нее смотрят как на инвалида, кем она и является. В общем, этот фильм наверное нужно смотреть много раз, потому что я чувствую, что там много тем, много того, что я не увидел сразу и не понял. Но фильм, бесспорно, глубокий и правдивый. (Vikonty)

Это не кино… Это нечто гораздо большее и важное… И слово «шедевр» язык не поворачивается произнести, ибо это слишком грубое, слишком сухое, слишком никчемное слово… По таким фильмам можно писать научные диссертации, о них можно думать часами, такие фильмы глубоко забиваются в душу, занимают особую часть тебя… Это не кино, это не шедевр. Это настоящее искусство. Ответственность, понимание, сострадание, взаимопомощь, ненависть, бездушие, эгоизм… все сплелось, все смешалось… Совершенно разные люди, разных национальностей, вероисповеданий, привычек и нравов… но как же они похожи… Они страдают от одного и того же, радуются похожим вещам… Они все частички огромного клубка под названием человечество. Все в мире взаимосвязано и взаимозависимо. Идея не нова и банальна. Блестящее Столкновение уже сказало почти все на эту тему, но Вавилон он другой… Он намного злее, жестче, откровеннее… Он подобен снежному кому летящему с горы… С каждым кадром проблемы становится все больше и больше, мир становится все мрачнее… И это уже не картинка, это настоящий комок нервов… Как будто с тебя содрали всю кожу… Чувства обострены до предела… А ведь ничего сверхъестественного не происходит... Все просто. Каждый день миллионы людей страдают от подобных проблем, каждый день сотни и тысячи умирают, каждый день совершаются непоправимые ошибки… Но почему то только в кино удается почувствовать всю боль окружающего мира. Только кино дает окунуться с головой в этот водопад проблем… Шикарно. Безупречно. Жестоко. (Dolphin)

Сегодня ночью, в ожидании Оскара, наткнулся на фильм «Вавилон» и не мог не посмотреть - во-первых смотреть было просто нечего, а во-вторых - где-то, когда-то слышал, что фильм неплохой. В результате я увидел очень неоднозначную картину. В первую очередь, конечно, неоднозначную по содержанию. Я уже был знаком с подобными фильмами и сюжет «эффекта бабочки» поднимался не раз, но эта картина - тот случай, когда тема, уже не однократно воплощенная на экране смотрится очень достойно. Если обратиться к этимологии слова «Вавилон», то можно увидеть следующее: Слово «Вавилон» происходит от семитского «bab-Illu», означающего «Врата Бога. В то же время, о смысле данного понятия в среде историков и толкователей до сих пор идут споры. Однако, наиболее часто «Вавилон» имеет нарицательное значение, как Великий город, удивительный по своей широте, богатству и… безнравственности. Создателям картины, на мой взгляд, удалось передать то самое ощущение, которое по описаниям испытали иудеи, увидевшие Вавилон, ощущение, складывающееся из восторга перед многообразием нашего мира и времени, количества стран, языков и культур, и ужаса от того, насколько в этом многообразии одинок человек, насколько ничтожным является его равновесие в этом мире, если его может пошатнуть кусок свинца, весом в несколько грамм. Помимо этого, в растафарианстве Вавилон символизирует прагматичную западную цивилизацию, построенную белыми (потомками пуритан) людьми. Отголоски этого смысла тоже присутствуют в фильме - отношение к мексиканцам в Америке и, как противовес, отношение к героям Брэда Питта и Кейт Бланшетт в Марокко. Другими словами, «Вавилон», как картина является сложным многоуровневым произведением, наполненным эмоциями, граничащими с нервным срывом, призванными показать, наверное, в самых обыденных ситуациях самую непредсказуемую развязку и незащищенность человека, столкнувшегося с ней. Очевидно, что авторы хотели также показать неотвратимость Рока, справиться с которым (опять же по мнению создателей) человек не в силах. Если же говорить проще, то попытайтесь представить себе Вавилонскую башню, возвышающуюся сейчас прямо перед Вами, на которую Вы, сами того не желая, поднимаетесь, сталкиваясь плечами и локтями с другими, подобными Вам людьми, поглощенными обилием эмоций и впечатлений подъема, который, в сущности, от Вас даже не зависит. И хотите Вы того или нет - однажды башня все же рухнет, поглотив всех, кто в ней находится. Именно этот момент, момент первых признаков падения, на мой взгляд, и удалось блестяще показать создателям фильма «Вавилон». (Йозеф Кнехт)

comments powered by Disqus