на главную

ВРЕМЯ РАЗВЛЕЧЕНИЙ (1967)
PLAYTIME

ВРЕМЯ РАЗВЛЕЧЕНИЙ (1967)
#20082

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия
Продолжит.: 124 мин.
Производство: Франция | Италия
Режиссер: Jacques Tati
Продюсер: Bernard Maurice
Сценарий: Art Buchwald, Jacques Lagrange, Jacques Tati
Оператор: Jean Badal, Andreas Winding
Композитор: Francis Lemarque
Студия: Jolly Film, Specta Films

ПРИМЕЧАНИЯреставрированная версия фильма (2002).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jacques Tati ... Monsieur Hulot
Barbara Dennek ... Young Tourist
Rita Maiden ... Mr. Schultz's Companion
France Rumilly ... Woman Selling Eyeglasses
France Delahalle ... Shopper in Department Store
Valerie Camille ... Mr. Lacs's Secretary
Erika Dentzler ... Mme. Giffard
Nicole Ray ... Singer
Yvette Ducreux ... Hat Check Girl
Jacqueline Lecomte ... Young Tourist's Friend
Nathalie Jem
Oliva Poli
Alice Field
Sophie Wennek
Evy Cavallaro

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4085 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x688 AVC (MKV) 4135 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 224 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ВРЕМЯ РАЗВЛЕЧЕНИЙ» (1967)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Playtime" ("Play Time"). Бурлескная комедия Жака Тати, с ним же самим в роли господина Юло. Показывает уродливость современных мегаполисов, построен в шести эпизодах.

Месье Юло теряется в парижском аэропорту и встречает группу американских туристов, которые тоже толком не знают, что делать. После чего все они отправляются в путешествие по Парижу, который оказывается городом небоскребов и лабиринтов.

Этот широкоформатный фильм - история 24 часов, проведенных в Париже группой американцев, совершающих необычное путешествие с целью каждый день посещать новую столицу. Смешная и занимательная картина - жестокая сатирическая критика урбанизма и механизированной "цивилизации". ("Советский экран", № 6/1968)

Мы в Париже 1970-х годов - в городе из стекла и стали, куда приезжает группа американских туристов, которые хотят увидеть настоящий "французский колорит". Тут появляется господин Юло, который бродит по похожим одно на другое зданиям в поисках "человеческих отношений". Но человечество возрождается - по крайней мере, когда технология дает сбой и освобождает место дружбе.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БОДИЛ, 1969
Победитель: Лучший европейский фильм (Жак Тати).
МОСКОВСКИЙ МКФ, 1969
Победитель: Серебряная медаль (Жак Тати).
Номинация: Золотая медаль (Жак Тати).
АКАДЕМИЯ КИНО, 1968
Победитель: Большой приз.
ЗОЛОТОЙ ЖУК, 1968
Победитель: Главный приз.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

"Гуляя по улицам, я всегда записываю в блокнот свои наблюдения. И как только персонаж готов, я придумываю ему "его" шутки. Я не очень-то верю, что можно найти шутки во время съемок" - Жак Тати.
Съемки фильма длились с 1964 по 1967 год. Для экономии денег в некоторых эпизодах использованы гигантские фотографии для имитации интерьеров и архитектурных видов.
"Тати является полной противоположностью человека, который любой ценой хочет заставить нас смеяться. Он хочет, чтобы мы смеялись, но он хочет и большего..." - Дэйвид Эренстайн, Los Angeles Times.
Из интервью с Жаком Тати о фильме: - Почему такой длинный интервал между "Моим дядюшкой" и "Временем развлечений"? - Когда сам целиком делаешь фильм, сам пишешь сценарий и ставишь, надо очень любить его. Я не думаю, что можно находить каждые полгода или год достаточно богатый сюжет, чтобы можно было в нем выразить себя. - Почему такое название - "Время развлечений" ("Плейтайм")? - Я выбрал это название намеренно, как шарж. Английские слова заполонили наш словарь. Люди теперь живут в "билдингах", ставят машины в "паркингах", едят "снак", делают покупки в "драгсторах" или в "супермаркетах". Плей - это игра, тайм - время. Надеюсь, что слово "плейтайм" когда-нибудь войдет во французский словарь. - Вы можете рассказать сюжет фильма? - Группа иностранных туристов приезжает в Париж. Аэропорт Орли почти ничем не отличается от аэропортов, которые они видели в Мюнхене, Лондоне или Чикаго. Они садятся в автобус, ничем не отличающемся от того, в котором они ездили в Риме или Гамбурге, и едут по улице, по сторонам которой стоят те же фонари и билдинги, что и в их столицах. Они оказываются в том же архитектурном стиле, который был создан для того, чтобы жить по команде "Смирно!"
Премьера в СССР: 3 декабря 1973 года.
В 2002 году на восстановление фильма было затрачено 800 тысяч евро. Длительность новой версии составила 124 минуты.

Фланер мсье Юло (Тати) теряется в стеклобетонном лабиринте Парижа эпохи Миса ван дер Роэ и проводит незабываемые сутки в компании американских туристок. Производство фильма заняло 9 лет, бюджет был превышен в пять раз, студия разорена. И все ради комедии без реплик - в воздухе повисают лишь обрывки фраз на смеси европейских языков, значимые не больше, чем сигнал о прибытии лифта или шум турбодвигателя. Но и не меньше. Тати поместил в единую эмоциональную плоскость живое и неживое; состояние человека, который битый час не может дождаться очереди в приемной, и спирали электрочайника, в котором закипает вода, можно описать одним глаголом: оба накаляются. Так же Тати ставит знак равенства между ландышами, которые обозначают симпатию, и фонарями, склонившимися по обе стороны автобана. Потратив три года на затейливые съемки (например, вместо фасада аэропорта Орли Тати снимал широкоформатную фотографию фасада аэропорта Орли, напечатанную размером с 15-этажный дом), он заставил подлинную реальность выглядеть как репродукция. Создал карикатуру средствами художественного кино и наградил каталог оплошностей динамикой драматического произведения. Бросил ангельский, отрешенный и все же полный нежности взгляд на цивилизацию, где открытка волнует больше, чем пейзаж, а такие нечистоплотные понятия, как любовь, ревность, утрата, лишаются смысла, уступая место освежающей, как насыщенный озоном воздух, симпатии. (Алексей Васильев)

Режиссер работал над своим четвертым фильмом десять лет, снял его на 70-мм пленку. Для того чтобы собрать на него деньги, он продал права на свои три предыдущих фильма. Во Франции он вышел продолжительностью 2 часа 25 минут. В результате, в коммерческом плане комедия провалилась. Тати смонтировал ленту в 108 минут, затем в 93, но увы... Как и в других картинах Тати, сюжета почти нет. Режиссер, продолжая традиции М. Линдера и Ч. Чаплина, сочетая гротеск с поэтичностью, глубоким лиризмом, создает пародийную картину жизни современного буржуазного общества, продолжает ставшую для него традиционной сатирическую тему стандартизации жизни, пустого, автоматического времяпрепровождения. Тати потратил все деньги на строительство декораций, чтобы показать, во что может превратиться Париж. Снятая на 70-мм пленку и записанная со звуком "Dolby-stereo" картина является значительным достижением в жанре комедии и гениальным кинематографическим событием. Неважно, будет ли понят юмор уникальных комедий режиссера, ультрасовременность его кинематографического стиля бесспорна. Тати открывает экран, и зритель может выбирать из визуального ряда то, что ему больше нравится. Фильм можно пересматривать много раз, и каждый раз находишь для себя что-нибудь новое и забавное. Несравненный стиль превращает зрителя в режиссера, а Тати-актер проскальзывает на экран неузнанным среди множества других фигур. Сюжет, если таковой есть, может быть пересказан несколькими словами: господин Юло и группа туристов на фоне высокотехнологических новшеств современного Парижа. Критики называли фильм шедевром, но финансовый успех был скромным. (М. Иванов)

«Время развлечений» больше других фильмов Жака Тати похож на мозаику. Он собран из кусочков разных историй, объединенных проходящим через них господином Юло. Кажется, что истории как таковой нет и сюжет этого фильма можно пересказать в одном предложении. Однако, как и в других работах Тати, в этом фильме очень много действия (порой даже сложно уследить за ним, уловить все, ведь в одном кадре может уместиться так много историй), и если мы пойдем дальше описания сюжета одним предложением, нам придется пересказать все, что происходит в фильме, ведь Тати смог в одно предложение уместить множество сюжетов. В этом и заключается самая интересная особенность Жака Тати как автора - его фильмы созерцательны, он не рассуждает и не докапывается до истины, он просто наблюдает. Но обычно «созерцательность» воспринимается как бездействие смотрящего, а ведь он не может бездействовать в мире, в жизни. Он наблюдает - и это действие, это жизнь, и потому он наблюдает не отстранено (да и как может отстраниться от мира человек?), а изнутри, разглядывая причудливые детали окружающего бесконечного действа. «Наблюдатель» и одновременно неотъемлемая часть действа - парижанин господин Юло, отправившись однажды на встречу с каким-то чиновником (по одному Тати известному делу) оказывается волей современного течения жизни в Париже туристическом. Его буквально уволакивает за собой толпа людей, одержимых модой и техникой, и бедный чудак Юло вынужден плутать в лабиринте из кабинетов, влипая в истории, порой лишь случайно с ним связанные. Иногда мы видим в городе, одержимом прогрессом, который открылся Юло, кусочки настоящего Парижа, но лишь в виде невнятных силуэтов, отражающихся в окнах бесконечных офисов, которые тут же сменяются безумными метаниями шумных толп. Юло встречает множество своих знакомых - бывших однополчан, каждый из которых нашел свою нишу в новом мире - будь то работа швейцара в дорогом модном ресторане, или комфортабельная квартира в современной многоэтажке. Юло, увлекаемый течением, проносится мимо всех них, наблюдая своих современников за работой и во время отдыха, во всем многообразии их однообразной жизни. Он - словно не из этого мира, он - кусочек старого Парижа, другой жизни, в которой не было такой суеты и истерии, не было бесконечной гонки и прогресса ради прогресса. Сам Тати так пересказал сюжет своего фильма: «Группа иностранных туристов приезжает в Париж. Аэропорт Орли почти ничем не отличается от аэропортов, которые они видели в Мюнхене, Лондоне или Чикаго. Они садятся в автобус, ничем не отличающемся от того, в котором они ездили в Риме или Гамбурге, и едут по улице, по сторонам которой стоят те же фонари и билдинги, что и в их столицах. Они оказываются в том же архитектурном стиле, который был создан для того, чтобы жить по команде «Смирно!»» Тати разглядывает современный мир с иронией и подчас удивлением, но не пускается в бессмысленный плачь по ушедшему миру. Ведь ему дано видеть следы это мира в современной жизни, видеть нечто настоящее, по-человечески интересное, смешное или грустное даже на фоне многоэтажек, электронных панелей и неоновых огней - во всем этом он находит что-то человеческое и потому, наверное не унывает. В мире, какие бы изменения он не претерпевал, всегда будут Юло, а значит будет и надежда на возрождение старого, или скорее на выведение нового мира, человечного несмотря на прагматизм и технократию. (late_to_negate)

comments powered by Disqus