на главную

ДОМ (2011)
ДОМ

ДОМ (2011)
#20305

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма Криминальная
Продолжит.: 132 мин.
Производство: Россия
Режиссер: Олег Погодин
Продюсер: Сергей Сельянов
Сценарий: Олег Погодин
Оператор: Антуан Вивас-Денисов
Композитор: Эдуард Артемьев
Студия: Централ Партнершип, Парк Синема, Кинокомпания CTB
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Сергей Гармаш ... Виктор Шаманов
Богдан Ступка ... Григорий Иванович Шаманов
Лариса Малеванная ... Надежда Петровна
Владимир Епифанцев ... Пашка Шаманов
Екатерина Редникова ... Наталья
Глеб Подгородинский ... Игорь
Игорь Савочкин ... Дмитрий Шаманов
Александра Бледная ... Валентина
Евгения Дмитриева ... Тамара
Александр Назаров ... Борис Ройтман
Петр Зайченко ... Алексей Иванович
Татьяна Щанкина ... Зинаида Васильевна
Иван Добронравов ... Андрей
Виктор Хоркин ... Иван Матвеевич
Кирилл Полухин ... Старший
Лариса Домаскина ... Раиса, администратор
Эдуард Флеров ... Ветеран

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2235 mb
носитель: HDD2
видео: 1034x440 AVC (MKV) 1912 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ДОМ» (2011)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В большом доме, посреди донских степей, живет семейство Шамановых. Все есть в этом доме, - кроме покоя, любви и взаимопонимания. Отцы конфликтуют с детьми, дети с отцами и друг с другом. Старший сын, Виктор (Сергей Гармаш), возвращается в отчий дом после 25-летнего отсутствия. Пока еще он не знает, что по пятам за ним идет группа профессиональных убийц...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ФЕСТИВАЛЬ РОССИЙСКОГО КИНО «ОКНО В ЕВРОПУ», 2011
Победитель: Специальный приз жюри сценаристу и режиссеру фильма Олегу Погодину за владение кинематографическими профессиями.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Бюджет: 123,000,000 руб.
Премьера: 3 ноября 2011.
Официальный сайт фильма - http://dom-film.ru/.

Эпоха отмороженной стабильности кончилась, и мы готовы снова интересоваться своей страной. Еще года два назад с гневом и печалью жили только "депрессивные" либералы. Теперь это без пяти минут модная тенденция. Никому не интересны бездействующие политики с их дрессированными выборами, зато умножаются коллективные действия, грозящие власти призраком гражданского общества. Кино - зеркало этих процессов. Публика освистывает "Цитадель" и радуется за "Елену". Уже три года, как финансовый кризис идет на пользу нашим кинематографистам, которых принялись регулярно звать на всякие правильные фестивали. Но фильм Погодина скорее всего никуда не позовут. Это локальный продукт для тех, кому интересна местная история, а еще больше - мифология. В лучшем случае лет через пять картина попадет в список рекомендованных к просмотру на факультетах славистики, где с искренним участием изучают Россию и загадку нескончаемой катастрофы, в которой эта самая Россия наловчилась жить и воспроизводиться. Зато нам, которые здесь живут и силятся что-то понять, "Дом" объяснит многое. Может быть, даже кого-то вылечит. Незамысловатое название, конечно, аллегорично. Стоит в степи огромный одинокий дом казацкого рода Шамановых. Живут в нем и столетний дед, шашкой рубавший белых в Гражданскую, и крепкий отец (Богдан Ступка), в кулаке держащий хозяйство, и взрослые дети со своими семьями. Кто-то подался в город и добился успеха. Кто-то остался и чувствует, что терпит поражение в битве за жизнь. У всех своя маета, особенно у сыновей. Брат Дмитрий (Игорь Савочкин) прошел Афган и бьет жену, потому что других бить боязно, да и сил нет. Брат Павел (Владимир Епифанцев) хочет уехать к старшему брату Виктору (Сергей Гармаш), чтобы тот помог, взял к себе в неведомый, но прибыльный бизнес. Брат Алексей (Иван Добронравов) только молчит за общим столом, потому что самый младший. Женщин в семье мало. Мать (Лариса Малеванная) стара, по дому работает одна невестка, а младшая дочь (Екатерина Редникова) на училку выучилась и деревню ненавидит. Из Москвы она вывезла диплом и мужа - бывшего ученого, спившегося в степной тоске. А в той Москве, кроме старшего сына, еще и старшая дочь - замужем за усталым евреем, известным телеведущим. Все они появятся в насыщенной мизансцене, нагрянут в родовое гнездо шумно, вдруг, но разными путями. По официальной версии - на юбилей деда. В действительности - чтобы решить свои проблемы. Брат Виктор бежит от разборок и вскоре узнает, что погоня близко. Сестра, тоже приехавшая из столицы, просит помощи: ее сын попал в передрягу. Но никто никому не поможет. Вокруг дома сжимается кольцо страха и обреченности. Зритель увидит все, что случится потом. Без купюр и до конца. Погодин отлично владеет мастерством кинодраматурга и постановщика. Эпика у него получилась размашистая, прямо как у Александра Довженко. Умеет Погодин и найти подход к художнику и оператору, чтобы получить картинку, достойную лучших фильмов о Диком Западе. Ибо что такое донская степь, как не Техас умеренных широт - с похожим ландшафтом, похожими нравами и ценностями? Правда, вестерн рассказывает о том, что происходило в США самое позднее 100 лет назад. "Дом" - фильм о современности, все еще живущей по феодальным понятиям. Погодин говорит, что сам из-под Ростова и тревога открытых пространств знакома ему не понаслышке. Он видит малую родину, как видел Америку Сэма Пекинпа - одного из самых одаренных и безжалостных мастеров мирового приключенческого кино. В "Доме" искушенный зритель увидит отсылки и к его "Дикой банде", и к "Соломенным псам", но также и к итальянским спагетти-вестернам, в свое время определившим облик "Белого солнца пустыни". Технично прикрывшись развлекательной упаковкой, "Дом" предлагает ответы на вопросы, которые еще недавно считались риторическими. В частности, можно ли снять захватывающий и предельно жестокий фильм, где все главные герои погибнут, а конец будет счастливым? Оказывается, можно. Еще более важный вопрос: есть ли что-то на свете, чего нельзя пережить? Ответ: пережить нельзя только собственную смерть. Остальное - самообольщение. В картине страстно, но без признаков истерики показана ситуация, в которую загнало себя российское общество. Дом, который от века полагается любить, никому не нужен. Но самое главное, что его обитатели не нужны друг другу. Нужны ли они себе? В фильмах Киры Муратовой герои говорят с помощью стертых клише, тем самым выражая взаимную отчужденность. Здесь же клишировано само их естество. Они судорожно воспроизводят мир, в котором нужно почитать отца, подчинять женщину, рвать пасть за брата, любить сестру, рожать детей, пить и петь, хвалиться удалью, никогда не просить прощения и твердо знать, что Дон впадает в Азовское море. За исключением последнего утверждения, все в этом мире - отжившая условность и заговаривание зубов. Мы привыкли жить прошлым и проигрывать с вымученной похвальбой на устах. Призывать куда-то вернуться, что-то реанимировать, опять собирать разбросанные камни! Может, хватит продавать на всех углах все более блеклую память о победе в войне и позорную тоску по СССР, свою нищету и униженность, считая их платой за избранность? Может, бесконечно разросшийся дом, который не переделывали, а только латали да надстраивали, уже никому не нужен? В фильме режиссер дает ему наполниться кровью и погибнуть. Дом здесь - и как живое существо, и как страна, которая так долго не хотела меняться. Ее удел - болезненное, но неизбежное разрушение. Разумеется, не стоит увлекаться прямыми аналогиями. За окончательной и бесповоротной гибелью всего и вся - просьба обращаться в Голливуд или, по крайней мере, к Ларсу фон Триеру. "Дом" поучительно оформляет нашу потребность в обновлении и спрашивает, к чему мы на самом деле готовы. Это не "Асса" Сергея Соловьева. Здесь если кто и поет о переменах, то на языке стрелкового оружия. Но радикальность этого решения соответствует глубине проблемы. Потому что нечего реанимировать и не к чему возвращаться. В конце концов, это наиболее веская причина создавать что-то с нуля. Потому что выбора нет и без толку искать поддержку в прошлом. Примечательно, что обитатели степного дома не просто не доверяют друг другу. Для них выжить самому - значит съесть другого. И пусть этим другим станет самый близкий человек, ведь он может подпустить тебя на расстояние удара. Именно так Виктор воспитывает младшего брата Павла, когда тот предлагает померяться силами в грозовой степи. Больше никаких честных поединков - лишь выживание ценой предательства. Так понятия, царящие в доме, вырождаются в примитивные инстинкты. Их некому обуздать, кроме Бога, но и он отвернулся. В отличие от классического вестерна, где всегда есть место власти, "Дом" исключает наличие каких-либо формальных инстанций. Человек сам разбирается с жизнью и смертью. Вольным, как водится, воля. "Дом" еще будут сравнивать с "Окраиной" Петра Луцика и Алексея Саморядова, а особенно с "Диким полем" по их же сценарию, в 2008 году перенесенному на экран Михаилом Калатозишвили. Там тоже было мало власти, много простора и еще больше абсурда. Но то было искусство с претензией. Погодин показал, что бывает иначе. С этим трудно спорить. Моральные проблемы должно ставить и решать именно массовое кино. (Ян Левченко)

Огромный дом посреди донских степей. Необъятные пространства. Семья Шамановых, живущая в этом доме. Сам дом живет, чувствует и умирает - вместе с его семьей. Хотя семья ли это… Трудно сказать: нити, связывающие всех героев - а они есть, конечно есть - так тонки, еле уловимы, что обнаружить их помогает только доведенная до предела беда - смерть. Формально семья есть, но по сути от нее давно ничего не осталось: сыновья не ладят друг с другом, с отцом, с женами… Отец семьи конфликтует со своим братом… Жестокость и насилие - закон семьи, семьи такой большой и сильной, как кажется, и такой разобщенной, задыхающейся и запутавшейся, сбившейся с пути. И вот после 25-летнего отсутствия домой возвращается старший сын Виктор - и, пожалуй, как-то сплачивает семью, делает что-то очень важное для взаимопонимания родных людей, но, увы, напрасно: не на том фундаменте она держится, а потому давно зашаталась и вот-вот рухнет - прямо на наших глазах. О чем этот фильм - сначала такой неспешный, размеренный, с библейскими мотивами, с символами, повествующий нам о доме, стоящем на краю пропасти (пожалуй, о доме метафизическом)? Неспешный - а потом вдруг сорвавшийся с цепей, летящий в пропасть? О России и семье? О неправильно выбранном пути и воздаянии? Или, может быть, о любви?.. Надо отдать должное тем, кто снял этот фильм. Режиссер Олег Погодин, оператор Антуан Вивас-Денисов и художник Сергей Агин создали очень качественную картину: изображение, стиль, атмосфера - все здорово, передано убедительно, красиво. Дом действительно кажется жилым и живым - он реалистичен и достоверен, а актеры и правда «живут» в нем. Композитор фильма - Эдуард Артемьев. Добавлять, я думаю, к этому ничего не надо - музыкальный ряд такой, каким он и должен быть в этом фильме. Актеры сыграли отлично: все образы вразумительны, цельны и интуитивно понятны - вопросов на протяжении фильма у меня не возникло. Конечно, больше всего понравился Гармаш: от него веет мудростью, любовью к людям и какой-то человечностью - равно как и от его героя, хотя это не так очевидно. Сильный и серьезный фильм. Думаю, будет интересен не только для российского зрителя. (Данила Мещеряков)

Олег Погодин - крепкий режиссер, занявший свою нишу в так называемом «зрительском кино». В начале «нулевых» он не без блеска довел до победного конца молодежную «Войну принцесс», которая вышла в прокат под названием «Триумф». Потом сделал для телевидения сериал «Родина ждет» c Валерием Николаевым в главной роли и невероятно качественными для тогдашних российских боевиков спецэффектами. Потом в «Искусстве кино» был опубликован сценарий Погодина «Дом», брутальная и, я бы даже сказал, обреченная атмосфера которого убедила некоторых экспертов в том, что из этой вещи может выйти нечто стоящее внимания широкого зрителя. Но съемочный период растянулся на долгие годы, и вот только теперь, начиная с летнего кинофестиваля «Окно в Европу» в Выборге (приз «За владение кинематографическими профессиями») и датой выхода на экран (3 ноября; прокат в России - компания «Централ Партнершип»), драма Олега Погодина «Дом» претендует на кинематографическое явление. Режиссеры бывают разные: одни после премьеры своего детища уверенно празднуют, выпивая и закусывая в кругу коллег и друзей; другие скромно сидят в сторонке; третьи в экспансивной манере объясняют, почему у них получилось одно и катастрофически не получилось другое. Погодин оказался в числе третьих. В Выборге он говорил журналистам, что «Дом» задумывался не как двухчасовая драма, перетекающая в «экшн», а как большой трехчасовой кинороман; что кульминационная сцена в том виде, в каком она показана, несколько «перекашивает» изначальную концепцию и так далее, и так далее. Активность режиссера скорее забавляла, но теперь заставила задуматься о сложных взаимоотношениях авторов и продюсеров. Кто перетянул канат? Получается, продюсер; автору ничего не оставалось, как пойти на компромисс. В обзоре выборгского фестиваля, автор которого - ваш покорный слуга, «Дом», при всех его недостатках и достоинствах, не вошел в список «самых значительных фильмов этого года». Попробую объяснить, почему. Никаких претензий ни к оператору, ни к художнику, ни к композитору, ни к другим членам съемочной группы быть не может - так все добротно, что называется, на совесть, cработано. Приз, о котором сказано выше, вполне правомерен, и наверняка каждый, кто сделал «Дом», достоин быть номинированным на «Нику» или «Золотого Орла». Горечь вызывают только два обстоятельства. Первое: фильму с его запоздавшими рефлексиями по поводу интеллигенции, криминала и будущего России место где-нибудь в начале «нулевых». Ну ведь ничего нового мы из «Дома» не почерпнем, ничего! Надоели интеллигенты с бесконечными пустопорожними разговорами, внутренними раздорами и походами «налево»; надоели бандюки с бычьими шеями и скорпионьими ухватками; и даже дети, вырвавшиеся в финале «на свободу» и выражающие, судя по всему, надежду авторов на лучшее, кажутся общим местом. И второе. Авторы уверены: хоть и хорош внешне дом, но старой формации в нем места нет. Как банальная рыба гниет с головы, так и этот дом держится на гнилом фундаменте, на неправедно нажитых деньгах одного из членов семьи, который, естественно, решил завязать с криминальным прошлым и, не в силах преодолеть тоску по семье, приезжает ее, несчастную, навестить (его, стараясь казаться убедительным, играет Сергей Гармаш). Бандюки, не в силах стерпеть такой наглости, идут по следу. Вспоминается - уж простите Василий Макарыч (Шукшин. - Прим. ред.), «Калина красная»: там урки приканчивают шукшинского героя одного в березовом лесу, если не ошибаюсь (березки - символ России, тут уж ничего не поделаешь). В погодинском фильме криминальная «эрзац-группа» направляется «зачищать» густонаселенный дом. Правильный чувак герой Гармаша - не отвел беду, а ровным счетом наоборот. Не хотелось бы, как говорят пользователи Интернета, «спойлерить», и потому более о «Доме» ничего не скажем. Финальное слово все равно останется за зрителем. (Игорь Перунов)

Олег Погодин (киновед по образованию, автор презабавного боевика «Непобедимый», большой любитель писателя Фолкнера) на данный момент является одним из ярчайших представителей сугубо жанрового кинематографа. Каждой своей новой работой он доказывает, что не перевелись еще на Руси режиссеры, которым можно смело доверить освоение голливудских бюджетов. Новый фильм Погодина демонстрирует состоятельность своего создателя в каждом кадре. В какой-то момент «Дом» даже перестает быть похожим на кино, и становится одной большой нарядной иллюстрацией к некому несуществующему резюме, где режиссер перечисляет все свои профессиональные качества. Их тут видно сразу: и глаз у человека незамыленный, и культурный бэкграунд хороший, и с актерами работать умеет (как ни странно, круче всех в актерском ансамбле смотрится не традиционно монументальный Ступка, сколько артистка Редникова, пребывающая в незабываемом образе окрысившейся интеллигентки, которая сквозь зубы поясняет членам нерадивой семьи значения слов «жовиальный» и «гедонизм»). А еще автор не обделен редчайшим в этой стране талантом - снимать «наше», но по заграничным канонам. В этом плане «Дом» сколочен реально на совесть, не придерешься. Внимательный оператор, подолгу рассматривая бескрайнюю донскую степь, складными визуальными рифмами отсылает не к Луцику и Саморядову, как можно было предположить, а к Терренсу Малику с его «Днями жатвы». Режиссер, недвусмысленно намекая на массовое убийство в станице Кущевская, перебирает все возможные интонации - от современного криминального эпоса до постмодернистского балагана, что устроили на свадьбе Умы Турман в одном известном фильме. Композитор же дает такого Нино Рота, что нескромные аналогии с «Крестным отцом» возникают уже чисто на подсознательном уровне. Пожалуй, единственная беда «Дома» заключается в его позиционировании. Фильм зачем-то продается продюсером Сельяновым как высокопарная притча о природе всеразрушающего насилия, которое зачинается и культивируется с самых пеленок. И, увы, в этом качестве картина совсем не работает. Погодин - талантливейший ремесленник, каких днем с огнем не сыщешь. Однако для авторского высказывания режиссеру не хватает авторской же бескомпромиссности. «Дом» - кино донельзя конформистское. Прежде чем дойти до проката, сценарий фильма переписали тысячу раз, сократив хронометраж и здорово сместив акценты истории. В итоге заявленная притча вышла нескладной, изрядно запинающейся и грубоватой (особенно к финалу, в котором Погодин вместе с инвалидной коляской одного из героев выруливает на территорию совсем уж телесериалов). Тем не менее, некоторая топорность не мешает воспринимать ленту как стилистический эксперимент, многофигурную мелодраму и попытку посмотреть на национальную идентичность сквозь призму американской культуры. Культуры этой здесь хоть отбавляй: невероятно красиво полыхают молнии, когда родственнички учиняют потасовку; очень здорово смотрятся головорезы в своих черных строгих костюмах на фоне колосящихся золотых полей. И да - наверное, позы во всем этом чуть больше, чем правды. Но ведь и время сегодня такое: по крайней мере, правды в афористическом «мой дом - моя крепость» с каждым днем тоже становится все меньше и меньше. (Анатолий Ющенко)

ПРЕСС-РЕЛИЗ
Олег Погодин - режиссер-постановщик, сценарист. Родился 4 июля 1965 года в г. Сальск Ростовской области. В 1993 году окончил ВГИК (мастерская киноведения М. Власова и А. Медведева). В начале 1990-х снимал клипы и коммерческую рекламу. Позже стал работать на телевидении и в большом кино. Фильмография: «Котовасия», т/с (1997); «Триумф» (2000); «Родина ждет», т/с (2003); «Непобедимый» (2008).
О том, как возник сценарий. Когда-то, еще в 1990-е, ко мне в гости зашел один мой приятель, кинооператор. Мы с ним разговорились о том, у кого что болит по творчеству. Время было трудное, о кино тогда всем нам пришлось забыть: мы снимали или рекламу или музыкальные клипы. Так что поболтать о замыслах - это все что нам тогда оставалось. И тут он мне говорит: «А мне, знаешь, видится такой кадр - дом в степи». Я говорю: «Какой дом?». Он: «Ну, такой беленый, мазанка». Я, без особого интереса: «А дальше?». Он: «Дальше не знаю. Просто хочется снять фильм с домом в степи». Ну, поговорили и разошлись. Но мне этот дом в степи, вероятно, в подсознание врезался. Я, кстати, вспомнил об этом нашем разговоре только полгода назад, когда сам для себя попытался вычислить генеалогию замысла. Был только образ, как первотолчок, - и никакой истории. Потом, году в 1998-м, я попытался сам для себя вкратце набросать некий контур сюжета. Я ходил и предлагал его разным продюсерам, но безуспешно. Ну, а дальше, как в романе, - шли годы. Кино снова стало поднимать голову. Мне встретился продюсер Рубен Дишдишян. Он первый, кто в меня, как в режиссера поверил. Дал мне, можно сказать, входной билет в профессию: я выступил с мини-сериалом «Родина ждет», у которого не сказать, чтобы все по художественной части сложилось, но зато прошел он заметно и меня профессионально признали. После «Родины…» я предложил Рубену «Дом». Он загорелся идеей, понимая при этом, что на таком проекте можно только репутацию укрепить, а денег не заработать. И он меня подцепил на такой крючок - давай, говорит, сначала «Родина ждет-2» сделаем, коммерцию, а потом уже «Дом». «Родина ждет-2» со временем превратилась в «Непобедимого», процесс работы над которым очень сильно затянулся. Было много пауз, иногда очень длинных, и вот в одну из таких длительных пауз я и написал «Дом». Это был 2006 год. О том, что вдохновляло при создании картины. Меня вообще-то всегда вдохновляли вестерны. Я сам - человек степной, донской, родился и рос в степном городе. Мне это чувство открытых пространств, считайте, родное. «Дом», кстати, легко представить, как историю, которая разворачивается где-нибудь в Техасе или в Вирджинии. На эстетику фильма, думаю, сильно повлияли три фактора. И все три - американоцентристские. Литературный след - это Уильям Фолкнер. Живописный - Эндрю Уайет. Кинематографический - Сэм Пекинпа. Это мое скрытое признание в любви американской культуре. С одной стороны. А с другой - я хотел сделать фильм о том, что знаю и чувствую лучше всего. О своих родных местах. О людях, чьи голоса я слышу в своей памяти до сих пор. Их реплики, поведение, отношение друг к другу… Меня долгие годы доставала одна мысль: о разобщенности русских, о том, что среди русских слабеют семейные, родственные связи… Я думал о том, что жестокость и насилие в наших семьях, как средство воздействия друг на друга, почитаются больше всего. А любовь - она закопана где-то глубоко под всем этим. Под окриками, оплеухами, гнетом. Иной раз ее и раскопать-то не удается. Нужен такой специальный, очень сильный микроскоп, в который эту любовь можно рассмотреть. Или смерть, которая мгновенно обнажает истинность чувств людей. Эта мысль предопределила трагический финал картины. Смерть и беда - вот два колокола, способные разбудить в наших людях чувство родства. Почему так, - это отдельный разговор. Об образах главных героев и о кастинге. Все образы в «Доме» собирательные. Все сотканы из характеров многих людей, с которыми я знаком. Я, думаю, что определять сейчас не имеет смысла: эту реплику я взял у своей мамы, а ту - у дальнего родственника… За кастинг я должен благодарить Господа Бога. Ну и еще моих ассистентов Ольгу Литвинову и Елену Корнееву. Сергей Гармаш, как кандидат на главную роль, фигурировал сразу, но не сразу был одобрен продюсером. Он видел кого-то помоложе. И это были достойные кандидатуры, классные артисты. Но затем в продюсерской группе появился Сергей Сельянов, который сказал свое веское слово, и решили - да, Гармаш. А он, спасибо ему, согласился. С Богданом Ступкой мы договорились еще в 2008 году, когда картина только выходила на первый запуск. Екатерина Редникова, Владимир Епифанцев, Иван Добронравов, Игорь Савочкин - все они были у меня в голове практически с первого дня работы над режиссерским сценарием. А с исполнительницей роли матери Ларисой Ивановной Малеванной нас свела судьба. Играть должна была другая актриса. Но я рад, что в результате роль ушла к Малеванной. Как и тому, что роль брата героя Ступки, перешла от другого актера к Петру Зайченко. Петр Петрович очень точно сыграл, прошел по грани фарса и драмы, хотя роль сама по себе невелика. Я получал большое человеческое удовольствие от работы с актерами. Это видно в картине. А Сергей Гармаш как личность помог мне делать эту картину. Он мне очень многие уроки преподнес. Вообще, встреча с содержательным человеком - всегда урок. О таланте Сергея я уж и не говорю: он - один из лучших сегодня. И дисциплинированный, порядочный. А порядочность среди «звезд» качество уже почти вымершее, реликтовое. Оно не из реестра звездных достоинств, а из реестра человечности. А Сергей человечный, очень человечный. О том, как проходили съемки. Мы сняли огромный объем материала. В первой монтажной сборке фильм шел 3 часа 20 минут. И все это мы успели за 53 съемочных дня! Ужас! Как подумаешь… Работали радостно, но напряженно. В иной день норма выработки доходила до 10 минут. А в иной не было даже и двух - то погода мешала, то актерские графики так складывались… Запомнилась съемка сцены семейного ужина на веранде. Температура была - плюс один. Пронизывающий ледяной ветер. Актеры все в легоньких летних одеждах. Там еще дети должны были сниматься, но я их освободил от этой пытки. Сцена-то длинная. У всех зуб на зуб не попадал. Я полтора часа репетировал внутри декорации, а потом вывел артистов на холод, уточнил мизансцену - и понеслось. Управились за три с половиной часа. Холода в кадре не чувствуется. Но то напряжение, царящее в кадре среди героев, оно во многом из-за дубняка, а не из-за моего режиссерского мастерства. Мы вообще по целому ряду причин поздно начали съемки, ушли в глубокую осень. И хоть это был Симферополь, море рядом, но октябрь выдался такой, что не всякий декабрь на юге ошарашит такой мерзкой погодой. …А как снимали эротические сцены! Я хотел, чтобы встреча Натальи, героини Екатерины Редниковой, и ее любовника в балке, носила характер жадной голодной случки в утреннем тумане. И вдруг поднимается ветер - и меняет весь характер эпизода. Ветер играет волосами героини, рвет рубашку на герое, ветер обнимает артистов, превращая сцену из плотской в романтическую. Короче, режиссирует ветер, а не я. А сцена сложная, актерам тяжело, нужен определенный настрой, состояние, чтобы все получилось, как надо. В общем, сняли мы все это на ветру, а потом переснимали по моему настоянию. И вот тут уже все получилось почти так, как задумывалось. И туман был, его еще ветерком не успело разогнать. О натуре и декорациях. Мы приложили максимум усилий, чтобы пейзаж и актеры срослись, гармонизировались. У нас не все получилось. Из-за сжатости съемочного процесса мы, например, не могли ждать нужного состоянии погоды и продолжали съемки, невзирая на то, что солнце зашло за тучку к концу сцены, а в начале сцены светило вовсю. Но там, где нам удавалось поймать состояние, получалось на все сто. В таких случаях готовность актера к работе в кадре, его техничность, точность выполнения задачи играют огромную роль. Одна ошибка в тексте, один неверный шаг, выпадение из резкости, а то и вообще из кадра, - и все, переснимай заново. А капризная погода к этому моменту может преподнести коварный сюрприз. Возьмет, например, и дождичком обольет. Поэтому я всем актерам сразу сказал: на пленере давайте стараться делать все с одного, максимум с двух дублей. Я делал, насколько опять же позволяли обстоятельства, довольно подробные репетиции, а потом как обещал - один, два, ну, максимум, три дубля. …Сергей Агин - потрясающе талантливый и невероятно работоспособный художник. Первые эскизы, которые он нарисовал, были совершенно не похожи на то, что вы в итоге видите в кадре. На бумаге дом у Сергея был с одной стороны реалистичный, с другой стороны - барочный, многоуровневый. На первых эскизах - это три этажа, с многочисленными пристройками, выступами, балкончиками, мансардами и сложным переплетением лестниц, ведущих по фасаду вверх и вниз на деревянные галереи под шиферными навесами. Я попросил упростить это чудо, не потому что было плохо - было, как раз таки, здорово, - а потому, что в такой сложной, навороченной декорации было бы невозможно достоверно и легко мизансценировать. Чем сложнее декорация, тем вычурней и натужней мизансцена. Персонажам для того, чтобы просто пожать друг другу руки, нужно свешиваться через перила и ужами скользить друг к другу, вместо того, чтобы просто сделать пару шагов. Сергей с моими соображениями согласился и переделал эскизы из гениальных в просто талантливые. Ну, и я успокоился. А потом - что он творил в степи! Он свозил из ближайших деревень части старых домов - оконные рамы, двери, наличники, половицы, старый кирпич, сарайные доски - обветренные, потемневшие от возраста, источенные древесным жуком. Он лепил биографию дома и места из всех этих мелочей. Он - потрясающий. Но мне и с оператором сильно повезло - Антуан Вивас-Денисов. Запомните это имя! О главной идее фильма. Это фильм о том, как доведенная до первобытного примитива мужская система ценностей разрушает основу русского общества - семью.
Антуан Вивас-Денисов - оператор-постановщик. Родился 3 марта 1968 года в Москве. Окончил Мастерскую художественной фотографии Рикардо Армаса в Венесуэле, Университет г. Лодзь (курс «Истории и теории кино») и Польскую национальную школу кино (операторский факультет). Избранная фильмография: Amor En Concreto (2004); Four Corners Of Suburbia (2005); Road (2005); Choking Man (2006); «Кука» (2007); «На море!» (2009); «Каникулы строгого режима» (2009). О значении проекта. «Дом» - один из самых сильных проектов, в которых я только участвовал в моей жизни. Он появился в очень правильный момент и соединил меня с такими замечательными людьми, как Олег Погодин, режиссер, и Сережа Агин, художник-постановщик. Моя творческая идея была близка к тому, чего хотел Олег, и я себя очень комфортно чувствовал в сценографии, которую создал Агин. У нас было абсолютное взаимопонимание, тонкое и глубокое. Об идее картины. Само понятие дома - это определенный архетип. Когда я прочитал сценарий - это было года три назад, - я прекрасно понимал, что в нем есть все темы, которые мне интересны. Нужно было показать не просто некий физический дом, но и дом метафизический, всю его глубину. Дом в состоянии нарыва, который набухает и потом прорывается… Это была не просто история, а история многих вещей - и России, и отдельной семьи, и характеров, тоже архетипичных для определенной эпохи. О натуре и декорациях. Намечая нашу дорогу, мы с Олегом размышляли над разными фильмами. Сошлись на том, что нам близка картина Терренса Малика «Дни жатвы» с операторской работой Нестора Альмендроса. Это один из любимых моих операторов прошлого. Мы решили попытаться найти в красках степи определенное сочетание цветов - красный, например, который символизировал бы кровь, - и постепенно шли к этому. Совершенно замечательно было, что дом стоял в открытой степи - открытые пространства помогали нам строить правильную широкоэкранную композицию. Вообще, натура была непростая, но долю того, чего мне хотелось, я от природы получил. Солнечный день в октябре, например, хотя, казалось бы, это практически невозможно. Степь, конечно, уникальна, она постоянно меняется и в каждом своем состоянии прекрасна. Интерьерное пространство Сергей организовал сложное, но очень интересное. Я всегда говорю: когда ты приходишь в некое пространство - любое, интерьерное или экстерьерное, - имей в виду, что оно дано таким, какое оно есть, и теперь из него надо выжать тот сок, который и питает кино. И интерьеры Сергея - да, они были сложными, но они были богатыми, в них чувствовалось подлинное Существование. Я такого дома для себя бы не построил, но герои в нем жили. Именно жили. И дом менялся буквально на глазах, он вдруг мог показаться совсем другим: вроде бы, мы одно и то же пространство снимаем, но оно совершенно по-другому реагирует. За этим стоит богатая мысль художника-постановщика и режиссера. Ну и актерская игра, конечно. Я очень люблю органику актеров, которые, перевоплощаясь в персонажей, как бы видоизменяют пространство. Ты ходишь без них по комнатам и видишь вещи одним образом, а потом они появляются в кадре, и ты обнаруживаешь вещи совершенно другими. Результатом я очень доволен. Хотя сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что что-то, может быть, сделал бы по-другому. Но это уже прошлое. Я, правда, очень доволен.
Сергей Агин - художник-постановщик. Родился 28 февраля 1975 года в г. Азов. Окончил художественный факультет ВГИКа (мастерская А. Борисова и Л. Платова). Избранная фильмография: «Таксист», т/с (2003); «Золотой теленок» (2005); «Экватор» (2007); «Жестокость» (2007); «Апельсиновый сок» (2010); «Парень с Марса» (2010). О том, с чего началась работа. Сценарий я прочел года три назад, так что до начала съемок было время, чтобы поразмышлять. Мы с режиссером Олегом Погодиным поняли, что нам важно избежать красивостей: дом должен предстать эдакой крепостью, в которой живет семья Шамановых, но в то же время он не должен быть уютным. Он, вроде бы, большой, надежный, но жить в нем невозможно. Этого ощущения я и пытался добиться своей декорацией - вроде, все хорошо, но что-то не так, и это «что-то не так» должно в конце прорваться. Первые наброски я делал с нуля: мы с Олегом сидели в кафе, и я начал что-то рисовать. Потом мы с ним, не сговариваясь, поняли, что нам в рамках этой картины очень близок американский художник Эндрю Уайет. Его работы меня вдохновляли. О строительстве дома. Делать дом - для художника это очень увлекательно: можно придумать и понастроить всего побольше и покрасивее. Часть сделать деревянной, часть - кирпичной… И мне повезло, что можно было разные такие фантазии воплотить. Декорации - это одно из действующих лиц фильма. И мне интересно, чтобы за декорациями была драматургия сценария, драматургия картины, когда декорации - не просто объект, а отдельная величина, которая может показать едва ли не больше, чем сами герои. Драматургия меня очень вдохновляла в работе. Я люблю, чтобы все было настоящим - это мой подход. И я хотел, чтобы дом был настоящим. Дерево, кирпич, рамы - все это, старое и пожившее, отыскивали по окрестностям. Кстати, по окончании съемок местные жители все это разворовали. Какой-то остов, мне говорили, стоит, а все остальное народ растащил. Когда дом построили, я по нему ходил и что-то переделывал: здесь мне хочется окно, здесь - дверь, здесь надо отодвинуть стену… Огромная разница, когда перед тобой - план, изображение и когда перед тобой - реальное пространство. Тогда начинает действовать принцип убедительности. В нашем доме все получилось убедительным. О значении проекта. Проект многое дал мне в плане творчества и свел с прекрасными людьми - Олегом Погодиным и Антуаном Вивас-Денисовым. Работать было очень интересно, и у меня получилось воплотить процентов 70 того, чего я хотел. На других проектах получается воплотить дай бог 50, и то это считается за счастье… По итогам, дом стал таким, каким должен был быть. Будь у нас больше времени и денег, мы даже, может быть, испортили бы его.
Богдан Ступка - актер. Родился 27 августа 1941 года в поселке Куликово Львовской области. В 1961 году окончил студию при Львовском УАДТ имени М. К. Заньковецкой. В 1984 году - КГИТИ имени И. К. Карпенко-Карого по специальности «театроведение». Избранная фильмография: «Самый последний день» (1972); «Дом отца твоего», т/ф (1986); «Огнем и мечом» (2000); «Свои» (2004); «Тарас Бульба» (2009); «Вчера закончилась война», т/с (2010). О сценарии и о своем герое. Олег Погодин прислал мне свой сценарий и сказал, что имел меня в виду на роль отца. Я согласился сразу - роль была прекрасная. Замечательная драматическая роль. Из всех сценариев, что я читал в то время, этот сценарий был лучшим и самым интересным. Другие то мыльные оперы присылали, то предлагали роли без судьбы. А когда нет судьбы - неинтересно. А здесь была большая судьба и характер, который состоит из крайностей. Мой герой - человек принципиальный, бескомпромиссный, жесткий и даже жестокий. О трудностях на съемках. Съемки были интересными: в степи был построен дом, куда съезжалась вся съемочная группа, и мы как бы жили в этом доме. Питались там, снимали долгими сменами. Кстати, думали, что будет тепло - съемки шли в Крыму, под Симферополем, - но было очень холодно. И ветер. Поэтому было очень тяжело. Особенно, наверное, женщинам. Я-то играю пожилого человека, и на мне было много всего надето, у меня были чуни теплые, так что мне было комфортно и тепло. А женщины изображали, что 20-ть градусов - ходили в платьях, халатах и купальниках. Так что да - им было очень непросто, но они все это выдержали, ведь они у нас сильные, физически здоровые. О партнерах по картине и о режиссере Олеге Погодине. Партнеры на картине у меня были замечательные. Четверо, кстати, украинского происхождения. Это, во-первых, Лариса Ивановна Малеванная. Я ее помню по героическим ролям в ленинградском БДТ при Товстоногове. Она замечательный человек и прекрасная актриса. Потом - это Сережа Гармаш, который сейчас в России, по-моему, номер один. И Петр Зайченко. Про себя не говорю. Нам было хорошо, мы все дружили. И с другими артистами, конечно. Вообще, вся группа была очень хорошая: операторы, осветители, звукооператоры… И, конечно, режиссер Олег Погодин. Хотя из-за того, что он сам написал сценарий, были небольшие сложности, ведь он - автор и ему именно вот это слово очень нравится. Правда, поговорив с ним, все-таки можно было что-то изменить. Я, например, привнес выражение «падла волохатая». Режиссеру понравилось, но авторские я у него не беру. (Смеется). О личном восприятии фильма. Историю семьи Шамановых в фильме я воспринимаю, прежде всего, как отец. Наверное, даже на подсознательном уровне. У меня ведь есть свой сын, он наградил меня тремя внуками. Я ими очень горжусь, переживаю за них, воспитываю. А герой мой хотел выстроить дом, чтоб все его дети и внуки жили вместе. Но так редко бывает, чтоб большая семья жила вместе, оставалась на земле и занималась одним делом… У меня схожая мечта - чаще собираться всем вместе. К счастью, примерно раз в месяц удается. Это всегда такая радость! Я во время таких встреч чувствую себя, как дон Корлеоне. Молчу и наблюдаю за ними за всеми - любуюсь.

Россия вообще антикинематографическая страна. Режиссер фильма "Дом" Олег Погодин рассказывает о России, критиках, современном зрителе, таланте и вдохновении. "Дом" - сугубо национальная история? Учитывая наши реалии и особенности нашего национального характера, "Дом", безусловно, фильм российский. Хотя и в Латинской Америке и в Китае, и в Японии найдутся семьи, в которых именно так воспитывают детей, в которых царит такой вертикальный иерархический уклад, где фигура отца стоит сверху, а остальные являются практически его подчиненными. Россия вообще иерархическое государство. Вертикаль власти в нашей стране - абсолют. Если говорить о протестантских странах, то там есть понятие протестантской ячейки, когда каждый сектор отвечает за себя и за другой сектор. А у нас за всех отвечает старший. Герои все время подчеркивают, что они русские люди, и в этом их сила. Трагический финал - это от переизбытка русскости или, наоборот, от нехватки? Да дело не в русскости. Я хотел рассказать о насилии, показать, что оно ведь произрастает не вне гуманитарных ценностей, а внутри них. Семья же это тоже система ценностей, и воспитание у Шамановых ставит насилие как метод во главу угла. А почему вдруг система дала сбой, привела к обратному эффекту именно сейчас? Еще же дед в свое время белых расстреливал? Или это христианское воздаяние? Насилие - это бумеранг. Так и начинается расползание общества. Сначала один перестает общаться с другим, потом накапливаются обиды. А что касается христианства, то за весь фильм икона появляется лишь однажды, да и то стоит у пьющего интеллигента, который по сути не особенно-то и верит. В этой семье Бога нет. Она Бога не осознает. Здесь и страсти закипают неосознанно. Вообще в любом народе, а в нашем особенно, много неосознанного. Отец говорит: "Не этого я хотел". А чего ты хотел? В основе его второго разговора с сыном лежит неумение сказать о своей любви к нему. Он снова долдонит про силу и банально не может сказать, как переживает. Единственный, кто здесь формулирует внятно, что любить тяжело, - сестра, а единственный кто говорит, что любить надо, - бандит, хлебнувший насилия выше крыши. Это фильм о грехе и воздаянии. Неосознанный грех не перестает быть грехом. Библейский мотив есть, но он скрыт. Мне не хотелось решать его в лоб. Можно сказать, что моя картина только по видимости русская, а по методам смыслового сложения и драматургии - американская. В советском кино вообще редко что-либо решалось через внутренний мир людей. И сегодня это наследие работает. Надо либо через звонкую метафору, как у Тарковского, либо взять и в качестве нравоучения ввести напрямую в действие священника, как в "Острове". "Остров" по сути - советский фильм. Правда, хороший советский фильм. Почему вы оставляете в живых самых никчемных персонажей? Цельного человека не изменить. Можно говорить все что угодно о Григории Шаманове, но он личность завершенная, он меняться не будет. А эти двое - слабые, расхламленные в разные стороны люди, я им даю шанс. Им придется стать другими, стать сильнее, чтобы заботиться о детях. Им не удалось стать цветом интеллигенции, но зато предстоит стать хотя бы просто людьми. Не было соблазна после такого веселого бади-муви, как "Непобедимый", продолжать в том же духе? Конкуренции-то почти нет. Все как раз серьезные притчи снимают. Я сейчас работаю над приключенческим боевиком про Куликовскую битву. Так что я и не уходил. Я хотел сделать из "Непобедимого" (он, кстати, в рабочем варианте назывался лучше - "Человек Востока") боевик с элементами политического памфлета, где даже главный герой не совсем правильный. В каком-то смысле, он как раз воспитанник дома Шамановых. Нас четыре года мотало с проектом. Вначале он задумывался как продолжение сериала "Родина ждет". Действие должно было происходить в Индии, а потом режиссера с проекта сняли, пришлось переделывать в четырехсерийный формат. Потом ушел Хабенский (он должен был играть Шеринга), а мы уже были в запуске, поэтому бюджет существенно уменьшился, и экшном пришлось жертвовать. Многое должно было быть по-другому: генералы не были кабинетными, сюжетная схема была сложнее. В итоге пришлось перевести все на прямой конфликт Кремнева и Шеринга, а этого недостаточно. В общем, у меня сложное отношение к этой картине. А вот "Дом" на мой взгляд, получился. А вы правда закончили киноведческий факультет? Да, хотя я как киновед даже не заявился. Так, прочитал пару лекций в гуманитарных университетах по истории кино. Киноведческая закалка как-то отражается на режиссерской работе? Ну конечно - нет свободного видения. С другой стороны, знания меня не угнетают. Например, в "Куликовской битве" я намеренно опираюсь на Куросаву и его дзедайгеки (фильмы про самураев). А Куликовская битва как соотносится с современностью? Это приключенческий фильм, поэтому историю напрямую на наш день не спроецируешь. Но многое и правда похоже. XIV век на Руси был веком глобализированного общества. Это не была лапотная Русь, где все задыхались от голода и гнета невежества. Новгородское княжество было самым образованным и продвинутым. Купцы знали по 5-6 языков. С московским княжеством было сложнее. Это был спрут, который, как и сейчас, поглощал все что было в русских княжествах. Мы были открыты миру на тот момент. У нас не было идеологии неприятия, скажем, татар или хазар. Нет, когда надо было, дружина объединялась и давала отпор, но не было неприятия другого образа жизни. Москва давала Нижегородскому княжеству свободно развиваться, но все равно все под собой держала. Был свой "телевизор" в образе просвещенных купцов, были инновации того времени, например, подзорные трубы, дамасская сталь, зеркала карманные. Куликовская битва стала моментом выбора между западным путем развития и евразийским, которым мы до сих пор развиваемся. Но мы же до сих пор регулярно смотрим на запад и пытаемся переориентироваться? Что-то пока не очень получается. Россия всегда шла путем страдания. Ухудшенный вариант уже прошли при советской власти, сейчас чуть лучше, но в принципе, тоже самое. Но страдать вечно нельзя, и, может быть, мы куда-нибудь и выйдем. Чего не хватает современной кинокритике? Никто не интересуется, из какого сора растут цветы. Нужно знать производственный процесс, уважать и любить кино. Сегодня критика разговаривает сверху, с надменной снисходительной интонацией. "Это мы видели, и это тоже видели, и все мы видели". А кино ведь не только для вас, ребята, да и скорее всего - не для вас. Оно для зрителей. Кинокритика сегодня ушла от этической и эстетической дихотомии, она больше не делит кино на хорошее и плохое, она его делит на смотрибельное и несмотрибельное. Хавается или не хавается, в соответствии с требованиями коммерческого рынка. При этом орел здесь не тот, кто выше взлетел, а тот, кто больнее клюнул. Сколько критиков обрушилось на "Непобедимого"... Многие хвалили... Я знаю, но все же. Притом что он несовершенен, такого отношения он не заслуживает. Это была первая попытка сделать актуальный отечественный боевик, а не боевик с абстрактными злыми силами. Можно было поругать, было за что, но никто из критиков даже не отметил саму попытку. Критик - это зритель, только более знающий. Если он на самом деле хочет что-то понять, то должен нырять глубже. А так, читаешь любую рецензию и видишь вместо понимания какую-то школу злословия и ярмарку тщеславия в одном флаконе. Самое интересное в кино, на мой взгляд, это авторы и то, как они снимают фильмы. Если критику или киноведу на это наплевать, ничего он никогда не поймет. Россия вообще антикинематографическая страна. У нас, например, сегодня почти нет кинолитературы. А в той же Канаде можно на каждой бензоколонке найти две-три книжки о кино. Причем серьезные. Я в Торонто на одной бензоколонке купил "Разговоры c Билли Уайльдером" Кэмерона Кроу, а на другой - монографию о Джоне Форде. А вы не планируете что-то такое написать? Тем более опираясь на режиссерский опыт. Я хотел бы сделать, и может быть еще сделаю, книжку-интервью с Андреем Кончаловским. Книжки-интервью - это же самое интересное. Очень люблю Питера Богдановича. Все, что он пишет, действительно сделано с пониманием и любовью к кино. Вот вы сказали, что кино не для критиков, а для зрителей, а вот зритель у "Непобедимого" и у "Дома" он один и тот же? Нет. Непобедимого смотрели в основном молодые, и они, мне кажется, его не поняли. Просто не прочитали картину, как я того ожидал. Вообще зритель, способный прочитать полижанровое произведение - уходящая натура. Появился тип зрителя, который требует определенности: пришел смеяться, значит надо смеяться до смерти, пришел смотреть боевик, значит пусть Джейсон Стэтэм безостановочно всех мочит. Мое поколение выросло на полижанровом кино. "Белое солнце пустыни" - это полижанровый фильм. "Кто есть кто" с Бельмондо, одна из моих любимых картин такого плана, - это сочетание серьезного и смешного. Сейчас из экшна ушел элемент игры со зрителем. Вот, например, "Смертельная гонка" П. С. Андерсена - все очень изощренно в плане каких-то визуальных штук, но у картины напрочь отсутствует второе эмоциональное дно. Да какое дно, это все плоскость, разрисованная граффити. В "Безумном Максе" юмор был, а здесь нет. Для меня художник, это тот, кто способен внести в фильм более одной интонации. Выдержать одну интонацию от начала до конца - вопрос самодисциплины, а добавить что-то сверх этого - вопрос таланта и вдохновения. Не мне судить, получается ли у меня, но я, во всяком случае, стараюсь. (текст: Павел Прядкин)

Фильм потрясающий! Он поднимает проблемы намного глубже и острее, чем просто "бандит-братва-телка". Проблемы эти остросоциальные и распространенные. Мы проживаем нашу жизнь, кого-то обижаем, обижаемся сами, делаем больно, наносим душевные раны, которые никогда не затягиваются, живем с чувством глубокой обиды и претензии, в основном к близким и родным людям, а потом их не станет... Останется только невыносимая боль за недосказанность, за то, что не поняли, не простили, не были прощены, за то, что не сказали Люблю... Очень тяжелый и пронзительный фильм! Любите и относитесь трепетно к своим близким прямо здесь и сейчас, ведь потом будет поздно... (Booboohead, Одесса)

Жесткая, криминально-эпическая драма Олега Погодина под веским названием «Дом» скрывает не тривиальный триллер в антураже мрачного поместья, а настоящую сагу о страстях человеческих. Донские степи издавна вдохновляют на произведения масштабные, полные свежих потоков смысла, страстей и эмоций - не стал исключением и новый фильм Олега Погодина. Герои картины семья Шамановых - крепкий с виду донской клан, патриархальное семейство, населяющее огромное поместье в живописном степном уголке. Но хутор Шамановых пользуется сомнительной славой у местных жителей: глава семейства Григорий (Богда Ступка) - лютый, скорый на расправу мужик. Жена его Надежда Петровна (Лариса Малеванная), старается менять мужнин гнев на милость, однако власть однозначно в руках отца семейства. Григорий держит своих трех сыновей и дочь в железных рукавицах самовластного порядка, и даже одно это противостояние нарождающейся, молодой «шамановской» дури с матерым, полным самодурства «порядком» отца могли бы стать полноценной интригой картины. Ведь персонажи «Дома», представители клана Шамановых, по силе своей и накалу страстей дотягивают порой и до шолоховских донских казаков. Бузит и беснуется непутевый Сергей (Владимир Епифанцев), изнывая от тоски и бездеятельности. Замыкается в себе, диссиденствует, мечтает сбежать младший сын, герой Ивана Добронравова. Спивается полуинтеллигентный Игорь (Глеб Подгородинский), муж полуоткрыто гулящей Натальи Шамановой (Екатерина Редникова). Второй по старшинству, молчаливый, угрюмый Дмитрий (Игорь Савочкин) со своей семьей терпеливо ждет, когда власть в доме перейдет в его руки. Однако верится в этот мирный переход власти с трудом - больно крепка, живуча шамановская порода. До сих пор живет и требует к себе внимания полуслепой, парализованный дед Шаманов, активный красный расстрельщик времен Гражданской войны. Именно столетний юбилей деда становится поводом для полного сбора семейства Шамановых, включая и родного брата Григория, комичного резонера-демагога Алексея Ивановича (Петр Зайченко), и живущей в Москве дочери Тамары Шамановой (Евгения Дмитриева), затащившей на юбилей деда своего мужа Ройтмана (Александр Назаров). Гости привносят нечто живое, непосредственное, комичное в тревожно-торжественное, готовое в каждую секунду разрядится зуботычиной, выстрелом, руганью ожидание праздника в доме Шамановых. Но главным гостем дома становится самый старший брат, Виктор (Сергей Гармаш), неожиданно вернувшийся домой. За двадцать пять лет отсутствия Виктор, из напористого жигана, которым покинул родной дом, угодив в тюрьму по глупости, превращается в настоящего, окруженного свитой, авторитета, решающего вопросы на самом серьезном уровне. В тернистой карьере Виктора наступил переломный момент - один из его подельников по мрачным делам неожиданно достигает больших высот в политике и объявляет Виктора в розыск. По его следам идут матерые агенты-федералы во главе с героем Кирилла Полухина, для которого есть только один вопрос - убить только Виктора или придется класть всю семью Шамановых? Не трудно заметить, что картина Погодина выходит ровно год спустя после шокирующего массового убийства в станице Кущевская. Конечно, «Дом» Погодина ни в коей мере не экранизация криминальных сводок, и не попытка киноадаптации этой человеческой трагедии. Но удивительная рифмовка происходящего в драме Погодина и событий в станице годичной давности наводит на размышления. Впрочем, как классическая криминальная драма «Дом» и должен наводить на серьезные и даже грустные мысли. Погодин, кажется, продолжает начатую «Бумером» Петра Буслова и «Чужой» Антона Борматова традицию живого, беспристрастного, вдумчивого и очень достоверного анализа криминальной составляющей российской действительности. Однако в фильме Погодина действие разворачивается в живой, дышащей полынью и мерцающей звездами степи, и драмы отдельных людей сливаются в кричащее море трагедии целого семейства, а, значит - целой страны. Картина «Дом» Олегу Погодину безусловно удалась: динамичная, драматически полноценная, с живыми, любящими, хоть и пораженными агрессией и недоверием героями. Картина не лишена и фирменного погодинского жесткого юмора, то есть это не искусственная «слезовыжималка» с нарочито мрачной атмосферой, а максимально жизненное кино. «Дом» стал результатом сплоченной работы команды профессионалов: относительно крупный бюджет картины развязал режиссеру руки в вопросах подбора актеров. Помимо десятка блестящих современных актеров в картине используется музыка, специально написанная Эдуардом Артемьевым («Утомленные солнцем», «12», «Глянец»). Сочетание музыки с операторской работой Антуана Виваса-Денисова («Кука», «Каникулы строгого режима», «На море») передает самые тонкие оттенки настроения картины. Олег Погодин шагнул от опыта незатейливых, трагикомичных и пародийных «бондиад» вроде картин «Непобедимый » и «Родина ждет» в сторону настоящего кинематографического шедевра, где яркие актеры соответствуют трагичному пейзажу, сюжет не дает расслабиться на протяжении всех двух часов своего развития, а концовка - гарантированно! - повергнет в шок любого зрителя. Думается, после просмотра «Дома» станет понятно, почему в своем интервью «Известиям» на вручении Ордена Почетного легиона Андрон Кончаловский признался, что следит за творчеством Погодина с таким же интересом, как и за творчеством Андрея Звягинцева, Александра Сокурова и Сергея Лобана. В любом случае несомненно, что сентябрь не вышел бы таким плачевным с точки зрения кинопроката, если бы премьера фильма «Дом» состоялась бы месяца два назад. (сныть)

Писать рецензию на российский фильм подобно очередной попытке убедить людей, которые тебе доверяют, дать шанс отечественному кинопрому. Будучи человеком не потерявшим толерантность и не переставшим давать эти самые шансы, раз за разом смотрю наши фильмы, то плюясь, то восхищаясь. И есть от чего. Вышедшие на экраны фильм «Дом» повествует о большой семье, живущей в большом доме среди донских степей. На столетие самого старшего члена семьи в гости приезжают дети, некогда покинувшие родительский дом. Один из них Виктор, который пропадал 25 лет. После получаса просмотра понимаешь, что «Дом», это прежде всего драма, повествующая о непростых взаимоотношениях в большой семье, в которых есть все, кроме любви. Количество персонажей растет с каждой минутой фильма и поражает не только ширина драматического спектра, но и попытка показать глубину всех характеров. Попытка на мой взгляд удачная. Режиссеру удалось за 2 часа полноценно раскрыть драму внутри семьи и трагедию в финале. По моему мнению, именно это не удалось Михалкову, который хотел показать слишком много, но лишь раздул на две части продолжение «Утомленных солнцем». Кстати, именно первую часть мне напомнил «Дом», сюжетный прием схож - персонаж возвращается в дом, в котором давно не был. И именно от такой ассоциации, в голове закралась мысль, что фильм снят под Оскар. Американским киноакадемикам придется по вкусу такой хлесткий, глубокий драматизм. Не буду говорить про актерскую игру. Думаю, и так понятно, чего добивался режиссер утвердив на главные роли Гармаша, Ступку, Редникову и т. д. Обладая некой актерской харизмой они как по нотам выворачивают нутро русской души. Подытожу. Если вы еще оставили хотя бы 1 шанс отечественной киноиндустрии и ходите в кинотеатры не только, чтобы пожрать попкорн и поржать над блевотными голивудскими шуточками, то фильм «Дом» несомненно заслуживает вашего внимания. (mad_in_head)

comments powered by Disqus