на главную

ОТВРАТИТЕЛЬНЫЕ, ГРЯЗНЫЕ, ЗЛЫЕ (1976)
BRUTTI, SPORCHI E CATTIVI

ОТВРАТИТЕЛЬНЫЕ, ГРЯЗНЫЕ, ЗЛЫЕ (1976)
#20121

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Трагикомедия
Продолжит.: 112 мин.
Производство: Италия
Режиссер: Ettore Scola
Продюсер: Carlo Ponti
Сценарий: Sergio Citti, Ruggero Maccari, Ettore Scola
Оператор: Dario Di Palma
Композитор: Armando Trovajoli
Студия: Compagnia Cinematografica Champion, Surf Film
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Nino Manfredi ... Giacinto Mazzatella
Maria Luisa Santella ... Iside
Francesco Anniballi ... Domizio
Maria Bosco ... Gaetana
Giselda Castrini ... Lisetta
Alfredo D'Ippolito ... Plinio
Giancarlo Fanelli ... Paride
Marina Fasoli ... Maria Libera
Ettore Garofolo ... Camillo
Marco Marsili ... Marce
Franco Merli ... Fernando
Linda Moretti ... Matilde
Luciano Pagliuca ... Romolo
Giuseppe Paravati ... Tato
Silvana Priori ... Paride's Wife

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1399 mb
носитель: HDD2
видео: 704x368 XviD 1557 kbps 25 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ОТВРАТИТЕЛЬНЫЕ, ГРЯЗНЫЕ, ЗЛЫЕ» (1976)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В одном из старых бараков беднейшего квартала Рима живет четыре поколения одной семьи, глава которой считает, что его обкрадывают "жильцы-дармоеды". Эта огромная семья варится в одном котле ссор, скандалов, секса, мечтая отравить, задушить, зарезать друг друга...

На экране - мир отверженных, неприкаянных люмпенов, выброшенных на дно большого города. На окраине Рима, в грязном старой развалюхе живут четыре поколения семьи Маццателла. Старый глава семьи Джачинто не всегда может разобраться, кто здесь - чей сын, внук или племянник: в такой тесноте не все помнят, кто с кем и когда спал. Кто-то выполняет черную работу, кто-то промышляет грабежом, кто-то занимается проституцией. Старик Джачинто уверен в одном: все его домочадцы - воры, которые мечтают разузнать, где он прячет свои сбережения. Но, однажды, он сам забывает, где спрятал деньги… Вечные человеческие страсти и пороки одинаково разъедают души и бедняков, и богачей.

Эта картина неожиданна для Сколы. Показывая на экране мир отверженных, неприкаянных люмпенов, выброшенных на дно большого города (в данном случае - Рима), режиссер, вопреки традиции, стремится вызвать к ним не сочувствие и сострадание, а, мягко говоря, отвращение. Эти бедняки - грязные, лживые, вороватые, сластолюбивые, особенную антипатию вызывает в трагикомедии одноглазый пахан Джасинто (Нино Манфреди), которого за подлость и жадность намереваются убить собственные сыновья, правда, и сами они, да и все соседи тоже не ангелы. Так что комедией это можно назвать только с натяжкой. (Иванов М.)

Огромное семейство старого одноглазого Джачинто - это его жена, дети, внуки, племянники, шурины, золовки и прочие, включая его полупарализованную мать, не вылезающую из кресла-качалки. Но "это не родственники, это враги!" - говорит о них Джачинто. Чудовищный баракоподобный дом, где живет эта семья, сколочен из прогнивших досок, сломанных ящиков, кусков ржавого листового железа. Всех членов "семьи" объединяет лишь ненависть к отцу, который прячет от них миллион лир, сам же его потом ищет, находит и вновь перепрятывает... Ссоры персонажей фильма неизменно вызывают смех зрителей, эротические эпизоды - гомерический хохот, а финал картины пробуждает грусть и печаль.

Семья Джачинто, живущая во второй половине 20-го века рядом с вечным городом Римом, вместо прекрасных и восхитительно вкусных плодов цивилизации получила лишь то, что осталось от них, после переработки в желудках других, более удачливых особей. Они живут все в одном бараке в итальянской «вороньей слободке», связанные между собой довольно сомнительными родственными узами, ненавидящие не только соседей, но и друг дружку, пользующие одних и тех же женщин, занимающиеся воровством и проституцией и чающие отыскать, запрятанные злобным папой Джачинто, деньги.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1976
Победитель: Лучший режиссер (Этторе Скола).
Номинация: Золотая пальмовая ветвь (Этторе Скола).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

В этом фильме Скола сводит накопившиеся счеты с неореализмом. Здесь нет даже намека на сочувствие "униженным и оскорбленным", одна лишь неприглядная, хотя иногда и комичная изнанка жизни. Нищета материальная плодит нищету духовную. Бурьян породил бурьян. Все просто. Но только на словах.
Фильм почти полностью снят в Риме, в квартале Монте Чоччи, где до 1977 года находились бидонвили. Первоначально Скола планировал снять документальный фильм об обитателях этих трущоб, однако впоследствии передумал и сделал игровую ленту.
Картину должна была предварять преамбула, которую собирался написать Пьер Паоло Пазолини. Трагическая смерть писателя и режиссёра помешала исполнению этого замысла.
Некоторые зрители считали, что это документальный фильм.

Трагикомическая притча. Этот фильм - один из замечательных образцов «комедии по-итальянски» в её горьком, трагикомическом варианте. 44-летний режиссёр Этторе Скола рассказал о жизни «отверженных мира сего», поселившихся в жалких лачугах на окраине Рима. Но его история лишена сентиментальности, невольного возвеличивания нищеты в противовес богатству, что всё-таки было присуще неореалистическим лентам - например, близкой по сюжету «Крыше» Витторио Де Сики, снятой двумя десятилетиями ранее. Скола спорил также и с точкой зрения Пьера Паоло Пазолини (хотя привлёк в качестве автора достоверных и точных, как в жизни, диалогов его ближайшего сподвижника Серджо Читти), в начале 60-х годов видевшего в итальянских люмпенах, изгоях, «аккаттоне» (это «нищий» на римском диалекте) трагических, благородных по натуре героев, которые когда-нибудь должны восстать, возродиться и воскреснуть, словно наследники Иисуса Христа. И Этторе Скола не мог согласиться с восхищающими, потрясающими душу светлыми финалами самых «неореалистических» картин Федерико Феллини - «Дорога» и «Ночи Кабирии». Вообще может показаться, что фильм «Отвратительные, грязные, злые» создан как бы вопреки всем традициям итальянского кинематографа, и этот вызов отражён уже в самом названии. В нём намеренно высмеиваются ленты периода «розового неореализма» - типа «Бедные, но красивые» и «Красивые, но бедные». Однако Скола начинал работу в кинематографе ещё в 1950 году в качестве сценариста многих неореалистических, «розово-неореалистических» фильмов и просто «комедий по-итальянски». И он не был бы самим собой, если бы безжалостно правдивое и хлёсткое повествование о патриархальной семье одноглазого Джасинто (выдающаяся работа актёра Нино Манфреди!), который пытается утаить от многочисленных родственников свои сбережения, не пронизывалось комедийными, феерическими, почти пародийными сценами. Отвращение и злость перемешаны с неожиданной любовью и нежностью. Этторе Скола принимает собственных героев такими, какие они есть, не желая вызвать жалость к убожеству или приукрасить отверженных для того, чтобы зрители полюбили их. В бесконечном круговороте жизни, из которого почти невозможно вырваться, единственной надеждой может быть отнюдь не абстрактная вера в изначально добрую природу человека, а во вполне конкретных детей. Пока что они заперты в своеобразной клетке-яслях на ближайшем пустыре - или же это тот ребёнок, который ещё «заключён» в животе у их юной воспитательницы, одной из внучек Джасинто, и только должен со временем родиться. Кто знает: может, им предстоит испытать лучшую участь на этом свете… (Сергей Кудрявцев)

Что может вырасти из ребенка, который все свое детство провел в клетке, сделанной из старых железных кроватей? А что может вырасти из ребенка, который живет в одном крохотном доме с еще тридцатью своими итальянскими родственниками? Почему девочка, которая в начале фильма вроде хочет какой-то другой жизни, в один прекрасный день идет на колонку за водой не только с ведрами, но и с пузом, размером в 8 месяцев? Не будет у девочки никакой другой жизни. да и у ее ребенка тоже… А разве она ее заслужила? Или все они? Которые настолько ненавидят своего отца, деда, мужа и даже сына за то, что он настолько же сильно ненавидит их, что не увидели никакого иного варианта, кроме убийства… Если внук, возвращаясь в горящий дом, забирает из огня свой транствеститский парик, а не свою погибающую бабушку, разве его можно жалеть? А если мать не возражает, чтобы ее сына отравили крысиным ядом, ее жалко? И если она не против такого, стоит ли жалеть ее сына? И все равно мне их жалко… Все точно по Воланду - «обыкновенные люди, квартирный вопрос только испортил их». И, знаете, все равно, какое бы ужасное существование у тебя не было, жизнь стоит того, чтобы за нее побороться. любыми способами. … а за окном - Рим, великий и ужасный. (snegovika)

Долго я не решалась написать комментарий к «Отвратительным». Это один из моих любимых фильмов, и подобных фильмов я не знаю. Фильм трагичен… а я почти весь фильм просмеялась, и надо сказать, я давно так не смеялась. Большинство сцен, реплик героев вызывают просто приступы смеха, до боли в животе. Совершенно гениально раскрыты характеры. Абсолютно все. Без исключения. Потрясающе сыграны роли, особенно Джачинто. А остальных, просто даже не знаю, как удалось таких подобрать, очень органичны все. Потрясающая сцена семейного обеда перед страшным самосудом, который задумали домочадцы над своим «старейшиной» Джачинто. Как его «возлюбленной», совершенно чудовищной огромной тетке с тяжелыми чертами лица, прямо в декольте падает макаронина в соусе, а она совершенно с каменным выражением лица невозмутимо ее оттуда достает. А жена, терпеливо перечисляет ингредиенты, которые она положила в обед, умалчивая лишь об одном, но мудрая бабушка не даст ни о чем забыть. Сцена отравления Джачинто вызвала даже не знаю, назвать ли это жалостью или еще как-то, но вот когда его все-таки даже яд не взял, у меня вырвалось циничное «вот это живучий!». Ну а уж его месть, и спасение героями самих себя, все их попутные реплики, ну просто без комментариев. О чем этот фильм? Ну отчасти он наверное о грязи, о тех кто в ней обитает. Этот фильм - как будто бы противопоставление всему тому морю фильмов, где бедняки всегда выставляются достойными, честными людьми. А эти вот - отвратительные. А может быть все потому, что люди - они как цветы. В одной почве благоухают, а в другой гниют. Возможно, живи они не так, не в таких условиях, они и были бы другими. Или как поется в известной песне: «Собака бывает кусачей только от жизни собачьей». Я не знаю, что хотел режиссер, возможно чтобы мы стали малость отвратительнее, смеясь над ними - обитателями мира безысходности и черноты. А может быть просто показать их такими, какие они есть. Кому-то смешно, кому то их жаль, а кому-то и то и другое. Но фильм бесспорно потрясающий, подобных не видела! (Peperino)

В декорациях неореализма Этторе Скола снял по большому счету постмодернистский фильм. И как всякий остроумный потомок, стоящий на плечах великих предков, обратил их материал, их метод в новую «веру» - горькую сатиру на действительность. Однако жизнь в фильме предстает далеко не всеми своими гранями, режиссер отказывается от классического приема иллюстрации реальности в галерее образов различных социальных слоев, людей с разным достатком и из разных религиозных, идеологических ниш. Место действия существенно не меняется - это трущобы Рима, которые находятся на горе и словно возвышаются над величественным городом, прекрасной архитектурой с монументальными зданиями. Уродливость быта и физическая низость людей ставятся автором на вершину мира. Поэтому демонстрация человеческих пороков (чревоугодия, похоти, скупости, развратности, жесткости), которыми Скола щедро наделяет своих героев, это не критика бедных и падших. Фильм осыпает саркастическими стрелами общество. Оно невидимый персонаж повествования, и оно же истинный антигерой. Фактически реальность переворачивается с ног на голову и низкое возносится, а нормальность - свергается. В подтверждении этому служит метафора, сравнивающая трущобы с Олимпом, на котором обосновались грешные боги. Однако автор не восхищается этими людьми. Он показывает их в грязи, не стесняясь ироничных красок, а то и вовсе создавая отвращение. Человек в фильме предстает в своей социальной незавершенности, между зверем и «гомо сапиенсом». И этим достигается подлинный трагизм. Ведь на самом деле персонажи несчастны, они существуют будто под куполом ада… И лишь надежда, последняя, остается в финале ленты. Быть может, дети смогут спуститься на землю и сделают то, что не удалось родителям, - станут людьми. (Анархист)

comments powered by Disqus