на главную

ОДНАЖДЫ НА ДИКОМ ЗАПАДЕ (1968)
C'ERA UNA VOLTA IL WEST

ОДНАЖДЫ НА ДИКОМ ЗАПАДЕ (1968)
#20278

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #036 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Вестерн
Продолжит.: 166 мин.
Производство: Италия | США
Режиссер: Sergio Leone
Продюсер: Fulvio Morsella
Сценарий: Dario Argento, Bernardo Bertolucci, Sergio Leone, Sergio Donati, Mickey Knox
Оператор: Tonino Delli Colli
Композитор: Ennio Morricone
Студия: Finanzia San Marco, Rafran Cinematografica, Paramount Pictures

ПРИМЕЧАНИЯмеждународная версия фильма. пять звуковых дорожек: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (SomeWax) [5.1]; 2-я - проф. закадровый многоголосый (Video Biz); 3-я - проф. закадровый многоголосый (НТВ+); 4-я - проф. закадровый многоголосый (СТС); 5-я - оригинальная (En) [5.1] + рус. и англ. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Henry Fonda ... Frank
Claudia Cardinale ... Jill McBain
Jason Robards ... Cheyenne
Charles Bronson ... Harmonica
Gabriele Ferzetti ... Morton - Railroad Baron
Paolo Stoppa ... Sam
Woody Strode ... Stony - Member of Frank's Gang
Jack Elam ... Snaky - Member of Frank's Gang
Keenan Wynn ... Sheriff - Auctioneer
Frank Wolff ... Brett McBain
Lionel Stander ... Barman

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3454 mb
носитель: HDD2
видео: 720x304 XviD 1728 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ОДНАЖДЫ НА ДИКОМ ЗАПАДЕ» (1968)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Молодая вдова отказывается продать ферму дельцу, задумавшему проложить по этой земле железную дорогу, и тогда он заказывает ее убийство, нанимая лучшего на Диком Западе стрелка. На защиту красавицы встают известный бандит Шайен и таинственный бродяга. Трое сильных мужчин сойдутся в смертельном хороводе, выхода из которого может и не быть.

В вестерне-шедевре Серджио Леоне изображает насилие в чисто политическом контексте. Коррумпированный железнодорожный магнат вопреки закону разворачивает бульдозерами все вокруг, убирает жителей, не согласившихся покинуть родные места. По оголенным участкам пройдет Гармоника, идущий по следам садиста, повесившего его родного брата. В этой картине потрясают широкоэкранные сцены и время, бегущее в эпическом ритме.

Фермер Бретт МакБейн (Фрэнк Вулфф) объявляет своим взрослым детям, что на поезде должна приехать его новая жена Джилл (Клаудия Кардинале). Однако в этот самый момент заявляются жестокие убийцы во главе с Фрэнком (Генри Фонда), посланные железнодорожным бароном мистером Мортоном (Габриэль Ферцетти), которые никого не оставляют в живых. Одновременно на горизонте возникают фигуры прожженного бандита Шайенна (Джейсон Робардс) и таинственного стрелка (Чарльз Бронсон), играющего простенький мотивчик на губной гармошке. Однажды на Диком Западе их путям суждено пересечься. (Евгений Нефедов)

Этот фильм снят как бы в продолжение трилогии о "долларах", но без Иствуда. Сюжет заключается в том, что героиня Кардинале выжидает, когда по ее земле пройдет железная дорога, не подозревая, что ее хотят убить, и платный убийца уже нанят. Снят фильм просто потрясающе, даже полет мухи смотрится с напряжением. Великолепная музыка Эннио Морриконе. Сценарий Серджо Донати и Серджо Леоне по сюжету Ардженто и Бернардо Бертолуччи и Серджо Леоне. (М. Иванов)

Строительство железной дороги на Диком Западе несет не только прогресс, но и власть больших денег. Железнодорожный магнат ради достижения цели не останавливается ни перед чем, даже перед убийством молодой вдовы, через ферму которой должны быть проложены рельсы. Но на Диком Западе не все продается и не все покупается. На защиту вдовы встают настоящие герои, для которых есть только два слова - честь и револьвер. Но не это главное, а тянущийся через весь фильм мотив преследования мстителем жесточайшего убийцы, на счету которого десятки невинных и беззащитных жертв. Развязка предсказуема: справедливость восторжествовала.

Вестерны в Америке снимали со времен рождения кинематографа. Снимали в большом количестве, которое, к сожалению, далеко не всегда соответствовало качеству. Пришел момент, когда публику уже перестали интересовать скучные и предсказуемые фильмы про ковбоев. И вот тогда появился итальянец по имени Серджо Леоне, который вернул вестерну жизнь, заставив зрителей вновь ринуться в кинотеатры и застыть перед экраном, затаив дыхание. Все картины о Диком Западе, созданные Леоне, стали классическими: "За пригоршню долларов", "Хороший, плохой, злой"... Особое место занимает эпический фильм "Однажды на диком западе". Музыку к этой картине сочинил несравненный итальянец Энио Морриконе, а ее сюжет придумали не менее известные соотечественники великого композитора - Дарио Ардженто и Бернардо Бертолуччи. В фильме снялись звезды мирового кино: Чарльз Бронсон, Клаудиа Кардинале и Генри Фонда. Фильмы Леоне так и не смогли переплюнуть. Киноремесленники слепо подражали мастеру, переснимая его задумки кадр за кадром.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 1969
Победитель: Лучшее производство (Бино Чиконья).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1969
Номинация: Лучшая мужская роль второго плана (Габриэле Ферцетти).
КИНОПРЕМИЯ «ЛАВР», 1970
Победитель: «Золотой Лавр» (3-е место) за Лучшую мужскую роль (Чарльз Бронсон).
АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 2004
Номинация: Лучшее DVD-издание классического фильма.
ВСЕГО 5 НАГРАД И 3 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

«Однажды на Диком Западе» вышел в прокат 21 декабря 1968 года в Италии под названием «C'era una volta il West», а затем в мае 1969 в США как «Once upon a time in the West».
Над сценарием картины, помимо Леоне, работали еще два знаменитых режиссера - Дарио Ардженто и Бернардо Бертолуччи. Фильм является первой лентой из негласной трилогии грандиозных, трагических, сюжетно не связанных друг с другом фильмов, повествующих о значимых периодах американской истории. За ним следуют фильмы «За пригоршню динамита» (1971) и «Однажды в Америке» (1984).
Генри Фонда вначале отказался играть в фильме. Серджио Леоне лично отправился в Америку, чтобы уговорить его. Фонда спросил: «Почему вы хотите снимать меня?» Леоне ответил: «Представьте: камера медленно плывет по фигуре бандита, снизу вверх, до его пистолета, который он выхватывает и стреляет в бегущего ребенка. Затем камера поднимается до лица бандита… и это Генри Фонда».
Специально для роли Генри Фонда заказал пару коричневых линз. Леоне заставил его снять их - ему нужен был пронзительный взгляд голубых глаз Фонды. Эли Уоллах также уговаривал Фонду сыграть Фрэнка; по его словам, актер должен получить незабываемое удовольствие от работы с Леоне.
После «долларовой» трилогии Леоне больше не хотел снимать вестерны. Он уже в 60-х обдумывал проект «Однажды в Америке». Однако американские продюсеры отказывались финансировать проект, пока он не снимет для них еще один вестерн.
Соавтор сценария Бернардо Бертолуччи утверждал, что идею ввести в действие женщину принадлежала ему. Леоне сначала колебался, потом, когда согласился, его посетила мысль показать Джилл МакБэйн в таком ракурсе, что зритель сразу бы догадался, что она не носит нижнее белье. Потом он от этой идеи отказался, а Клаудиа Кардинале рассказывала, что если бы тогда узнала об этой прихоти Леоне, то не стала бы сниматься.
По идее Леоне трех бандитов, которые вначале фильма ждут Гармонику на станции, должны были сыграть Клинт Иствуд, Ли Ван Клифф и Эли Уоллах (звезды «Хорошего, плохого, злого» (1966)). Но когда выяснилось, что Иствуд сниматься не будет, от идеи пришлось отказаться.
Шерифа должен был сыграть Роберта Райан. Его заменил Кинан Уинн.
Герои Клаудии Кардинале и Паоло Стоппы проезжают вдоль Испании (Spain) и через Монумент Вэлли (Monument Valley). Эта самая длинная поездка в дилижансе в истории кино.
Индейскую женщину, сбежавшую со станции в начале фильма, сыграла гавайская принцесса Луана Калаелоа. Она была женой актера Вуди Строуда.
Дом Джилл МакБэйн чуть раньше послужил декорациями для фильма Орсона Уэллса «Полуночные колокола» (1965).
Неудачливого брата Гармоники играет Клаудио Манчини, производственный менеджер фильма.
Леоне хотел взять на роль железнодорожного барона Мортона своего хорошего друга Робера Оссейна. Но тот не смог согласовать эту роль со съемками в других фильмах, и его пришлось заменить Габриэле Ферцетти.
Одним из каскадеров на фильме был Джон Лэндис, в будущем известный режиссер.
Это последний фильм Серджио Леоне, в котором начальные титры длятся больше десяти минут.
Леоне сделал сотни намеков на фильмы, которые повлияли на него. Среди них как классический вестерн «Ровно в полдень» (1952), так и позабытый уже телесериал «Взять живым или мертвым». А финальная перестрелка Фрэнка и Гармоники напоминает сцену между Роком Хадсоном и Керком Дугласом в «Последнем закате» (1961) Роберта Олдрича. Этот фильм также очень любил Бертолуччи.
Франк Вольфф играет Бретта МакБэйна; это имя составлено из имен двух популярных авторов детективов - Бретта Холлидэя и Эда МакБэйна.
Джейсон Робардс (Шайенн) напился в первый же день съемок. Леоне пригрозил, что уволит его, и в дальнейшем Робардс больше так не поступал. Тем не менее, когда в июне 1968-го был убит Роберт Ф. Кеннеди, Робардс снова напился. Леоне оценил ситуацию и даже на день остановил съемки.
Актер Эл Малок, сыгравший в начальной сцене перестрелки, в тот же день в том же костюме выбросился из окна своего отеля.
По воспоминаниям Клаудии Кардинале, Чарльз Бронсон вне съемок практически ни с кем не разговаривал, но постоянно играл мячиком.
В итальянском издании фильм имеет продолжительность: 175 минут, а международная версия: 165 минут.
Слоган - «There were three men in her life. One to take her... one to love her... and one to kill her.»
В 2009 году внесен в Национальный реестр фильмов США.
Иван Денисов. Серджо Леоне - король итальянского кино - http://cinematheque.ru/post/137048.

Экзистенциальный вестерн. Эту картину поставил итальянский режиссер Серджо Леоне, успевший до того прославиться так называемой «долларовой трилогией» с Клинтом Иствудом («За пригоршню долларов», «За несколько лишних долларов», «Хороший, Плохой, Злой»). Она породила целую волну фильмов, иронически названных «спагетти-вестернами». Мастерство Леоне, в конце концов, убедило и американцев, которые, разумеется, являются фанатиками жанра вестерна и гордятся его «новосветским» происхождением. Уже в ленте «Хороший, Плохой, Злой» обнаружилось стремление постановщика к эпичности повествования, однако сдобренного изрядной долей иронии по отношению к происходящему и приправленного черным юмором. А в картине «Однажды на Диком Западе», которая признана даже в США безусловной классикой жанра (что, кстати, подтверждается, и очень высокой оценкой в imdb - 8,8 из 10), эпическая, сказочная манера заявлена сразу в названии. Ведь с подобным зачином «однажды…» рассказываются все сказки и легенды. Хотя сюжетная основа фильма ничем особым не примечательна и абсолютно типична, вызывая в памяти целый ряд известных американских вестернов, прежде всего - «Ровно в полдень» и «Джонни Гитар». Любопытно, что в работе над сценарием встретились такие непохожие художники, как Серджо Леоне и более молодые итальянские авторы: Бернардо Бертолуччи (будущий творец лент «Конформист», «Последнее танго в Париже» и «Двадцатый век») и Дарио Ардженто, в дальнейшем - один из мастеров мистических фильмов ужасов. Их объединила любовь к вестерну, к напряженной интриге, своеобычной атмосфере действия и колоритным нравам Дикого Запада с особым кодексом чести. Рассказ об овдовевшей фермерше Джил МакБейн из затерянного где-то на Западе поселка (ее муж был застрелен убийцей, которого наняли люди из железнодорожной компании, желающей захватить их земельный участок, и женщина вынуждена принять ответные меры ради своей защиты) становится, благодаря таланту режиссера, его постоянных сотрудников - оператора Тонино Делли Колли и композитора Эннио Морриконе, подлинной сагой о борьбе добра и зла, человеческого достоинства и бездушной жажды наживы. Одна из выдающихся по точности деталей и нагнетанию напряжения сцен - не только в вестернах, но и вообще в истории кино - это эпизод ожидания местными бандитами поезда, на котором должен прибыть второй из будущих защитников вдовы, что сопровождается великолепной «мелодией смерти», сыгранной на губной гармошке. (Сергей Кудрявцев)

«А мне вы лошадь привели?» - спрашивает у трех прискакавших встречать поезд бандитов неизвестно откуда взявшийся человек, у которого вместо имени - кличка Гармоника (Бронсон). «Похоже, одной-то у нас как раз и не хватает», - посмеивается бандит. «Да нет, у вас даже две лишние». И все лежат; и встает один; и рядом пасутся лишние лошади. Последний спагетти-вестерн Леоне - в каком-то смысле последний вестерн вообще. Сценаристы Бернардо Бертолуччи и Дарио Ардженто (одно из самых неожиданных и смачных экранных содружеств) отсмотрели около 200 фильмов и из каждого украли по чуть-чуть. После этого ни снимать, ни смотреть вестерны уже не надо - там есть все (и еще немного музыки Морриконе). В жилах Бронсона (хоть он и не Иствуд) течет кетчуп, но он об этом не знает и бьется с судьбой всерьез. Готовясь сыграть злодея, Генри Фонда (получивший роль после того, как ее отклонил Джон Уэйн) вставил в глаза коричневые линзы. Режиссер со скандалом заставил их снять; в результате - самый голубоглазый подонок в истории кино. Но главный герой фильма - сам Леоне с его уникальным чувством юмора и ритма: одна муха в стволе смит-вессона чего стоит. А это только шестая минута фильма. И еще не сказано ни одного слова. (Михаил Брашинский)

США не обошел стороной феноменальный зрительский успех «долларовой трилогии», тем самым - сыграв с Серджо Леоне злую шутку. Маэстро полагал, что исчерпывающе высказался на тему Дикого Запада и хотел реализовать проект в другом излюбленном жанре - гангстерского фильма. К сожалению, голливудские продюсеры проявили консервативность мышления, настояв на съемках еще одного вестерна - правда, при щедрой финансовой поддержке. В итоге одно лишь возведение декораций городка Флэгстоун обошлось дороже, чем съемки «За пригоршню долларов» /1964/, а потраченные $5 млн. так и не вернулись в заокеанском прокате1. По иронии судьбы, схожая участь постигла две другие леоневские картины, снимавшиеся для Америки и в расчете прежде всего именно на Америку: «Ложись, ублюдок!» /1971/ и «Однажды в Америке» /1984/. При этом все три произведения нашли колоссальный отклик у публики за пределами Соединенных Штатов: в частности, «Однажды на Диком Западе» свело с ума французов, став второй по посещаемости (14,9 миллионов человек!) лентой за всю историю национального кинорынка. Знаменательно, что авторами сюжета в титрах значатся - помимо самого Леоне - Дарио Ардженто и Бернардо Бертолуччи, признание которых, правда, еще ждало. Так и хочется, заведомо упростив ситуацию, именно фактом сотворчества объяснить полифоничность звучания произведения, сочетающего мощнейший саспенс и глубокий социально-политэкономический анализ (да еще в историческом разрезе!), которые-де привнесли соответственно творец «джалло» и один из лидеров киноконтестации. Вот только оба аспекта, в принципе, всегда являлись характерными для творчества Леоне, при посредстве коллег - всего лишь вознесшего постоянные мотивы к высотам подлинной универсальности, априори предполагаемой зачином «однажды…». И ему уже не требовалось ничьего содействия, чтобы отшлифовать, довести до мыслимого совершенства собственный стиль, исчерпывающе передающий специфику непокоренной Америки, вобравший квинтэссенцию вестерна. Пролог с ожиданием чужеземца тремя наемными убийцами, хорошим, плохим и злым2, а в первую очередь - кульминация, отмеченная вдохновенным, изумительно ритмически выдержанным введением «флэшбеков», по праву стали классическими. Новой «звездой» выступает, разумеется, немногословный, скрывающий эмоции, таинственный странник (удивительное попадание в типаж Чарльза Бронсона!), получающий от отъявленного авантюриста и бандита Шайенна прозвание «Гармошка» - за привычку наигрывать на губной гармошке задушевный мотивчик, оборачивающийся эхом лихорадочной «пляски смерти». Причем именно этот человек без имени (читай - миф во плоти), движимый жгучим чувством мести, получает шанс попасть в светлое цивилизованное будущее с благопристойными городками и железной дорогой, окутавшей, точно паутиной, территорию страны, - а всем прочим пионерам Дикого Запада туда путь заказан. Даже если пойти ему суждено иной дорогой, чем привлекательной Джилл, олицетворяющей жизнеутверждающее начало, невзирая на сомнительное прошлое публичной женщины, с которым отныне, естественно, покончено. Другой вопрос, таким ли безоблачным окажется само грядущее? 1 - По состоянию на 1984-й год кассовые сборы оценивались в $5,32 млн. 2 - Серджо хотел пригласить на эти небольшие роли именно Клинта Иствуда, Эли Уоллека и Ли Ван Клиффа, но не нашел у них понимания. (Евгений Нефедов)

Америка, 80-е годы XIX века. Однажды новоорлеанская шлюшка по имени Джил встречает мужчину своей мечты и вскоре уезжает к нему на ферму, чтобы жить-поживать, да детей наживать. Однако аккурат перед ее приездом плохой парень Фрэнк, не спросив разрешения, отправляет ее фермера в мир иной. Так начинается нешуточная борьба за право владения крупным участком земли, через который должна проходить железная дорога, но который отныне по наследству переходит к одинокой вдове Джил. Железнодорожная компания хочет прибрать к рукам эту землю и не собирается ни перед чем останавливаться. После третьего вестерна Серджио Леоне («Хороший, плохой, злой») американцы не утерпели: дали ему много денег - целых 3 миллиона, на которые он уже мог нанять звезд первой величины, в частности Генри Фонду. Но дал Леоне голубоглазому красавцу не то, что ему обычно предлагали, кардинально не то: роль самого отвратительного негодяя в биографии. Это было очередное и уже далеко не единственное нарушение итальянцем сложившихся традиций. Так ключевой фигурой в «Однажды на Диком Западе» становится женщина (еще и проститутка), а это для вестерна примерно то же самое, что баба на корабле. Влюбленный в Америку макаронник, влюбленный больше, чем сами янки (потому что она была для маленького Серджио, чье детство прошло в фашистской Италии, метафорой свободы и не иначе), с приходом заокеанских освободителей, и как результат - голливудского кино, основательно подсел на вестерны. Однако прошло еще долгих 20 лет, прежде чем он сам принялся делать то, что любил больше всего на свете. После третьего своего вестерна он стал классиком. И это притом, что во второй половине 1960-х на экраны Италии ежегодно выходило до полусотни собственных спагетти-вестернов. Конкуренция была страшная, но только фильмы Леоне стали классикой. Каждая картина Леоне становилась своеобразной антологией американского вестерна, к которому он неожиданно добавил нарочито замедленный темп повествования. Есть подозрение, что перенял он его у своего соотечественника - певца некоммуникабельности Микеланджело Антониони. Как это ни странно, новация не только прижилась, но и определила принципиально новую стилистику жанра. Замедление действия, почти полная его остановка, компенсируется тем, что возникает нечто более важное - саспенс (образцовой в этом смысле здесь можно считать самую первую - молчаливую шестиминутную - сцену ожидания поезда: «чистейшего кино чистейший образец»). Тогда о саспенсе всерьез заботился только его отец - Хичкок, но он-то его искал в совсем другом жанре. Таким образом, Леоне еще и иррационализировал самый правильный, самый конкретный жанр. Кроме того, Леоне нарушил канонизированный расклад: заменил традиционного героя, рыцаря без страха и упрека, на бандита с большой дороги, беспросветно аморального типа. Получилось, что в борьбу друг с другом теперь вступали не хороший и плохой, а плохой и еще более плохой. Говоря сегодняшним новорусским языком, он сделал героями своих вестернов «братву» - парней вне закона, только что времен освоения Дикого Запада. Они ездили не на черных «бумерах», а исключительно верхом, но все дела также разрешали с помощью пушек. Леоне превратил перестрелки в чисто-конкретный «оперный балет», главным музыкальным сопровождением которого стали хлопки выстрелов и свист пуль. Это помимо тем Эннио Морриконе, обязанному именно Леоне своими самыми знаменитыми мелодиями, и в том числе - возможно, самой лучшей из них, сыгранной на губной гармошке и звучащей как раз в этом фильме. Натурализм кровоточащих ран и гниющих ожогов, кремовых гробов и заброшенных кладбищ, жужжащих мух и разбегающихся тараканов странным образом обретал в фильмах Леоне черты более близкие сюрреализму, который будет «овеществлен» чуть позднее Алехандро Ходоровским, в свою очередь «подсевшим» на фильмы Леоне. Так режиссер, которого сначала агрессивно обвиняли в эпигонстве, вдруг на третьем-четвертом своем фильме стал автором, да не просто автором, а классиком и объектом для подражания. И с годами ценность фильмов Леоне только растет, поскольку он закрыл тему, вернее, жанр. За истекшие годы никто так и не смог привнести в него хоть сколько-нибудь заметные новации. Можно, конечно, сетовать, на то, что вестерн - самый канонизированный жанр, которому принципиально чужды любые нововведения, ну так ведь такие разговоры шли и тогда, когда Леоне еще не снял ни одного своего вестерна. Да, в эпоху компьютеров и цифрового кино, казалось бы, этот жанр уже можно списать с повестки дня, как окончательно отработавший свой ресурс. Но ведь ничто не случается просто так: ведь почему-то именно итальянцу Леоне пришлось замкнуть цепочку подвижников данного жанра, которых, кстати, и было-то - раз-два и обчелся: Форд, Хоукс, Циннеман… Пришедшие в конце 1960-х Сэм Пекинпа и Артур Пенн - это все-таки скорее «по мотивам Леоне». (Малоv, sqd.ru)

Есть мнение, что "Однажды на Диком Западе" - более сильный фильм, чем "Хороший, плохой, злой". Мне так не показалось. В принципе, впечатление такое, будто смотришь все то же кино, только вместо Клинта Иствуда здесь - Чарльз Бронсон. Кто лучше, кто хуже - дело вкуса. Вместо Ли ван Клифа, опять же - Генри Фонда. Ну, тут, по совокупности славы, вроде сравнение в пользу Фонды выходит - однако тоже кому как... Вместо Эли Уоллаха условно - Джейсон Робардс. Тут сравнение явно в пользу "Однажды на Диком Западе" - Шайенн в исполнении Робардса вообще мне показался самой яркой фигурой фильма. К тому же, в "Однажды на Диком Западе" есть Клаудия Кардинале. Ничем подобным "Хороший, плохой, злой" похвастаться не может. Там женщины идут вторым планом. Здесь героиня, напротив, выдвинута на всеобщее обозрение, и это - только к лучшему: вокруг нее разворачивается целая философия о роли слабого пола в ключевые моменты истории, которую весьма доходчиво излагает Шайенн. Итак, если ограничиться только анализом актерского состава, то пальму первенства, видимо, придется отдать таки "Однажды на Диком Западе". Но, пойдя в анализе до конца, мы никуда не денемся от прочих компонентов кинематографии, в которых "Хороший, плохой, злой", как правило, выигрывает. И, чтобы уж покончить с этим затянувшимся сравнением, замечу, что посетители IMDb (которые ни в коем случае не могут считаться для нас каким-то мерилом) по состоянию на 4 января 2004 года, когда пишется эта рецензия, ставят "Хорошему..." 8,7 (что дает фильму 25 место в рейтинге всех времен и народов), а "Однажды..." получает от них 8,6 (38 место в том же списке). При этом за первый фильм проголосовало вдвое больше, чем за второй - что тоже весьма показательно. Итак, как уже было сказано, в центре конфликта четвертого "спагетти-вестерна" Серджио Леоне - женщина. Джилл, проститутка из Нового Орлеана, которая каким-то образом познакомилась с Бреттом Макбейном - сильным мужчиной с Дикого Запада. Настолько сильным он ей показался, этот мужчина, что она решила бросить свое дело и переехать к нему, чтобы фермерствовать на просторе и обрести в этом счастье и смысл жизни. Но вместо свадьбы ее там ждали похороны: к ее приезду Макбейна, двух его сыновей и одну дочь от первого брака убил какой-то мерзавец. Подозревают вышеупомянутого Шайенна - индейца-полукровку. Однако вокруг дома Макбейна вьется целая куча народу. Например, странный тип, играющий одну и ту же мелодию на губной гармонике, а также Фрэнк - бандит с огромным стажем, имя которого приводит в ужас многих обитателей нескольких штатов. Кто же убил Бретта Макбейна? Кому должна мстить Джилл за свое несостоявшееся счастье? Эта загадка составляет смысл истории, которую нам рассказывает Леоне (а написали ее, между прочим, небезызвестные Бернардо Бертолуччи и Дарио Ардженто). Разворачивается в фильме она довольно грамотно, почти до последних кадров сохраняя актуальность. Однако, конечно, не сюжет здесь важен, а его преломление. Леоне рассказывает самую простую историю так, что за ней встает философия жизни. Излагаемая людьми, которые образования либо вовсе не имеют, либо получили его в ограниченных дозах, эта философия разит наповал. Скучно, когда о смысле жизни рассказывает академик. Гораздо интереснее, когда о нем рассуждает тот же Шайенн. И веры Шайенну больше, чем академику, поскольку жизнь он уж точно получше знает. А иногда на такую философию слов и вовсе не надо. Чарльз Бронсон за весь фильм лишь пару раз по-настоящему рот открыл - а ведь куда как философичен оказался его герой в финале, когда пришло время окончательной и бесповоротной разборки. Персонажей уверенной рукой ведет к известной ему цели Серджио Леоне, расставляя по ходу дела такие акценты, мимо которых "проедет" только слепой. Ей-Богу, нынче так кадр никто не выстроит, как это делал гениальный итальянец! Да и вообще, как-то стараются не выпускать сейчас настолько эстетически просчитанный продукт, который в итоге трудно ругать за что-то конкретное, даже если он тебе не понравился в целом. (Джон Сильвер)

Однозначно шедевр не только жанра, но и всего мирового кинематографа! Высокое место в top-250 IMDB заслужено на все сто. Превосходная постановка, перенесшая меня на 165 минут в эпоху освоения Дикого Запада. Погружение в атмосферу того времени полнейшее! Полная драматизма, захватывающая история, разыгранная великолепными актерами. Колоритнейшие персонажи - вот одна из составляющих, которые запомнятся мне на долго. Бесцветные, жуткие глаза убийцы, героя Генри Фонды. Женская красота Клаудии Кардинале. Брутальность и крутость героев Джейсона Робардса и Чарлза Бронсона. Эннио Морриконе! О великий Эннио и его музыка, придающая этому фильму столько эмоциональности и неповторимости. Я слышал эту музыку раньше, на сборнике саундтреков, написанных Морриконе. Но когда она легла на изображение, когда она сопровождала эмоциональнейшие эпизоды картины - тут-то меня просто переполнило чувство внутреннего восторга :) Сюжет, несмотря на хронометраж фильма, можно описать в паре предложений. Снято все очень (а местами очень-очень) неторопливо. Но, как не удивительно, понятия «банальщина и скукота» здесь совершенно не применимы! (ugar)

Как только вспоминаешь о нетленном шедевре Серджио Леоне, сразу появляется чувство, подобное тому, когда говоришь о чем-то сакральном, вечном, монументальном. Именно таким видится этот фильм с более чем 40-летнего расстояния. 1968-ой вообще знаковый год для всего мирового кинематографа. Ведь в то время когда за океаном Стэнли Кубрик на пару с Артуром Кларком творили будущее всей кинофантастики, а Ромеро навсегда изменял жанр хоррора, Леоне снимал один из последних (будем честны, сейчас вестерн явно не в почете у современных кинематографистов) шедевров столь любимого в народе жанра. Казалось бы, после «долларовой трилогии» сделать что-то эдакое в жанре практически невозможно. Правда, сам Леоне на пару со своими не менее знаменитыми сценаристами Бернардо Бертолуччи и Дарио Ардженто посчитали иначе, вместе написав сценарий к одному из лучших и, в то же время, самых нетипичных представителей жанра. Занятный факт, но, начиная с первого фильма трилогии, хронометраж его картин только рос, достигнув своего максимума именно в «Западе». Такое ощущение, будто самый знаменитый одноклассник Эннио Морриконе только входил во вкус и с каждой картиной наслаждался своей работой все больше и больше. Попробуйте пересказать события первого часа фильма зрителю, не знакомому с этой картиной, и собеседник посмотрит на вас, недоуменно взметнув кверху брови. Зато смотреть (а уж тем более пересматривать) этот час - незабываемое удовольствие. Минимум действия, максимум крупных планов и пейзажей (хотел сказать «Дикого Запада», но он там только по сценарию). Квинтэссенцией этого часа является вступительный эпизод с тремя «встречающими» на вокзале, а особенно сцена с мухой, ползающей по лицу у чересчур ленивого ковбоя. Как она была снята - для меня до сих пор является одной из самых больших загадок кинематографа. Поговаривают, в этой сцене по изначальной задумке должна была сыграть троица из «Хорошего, плохого, злого», что должно было быть приветом себе любимому. Впрочем, не сложилось, да и троица, уверен, не желала столь скоропостижной печальной участи. И хоть три часа экранного действия при желании можно пересказать одним небольшим абзацем, скучно и нудно не становится ни разу. И тому есть несколько причин. Солирует здесь Чарльз Бронсон, герой которого неоднозначен настолько же, насколько героичен и неуязвим. Неоднозначность и легендарность его столь велика, что в свое время всплыла версия о том, что он никто другой, как некий Ангел Смерти в светлом одеянии, встреча с которым не заканчивается ничем хорошим, притом он всегда появляется в нужное время в нужном месте. Сложно подозревать Серджио Леоне в мистических пластах своих картин, но где-то тень сомнения (ввиду участия в написании сюжета Дарио Ардженто) закрадывается. В любом случае, Бронсон просто блистает в своей роли, и понимаешь это лучше всего в самом финале, когда становится ясна сила, им движущая. Другим столпом, на котором держится весь фильм, является Генри Фонда. Ради участия и сверкающего не по-дикозападному голубого взгляда которого Леоне приложил немало усилий, и который ближе к финалу разыграл отличное противостояние с Гармошкой - героем Бронсона. Джейсон Робардс, играющей бандита Шайяна, то и дело источающего настоящую житейскую мудрость, создал очень живой и симпатичный персонаж, к которому, несмотря на его титульную деятельность, вовсе не питаешь плохих чувств. Бандит-весельчак с грустным взглядом - настоящее олицетворение духа этого произведения. И если за возможную мистическую составляющую отвечал Ардженто, то никаких сомнений нет в том, что за «женскую» часть отвечал Бернардо Бертолуччи. В то время, когда вестерн являлся классически мужским жанром, и где даже по сюжету роль женщин сводилась, максимум, к роли прислуги, «Однажды на Диком Западе» представляет собой нетипичный именно в том плане фильм. Ведь женщина здесь не просто одно из действующих лиц, но и ключевой персонаж, объединяющий вокруг себя брутальные мужские характеры. Просто восхитительная роль Клаудии Кардинале, поражающая своей неоднозначностью. Ведь определенно положительной, равно как и отрицательной, характеристики привести невозможно, описывая ее героиню. «Запад» делает, казалось бы, невозможное - с одной стороны поет оду женщине, а с другой - так же жестоко и безоглядно ее растаптывает. И когда, с точки зрения мужчины, все заканчивается благополучно, любая женщина скажет вам, что чуть ли не самую большую свою потерю героиня несет именно в этот как бы счастливый момент. Говорить о фильме и не восхититься музыкой Эннио Морриконе - правило дурного тона. В кинематографе с появлением звука, музыке в фильме всегда отводилось особое место. Так остается и по сей день. Саундтреки бывают хорошие, бывают и не очень, но такое органичное единение картинки, замысла режиссера и актерской игры с музыкальным сопровождением можно пересчитать на пальцах обеих рук. Один из лучших режиссерско-композиторских и просто дружеских дуэтов не дал осечки ни разу, а в этом случае попадание было и вовсе стопроцентное, разбившее яблочко вдребезги. И хоть здесь есть все атрибуты, присущие вестерну, вроде лихих дуэлей, черного юмора, суровых мужских персонажей и интерьеров классических салунов, тонкие моменты картины делают ее очень близкой практически любому зрителю, тем самым, превращая фильм с эпическим названием «Однажды на Диком Западе» в практически эталонный образец жанра. Еще одно свидетельство народной любви - очень стойкое закрепление фильма в первой двадцатке небезызвестного топа на IMDB, а главное -занятое место в зрительских сердцах. (orange3005)

Держать жизнь человека в своих руках, в едва уловимых электрических импульсах мозга к указательному пальцу, застывшему на спусковом крючке револьвера - вот это власть. И много раз эта власть была в моих руках. Вымысел вдохновленного автора рецензии. «Однажды на Диком Западе» (далее просто «ОНДЗ») приурочен к логическому завершению ковбойской тематики Серджио Леоне 60-ых годов (режиссер еще снимет несколько ковбойских фильмов уже в 70-ых) после его знаменитой, в основном итальянской, долларовой трилогии со стилизованным американским идолом Клинтом Иствудом на первых, ведущих ролях. Судя по названию, которое создатель Леоне перенял и в свое, к сожалению, последнее гангстерское полотно «Однажды в Америке», данная картина многообещающе сулит быть эпиком вестерна, как для зрителей, так и, много важнее, для режиссера, киношедевром, киномечтой, киносказкой жанра о временах верного коня, стильной шляпы и не заедающего Кольта. Данное произведение масштабнее в разы «Хорошего, плохого, злого», а и там постановка была всеобъемной: теперь уже не размеры, всеохватываемость сказа играет главную роль в этом плане, а куда более с первого взгляда незначительные детали, которыми пропитано кино. Проверить насыщенность очень легко - достаточно оторвать взгляд от главных героев или феерической панорамы на статистов и их быт - каждый чем-то занят, куда-то мельтешит, чинит дом, разливает воду, ведет закадровую беседу, быстро скачет на лошади. Забудьте слово «стерильность», оно тут не знакомо. Это действительно работа настоящего мастера, возведенная в абсолют: педантичность и идеализированность во всем, начиная с уникума привлекательности этой эпохи здешний мест США и заканчивая поведением каждого человечка. Притом именно из-за этого фильм уже не выглядит как пресловуто клейменная словом «спагетти» вестерн-трилогия того же Леоне, в которой был и юморок, и небольшие несоответствия со временем (вроде того, что в «Хорошем, плохом, злом» не может быть Винчестера, и револьверы времен Гражданской войны не заряжались патронами, т. е. капсульно, а засыпался отдельно порох, и только потом вбивалась маленькая пулька; на некоторых сценах видно, что оружие не заряжено, когда барабан смотрим нам в лицо - в «ОНДЗ» таких ляпов уже нет), о которых их собственный «папа», трепетный относящийся к своим детям, наверняка знал и использовал для подчеркивания возвышенности образца вестерн-пафоса и пика ковбойской крутизны. И еще там был Клинт Иствуд, без которого последние слова предыдущего предложения теряют всякий смысл. Но Клинт в любом бы возрасте, в любом бы вестерне смотрелся… машинально уместно. Думаю, с этим согласятся все. Достаточно глянуть «Непрощенного», между прочим, являющегося также его режиссерской работой. Неизвестно как в одной главной роли оказался Чарльз Бронсон, тоже неплохо промышляющий ковбойским бизнесом в те времена, но не верьте этому злому фокусу - на его месте в «ОНДЗ» просто обязан быть Иствуд. Тот же безымянный стрелок, которому тут придумали кажущуюся подправленной историю и самостоятельное прозвище, иначе бы зрители догадались, что это завуалированный тот самый Клинт. Но Бронсон тоже не сдает позиций, делает уверенные, суровые мины и метко стреляет. Но признайтесь честно: вместо морщин и лица-картошки Бронсона хочется видеть прищур и хищный оскал Иствуда с коричневой сигаретой в зубах (а Клинт, кстати, не курит и никогда не курил в отличие от своих героев). Остальных протагонистов играют Генри Фонда и Джейсон Робардс. Вообще вся троица персонажей (а меньше героев после «Хорошего, плохого, злого» просто нельзя) - обоюдные противоположности, незаметно на первый взгляд дополняющие друг друга. Персонаж Бронсона - неумолимый призрак прошлого в белом одеянии, сохранивший понятия благородства, но полностью отчужденный от мира, Джейсон Робардс - потертый бандит, к которому проникаешься симпатией с самого начала, носитель мудрости и житейских советов, великолепный голубоглазый Генри Фонда - властный, хладнокровный человек во всем черном, ставящий себя в центр мира и с неумолимым нахрапом добивающийся своих целей. Ну и было бы оскорблением не сказать пару слов о находящейся между ними женщине, сыгранной итальянской красоткой Клаудией Кардинале. Дива, как хороша. Это кино, как и всякое эпическое полотно и вообще любой известный фильм Серджио Леоне, громоздко продолжительно, но не дайте себя отпугнуть этим. Тем более хронометраж даже чуть меньше «Хорошего, плохого, злого», в отличие от которого «ОНДЗ» не напичкан таким высоким количеством часто неясных и случайно оборванных незначительных сюжетных линий. Вместо этого тут настоящая пустыня (снимали уже в Америке, а не у испанцев), времена более поздние, прекрасная женщина стоит в эпицентре водоворота и стиль, стиль, стиль. Уже не такой заметно очевидный, сочный, как в «спагетти», но гордо запечатленный на каждом кадре пленки. И опять перфекционная детализированность во всем. Фильм по-настоящему разогревается ко второму часу, и глаза уже прилипают к экрану беспристрастно. Первый, более томный час лишь задает общий тон, проводит ознакомительную лекцию и ставит доброе количество загадок. Где есть Серджио Леоне, там будет и Эннио Морриконе - легендарный композитор, прошедший рука об руку с режиссером все его шедевры. Автор этих строк был весьма приятно удивлен, когда на следующий день в питерском метрополитене после показанного на днях на телевидении «Хорошего, плохо, злого» услышал главную тему этого фильма у двух человек на рингтонах. Теперь на своем мобильнике есть достойный ответ - музыкальная тема Шайена, одного из главных персонажей из «ОНДЗ». «Однажды на Диком Западе» аккумулирует весь предыдущий ковбойский опыт Серджио Леоне и ставит его на недосягаемую возвышенность, притом даже не требуется аперитив из замечательной «долларовой трилогии». Epic Masterpiece. (Flipsy)

comments powered by Disqus