на главную

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ИЛИ ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН (1964)
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ИЛИ ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ИЛИ ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН (1964)
#20074

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия
Продолжит.: 73 мин.
Производство: СССР
Режиссер: Элем Климов
Продюсер: -
Сценарий: Семен Лунгин, Илья Нусинов
Оператор: Анатолий Кузнецов
Композитор: Микаэл Таривердиев, Игорь Якушенко
Студия: Мосфильм

ПРИМЕЧАНИЯпокадровая цифровая реставрация изображения и ремастеринг звука.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Евгений Евстигнеев ... тов. Дынин, директор пионерлагеря
Арина Алейникова ... Валя, пионервожатая
Илья Рутберг ... физрук
Лидия Смирнова ... глав. врач
Алексей Смирнов ... завхоз
Виктор Косых ... Костя Иночкин
Юрий Бондаренко ... Веня, барабанщик
Лида Волкова ... Лера
Борис Демб ... Дима
Сережа Кокорев ... Шарафутдинов
Игорь Крюков ... Марат
Александр Машовец ... Стасик
Таня Прохорова ... Митрофанова
Люда Смеян ... Неля
Вячеслав Царев ... мальчик с сачком
Татьяна Барышева ... повар
Екатерина Мазурова ... бабушка Кости
Виктор Уральский ... тов. Митрофанов
Нина Шацкая ... пионервожатая
Сергей Шаппу ... мальчик, игравший на скрипке
Раднэр Муратов ... пионервожатый
Виктор Маркин ... один из родителей
Дая Смирнова ... нянечка
Вова Бурдуков
Саша Живейнов
Алик Минкович
А. Лагранский

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2076 mb
носитель: HDD2
видео: 986x720 AVC (MKV) 3518 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ИЛИ ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН» (1964)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В пионерлагере властвует директор Дынин, который покровительствует свирепой докторше. Все напуганы угрозой эпидемии. Поэтому порядок - это единственное оружие всех и каждого. Несчастье пионера Иночкина именно в том, что ему никак не удается вписаться в лагерные инструкции. Его отчисляют из лагеря, но, чтобы не огорчать бабушку, он возвращается и начинает жить в лагере на "нелегальном положении"...

Пионер Иночкин самовольно переплыл реку и оказался на запретной для посещений территории, за что и был изгнан директором пионерлагеря Дыниным. Не желая доводить бабушку до инфаркта своим досрочным прибытием, мальчик тайно возвращается в лагерь и... скрывается под сценой-трибуной. Пионеры тайком помогают ему и предпринимают все меры, чтобы не состоялся родительский день, угрожающий жизни Костиной бабушки...

Строгий директор товарищ Дынин (Евгений Евстигнеев) и главный врач (Лидия Смирнова) напуганы предполагаемой эпидемией. Они уверены, что неукоснительное соблюдение распорядка дня, регулярное мытье рук и полная замкнутость коллектива убережет подопечных от "страшной напасти". Основная же угроза - местные деревенские мальчишки. Но пионерам все нипочем. Один из них - Костя Иночкин (Виктор Косых) - покидает территорию лагеря и общается с "заразными". Товарищ Дынин принимает суровое решение - исключить Иночкина из лагеря и отправить домой. Но если Костя приедет досрочно, бабушку (Екатерина Мазурова) обязательно хватит инфаркт. Поэтому он возвращается в лагерь и становится "нелегалом". Теперь друзья Иночкина должны сорвать родительский день. Ведь его бабушка увидит, что Кости нет среди ребят...

Это просто очень смешной и интересно сделанный фильм, отличная игра и мудрые мысли. Всем понравится - ведь дети, проявив чудеса изобретательности, не только не позволили зануде-директору превратить их отдых во "Всегда готов!", в казарму, но и отплясались на бедном чиновнике всласть. Вот вам, кстати, и еще фантастический элемент в картине. Точно ведь так не бывает - даже и нынче. А помечтать все равно приятно.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Картина начинается с предисловия: "Это фильм для взрослых, которые были детьми, и для детей, которые обязательно будут взрослыми".
Дипломная работа режиссера и дебют Элема Климова в полнометражном кино.
Роль Кости Иночкина прославила на всю страну тринадцатилетнего Витю Косых (потом он сыграет Даньку в «Неуловимых мстителях»). Ассистенты Климова нашли его в обычной школе, куда пришли за ребятами, которые умеют плавать.
Съемки фильма проходили в Туапсе (пионерлагерь ЦК ВЛКСМ «Орленок»), а также в пионерском лагере, принадлежавшем тресту «Воркутауголь» и расположенном в микрорайоне Алексин-Бор города Алексин Тульской области. В 1970-е годы на его территории были построены новые корпуса, и от прежнего лагеря ничего не осталось.
Во время съемок фильма Евгений Евстигнеев, исполнитель роли товарища Дынина, научил детей играть в карты.
Съемки «Добро пожаловать…» были в самом разгаре, когда картину попытались закрыть. В съемочную группу пришла телеграмма от дирекции «Мосфильма» с требованием свернуть все работы и возвращаться из экспедиции в Москву. И лишь мудрость директора съемочной группы, который сказал: «А мы этой телеграммы не получали», позволила режиссеру Элему Климову закончить картину.
Съемки фильма продолжались четыре с половиной месяца.
Прежде, чем фильм вышел на экраны, его просматривал худсовет. Режиссер вспоминал: "Весь фильм стояла гробовая тишина, даже на тех моментах, которые я считал очень смешными, раздавались жиденькие одиночные хи-хи". Естественно, он думал, что картина с треском провалилась. "Лента закончилась и в такой же гробовой тишине "товарищи" покинули кинозал. Лишь один человек подошел и полушепотом сказал: "Потрясающе смешно, старик!". Но руки не подал и так же тихо вышел". Фильм немедленно "положили на полку", в частности худсовет охарактеризовал финал, как издевательство над "кукурузной программой", в то время активно продвигавшейся Хрущевым.
Из воспоминаний Э. Климова: "…Буквально за несколько дней до (1 Мая) кто-то сумел уговорить Хрущева посмотреть «Добро пожаловать…» (а руководители смотрели фильмы только на своих дачах, с родственниками). И Хрущев смеялся, он был довольно простодушный человек, а потом спросил: "А чего вы этот фильм держите? Смешно ведь, пускайте в прокат". Все: антихрущевский фильм разрешил сам Хрущев!".
«Добро пожаловать…» вышел на экраны страны 9 октября 1964 года, а Постановление Пленума ЦК КПСС о снятии Н. С. Хрущева было принято 14 октября 1964 года.
Цитаты: "Когда я был маленьким, я тоже отдыхал в пионерских лагерях."; "На ходу играют! Виртуозы!"; "Вы говорили талантов нету! Артисты! Художественный театр!.."; "У товарища Дынина вся кровь испорчена!"; "Главное - на суп налегай: в жидкости вся сила."; "Такого дяди племянница, а вавилоны на голове устраиваешь..."; "А чей-то вы тут делаете, а?"; "А можно я летающую даму покажу? - Можно. Только без карт".
Награды: Специальный приз на фестивале фильмов для молодежи (Канны, 1966); Премия жюри фестиваля и премия жюри родителей на КФ «Международная встреча фильмов для молодежи», 1967 в Каннах (ru.wikipedia.org).
Прокат в СССР: 13.4 млн. купленных билетов.
Легендарная лента отличается весьма актуальной (и на сегодняшний день) едкой сатирой на недостатки казенной социалистической системы воспитания в пионерских лагерях, а также на "недочеты" и "перегибы" хрущевской эпохи и жизни в СССР в целом.
Картина входит в престижные списки: «100 лучших фильмов» по версии гильдии кинокритиков России; «100 лучших фильмов России» по версии сайта Roskino.com; «Лучшие русские фильмы» по версии пользователей LiveJournal; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Стр. фильма на сайте Rotten Tomatoes (англ.) - http://rottentomatoes.com/m/welcome_or_no_trespassing/.
Рецензия (англ.) в Slant Magazine - http://slantmagazine.com/film/review/welcome-or-no-trespassing.
Нея Зоркая. «Лунгин и Нусинов» - http://seance.ru/blog/lungin-nusinov/.
Макс Милиан. «Пионерская десятка» - http://kino-teatr.ru/blog/y2013/9-15/394/.
Элем Германович Климов (9 июля 1933, Сталинград - 26 октября 2003, Москва) - советский кинорежиссер. Народный артист Российской Федерации (1997). В 1986-1988 годах - председатель СК СССР. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Климов,_Элем_Германович.
Э. Климов в «Энциклопедии отечественного кино» - http://russiancinema.ru/names/name433/.
Евгений Александрович Евстигнеев (9 октября 1926, Нижний Новгород - 4 марта 1992, Лондон) - выдающийся советский актер театра и кино. Народный артист СССР (1983). Лауреат Государственной премии СССР (1974). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Евстигнеев,_Евгений_Александрович.
К. Рудницкий. «Евгений Евстигнеев: Знакомые все лица...» («Советский экран», 1973) - http://kino-teatr.ru/kino/art/kino/225/.
Арина Петровна Алейникова (род. 30 августа 1943) - актриса, дочь актера Петра Алейникова. Окончила Всесоюзный государственный институт кинематографии. Дебютировала в кино в 1963 году, сыграв эпизодические роли в фильмах «Живые и мертвые» и «Я шагаю по Москве». В основном играла небольшие роли, в 1974 году сыграла в документальном фильме о своем отце, «Петр Мартынович и годы большой жизни». Со второй половины 1980-х годов проживает с семьей в США. Работала социальным работником. В кино не снимается.
Алексей Макарович Смирнов (28 февраля 1920, Данилов - 7 мая 1979, Ленинград) - советский актер театра и кино, заслуженный артист РСФСР (1976). Участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена Красной Звезды и орденов Славы 2-й и 3-й степеней, Алексей Смирнов получил широкую известность благодаря комедийным ролям в кино, наиболее известной из которых стал тунеядец Федя из фильма «Операция "Ы" и другие приключения Шурика». Позже Алексей Смирнов был открыт зрителю как талантливый драматический актер, прежде всего благодаря роли механика Макарыча в фильме Леонида Быкова «В бой идут одни "старики"». Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Смирнов,_Алексей_Макарович.
Лидия Николаевна Смирнова (31 января [13 февраля] 1913, Тобольск - 25 июля 2007, Москва) - советская и российская актриса театра и кино. Народная артистка СССР (1974). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Смирнова,_Лидия_Николаевна.
Илья Григорьевич Рутберг (род. 17 мая 1932, Ленинград) - советский и российский актер театра и кино, заслуженный деятель искусств России (2002). Родился в семье инженера Григория Борисовича Рутберга и преподавателя английского языка, переводчицы Марии Ильиничны Рабинович. По национальности еврей. В 1956 году закончил Московский энергетический институт, получив квалификацию электроэнергетика. В 1966 - режиссерский факультет Государственного института театрального искусства, курс Марии Кнебель. Илья Рутберг - мастер пантомимы, один из основателей Студенческого театра МГУ. Заведующий единственной в мире кафедрой пантомимы и пластической культуры театра Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма, профессор. Исполнитель небольших ролей в фильмах «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», «Айболит-66», «Ты - мне, я - тебе», «Безымянная звезда», «Жил-был настройщик» и др. В настоящее время - основатель и заведующий кафедрой пантомимы в Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма. Дочь - актриса Юлия Рутберг.
Виктор Иванович Косых (при рождении - Виктор Николаевич Волков) - советский и российский актер театра и кино. Виктор родился 27 января 1950 года в городе Алапаевск Свердловской области. Его мать работала в школе учительницей физики. Когда мальчик лишился отца, его усыновил известный актер Иван Косых. Впоследствии, он сменил фамилию и отчество. В кино с 13 лет, первая роль - Костя Иночкин в фильме «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», затем одна из главных ролей в эпопее «Неуловимые мстители» - Данька. Учился в Московском погранучилище, затем учился на актерском факультете ВГИКа (мастерская С. Ф. Бондарчука). Снялся примерно в 57 фильмах. В последние годы жизни актер почти не снимался, работал в театре «Темп» при Союзе театральных деятелей. Мастер спорта по самбо и конкуру. 22 декабря 2011 года в 10 часов утра дня Виктор Косых скончался в своей московской квартире от сердечной недостаточности (кардиомиопатии). Урна с прахом актера захоронена на Хованском кладбище, рядом со своим отчимом И. С. Косых и своей бабушкой.
Вячеслав Валентинович Царев - советский киноактер, наиболее известный ролью мальчика с сачком в фильме «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Родился в 1951 году, жил с родителями в деревне Троице-Голенищево недалеко от киностудии «Мосфильм» (ныне московский район Раменки). В 13 лет снялся в фильме «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» режиссера Элема Климова, затем - в фильме Андрея Тарковского «Страсти по Андрею». После окончания школы отслужил три года на флоте, женился, через пять лет развелся. Работал грузчиком в винном магазине, уборщиком в подмосковной психиатрической клинике, продавцом мороженого, сторожем, дворником. В последние годы жил в Бутове, злоупотреблял алкоголем. Умер 28 июня 2006 года в больнице, не приходя в сознание после второго инсульта. Похоронен на Перепечинском кладбище (уч. 6, № 4661). 1 декабря 2012 года на средства Общества некрополистов на могиле Царева был установлен памятник - черная каменная стела с фотографией из фильма «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» и знаменитой репликой его героя «А чой-то вы тут делаете, а?» (фото - http://m-necropol.ru/tsaryov-vv1.jpg). Фильмография: 1963 - «Короткие истории» (эпизод «В суде») - школьник; 1964 - «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» - мальчик с сачком; 1966 - «Андрей Рублев» - Андрейка, помощник литейщиков; 1967 - «Ташкент - город хлебный» - жулик; 1969 - «В тринадцатом часу ночи» - Анчутка.

Пионер Костя Иночкин (Виктор Косых), будучи в пионерском лагере, переплыл реку и оказался на запретной для посещений территории, за что и был изгнан его начальником товарищем Дыниным (Евгений Евстигнеев). Не желая доводить бабушку (Екатерина Мазурова) до инфаркта своим досрочным прибытием, мальчик тайно возвращается в лагерь, где его друзья так же тайно содержат его и предпринимают все меры, чтобы не состоялся родительский день. Ведь именно в этот день Костина бабушка заявится в лагерь. Между тем все активно готовятся к встрече родителей, а точнее, не столько родителей, сколько высокопоставленного товарища Митрофанова (Виктор Уральский), дочь которого (Таня Прохорова) как раз в этом лагере и отдыхает. Праздник, несмотря на все усилия ребят, наступает, и в кульминационный его момент происходит развязка. В грандиозном костюме "Кукурузы", за который был заранее определен главный приз, оказалась не пионерка Митрофанова, а "подпольщик" Иночкин. И что же? Все завершилось благополучно. Плохой мальчик был тут же забыт, а все - дети, вожатые, родители - полетели на "запретный берег". Особенно красиво летали бабушка и "мальчик с профилем Гоголя" (Вячеслав Царев), постоянно в течение фильма вопрошающий: "А что вы тут делаете?". В картине Климова сама система лагерной жизни с абсурдным, но многозначительным сочетанием взаимоотрицающих лозунгов над входом («Добро пожаловать!» и «Посторонним вход воспрещен!») очень смахивала на еще не вовсе пережитую (в реальности!) систему отрядно-лагерного бытия под бдительным оком государства. Отчетливо виделось подавление естественных устремлений человеческой индивидуальности, механизм возникновения подпольного, так сказать, инакомыслия (не отсюда ли - Иночкин?), разделение человеческого существования на официальное и неофициальное, порождающее ложь, изворотливость, стукачество. Так в картине Климова явилась эксцентрическая модель очень знакомого зрителю социального государства. И фигура Дынина оказалась в многозначительном социально-политическом контексте, поскольку фильм, созданный в 1963 году, на экраны вышел в памятном октябре 1964-го, отмеченном очередным дворцовым переворотом в стране. Вместе с тем "детское" художественное мировосприятие сценаристов и комедийное чутье Э. Климова, никогда затем не создававшего столь же веселых лент, спасло фильм от сатирической насупленной серьезности и озабоченности. Светлый талант создателей картины адекватно выплеснулся в финальном полете героев, по-шестидесятнически безоглядно и трогательно. После первых просмотров фильм, как антисоветский и антихрущевский, был снят с проката. (megabook.ru)

Комедийный эффект фильма по сценарию С. Лунгина и И. Нусинова в том, что летний лагерь ребят-пионеров воспроизводил модель бюрократизма, характерного для "большого мира". Глупый и старательный службист начальник лагеря увешал вверенную ему территорию многословными лозунгами, аллеи "украсил" безвкусными гипсовыми скульптурами, транспарантами, инструкциями - узнаваемо! Пионеров, веселых и живых детей на каникулах, замучил канцелярско-велеречивыми докладами на манер торжественных собраний в советских учреждениях. А родительский день превратился у него в ответственное мероприятие наподобие приема иностранной делегации. Все это было остроумно, динамично, полно разнообразных шуток и трюков. В роли начальника Дынина молодой Евгений Евстигнеев создавал портрет и сатирически-острый, разоблачительный, и вместе с тем не лишенный жалости к маленькому и глупому человеку, опутанному паутиной банальности, бездарной идеологической пропагандой. (Нея Зоркая)

Э. КЛИМОВ О ФИЛЬМЕ. Элем Климов снял всего несколько картин. Каждая из них - веха в истории советского кино. Каждая бескомпромиссна, как сам Климов. Оттого так доставалось его фильмам. Оттого их так мало. Система боролась с ними, запрещала, прятала на «тюремную» полку. А Климов шел на таран. Не уступал. И в конце концов Система обессилела и пала. Но лишь он один знал, сколько сил, здоровья потребовалось, чтобы пережить бесконечные мытарства с «Агонией» (более 10 лет на полке), «Похождениями зубного врача», «Прощанием» (фильм, начатый режиссером Ларисой Шепитько) и конечно же знаменитой «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Стойкий борец за демократию, председатель Союза кинематографистов СССР горячих перестроечных лет умел сохранить в себе не только мужество и порядочность, но и детскую непосредственность, позволяющую ему всегда называть вещи своими именами. И нежность… Может быть, поэтому Климов так здорово умел работать с детьми. Они ему верили… Этот монолог - рассказ Элема Климова о его дебютном (и дипломном!) фильме. «Конечно, «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» я снимал как иносказательную историю. Образ пионерлагеря разрастался в образ нашей юной прекрасной страны. Но, несмотря ни на что, дети в фильме победили. Победили и полетели, как и мечтали. Детские мечты обязательно должны осуществляться. Помните, даже самый смешной мальчишка в бочке улетел. Если честно, я сам до последнего времени летал… во сне - со всеми трудностями, преодолением притяжения, переживаниями. Просыпался в поту. Правда, с годами «полеты» случались все реже. Против чего была картина? Против системного идиотизма, перечеркивающего индивидуальность. Демагогической ахинеи, впитавшейся во все поры общества. Ведь всю страну вынуждали целыми заводами, институтами салютовать: «Будь готов! - Всегда готов!». Сам я никогда в жизни не был в пионерлагере. Так что фильм - моя фантазия. Но в пионерах был, и галстук со специальной закрепкой носил. И когда меня в 14 лет приняли в комсомол (было это в послевоенном Сталинграде), не мог идти домой, меня колотило от волнения. Тогда тоже думал - взлечу. Вот какими мы были… С детьми сама судьба меня свела. В конце второго курса во ВГИКе надо было сделать короткометражку: немой этюд - сочинить органичную ситуацию без слов. Так и возник восьмиминутный «Жиних». Идет контрольная по арифметике в четвертом классе. Учительница читает «Ромео и Джульетту». А мальчик и девочка за партой переживают свою историю любви. Музыку нам преподавал Микаэл Таривердиев. Увидев готовый материал, он сразу предложил озвучить сюжет темой из прокофьевского балета «Ромео и Джульетта». Всем было ясно: не пропустят. Но Таривердиев обещал пробить. И пробил… Потом была преддипломная работа о ребятах, решивших в московском дворике в сарайчике для мотоцикла построить ракету. Все мы тогда переживали время истерического поклонения космосу. Так вот, рядом с мальчишками крутится четырехлетний малыш Коля. И когда большим конструкторам строительство космонавтики осточертело, он их держит. Он-то всерьез собирается лететь. И так истово в это верит, что садится в нагромождение из бочек и… взлетает. Тогда я понял: в работе с детьми нельзя сюсюкать. Взрослые всегда ощущают себя педагогами, а детей видят недоумками. Но ребята, как и взрослые, бывают талантливые и не… Главное для режиссера - распознать, учуять органику. И вот так я напрактиковался, что уже через улицу видел: талантлив ребенок или нет. А на экране фальшь особенно царапает. Потом случился полнометражный фильм «Добро пожаловать…», между прочим, моя дипломная работа. Меня, студента, пригласили на «Мосфильм», два объединения готовы были заниматься картиной. Первый конфликт возник из-за ректора ВГИКа Грошева. Он вцепился мертвой хваткой в сценарий Лунгина и Нусинова: «Не будет такую вредную картину снимать наш студент!». Без устали ходил, писал, звонил: в ЦК, Госкино и еще куда надо. Столько энергии, сил потратил… Но дело все же двигалось к съемкам. Кому играть главного героя? Тут возникла вторая проблема. В роли директора лагеря Дынина я видел только Евгения Евстигнеева. В те годы я дневал и ночевал в «Современнике», смотрел не только все спектакли - все репетиции. А в дарование Евстигнеева просто был влюблен. Тогда в кино он еще почти не снимался. Мне говорят: «Евстигнеева - ни в коем случае». Начали предлагать характерных актеров с глупыми рожами - ясно, так можно характер Дынина укоротить до размеров дурака. Что с дурака взять? Ведь не я один ходил в «Современник». Всем было очевидно: Евстигнеев привнесет в фильм социальную тему. В общем, приказывают: «Кто угодно, только не он». «Ну тогда кто угодно, только не я», - отвечаю. И ухожу. Похоже, моя наглость обескуражила… Согласились. А мне хотелось не столько обвинять, сколько защитить детей, которых так нелепо оболванивали. Помните транспарант, мелькающий на протяжении всей картины - «Дети - хозяева лагеря!». Мы все жили под транспарантами «Мы - хозяева своей страны!» Но как не были ими, так и не стали... Фильм все время висел под угрозой закрытия, поэтому снимали его в бешеном темпе. Сдавать картину я должен был 15 мая 64-го года. А мы завершили работу в предновогодние дни… на полгода раньше. Когда вспоминаю о работе над картиной, перед глазами сразу встает лицо… Сейчас вы тоже его вспомните. А дело было так. Я искал ребят для съемок. И как-то мы с Ларисой (Лариса Шепитько - кинорежиссер, жена Элема Климова. - Л.М.) побывали на очередном детском празднике во Дворце пионеров на Ленинских горах. Возвращались домой в полупустом троллейбусе. Вот сижу я на заднем сиденье, а передо мной едут… два уха. Буквально. Больше ничто не бросается в глаза. Начинаю всматриваться: а уши-то заподлицо забиты песком. На «Мосфильмовской» уши выходят. Я - за ними, кричу вдогонку: «Мальчик, мальчик!». А он не слышит. Уши-то забиты. Видать, только что с купанья. Стучу по плечу. Оборачивается. Черная майка растянута до пупа, лицо… Такого лица я не видел. От улыбки удержаться невозможно. Как такого упустить. Думаю: ну раз нет такого персонажа в фильме - надо его придумать. Вот в сценарии и возник сквозной герой, постоянно ко всем пристающий: «А чего это вы тут делаете?». В сценарии мы его назвали «Мальчик с профилем Гоголя». А сыграл его Слава Царев. Мы снимали на юге, неподалеку от детского лагеря «Орленок». Однажды прихожу со съемок в гостиницу - уставший, весь в пыли. Тут - стук в дверь. Заглядывает Витя Косых: «Элем Германович, а Гоголь - курит…». - «Где?» - «В туалете». - «Давай его сюда, быстро». Приходит Гоголь. Перепуганный. С еще более вытянутым лицом. С плотно сжатыми губами. «Ну что, Слава, курил?». Мычит. «Как же ты можешь, Слава…» Мычит… Тут и Лариса, заинтригованная, откладывает книгу. В этот момент Гоголь начинает оправдываться, и комнату заполняют мыльные пузыри. Он со страху продолжает что-то говорить, а комната практически вся покрывается белыми пузырями. Оказывается, он, чтобы запах отбить, наелся зубной пасты. Шепитько хохочет до слез. Я едва сдерживаюсь - усталость как рукой сняло. Как только картину сдали, на нее сразу навесили два клейма: антисоветская и антихрущевская. Тогда я впервые слово «антисоветская» и услышал. Что же касается Хрущева, сначала я думал, что нас обвиняют из-за темы кукурузы, проскальзывающей в картине. Оказывается, все еще хуже. Причиной обвинений стал эпизод с воображаемыми похоронами бабушки. Над процессией несут ее увеличенный портрет. Так вот, при фотоувеличении становятся видны редкие волосы бабушки. Тут строгие цензоры Госкино и поймали нас: «Это они Хрущева хоронят». Так я вплотную столкнулся с системой цензуры и подавления. Идиотской и жестокой. Я ей приметился как-то сразу. Вот она меня потом уже в покое и не оставляла. Фильм не принимали никак. И вдруг в нашей квартире раздается звонок. Жуткий крик Марка Донского: «Тут рядом со мной - Юткевич. На коленях просим: приезжайте сейчас же в Болшево». Оказывается, у них только что закончился просмотр фильма. С Пырьевым случилась форменная истерика, он сполз на пол с хохотом и слезами. И мастера решили для нас с Ларисой устроить настоящий праздник. Но Грошев по-прежнему - ни в какую. Не дает мне защищать диплом такой похабной антисоветской картиной. До сих пор удивляюсь, сколько сил, времени он потратил на эту борьбу. И если бы не помощь и защита Сергея Герасимова, он бы меня выгнал. Между ними произошел разговор на самых высоких тонах. Впрочем, несмотря на разрешительное удостоверение, фильм практически на экраны не вышел. Его показали в паре кинотеатров на первом сеансе в 8 утра и скоренько сняли…». P.S. Последний фильм Климова «Иди и смотри» вышел немногим менее 20 лет назад. Затем им была задумана масштабная киноверсия «Бесов», но резко воспрепятствовал глава Госкино Ермаш. Потом были скрупулезно продуманные и выношенные идеи фильмов «Преображение», «Про Ивана-дурака», картина о сталинском времени и, наконец, многострадальный проект по мотивам «Мастера и Маргариты», на который были потрачены годы… Нет, все-таки Система оказалась удивительно живучей! (Подготовила Лариса Малюкова, 2003)

[…] Сценарий «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен»,- вспоминал режиссер, - не сразу раскусили. Посчитали, видно, что это будет.такая легонькая, глуповатая комедия про детишек. Что-то такое «артековское». Спохватились позднее, когда посмотрели первую партию отснятого материала. Хотя нас и запустили, небо над нами не было безоблачным. Произошла острейшая схватка за Евстигнеева. Его ни в какую не хотели утверждать на главную роль. Говорили: «Берите Пуговкина. Его зритель любит». И действительно, Пуговкин актер яркий, в народе очень популярный. Но когда его стали навязывать, мне стало ясно, что доброхоты заботятся не столько об успехе нашей картины, сколько на всякий случай хотят перестраховаться и соломку подстелить. Евстигнеев - актер острый, современный, с подтекстом. А с утверждением Пуговкина все в фильме неизбежно бы упростилось. И какие уж тут подтексты… Я уперся: «Не хотите утверждать Евстигнеева, тогда снимайте сами». Студийных начальников тогда просто передернуло: «Ничего себе мальчик к нам пришел работать! Его, можно сказать, осчастливили: дали без диплома снять полнометражный фильм на главной студии страны, а он нам такие ультиматумы лепит…» И все-таки утвердили. Но тут ВГИК встал на дыбы. Там вообще с самого начала были категорически против того, чтобы я снимал «Добро пожаловать» в качестве дипломной работы. Ректор ВГИКа Грошев, вечная ему память, стоял насмерть. Верно сообразив, что уж чего-чего, а пламенный гимн в честъ пионерской организации я снимать не собираюсь, он во все инстанции строчил протесты, требовал прикрыть это безобразие, пока еще не поздно… И, видно, достиг своего. После нашего возвращения из первой экспедиции комитет потребовал показать отснятый материал. Набился полный зал редакторов. После первых просмотров я уже более или менее представлял реакцию зрителей. А тут ни реплики, ни единого смешочка. Гробовая тишина, лишь иногда какие-то странные звуки раздаются - то ли рыдает кто-то, то ли хрюкает… И так, при ледяном молчании, идет весь фильм… Потом зажигается свет. Все так же молча, угрюмо встают и с каменными лицами, не глядя на нас, уходят. Наверное, если бы сразу кто-то стал на нас орать, ругаться, было бы легче. А тут этот лед, жуткое молчание нас всех просто парализовало. В холодном поту выходим из зала в длинный, мертвый коридор. Стоим. Ничего сказать друг другу не можем, ничего не понимаем и не знаем даже, что делать дальше. Вдруг какая-то дверь тихонечко приоткрывается. Выходит один из редакторов - Игорь Раздорский. Настороженно оглядывается и, делая вид, будто собирается прикурить, нервно дергаясь и постоянно озираясь, идет в нашу сторону. Подходит и, наклоняясь, шепчет мне в ухо: «Потрясающе смешная картина! Я оборжался…» И мгновенно уходит. Кафка! Потом уже и высшее начальство посмотрело. Ну, тут все быстро прояснилось. Один из комитетских деятелей - Сегеди - поставил четкий диагноз: «Нормальная антисоветская картина». Кто-то посчитал, что картина антихрущевская. Кто-то, толком не разглядев, пустил даже слух, что у нас в иронически гротескном эпизоде сна героя похоронная процессия пенсионеров несет портрет дорогого Никиты Сергеевича в траурной рамке!.. С перепугу не знали, что делать с картиной. Вроде бы ее куда-то еще возили, кому-то показывали. Но это уже все за моей спиной. Я был отстранен и жил в полном неведении. В томительной неопределенности прошло несколько месяцев. Я оставался без диплома - в такой обстановке о защите не могло быть и речи. Вдруг накануне майских праздников телефонный звонок. В трубке восторженный патетический голос, почти вопль - Марк Донской: «Элем, это ты? Я говорю с тобой, стоя на коленях! Мы только что посмотрели здесь, в Болшево, твой гениальный фильм. Послали тебе телеграмму. Немедленно приезжай!» Потом трубку берет Юткевич, говорит уже более спокойно: «Элем, дорогой, Марк прав. У вас прекрасная картина. Приезжайте скорее в Болшево, мы вас все очень ждем!» Я стою контуженный, ничего не могу понять. Все было так безнадежно, и вдруг такой фортель. Случилось нечто на небесах? Мы с Ларисой приехали в Болшево на электричке. Подходим к Дому творчества. Высыпает толпа сплошных классиков. Меня обнимают, поздравляют. Полный фурор! Приехал Пырьев. Ему наперебой начинают рассказывать про мою картину. Он не выдерживает: «Все. Иду смотреть». - «И мы пойдем! По второму разу…» Все снова спускаются в зал. Картина идет на ура. Хохот беспрерывный. Пырьев просто катается по полу. Кончился просмотр, идем в столовую обедать. Вдруг несут огромный торт. Марк Донской заказал в нашу честь. Мы с Ларисой режем этот торт, разносим по столам. Ну, просто праздник души! Одно только неведомо: чего это вдруг так все сказочно переменилось? Вскоре узнаем. Оказывается, перед праздником наш «антихрущевский» фильм у себя на даче посмотрел Хрущев. И будто бы смеялся, и будто бы даже похвалил. И ничего «такого» не узрел… […] (Валерий Фомин. «Непобежденный. Ночные разговоры с Элемом Климовым», 2008)

Этот фильм про нас. Про тех мальчишек и девчонок 60-80-х годов прошлого столетия, которые ездили в настоящие пионерские лагеря, строились на линейке, ходили с речевками в столовую, поднимали знамя. Про наши игры и мысли, про поиски справедливости, про то, как мы ее находили и… не находили тоже, случалось и такое. Про то, как дружили и враждовали, на что готовы были ради друзей. Это - про нас. Может быть именно поэтому фильм так смешон. Мы узнаем себя на экране, мы видим, что актеры отнюдь не сыграли свои роли - они жили в них. И они - такие же настоящие, как пионерлагерь. Сюжет фильма базируется на том, что директор пионерлагеря товарищ Дынин (Евгений Евстигнеев) озабочен «приростом веса» отдыхающих детей, их здоровьем и безопасностью, но совершенно не понимает ни детского характера, ни потребностей в игре. Для него дети - доверенные ему «тушки», которых он в целости и сохранности (и обязательно - с приростом веса!) должен по окончании лагерной смены вернуть родителям. И вот при таком директоре пионерлагеря возникает опасность эпидемии. Товарищ Дынин принимает волевое решение: дети должны строжайшим образом соблюдать распорядок дня, регулярно мыть руки и, конечно же, никоим образом не контактировать с посторонними. Особенно - с местными деревенскими мальчишками. Ведь они - основной источник опасности, живая угроза распространения эпидемии (а ведь в результате эпидемии может прекратиться и прирост веса!). В такой критический момент Костя Иночкин (Виктор Косых), «несознательный» пионер, самовольно покидает территорию пионерлагеря - попросту переплывает реку и оказывается в окружении тех самых «потенциально опасных» деревенских мальчишек. Товарищ Дынин решает, что Костю необходимо исключить из лагеря и отправить домой (кстати сказать, на самом деле не так-то просто было исключить ребенка из лагеря, а уж тем более - отправить домой, хотя бы маленький нюанс - его родители могут оказаться в отъезде; но фильм есть фильм!). Перед Костей - дилемма. Он бы и рад отправиться домой, но там - бабушка. И слабое бабушкино сердце не выдержит, если внук явится из пионерлагеря досрочно, изгнанный за плохое поведение. У бабушки может быть инфаркт. Бабушка может умереть. Нужно спасти бабушку! И пионерлагерь, игнорируя дисциплинарные порывы директора Дынина, приступает к спасению Костиной бабушки. Костя переходит на нелегальное положение, живет под сценой, а все пионеры дружно ему помогают. Но перед спасателями возникает очередная проблема - надвигается родительский день. И ведь приедет Костина бабушка, увидит, что внука нет среди пионеров... Вот он - призрак инфаркта. Решение появляется само. Раз родительский день может убить бабушку, следовательно, нужно сорвать родительский день. Фильм полон крылатых фраз, которые помнятся годы и годы: «Племянница такого дяди, а вавилоны на голове устраивает!», «Нужна кровь редкой, тридцать третьей группы!», «Черт знает что... Котлеты выносят. Побег готовят. Или что похуже...». Продолжать можно до бесконечности. Но лучше просто сесть и посмотреть. Не пожалеете. Заряд хорошего настроения гарантирован. (София Варган)

… я тоже смотрела этот фильм! Да я и сейчас его смотрю с не меньшим удовольствием, и уверена, что большая часть населения бывшего Союза… во-всяком случае, вспоминает его с теплотой. А то и регулярно пересматривает. У Гайдая была безоблачная радость и веселый смех, у Рязанова - изящнейшая ирония и тонкий психологизм, а режиссеру Климову как-то удалось совместить то и это в одном фильме. Единственном «всенародно известном» своем фильме, но разве этого мало? Я заметила, что когда ставишь фильму десятку, очень сложно что-то внятное о нем написать. Ведь о столь многом хочется рассказать, что в отзыв просто не влезет, тут ведь кадр за кадром хочется перебирать, всех героев упомянуть, над каждой шуткой посмеяться… «Дети! Вы - хозяева лагеря! Вы!» - говорил товарищ Дынин. И правда, дети в фильме чудесные. Почти все играют замечательно: и главный герой Иночкин, чей веселый голос комментирует все происходящее, и голенастая грациозная Лера, и серьезный кудрявый друг Иночкина, и странноватый рыбачок, таинственный «летучий голландец» этого лагеря… да все! Не отстают и взрослые: врачиха с голосом-сиреной и вечными страхами перед бациллами, хорошая вожатая Валя, завхоз «Куда ставить-то?!», и конечно, же сам директор… О, Евстигнеев, этот обаятельнейший, теплый, чуть нелепый человек. Именно эта роль, как сообщает нам всезнающая Википедия, обеспечила ему известность. Товарищ Дынин, хотя, казалось бы, персонаж отрицательный, все же по-своему мил. Он ведь правда хотел как лучше, но вот такой он был бюрократ, не педагог, а администратор… не со зла же. А какие шутки. Хохма со свиньей, которую «надо лаской», или фантазии на тему похорон бабушки до сих пор заставляют хохотать. А всякие тонкие, почти незаметные приколы, вроде толстой старой технички, выходящей из туалета с надписью «Для девочек», или взгляд Митрофанова, адресованный Дынину после реплики: «Эту песню, товарищ Митрофанов, Гагарин пел в космосе»… А какой саспенс нагнетается в ночной сцене с оживающими статуями! Ух, куда там фильмам ужасов. Немало в фильме и «опасных» для того времени шуточек, вроде «цензурирования» непристойных кадров в «Фанфан-Тюльпане», среди них есть и политические, страшно подумать, наезд на кукурузу, царицу полей. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Браво Климову и компании! (Фюльгья)

Тут зрители аподируют, аплодируют… И продолжают аплодировать! Отличный фильм! Черно-белая комедия, полная иронии, аллегорий и восхитительного юмора. Абсолютная классика отечественного кинематографа. - Когда я был маленьким, у меня тоже была бабушка. Но за все эти годы я не смог огорчить ее до смерти. А он - смог!.. Для непосвященных: события разворачиваются в типичном советском пионерском лагере, откуда выгоняют мальчика по фамилии Иночкин, за то, что он купался в неположенном месте. Предчувствуя реакцию своей бабушки на его раннее прибытие домой, Костя Иночкин тайком возвращается в лагерь, где друзья по отряду помогают ему и всеми силами стараются отсрочить родительский день, дабы бабушка не узнала правды… Во-первых, что ни сцена - то крылатая фраза, по сей день слышу цитаты из этого фильма. Ей-богу, это ли не показатель всенародной любви?! - А фокусы это талант? - Да. - Ну, ладно, запишите и меня: я летающую даму покажу. - Правильно… молодец! Только без карт! - Мы бодры, веселы… - Стоп, стоп! «Бодры» надо говорить бодрее. А «веселы»? - Веселее. - Молодец, понял! - Такого дяди племянница, а вавилоны на голове устраиваешь! Во-вторых, актеры. Бесспорно, молодой Евгений Евстигнеев в роли начальника лагеря великолепно донес до зрителя «Дынинский» характер: этакий правильный и ответственный руководитель детского учреждения, идеалист-перфекционист. В его понимании все должно быть разложено по полочкам, ни тебе шагу влево, ни вправо. При всех этих качествах товарищ Дынин лично у меня вызывает невероятную симпатию и, думаю, исключительно благодаря Евстигнееву: его» начальник лагеря» полон обаяния и не обделен юмором. - Дети, помните: вы - хозяева лагеря. Вы! От вас что требуется, друзья мои? - Дис-ци-пли-на! Завтра нам предстоит взять рекордную высоту. По дисциплине, по организованности… - Что читаешь? - Чехова. - Зачем? - Смешно. - Много смеешься. Почитала бы лучше журнал «Вожатый». - Товарищи! Я же хотел как лучше! Чтоб дети вес набирали… Чтоб дисциплина была… Как же так, товарищи… Лидия Смирнова в роли медсестры-паникерши (- Какая у тебя группа крови? - Третья. - А нужна тридцать третья группа. Это очень редкая кровь!) Илья Рутберг - невозмутимый физкультурник (- Делай рраз! Делай два! Рассыпься…), Виктор Косых в образе «злостного нарушителя дисциплины» Кости Иночкина, Алексей Смирнов-негодующий завхоз (- Я ему - «куда ставить-то?!». А он - «да подожди!». Нет, смену доработаю, а дальше ребром вопрос поставлю - или я, или он!)… Все персонажи невероятно органичны и понятны зрителю. В-третьих, удивительное дело, как такую картину обошла цензура! Ведь в фильме масса чересчур отчаянных для того времени моментов: посмертный портрет бабушки, который подозрительно напоминает Хрущева, наличие худосочного «стукача», ирония в адрес «царицы полей-кукурузы», Митрофанова с «вавилонами» на голове и выдающимся дядей… Видно, бывают на свете чудеса! В заключении также хочу выразить свое удивление и восторг по поводу того, что режиссером этой комедии является Элем Климов, который поставил жуткий фильм о войне «Иди и смотри». Безмерное уважение. - А че это вы тут делаете, а? Идите и смотрите! (Nathalie Ko)

comments powered by Disqus