на главную

ЭПОХА НЕВИННОСТИ (1993)
AGE OF INNOCENCE, THE

ЭПОХА НЕВИННОСТИ (1993)
#20285

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Мелодрама
Продолжит.: 133 мин.
Производство: США
Режиссер: Martin Scorsese
Продюсер: Barbara De Fina
Сценарий: Edith Wharton, Jay Cocks, Martin Scorsese
Оператор: Michael Ballhaus
Композитор: Elmer Bernstein
Студия: Cappa Production, Columbia Pictures Corporation
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Daniel Day-Lewis ... Newland Archer
Michelle Pfeiffer ... Ellen Olenska
Winona Ryder ... May Welland
Alexis Smith ... Louisa van der Luyden
Geraldine Chaplin ... Mrs. Welland
Mary Beth Hurt ... Regina Beaufort
Alec McCowen ... Sillerton Jackson
Richard E. Grant ... Larry Lefferts
Miriam Margolyes ... Mrs. Mingott
Robert Sean Leonard ... Ted Archer
Sian Phillips ... Mrs. Archer
Jonathan Pryce ... Riviere
Michael Gough ... Henry van der Luyden
Joanne Woodward ... Narrator (voice)
Stuart Wilson ... Julius Beaufort

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2297 mb
носитель: HDD2
видео: 704x512 XviD 1960 kbps 25 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ЭПОХА НЕВИННОСТИ» (1993)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Эпоха невинности" ("Век невинности"). Живущий в Нью-Йорке состоятельный юрист Ньюленд Арчер помолвлен с Мэй Уэлланд. Он не слишком ее любит, но у людей его круга небольшой выбор привлекательных невест из достойных семей. Однако ситуация меняется, когда из Европы приезжает Эллен, кузина Мэй. Женщина пытается развестись с мужем, польским аристократом, и это делает ее социальным изгоем. Но чем дольше Арчер убеждает Эллен повременить с разводом, тем сильнее он разочаровывается в законах общества, которым привык следовать.

Восхитительная романтическая история показывает великолепие и лицемерие высшего света конца 80-х годов ХIХ века. Ньюленд Арчер - преуспевающий адвокат, в глубине души желающий настоящей страсти в своем обыденном существовании. Помолвка с милой и благовоспитанной Мэй Уэлланд обещает ему благодушную и спокойную жизнь. Но когда кузина Мэй возвращается в Нью-Йорк после публичного скандала, Ньюленд попадает в сети ее тайной власти и невыразимой красоты. Теперь он вынужден сделать выбор между миром, который он знает, и миром, о котором он мог только мечтать. Потрясающее изображение тайной любви и жестоких сожалений, "Эпоха невинности" - непревзойденный шедевр, сотканный из интриг, подозрений, вины и страсти.

Ньюленд Арчер, преуспевающий юрист из Нью-Йорка 1870-х годов, помолвлен с Мэй Велланд, красивой, очаровательной, в высшей степени добродетельной и достойной девушкой. Высший свет Нью-Йорка благосклонно смотрит на этот союз. Однако неожиданно в город прибывает кузина Мэй, графиня Эллен Оленска. Светское общество скандализировано: Эллен хочет развестись со своим мужем, жестоким польским графом, она сбежала от него, она ведет себя слишком свободно. На правах будущего родственника, не желающего скандала, Ньюленд Арчер начинает заниматься делами Эллен. Постепенно он осознает, что влюблен в эту женщину, что ему душно жить по правилам своего круга, что его предстоящий брак с Мэй - возможно, ошибка.

Неожиданный для Мартина Скорсезе фильм, демонстрирующий прекрасное умение снять и классическую, литературную драму - сценарий Джэя Кокса и Мартина Скорсезе по роману Эдит Уортон. Фильм рассказывает о роковой любви Дэй-Льюиса и Пфайффер на фоне нравов и морали высшего общества Нью-Йорка прошлого века. Уайнона Райдер блистательна в роли его невесты и позже жены. (М. Иванов)

Преуспевающий юрист из Нью-Йорка 1870-х годов, помолвлен с Мэй Уэланд, красивой, но не интересной ему светской львицей. Ньюленд задается вопросом о своей будущей жизни после прибытия кузины Мэй, утонченной графини Эллен Оленска. Эллен хочет развестись со своим мужем, жестоким польским графом, что вызвало недовольство ее семьи, опасающейся скандала. Занимаясь делами Эллен и пытаясь отговорить ее от развода, Ньюленд влюбляется в нее и сам разуверяется в обществе, к которому он принадлежит. Он начинает сомневаться в правильности идее о браке с Мэй, которую он не любит. Последует ли он по тому пути, который диктует ему общество, или по тому, который указывает сердце?

Вторая половина XIX столетия. Нью-Йоркский аристократ Ньюланд Арчер (Дэниэл Дэй-Льюис) живет в ожидании брака с юной Мэй Уэлланд (Вайнона Райдер), представительницей знатного рода; ждет этого брака и родня с обеих сторон. Через некоторое время в Нью-Йорк из Европы приезжает кузина Мэй, графиня Оленска (Мишель Пфайффер), сбежавшая от своего мужа-тирана. И вскоре Ньюланд с ужасом понимает, что чем дальше, тем больше его влечет к этой свободолюбивой и своенравной женщине, которая так непохожа на всех окружающих. Фильм в целом походит на роскошно выписанную картину - полотно страстей человеческих, скованных светскими условностями, которые оказываются столь прочны, что порой их ничто не в силах сломить. А на жизненном пути они становятся указателями, верность которых сомнению не подлежит.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1994
Победитель: Лучшие костюмы (Габриэлла Пескуччи).
Номинации: Лучшая женская роль второго плана (Вайнона Райдер), Лучшие декорации (Данте Ферретти, Роберт Дж. Франко), Лучший адаптированный сценарий (Мартин Скорсезе), Лучший оригинальный саундтрек (Элмер Бернстайн).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1994
Победитель: Лучшая женская роль второго плана (Мириам Марголис).
Номинации: Лучшая женская роль второго плана (Вайнона Райдер), Лучшая работа оператора (Михаэль Балльхаус), Лучшая работа художника-постановщика (Данте Ферретти).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1994
Победитель: Лучшая женская роль второго плана (Вайнона Райдер).
Номинации: Лучший режиссер (Мартин Скорсезе), Лучший фильм (драма), Лучшая женская роль (драма) (Мишель Пфайффер).
ВЕНЕЦИАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1993
Победитель: Премия им. Эльвиры Нотари (Мартин Скорсезе, Мишель Пфайффер).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1993
Победитель: Лучший режиссер (Мартин Скорсезе), Лучшая женская роль второго плана (Вайнона Райдер).
БОДИЛ, 1994
Победитель: Лучший американский фильм (Мартин Скорсезе).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 1994
Номинация: Приз за выдающийся режиссерский вклад (Мартин Скорсезе).
ГРЭММИ, 1994
Номинация: Лучшая инструментальная композиция, написанная для художественного фильма (Элмер Бернстайн).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1994
Победитель: Лучшая работа художника-постановщика (Данте Ферретти), Лучшая работа художника по костюмам (Габриэлла Пескуччи).
КАМЕРИМАЖ, 1993
Номинация: Главный приз «Золотая лягушка» (Михаэль Балльхаус).
ВСЕГО 12 НАГРАД И 17 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

В промежутке между лентами "Мыс страха" (первым своим римейком) и "Казино", каждая из которых является экскурсом в криминальную тематику, исследованием которой Скорсезе занимается практически всю свою карьеру, режиссер обратился к совершенно иной, практически новой для себя области - исторической костюмной мелодраме. За основу для постановки был взят широко известный роман «The Age Of Innocence» 1920 года писательницы Эдит Уортон / Edith Wharton, первой из женщин получившей Пулицеровскую премию. Доселе книга экранизировалась дважды (в 1924 и 1934 годах), но Скорсезе подошел к делу с размахом: актеры, занятые в картине, специально обучались светским манерам у лучших в США специалистов по этикету, а от тщательности, с которой реставрировались интерьеры и создавались наряды, свидетельствует полученный художником по костюмам Габриэллой Пескуччи "Оскар".
Мартин Скорсезе посвятил этот фильм памяти своего отца, Чезаре Скорсезе. Это, несомненно, говорит об его особом отношении к этому фильму.
Любопытно, что картина, висящая в гостиной одной из героинь, миссис Минготт, изображает двух индейцев, убивающих молодую женщину. Это картина художника Джона Вандерлина, а случай, послуживший поводом для ее написания, имеет реальную историческую основу: в 1777 году индейцы убили дочь преподобного МакКри, Джейн. Именно с нее Фенимор Купер писал образ Коры, героини своего романа "Последний из могикан" и именно в экранизации этого романа Дэй-Льюис участвовал перед съемками у Скорсезе.
Скорсезе появляется в своей картине (на одно мгновение, в роли фотографа).
Но больший интерес вызывает другое камео: одна из дам, сопровождающая героиню Райдер на балу, - Тамасин Дэй-Льюис, сестра Дэниэла, приехавшая навестить брата и поддавшаяся на уговоры режиссера принять участие в съемках. Тамасин известна как автор серии поваренных книг, более ни в каком фильме она не снималась, но в 1996 году выступила в качестве режиссера ленты "Private Wound".
Нашлось в картине место для участия и родителей Скорсезе - Чарльза и Кэтрин. Отец режиссера скончался в том же году, незадолго до премьеры фильма.
Во время просмотра для журналистов, допремьерного, кто-то углядел у Пфайффер торчащий из кармана освежитель рта... Когда журналисты наехали на Скорсезе, он сказал: "Отстаньте! Графиня идет в ногу со временем".
Бюджет: $ 34 млн.
Премьера: 31 августа 1993 года.
После выхода фильма (готового еще в 1992 году, но отложенного на год из-за решения Мартина перемонтировать отснятый материал), предложения о работе посыпались на Дэниэла Дэй-Льюиса со всех сторон. Отклонив их все (в числе прочих - "Филадельфия", "Список Шиндлера", "Английский пациент"), Дэй-Льюис предпочел сотрудничество с режиссером Джимом Шериданом, у которого он уже снимался в фильме "Моя левая нога", принесшем актеру "Оскара". Новой работой творческого тандема стала драма "Во имя отца", а со Скорсезе Дэниэл вновь встретился спустя 9 лет - на съемочной площадке "Банды Нью-Йорка".
Слоган - «In a world of tradition. In an age of innocence. They dared to break the rules» («В мире традиций. В эпоху невинности. Они осмелились нарушить правила»).

Эстетская историческая мелодрама. Рано признанный киноклассиком Мартин Скорсезе, тем не менее, оставался - вплоть до 2007 года - вечным неудачником оскаровских церемоний. А иногда, как в случае с «Эпохой невинности», ни фильм, ни сам режиссер даже не номинировались на эту премию. Тогда в почетный список попали только итальянский художник-постановщик Данте Феррети, прежде сотрудничавший с Федерико Феллини и Пьером Паоло Пазолини, художник по костюмам Габриэлла Пескуччи (в итоге она одна лишь получила «Оскар»), тоже итальянка, композитор Элмер Бернстин, исполнительница второй женской роли Уинона Райдер, и - на удивление - Джей Кокс и Мартин Скорсезе за адаптацию романа Эдит Уортон, который был написан в 1921 году и дважды экранизировался. Если уж Скорсезе хотел создать американский вариант очень полюбившейся ему картины «Опасные связи» Стивена Фрирза (откуда как раз и была позаимствована Мишель Пфайфер, которая прекрасно исполнила в «Эпохе невинности» роль отверженной аристократки Эллен Оленска, но также почему-то не удостоилась внимания Американской киноакадемии), то он проиграл именно в сценарном замысле, излишне дотошно следуя традициям «семейных хроник из жизни высшего света». Зато более продумана и уместна живописная палитра ленты, в которой, наряду с влиянием художественных полотен старых мастеров, чувствуется прямое воздействие «кинематографической живописи» Лукино Висконти, Макса Офюльса и Мориса Турнера. А ухищрения немецкого оператора Михаэля Балльхауса (вспоминается, прежде всего, его изысканная работа в «Отчаянии» Райнера Вернера Фассбиндера) производят двойственное впечатление. С одной стороны, он вместе с постановщиком удивляет неожиданными ракурсами и сложными движениями камеры, а с другой - использует приемы кашетирования, как в фотографии или в немом кино (не случайно, что сам Мартин Скорсезе появился в крошечной роли фотографа), совсем по-театральному выделяя необходимую мизансцену при помощи света. И редкие мгновения эмоционального сопереживания драме главных героев, которые любят друг друга, но разделены условностями нью-йоркского общества 70-х годов XIX века, все же не могут заполнить сюжетные и художественные пустоты, возникающие на протяжении довольно неспешного действия. (Сергей Кудрявцев)

Это красивая картина о нью-йоркском высшем обществе 70-х годов ХIХ века. Строгие каноны светской жизни диктуют здесь, как нужно общаться, говорить, влюбляться и жениться... Хорошо воспитанный молодой человек (Дэниэл Дэй-Льюис) помолвлен с изысканной юной леди (Вайнона Райдер). Но знакомство с красавицей в исполнении Мишель Пфайфер ("Ведьмы из Иствика", "Опасные связи") вносит смятение не только в его чувства, но и в его мировоззрение... Мишель Пфайфер играет в классическом стиле психологического реализма с эмоциональным и интеллектуальным подтекстом. С тонкими нюансами мимики и жеста. Главного героя привлекает в героине Пфайфер не только ее красота. Он потрясен встречей с женщиной, которая имеет смелость открыто высказывать свои оригинальные суждения... "Век невинности" не слишком характерен для стиля знаменитого американского режиссера Мартина Скорсезе ("Таксист", "Бешеный бык", "Мыс страха"). Но в нем есть свой шарм, и зрители, сдержанно относящиеся к откровенному изображению насилия на экране, свойственному многим работам Скорсезе, несомненно, получат здесь большее удовольствие. (Александр Федоров)

Для поклонников Мартина Скорсезе полной неожиданностью стало обращение режиссера к любовному роману Эдит Уортон, события которого берут свое начало в 1870-ом году. Скорсезе не питал ранее особого интереса ни к любовным романам (за исключением, пожалуй, музыкального ретро «Нью-Йорк, Нью-Йорк»), ни к историческим сюжетам (если не брать в расчет «Последнее искушение Христа», произведение в первую очередь религиозное). The Age Of Innocence он снял в промежутке между «Мысом страха» и «Казино», обращенным к ключевой для него криминально-мафиозной тематике. Картина во всех подробностях живописует историю обреченной любви нью-йоркского аристократа Ньюланда Арчи и прибывшей из Европы графини Эллен Оленской. Сложности, заставлявшие любовников встречаться инкогнито, заключались как в сомнительной репутации еще не успевшей развестись графини, так и в объявленной помолвке самого мистера Арчи с юной и обворожительной невестой Мэй. В одной из серий документального исследования «Прогулки по американскому кино с Мартином Скорсезе» режиссер (и он же ведущий этой программы) признался, что, увидев однажды картину Стэнли Кубрика «Барри Линдон» (1975), долгое время затем находился под ее впечатлением, будучи завороженным магией других ритмов жизни и совсем по-иному формирующихся чувств. По всей видимости, именно это глубоко запавшее в душу открытие и заставило Скорсезе обратиться к нехарактерному для него материалу. Надо признать, что ему удалось наполнить жизнью историю о трагической любви в высшем свете, тем самым выведя ее за рамки пресловутой «костюмной мелодрамы». Неспешность повествования позволяет говорить не о сиюминутности чувств главных героев, а как раз наоборот - об их серьезности и основательности. Это лишний раз подчеркивает аристократизм манер, противопоставляемых бурным страстям, «смешавшим все карты». Хотя в какой-то момент начинает казаться, что убранство комнат, сервировка столов и сборки на платьях интересуют Скорсезе едва ли не больше самой любовной интриги. В тщательности реставрированных интерьеров и изысканности нарядов («Оскар» художнику по костюмам Габриэлле Пескуччи) фильм вполне может конкурировать с лучшими образами в этой области. Но отчасти именно богатая «драпировка» придает истории отстраненное и даже холодноватое звучание. О сути режиссерской задачи лучше всего говорит кадр-метафора, стилизованный под оживший дагерротип (искусно сделанный немецким оператором Михаэлем Болхаусом): по оживленной нью-йоркской улице беспорядочно движутся «аристократы духа», придерживающие шляпы-котелки, готовые вот-вот сорваться из-за сильного ветра. Этот проходная вроде бы сцена меж тем исчерпывающе иллюстрирует авторскую концепцию: никакие капризы погоды не могут заставить служащего отказаться от соответствующей его положению униформы в пользу более свободного внешнего вида. И это вполне согласуется с «правильным» поведением мистера Арчи, так и не сумевшего переступить через условности и нормы поведения, предписанные высшим обществом. (Малоv)

Это трудно себе представить, но в Нью-Йорке было (и, наверное, есть до сих пор) светское общество. Настоящее, по-европейски изысканное и такое же нормированное. Это трудно вообразить, но когда-то по улицам Нью-Йорка ездили кареты - и ни одного автомобиля! Обычно Америка предстает в сознании европейца как набор штампов, и автомобиль в этом наборе - такой же ключевой элемент, как Трафальгарская площадь в «образе» Лондона. А кареты? Почему-то упорно кажется, что, как только с территории будущего Нью-Йорка выгнали индейцев, туда сразу же торжественно въехала пара десятков «Фордов». Но приходится поверить Мартину Скорсезе, который представляет свой любимый город эпицентром салонной жизни Америки 1870-х годов. Точно так же в то время выглядела светский мир Вены, или Берлина, или того же Санкт-Петербурга. И единственной разницей между европейскими столицами и главным городом США в то время была степень обустроенности. Нью-Йорк в 70-е годы прошлого века только начинал обретать черты мегаполиса. Кареты ездили в основном по грунтовым дорогам, которые в распутицу превращались в настоящее месиво. Центральная часть города представляла собой необъятную строительную площадку. Скорсезе воспроизводит некоторые фрагменты роста Нью-Йорка. Например, появление в нем первого небоскреба, который острословы позже назовут «Утюг» - здесь знаменитое здание представлено четырехэтажной новостройкой в лесах. Впрочем, картинки тогдашнего Нью-Йорка представлены исключительно как фон, и Скорсезе с их помощью лишь усугубляет исторический декор своей ленты. Впрочем, надо сказать, детализации эпохи знаменитый режиссер уделяет просто фантастическое внимание, стараясь быть предельно точным в мельчайших деталях, концентрируя внимание зрителя на блюдах, занавесках, машинках для обрезания сигар (моделей которых представлено не менее трех), но тут же вновь переключая нас на главное - историю странной любви Ньюленда Арчера и графини Оленской. Арчер - адвокат и отпрыск одной из богатейших семей Нью-Йорка. Он влюблен в представительницу другой семьи - Мэй Уэлланд. Таким образом, мы получаем Монтекки и Капулетти американского разлива, но с той разницей, что семьи не враждуют, а лишь ведут скрытую борьбу за первенство в столичном обществе, и эта свадьба им нужна как раз для продвижения к великой цели. Ньюланду кажется, что он без ума от Мэй. Но тут появляется европейская аристократка графиня Оленская, которая, впрочем, происходит все из той же нью-йоркской аристократической среды. Постепенно, после нескольких прикосновений и бесед тет-а-тет, Ньюланд понимает, что настоящая любовь - совсем не там, где он думал. И начинаются страдания в духе Шарлотты Бронте или Джейн Остин. В сущности, Скорсезе снял вполне традиционный для себя фильм - если воспринимать «Эпоху невинности» как фильм о Нью-Йорке. По духу же он близок скорее к бесконечным американским, а то и мексикано-бразильским сериалам, в которых переживания героев становятся главным нравственным законом вселенной. Смотреть это довольно скучно, и лишь неоспоримое режиссерское мастерство Скорсезе мешает поддаться искушению выключить телевизор, которое возникает с завидной регулярностью. Такие раздумчивые, монотонные фильмы (английского, правда, производства) любили крутить по ЦТ советские телеруководители. Но, в отличие от создателей тех лент, Скорсезе умеет манипулировать экранным временем и пространством. Его режиссерские приемы постоянно разрывают действие, создают синкопический эффект, который, хотя и звучит приглушенно, но все же придает действию определенную динамику. И, в конце концов, троица исполнителей главных ролей (Дей-Льюис - Пфайффер - Райдер) стоит того, чтобы на нее посмотреть. (Джон Сильвер)

Отношение к этой малоизвестной работе Мартина Скорсезе, как правило, уважительно - снисходительное. Мол, кино, конечно, качественное, но смотреть необязательно. Кроме, как эстетическим свинством такой подход не назовешь. «Эпоха невинности» - дотошная экранизация романа Эдит Уортон, превзошедшая по своей художественной составляющей качественную литературную основу. Уортон для американцев тоже, что для британцев Джейн Остин. Только знаменита она в разы меньше и книги ее более психологичны. Но «Эпохе невинности» никогда не видать лавров «Гордости и предубеждения» в виде оравы сопливых мечтательных барышень. Герои романа Уортон не так чисты и прекрасны духом, чтобы не ошибаться в выборе и получать приз на финише эстафеты жизни. Фактически, речь идет о полемике с благообразным стилем и идейностью Остин. Уортон трезво смотрит на вещи и не прикрывает пороки добродетели «литературщиной» любовного томления, а циничный расчет заботливой рефлексией. Мартин Скорсезе нечасто заглядывает за пределы современности, но еще реже он выходит за черту нью-йоркских кварталов, в которых он вырос и которые воспевает из фильма в фильм. В основном, снимая брутальное мужское кино, режиссер и в этот раз остался верен себе, адаптировав мелодраму для девочек в драму для мальчиков. Несвойственный материал появился на свет, аккурат, между самыми жесткими картинами мэтра («Мысом страха» и «Казино»), став вдохновляющей отдушиной неспешности и очарования. К детальному воссозданию быта нью-йоркской элиты девятнадцатого века Скорсезе подошел, как ученый взирающей на этические метания и ритуальные недоговоренности персонажей классического произведения, словно исследуя дикое африканское племя. Дистанцированность проявлена и в совершенстве операторской картинки, прохладностью тонов, отсылающей к работам Висконти, Ренуара и Офюльса. Сам режиссер исполнил эпизодическую роль фотографа, как бы, подмигивающего за ширмой массивного аппарата волшебного фонаря и фиксирующего черно - белые оттиски уходящей в прошлое невинности, эпоха которой осталась сновидческим фантомом для следующих поколений. Потрясающая костюмная работа Скорсезе не уступает лучшим криминальным шедеврам современной режиссеру эпохе, в которой нет и намека на иллюзию спасительного сожаления об утраченных иллюзиях. Город изменился, но жители «Пяти углов» продолжают решать те же проблемы внутренней этики, что и сто лет назад…как и люди всего мира. Нью-Йорк прошлого для Скорсезе более обобщен и универсален. В нем нет знакомых «грязных улиц», где сходят с ума «таксисты», а закон воплощают «славные парни». Город типичен и прекрасен, как незнакомое, неведомое существовавшее до тебя и остающееся после. Эпоха невинности - это эпоха любви, в которой нет места условности и показным приличиям. Этой эпохи не существовало никогда. Ее написала Эдит Уортон. Ее запечатлел Мартин Скорсезе. (аррмен)

Мне доподлинно неизвестно какие мотивы побудили Скорсезе на экранизацию женского исторического мелодраматического романа, но получившийся кино-продукт несомненно обладает всеми характеристиками качественно поставленного и разыгранного фильма. В общем, я все это к тому, что в руках истинного мастера, коим и явлется Скорсезе, хорошо пекутся не только пирожки с начинкой остросюжетной криминальной драмы! Ну, и общеизветен факт неровного дыхания режиссера в сторону Нью-Йорка. Наверное, это-то и является основной причиной его участия в данном проекте. Итак, о самом фильме. Постановка шикарная. Эпоха Америки (а точнее Нью-Йорка) конца 19-го столетия воссоздана потрясно: с помощью костюмов, декораций, операторских приемов с фокусировкой на предметах интерьера, с одноплановыми обходами гостиных городских особняков, в которых разворачиваются великосветские события, с эпизодической нарочитой подсветкой главных героев. Фильм тягуч, и очень трудно сказать, что перенасыщен волнительными событиями. Но стоит знающему что он смотрит зрителю лишь погрузиться в ту эпоху, со всеми неоднозначными нравами того общества, стоит лишь проникнуться участием к судьбам героев - и все, удовольствие от просмотра гарантировано. События сопровождаются закадровым читаемым женским голосом текстом. Мне сей прием понравился - позволяет полнее проникнуться идеями литературного источника, не оставляет каких-то путей к недопониманию поступков героев. Кстати, о них. В фильме три основных персонажа и сыграли их восхитительная Мишель Пфайффер, утонченная Вайнона Райдер и гениальный Дэниэл Дэй-Льюис. Сыграли замечательно, явив своим участием самый, наверное, большой плюс всей экранизации. Наполненная драматизмом и идущей вопреки всем (почти всем) запретам любовной страсти получилась история. Не шибко динамичная, в чем-то очень и очень грустная, под занавес фильма эпохальная (нашлась работа и для гримеров), но такая душещемящая, визуально совершенная и запоминающаяся. Браво Скорсезе, браво Дэй-Льюис и Пфайффер, подарившие нам одну из самых замечательных костюмированных драм (по крайней мере, на моей памяти). (ugar)

comments powered by Disqus