на главную

СТРАСТЬ (1969)
PASSION, EN

СТРАСТЬ (1969)
#20064

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 101 мин.
Производство: Швеция
Режиссер: Ingmar Bergman
Продюсер: Lars-Owe Carlberg
Сценарий: Ingmar Bergman
Оператор: Sven Nykvist
Студия: Cinematograph AB, Svensk Filmindustri (SF)

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (ТРК Петербург-Пятый канал); 2-я - одноголосный перевод (студия Альтера Парс; Л. Машинский); 3-я - оригинальная (Se).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Max von Sydow ... Andreas Winkelman
Liv Ullmann ... Anna Fromm
Bibi Andersson ... Eva Vergerus
Erland Josephson ... Elis Vergerus
Erik Hell ... Johan Andersson
Sigge Furst ... Verner
Britta Brunius ... Woman in dream
Lars-Owe Carlberg ... Police officer
Malin Ek ... Woman in dream
Barbro Hiort af Ornas ... Woman in dream
Svea Holst ... Verner's wife
Marianne Karlbeck ... Woman in dream
Annika Kronberg ... Katarina
Brita Oberg ... Woman in dream
Brian Wikstrom ... Police officer

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1678 mb
носитель: HDD2
видео: 720x448 XviD 1733 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Se
субтитры: нет
 

ОБЗОР «СТРАСТЬ» (1969)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В дом к островному отшельнику заходит светловолосая хромоножка - воспользоваться телефоном. Отшельник надеется в романе с ней зарубцевать собственные сердечные раны, но обнаруживает в её душе только невиданного размаха надлом и безверие...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1971
Победитель: Лучший режиссер (Ингмар Бергман).

* Слоган - «Man is the king of beasts...»

"Страсть", снимавшаяся на Форе осенью 1968 года, носит следы тех ветров, что дули над реальным миром и над миром кино. Поэтому в некоторых отношениях картина рискованно жестко привязана ко времени. На поверхностном, но бросающемся в глаза уровне привязанность ко времени проявляется в прическах и одеждах моих актрис. Очевидно, разницу между кинопроизведением, привязанным ко времени, и вневременным можно измерять линой юбок, и больно, когда Биби Андерссон и Лив Ульман, две зрелые дамы, одеты в мини-юбки той поры. Фильм раскрывает скрыто проявляющееся насилие. Одно время режиссер работал над сложным сюжетом о двух сестрах: мертвой Анне и живой Анне. Обе линии должны были перемежаться контрапунктически. И вдруг в рабочем дневнике 30 июня 1967 года написано: "Как-то утром, проснувшись, я решил похоронить историю о двух сестрах. Больно уж она объемна, неуклюжа, неинтересна с кинематографической точки зрения". Сценария не было, зато имелся подробный план. Обе истории отличались длинными диалогами. И когда Европейский радиосоюз заказал телевизионную пьесу, понадобилась всего неделя, чтобы вычленить "Заповедник" и создать спектакль. Неудивительно поэтому, что "Заповедник" и "Страсть" тесно переплетены. Оставшаяся часть операции заключалась в переделке того, что должно было стать "Страстью". Она продолжалась все лето, а осенью начались съемки. "Страсть", может, и стала бы неплохой картиной, если бы не следы времени. Они накладывают отпечаток не только на юбки и прически, но и на более важные, формальные эпизоды: интервью с актерами и импровизированный обед. Интервью надо было вырезать. Сцене обеда следовало придать другую, более четкую форму. Возможно, несмотря на это, форма, которую "Страсть" обрела в окончательном виде, свидетельствует об определенном мужестве. Съемки "Страсти", длившиеся сорок пять дней, шли тяжело. Сценарий, написанный на одном дыхании, скорее представлял собой отчет о различных настроениях, чем киносценарий в традиционном смысле. "Страсть" к тому же - первый настоящий цветной фильм, созданный Бергманом и Свеном Нюквистом. Цвет в картине "Не говоря уж обо всех этих женщинах" делали по учебнику. На этот раз хотели сделать цветной фильм так, как цветные фильмы никогда прежде не снимались. Между нами то и дело вспыхивали конфликты, что было весьма необычно. У Бергмана давала себя знать язва желудка, у Свена начались приступы головокружения. В честолюбивые планы входило создать черно-белый фильм в цвете, с отдельными сильными акцентами в сдержанной цветовой гамме. Это оказалось нелегким делом. Экспонирование цветного негатива - процесс медленный, требовавший совершенно иного освещения, чем сегодня. Результаты усилий сбивали с толку, и создатели частенько нехотя ругались. Сюжет картины повестнвует о взаимоотношениях Андреаса и Анны, однако они не способны на идиллический роман, как и все герои Бергмана, поэтому финальная сцена ругани сопровождается непогодой и даже пожаром.

Картина "Страсть" сделана в 1969м и экспонирует практически отречённого от суеты и прочего гама героя Фон Зюдова - отшельника, в дом к которому стучится немного, но заметно хромая Ульман с необходимостью в телефонном звонке. Звонит. Плачет. Прощается и уезжает. Спустя некоторое время, отшельник влюбляется в блондинку и завязывает любовный узелок, но не крепко. Бергмана я не перестаю определять, как немного циничного и грубого строителя взаимоотношений между двумя половинами. Любовь - есть терзание, а Бог - бесконечная исповедь. "Страсть" - картина сложная и весомая, тягостная в речах и жёсткая в изображении. Герой Зюдов служит неким подобием "проходного двора", сквозь ворота которого пролетают женские мечты, злость, воспоминания и слёзы. В по бергмановски уютном доме с обязательным едким, грязным и размытым пейзажем за окном, вязанными ковриками на грубых досках и "книжным" кабинетом, происходит раскрытие створок женской души, всего потаённого и неожиданно ошеломляющего, обрушившегося словно ноша на плечи Зюдова, который в порывах нескрываемой злости и отчаяния, нещадно рубит брёвна, уподобляясь своему давнему персонажу "Девичьего источника". Происходит столкновение, которое имеет пролог, кульминацию и желательно мягкий эпилог, завершившийся простым "прости" и таинственным уединением среди слякоти и воды, по истине трагично переданным оператором Нюквистом. Речи-исповеди, которые с одной стороны носят характер жалостливый, целью которого является выявление обыкновенного сострадания, так необходимого героиням, а с другой стороны чистые и истинные, звучащие с абсолютным отсутствием фальши, бьют в лоб традиционными детальным и крупным планами, невероятно "привязанными" к женскому лицу и эмоциям, подобные будущим сценам финальной "Сарабанды", плоским и протяжённым, без влияния каких либо второстепенных шумов и действий. Только мужчина и женщина. Наряду с фирменными слезами, криком и страданием, прорывается несколько иная проблематика, но со значительным отпечатком злости - это человек и человек. Два казалось бы зеркальных слова и понятия, одна и та же раса, но перекрытая стеной сомнений и предрассудков, способных свести на нет существование. Маньяк-убийца, терроризирующий местный скот, остаётся контрастной частью "Страсти", нейзвестной и пустой, но сумевшей загубить душу и оставить в раздумьях о действительной бессмысленности существования, такого хрупкого и рушимого, способного развалиться, только надави на него. Завершая, хочется отметить стилистическую и конструктивную оригинальность бергмановской работы, которая заключается в резких документальных кадрах интервью, в которых господа артисты выкладывают своё отношение и видение персонажей, своих персонажей, создавая впечатление иной, немного свежей и новой работы. Но элементы эти кажутся явно "скорыми". (maxlubovich)

Безусловно, начиная писать о картине Ингмара Бергмана, нужно воспринимать его фильм в контексте всего творчества. Одной «Земляничной поляны» будет мало, так как эволюция в сознании режиссера передается и в его творчество. Но одно всегда остается неизменным у Бергмана - это углубленный психологический анализ человека-мужчины и человека-женщины и их взаимоотношения как разрушительные, так и созидательные. Сюжет фильма покажется простым, если не пропускать через себя переживания и мысли персонажей, не вглядываться пристально в детали, которые не лежат на поверхности. И не попробовать представить себя на месте героев. Его зовут Андреас (Макс фон Сюдов). Он живет сам по себе в деревне. Его называют отшельником, но сам он себя таковым не считает, о чем и говорит, будучи в гостях у соседей. Он счастлив в своем одиночестве (это зрителю может показаться сразу). У любого человека есть внутренний мир и психологическое состояние, куда он никого никогда не пускает. Так и Андреас. Он занимается хозяйством, рубит дрова, в доме аккуратно, но это дом без женщины - видно сразу. На полках много книг, и все у него вроде бы в порядке на фоне деревенской серости и слякоти. Я бы даже назвал этот фильм Бергмана самым «русским» по всему происходящему. Очень «русская» аккуратная небольшая деревня, есть что-то одновременно от Чехова, Достоевского и Толстого. Она - Анна в восхитительном исполнении Лив Ульман. Она буквально врывается в зарубцованную, закрытую от всего внешнего мира жизнь Андреаса. Просит позвонить (немного прихрамывая), потом плачет и уходит из его дома, чтобы потом через некоторое время вернуться. Но его внутренний мир уже потревожен - и это пока неизвестное чувство, это не любовь, а что-то ему самому непонятное и давно забытое. И вот с этого момента я понимаю, что у этого человека просто бушуют страсти внутри, которые так старательно и изумительно прячет актер Макс фон Сюдов. В фильме почти нет крика и ругани (за исключением эпизода при рубке дров, где Андреас выплескивает накопившиеся эмоции), зато душа Анны (Лив Ульман) кричит, рассказывая тайны Андреасу, при этом мы видим только лицо Анны, ее глаза и веснушки на щеках. Крупный план - и ничего больше, никаких мелких деталей, отвлекающих от ее рассказа-исповеди. «Угроза часто не видна на поверхности» - вклинивается в фильм закадровый голос Персонажа. Потом - краткие, скуповатые интервью самой актрисы, рассказывающей о той, которую она играет. «Откуда это желание задушить то, что жило?» - снова говорит Персонаж. Снова краткие, почти точечные интервью актеров о своих персонажах. «Свобода - яд для униженных» - произносит Персонаж. «Большинство людей живет, и не знает, что такое достоинство». Вывод - обрести достоинство возможно только в одиночестве. Но это самообман. Потому что Андреас в своей исповеди произносит: «Я здесь не живу, а существую». У Бергмана в очень многих фильмах любовь показана как душевные терзания и муки. А этот фильм производит впечатление скорее документального очерка-исповеди самого режиссера. Стилистика фильма безупречна. Конечно же, следует в первую очередь отметить игру Лив Ульман и Макса фон Сюдов, практически родных для Бергмана актеров, не один раз снимавшихся у него, работу оператора, сделавшего крупные планы одинаково важными с мелкими деталями деревенской слякоти и порывами чувств персонажей. На втором плане прекрасно играют Биби Андерсон, Эрланд Юсефсон и другие персонажи, образуя некий мостик как переход к главным персонажам. В завершение скажу, что этот фильм скорее порекомендую зрителю неспешащему, не требующему динамичности сюжетной линии и любящему изучать свой внутренний мир и мир персонажей на экране, да и вообще окружающих любого человека людей. Особенно, когда этот мир настолько глубоко и многогранно показан - в этом мастерство великого режиссера Ингмара Бергмана. (Descloix)

comments powered by Disqus