на главную

НАШЕСТВИЕ ВАРВАРОВ (2003)
INVASIONS BARBARES, LES

НАШЕСТВИЕ ВАРВАРОВ (2003)
#16102

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Трагикомедия
Продолжит.: 99 мин.
Производство: Канада | Франция
Режиссер: Denys Arcand
Продюсер: Daniel Louis, Denise Robert
Сценарий: Denys Arcand
Оператор: Guy Dufaux
Композитор: Pierre Aviat
Студия: Astral Films, Canal+, CNC, Cinemaginaire Inc., Production Barbares Inc., Societe Radio-Canada, SODEC, The Harold Greenberg Fund, Telefilm Canada

ПРИМЕЧАНИЯ"Закат американской империи" (1986) на диске 10566.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Remy Girard ... Remy
Stephane Rousseau ... Sebastien
Dorothee Berryman ... Louise
Louise Portal ... Diane
Dominique Michel ... Dominique
Yves Jacques ... Claude
Pierre Curzi ... Pierre
Marie-Josee Croze ... Nathalie
Marina Hands ... Gaelle
Toni Cecchinato ... Alessandro
Mitsou ... Ghislaine
Sophie Lorain ... First Lover
Johanne-Marie Tremblay ... Sister Constance Lazure
Denis Bouchard ... Duhamel
Micheline Lanctot ... Nurse Carole

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1491 mb
носитель: DVD-R
видео: 720x304 XviD 1710 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык:
субтитры:
 

ОБЗОР «НАШЕСТВИЕ ВАРВАРОВ» (2003)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Старые друзья встречаются у постели тяжело больного Реми, которому сегодня уже за пятьдесят. Его сын Себастьян прилетает в Монреаль из Англии, чтобы поддержать отца и помочь своей матери. Себастьян хочет облегчить страдания отца и совершает невозможное. Ему удаётся вновь собрать старых приятелей Реми, весёлую кампанию, с которой отец Себастьяна был неразлучен всю жизнь. И вот все они приходят навестить Реми: его друзья, родственники и бывшие любовницы…

Знаменитый канадский режиссёр Дени Аркан снял продолжение своего самого известного фильма, комедии "Закат американской империи". Пятнадцать лет спустя в "Нашествии варваров" герои "Заката" снова соберутся, чтобы поделиться друг с другом и с нами историями своих похождений. Реми уже за 50, и он тяжело болен. Его бывшая жена Луиза просит приехать их сына Себастьена, живущего в Лондоне. Себастьен колеблется: они с родителями уже много лет не общались. Он не знает, есть ли им что сказать друг другу, и все же прилетает в Монреаль, чтобы успокоить мать и облегчить страдания отца. И как только Себастьен появляется на родной земле, он совершает невозможное. Ему удается собрать вокруг постели отца пеструю компанию, живо напоминающую Реми о его бурном прошлом: полузабытых родственников, старых друзей и бывших любовниц. Но сохранились ли их прежние отношения сейчас, когда под "натиском варваров" продолжается закат американской империи?

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 2004
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Канада).
Номинация: Лучший оригинальный сценарий.
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2004
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Канада).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2004
Номинации: Лучший фильм на иностранном языке, Лучший оригинальный сценарий.
КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2003
Победитель: Серебряная премия за лучшую женскую роль (Мари-Жозе Кроз), Лучший сценарий.
Номинация: Золотая пальмовая ветвь.
МКФ В ТОРОНТО, 2003
Победитель: Лучшый канадский фильм.
СЕЗАР, 2004
Победитель: Лучший фильм, Лучший режиссер, Лучший сценарий.
ЕВРОПЕЙСКОЕ КИНО, 2003
Победитель: Международный приз.
ДЖИНИ, 2004
Победитель: Лучший фильм, Лучший режиссер, Лучший сценарий, Лучший актер (Реми Жерар), Лучший второплановый актер (Стефан Руссо), Лучшая второплановая актриса (Мари-Жозе Кроз).
ЖЮТРА, 2004
Победитель: Лучший фильм, Лучший режиссер, Лучший сценарий, Лучшая актриса (Мари-Жозе Кроз) Лучший художник.
МКФ В ВАЛЬЯДОЛИДЕ, 2003
Победитель: Приз зрителей.
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 2004
Победитель: Лучшая иностранная картина.
ПРИЗ БРАЗИЛЬСКОГО КИНО, 2004
Победитель: Гран-при за лучший иностранный фильм.
ЧЕШСКИЕ ЛЬВЫ, 2005
Победитель: Лучшая иностранная картина.
ВСЕГО 38 НАГРАД И 19 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

"Европейская культура - это все, что у нас есть. Ведь она - это лучшее, что удалось сделать человеку. Я думаю, что она будет существовать всегда, так как она вся сохранится в книгах. И в этом смысл финального кадра в фильме, в котором показана комната, полная книжных полок." - Дени Аркан
"Нашествия варваров бывают разные. Например, болезни, смертоносные эпидемии, наркотики, война, нападение Америки на Ирак, насаждение доминирующей культуры. Культура следует за армией и властью, и Америка господствует над нашей культурой. Нам удаётся сохранять свои языки - французский, итальянский, испанский, арабский, - но это никак не влияет на решения, принимаемые в овальном кабинете… Империя США правит миром, как абсолютный монарх. Поэтому ей придётся отражать постоянные нападения варваров. Первые такие атаки привели к событиям 11 сентября 2001 г., но, очевидно, последуют и другие". - Дени Аркан
"Мне кажется, что наши государства скоро исчезнут. При жизни будущих поколений границы между странами сотрутся. Останутся только граждане США и все прочие. С точки зрения Вашингтона, французы, болгары или японцы - все они будут считаться одним и тем же: варварами. Между США и Канадой довольно тесные отношения. Оттуда до Квебека всего час лёту. Многие американцы прилетают на выходные к нам, а мы - к ним. Но сегодня мы, как Сицилия, когда она была колонией Древней Греции". - Дени Аркан
"Не знаю почему, но это очень грустный фильм. Это волшебная грусть. Помню, мы снимали одну сцену, и я не удержался и зарыдал. Я привык заставлять зрителя смеяться, и для меня грусть в моём фильме непривычна". - Дени Аркан
"- Вы ожидали, что зрители будут так эмоционально реагировать? - Да, конечно. И меня эта реакция очень радует. Но в каждом моем фильме происходят абсолютно мистические вещи. Я имею в виду, что контролировать весь процесс невозможно, и в какой-то момент съемки начинают идти сами собой, и количество эмоций, которые остаются на пленке, просчитать нельзя. Например, через три недели после того, как мы сняли видео-послание дочери главного героя, я пересмотрел сцену еще раз и поймал себя на том, что у меня по лицу текут слезы. Это невозможно объяснить. Я безумно рад такой эмоциональной реакции зала, меня это очень трогает, потому что я никогда не делал подобных фильмов. - Говорят, что вы сняли антиамериканский фильм. Что вы сами об этом думаете? - Я еще об этом не слышал... На самом деле мой фильм не "за", не "против" Америки. Просто обстоятельства сложились так, что Соединенные Штаты Америки сейчас доминируют в мире, хотите вы этого или нет. Это реальность, в которой мы живем, кто-то находит ее жестокой. Но я уверен, что весь наш век будет таким. - В картине есть кадры, снятые 11 сентября. "Нашествие варваров" не означает "нашествие террора"? - Прежде всего нашествие - те несчастья, которые преследуют человечество. Болезни, эпидемии, войны, СПИД, наркотики и, конечно, события 11 сентября. - В вашем фильме много говорится даже не столько об американской империи и политиках, сколько о европейской культуре. Солженицын, Рубенс, Платон - вся история мировой культуры. Вам не кажется, что молодому поколению это будет непонятно? - Если говорить об американской империи, то культура там такова, какую она сама себе создает, и, конечно, это звучит пессимистично. Люди там не хотят говорить по-французски, по-итальянски и говорят только о привилегиях своей нации. Думаю, не стоит напоминать, что происходило с государствами, которые стремились контролировать весь мир, - вспомните Римскую империю. Там тоже отказались от греческого языка. - В вашем фильме очень много действующих лиц. Не могли бы объяснить, что эти персонажи значат для вас лично? - Все они - часть меня. Я рассказывал истории людей, которых знаю.Например, у меня есть знакомый, очень похожий на сына главного героя. Он работает в крупной корпорации в Нью-Йорке и не расстается с компьютером. Но я его искренне люблю и восхищаюсь им. Есть у меня и знакомая - драгдилер, и я действительно очень беспокоюсь о ее будущем. Но я люблю их всех просто потому, что они есть". (из интервью Дени Аркана газете "Московский комсомолец", 23 мая 2003)

В очередной раз приходится убеждаться, что незначительное изменение оригинального названия оказывается довольно существенным для понимания картины. Во франкоязычной Канаде она называлась «Варварские вторжения - Закат продолжается», а в англофонной части страны - в усечённом виде: The Barbarian Invasions. Что, в принципе, всё равно точнее, нежели международный вариант Invasion of the Barbarians, скопированный и в нашем прокате. Получилось, будто речь идёт о каком-то одном вторжении, причём именно варваров, то есть тех, кто противостоит цивилизации. А после событий 11 сентября 2001 года это понимается почти однозначно - как нашествие «третьего мира» на развитую американскую систему, выдающую себя за форпост всего человеческого сообщества. Однако в контексте размышлений Дени Аркана о современной действительности, которую он не без язвительности определил ещё за 17 лет до того в «Закате американской империи», а также принимая во внимание скрытую иронию одной из сцен в новой ленте, где к умному профессору, вещающему по телевидению о нынешнем «вторжении варваров», прислушивается только скучающий охранник в больнице, следовало бы говорить вообще о «варварских вторжениях». Тем более что и главный герой, умирающий от рака историк Реми, рассказывает о нашествии в Америку европейских конкистадоров на рубеже XV-XVI веков, когда в течение столетия было уничтожено 150 миллионов (!) коренных жителей, что даже превышает огромные человеческие жертвы во время столь разрушительного XX столетия. Так что «граница варварства», на самом-то деле, пролегает не между Западом и Востоком или, согласно новейшей политической теории, не между Севером и Югом. По мысли Аркана, не скрывающего собственных критических убеждений, которые были сформированы в 60-е годы под влиянием весьма причудливой палитры взглядов, в том числе - и левацко-маоистского толка, к чему сам режиссёр и его герой теперь относятся с юмором, варварское в человеке заключено, прежде всего, в игнорировании знаний. Реми с сомнением воспринимает успехи своего сына Себастьяна, биржевого дельца из Лондона, считая его недоучившимся выскочкой. А тот расплачивается со всеми исключительно наличными, чтобы скрасить последние дни отца, и даже бывшие студенты, которые вдруг пришли навестить смертельно больного профессора истории, делают это за деньги Себастьяна. Он нанимает и наркоманку Натали, чтобы она, в соответствии с «продвинутой методикой» американского приятеля-специалиста, намеренно пристрастила Реми к героину ради снятия иных его мучений. Но любопытно, что именно Натали оказывается своеобразной наследницей так и не прославившегося при жизни учёного-гуманитария, поселившись после его смерти (точнее, эвтаназии) в доме, где все полки заставлены разнообразными книгами. И словно в финале картины «451 по Фаренгейту» Франсуа Трюффо, создатель «Варварских вторжений» специально даёт крупным планом несколько заголовков изданий (допустим, «Архипелаг Гулаг» Александра Солженицына), которые составляли личную коллекцию умершего историка. Их судьба неожиданно доверена самой отверженной из персонажей, вроде бы более варварской натуре, если судить по внешнему виду и не всегда адекватному поведению, но не без искусственной натяжки самого автора фильма признанной в качестве достойной кандидатуры на замещение вакантной должности «едкого обличителя общественных нравов». С этим, видимо, согласилось и жюри Каннского фестиваля во главе с французским режиссёром Патрисом Шеро, явно незаслуженно наградив мало кому ведомую исполнительницу роли Натали. К сожалению, и лента в целом представляется не очень удачным «заместителем» этапного произведения Дени Аркана, пусть и являясь фактически продолжением «Заката американской империи», что, опять же, особо подчёркнуто в подзаголовке лишь франкоязычного варианта. Но слова «закат продолжается» в данном случае могут быть поняты, увы, и в отношении творчества Аркана. Он приобрёл на седьмом десятке лет меланхолическую усталость и старческую сентиментальность, что никак не вяжется с ёрническим пафосом хлёсткой социальной сатиры, коей должна была бы стать его новая работа, чтобы претендовать на звание наследницы «Заката американской империи». Даже предыдущая картина «Звёздный статус», снятая в 2000 году, являлась более язвительным обзором сегодняшних «варварских маний». (Сергей Кудрявцев)

Такое кино, как "Нашествие варваров", трудно смотреть в наших кинотеатрах. От постоянных смешков тяжело сосредоточиться на фильме. Складывается впечатление, что основная масса и так немногочисленных зрителей попала на сеанс случайно - опоздали на тридэшных "Детей шпионов" и решили посмотреть на участника Каннского фестиваля. Поэтому остальным приходится шипеть на соседей с просьбой сидеть потише. Потому что "Нашествие варваров" не очередной блокбастер, который можно смотреть одним глазом, параллельно орать по сотке и давиться недосоленным попкорном, как варвар. Здесь придется напрягать извилины или просто валить из зала. Ведь несмотря на обилие остроумия в диалогах героев, "Нашествие варваров" - прежде всего трагедия, а уж потом комедия. Да и приколы здесь будут повыше уровня пояса. В этом году картина была отмечена в Каннах наградами за лучшую женскую роль и лучший сценарий, снискала теплые отзывы кинокритиков и просто зрителей. Как и первая - "Закат американской империи", снятая в конце 80-х. Та лента мало знакома зрителю, собственно как и ее герои. Однако даже непосвященному можно смело отправляться на сеанс - всех их вам представят как надо. Поэтому ощущения какой-то неполноценности от просмотра не возникнет. Единственное - может появиться желание вернуться на пятнадцать лет назад и посмотреть, что же было тогда - на "Закате американской нации". Денни Аркан снял умный (не заумный!) фильм, понятный каждому. Фильм о судьбах, о людях таких же, как мы. О выборе, который необходимо сделать. О том, чего мы не сделали. Будь это американская комедия, все бы закончилось по-другому - главный герой выпрыгнул бы из взлетающего самолета, бросил нелюбимую невесту и на глазах у всех признался бы в любви к красавице-наркоманке. А ей бы не пришлось усыплять его умирающего отца лошадиной дозой кокаина… А так все вышло как обычно, как в настоящей жизни.

«Нашествие варваров» - фильм-поминки по XX веку и его интеллектуалам. Публика каннского фестиваля реагировала на «Нашествие варваров», последнюю работу канадского режиссера Дени Аркана, на удивление эмоционально - финал потонул в слезах и аплодисментах (фильм хоть и не стал фаворитом жюри, но получил призы за лучшую женскую роль и сценарий). Рыдания и рукоплескания объясняются, вероятно, тем, что процентов семьдесят зала отождествляли себя с персонажами. «Нашествие» - кино для «умной» публики, которой на фестивалях более чем достаточно. К той же категории, разумеется, относятся и рецензенты. Кинокритики, которые либо принадлежат к западной интеллектуальной элите (европейцы и американцы), либо с удовольствием причисляют себя к ней (наши), отзываются о фильме исключительно благожелательно и нежно. Чтобы соблюсти необходимые формальности, надо напомнить, что «Нашествие» - это продолжение язвительной сатирической комедии «Закат американской империи», с которой в 1986 году началась мировая слава Аркана. В новый фильм режиссер позвал на те же роли тех же актеров, что играли у него семнадцать лет назад. Вновь встретиться их заставила смертельная болезнь историка и философа Реми (Реми Жерар). Его сын, преуспевающий биржевой маклер (Стефан Руссо) приезжает навестить отца, узнает, что вылечить рак не удастся, и старается скрасить последние дни родителя. Сын, которого папа не слишком баловал вниманием, забыв обиды, собирает старых друзей Реми, перевозит отца из переполненной больницы в загородный дом, покупает для него героин, чтобы справиться с постоянными приступами боли. Аркан не стремился наполнить «Нашествие варваров» действием. Ему хотелось сделать старомодный разговорный фильм, чтобы в остроумных диалогах бывалые умники вскользь и слегка цинично прошлись по мировым проблемам, чтобы россыпь шуток прокатилась по канадскому здравоохранению и полиции, по сексу, политике, религии и даже по самой смерти. Главный весельчак и душа компании, разумеется, умирающий Реми. Это человек яркий, необычайно жизнелюбивый, одинаково страстно обожающий женщин, сигары и хорошие книги. Так что хоронит Аркан не просто интеллектуала, но воплощение витальности и индивидуализма. И, вероятно, самое трогательное в этой ситуации, что Аркан, отправляя в могилу все, что ему так нравится в людях и в жизни, не брюзжит, как старый дед, а старается вместе со своими героями до последнего хохмить и балагурить сквозь накатившуюся сентиментальную слезу (он признавался, что во время съемок сам пару раз так расчувствовался, даже всплакнул). Что и покорило фестивальную публику. Чувствительность режиссера по-человечески понятна, ведь для него это прощание с собственной молодостью (сейчас ему 52 года), с людьми, прошедшими через все измы (социализм, маоизм, буддизм, коммунизм, троцкизм, структурализм, постмодернизм и т. д.) XX века. Аркан видит, что они сходят на обочину истории, что наступают новые варвары, и не может с этим смириться. Когда-то он сам был активным борцом за лучшее общественное устройство, не хуже британца Кена Лоуча, снимал жесткие обличительные документальные фильмы и язвительную социальную сатиру, был искренним врагом общественной несправедливости, верил и, наверное, верит до сих пор в либеральные ценности. И его нынешний фильм - не отступление. Он снова старается жечь сердца глаголом, и поэтому его герои так много говорят и так мало действуют. В общем-то Аркан убедителен во всем, кроме одного. Где же, собственно, обещанные варвары? Отвечает на этот вопрос не столько сам фильм, сколько режиссерские комментарии к нему. В самой картине никакого «Нашествия» не происходит. Например, вряд ли справедливо считать «варваром» сына Реми, прагматика и компьютеризированного глобалиста, хотя это первый напрашивающийся вариант. В итоге молодой человек вполне подходит на роль наследника своего отца. Он понимает его ценности и знает, как облегчить страдания старика. Настоящие же варвары обитают где-то рядом в рассуждениях Аркана об Америке, арабах, мировой империи, неизбежных исторических катаклизмах, исчезновении культурной самобытности и т. п. Возникает некоторая путаница: кто же тут варвар - Америка, подминающая под себя мир, или террористы-антиглобалисты, отстаивающие свою независимость? Аркан, кажется, не может дать внятных ответов. Он знает только одно: понятный и логичный XX век умер, и остается лишь устроить ему трогательные поминки.

«Нашествие варваров» - фильм Дени Аркана, квебекца, о самом главном - борьбе жизни и смерти. Борьбе, в которой исход заранее предопределен. Аркан пытается представить смерть не как физиологическое явление, а как социальное. Получается. Двадцатый век ушел, век который многие считают самым жестоким за всю историю человечества. Аркан разубеждает нас. Самый кровавый век, оказывается, шестнадцатый. Век, в котором европейские колонизаторы «вдохновенно» резали американских индейцев. И кто же здесь предстает варварами? Вы сами поняли, а Аркан этим фактом хочет подчеркнуть, что варвары - это те, кто в первую очередь сгнил внутри себя, и, изжив себя, пытаются уничтожить цивилизации, которые хотя бы пытаются сделать попытку прийти в гармонию сами с собой. Цивилизации-варвары сами обрекают себя на смерть по той простой причине, что, в большинстве своем, представители этих цивилизаций не творцы, а потребители. Герои «Нашествия…» испытали все возможные «…измы» двадцатого столетия, так и не придя к выводу о том, кто прав, кто виноват. Они остались пусты, и это лучшие представители западной цивилизации - люди умные, образованные. Фильм ненавязчивым образом разрушает наши представления о цивилизации, ставит под сомнение наши моральные нормы, заставляет призадуматься о наших ценностях. Мало, какой фильм так действует на сознание. Падение европо-американской цивилизации не просто кажется неизбежным, а кажется свершившимся. Страшно. А ведь правда. (sssbabkin)

comments powered by Disqus