на главную

ДРУГИЕ (2001)
OTHERS, THE

ДРУГИЕ (2001)
#20298

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер Мистический
Продолжит.: 104 мин.
Производство: США | Испания | Франция | Италия
Режиссер: Alejandro Amenabar
Продюсер: Fernando Bovaira, Jose Luis Cuerda, Sunmin Park
Сценарий: Alejandro Amenabar
Оператор: Javier Aguirresarobe
Композитор: Alejandro Amenabar
Студия: Cruise/Wagner Productions, Las Producciones del Escorpion S.L., Sociedad General de Cine (SOGECINE) S.A.

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - дубляж; 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод; 3-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Nicole Kidman ... Grace Stewart
Fionnula Flanagan ... Mrs. Bertha Mills
Christopher Eccleston ... Charles Stewart
Alakina Mann ... Anne Stewart
James Bentley ... Nicholas Stewart
Eric Sykes ... Mr. Edmund Tuttle
Elaine Cassidy ... Lydia
Renee Asherson ... Old Lady
Gordon Reid ... Assistant
Keith Allen ... Mr. Marlish
Michelle Fairley ... Mrs. Marlish
Alexander Vince ... Victor Marlish
Ricardo Lopez ... Second Assistant
Aldo Grilo ... Gardener

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4145 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x720 AVC (MKV) 4278 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ДРУГИЕ» (2001)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

1945 год. Мать-одиночка Грэйс переезжает с двумя детьми в большой старинный особняк. У ее детей редкая болезнь - они не переносят яркого света, из-за чего все окна в доме должны быть постоянно зашторены. При тусклом свете ламп Грэйс учит своих детей доброте, вере и смирению, но их покой прерывают нежданные гости - в доме очевидно есть какие-то посторонние люди. Даже не люди, а кто-то бестелесный и постоянно ускользающий...

Остров Джерси. Вторая мировая война закончилась, но муж Грейс не вернулся с фронта. В уединенном викторианском особняке она одна воспитывает детей в духе собственных строгих религиозных принципов. Ее дочь и сын страдают странным заболеванием: они не выносят прямого дневного света. Когда в доме появляются трое новых слуг, они должны выучить жизненно важное правило: все комнаты всегда должен быть в полумраке, нельзя открывать дверь, пока не заперта предыдущая. Строгому порядку, установленному Грейс, будет брошен вызов. Грейс, дети и те, кто их окружает, сделают решающий, роковой шаг.

В особняке на одном из островов у побережья Англии, в доме, где ни одна дверь не должна быть открыта, пока не заперта предыдущая, красавица Грейс с детьми дожидается окончания Второй Мировой Войны. Войны, с которой вернется ее муж. Дети больны, солнечный свет вызывает у них аллергию, и дом прячется в полумраке за тяжелыми портьерами. Они будут там жить одни по гнетущим, странным правилам, пока Грейс не наймет слуг, чье прибытие нарушит устоявшиеся правила и приведет к неожиданным и жутким последствиям...

Красавица Грейс увозит своих больных детей в особняк на одном из островов у побережья Англии, чтобы дождаться окончания Второй мировой войны. Войны, с которой вернется ее муж. Ее дочь и сын страдают странным заболеванием: они не выносят прямого дневного света. Когда в доме появляются трое новых слуг, они должны выучить жизненно важное правило: все комнаты всегда должны быть в полумраке, нельзя открывать дверь, пока не заперта предыдущая. Строгому порядку, установленному Грейс, будет брошен вызов. Грейс, дети и те, кто их окружает, сделают решающий, роковой шаг.

1945 год. Грейс, молодая мать двоих детей, живет в старом уединенном особняке на Нормандских островах, ожидая возвращения мужа с войны. Все ее волнения связаны с редкостным недугом маленького Николаса и его сестры Энн, которым нельзя находиться на ярком свету. Но ее тревоги еще более усиливаются, когда Энн признается матери, что видит призраков. Вскоре в мрачном имении, освещенном лишь тусклым светом керосиновых ламп, появляются трое тихих слуг, которые пытаются наладить запущенное домашнее хозяйство. Несмотря на то, что рассудительная домработница мисс Миллс пытается убедить свою хозяйку задуматься над словами дочери, набожная Грэйс отказывается верить в то, что иногда мир мертвых может вторгаться в мир живых. Однако события ближайших дней убеждают ее в том, что в доме кроме них обитает кто-то еще, невидимый и страшный... Мистический триллер талантливого испанского режиссера Алехандро Аменабара справедливо назван критиками одним из самых страшных фильмов последних лет.

Идет вторая мировая война. Главная героиня ленты Грейс (Николь Кидман) отправляется на отдаленный остров, где она будет жить в поместье, построенном в викторианском стиле. Но наша героиня едет не для приятного времяпровождения. Она должна позаботиться о своих больных детях, Энн и Николас (Алакина Манн и Джеймс Бентли), страдающих редкой болезнью: они не могут выносить солнечного света и живут в темноте. Слуги покинули свою хозяйку. Только три человека согласились ей помогать: экономка миссис Миллз (Фионнула Флэнаган), престарелый садовник мистер Татл (Эрик Сайкс) и молодая немая Лидия (Элейн Кэссиди). Ключи от всех 50 дверей Грейс держит у себя. Ее главное требование - чтобы дверь, ведущая в комнату, была закрыта прежде, чем откроется дверь, выходящая из комнаты. Муж Грейс Чарлз (Кристофер Экклстон) не вернулся с войны и она даже рада такой изоляции от внешнего мира, это как раз соответствует ее душевному состоянию. Однако вскоре Грейс обнаруживает, что она не совсем одинока, что-то странное происходит в доме: двери открываются и закрываются сами по себе, слышны голоса каких-то детей. А потом начинает происходить и вовсе какая-то чертовщина. В общем, все как и положено в доме, населенном духами. В один из моментов Грейс чертовски надоедает слоняться в закрытом пространстве, в ожидании неизвестно чего, и тогда она отправляется в лес, населенный лягушками, где ее приветствует давно потерянный муж.

Джерси, Норманнские острова, 1945 год. В поместье, из которого внезапно исчезли все слуги, приезжают новые по объявлению. Это Берта Миллс, немая служанка Лидия и садовник Эдмунд Татл. Кидмэн сразу же предупреждает прислугу, что ни одна дверь в доме не может быть открыта, пока не заперта предыдущая. Имеется 15 разных ключей ко всем 50 дверям. Она также запрещает детям дотрагиваться до пианино. Тишина ценится здесь больше всего. Здесь нет радио и всего того, что производит шум. Электричества тоже нет. Немцы все время отключали его, так что все привыкли к темноте. Хозяйка зажигает керосиновую лампу и ведет слуг осматривать дом. В одной из комнат Кидмэн будит мальчика Николоса и девочку Энн. Она объясняет это тем, что у детей сильная аллергия на свет. Они могут покрыться сыпью, пузырями и умереть. За завтраком Энн говорит, что мама сошла с ума. Выясняется, что слуги уже работали в этом доме много лет назад и знают дом как свои пять пальцев. Девочка Энн говорит, что к ней в комнату зашел мальчик Виктор, когда мать прибежала на плач. Виктор, которого никто, кроме Энн, не видит, живет, по ее словам, в этом доме, но он не привидение и хочет уйти. Сестра пугает брата и дурачит мать? Нет, в доме происходят странные вещи. Слышно, как наверху кто-то передвигает что-то тяжелое, но там никого нет. Надо сказать, что муж Кидмэн еще не вернулся с войны, и от него нет вестей уже два года, и есть причины предполагать, что это она сошла с ума. С другой стороны Энн, возможно, ведет жестокую игру. А, может быть, это мистика, что-то сверхъестественное. Кидмэн, взяв ружье, открыла все шторы и обыскала с прислугой весь дом, но никого не нашли. Кидмэн находит книгу мертых, в которой наклеены фотографии мертвых людей, даже групповые. Так поступали некоторые, надеясь, что дух любимых сохранится в фотографиях. Ей самой уже слышится игра на фортепьяно, но стоило ей взяться за ручку двери, как игра прекратилась. Саспенс нарастает, а развязка будет самой неожиданной. Лучший подарок для любителей мистических триллеров. Атмосферическая, жуткая лента заставит Вас и пугаться и эмоционально сопереживать персонажам. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2002
Номинация: Лучшая женская роль (драма) (Николь Кидман).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2002
Номинации: Лучшая женская роль (Николь Кидман), Лучший оригинальный сценарий (Алехандро Аменабар).
ГОЙЯ, 2002
Победитель: Лучший фильм, Лучший режиссер (Алехандро Аменабар), Лучший оригинальный сценарий (Алехандро Аменабар), Лучшая работа оператора (Хавьер Агирресаробе), Лучший монтаж (Начо Руис Капилас), Лучшая работа художника-постановщика (Бенджамин Фернандез), Лучшее руководство производством (Мигель Анхель Гонзалез, Эмильяно Отегуи), Лучший звук (Ricardo Steinberg, Tim Cavagin, Alfonso Raposo, Daniel Goldstein).
Номинации: Лучший актер-дебютант (Джеймс Бентли), Лучшая женская роль (Николь Кидман), Лучшая актриса-дюбютант (Алакина Манн), Лучший оригинальный саундтрек (Алехандро Аменабар), Лучшая работа художника по костюмам (Соня Гранде), Лучшие спецэффекты (Derek Langley, Pedro Moreno, Felix Berges, Rafa Solorzano), Лучший грим / прически (Ana Lopez Puigcerver, Belen Lopez Puigcerver, Teresa Rabal).
АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 2002
Победитель: Лучшая актриса (Николь Кидман), Лучшая актриса второго плана (Фионнула Флэнаган), Лучший фильм ужасов.
Номинации: Лучший молодой актер / актриса (Алакина Манн), Лучший режиссер (Алехандро Аменабар), Лучший сценарий (Алехандро Аменабар).
ВЕНЕЦИАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2001
Номинация: Золотой лев (Алехандро Аменабар).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2001
Номинация: Лучший фильм (Фернандо Бовайра, Хосе Луис Куэрда, Сунмин Пак).
ВСЕГО 23 НАГРАДЫ И 37 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Режиссировать фильм Алехандро Аменабар специально был приглашен актером и продюсером Томом Крузом.
Алехандро Аменабар написал сценарий на испанском языке, а затем перевел его на английский.
Некоторые критики относят фильм к готическому фильму ужасов, снятого в традиционном ключе фильмов о домах с привидениями. Однако стройной логики сюжетного повествования как такового в фильме нет. Режиссер фильма Алехандро Аменабар создал оригинальную идею о том, что не только живые люди могут испытывать страх перед призраками, но и призраки страшатся присутствия живых людей.
Кидман просила Аменабара и братьев Вайнштейн найти другую актрису на роль Грейс, так как после работы над ярким «Мулен Руж!» ей было трудно приступить к съемкам столь мрачной картины.
Съемки фильма проходили в период с 30 сентября 2000 по 5 декабря 2000 года в окрестностях Мадрида. Кроме того частично съемки проходили на Лонг-Айленде в Нью-Йорке и особняке Palacio De Los Hornillos в городе Сантандер на севере Испании, который использовали в качестве экстерьера особняка Грейс.
Фильм начинается со слов Николь Кидман, чей голос доносится из-за кадра: «Устроились удобно? Тогда я начну...» («...are you sitting comfortably? Then I'll begin.»). Этими же словами начиналась британская радио-передача BBC «Listen With Mother», выходившая в эфир с 1950 по 1982 год.
У режиссера картины Алехандро Аменабара очень любопытное камео - его можно увидеть на одной из фотографий в «книге мертвых».
Также в фотосессии «покойников» присутствует Матео Жиль Родригес, сценарист предыдущей ленты Аменабара «Открой глаза».
Призрачное изображение позади Грейс в одной из сцен на самом деле портрет Эдуардо Норьеги. Причем это часть картины 1855 года «The Wounded Cavalier» английского художника Уильяма Шекспира Бертона.
Алакина Манн и Джеймс Бэнтли получили свои роли после длительного кастинга, который прошли более 5 тысяч детей.
Болезнь, которой страдают дети, действительно существует, хотя она очень редкая - лишь около тысячи людей в мире болеют ею. Ее название «ксеродерма».
В одной из сцен фильма Николь Кидман напевала песню 1934 года «I Only Have Eyes For You», написанную Гарри Уорреном и Элом Дубином. Кроме того прозвучало классическое музыкальное произведение «Vals Opus 69 No.1 (Op. Posth.)», написанное Фредериком Шопеном в исполнении Жан-Марка Луисада.
Музыку к фильму написал режиссер и сценарист картины, Алехандро Аменабар. Диск поступил в продажу 7 августа 2001 года и был выпущен лэйблом Sony. Исполнитель - London Session Orchestra. Саундтрек: 1. The Others; 2. Wakey Wakey; 3. Old Times; 4. They Are Everywhere; 5. Reunion; 6. Changes; 7. I Do Believe It; 8. Charles; 9. Communion Dress; 10. No Curtains; 11. Give Me The Keys!; 12. The Attic; 13. Sheets And Chains; 14. A Good Mother; 15. End Credits.
Студия дубляжа: «Невафильм» (2001). Режиссер дубляжа: Людмила Демьяненко. Роли дублировали: Анжелика Неволина (Грэйс Стюарт); Елена Терновая (Берта Миллс); Станислав Концевич (Чарльз Стюарт); Елизавета Захарьева (Энн Стюарт); Анатолий Азо (Эдмунд Таттл); Алексей Гурьев (Марлиш).
Официальный сайт фильма (рус.) - http://theothers.film.ru/.
Фильм стал последним совместным проектом Круза и Кидман в неделю выхода фильма в прокат их бракоразводный процесс был официально закончен.
Премьера: 2 августа 2001, 27 декабря 2001 (Россия).
В США фильм собрал $96 522 687, в остальном мире $113 424 350, что в общей сложности составило $209 947 037.
Фильм стал самым кассовым в Испании за всю историю проката.
Фильм стал первой испанской картиной, номинировавшейся на «Премию Гойя», в которой все диалоги произносятся на английском.
Версия начала фильма, показываемого в американских кинотеатрах, немного длиннее, чем версия, попавшая на DVD. По словам создателей, фильм был незначительно урезан, так как многое в начале намекало на сюжет развязки картины.
Слоганы: «Sooner or later she'll see them, then everything will be different.» («Рано или поздно она увидит Их... И тогда все изменится.»); «Sooner Or Later They Will Find You.» («Рано или поздно, Они найдут тебя...»); «No door is to be opened before the previous one is closed!» («Ни одна дверь не может быть открыта, пока не закрыта предыдущая!»); «How do you keep them out, when they've already invited themselves in?» («Как Вы прогоните тех, кто уже здесь?»); «Do you believe in ghosts? She didn't...» («Вы верите в призраков? Она тоже не верила...»); «Close Every Door, Turn Off Every Light, And Look For The Others...» («Запри все двери! Выключи повсюду свет! И ищи Других...»).
Фильм «Очень страшное кино 3» пародирует несколько сцен из этой картины.
Австралийская музыкальная группа Elora Danan написала песню о фильме и назвала ее «Thank God For Their Growth In Faith And Love» - такая надпись видна на доске в последней сцене фильма. Песня вошла в дебютный альбом «We All Have Secrets».
Группа «Venetian Snares» использовала сэмпл из фильма в песне «Children's Limbo», вошедшей в альбом «Find Candace».
Алехандро Фернандо Аменабар Кантос (исп. Alejandro Fernando Amenabar Cantos) - испанский кинорежиссер, сценарист, композитор и актер. Родился 31 марта 1972 года (Сантьяго, Чили). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Алехандро_Аменабар.

Мистический триллер. Точнее, это «готический фильм ужасов», снятый в традиции литературных и кинематографических произведений о призраках, которые преследуют обитателей каких-либо старинных особняков. Новшество заключается только в том, что до самого конца можно лишь гадать, кто же принадлежит к миру живых, а кто - к миру мертвых. И хотя порой по-настоящему страшно, финал заставляет убедиться, что стройной логики в повествовании нет, в отличие, например, от другой мистической картины с сюрпризом - «Шестое чувство» М. Найта Шьямалана. «Другие» - это уже третья по счету работа молодого испанского режиссера Алехандро Аменабара (вообще-то он является выходцем из Чили), снятая им в 29-летнем возрасте. Причем Аменабар был специально приглашен для постановки в США актером Томом Крузом, который в данном случае выступил только в качестве одного из продюсеров. И данная лента тоже касается темы контакта с потусторонней реальностью, но все-таки разочаровывает именно тогда, когда, казалось бы, выходит на абсолютно оригинальную идею. Не раскрывая тайны сюжета, можно сказать лишь о том, что Алехандро Аменабар додумался до невероятного предположения: не только живые боятся мертвых, но и ушедшие в мир иной, по разным причинам не нашедшие успокоения, могут испытывать неподдельный страх перед «другими», кого они воспринимают как раз в качестве посланцев из чуждых пределов. То есть ситуация ставится с ног на голову - и нас, зрителей, так же охватывает леденящий ужас, когда мы видим живых, но сопереживаем-то в этот момент именно умершим! Однако сам режиссер будто устрашился зайти слишком далеко и действительно поведать всю историю с точки зрения призраков, вызванных на спиритический сеанс. Разумеется, можно допустить, что и мертвые не всегда догадываются о том, что уже покинули земное бытие, по привычке продолжая причислять себя к сонму особ из плоти и крови. Но вряд ли они станут преувеличенно бояться друг друга и вести себя настолько различно, что кто-то из них будет казаться вполне живым, а кто-то - довольно мертвенно выглядящим. Уже по яркому дебюту «Курсовая» (1996) нетрудно было убедиться, что Аменабар умеет нагнетать напряжение и проникать в такие пугающие сферы человеческой психики, что одни лишь помыслы и намерения героев представляются куда ужаснее, нежели на самом деле вершащиеся жестокие убийства. Вот и в «Других» незнание всех обстоятельств и мотивов происходящего страшит до тех пор, пока это дотошно не разъясняется в финале, из-за чего почему-то чувствуешь себя обманутым и подставленным. И если после просмотра «Шестого чувства» у многих зрителей возникало желание чуть ли не сразу же кинуться повторно в кинотеатр, чтобы заново увидеть изложенное в совершенно ином свете, то после «Других», напротив, жалеешь об узнанном. Лучше бы вообще оставаться в неведении, подобно героине Николь Кидман и ее двум детям, живущим в 1945 году на одном из Нормандских островов. (Сергей Кудрявцев)

В литературе подобные произведения относятся к жанру 'готического романа'. Его характерные черты: рваный ритм, чередующий сцены обманчивого, либо настороженного спокойствия со сценами бурного развития событий, место действия - замок, либо дом на отшибе, персонажи - чаще всего молодые бесстрашные женщины или дети, и, разумеется, привидения. Все это находим мы и в испано-французской ленте 'Другие'. Фильм мастерский, великолепно снятый в темно-коричневой и черно-красной палитре поздних лент И. Бергмана, в меру цитатный (цитируются, в частности, классические 'Скромное обаяние буржуазии' Л. Бюнюэля, 'Амаркорд' Ф. Феллини, 'Сны' А. Куросавы и, конечно, предшествующие образцы жанра), идеально вписывающийся в рамки 'готического' канона и в то же время несущий совершенно неожиданную, из жанра несколько выбивающуюся, но картине придающую особый шарм, развязку. Итак, 1945 год, остров Джерси, замок, все окна которого плотно задрапированы. Обитатели замка - средних лет женщина (Николь Кидман) и двое ее детей, страдающих тяжелой аллергией на солнечный свет. Днем и ночью в доме горят свечи, девочка и ее младший братишка читают Библию, терзаясь вопросами потустороннего бытия. Однажды к воротам поместья подходят трое крестьян и нанимаются к хозяйке в услужение. Со временем открывается их давняя причастность к этому дому, параллельно обнаруживается и присутствие в замке 'других' - призраков его бывших обитателей, чьими слугами и были те трое, что служат теперь матери больных детей. Дети, собственно, и открывают присутствие посторонних. Когда же в замок приходит их отец - солдат-зомби, давно считающийся погибшим, радостная встреча, пожалуй, впервые вызывает у зрителя неотчетливые, но и невеселые предчувствия. К финалу предчувствия сбываются, но тем не менее исход представляется все-таки неожиданным: белое и черное меняются местами, те, кого герои и зрители считали привидениями, оказываются людьми, те же, кому зритель сочувствовал (и даже те, кого подозревал), сами вместе с нами постигают истинную свою ипостась. А ведь предупреждало нас, недогадливых, название ленты!.. Отличный жанровый фильм для зрителей с крепкими нервами. (Виктор Распопин)

1945 год. Старинное поместье на небольшом островке в Англии. Здесь живет вместе с двумя детьми женщина лет 35-ти. Ее муж и отец ее детей все никак не вернется с войны, хотя она уже закончилась. Дети страдают редкой формой аллергии - не переносят дневного света. Мать, как ненормальная, озабочена их здоровьем. Все шторы в доме постоянно опущены, а двери всегда запираются на ключ, чтобы, не дай Бог, их не открыл сквозняк и свет не прокрался в комнаты. В состоянии полумрака они живут уже много лет. Только от одного этого можно сойти с ума. И вот однажды дом внезапно покидают все слуги - уходят ночью и не возвращаются. Но по истечении недели так же внезапно приходят трое новых, причем без приглашения. С некоторых пор старшая дочка начинает видеть призраков и уверяет мать, что общается с какими-то людьми, которые якобы живут в их доме. Мать ей не верит. Она крайне набожна и заставляет детей учить Библию. Но скоро и она начинает ощущать присутствие в доме посторонних. Мать пытается их выследить, но вместо людей находит «книгу мертвых» - альбом с фотографиями, на которых в позах живых запечатлены мертвецы. Когда-то в местных окрестностях бушевала эпидемия туберкулеза, и много людей умерло. Перед захоронением покойников фотографировали в надежде вернуть их души из небытия. В силу своей противоестественности снимки получились жуткие. Постепенно всю округу окутывает беспросветный туман, из которого, как из небытия, появляется супруг, но ведет он себя как-то странно… Так начинается путешествие в беспокоящее пространство - за пределы человеческого опыта. Напряжение нарастает от кадра к кадру, а вместе с ним и парализующий (уже не только конечности) ужас. С экрана буквально исходит чистый и, что самое страшное, непрекращающийся саспенс. Он почти осязаем: растекается, струится из всех щелей, проникает в пространство, но при этом остается невидимым, как и те, кого герои и все мы боимся, как проказы. С какого-то момента это начинает напоминать паранойю, кошмар, который никак не закончится. Еще немного, и может случиться помутнение рассудка. Не сразу замечаешь, что боишься уже просто дышать и бессознательно ищешь место, куда бы спрятаться. Фильм «грузит по полной программе»: сбивает всю спесь и снобизм пресыщенности, обращает в неофита, у которого нет за плечами ни опыта жизни, ни опыта кино - тысяч уже виденных фильмов. Просмотр «Других» - это акт инициации. Он проходит болезненно, но в итоге становишься посвященным. Со своим третьим фильмом испанец Аменабар стал классиком, без оговорок. Две первые его работы - «Тезис» (1995) и «Открой глаза» (1997) - на фоне «Других» остаются хоть и любопытными, но все же ученическими опытами. После «Других» «Ребекка» Хичкока выглядит доброй старушкой, «Ребенок Розмари» Поланского - почти наивной оккультной страшилкой, «Сияние» Кубрика - умозрительным и холодным маньеризмом. Поэтому перед тем как начать смотреть, спросите себя в последний раз: готовы ли вы полтора часа бояться, бояться и еще больше бояться? (Малоv)

Завершается (или уже завершилась) вторая мировая война. Главная героиня ленты Грейс живет на одном из Нормандских островов - скудного на растительность и пейзажи архипелага, входящего в состав Великобритании, но почему-то приткнувшегося к берегам Франции. Она занимает поместье, построенное в викторианском стиле. Грейс вынуждена заботиться о своих больных детях, Энн и Николасе, страдающих редкой болезнью: они не могут выносить солнечного света и живут в темноте. Слуги покинули свою хозяйку, не в силах вынести реалий того уклада, который она создала. Только три человека согласились ей помогать: экономка миссис Миллз, престарелый садовник мистер Татл и молодая немая Лидия. Ключи от всех 50 дверей Грейс держит у себя. Ее главное требование - чтобы дверь, ведущая в комнату, была закрыта прежде, чем откроется дверь, выходящая из комнаты. Муж Грейс Чарлз не вернулся с войны и она даже рада такой изоляции от внешнего мира, это как раз соответствует ее душевному состоянию. Однако вскоре Грейс обнаруживает, что она не совсем одинока, что-то странное происходит в доме: двери открываются и закрываются сами по себе, слышны голоса каких-то детей. А потом начинает происходить и вовсе сплошная чертовщина. Впрочем, в концовке чертовщина оказывается самой что ни на есть реальностью. А то, что представлялось сугубо материальным, рассыпается в прах. Больше сказать невозможно, иначе прослыву "спойлером", но теперь вы предупреждены и приблизительно знаете, с чем вам придется иметь дело. Впрочем, не надейтесь, что из моих слов вы сможете вывести разгадку сюжета фильма. Все, что происходит, мотивировано настолько несуразно, что угадать суть происходящего невозможно. "Другие" - первый фильм Аменабара в моей практике. Говорят, что раньше он снимал лучше. Со временем я обязательно посмотрю и "Открой глаза", и "Снафф", и прочее (не припомню остальных произведений мастера), но должен сказать, что начало у меня получилось вполне даже впечатляющее. "Другие" - это исключительное кино. Не в том смысле, что гениальное или выдающееся. Оно ни на что не похоже. Сделанное в четких жанровых рамках (психологический "потусторонний" триллер), оно на самом деле только тем и занимается, что эти рамки ломает. Не подумайте только, что Аменабар сделал какую-то революцию в мировом кино. Я думаю, что у него и в мыслях такого не было. Просто, похоже, внутренний мир этого человека настолько богат, что он может делать уникальными даже шаблоны. М.Найт Шьямалан, скажем, снял вполне "потусторонний" триллер "Шестое чувство". Но дает ли нам основания считать Аменабара творческим продолжателем Шьямалана? Да упаси нас Бог! С другой стороны, и загадочного индуса не назовешь последышем изощренного испанца. Ведь, как ни крути, хронологически "Шестое чувство" поспело раньше! Так что будем считать, что в споре двух инородцев Голливуда счет - 1:1. Хотя нет! Какой там черт! Никакой ничьей! С учетом художественных достоинств, Аменабару присуждается победа 1,5:1. За артистизм, так сказать. Шьямалан бесподобно создает загадку. Аменабар это тоже делает безупречно. Но он еще и оформляет ее мастерски! Мир, который создает в своем особняке Грейс, с вечно сумеречными комнатами, с дрожащим светом керосиновой лампы, с колеблющимися тенями, с тяжелой материей плотных занавесей, с вечным чтением Библии, позволяет режиссеру вволю поглумиться над нашей любовью к прекрасному. Он создает безупречный готический стиль, в котором нет ни одной фальшивой ноты, а то, что выпадает из обстановки (например, красный рояль), ее, обстановку, только подчеркивает. Мир, созданный Грейс (ну, Аменабаром, то есть), совершенен в своей готической мрачности - и потому восхитителен. Но погружаться в него почти физически тяжело. Когда Грейс (к слову, блестяще сыгранная Кидман!) перелистывает альбом с фотографиями мертвецов, испытываешь… Нет, не хочу это описывать. Переживите это сами. Ужас, летящий на крыльях ночи - вот что такое "Другие". Этот кошмар вас так просто не отпустит. Будьте готовы к испытанию, дамы и господа! (Джон Сильвер)

1945 год, Англия. Одинокая мать по имени Грэйс (Кидман) переезжает с двумя детьми в большой старинный особняк. У ее детей редкая болезнь - они не переносят яркого света, из-за чего все окна в доме должны быть постоянно зашторены. Под тусклым светом ламп Грэйс учит своих детей доброте, вере и смирению, но их покой прерывают нежданные гости - в доме очевидно есть какие-то посторонние люди. Или, скорее, не люди, а кто-то бестелесный и постоянно ускользающий… Мода на сверхъестественное неожиданным всплеском прорвалась на большие экраны в конце 90-х, когда почти одновременно два мистических триллера - «Шестое чувство» и «Что скрывает ложь» - буквально опустошили карманы заждавшихся качественных страшилок зрителей: возрождение жанра, дань традициям, постмодерновое переосмысление темы - называйте, как хотите. Неожиданная концовка «Шестого чувства» стала притчей во языцех, и, в то время, как вышеупомянутая картина до сих пор является предметом горячих споров относительно ее художественной ценности, ее внезапно появившийся конкурент «Другие», скорее всего, расставит все точки над i. Блистательный, замечательный, великолепный мистический триллер-драма - только так, пожалуй, можно кратко охарактеризовать «Других». В то время, как сравнения с «Шестым чувством» будут возникать всенепременно, крайне сомнительно, что хоть кто-либо сделает выбор в пользу последнего (если только этот кто-то не является фанатичным поклонником лысеющей шевелюры Брюса Уиллиса). В «Других» есть все то, что в свое время обеспечило бешеную популярность «Шестому чувству», только на этот раз зрителя не запирают в четырех стенах пафосно многозначительного общения психиатора и ребенка, а выпускают на поля более просторные. «Другие» с первых же кадров внушают какое-то безопасное чувство по-настоящему профессиональной работы. Испанец Алехандро Аменабар, замеченный широкими массами после замечательной картины «Открой глаза» (ремейк которого уже снимают в Голливуде), блестяще управляется со светом и тьмой, с легкостью выплетая из них атмосферу тайны, похожей на какой-то вязкий утренний сон, необъяснимо реальный, но при этом остающийся за гранью понимания. Картина, выстраиваемая постановщиком, уникальна уже тем, что она как бы меняет героев и их кошмары местами: жмущиеся по темным углам герои привыкли к полумраку, и яркий дневной свет, всегда остававшийся самым верным убежищем от порождений ночи, в данном случае представляет еще большую угрозу для жителей дома. Картина с очень большой неохотой пользуется избитыми штампами подобного кино. Посторонние шорохи, скрипы и неожиданно открывающиеся двери, конечно, здесь присутствуют, но это не цель, которой пытается добиться Аменабар - он хочет показать зрителю, что будет чувствовать обычный человек в подобной ситуации. Мать, отчаянно пытающаяся удержать детей возле себя и патологически ревностно защищающая их, не очень похожа на расхожие образы героинь мистических ужастиков хотя бы своей обыденностью, и Николь Кидман замечательно справляется с этой ролью, сочетая в своей героине уязвимость одинокой женщины, которой приходится рассчитывать только на себя, и ярость львицы, защищающей свое потомство. За нее хочется переживать, ей хочется сочувствовать, но прежде всего ее притягательность обусловлена той вдохновенностью, с которой играет роль Кидман. К сожалению, создав превосходный сосуд для потаенных страхов и ночных кошмаров, Аменабар не всегда может заполнить его до краев своими личными внутренними демонами, из-за чего в первой половине иногда посещает ощущение, что больше внимания отводится не самой картине, а завитушкам в ее позолоченной раме. В любом случае, в атмосфере фильма достаточно предрассветного тумана, запаха ночной росы и первобытного страха перед чем-то неизведанным, чтобы не отпускать своего зрителя ни на секунду. И концовка… Но о ней - ни слова, чтобы не испортить вам первое, собственное впечатление от одного из самых загадочных и магических фильмов этого года. (Akira)

В этом доме нельзя открыть новую дверь, не заперев старую. Все окна должны быть наглухо задернуты шторами. Тут живут дети, которые боятся дневного света. Но солнце - не самое страшное, что им угрожает. В этом доме, где скрипят половицы, шуршат портьеры и в запертой комнате играет рояль, поселились невидимые чужие, и они не хотят делить дом ни с кем. И еще слуги зачем-то заваливают прелой листвой надгробия в парке. Этот фильм - лучшее, что я видел за последнее время. Ничто в идее голливудского дебюта Алехандро Аменабара («8 мм», »Открой глаза»), спродюсированного Томом Крузом для тогда еще своей жены Николь Кидман, не предвещало столь мощного прорыва. Зная, что, приехав в Америку, не надо пытаться быть вторым Спилбергом, а стоит попытаться стать вторым Хичкоком, Аменабар сделал фильм о привидениях, в котором ничего не показано, но ужас скапливается в темных краях кадра, готовый в любую минуту накинуться на людей. Занавески, задернутые секунду назад, загадочные очертания под покрывалом, вкрадчивое скольжение камеры по натертому паркету гулких залов, таинственные взгляды всезнающих слуг, дети со сверляще-светящимися глазами - то же самое, что и голоса, посещавшие Розмари, ждавшую своего дьявольского ребенка. То же, что и улыбка Джека Николсона над пишущей машинкой в безлюдном отеле. Конечно, это гораздо страшнее, чем размалеванная харя дьявола и все спецэффекты вместе взятые. Меня лично мурашки не покидали еще долго после просмотра, и первое, за что я благодарен Аменабару, это то, что он снял по-настоящему страшный фильм. Но как у всякого страшного фильма, чьи мурашки рождаются из ожидания, у этого на уме есть кое-что еще - кроме привидений. Тут в игру вступает роскошная Николь Кидман, ответственная за все, что не есть привидения. Роль теряющей или уже потерявшей рассудок матери, пытающейся защитить своих детей от вторжения, утверждает ее как лучшую англоязычную актрису современности. Аменабар снимает ее трепетно, затаив дыхание, словно боясь спугнуть, теплым ярким пятном на матовом темно-коричневом фоне. Она бесстрашно и сосредоточенно, заставляя нас пережить ее ужас как свой, слой за слоем снимает с себя все защиты. Вместе с ними на пол ложатся совсем другие истории - не о привидениях, а о самообмане, о манипуляции, о непоправимых ошибках и упущенных шансах, о бессилии, которое охватывает, когда родные кажутся такими чужими, и об ужасе, который испытываешь, теряя контроль над собственной жизнью. И еще о том, что все мы для кого-то - другие, и это до отчаяния страшно - быть другим. (Михаил Брашинский)

Боюсь разочаровать постоянных читателей этого раздела, но данная рецензия не раскроет вам сюжет фильма. Раскрыть его - это значит лишить уважаемую публику того чувства неожиданности, которое постоянно присутствует во время просмотра этого фильма. Молодой режиссер Alejandro Amenabar взялся за один из самых опасных жанров кинематографа - фильмы ужасов. Снимите плохой боевик, и кому-то он обязательно понравится, сделайте дешевенькую мелодраму - и на нее найдется свой зритель, но выпустите плохой "ужастик" - и критики вместе с публикой займутся осмеянием сюжета и работы режиссера. К чести Аменабара стоит заметить, что фильм получился отменный. Николь Кидман (Nicole Kidman) предстает перед нами в образе строгой пуританки, матери двоих весьма приятных детей. Всегда облаченная в черное, строгая и прямая Грейс говорит с характерным британским акцентом, из чего можно сделать вывод, что события фильма развиваются недалеко от Великобритании. Так и есть - семья обитает на острове Джерси, расположенном неподалеку от Великобритании, время фильма - середина сороковых годов, период окончания второй мировой войны. Вместе с Грейс в доме живут Энн (ее играет Alakina Mann), милая, но своенравная и весьма сообразительная девочка, и ее младший брат Николас (James Bentley), женственный и слегка боязливый мальчик. Энн и Николас, как оказывается, испытывают определенную аллергию к солнечному свету, и для этого все окна в доме постоянно зашторены. Дети также не выходят на улицу, а их образованием занимается Грейс. Дом, как утверждает Энн, населен привидениями. Предыдущая команда слуг неожиданно ушла из дома, и теперь Грейс приходится искать новую прислугу. В одно утра на крыльце огромного викторианского особняка появляются пожилая Миссис Миллз (Fionnula Flanagan), седой Мистер Таттл (Eric Sykes) и немая служанка Лидия (Elaine Cassidy). В обязанности Миссис Миллз и Лидии входит уборка дома и присмотр за детьми, Мистер Таттл в основном занимается ухаживанием за садом и иногда приглашается в дом, когда там требуется мужская работа. Новой прислуге выдаются ключи - в доме 50 дверей и 15 замков. Для предотвращения проникновения солнечного света в комнату случайным путем Грейс весьма строго дает понять, что каждая дверь должна быть заперта на ключ, и никто никогда не должен оставлять дверь открытой. Добавьте к этому скрипучие полы, огромное количество комнат, наличие в доме пианино, отсутствие электричества, радио и других предметов быта - и налицо типичный дом с привидениями. На этом рассказ о фильме следует прекратить, так как дальнейшие события настолько искусно создают единый сюжет, который приводится к весьма интересной развязке, что любые подробности могли бы сделать просмотр фильма неинтересным. Что завораживает в The Others, так это то, что у каждого в глубине души есть какие-то тайны, о которых нам, зрителям, не поведано. Типичная раскладка фильма ужасов предусматривает наличие "хороших" и "плохих" - мы отчетливо понимаем, за кого болеть, и поэтому всей душой желаем, чтобы девушка в ночной рубашке не погибла, а парня с бензопилой кто-то удушил. В The Others такой уверенности нет. С одной стороны, главной героиней фильма является Грейс, однако и она иногда подвержена неким иррациональным действиям, объяснить которые мы не можем. С другой стороны, домашний образ Миссис Миллз, которая всегдабудет готова с очередной чашкой горячего чая, развевается после некоторых диалогов, свидетелями которых мы становимся. Даже дети, невинные персонажи, что-то знают, но молчат об этом, предпочитая хранить свои знания в тайне. К этому следует добавить хорошее музыкальное сопровождение фильма. Хотя напряженную музыку и нагнетающие страх мелодии можно услышать в любом фильме ужасов, в фильме Аменабара эти мелодии создают игру настроений, когда нас интересуют не столько события, сколько настроения, мысли и поведения героев. Хотя в целом типичного "экшена" в фильме почти нет - выстрелы из ружья и беготня по дому не в счет. Основные моменты фильма проходят в диалогах, а для того, чтобы понять настроения и мотивы поведения героев, следует просто следить за их выражением лица и манерами разговора. В целом, Аменабару удалось снять весьма увлекающий по сюжету и отличный в плане актерской игры фильм ужасов. (moskalyuk.com)

Послевоенная Англия. Большой старый дом. Семья из трех человек, мать и двое детей. Трое слуг. Тишина и темнота в доме. Запертые на ключ двери и плотно задернутые темные занавески. Шаги и шорохи. Детский плач. Истории о семье призраков, живущих в этом доме, которые рассказывает меленькая дочка. Из этих, казалось бы, простых, но чрезвычайно эффектно работающих элементов соткан фильм Алехандро Аменобара "Другие". С уверенность могу сказать, что это лучший фильм на сегодняшний день на весьма популярную тему "призраки среди нас". Тема была блестяще открыта М. Найт Шьямаланом в эпохальном "Шестом Чувстве" и теперь ее столь же блистательно закрыли в фильме "Другие". Кроме упомянутых были сняты достаточно известные "Призрак Эха" с Кевином Бэйконом и недавний "Дар" Сэма Рейми с плеядой известных актеров. В этих фильмах прослеживается тенденция: режиссеров стало интересовать не только сам факт появления в нашем мире призраков умерших, сколько вопросы взаимодействия живых и неживых. Ответ не утешителен: они среди нас, и они активно вмешиваются в нашу жизнь с тем или иными целями. Я намеренно не говорю о сюжете фильма по нескольким причинам: во-первых, он описывается одной строкой: семья живет в доме с приведениями; во-вторых, не в сюжете дело, дело в развитии действия и конечно, в финальной развязке, которая будет почти столь же неожиданной, как в "Шестом Чувстве". Догадливый зритель, вроде меня, например, достаточно быстро сообразит, в чем дело, просто перебрав все возможные варианты, но даже тогда фильм не утратит своего мрачного очарования, и вы не оторветесь от экрана до самых титров. "Другие" гораздо более минималистичен, чем даже "Шестое Чувство". Действие происходит буквально в нескольких комнатах в доме. Света и цвета почти нет, есть только оттенки черного и коричневого: более темная тень, менее темная тень. Никакой музыки вообще, случай уникальный для современного кино. Гнетущая атмосфера подчеркивается скупыми звуками, однако мастерство и грамотность расстановки этих эффектов неизменно приводит к бегу мурашек по спине. Всепроникающий саспенс, который в сто раз страшнее самых жутких чудовищ, поддерживается виртуознейшим образом. Модных визуальных эффектов вроде клипового монтажа тоже нет, и их отсутствие идет только на пользу. Камера задает ритм фильма, плавно следуя из комнаты в комнату за персонажами. У "Других" есть и еще один "пунктик", на который сложно не обратить внимание. Этот фильм стал лучшим фильмом и лучшей ролью у Николь Кидман. После совершенно неестественного и картонного "Мулен Ружа", который буквально фонтанировал спецэффектами, роль тихо сходящей с ума матери для Николь оказалась как нельзя к стати, другую актрису в роли Грейс представить сложно. Грейс буквально цепляется за соломинки вроде заведенного порядка в доме, чтения Библии, уроков для детей, что бы сохранить равновесие и остатки веры в привычный порядок вещей, в то время когда неотвратимые события в доме заставляют ее терять здравомыслие. Буквально чувствуешь, как безумие липкой волной накатывает на слабое и измученное сознание. В заключение скажу то, что как мне думается, подтвердят те, кто фильм посмотрел: "Другие" один из самых значимых и качественных фильмов за последнее, весьма продолжительное, время. Пропускать не советую. (Павел Украинцев)

Мода на фильм "Другие" с Николь Кидман, возникшая на Венецианском фестивале, вероятней всего, продолжится и у нас. Основания для моды есть. Основания для жалости к ней тоже есть. Вполне заурядный второразрядный сюжет про дом с привидениями снят Алехандро Аменабаром по первому разряду. Привлечено вечно стильное ретро, добротные английские традиции и дорогостоящая звезда. Действие происходит в послевоенном 1947 году на британском острове Джерси, в доме много дубовой мебели и лепнины, парк - регулярный, туман - густой, а Кидман работает под худую крашеную блондинку с плечиками и яркой губной помадой типа Барбары Стенвик из "Поднимай тревогу" (1947). Неторопливый эпический ритм, приглушенная атмосфера безупречного вкуса - все на руку глубокомыслию, непротивному публике. Его же должна подстегнуть ирония, которую дубовые панели и тяжелые портьеры, то есть высокий класс жизни, неизбежно рождает по отношению к любой мистике как чему-то очень вульгарному. К сожалению, тщательно скрытая второразрядность не пропадает ни на минуту. Во-первых, как одинокая вдова с двумя детьми живет в отдаленном поместье, покинутом слугами, но наполненном тихими шорохами, ставшими громче по прибытии новых слуг - это само по себе классическая страшилка, полностью определенная стандартной идеей, "чем кончится". Католическое воспитание вдовы не будит никаких ассоциаций, поскольку реформация католицизма, гораздо более глубокая, чем "лимб" и "некрещеные младенцы", началась задолго до 1947 года. Аменабар фактически спорит лишь с фантазиями Данте, но тот не был отцом церкви. Во-вторых, чем все кончится, понятно уже через полчаса, а шуршание все продолжается и продолжается добрых часа полтора. Слишком заметно, как нас постоянно берут на понт, и в условиях "нагнетания" до самого конца ирония перворазрядных съемок оборачивается снобизмом. Ну, да, скрипнула дверь, за которой быть никого не должно. Но дома нормальный человек либо петли смажет, либо с призраком поговорит по душам, а тут скрип - на экране, а рядом - зрительный зал. Остается лишь хором сидеть и чего-то ждать, и начинать бояться. Тихие страшилки - абсолютно дешевый жанр, как и кровавые ужастики. Оправдывают страх, делая его коллективным, оправдывают людей, которые целую жизнь боятся, вместо того чтобы жить. Фильмы про вампиров тоже дают коллективный выход - например, жажде самоутверждения за счет укушенного соседа, свойственной многим маложивым членам общества. Но попса с интеллектом не дружит. При этом "Другие", как ни печально, могли бы иметь довольно высокий интеллектуальный потенциал, если бы вовсе отказались от страха, от пресловутого "саспенса", от бессмысленного запирания на ключ всех дверей и задергивания всех занавесок, только потому что у детей вдовы, видите ли, "смертельная аллергия на свет". За ней же ничего не стоит, а стильные, фундаментальные съемки давали возможность понять многое из жизни привидений, как она есть. Достаточно вспомнить эпизоды с мужем, с мальчиком Виктором, не раскрывая финала, с противным характером дочки Энн. В фильме можно было бы разглядеть, что привидения в самом деле очень назойливы. Их мир, каким бы он ни был, лишен одного - надежды, потому-то они и цепляются за живых, прорываются к ним. Привидения, которым нечего терять, в самом деле всегда претендуют на лучшее место в доме, на твою любимую чашку, на твою любимую сушку, любимую подушку и все твое внимание. Привидения раздражительны и безответственны, могут и сексом поманить, и мимоходом подножку подставить. Верить им ни в коем случае нельзя, потому что тогда они тут же выполнят свое предназначение - отомстят за то, что не живы, и всю радость жизни отнимут. Вместе с чашками, сушками и подушками. Но если им все-таки, вопреки любой мстительности с назойливостью, не поверить и выразить это членораздельно, привидения тут же становятся, как шелковые. Добрые, ласковые, благодарят за все и оставляют тебя в покое. Ничего в них страшного нет. На все это намекают и Николь Кидман, и Кристофер Экклстон, и Фионнула Фланнаган, и дети, отобранные для фильма из более чем 5000 претендентов. Но режиссер слишком мало придумал про Кидман, Экклстона, Фланнаган и детей, чтоб они стали важней "чем кончится". Слишком мало, короче говоря, в его собственной жизни было привидений, чтобы хватило на целое кино. (К. Тарханова)

Главный закон фильмов ужасов гласит: «Самое страшное - то, что на экране не показывается». Когда мы видим кровожадного монстра, гигантскую акулу или восставшего из мертвых, мы пугаемся далеко не так сильно, как когда неожиданно хлопает дверь или когда в темноте вдруг раздаются загробные звуки. В сущности, этим простым, но действенным принципом весь фильм Аменабара и исчерпывается. «Другие» начинаются как хрестоматийный фильм ужасов со всем необходимым набором леденящих душу подробностей: от старинного дома до немой и вечно испуганной кухарки. Все настолько «по учебнику», что ждешь какого-то финта - не может же быть, чтобы Аменабар просто списал сценарий с коллекции лучших трюков Хичкока! И действительно, в самом конце фильм делает долгожданный финт - однако и он оказывается списан с «Шестого чувства». Банальность на банальности, и банальностью погоняет. Однако в умении все эти банальности повторить и грамотно выстроить из них триллер Аменабар демонстрирует настоящий талант. Можно сколько угодно напоминать себе, что без внезапно закрывающихся дверей фильмов ужасов вообще не бывает, но мурашки по телу все равно пробегают. Психологию не обойдешь - это действительно страшно, даже если видишь такое каждый день. Готическую атмосферу нагнетает и умело написанная музыка - Аменабар не только режиссер и сценарист, но и композитор. Запоминаться она не запоминается, но изящную операторскую работу Хавьера Агирресаробе поддерживает весьма удачно. Поскольку фильм собрал приличную кассу, Николь Кидман посчитала его своей удачей. Но, честно говоря, от нее режиссеру была нужна скорее модельная внешность мамаши образца 1940-х (с обязательными золотистыми волосами), чем какие-то актерские изыски. Выверенные скрипы половиц явно занимали его больше, чем создание мало-мальски сложного характера главной героини. Впрочем, свою роль Кидман играет как по нотам: ходит, открывает-закрывает двери, говорит с детьми и прислугой, пугается, потом бегает с ружьем и ищет Других, демонстрирует призраки сумасшествия… Никаких чувств к ней при этом не испытываешь, только сочувствуешь ее страху и ждешь со всех сторон подвоха. Но ведь именно этого и добивался режиссер - чтобы зрители вспомнили свои детские страхи и снова увидели, как брошенная на стул у кровати одежда принимает облик чудища... Резюме: Отличный фильм ужасов на один просмотр - второй раз смотреть уже будет неинтересно. Идеальное кино для любителей пугаться. (Борис Иванов)

«Совы бьются о стекла, ворон каркает на старом тисовом дереве, и ветер блуждает, стеная, словно неприкаянная душа, вокруг старого дома с привидениями.» О. Уайльд. Так снимать мистику и ужасы, как умеют делать это испанцы, наверное, не умеет никто. Попробуйте представить себе фильм без крови, без особых спецэффектов, и чтобы при этом было бы страшно до дрожи, и это как раз и будут «Другие». Напряжение здесь создается и удерживается по старинке. Мы видим дом, окутанный туманом, окна в котором всегда плотно занавешаны, а ступени поскрипывают. В этом доме слышны звуки потусторонних голосов и шагов, а двери открываюся и закрываются сами собой. Но за внешними, визуальными проявлениями страха, страх основной, социальный, слегка теряется. Он завуалирован, он незаметен. А если вдуматься и осознать его, становится страшно по-настоящему. Посмотрите на Николь Кидман, на Алакину Манн, на мальчика с болезненным капризным лицом, который исполнил роль Николаса, и задумайтесь над тем, как просто мы можем потерять своих детей, и как трудно найти потом их любовь. А, может, чопорность и холодность делают нас призраками уже при жизни? И вдруг судьба ли, Бог ли, дает нам шанс, еще один шанс исправить свои ошибки, окажемся ли мы достойны принять его. Вот на что нужно смотреть, вот о чем нужно подумать. Итог: Серьезно, страшно, захватывающе. Фильм вне времени, фильм на все времена. (Mabgat)

«Другие» - это, на мой взгляд, один из самых необычных фильмов кинематографа из тех, что я видел. Такая атмосфера, знаете ли, которая создается одной лишь картинкой. Это один из моих любимых фильмов в жанре - мистический триллер. Сейчас объясню почему… Грейс Стюарт живет на острове, принадлежащем Великобритании, но находящемся рядом с территорией Франции, вместе с двумя своими детьми, страдающими одной очень странной болезнью, они не выносят дневного света. Живут одни, но в один пасмурный, туманный день к ним приезжает группа людей из трех человек, которые являются новыми слугами в этом доме. После этого в доме начинают происходить очень странные события, двери открываются сами собой, раздаются странные звуки… С самого первого кадра фильм пропитан мистикой. Даже предисловие о том, как зарождалась жизнь на земле, выполнен в таком духе. Главный объект фильма, это дом. При взгляде на один дом изнутри сразу можно за визуальное исполнение ставить десять баллов. Все в нем пропитано в готическом стиле, это красное пианино… Очень хорошей идеей сценаристов было сделать детей больными, иначе бы фильм без этих постоянно затемненных комнат потерял бы и половину своей заданной с первого кадра атмосферой. Но все-таки главной особенность данного фильма является не стилистика, а сценарий. В том, мною кратко изложенном сюжете, видно, о чем фильм. О присутствии призраков в мире людей. Они повсюду, и очень часто мир живых и мир мертвый соприкасаются в каком-то определенном месте. Но все-таки главной особенность данного фильма является то, что режиссер показал, что не только мы боимся призраков, но и они нас. Это кардинальное отличие от очень похожего фильма Шьямалана «Шестое чувство». Как я уже сказал, эти фильмы очень похожи, но «Другие» для меня неизмеримо ценнее, хоть и идея во многом украдена, но не буду заострять на этом внимание, тем более, что «Другие» я посмотрел намного раньше чем «Шестое чувство». Я вообще, не очень люблю Николь Кидман как актрису. Мне не нравится не одна ее роль, но в этом фильме она сыграла просто гениально. Отчаявшаяся, полусумасшедшая мать из нее получилась просто отлично. Есть много отличных сцен с ее участием, да и вообще образ ее этот очень идет. Спокойная, рассудительная, нервная: все это очень достоверно смогла передать Николь Кидман. И нет никаких кривляний, уж как она по идиотски сыграла в «Австралии», с этой ролью даже сравнивать глупо. Также хочу отметить Джеймса Бентли в роли Николоса, сына героини Николь Кидман. Актерский состав в целом не плох, но Кидман сильно выделяется на общем уровне, так что остальные практически ничем не выделяются. Я очень люблю этот фильм, за его непревзойденную готическую стилистику, непередаваемую атмосферу, да и финал для меня получился очень неожиданным, было чувство обмана, но в отличии от многих других фильм, где ты думаешь, что вот зачем так сделали, совсем фильму не к лицу, все запороли, в данном случае, это чувство приятное. Посмотреть определенно строит, а фанатам жанра мистических триллеров в обязательном порядке. (UEFA2009)

comments powered by Disqus