на главную

ЛЕТО 42-ГО (1971) SUMMER OF '42

ЛЕТО 42-ГО (1971)
#30525

рейтинг IMDb    рейтинг КП
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Мелодрама
Продолжит.: 104 мин.
Производство: США
Режиссер: Robert Mulligan
Продюсер: Richard A. Roth
Сценарий: Herman Raucher
Оператор: Robert Surtees
Композитор: Michel Legrand
Студия: Warner Bros.

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (СВ-Дубль / ГТРК "Культура"); 2-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jennifer O'Neill ... Dorothy
Gary Grimes ... Hermie
Jerry Houser ... Oscy
Oliver Conant ... Benjie
Katherine Allentuck ... Aggie
Christopher Norris ... Miriam
Lou Frizzell ... Druggist
Walter Scott ... Dorothy's Husband
Robert Mulligan ... Narrator (voice)
Maureen Stapleton ... Hermie's Mother (voice)

ПАРАМЕТРЫ частей: 2 размер: 5075 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x720 AVC (MKV) 2972 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, En
субтитры: En, Fr, Es
 

ОБЗОР ФИЛЬМА «ЛЕТО 42-ГО» (1971)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Лето 42-го" ("Лето 1942 года", "Лето сорок второго").
1942 год. Трое 14-летних подростков приезжают на летние каникулы в Новую Англию. Оски (Джерри Хаузер) и Бенджи (Оливер Конант) интересуются любовными похождениями со сверстницами, а Херми (Гари Граймс) переживает настоящий взрослый роман с 24-летней Дороти (Дженнифер О'Нил), муж которой отбыл на фронт. Юное сердце Херми сталкивается с нешуточными страстями, которые заставляют его сделать непростой выбор между чувством и сочувствием, желанием и состраданием по отношению к молодой женщине, оставшейся в одиночестве и потому особо нуждающейся в нежности. Один из самых тонких и лиричных фильмов о первой любви...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1972
Победитель: Лучший саундтрек к драматическому фильму (Мишель Легран).
Номинации: Лучший сценарий по мотивам ранее не опубликованного материала или документальных фактов (Херман Раучер), Лучшая работа оператора (Роберт Сертис), Лучший монтаж (Фольмар Блангстед).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1972
Победитель: Премия им. Энтони Эскуита за достижения в создании музыки к фильму (Мишель Легран).
Номинация: Самый многообещающий новичок в главной роли (Гари Граймс).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1972
Номинации: Лучший фильм (драма), Лучший режиссер (Роберт Маллиган), Лучший саундтрек (Мишель Легран), Самый многообещающий новичок среди мужчин (Гари Граймс).
МКФ В САН-СЕБАСТЬЯНЕ, 1971
Победитель: «Серебряная раковина» (Роберт Маллиган).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 1972
Номинация: Приз за выдающиеся режиссерские достижения в кино (Роберт Маллиган).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 1972
Номинация: Лучший сценарий драмы, написанный непосредственно для экрана (Херман Раучер).
ПРЕМИЯ КИНОМОНТАЖЕРОВ США, 1972
Победитель: Лучший монтаж кинофильма (Фольмар Блангстед).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1971
Номинация: Лучшая работа оператора (2-е место) (Роберт Сертис).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм снят по автобиографическому сценарию Хермана Раучера.
Раучер написал сценарий «Лета 42-го» еще в 1950-е, когда работал телевизионным сценаристом, но не смог найти подходящего режиссера. В 1960-е писатель познакомился с Робертом Маллиганом, который уже снял свою шедевральную картину «Убить пересмешника» (1962). Маллигану сценарий Раучера понравился, и он убедил продюсеров «Warner Bros.» снять по нему фильм с относительно малым бюджетом. Руководители студии не были уверенны в кассовом успехе будущей картины и вместо авторского гонорара пообещали Раучеру десять процентов от общей выручки, но впоследствии сильно пожалели о своем решении.
Летние каникулы в 1942 году Раучер провел на острове Нантакет (Массачусетс). Название острова в фильме не упоминается, а в романе было изменено на Packett.
Херману Раучеру было 14 лет, когда он познакомился с Дороти (имена в фильме не были изменены).
По словам Раучера, Дороти "могла быть лет на 10 старше" его, но точный возраст он не знал.
Реальный Оски в 1952 году погиб на Корейской войне. Будучи санитаром, он спасал раненого на поле боя и был убит 13 апреля, в день рождения Раучера. Это трагедия подвигла Раучера написать сценарий-воспоминание о своем друге детства. Но начав работу, он понял, что главным персонажем должна быть Дороти.
На студии изначально отказывались проводить кастинг актрис моложе 30 лет на роль Дороти. Но агент Дженнифер О'Нил, которого покорил сценарий, убедил продюсеров провести кинопробы 22-летней Дженнифер. Актриса согласилась сниматься при условии, что эротических сцен не будет. И Маллиган сумел обойтись без откровенной обнаженки.
Все актеры, указанные в титрах: Гари Граймс, Джерри Хаузер, Оливер Конант, Кэтрин Аллентак, Кристофер Норрис (кроме Дженнифер О'Нил и Лу Фризелла) впервые снимались в кино.
Гари Граймсу на момент съемок было 15 лет.
Закадровый голос взрослого Херми озвучивает сам режиссер, а голос матери Херми - Морин Стэплтон (в реальной жизни мать Кэтрин Аллентак).
Так как в 1970-х годах остров Нантакет был уже слишком модернизирован и располагался очень далеко от студии, было принято решение снимать на западном побережье, в округе Мендосино (Калифорния).
Бюджет: $1,000,000.
Съемочный период: 28 июля - сентябрь 1970.
После окончания съемок на «Warner Bros.» решили, что нужно привлечь внимание к новому фильму, и пока шел пост-продакшн предложили Херману Раучеру адаптировать... сценарий в роман. Раучер за три недели справился с «инверсионным» заданием. Одноименная книга увидела свет в 1970 году, и еще до премьеры фильма стала бестселлером в США. Таким образом, на киноафишах появилась завлекающая строка - «From Herman Raucher's National Best Seller».
В конечном итоге, «Лето 42-го» стала одной из самых продаваемых книг начала 1970-х и 23 раза переиздавалась.
Фрагмент диалога аптекаря и Херми, который пытается купить презервативы: - И что ты собираешься с ними делать? - Это для брата. Он старше. - Почему он не может купить их сам? - Он болеет. - Тогда зачем они ему?.. - Он поправляется... Он лесничий. - А ты знаешь, для чего они нужны? - Конечно! В них наливают воду и бросают с крыши...
В «похоронке», на журнальном столике Дороти, можно прочесть ее фамилию по мужу - Уокер и домашний адрес: ул. North Corry 210, город Бангор, штат Мэн. Также в телеграмме написано, что ее муж служил в Воздушном корпусе армии США (USAAC) и погиб в бою над Францией.
«Warner Bros. Records» в 1971 году выпустила альбом-саундтрек «Summer of '42» с музыкой Мишеля Леграна. Только 1-й и 8-й трек - музыка из этой картины, а остальные из фильма «Летний Пикассо» (1969). Трек-лист: 1. Theme for Summer of '42 (Main Theme from «Summer of '42»); 2. Summer Song; 3. The Bacchanal; 4. Lonely Two; 5. The Dancer; 6. Montage: But Not Picasso / Full Awakening; 7. High I.Q.; 8. The Summer Knows (End Title Theme from «Summer of '42»); 9. The Entrance to Reality; 10. La Guerre; 11. Los Manos de Muerto; 12. Awakening Awareness; 13. And All The Time.
Также в фильме звучит песня (радио на пляже) Hold Tight, Hold Tight (Want Some Seafood, Mama) в исполнении Сестер Эндрюс.
Информация об альбомах с саундтреком: ; .
В картине есть отсылки к лентам: «Поезда проезжают ночью» (1941); «Сержант Йорк» (1941); «Мужская сила» (1941); «Navy Blues» (1941); «Джентльмен Джим» (1942).
Кадры фильма: ; .
Трейлер - .
Премьера: 9 апреля 1971 (США).
Слоганы: «In everyone's life there's a "Summer of '42"»; «In everyone's life there's a...»; «If you think you're too old to enjoy this teenage love story you were never young».
Кассовые сборы в США: $32,063,634 (1971).
«Лето 42-го» стал шестым самым кассовым фильмом 1971 года и одним из самых успешных фильмов в истории, с соотношением расходов к прибыли 1:32.
Помимо коммерческого успеха картина получила и восторженные отзывы критиков.
В «Шоу Майка Дугласа» Раучер рассказал, что после выхода книги и фильма «Лето 42-го» двенадцать женщин написали ему письма, утверждая, что они являются именно той Дороти. Но в одном послании автор все же увидел знакомый почерк и по упоминаниям определенных событий понял, что это реальная любовь его юности. Дороти сообщила, что второй раз вышла замуж и уже стала бабушкой. Она написала Раучеру, что многие годы жила с чувством вины, думая, что возможно психологически травмировала его, и очень обрадовалась, когда узнала что с ним все в порядке. Последним предложением в письме было: "Призраков той ночи, 30 лет назад, лучше оставить в покое". С тех пор вестей от Дороти больше не было.
«Лето 42-го» входит в списки «Самые прибыльные фильмы» (99-е место) и «10 лучших фильмов о летних каникулах» ().
По словам жены Стэнли Кубрика, Кристианы, - это был один из любимых фильмов ее мужа.
«Warner Bros.» неоднократно пыталась выкупить у Хермана Раучера права на сценарий, чтобы снять ремейк, но автор не соглашался.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 77% на основе 22 рецензий ().
Рецензии кинокритиков: ; .
О фильме на Allmovie - .
«Лето 42-го» в каталоге Американского института кино - .
О картине на сайте Turner Classic Movies - .
В 1973 вышел сиквел, снятый также по автобиографическому сценарию Хермана Раучера - «Класс 44-го» (реж. Пол Богарт; ). Гари Граймс, Джерри Хаузер исполнили свои роли и в этом фильме, а Оливер Конант появляется несколько раз в минутных эпизодах. Для большинства кинокритиков продолжение «Лета 42-го» стало "большим разочарованием", а рецензент из «The New York Times» назвал фильм "анимированными обоями".
В 2001 на Бродвее была поставлена музыкальная версия «Лета 42-го».
Роберт Маллиган / Robert Mulligan (23 августа 1925, Нью-Йорк - 20 декабря 2008, Лайм) - американский режиссер кино и телевидения, сценарист, продюсер. Наиболее известен как режиссер гуманистических драм, включая: «Убить пересмешника» (1962), «Летом 42-го» (1971), «Другой» (1972), «В это же время, в следующем году» (1978) и «Человек на Луне» (1991). В 1960-е сотрудничал с продюсером Аланом Пакулой. Старший брат актера Ричарда Маллигана. Перед службой в корпусе морской пехоты, во время Второй мировой войны, Роберт Маллиган учился в Фордемском университете. После войны он некоторое время работал в редакции «Нью-Йорк Таймс», после чего начал свою телевизионную карьеру на канале CBS. Уже в 1948 году Роберт Маллиган был режиссером основных драматических телевизионных шоу на канале. Подробнее (англ.) - .
Михаил Трофименков. «Утраченная невинность. Умер Роберт Маллиган» - .
Херман Раучер (Герман Рочер) / Herman Raucher (род. 13 апреля 1928, Нью-Йорк) - американский писатель, сценарист и драматург. Популярность ему принесли сценарии к фильмам: «Сладкий ноябрь» (1968, 2001), «Класс 44-го» (1973), «Другая сторона полуночи» (1977); романы: «A Glimpse of Tiger» (1972), «There Should Have Been Castles» (1978) и «Maynard's House» (1979). Подробнее (англ.) - .
Официальный сайт Хермана Раучера - .
Дженнифер О'Нил / Jennifer O'Neill (род. 20 февраля 1948, Рио-де-Жанейро) - американская актриса, модель и писательница. Родилась в Бразилии, а в четырнадцатилетнем возрасте вместе с семьей переехала в Нью-Йорк. В 1962 она пыталась покончить жизнь самоубийством, но в том же году подписала контракт с агентством «Ford Models» и вскоре начала появляться на обложках журналов, включая «Vogue» и «Cosmopolitan», зарабатывая около $80,000 в год. В 1968 Дженнифер О'Нил дебютировала как актриса с небольшой ролью в фильме «Ради любви к Айви», а в 1970 сыграла главную женскую роль в вестерне «Рио Лобо» с Джоном Уэйном. Прорывом в карьере актрисы стала главная роль в ленте «Лето 42-го». Дженнифер О'Нил наиболее известна по фильмам: «Такие хорошие друзья» (1971), «Лечение доктора Кэри» (1972), «Дамочка при бриллиантах» (1973), «Реинкарнация Питера Прауда» (1975), «Семь нот в темноте» (1977), «Сила одиночки» (1979), «Сканнеры» (1981). Дженнифер О'Нил - автор восьми книг. Была девять раз замужем, у нее трое детей от разных браков. Подробнее (англ.) - .
Официальный сайт Дженнифер О'Нил - .
Гари Граймс / Gary Grimes (род. 2 июня 1955, Сан-Франциско) - американский актер. Граймс снялся только в шести фильмах (не считая сериалов), и в 1976 практически ушел из шоу-бизнеса. "Я очень счастлив, что принял такое решение", - сказал Гари Граймс в интервью журналу «American Profile» в 2011 году. Подробнее (англ.) - .

«Вернуть лето». Осень. За окном дождь, слякоть и холод. В такие дни хочется тепла и уюта, а в уме бесконечно прокручиваются воспоминания о жарких летних днях, удачно проведенном отпуске и приятных встречах под солнцем на морском побережье... Для того, чтобы вернуть хотя бы на несколько минут лето, я предлагаю вам взять на заметку или пересмотреть в очередной раз фильмы, сохранившие для вас частичку лета. Мы обойдемся в этом обзоре без обязательных мрачных лент вроде «Челюстей» или «Останься со мной», но в нем нашлось место парочке драм, потому как не у всех, к сожалению, лето прошло беззаботно. [...] «Лето сорок второго» (1971). Роберт Маллиган, мастерски рассказывавший истории о взрослении и детском восприятии, под зачаровывающие мелодии Мишеля Леграна повествует о влюбленности пятнадцатилетнего подростка в 22-летнюю девушку, оставшуюся невестой с начала Второй мировой. [...] (Макс Милиан)

Ретро-мелодрама. Один из самых тонких, сентиментальных в лучшем смысле этого слова и ностальгических фильмов о первой, еще неопытной, незрелой, наивной юношеской любви. Трое пятнадцатилетних подростков приезжают в 1942 году на летние каникулы в Новую Англию. Двое из них интересуются любовными похождениями со своими сверстницами, а вот третий, которого зовут Херми, переживает настоящий взрослый роман с двадцатидвухлетней женщиной Дороти, чей муж-летчик как раз в тот момент был отправлен на фронт. Режиссеру Роберту Маллигану, снявшему одну из наиболее удачных собственных лент, было в 1942 году уже девятнадцать, так что вряд ли он вспоминал личную историю (зато писатель и сценарист Герман Рочер практически рассказал о самом себе). Постановщика «Лета 42-го» в большей степени волновали вовсе не «сексуальные университеты» героя, а его первые нравственные уроки жизни, борьба между чувством и сочувствием, желанием и состраданием по отношению к оставшейся в одиночестве, но испытывающей жажду любви и нежности молодой женщины. И, конечно, деликатно, романтически, неравнодушно, с открытым сердцем и умно Маллиган подходит к проблеме взаимоотношений не просто разделенных семью годами разницы возлюбленных, но, прежде всего, принадлежащих различным полам - мужскому и женскому - индивидуумов. Они должны преодолеть неизбежные личные комплексы, найти точки соприкосновения, понять природу друг друга, чтобы, забыв о несходстве и даже изначально диктуемом противостоянии, попытаться слиться в едином порыве, превратиться в некое целое. Вот какого рода серьезный тест или экзамен предлагается юному человеку, входящему в жизнь в любые времена. А эта картина, пользовавшаяся большим успехом в прокате (скромный бюджет в размере $1 млн. был превзойден в 25 раз!), полна грусти по сороковым годам, которые пришлось также и на отрочество французского композитора Мишеля Леграна: он получил вторую в своей кинобиографии премию «Оскар» - за лирически проникновенную, трогательно искреннюю музыку. Жаль, что вообще остался без награды замечательный оператор Роберт Сертис, который тогда номинировался сразу за две ретро-ленты - одна лучше другой: «Лето 42-го» и «Последний киносеанс». Любопытно, что на кинофестивале в Сан-Себастьяне фильм Роберта Маллигана уступил главный приз иному тактичному произведению о возвышенных чувствах по отношению к юным - «Колену Клер» Эрика Ромера. 8.5/10. (Сергей Кудрявцев, 1990)

Все же бывают такие фильмы, где сюжет занимает самое второстепенное место. Такое кино больше похоже на качественную литературу, читая которую упиваешься слогом, стилем изложения. Упреки кинематографу со стороны библиофилов сводятся к тому, что читая книгу, ты сам оперируешь образами, тогда как фильм предоставляет готовые образа. На самом деле, это частные детали. Гораздо важнее система образов. Система, а не отдельно взятые образа воздействуют на ресивер - человеческий мозг или, если хотите, душу. И здесь уже кино от литературы мало чем отличается. Сценарий фильма - автобиографический, без выдумок и острозакрученного сюжета. Поэтому фильм банален до одури, той самой летней одури, которую его герои, юные обитатели небольшого острова Нэнтакет, испытывают от безделья, томления и желания. Лирический герой картины, 14-летний подросток Херми, влюбляется в молодую женщину лет 23-х, только-только проводившую мужа на фронт. У Херми есть два друга, не такие лиричные как он. Упитанный здоровяк Оски озабочен исключительно проблемой трудоустройства своего члена и не витает, в отличие от Херми, в высоких эмпиреях. Задрот Бенджи панически боится противоположного пола и, видимо, поэтому где-то в середине фильма сходит на нет. В один прекрасный момент Херми удается познакомиться с Дороти, - он помогает ей донести продукты до дому. Так между ними зарождается дружба, которая вряд ли может перерасти во взаимную любовь (Херми на это особо и не надеется). Фильм состоит из множества нюансов. Режиссер, сценарист и оператор очень внимательны к деталям. Очень хорошо чувствуется та доскональность, придирчивость, с которой воссоздавалась атмосфера того давно ушедшего времени, того давнего лета. Банальная, простая и не слишком захватывающая история остается таковой до самого финала, но фильм снят настолько здорово, что все в нем зримо и настояще, все в нем буквально оживает, точнее говоря, оживляет в зрителе (сужу по себе) какие-то давно забытые воспоминания, чувства, ощущения. Посредством этого фильма можно перенестись в свое детство. Может быть, дело в меланхолической, цепляющей музыке Мишеля Леграна, очереди в сельский ДК, потускневшей июльской траве. Еще в фильме много пасмурного неба, которое обычно почему-то избегают показывать в кинофильмах, а ведь это очень клево-пасмурное, белесое, летнее небо, когда не жарко и не холодно, когда наступает некое безвременье, и в природе, и в настроении. Неважно, что в сюжете фигурируют "идеологически" чуждые подростки, живущие в чужом времени и чужой стране. Дело не в образах и даже не в психологической картине, которую рисует режиссер, а в эмоциях, которые вызывает череда этих образов. Любой фильм, как и книга, воспринимается комплексно... Страница романа не имеет значения, если нет других страниц. Ну и, наконец, лето - оно общее для всех. Как и детство. Оценка: 4/5. (Владимир Гордеев, ekranka.ru)

«Роберт Маллиган. Искренность изображения». Сегодня кажется большим упущением, что мы так мало знаем о фильмах Роберта Маллигана. Все это можно списать на выборочность истории и истории кино в том числе. В погоне за актуальностью или привилегией слова здесь теряются важные имена, а каждое обращение к ним впоследствии становится не подтверждением их величия, а лишь попыткой реабилитации. Подобное относится и к Маллигану, к разговору о нем и его важном кинематографическом наследии. Роберт Маллиган существовал вне кинематографических тенденций, вне студийного кино и кино авторского. Вместе с Сидни Поллаком, Робертом Олтменом, Артуром Пенном, Уильямом Фридкином, Джоном Франкенхаймером и многими другими он стал одним из режиссеров «нового поколения» пришедшего в кино из телевиденья. Поколения, которое по словам Франсуа Трюффо, сделало для Голливуда то, что французская «новая волна» для кино европейского. Однако Маллиган всегда стоял в стороне. В 60-е, во времена «нового Голливуда он был лишен культового статуса, несмотря на эпохальные фильмы «Лето 42-го» и «Любовь с подходящим незнакомцем» или увенчанный Оскарами «Убить пересмешника». В отличие от Фридкина и Франкенхеймера не стремился к необходимости следовать времени или развлекать. Был лишен цинизма Олтмена или Пенна. На их фоне Маллиган порой казался излишне лиричным (а лиризм, как известно, никогда не был в моде), концентрируясь, по большому счету, на человеческих отношениях и фильмах о молодых людях, столкнувшимся с осознанием нового мира (будь то первой любви и переживаний, мира взрослых или собственной необходимости к взрослению). Еще до того как отслужить в армии и попасть на телевиденье, Маллиган собирался стать священником (не отсюда ли этот гуманизм, присущий всей его фильмографии?). Но, бросив эту затею, успел побывать на войне, проработать редактором «Нью-Йорк Таймс» и совершить на телевиденье путь от обычного посыльного до режиссера сериалов, удостоенных телевизионной премии Эмми. Именно на ТВ Маллиган познакомился с Аланом Дж. Пакулой - с этого знакомства и начался путь Маллигана в большом кино. При поддержке продюсера Пакулы он снял свой первый фильм «Страх вырывается наружу» (Fear Strikes Out, 1957 год), спортивную драму о бейсболисте Джимми Персале, с Энтони Перкинсом в главной роли. Затем было очередное возвращение на ТВ; временное расставание с Пакулой; два шаблонных голливудских фильма с Тони Кертисом («Мышиная возня» и «Великий самозванец») и милая комедия в стиле Лео Маккери «Приходи в сентябре», где Рок Хадсон в образе Кери Гранта играет богатого повесу, пытающегося затащить в постель Джину Лолабриджиту (сразу после этого с Хадсоном Маллиган снял и совершенно посредственную ленту «Спиральные дороги»). Но все это было скорее школой кино, традиционным поиском себе и своего стиля. Последнее, или вернее даже «отсутствие» последнего, чаще всего потом и ставили Маллигану в упрек, не желая замечать крайне последовательный путь, где даже стилистическое разнообразие работ имело свою выверенную позицию к проблематике к которой Маллиган так настойчиво обращался на протяжении всех своих последующих работ. Существуют десятки случаев, когда режиссеру выпадает счастливый билет в виде фильма, который обречен на посмертную жизнь. Именно таким случаем для Маллигана стала экранизация романа Харпер Ли «Убить пересмешника». Фильм, который получил три Оскара, участвовал в Каннском кинофестивале, был включен во всевозможнейшие списки «лучших из лучших». Говоря о самом фильме, порой, кажется, что роль продюсера Пакулы, играла, куда большую роль, нежели сама режиссура - еще довольно скованная, но уже окаймленная той нежностью и лиризмом, что окончательно проявится в следующем «настоящем» фильме Маллигана-режиссера - «Любовь с подходящим незнакомцем» (Love with the Proper Stranger, 1963). Однако здесь как раз возникает очень важный вопрос в понимании Роберта Маллигана. К примеру, нам известно, что Маллиган редко контролировал свой фильм от и до. Всегда брался за готовый сценарный материал. В сотрудничестве с Пакулой (после «Убить пересмешника», 1962 и до «Восходящей луны», 1969) на всех переговорах был на вторых ролях. То есть Маллиган не был автором, в том смысле, о котором мы привыкли говорить сегодня. Впрочем, в отличие от режиссеров «нового Голливуда», он никогда к этому особо и не стремился. Но одновременно с этим Маллиган не был и ремесленником от кино, подобно Роберту Уайзу или Роберту Россену. Для него в кино существовало лишь одно - режиссура. Именно здесь Роберт Маллиган был величайшим киноювелиром, создающим восхитительные кадры, наделяя их небывалой нежностью и лиризмом. Порой даже казалось, что Маллигану не важен сам сценарий - важно лишь, чтоб в истории были молодые люди, свобода и возможность к импровизации. Все остальное оказывалось исключительно делом гения режиссуры, где все сразу становилось на свои места, а Маллиган менял все: смещал акценты, переворачивал историю с ног на голову. И если в «Убить пересмешника» он еще был скован строгостью литературной основы, то в последствие, имея уже большую свободу, мог варьировать абсолютно всем, творя, не покидая режиссерского кресла. Здесь показательна история «Внутреннего мира Дейзи Гловер» (Inside Daisy Clover, 1965) - фильма который изначально задумывался как история разоблачения Голливуда. По сценарию, юная девушка Дейзи Гловер (Натали Вуд), живущая в лос-анджелесских трущобах, мечтает стать певицей. Услышав ее запись, за ней тут же приезжает большой голливудский продюсер и его сломленная богемной жизнью жена. Дейзи придумывают новую жизнь, создают легенду - она становится рабыней, где вместо оков пятилетний контракт на съемки в мюзиклах. В это же время она влюбляется в актера-паяца, который на деле оказывается известным ловеласом, переспавшим со всем Голливудом, но отдающим предпочтение, по большей части, мальчикам. В общем, настоящая феерия, на которой можно построить любую саркастическую историю в стиле Билли Уайлдера. Однако Маллиган все перекроил под себя. Его история становится одновременно и комедией и драмой, где вместо разоблачения Голливуда он акцентирует свое внимание на обычных человеческих отношениях, на маленьких драмах и главное на ключевой для всего своего кинопути теме - «болезненного открытия нового мира молодым человеком». Его героиня, девушка-подросток, попадает в новый для себя мир, а ее пребывание в Голливуде сопоставляется с ее взрослением: первая влюбленность, первый сексуальный опыт, первое разочарование. При этом Маллиган с большой внимательностью и нежностью вырисовывает всех персонажей (одна из важных особенностей его режиссуры). Здесь фурия-жена, оказывается женщиной с печальной судьбой, дьявол - обычным мерзавцем, а любовник-паяц, в исполнении Роберта Редфорда - одним из самых запоминающихся персонажей. То есть то, о чем сегодня говорит Арно Деплешен, рассуждая о совместных импровизированных поисках вместе с актерами, поисков для вылавливания тонких связей и особенностей своих героев, тоже еще раньше проделывал и Роберт Маллиган. Его персонажи, рождались в совместной работе режиссера и актера. Подобно Эммануэль Дево, которая говорит о сотрудничестве с Деплешеном как о самой важной своей работе, так о Маллигане могли бы сказать и Стив Маккуин, играющий у него не Стива Маккуина, а своих полных противоположностей - сломленного молодого человека («Малыш, должен пойти дождь»), страдающего отдышкой мачо («Любовь с подходящим незнакомцем»); или Грегори Пек, создающий такие разные образы в «Убить пересмешника» и минималистичном вестерне «Восходящая луна». Самыми близкими по духу режиссерами для Маллигана всегда являлись Франсуа Трюффо и Дуглас Сирк. Как и эти два ангела лиричного кино, для Маллигана был очень важен баланс: между грустью и смехом, действием и тишиной, сентиментальностью и реализмом. Именно на этом тонком балансе и строится большинство его фильмов. По отдельности, любой из элементов редко несет в себе какое-либо прозрение, но объединенные вместе они создают целостное полотно. Причем из фильма в фильм (отправной точкой этого, как раз, является лента «Убить пересмешника») у Маллигана проявляется очень тонкая структура, в основе которой лежит грамотное дозирование эмоций (в этом, впрочем, чувствуется телевизионная основа), передаваемых в фильме через идеальные по своему построению «кадры-связки», где в одном эпизоде варьируется сразу несколько эмоций. Так в одном из лучших фильмов Маллигана «Любовь с подходящим незнакомцем», все начинается с того, что героиня Натали Вуд разыскав Стива Маккуина, признается ему, что беременна. От Маккуина, отца своего ребенка, она просит лишь одного - помочь найти доктора для того, что бы сделать аборт. Спустя некоторое время, вместе они направляются к подпольному гинекологу. В это же время, сбежавшую из дома Вуд, разыскивает ее отец и братья. И вот в одной из сцен, убегая от разгневанного семейства, герои Вуд и Маккуина прячутся в квартире последнего. Уставшие, запыхавшиеся они сперва находятся в несколько опешившем состоянии. Они сообщники, связанные одной тайной. Постепенно они приходят в себя. Натали Вуд, предпринимает попытку разорвать их «преступную» связь. Между ними завязывается разговор, который кажется, совершенно диссонирует с увиденной ранее оживленной сценой погони. Решивший было бросить курить, герой Маккуина пытается разыскать сигарету. Несколько забавных реплик - и ситуацию переходит совершенно в иное русло. Включенное радио и играющая там композиция Синатры - неожиданно наполняет кадр печалью и меланхолией, подводя постепенно все на романтический лад - Маккуин и Вуд, то и дело украдкой погладывают друг на друга, все еще не решаясь на открытый взгляд. Но неожиданно Натали Вуд выключает радио, вновь вспоминает о предстоящем аборте - и в кадре, наплоенном тишиной, уже появляются нотки беспокойства. От бывшей несколько мгновений назад расслабленности и скрытого флирта не остается и следа. Однако вскоре Маккуин показывает свои детские фото, развешенные на стене - Вуд не может удержать улыбку - и их обсуждение возвращает на экран комичное расположение. Завершается же все необходимостью вернуться к запланированному ранее - статичные, буквально онемевшие фигуры Натали Вуд и Стива Маккуина - очень плавный переход между ними. Какое-то бессловесное осознание того, что впереди ждет что-то плохое. Таким образом, в одной сцене Маллиган варьирует целое множество эмоций: страх, неловкость, сопереживание, любовь, ностальгию, обреченность. Очень тонко прорисовывая каждую из них, позволяя через актерскую игру и мастерское построение мизансцен ощутить их, как героям фильма, так и зрителю. Причем каждый переход имеет свою отправную точку - включенное радио, найденная сигарета, подобранный цветок, фотография, одетый плащ. Похожие смены настроения присущи всем фильмам Маллигана. Начинаясь с небольших эпизодов, они, таким образом, заполняют собой все пространство. Так строится «Любовь с подходящим незнакомцем» и «Внутренний мир Дейзи Гловер», «Убить пересмешника» и «Братья по крови». В этом смысле, у Маллигана очень последовательный и даже наследственный кинематограф. Это относится не только к его режиссуре, но и к тематике фильмов, за которые он берется - их персонажи это, как правило, молодые люди с повышенной чувствительностью. В героях каждого из последующих фильмов, мы мужем уловить что-либо из прошлых маллигановских историй - можно представить себе повзрослевшего Херми из «Лета 42-го» в ситуации в которой оказался герой Ричарда Гира в «Братьях по крови» (он пытается пойти против традиций семьи и работать с детьми, вместо предначертанной ему судьбы отца-работяги). Или же наоборот, можно предположить, что его судьба сложится таким же печальным образом, как и у героя Стива Маккуина в «Малыш, должен пойти дождь» (тюрьма, полная потерянность в новом мире). А юная Дани из «Человека на луне» пойдет по стопам Сэнди Девис из «Верх по лестнице, идущей вниз» или Барбары Херши из «В погоне за счастьем». Кроме того, в самих фильмах Маллигана буквально на наших глазах происходит и становление его героев - как взросление героини Натали Вуд в «Любовь с подходящим незнакомцем» и «Внутреннем мире Дейзи Гловер». В конце первого, ее Энджи из юной девушки преображается в молодую сексуальную женщину. Во втором - из ребенка в девушку, пережившую и свою первую влюбленность, и потерю невинности. К связи между потерей невинности и болезненным столкновением с новым миром Маллиган прибегает и в «Лете 42-го» (Summer of '42, 1971) и косвенно касается в своем последнем фильме «Человек на луне» (Man in the Moon, 1991). В «Лете 42-го», возможно одном из самых чувственных и лиричных фильмов о первой любви, в центре сюжета история влюбленности юного Харли в «куда более старшую» 22-летнюю девушку, муж которой отбыл на фронт. «Ничто и никто еще не заставлял меня чувствовать себя таким уверенным и одновременно таким незащищенным, особенно незащищенным», - признается он в одной из первых сцен. В это время Маллиган в очередной раз обращается к субъективной камере - наделяя изображение настоящим магнетизмом, буквально передавая через изображение девушки все то восхищение, которое испытывает к ней Харли. В дальнейшем каждая встреча с ней уже подается взглядом юного влюбленного, настолько трепетным и чувственным, насколько это возможно в порыве своей первой любви. Так уже с первых кадров Маллиган обозначает все настроение фильма, предвещая и его главную драму и расставляя все акценты. Херли любуется девушкой на крыльце ее дома. В последствие его стремление к знакомству с ней и главное, важность оказаться в этом самом доме, будет ключевой для дальнейшего существования героя. Более того, все как раз и закончиться на крыльце. При этом, что очень важно для Маллигана - этот дом изначально располагается весьма обособленно, находясь за пределами ближайшего поселения. К подобному режиссер прибегал и в фильме «Малыш, дождь должен пойти» (Baby the Rain Must Fall, 1965), где герои Ли Рамик и Стива Маккуина решив поселиться вместе, выбирают дом, находящийся за границей «целого мира». Подобно Терренсу Малику, Маллиган создает маленький рай для своих героев, обособленную, окруженную природой частичку земли, где нет места чужаками, где само присутствие героев (мужчины и женщины или мужчины и женщины и их детей), придает их отношениям оттенок первозданной чистоты и невинности. Отсюда в «Лете 42-го» и это трепетное отношение к жилищу своей возлюбленной и религиозное переступание порога, и совершенно воздушные кадры-ощущения пребывания здесь Херли. Именно на примере «Лета 42-го» так отчетливо заметно стремление Маллигана всегда задать драматургию фильма уже первыми кадрами. Здесь можно держа в уме правило первых десяти минут, сразить зрителя или затащить в историю, подав ложную надежду. Можно показать историю любви, которой так никогда и не будет или связать героя и зрителя узами тайной идентификации. В кино позволено все. Сегодня это известно как никогда ранее. Но для Маллигана первые кадры всегда оставались священной возможностью расставить основные акценты: никакой лжи, никаких ложных намеков. В «Малыш, дождь должен пойти» (Baby the Rain Must Fall, 1965) героиня Ли Ремик отправляется на встречу к мужу, то и дело отбиваясь от назойливой соседки по автобусу. В «Человеке на луне» две девушки под «Loving you» Элвиса Пресли, распложавшись на крыльце, каждая, как будто, оккупировав собственный кусочек территории, задают начало конфликта, который позже найдет свое продолжение и в их первой любви к одному парню. А в Nickel Ride (1974) и «Братьях по крови» (Bloodbrothers, 1979) нам будет изначально показан мир, от которого всеми силами будут бежать главные герои. Возвращаясь к «Лету 42-го», необходимо отметить еще одну важную особенность режиссуры Роберта Маллигана - его умением обходиться без пошлости или цинизма в темах, которые балансируют на грани. Так если в «Любви с подходящим незнакомцем» он очень тонко обращался к теме абортов (за всей нежностью, в фильме была предельно реалистичная сцена попытки аборта в грязной полупустой квартире), то в «Лете 42-го» весьма тактично рассуждает о потере девственности, где за всем этим кроется очень чувственная история, в которой, как написал Адриан Мартин из Rouge, «более нежным, чем голос рассказчика, была лишь режиссура Роберта Маллигана». Показательно, что «Лето 42-го» во многим перекликается с вышедшим через три года фильмом Жана Эсташа «Мои первые увлечения». В обоих случая и Эсташа и Маллигана роднит утонченное мастерство рассказчика. Но если кинематограф француза во многом автобиографичен, Маллиган, лишенный этого, как будто следовал словам Атикуса Финча из «Убить пересмешника», считавшего, что нельзя узнать человека пока не влезешь в его шкуру. Для этого он и избирает в своих фильмах субъективную камеру, стараясь таким образом как можно ближе подобраться к персонажам, прочувствовать их, найти необходимую связь между своим прошлым и настоящим своих героев. Во многом благодаря этой субъективности Маллигану и удается избегать опасной низости «Лета 42го» - его рассказчик, камера и герой словно сливаются в единое целое. То, что видит и то, что чувствует Херли, то же улавливает и чуткая камера - его любование девушкой, робкая попытка купить презервативы или скованная сцена на пляже. Нечто подобное происходит и в «Человеке на луне» - последнем фильме Маллигана, еще одном сентиментальном фильмов «не из этого времени» - когда юная Дани впервые целуется с мальчиком, она словно парит, возвращаясь домой. Чуть позже будет конфликт с сестрой, любовный треугольник и вечное напоминание, что она еще так юна. Но в этот момент, окрыленная, потерявшая голову Дани, что есть силы, возвращается в свой рай. В это мгновение, из статичной, камера становится предельно подвижной. За тягучим, исполненным томности кадром первого поцелуя, тут же следует мгновенный всплеск - ускорение камеры и героини, дрожь, пронизывающая все тело и эта дурацкая улыбка, словно прилипшая к твоему лицу. Все это завершается очень мягким переходом к следующему эпизоду - встрече с отцом, заговорщицкая улыбка последнего. Однако если и можно найти какое-либо сравнение с кинематографом Роберта Маллигана или некую попытку описания его одной фразой, то это будет именно воспоминание о первом поцелуе. Мгновение, которого ты всегда так долго ждешь и которое случившись, уже остается в твоей памяти навсегда. И быть может это чертовски сентиментально или излишне лирично (а лирика, как мы помним, никогда не была в моде), но это действительно так - нужно иметь большое сердце и большую смелость, чтобы снимать такое открытое кино, как это делал Роберт Маллиган. В 90-х, 60-х или сегодня - это не так уж и важно. Такой кинематограф всегда остается вне времени. (Станислав Битюцкий, «Cineticle»)

Когда воздух наполнен любовью, все легко... Тебе весело... Кофе отменный... Старые пожелтевшие фотографии проплывают перед глазами... Как будто мы листаем чей-то семейный альбом... На снимках неизвестные мальчишки, бегущие вдоль улицы, печальная девушка, сидящая на холме, странный дом на сваях... Ниоткуда появляется дивная мелодия... Начинается фильм... Фильм, который удивительным образом захватит все внимание... И казалось бы, чем? Сюжет? Да сколько мы таких видели... американских пирогов, жевательных резинок, муравьев в штанах - где несколько друзей-подростков стремятся по-быстрому сделать это... они подглядывают за девчонками, читают взрослые медицинские книжки с картинками, первый раз покупают презервативы и все время говорят об этом... Но... при довольно стандартном сюжете здесь есть главное, что отличает этот фильм от перечисленных - мы видим историю любви... той самой... первой... возвышающей... Главный герой в свои юные годы ведет себя как настоящий мужчина, он не трепло, не предатель, он уважает Женщину и преклоняется перед красотой... Он честен в каждом своем поступке... И надо отметить, у мальчика прекрасный вкус... Его первая любовь именно такая, какая и должна быть, чтобы помнить ее всю жизнь - искренняя, трепетная и нежная... И точно такие же слова приходят на ум, когда пытаешься описать музыку, пронизывающую весь фильм - трепетная, нежная, чувственная, прозрачная, заполняющая воздух, как сама любовь... Мишель Легран... как он это делает, я не понимаю... Откуда он берет эти ноты? эти мелодии, что так трогают за душу? смотришь на экран, видишь этот сухой ковыль на холмах, волны на море, слышишь эту мелодию и сердце замирает от ощущения, что это прекрасно... Фильм закончился, прошли титры, а эта мелодия зацепилась за какой-то крючочек в душе... Вообще, как мне кажется, «Лето 42-го» - картина-акварель... Легкие, слегка размытые воспоминания о прошедшем детстве... И на душе у меня сейчас тепло и немного печально... А как хороша была Дженнифер О'Нил с букетом алых гвоздик в руках... (Murlyka)

Сценарист Герман Рочер рассказал в фильме историю, которая произошла с ним летом 1942 года на острове Нантакет, около побережья Новой Англии. Роман, который он написал на основе собственного сценария вышел в печать еще до премьеры фильма и сразу же стал бестселлером. В 2001 году пьеса по роману с успехом шла на Бродвее и вернула фильм из некоторого забытья, и тогда же он был выпущен на DVD. Музыкальная тема Мишеля Леграна, написанная к этому фильму, наверно, вторая его знаменитейшая композиция после «Шербургских зонтиков». О чем фильм - прекрасно написал Сергей Кудрявцев. ... Уже случился Перл-Харбор, уже вовсю идет война, но в Новой Англии тихо, жизнь продолжается, мысли трех тинэйджеров заняты тем, чем и бывают обычно заняты мысли тинэйджеров - противоположным полом. А рядом живет красивая молодая женщина, у которой муж ушел на фронт, и мальчики еще не знают о существовании термина «педофилия»... В фильме по сути ничего не происходит, но в этом и есть прелесть хорошего кино - ничего не происходит как будто, а взгляд оторвать от экрана совершенно невозможно. (Alina)

Есть фильмы, которые являются путешествием в то или иное время, которое было у каждого. Это либо первая любовь, столь запоминающаяся яркими эмоциями и драматичной концовкой, либо детство, столь удивительное и непосредственное, либо летние приключения, наполненные незабываемыми происшествиями. «Лето 42-го», картина как раз такого плана. Трое пятнадцатилетних подростков проводят свое лето на острове. Конечно же, скукота несусветная. И томясь от жары и безделья, один из героев находит книгу, у своих родителей, столь интересную и познавательную для ребят в таком возрасте. Это же «Медицинский справочник по сексу», а никакой-то вам там роман Экзюпери. Так как персонажи не похожи друг на друга, их подход к противоположному полу и вопросам любви совершенно разный. Один, с напором штурмую сверстниц. Второй, панически боясь противоположного пола, зарывается в свою нору. А другой, весьма лиричный и романтичный персонаж, влюбляется в женщину, лет на 7 старше его. Идеал его фантазий. Сказать, что сюжет прям безумно захватывающий, я не могу. Но правда есть один очень яркий момент, выполненный очень точно и резко, аж дух захватывает. Это переход от комедии к драме. Здесь никак во многих фильмах, плавный подход к драматической концовке, а очень резкий, непредсказуемый переход, как прыжок с обрыва. Вроде ты вот-вот сидел, смеялся, а тут бах и совсем не до смеха. А в остальном сюжетная полоса проста до одури, но зато какая подача! Количество нюансов и правильно расставленных акцентов, воссоздают атмосфера того давно ушедшего времени, того давнего лета. Чувствуется, с какой кропотливостью и любовью подошли участники съемочной группы. Режиссер Роберт Маллиган, негромкий классик американского кино, представитель редкой породы режиссеров-гуманистов. И в своей картине «Лето 42-го» он как бы учит зрителя, тому, что главное не сексуальный опыт, а нравственные уроки жизни, сострадание, сочувствие, понимание и любовь. Музыка, которая звучит на протяжении фильма, написана композитором Мишелем Леграном. Он получил вторую премию «Оскар» за столь чудесные, волшебные и чувственные мелодии. Жаль, что осталась не замечена работа оператора Роберта Сертиса, который тогда был номинированный сразу за две ретро-ленты - «Лето 42-го» и «Последний киносеанс». Ну, Бог с ними, картина от этого хуже не стала. И, конечно же прекрасная игра актеров. Тут можно с уверенностью сказать, что ребята проживают свои роли. Нет ни лишних движений, ни наигранности, которая часто присутствует у молодых актеров. Все жизненно, органично и честно. Остается только восхищаться и радоваться путешествию, в которое погружает нас картина «Лето 42-ого». (Анастасия Сергеева)

Лето - это маленькая жизнь. Лето. 3 месяца солнца и тепла. 90 дней безудержной радости, наполняющей светом даже самую мрачную душу. 2160 часов кажущегося бесконечным наслаждения жизнью. 129600 незабываемых минут волшебной безмятежности. 7776000 секунд непередаваемых мгновений. Лето. Один из сезонов года или нечто больше? Наверняка, у многих в жизни бывает то особенное лето, которое нельзя забыть, сезон осуществления самых лелеемых в сердце надежд, важный момент, меняющий весь ход жизни. Шло лето 1942-го года. Для многих людей это был момент кошмара, они были свидетелями массового безумия, настоящей репетиции ада на Земле, смертельно опасного столкновения разных миров, разного образа мысли, когда обуреваемая шизофренической идеей мирового господства верхушка Третьего Рейха реализовывала свои планы по изменению жизнеустройства, кидая в пекло десятки миллионов людей. Но для трех подростков, проводящих каникулы вдали от пылающей Европы, на одном из островов Новой Англии, где эхо войны не дает о себе знать, это будет лето осуществления надежд. Они очень разные: один - задавала Оски, другой - интроверт Бенджи, а третий - Херми, вроде бы обычный парень, но его образ, чем-то напоминающий мечтательного Вертера из классического романа И. В. Гете, говорит о человеке, способном и на высокие чувства, просто пока еще не понимающего об этом. Как и любого подростка, тема взаимоотношений с противоположным полом является для них основополагающей, создающая особый мир, где нет места страданиям и горю. Романтичный и способный на любовь, Херми влюбляется в замужнюю девушку старше себя. Казалось бы, его любовь, априори безответная, заставляющая страдать, не способная найти воплощения, обречена. Но любая жаждущая душа может найти момент, когда ее желание будет утолено, когда ее энергия практически сумеет спасти другую душу от гибели. Тема взросления и первой любви является одной из классических тем кинематографа. Многие видные режиссеры посвящали ей целые фильмы, нередко ориентируясь на свой собственный жизненный опыт. Будь это Феллини, вкладывавший свои юношеские переживания во многие ленты, начиная от «8 с половиной» до «Амаркорда», или Джузеппе Торнаторе, чье творчество часто затрагивает эту тему, так или иначе, проявляясь то в «Новом кинотеатре «Парадизо», то в «Баарии», то в «Малене». Последний фильм упомянут не зря, немало сходства можно найти между творением Торнаторе и фильмом Маллигана. Для сценариста Хермана Раучера эта история является автобиографической, возможно, что поэтому фильм кажется настолько искренним и снятым с душой. Изначально не желая что-либо воплощать на бумаге, Раучер изменил свое решение после гибели своего лучшего друга Оскара Зельцера, чья личность легла в основу образа Оззи, сделав попытку увековечить образ товарища, правда, отодвинуть его на второй план, рассказав свою личную историю. Единственный, кто поверил в сюжет малоизвестного сценариста, был Роберт Маллиган, чья карьера находилась на пике после удачного приема его экранизации романа Харпер Ли «Убить пересмешника». Раучеру и Маллигану потребовался не один год, чтобы убедить студию в перспективности сценария. Впрочем, после выхода в прокат, тандему больше не надо было ничего доказывать: фильм собрал огромную для такого проекта кассу, окупившись в десятки раз, а выпущенная по фильму книга стала одной из самых тиражируемых в первой половине 70-х годов. Неторопливая, мягкая режиссура Маллигана вкупе с невероятной операторской работой Роберта Сертисса и волшебной музыкой Мишеля Леграна, создает один из трогательных и ностальгических фильмов о первой любви. К сожалению, ни Дженнифер О'Нил, ни Гарри Граймс, ни Джерри Хаузер не стали звездами первой величины, однако, их игра настолько естественна, настолько эмоциональна, что невольно понимаешь: этот фильм не просто проходная лента на заданную тему, а прекрасная история, заслуженно вошедшая в историю кино. 9 из 10. P.S. В 2002-м году охочие до ремейков продюсеры предложили Херману Раучеру внушительную сумму за покупку прав с целью производства новой версии. К счастью, Раучер оказался человеком, заслуживающим уважения, и отказался от продажи прав. (Mark Amir)

comments powered by Disqus