на главную

МУХА (1986)
FLY, THE

МУХА (1986)
#20348

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Ужасы
Продолжит.: 96 мин.
Производство: США
Режиссер: David Cronenberg
Продюсер: Stuart Cornfeld
Сценарий: George Langelaan, Charles Edward Pogue, David Cronenberg
Оператор: Mark Irwin
Композитор: Howard Shore
Студия: Brooksfilms

ПРИМЕЧАНИЯшесть звуковых дорожек: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (D2lab) [5.1]; 2-я - проф. закадровый многоголосый (ОРТ); 3-я - проф. закадровый многоголосый (R5); 4-я - проф. закадровый многоголосый (Рен ТВ); 5-я - авторский (А. Михалев) [5.1]; 6-я - оригинальная (En) [5.1] + рус. субтитры в 2-х вариантах (Кузнецов; R5), укр. и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jeff Goldblum ... Seth Brundle
Geena Davis ... Veronica Quaife
John Getz ... Stathis Borans
Joy Boushel ... Tawny
Leslie Carlson ... Dr. Cheevers
George Chuvalo ... Marky
Michael Copeman ... 2nd Man in Bar
David Cronenberg ... Gynecologist
Carol Lazare ... Nurse
Shawn Hewitt ... Clerk

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4270 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x694 AVC (MKV) 4256 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, Ua, En
 

ОБЗОР «МУХА» (1986)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

История ученого-биолога, занимающегося телепортацией живых существ. Однажды в его стильную лабораторию залетает муха. В результате попадания в эксперимент чужеродного тела происходят сложные генетические изменения, и сам ученый превращается в гигантскую отвратительную муху. Дэвид Кроненберг поставил ремейк классического фильма 1958 года. В первом фильме человек и муха поменялись головами, а в этой версии человек и муха стали одним, совершенно другим существом.

Ученый Сет Брандл (Джефф Голдблюм) сообщает молодой журналистке Веронике Квайф (Джина Дэвис), что сделал революционное открытие - сконструировал уникальный прибор для телепортации материальных предметов. Вероника соглашается стать хроникером исследований Сета, и у них вскоре завязываются личные отношения. Однако в пылу успеха Брандл ставит эксперимент на себе, не заметив, что в аппарат залетела обычная комнатная муха. В результате два организма, человека и насекомого, образуют отвратительный гибрид... (Евгений Нефедов)

Талантливый и немного эксцентричный ученый Сет Брандл изучает проблемы телепортации. Начав с перемещения в пространстве неодушевленных предметов, гений от науки решает поэкспериментировать с живыми существами. Воодушевленный удачным результатом опыта по телепортации обезьяны, он сам хочет стать объектом эксперимента. Но по воле случая в стерильную камеру залетает муха. Это маленькое насекомое навсегда меняет жизнь Сета - он становится другим. Другим существом...

Корреспондентка журнала «Частица» Вероника попадает на прием, где собирается весь ученый мир Америки и знакомится с одним из молодых ученых. Сет Брандл занимается телепортацией. Он сконструировал «телепорты», позволяющие разбирать предметы на составные части в одном «телепорте» и собирать в другом. Но до сих пор ему не удавалось телепортировать живую плоть. Вероника непроизвольно подает идею и помогает осуществить телепортацию обезьяны, после чего он решается поставить опыт на себе. Ужасная случайность приводит к непредвиденным и трагическим последствиям. В эксперимент вмешалась обычная домовая муха и с ученым происходит мутация.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1988
Номинации: Лучшие визуальные эффекты (Крис Уолес, Джон Берг, Луис Крейг, Хойт Джетман), Лучший грим (Крис Уолес, Стефан Дюпуи).
ОСКАР, 1987
Победитель: Лучший грим (Крис Уолес, Стефан Дюпуи).
ФАНТАСПОРТО, 1987
Номинация: Лучший фильм (Дэвид Кроненберг).
ХЬЮГО, 1987
Номинация: Лучшая драматическая презентация.
АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 1987; 2006
Победитель: Лучший фильм ужасов, Лучший актер (Джефф Голдблюм), Лучший грим (Крис Уолес).
Номинации: Лучшая актриса (Джина Дэвис), Лучший режиссер (Дэвид Кроненберг), Лучшая музыка (Говард Шор), Лучшее DVD-издание классического фильма (2006).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1987
Победитель: Лучший актер (2-е место) (Джефф Голдблюм).
ФЕСТИВАЛЬ ФАНТАСТИЧЕСКОГО КИНО В АВОРИАЗЕ, 1987
Победитель: Специальный приз жюри (Дэвид Кроненберг).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1986
Номинация: Лучшая десятка фильмов.
ОБЩЕСТВО КИНООПЕРАТОРОВ КАНАДЫ, 1987
Победитель: Лучшая работа оператора (Марк Ирвин).
ВСЕГО 6 НАГРАД И 11 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм снят по одноименному рассказу французского писателя Жоржа Ланжелана (George Langelaan) и является ремейком одноименного фильма 1958 года режиссера Курта Ньюмана (Kurt Neumann).
К работе над фильмом приступил режиссер Роберт Бирман, так как Дэвид Кроненберг готовился снимать боевик «Вспомнить все». Но Бирман вскоре выбыл из проекта из-за трагической гибели одного из членов его семьи. Режиссер посчитал, что не сможет работать над таким мрачным фильмом. Кроненберг полюбовно расторг контракт с продюсером Дино Де Ларуентисом и взялся за «Муху».
Тим Бертон также рассматривался в качестве режиссера, а кандидатом на главную роль был Майкл Китон.
Первоначальный сценарий написал Чарльз Эдвард Пог, а Кроненберг, когда приступил к режиссуре, существенно переделал сценарий, изменив характеры героев, их имена и некоторые диалоги. Но основная сюжетная линия осталась неизменной.
Одним из продюсеров «Мухи» был Мел Брукс, но он не хотел, чтоб его имя мелькало в титрах такого жуткого фильма.
Съемки проводились с 1 декабря 1985 по 28 февраля 1986 в канадских городах Торонто и Клейнбург, а также в Сан-Рафеле (Калифорния).
Бюджет: $15,000,000.
Джеффа Голдблюма в сценах, где он превращался в муху, перед съемками гримировали в течение пяти часов, а гримеры из «Chris Walas, Inc.» изучили массу иллюстрированных книг по различным заболеваниям.
Желудочная кислота мутанта была сделана из меда, яиц и молока.
Кроненберг играет акушера, который вытаскивает из чрева Вероники личинку мухи (на экране видны были только его глаза).
Исполнители главных ролей Джефф Голдблюм и Джина Дэвис в момент съемок уже состояли в любовной связи. Через год они поженились, но уже через три года разошлись.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=91064.
Кадры фильма - http://www.blu-ray.com/The-Fly/18203/#Screenshots.
Информация об альбомах с саундтреком: http://www.soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=1669; https://www.soundtrack.net/movie/the-fly-1986/.
Цитаты из фильма. Брандл: У меня начали выпадать зубы. Моя аптечка теперь - это музей биологической истории Брандла. Хочешь посмотреть, что там еще лежит?; Брандл: Болезнь уже явила мне свое предназначение. Мы больше можем не волноваться о заразе... Я знаю, что ей нужно. Вероника: И что же ей нужно? Брандл: Болезнь хочет... превратить меня во что-то иное. Это не так уж и плохо, правда? Большинство людей отдали бы все, чтобы превратиться во что-то другое. Вероника: Превратиться во что? Брандл: А ты во что думаешь, в муху? Я превращаюсь в ста восьмидесяти пяти фунтовую муху? Нет, я становлюсь чем-то, что никогда еще прежде не существовало. Я превращаюсь в... Брандлмуху! Тебе не кажется, что это стоит нобелевской премии, или двух?; [рассказывая про свою работу с Брандлом] Вероника: Неужели ты не понимаешь? Наконец то я наткнулась на что-то большое. Огромное! Статис Боранс: На что, его член?; Брандл: Я не был чист. Телепортация настаивает на абсолютной чистоте, а я не был. Вероника: Я не понимаю, о чем ты. Брандл: Муха... залетела... в трансмиттер в тот первый раз, когда я был один. Компьютер... не понял этого - там не должно было быть двух разных генетических последовательностей - и он решил... у-м-м... соединить нас вместе. Он нас поженил, меня и муху. А мы даже не были как следует представлены друг другу.; [после неудачного теста телепортации] Вероника: [снимая на камеру] Мир хочет знать, что ты сейчас думаешь. Брандл: Бл...! Вот что я сейчас думаю. Вероника: Хорошо... Мир это и хочет знать; Брандл: Я думаю, ты совершаешь ошибку. Мне кажется, ты очень хочешь поговорить со мной. Вероника: Извини, мне еще надо взять три интервью, прежде чем закончится эта вечеринка. Брандл: Ну да, только другие парни не работают над тем, что вскоре изменит мир, каким мы его сейчас знаем. Вероника: Они все говорят, что работают именно над такими проектами. Брандл: Да, но они лгут. А я нет.
Премьера: 15 августа 1986 (США).
Слоганы: «Half man. Half insect. Total terror»; «Be afraid. Be very afraid»; «Help me. Please, help me»; «Something went wrong in the lab today. Very wrong»; «There is a limit, even to the imagination, where our greatest creations meet our deepest fears. Doctor Seth Brundle is about to go beyond that limit... and he's bringing you for the ride».
"Рассказ, полный ужаса и величия... Это и трагическая история любви, и леденящее кровь зрелище... Картина проникает в самые темные уголки Вашего подсознания" - The Los Angeles Times.
Некоторые критики усмотрели в этом фильме метафору на симптомы и последствия СПИДа, но сам режиссер отмахнулся от этого утверждения.
"«Муха» с Джеффом Голдблюмом, Джиной Дэвис и самим режиссером в роли гинеколога - долгое время оставалась у нас самой известной картиной Кроненберга. Кафкианский кошмар энтомологических метаморфоз, привитый к раскидистому дереву романтических комедий, стабильно входил в малый позднеперестроечный набор видеокассет" - Сергей Полотовский.
«Муха» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v17925.
«Муха» в каталоге Американского института кино - https://catalog.afi.com/Catalog/moviedetails/68348.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 91% на основе 57 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/1007602_fly).
На Metacritic фильм получил 79 баллов из 100 на основе рецензий 11 критиков (http://www.metacritic.com/movie/the-fly).
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «1000 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть» по версии газеты Guardian; «501 Must See Movies»; «100 лучших фильмов» по мнению журнала Time; «500 лучших фильмов ужасов» по мнению пользователей сайта IMDb (42-е место); «100 величайших научно-фантастических фильмов» по версии ресурса Total Sci-Fi Online (31-е место); «100 лучших фильмов ужасов» (23-е место) по мнению деятелей жанра (Time Out); «100 величайших фильмов ужасов» по версии Slant Magazine (10-е место); «Лучшие фильмы» по версии сайта They Shoot Pictures, Don't They?; «Рекомендации ВГИКа».
Рецензии: http://www.mrqe.com/movie_reviews/the-fly-m100017504; https://www.imdb.com/title/tt0091064/externalreviews; https://criticsroundup.com/film/the-fly-cronenberg/.
Прямая отсылка к фильму присутствует в мультсериале «Черепашки-ниндзя» (2012-2017). Злой ученый Бакстер Стокман также превращается в мутанта-муху внутри технического устройства, которое, впрочем, было не телепортом, а машиной казни.
Остальные фильмы серии: 1958 - «Муха» (The Fly); 1989 - «Муха 2» (The Fly II); 2008 - «Муха» (Fly).
Станислав Битюцкий. Мифология Дэвида Кроненберга - http://cineticle.com/focus/497-david-cronenberg.html.
Дэвид Кроненберг / David Cronenberg - режиссер, сценарист, продюсер. Один из крупнейших представителей американского независимого кино канадский режиссер Дэвид Кроненберг родился 15 марта 1943 в Торонто. Его мать была музыкантом, а отец писателем. Первым опытами Кроненберга в кинематографе были два экспериментальных короткометражных фильма, снятые во время обучения в университете Торонто («Стерео», 1969 и «Преступления будущего», 1970). Первый коммерческий фильм Кроненберга, «Мерзость», вышел на экраны в 1975. Широкое внимание привлек к режиссеру вышедший в 1982 году «Видеодром», ставший одним из стилеобразующих фильмов десятилетия. До начала 2000-х Кроненберг специализировался на жанре «боди-хоррор» (буквально, «ужас тела», источник ужаса - необъяснимые мутации человеческого тела). Многие из его картин поднимают проблему того, что принято считать нормальным, а что - ненормальностью, фокусируясь на зыбкости грани между этими понятиями. После фантастического триллера «Экзистенция» (1999, «Серебряный медведь» Берлинского фестиваля), вышедшего на экраны за несколько месяцев до «Матрицы» и поднимающего сходную философскую проблематику, внимание режиссера стало смещаться от ненормальностей телесных к ненормальностям общественным. В фильмах 2000-х годов, которые получили высокую оценку критиков, Кроненберг в нуаровых красках рисует беспросветно мрачный мир, где царит коренящееся в самой человеческой природе насилие. Изредка Кроненберг снимается в фильмах других режиссеров. В 1999 режиссер возглавлял жюри Каннского кинофестиваля.

СЮЖЕТ

На вечеринке гениальный изобретатель Сет Брандл (Джефф Голдблюм), сотрудник компании «Bartock Science», после научной конференции пригласил в свою лабораторию журналистку из таблоида Веронику Квайф (Джина Дэвис) и продемонстрировал ей свою работу. Он показал ей два металлических кокона в разных концах лаборатории, которые оказались телепортационными камерами, или, как их называл ученый, телеподами. Эксперимент по мгновенному перемещению материи с кружевным чулком поначалу не произвел на девушку впечатление. После того, как она выяснила, что Сет Брандл семь лет работал над этим проектом, что его опыты были засекречены, Сет предлагает Веронике стать хроникером завершения исследований по телепортации. Также Вероника понравилась Сету, что в итоге сыграло роковую роль. Она начала писать книгу об ученом, снимать на видео его эксперименты и исследования, записывать интервью. Позже между журналисткой и ученым завязался роман. Опубликовать материал журналистка могла только после патентования этого метода фирмой «Bartock Science». Тем не менее, это не мешало ее отношениям с Сетом. В это время ее бывший любовник и настоящий шеф Статис Боранс (Джон Гец), испытывая чувство ревности, стал часто вызывать к себе и посылать Веронику на другие задания, что стало причиной следующего эксперимента Сета Брандла. В один из вечеров Вероника ушла от него, чтобы раз и навсегда разобраться с Борансом, а пьяный изобретатель решается поставить опыт по телепортации на человеке. На себе самом. До этого момента все опыты на обезьянах заканчивались провалом - смертью лабораторного животного. После перепрограммирования установки повторный опыт с бабуином прошел удачно, и Сет, запустив систему в автоматическом режиме, зашел в первый телепод и спустя несколько секунд вышел из второго телепода целым и невредимым. Но не совсем человеком. Вместе с Сетом телепортировалась и случайно залетевшая в телепод обыкновенная муха. Компьютер произвел слияние Брандла и мухи на молекулярно-генетическом уровне, от чего ученый начал постепенно видоизменяться. Сначала внутренне, затем и внешне. В первые дни Брандл ощутил сильный прилив энергии, особенно сексуальной, употребление пищи свелось к одним сладостям, он стал нечеловечески сильным (смог, соревнуясь в армрестлинг, легко сломать руку своему противнику), в то же время он стал раздражительным и равнодушным. Через месяц в его теле начались необратимые изменения: лицо покрылось язвами, на теле начали расти жесткие волосы, началась хромота, вместе с тем он приобрел возможность ползать по стенам и по потолку. Зная о происшедшем с возлюбленным, Вероника, которая не смогла пережить перемены и в поведении, затем и во внешнем облике Брандла, узнает, что беременна и решает сделать аборт. Она обращается за помощью к Статису Борансу, но Сет успевает похитить ее из больницы. Зная, что его превращение в чудовище необратимо, он решает, соединив системой проводов три телепода, слиться с ней и ребенком с помощью телепортации в единое существо. Боранс желает помешать этим планам человека-насекомого. Он приходит в лабораторию с ружьем и целью уничтожить чудовище. В короткой схватке Сет лишает Боранса кисти руки и стопы, выплюнув на них свою едкую желудочную кислоту. Тем не менее Боранс, нажав на спусковой крючок ружья уцелевшей рукой и перебив провода, успевает спасти девушку из кокона. Телепортация состоялась в момент, когда мутант пробил стеклянную дверь телепода и пытался выйти из него. На свет выполз другой монстр - нежизнеспособный результат слияния Брандла-мухи и части телепода. Новый мутант совершает самоубийство, направив ствол оружия, поднятого Вероникой, себе в голову. Вероника убивает монстра. (ru.wikipedia.org)

Ремейк фильма 1958 года об ученом, который в результате эксперимента по телепортации превращается в получеловека-полунасекомое. Что сделали Кроненберг и сценарист Чарлз Эдвард Поуг, так это воспроизвели ту же тему, начинив ее спецэффектами высочайшей технологии. Ужас этой генетической трансформации заключается в том, что зритель поэтапно видит происходящие изменения: прыщи на спине, яростная сексуальная энергия, необходимость выташнивания кислоты на пищу перед употреблением. Ученый цитирует Кафку: "Я - насекомое, которому снилось, что оно человек, а теперь сон окончился". Игра Голдблюма абсолютно и трагически убедительна. (М. Иванов)

Молодой ученый проводит научные опыты по телепортации - перемещению предметов и живых тел путем разложения их на молекулы и последующего синтеза. Он экспериментирует на себе. Под стеклянный колпак залетает муха, которая при трансформации смешивается с молекулами его тела... Первая половина картины представляет собой, скорее, мелодраму о любви гениального ученого и очаровательной женщины. Но после сцены роковой телепортации Дэвид Кроненберг ("Видеодром", "Мертвая зона" и др.) попадает в свою стихию. Используя последние достижения кинотехники, он создает незабываемый аттракцион превращения главного героя в гигантское насекомое... Разумеется, из "Мухи" можно вычленить "слона": серьезную идею об ответственности человека и науки за эксперименты над Природой. Однако картина Кроненберга в целом далека от того, чтобы превратиться в философскую притчу. В первую очередь, это щекочущее нервы развлечение. Кстати, фильм Д. Кронеберга по сути ремейк одноименной картины 1958 года... (Александр Федоров)

Первоначальную версию сценария написал кинодраматург Чарльз Эдвард Поуг, державший в уме не только литературный первоисточник, но и экранизацию, увидевшую свет в 1958-м - буквально на следующий год после того, как одноименный рассказ британского журналиста и писателя Жоржа Ланжелана был опубликован в журнале Playboy. Его выбор не вызывает удивления, поскольку картина Курта Ноймана осталась в истории американского кинематографа одним из самых ярких примеров хорроров класса «B»... Но Дэвиду Кроненбергу этого показалось недостаточно. Режиссер дал согласие осуществить постановку1 лишь при условии, что по собственному усмотрению переработает сценарий и пригласит членов своей старой команды; он же остановил выбор на кандидатуре Джеффа Голдблюма, заставив студию поверить в сравнительно малоизвестного тогда актера. Кроненберг и в ранних-то, канадских работах насыщал2 события, страшные и просто физиологически неприятные, философским подтекстом. Тем более на глубокомысленные размышления наводит участь гениального Брандла, как выдающегося представителя современной науки - той области, что позволила человечеству вырвать у Вселенной великие тайны и почувствовать себя повелителем окружающего мира. Вернее, отдаться во власть этих опасных иллюзий. По иронии судьбы, среди продюсеров фильма был пародист Мел Брукс, который во избежание предвзятости у публики не хотел, чтобы его имя фигурировало в титрах. Однако Дэвид Кроненберг не без сарказма процитировал «Человека-слона» (1980) Дэвида Линча, также увидевшего свет стараниями Brooksfilms, намекнув, что в страданиях Брандла повинна уже его собственная гордыня, а не жестокая прихоть природы. Еще печальнее слышать вложенную в уста Сета реминисценцию4 из новеллы «Метаморфозы» (1912) Франца Кафки, поскольку опять же - причина регрессивных превращений человеческого организма не является мрачной тайной. Пожалуй, этот экзистенциальный мотив производит даже более гнетущее и шоковое впечатление, чем сложные визуальные эффекты и грим, сотворенный под руководством Криса Уоласа3 и отмеченный премией «Оскар». Но Кроненберг не был бы самим собой, если б, наоборот, не выразил свою мысль предельно наглядно, с массой натуралистичных подробностей. Голдблюм создает действительно интересный характер, который мучительно эволюционирует (или деградирует?) по мере того, как генетический код мухи начинает брать верх: от нескольких волосков на коже до необратимой трансформации внутренних органов. Финальный жест ученого куда как красноречив... 1 - Между прочем, впервые получив в распоряжение солидный бюджет ($15 млн.), который легко окупился: кассовые сборы в североамериканском прокате составили $40,4 млн. и еще $20,17 млн. - за рубежом. 2 - Во всяком случае пытался, как уточнили бы недоброжелатели. 3 - К слову, именно он осуществит постановку менее удачного продолжения. 4 - «Я говорю, что являюсь насекомым, которому снилось, что оно было человеком и наслаждалось этим, но теперь сон закончился, и насекомое проснулось». Авторская оценка 7/10. (Евгений Нефедов, 2014)

Фантастическая мелодрама ужасов. Это самая популярная лента канадского режиссера Дэвида Кроненберга, сделанная по заказу крупной американской киностудии "XX век - Фокс", с большим размахом (бюджет составил $15 млн., что ныне бы превысило сумму в размере $28 млн.), впечатляющими постановочными эффектами, замечательным гримом Криса Уоласа (кстати, он затем снял менее удачную вторую серию) и Стефана Дюпюи, которые преобразили человека в муху. Картина "Муха" является ремейком одноименного фильма 1958 года (тот обошелся при производстве лишь в 700 тысяч долларов) и соответствует новой моде использования старых сюжетов в более совершенной технической упаковке. Ученый-биолог Сет Брандл занимается проблемой телепортации живых существ и однажды проводит эксперимент над самим собой. Но абсолютно случайно, из-за обычной мухи, которая влетела в аппарат для телепортации, у Брандла произошли необратимые изменения на молекулярно-генетическом уровне. Однако человеческое измерение этой фантастической "страшной истории" придают романтические любовные взаимоотношения Сета и его девушки Вероники (между прочим, исполнители их ролей - Джефф Голдблюм и Джина Дэвис - в момент съемок уже состояли в личной связи, спустя год поженились, но через три все-таки разошлись). Зная о том, что случилось с ее возлюбленным, Вероника мучительно переживает различимые перемены сначала в поведении, а затем и во внешнем облике Брандла, пока не оказывается перед трагическим выбором между жизнью и смертью. Впечатляюще сыгран Голдблюмом процесс мутации главного героя - складывается ощущение, что еще до своего окончательного превращения в муху он начинает походить на нее. В то же время режиссеру, "специалисту по ужасам", не удалось избежать нескольких чересчур натуралистических, вообще отталкивающих кадров. А высокого профессионализма и увлекательности ленты "Муха", пожалуй, недостаточно для того, чтобы включить ее в список лучших произведений 80-х годов, как это сделали американские критики. 8/10. (Сергей Кудрявцев, 1990)

Как-то раз изобретатель и гений Сет Брандл (Джефф Голдблюм), сотрудник большой компании "Burton Sins" после научной конференции пригласил в свою лабораторию журналистку скандального журнала "Particle" Веронику Квайф (Джина Дэвис) и продемонстрировал ей свою работу. Он показал ей два металлических кокона в разных концах лаборатории, которые на поверку оказались телепортационными камерами. Эксперимент по мгновенному перемещению материи с ее кружевным чулком поначалу не произвел на девушку никакого эффекта. Но затем, когда она осознала... Сет Брандл уже семь лет работал над этим проектом, его опыты были засекречены, но распирающее тщеславие заставило его предложить Веронике стать хроникером завершения исследований по телепортации. К тому же она очень понравилась Сету, что немаловажно, и в итоге сыграло свою роковую роль. Она начала писать книгу о нем, снимать на видео все его эксперименты и исследования, записывать интервью и... в конце концов, оказалась в его постели. Д. Карпентер, Дж. Голдблюм и Дж. Дэвис. Хотя опубликовать материал журналистка могла только после патентования этого метода фирмой "Burton Sins", она прекрасно проводила время с Сетом. А в это время ее бывший любовник и настоящий шеф Статис Боранс (Джон Гец) сгорал от ревности, строил всяческие козни и следил за своей сотрудницей, что и стало причиной еще одного эксперимента Сета Боранса. В один из вечеров Вероника ушла от него, чтобы раз и навсегда разобраться с Борансом, а напившийся изобретатель решается впервые поставить опыт на человеке - на себе самом. До этого момента почти все опыты на обезьянах заканчивались тем, что те становились или жуткими монстрами, или вывернутыми наружу существами. Но последний опыт с бабуином оказался на редкость удачным, так что осмелевший Сет зашел в первый кокон, включил систему в автоматический режим и... спустя несколько секунд удачно телепортировался. Из второго кокона он вышел целым, невредимым, но уже не совсем человеком. Дело в том, что вместе с ним телепортировалась и случайно залетевшая в кокон обыкновенная муха. Компьютер произвел слияние Брандла и мухи на молекулярно-генетическом уровне, отчего ученый начал медленно, но верно видоизменяться, сначала внутренне, а затем и внешне. Сет Брандл в первые дни ощутил сильный прилив энергии, особенно сексуальной, начал поедать немыслимое количество сахара, в его теле появилась большая физическая сила, хотя в то же время стал раздражительным и каким-то равнодушным. А через месяц его тело принялось необратимо видоизменяться: лицо покрылось язвами, на теле начали расти очень жесткие волосы, он сильно хромал, хотя и с легкостью ползал по стенам и потолку. Зная о происшедшем с возлюбленным, Вероника мучительно переживает уже различимые перемены сначала в поведении, а затем и во внешнем облике Брандла, пока не оказывается перед трагическим выбором между жизнью и смертью. А тут еще она узнает, что беременна. Видя, что Брандл превращается в какое-то жуткое существо, она захотела сделать аборт, обратилась за помощью к Статису Борансу, но Сет выкрал ее прямо из госпиталя. Зная, что его превращение в муху бесповоротно, он молил ее родить ребенка, даже хотел слить с помощью телепортации себя и ее в единое существо. Слава богу, что этому помешал Боранс. Он пришел в лабораторию с винтовкой и целью уничтожить получеловека-полунасекомое. В короткой схватке человек лишается кисти руки и стопы, которые разъела едкая слюна мутанта, но успел спасти девушку из кокона, так что слияния не произошло, но телепортация состоялась и из второго кокона выполз вывернутый наизнанку Сет Брандл. И Веронике ничего не оставалось, как со слезами на глазах размозжить этому несчастному существе голову. (Виталий Карацупа)

Впервые «Муха» выпорхнула на широкие экраны Америки в 1958-м году, лишь через год после публикации одноименного рассказа Жоржа Ланжелана (George Langelaan) в мужском журнале «Playboy». Картина, с участием легендарного Винсента Прайса (Vincent Price), почти дословно следовала тексту литературного первоисточника, рассказав зрителям трагическую историю молодого ученого Андрэ Деламбре (Andre Delambre), экспериментировавшего с телепортацией. В своих экспериментах ученый добился моментального перемещения материи в пространстве, со временем отточив технологию до мелочей, но во время его собственного перемещения в капсулу залетела муха, и «на другом конце провода» у Андрэ появилась голова и рука мухи, а у маленькой мушки - голова и рука человека. В отчаянии, ученый попытался «вернуть все обратно», но у него ничего не вышло, и тогда он решил уничтожить свое опасное изобретение. После разгрома лаборатории, обезображенный Андрэ просит свою жену, Хелену, помочь ему покончить жизнь самоубийством, и та, сквозь слезы, соглашается. Положив свою мушью голову под гидравлический пресс, ученый командует жене, и та нажимает рычаг, управляющий опускающейся платформой, а через несколько дней в паучью паутину попадает удивительная муха, с головой и рукой человека... Хотя критики картину разгромили, в прокате фильм прошел успешно, породив, тем самым, два дешевых черно-белых (оригинал был цветным) сиквела - «Return of the Fly» (1959) и «Curse of the Fly» (1965). В начале восьмидесятых про «Муху» неожиданно вспомнил продюсер Кип Оман (Kip Ohman), предложивший Чарльзу Эдварду Погу (Charles Edward Pogue) написать сценарий ремейка, чем тот и занялся, втянув в процесс другого продюсера, Стюарта Корнфелда (Stuart Cornfeld). Вдвоем они уговорили руководство «20th Century Fox» выделить деньги на пре-продакшн проекта, на что те согласились, но, получив первую версию сценария, акцент в которой делался на постепенное (а не моментальное, как в оригинале) превращение человека в насекомое, пошли на попятную и отказались от дальнейшего финансирования. Тогда Стюарт договорился с «20-м Веком» о потенциальной дистрибуции картины если он найдет бюджет в другом месте, после чего пошел за деньгами к своему давнему приятелю, Мелу Бруксу (Mel Brooks). Бруксу идея проекта приглянулась, но не понравился сценарий, и для его доработки он нанял Валона Грина (Walon Green), который, впрочем, все только испортил. Убрав Грина, продюсеры снова позвали Чарльза Пога, чтобы тот как следует «отполировал» свой сценарий, а сами занялись подборкой режиссера. Первым в списке значился канадец Дэвид Кроненберг, но он был занят на подготовке проекта «Total Recall» для Дино Де Лаурентиса (Dino De Laurentiis), и не был доступен, в результате чего на должность режиссера взяли молодого британца Роберта Бирмана (Robert Bierman). Тот был полон энтузиазма и начал активно готовиться к съемкам проекта, когда из Африки пришли неприятные новости о гибели его дочери в результате несчастного случая. Разумеется, для Бирмана это был тяжелый удар, от которого он долго не мог оправиться, отказавшись в результате от участия в проекте. Этим он поверг в тотальное уныние продюсеров, оказавшихся разом и без режиссера, и без устраивавшего их сценария. Но тут уже у Кроненберга не заладилось с Ди Лаурентисом, о чем прознал Стюарт Корнфелд, и снова предложил режиссеру «Муху». Тот согласился участвовать в проекте за гонорар в 750 тысяч долларов при условии, что ему разрешат самостоятельно переписать сценарий. Дабы не тянуть кота за сами знаете что, Брукс согласился на условия Дэвида и предложил ему один миллион долларов, что вылилось в моментальное подписание контракта и начало работы. Основываясь на базовых концепциях текста Погу, Кроненберг радикально переработал сценарий, который оказался на голову выше всех предыдущих версий, и, собрав свою обычную команду (режиссер все свои фильмы снимает с помощью одних и тех же людей), приступил к съемкам картины. На главные роли им были приглашены: симпатичный еврей Джефф Голдблюм, против кастинга которого выступал тогдашний глава «20 Века»; его подружка и будущая жена Джина Дэвис; а также известный театральный и телевизионный актер Джон Гец. Втроем, эти люди разыграли необычный любовный треугольник, центром которого стал неудачный эксперимент по телепортации... Молодой талантливый ученый Сет Брандл знакомится на вечеринке с симпатичной журналисткой Вероникой Квайф, и открывает ей свою уникальную работу - эксперименты по телепортации. Вероника, разумеется, моментально хочет написать об этом статью, но Сет уговаривает ее не делать этого до тех пор, пока ему не удастся перемещать в пространстве живые объекты, а не только бездушную материю. Согласившись, Вероника начинает методично документировать эксперименты ученого, с которым вскоре оказывается в одной постели, к неудовольствию своего «бывшего», Статиса Боранса, ее непосредственного начальника. Вскоре Сету удается заставить компьютер правильным образом собирать в конечной точке телепортации не только неодушевленные предметы, но и живую материю, и, окрыленный своим достижением, ученый решает поставить эксперимент на себе. Разумеется, этого ему делать не следовало, потому что в телепортационную камеру залетела муха, гены которой, при сборке, соединились с ДНК ученого... Поначалу, Сет Брандл не замечал неприятностей, наоборот, он чувствовал себя великолепно, энергично, свежо! Но вскоре начал мутировать в нечто безобразное, ужасный гибрид человека и мухи, в котором с каждым днем становилось все меньше человеческого, и все больше насекомого. Пытаясь обратить процесс вспять, ученый разработал систему двойной телепортации, при которой генетический материал из двух телепортов совмещается в третьем в единое целое. Дело оставалось за малым, посадить во второй телепорт здорового человека, беременную от него Веронику... Как видим, концепция оригинального рассказа в новой версии осталась прежней, но кардинально изменились детали. Вместо моментального появления монстра после неудачного перемещения, мы получили растянутый во времени процесс постепенной трансформации человека в насекомое, не только физиологической, но и психологической. Также, в новой версии ученый не уничтожает свое изобретение, а занимается его доработкой для того, чтобы обратить процесс, пускай и ценой жизни другого человека. Ну и самым, пожалуй, кардинальным отличием ленты Дэвида от старого фильма является ее жанр. Если картина 1958-го года являлась стопроцентной фантастикой вперемешку с «monster-movie», то ремейк - это мелодрама с классическим любовным треугольником, в которой есть немного фантастики и много, очень много «физиологического хоррора», чем всегда был славен Кроненберг. Процесс перерождения человека в насекомое подкинул режиссеру благодатную почву для разгульного показа отвратительных физиологических изменений, через которые проходит герой Джеффа Голдблюма. И если поначалу это лишь мелкие неприятности в виде жестких щетинистых волосков на спине, то потом все становится намного серьезней, и зрителю во всех деталях показывают, как у человека начинают выпадать ногти и зубы, отваливаются уши, набухает отвратительными волдырями кожа, а под конец гниющая оболочка и вовсе отваливается, обнажая проросший под ней хитиновый скелет... Некоторые моменты этого фильма настолько физиологически отталкивающие, что люди на тестовых просмотрах действительно блевали прямо в зале, в результате чего один из наиболее радикальных эпизодов ленты пришлось полностью вырезать, равно как и изменить концовку, которая не нравилась решительно никому. Ответственным за супернатуралистичные эффекты был Крис Вэйлес (Chris Walas), который ради этого проекта отказался от участия в создании вторых «Гремлинов» (именно он сделал монстриков для первого фильма), но не пожалел, потому что получил за свою работу над «Мухой» Оскара. Номинацию на Оскара прочили и Джеффу Голдблюму, который гениально сыграл физиологически-психологическую трансформацию своего героя, но академики его, почему-то, прокатили, что вызвало волну возмущения американских критиков, всей душой полюбивших картину, названную ими «настоящим шедевром Кроненберга». С этим определением, впрочем, легко согласиться, потому что фильм действительно получился, что называется, «из ряда вон», и работает одновременно на нескольких жанровых уровнях. Это и отличная драма, рассказывающая об агонии человеческих отношений, когда один из партнеров неизлечимо болен. Это и фильм ужасов, со множеством действительно отталкивающих, пускай для подготовленного зрителя и не особо страшных, моментов. Ну и еще это, конечно же, фантастика, рассматривающая интересную тему телепортации и связанных с ней рисков. Все эти жанры замечательно работают как единое целое в структуре фильма, что, разумеется, является исключительной заслугой режиссера и, по совместительству, сценариста. Конечно, важную роль в успехе проекта играют замечательные актеры и брутальные спецэффекты, но движущей творческой силой, собирающей все воедино, является режиссер, и Кроненберг действительно снял очень удачную ленту, моментально ставшую классикой жанра. Помимо очевидного успеха у критики, «Муха» отлично прошла и в прокате, собрав в Америке сорок с половиной миллионов и еще двадцать во всем остальном мире. При бюджете в пятнадцать миллионов это был большой финансовый успех, что, разумеется, вылилось в создание продолжения, которое вышло на экраны в 1989-м году. Его постановкой занялся Крис Вэйлес, естественно, с собственными же кровавыми эффектами, а из актеров первого фильма в сиквел вернулся лишь Джон Гец. Хотя «Муха II» собрала неплохую кассу, критики фильм освистали, и других попыток эксплуатировать нарождавшуюся франшизу студия уже не предпринимала. Однако в последнее время циркулируют упорные слухи о готовящемся ремейке фильма Кроненберга, который, якобы, должен появиться на экранах летом 2008-го года. Идея, честно говоря, довольно странная, так как «улучшить» фильм Дэвида вряд ли удастся, да и привнести какие-то новые идеи в концепцию тоже весьма проблематично. Проект этот, впрочем, обсуждается еще с начала двухтысячных, и пока что особых подвижек не видно, так что, возможно, нас с очередным ремейком на ремейк и пронесет :) Что же касается фильма 1986-го года, то он, с моей точки зрения, идеален, и должен быть в коллекции каждого уважающего себя киномана. (Сергей Меренков)

Фантастический фильм инсектоидных ужосов "Муха" стоит особняком в карьере Дэвида Кроненберга. Во-первых, это единственный ремейк в его карьере, - оригинал был снят в 1958 году Куртом Ньюманом и, кстати говоря, в 2008 году фильм Кроненберга тоже подвергнется ремейкизации. Во-вторых, это достаточно крупный голливудский проект, после которого на Дэвида посыпались предложения о постановке полноценных блокбастеров вроде "Полицейского из Беверли Хиллз 2". История умалчивает, почему Кроненберг не снял ни этот фильм, ни "Основный инстинкт-2", ни какой-либо другой, не менее крупнобюджетный. Впрочем, судя по тому, что мы знаем о Кроненберге, он не склонен к компромиссам, и неизменно таскает за собой свою собственную съемочную группу, свой устоявшийся коллектив, а блокбастеры, как известно, являются в большей степени фильмами продюсерскими, нежели режиссерскими. Вернемся, однако ж, к "Мухе". Безусловно, что для Кроненберга это абсолютно простой, ясный фильм. Упор в нем ставится на достоверность перевоплощения изобретателя Брандла Сета в муху. Сет изобрел устройство для телепортации. Напившись шампанским после удачного эксперимента по перемещению гиббона, Сет сильно разнервничался из-за того, что его новая подружка, журналистка Вероника (Джина Дэвис), вдруг убежала из лаборатории. Ученые борются с приступами ревности и снимают стрессы очень оригинально. Так, развлечения ради и ради науки, Сет решил поставить эксперимент на себе. Он не заметил, что в телепорт залетела муха. В результате его организм был скрещен с клетками мухи, и очень медленно стал распадаться, взамен превращаясь в организм очень крупного насекомого. Вместе с физическим превращением начала трансформироваться и его душа, превращаясь в холодный и жестокий недоразум насекомого. Механизм превращения был явлен столь убедительно, что гример картины, Крис Уэлас, получил "Оскара" (впоследствии он уже самостоятельно снял "Муху-2", которая стала отличным свидетельством того, что каждый профессионал должен заниматься своим делом). У меня давно зародилась идея написать обзорную статью об инсектоидном кино, которое строится на инстинктивном отвращении человека перед насекомыми и прочими членистоногими. Особенно когда в этих тварей превращается человек! "Муха" занимает в моей ненаписанной статье одно из первых мест, как образец высочайшей омерзительности. На пол опадают уши, на клавиатуру компьютера сыпятся зубы, при нажатии на ноготь указательного пальца в мутное зеркало в ванной комнате бьет струйка желто-серого гноя. Очень хороша игра Джеффа Голдблюма! За его жестами, повадками, в которых постепенно остается все меньше человеческого, наблюдаешь с неподдельным интересом. Неслучайно его персонаж носит имя египетского бога - "Сет". Покровитель пустыни и чужеземцев, в котором положительные качества боролись с темным, злым началом, но неизменно проигрывали. В общем-то, есть что трагическое в образе Брандла. Гениальный ученый-энтузиаст, как и все гении бывший не от мира сего, т.е. по сути чужеземец, становится жертвой собственных научных изысканий. А потом, следуя одним лишь инстинктам - то есть на 180 градусов отвернувшись от интеллектуальных и духовных качеств, высших достижений человеческого разума, он точно так же выпадает из человеческого социума. И здесь "Муха" ничем не отличается от остальных работ Дэвида Кроненберга, в том числе и от его последующего фильма - "Намертво связанных", и даже от "Паука", в котором нет абсолютно ничего фантастического. (Владимир Гордеев)

Французский журналист и писатель Жорж Ланжелан известен миру преимущественно, как автор одного десятистраничного текста: фантастического рассказа "Муха", который он опубликовал в журнале "Плейбой" (!!!) в 1957 году. Рассказ моментально стал популярным, неизменно попадая в различные сборники фантастики вплоть до сегодняшнего дня, а также породил несколько волн экранизаций. Немедленно, в 1958 вышла картина с одноименным названием, собравшая при бюджете в 700.000 кассу более трех миллионов. На волне успеха затем появились "Возвращение мухи" (1959) и "Проклятие мухи" (1965). Следом уже в восьмидесятых годах к этой истории вернулся Дэвид Кроненберг, снявший картину все с тем же названием "Муха", за которой последовало продолжение "Муха-2", поставленное кроненберговским гримером. Наконец, в 2007 году началась работа над новой экранизацией Ланжелана под тем же искрометным названием "Муха" (с фантазией у авторов названий что-то туговато; а может, они специально это делают, так сказать, создают узнаваемый бренд). Фильм должен выйти в следующем году. Сам рассказ представляет собой не то, чтобы шедевр, но образец хорошо и ладно скроенной истории. Он начинается с того, как женщину, жену известного ученого, арестовывают за его убийство: она раздавила его гидравлическим прессом, так, что ни о каком опознании не может идти и речи. При этом, находясь уже в сумасшедшем доме, она все время ловит и отпускает мух, превратив всю свою палату в настоящую мухоловку с множеством блюдечек, ленточек и прочих приспособлений: только ни одна из пойманных мух ее на устраивает. Далее, в ходе общения с ней, выясняется, что ее муж изобрел машину для телепортации, то есть переноса сквозь пространство предметов из одной камеры в другую. Правда, машина иногда сбоила, но в конце концов ее муж сумел правильно все настроить. И вот, когда он решил провести эксперимент на себе, в телепортационную камеру залетела муха, и машина, перепутав их ДНК, выдала на выходе два живых существа, одно все такое же маленькое, а второе все такое же большое, которые представляли собой гибриды человека и мухи. Единственной его надеждой теперь было найти эту маленькую мушку, чтобы пройти через машину еще раз в надежде, что все вернется назад, но вот сделать этого у него не получилось, из-за чего он в итоге покончил с собой с ее помощью. В конце еще, если я не ошибаюсь, она-таки ловит эту муху с белой головкой, но что она с ней делает, я уже не помню. В общем, типичный образец "кассандровского" периода развития научной фантастики, когда каждый текст представлял собой предупреждение об опасностях стремительного научного прогресса. Я мало что могу сказать о самой первой экранизации рассказа (на то у нас есть в "дуплете" рецензия Александра Руденко), но, насколько я могу судить, она более или менее точно повторяет рассказ. Может быть, с парой мелких отступлений, необходимых для большей зрелищности. Но не такова экранизация Кроненберга. Дэвид с самого начала подошел к вопросу так, как умел: то есть начал снимать из печальной истории про трагическое и нелепое стечение обстоятельств настоящую дурную канадскую фантастику. Сюжетная канва рассказа была им отринута, осталась только сама идея: ученый проходит через телепорт, в который вместе с ним залетает муха, и машина путает их ДНК. Дальше начались фантазии Кроненберга. Ученый (в прекрасном исполнении Джеффа Голдблюма) у него не просто становится мухой, он по-сте-пен-но превращается в муху, обрастая все большим числом типично трэшевых подробностей, вроде посерения кожи, сочащегося из пальцев гноя, и белой блевотины, растворяющей человеческую плоть. Ученый у Кроненберга - одиночка, на манер Эйнштейна хранящий в шкафу семь одинаковых костюмов, и бравирующий лишь перед случайной девушкой - журналисткой в исполнении Джины Дэвис. Именно эта бравада в итоге и будет стоить ему жизни. Можно вытащить из этого своеобразную мораль: что, мол, нех*й вые*ываться перед телками, и вообще нельзя принимать их близко к сердцу. Или, что все зло в мире - от баб. Или еще что-нибудь в этом духе. Но я думаю, что Кроненберг совсем не это имел в виду: он просто снимал кровавый и гнойный трэш по рассказу, который предоставил поле для полета его фантазии. И, думается мне, ничего более. Именно поэтому трагедия не ограничивается у Кроненберга драмой одного конкретного человека - это история о том, как человек превращается в опасного монстра, начинающего убивать людей вокруг себя. Сцена, в которой муха блюет на руку одного из персонажей, после чего она шипит и растворяется давно уже стала классической. Вообще, помню, в детстве этот фильм у нас котировался где-то наравне со "Зловещими мертвецами" и "Реаниматором". С той только разницей, что все эти картины я не смотрел, а "муху" - поскольку я любил научную фантастику - глянул. В итоге, уже начисто потерявшее человеческий облик чудовище берет дуло направленного на него ружья и само приставляет к своей голове, демонстрируя, что, хотя оно и убивало только что людей ни за х*й собачий, тем не менее остается благородным ученым. Помню, этот момент мне в детстве особенно нравился. В целом же - неплохая картина, хотя и с совершенно нераскрытым потенциалом идеи, да вдобавок и с загубленной загадкой изначального текста: никто здесь не ловил маленьких мушек с непонятной для зрителя целью. Зато трэшак получился вполне классический. Канадский. (Дмитрий Савочкин)

Помню, этот фильм был непременным составляющим домашней коллекции любого уважающего себя видеомагнитафоновладельца в пгт, где я гостил у бабушки много лет назад. Я хорошо помню эти носители из черной пластмассы с наклейкой в клеточку или полосочку в цветастых коробках, среди которых не было ни одной одинаковой даже среди кассет одной марки, такое вот буйство красок. И на одной из обязательно было написано следующее: "Муха" (ужасы, США). Его смотрели все. Кроме меня. Что можно предположить, увидев и запомнив надпись "Муха" (ужасы, США)", а также ознакомившись с отзывами пэгэтэшных пацанов о том, что "там мужик ученый в муху превратился и ага"? Лично я предполагал следующие варианты: 1) и начал ползать по потолку, напрыгивая на всех и убивая, будто Чужой; 2) и начал ползать по потолку, затаскивая всех под него и подло оплодотворяя; 3) и, наконец, начал ползать по потолку, окукливая всех без четкой декларации целей. Предполагал я это, пока не узнал фамилию режиссера. После этого я прогнозировать оставил, а просто надеялся на то, что ползанье по потолку все-таки состоится вдобавок ко всем остальным ай и майнд кэнди. The Fly оказалась фактически драмой, и даже не скай-фай, а просто. Такой кровавой, натуралистичной, жестокой (Кроненберг же!), с элементами трэша (эпизод в роддоме вызывает стойкие ассоциации с творениями студии "Трома"; и да - внимательно вглядываемся в лицо принимающего врача!), но драмой. Сет Брандл становится кровожадным чудовищем, но мы наблюдаем не за кровавыми последствиями этой трансформации, а больше за ее процессом. И если никому из нас и в голову не приходило сопереживать "Чужому" или какому-нибудь там "Человеку-комару", Брандлмухе - придется. Минимум один раз точно, а скорее всего - больше. Трансформация личности, сопровождающаяся трансформацией поведения или внешнего вида - одна из любимых тем Дэвида Кроненберга, к которой он после "Мухи" вернется еще не раз. Сет, теряя человеческие черты, приобретает черты нечеловеческие и тому по первости очень радуется. Хвастается потенцией, физической силой и остальным. Однако, чем дальше, тем больше сам пугается того, что скоро станет нечеловеком. Сначала еще пытается оправдать свои новые особенности, хорохорится, но через некоторое время сникает, понимая, что человеческие чувства, эмоции и привязанности ему никакие сверхспособности не заменят, да и радости от последних он не сможет ощутить. "Мухе" в этом году стукнуло двадцать (кто бы мог подумать, кстати - вчера гадали с товарищами о его возрасте - сошлись в предположениях на начале девяностых), а смотрится она на одном затаенном дыхании - это ли не признак мастерства создателей? Да, комбинезончик Брандлмухи топорщится подмыхами, на пальцах перчатки смотрятся слегка ненатурально, но все это можно заметить, лишь обладая известной придирчивостью и желанием ее использовать. Зато к остальным эффектам претензий как бы и нет. Зато сцены стенно-потолочного ползанья (ага, состоялось) и по сей день смотрятся на пять баллов и заставляют раздумывать над способом своей съемки. Зато фирменное Кроненберговское насилие, такое, каким его любим: яркое, контрастное, сочное, жуткое, бескомпромиссное. И неслабый психологический аспект, густо замешанный на Эросе и Танатосе. Исполнитель главной роли Джефф Голдблюм превращение аутичного ученого в насекомое без страха и упрека явил со всем правдоподобием, кроме того, что уж больно в хорошей спортивной форме для лабораторной мыши он находился изначально. Такой заматеревший Маугли с фигурой опытного легкоатлета. Хотя, почему нет? Турник, по крайней мере, в его пентхаусе присутствовал. Убедительный и в строгом костюме, и в мушином наряде, будущий исполнитель второстепенных ролей во второстепенных (впрочем, не всегда) блокбастерах в жестоком сюрреалистическом авторском кино смотрится, двигается и говорит очень уместно и адекватно, не подкачал. Не подвел и еще один, в будущем более чем известный деятель - автор саундтрека, Говард Шор, тот самый, склонный к пафосно-симфоническому, который трудился над "Властелином Колец". Джина Дэвис и Джон Гец не то, чтобы блещут, не чета нашему Митхуну Чакраборти, но сыграли, соответственно, красавицу, страдающую и любящую умирающее в чудовище, и хорохорящегося засранца вполне убедительно. Помимо того, что человечность - это самое ценное из того, что есть у человека, Кроненберг убеждает зрителя еще в одном: человечность - это самое важно, что есть вообще. И приступая к экспериментам над собой, обществом или природой, вмешиваясь эти процессы, нельзя забывать о ней, в противном случае очень легко перестать быть человеком вообще. (bs-chvstvnn.livejournal)

Страшный, мрачный дядька Кроненберг питает, видно, нездоровый интерес к насекомым, раз то и дело обращается к этим гадким тварям за вдохновением. Изучает, переносит на экран и буквально ползает по нежной кожице зрителя, вызывая отвращение и гадливость, но, странное дело: скинуть мерзкую букашку-таракашку Кроненберга с нежной кожицы не так-то просто. Гипнотизирует, приковывает, завораживает. Насекомые режиссера отвратительны, но, кроме понятного омерзения, вызывают странное, столь же болезненное, как и его собственное, любопытство. Кроненберг закрывает зрителя в темной комнате, сажает ему на руку паука или муху, оставляет в полной тишине, и в распоряжение дает лишь настольную лампу с резким, желтоватым светом. Рядом с лампой лежит увеличительное стекло. И пинцет, чтобы, проходя все положенные стадии "знакомства" с насекомым, повинуясь инстинкту, человек мог разделаться с тварью, медленно или быстро - это уж как захочется. Мир насекомых жесток и первобытен, они живут по схеме, существовавшей задолго до нас, и с той поры ничто и никогда в их мире не менялось. Можем ли мы чему-то поучиться у них? Например, выживаемости? Или понятной лишь немногим мудрости? Есть небольшая горстка людей, которые боготворят насекомых, и посвящают жизнь их изучению, но в большинстве своем обычный человек сторониться, ненавидит пауков, мух, тараканов и других даже в тех случаях, когда вреда те человеку не наносят. А почему? Из-за гадкого внешнего вида? Или из-за немой, до конца не понятной угрозы, от них исходящей? Мы приручаем животных, котов и собак, считаем их членами своей семьи и носим на руках, но разве тех же бабочек воспринимаем мы иначе, кроме как экземпляры коллекции? Пришпиленные булавками, убитые и безопасные? Кроненберг любит насекомых, и беспрестанно проводит параллели между ними и людьми, раз за разом сталкивая их и выясняя, кто более жесток и изощрен в методах расправы над врагом; кто более хитер и беспощаден. Иногда человека и насекомого он сталкивает в одном теле. Это поражает. "Муха" - фильм столь же глубоко психологичный, сколь и трагичный и до невозможности ужасный. После первого же просмотра я зареклась когда-либо погружаться в него снова. И что? Темная сторона меня, непонятная доля подсознания впоследствии ни раз толкала меня брать в руки эту картину и, прекрасно зная, на что я себя обрекаю, смотреть ее и смотреть. И каждый раз, как в первый, проникаться неподдельным сочувствием к ученому, ставшему жертвой науки. Мужчине, который медленно и неумолимо превращался в гигантскую муху, до последнего, усилием воли сохраняя в себе человеческие качества. Но насекомые не знают жалости ни к другим, ни к себе. И Вероника, женщина, влюбленная в несчастного исследователя, в глубине души знала, что с каждой новой встречей тот все больше видит в ней жертву, смотрит на нее холодными, хищными глазами мухи, а заключенный в уродливое тело насекомого мужчина умирает. Фильм, поставленный качественно, добротно и очень атмосферно, изобилует отвратительными подробностями - спасибо гримерам. Специалисты по эффектам просто превзошли себя в 80-е, и много позже, в наше время, редко где можно увидеть работу, проделанную с таким старанием и профессионализмом. Кроненберг, должно быть, все время маячил у них за спинами и лез под руки: "Нет, это должно быть страшнее. Усильте впечатление!". Те вкалывали с утра до ночи, но в итоге просто поразили всех. Джефф Голдблюм с тонкими узловатыми пальцами и своеобразными чертами лица на первых этапах превращения вообще не нуждался в гриме (он до абсурдного похож на муху сам!) - зато потом, теряя волосы, уши и кожный покров (теперь уже посредством гримеров), стал настоящим чудовищем. И все равно, я видела в нем человека. Как и героиня Джины Дэвис, с безмерной жалостью и состраданием наблюдая за разрушением выдающейся личности, я до последнего надеялась, что процесс трансформации будет обращен вспять. Желала ли я смерти герою Голдблюма в финале? Из жалости, например? Нет. Лишь когда речь зашла о женщине и ее нерожденном ребенке, об их безопасности. Кстати, о ребенке (всем известно, что есть продолжение о Сыне Мухи). Сцена родов, когда героиня Джины Дэвис видит на руках у акушеров гигантскую личинку насекомого - возможно, самое шокирующее и противное из всего, что я видела в кино. И почему киношники не любят хотя бы относительные хэппи-энды в картинах об ученых, совершивших прорыв? Начиная с Виктора Франкенштейна и доктора Джеккила, авторы подобных историй то и дело казнят ярчайшие умы своего времени, как будто наказывая за дерзость и наглость тех, кто попирает законы природы и раскрывает загадки, известные доселе лишь Богу. Что-то должно оставаться неизвестным. Что-то должно быть неподвластно человеку, что-то должно внушать ему благоговение и страх. Дерзнули приподнять занавес - получили чуму на свою голову. Стремились к лучшему - все обернулось катастрофой. Мораль, похоже, очевидна: не надо ворошить и пропесочивать то, что не в вашей, пардон, епархии. Итог: с одной стороны, "Муха" - это реалистичный, жестокий ужастик, безжалостный как к своим персонажам, так и к чувствительному зрителю. С другой стороны - это пронизывающая до костей своим драматизмом история о Красавице и Чудовище, трагичная, волнующая и переполненная до краев обреченностью и безысходностью. Умный, прекрасно поставленный фильм. Пугающий. Гадкий. Грязный. Безрадостный. Но я не знаю ни одного человека, смотревшего "Муху", который бросил бы фильм на середине, не досмотрев до конца. (Ava)

Телепорт на задворки сознания. Не побоюсь этого слова, легендарный фильм! Я так долго и мучительно пытался вспомнить момент знакомства с Кроненбергом и «Мухой», стараясь забыть чужие рекомендации и громкие слова, что не выдержал, посмотрел кино, чей жанр никак не котируется с моими вкусами, и вспомнил, что это лента моего детского становления. Чуть было не написал «никак не котируется с моими представлениями о качественном искусстве», но вспомнил Хичкока, Копполу, Кубрика, Полански и Тарантино и понял: слишком уж высокомерно отношусь к этой сфере кинематографа, что абсолютно непозволительно. К ужасам можно относиться с уважением и благоговением, как определенной прослойке классики; или с юмором, как к обычной современной порнографии; или с восхищением, как к чуть извращенному эстетству. К «Мухе» явно имеет отношение последнее, хотя теперь уж и первое. Действительно, фильм Кроненберга - легенда, краткий синопсис которой сразу заставляет вашего собеседника оживиться и знающе воскликнуть: «Да это же «Муха»!»... Быть может, если бы Кроненберг не делал ставку именно на жанр ужасов, то «Муха» получила бы гораздо меньше внимания, несмотря на то что здесь есть качественная постановка, талантливая игра и дискуссионная концовка. Дело в другом. Согласитесь, редко подобное сочетание встречается в современных фильмах, не говоря о мистике, фантастике, кошмарах. А если еще вспомнить сурово-будничный антураж и шокирующее воплощение, то кино принимает какой-то болезненно-рефлектирующий характер мира фантазии и социальной действительности. Опущу восхищенные комментарии, предназначенные гримерам, актерам, реквизиторам, режиссеру, операторам и остальным участникам съемочной группы, ибо каждый зритель видит и чувствует приблизительно одно и то же, что не представляет как такового интереса. Лучше скажу об объемной философии «Мухи», простите, копающейся, как вышеупомянутое насекомое, в человеческой сущности. Здесь действительно виден глубокий анализ личности и индивида. Ведь если присмотреться, выкинуть, следуя примеру высоко-гуманистической Вероники, из головы образ гниющей, разлагающейся, модифицирующейся плоти Сета Брандла и увидеть в нем Человека, то на самом деле можно вспомнить знаменитое «Собачье сердце», чей смысл лежит гораздо глубже фантастического замысла. У Кроненберга своего рода показан образ высшей жертвы, становящейся еще выше за свет осознания своего положения. С другой стороны, показан человек-приспособленец, а может, просто фанатик, который ищет и находит лучшее, чтобы не видеть настоящего. С третьей - Ланжелан и Кроненберг способствуют переварке подтвердившейся теории о том, что человек - высшее существо, обязанное всегда оставаться высшим. Вообще, «Муха», как этакий рекламный проект лучшего человека, удалась, причем во всех отношениях: в героях, в их душевных порывах, в их действиях, в их взглядах. «Муха» - новая сказка о красавице и чудовище, об атеисте и фанатике, о мужчине и женщине, о личности и биологической натуре, о человеке и Человеке. Это кино, скрещенное и выведенное из многих-многих жанров, школ, идеологий. Этически и эстетически-извращенно насыщенный, фильм поглощает вас полностью, буквально насильно запихивает внутрь себя и телепортирует куда-то на задворки сознания с жуткой, пугающей атмосферой. После еще долго не можешь отойти от параноидального, сильнейшего, парализующего конца, разрушающего всю черно-белую идеологию ужасов. И это кошмарно, по-настоящему, реально мучительно, жестоко, больно, страшно. Качественное произведение, что еще сказать?! (Влюбленный в кино)

В журнале «Плейбой» есть не только обнаженные красотки в призывных позах, иногда там печатаются вполне осмысленные статьи и даже рассказы неплохих писателей. Многие американские писатели начинали свою литературную деятельность с этого журнала, а некоторые «плейбойские» рассказы стали поистине культовыми, превратившись в знаменитые фильмы, и даже целые киноэпопеи. Яркая судьба была уготована фантастическому рассказу Жоржа Ланжелана «Муха», опубликованному в 1957 году все в том же «Плейбое». Практически сразу Голливуд заинтересовался сюжетом, в котором неудачный эксперимент по телепортации скрестил на генетическом уровне ученого и обычную муху и привел к трагедии нескольких человек. Буквально через год появился фильм Курта Ньюмана, ставший событием и признанный ныне золотой классикой фантастического кино категории Б, а затем и несколько продолжений. Но в конце 60-х о «Мухе» и невероятно удачной теме как-то забыли. В моду входила космическая фантастика и неудачливые ученые со странными экспериментами померкли на фоне «Звездных войн». В 80-х непревзойденный комедиограф Мэл Брукс основал компанию «Бруксфилмс», но вовсе не для того, чтобы снимать пародии, принесшие ему бешеный успех. Брукс оказался очень серьезным человеком и был готов раскошелиться на интересные проекты молодых талантливых авторов, которым отказывали в финансировании крупные студии. За первый же фильм производства «Бруксфилмс» зрители будут благодарны Бруксу до скончания дней. «Человек-слон» Линча был и остается одним из величайших шедевров мирового кино. Когда Брукс заинтересовался сценарием Чарльза Пога, воскрешающим в памяти хит 30-летней давности и предлагающим со всей силой современных технологий взглянуть на проблему «мухи», в проекте еще не было Кроненберга, да и сам сценарий был попроще. Брукс согласился финансировать фильм, но отказался стоять в титрах, как продюсер - его трудно не понять - он как раз работал во всех четырех своих творческих ипостасях над «Космобольцами» и реклама в качестве создателя мрачной и пессимистичной «Мухи» ему была не нужна. Однако, пока суть да дело, заявленный режиссер фильма, Роберт Бирман, отказался от проекта и фильм перешел «по наследству» к канадцу Дэвиду Кроненбергу. И тут для «Мухи» началась совсем другая история. Кроненберг к тому времени был режиссером скорее культовым, нежели успешным. Это означало, что в узких кругах создатель «Сканнеров», «Видеодрома» и «Мертвой зоны» слыл настоящим мастером, но широкая публика к его творениям приобщалась нехотя. Это понятно - режиссера с более индивидуальным стилем и видением любого материала трудно сыскать. Даже увлекательную книгу Стивена Кинга он преподнес как интеллектуальную притчу о взаимоотношениях «странного человека» с окружающим миром, превратив приключенческий, в общем-то, роман, в сложное и глубокое исследование, до сих пор недооцененное зрителями. Он в корне переработал сценарий «Мухи» и отныне это был уже не ремейк и не экранизация, это был оригинальный фильм Дэвида Кроненберга, переломный и для него, и для зрителя, как будто впервые увидевшего Кроненберга. В руках канадского сюрреалиста «Муха» перестала быть просто историей про человека с головой мухи, фильм превратился в смесь настоящей научной фантастики, с глубокой проработкой трагических характеров, пугающего триллера и мрачной экзистенциальной драмы. С шокирующей правдоподобностью мы увидели не только превращение человека в монстра, мы наблюдаем ужасающую картину слабости и беспомощности человека в им самим же созданном мире. Человек ощутил себя властелином мира, слетал в Космос, воткнул флаг в луну, опустился на дно Марианской впадины, клонировал овечку и стал еще более беспомощным рядом с природой или, если хотите, богом, чем был в своем пещерном состоянии. Стоило ли слезать с деревьев, если человеческая форма жизни оказалась неспособной к борьбе против крошечного насекомого, которых мы в жаркие дни убиваем сотнями? Почему все могущество человеческой расы со всеми машинами, роботами и компьютерами не способно противостоять маленькому безмозглому существу, которого человек воспринимает в лучшем случае, с легкой брезгливостью. А вы знаете, что мухи и тараканы жили уже тогда, когда динозавров не было еще и в проекте? Эти крохи из-под пола и на оконном стекле - сильнее нас в миллионы раз. И живучее. Человек - калиф на день по сравнению с этими «жалкими существами», которым природа выдала бессрочный пропуск. А человек - гость на этой планете, временный и много о себе возомнивший. Насекомые, как это ни страшно представить, жили здесь задолго до нас, живут с нами (или терпят нас?), и будут жить еще долго после того как последний человек сгинет в последней «умной» машине. И никто ничего с этим не сможет поделать. «Природа всегда найдет выход» - очень правильно заметил Майкл Крайтон в романе «Парк юрского периода», в котором пересказал на другой лад идеи Кроненберга. Кроненберг был потрясающе дальновиден и гениально прост. Эти мысли крутятся в голове у многих, но не все решаются сформулировать их. Кроненберг решился. В дурацком стремлении создать что-то для улучшения человеческой жизни, человеческий гений проигрывает битву маленькому насекомому, которому нет дела ни до человека, ни до его проблем. Кроненберг поднимает проблему «Франкенштейна», человека, берущего на себя функции создателя, «трансформатора» жизни к абстрактному лучшему, в котором человеческая форма теряет свое предназначение, свой облик, свое Я и становится жертвой своего собственного разума. С помощью впечатляющих и пугающих спецэффектов и грима Кроненберг показал нежизнеспособность человека и тщетность его попыток выдать себя за «наместника бога на Земле». Жизнь выкрутилась, показала человеку фигу, создала новый жизнеспособный вид, вот только человек в этом проиграл. Джефф Голдблюм сыграл свою лучшую роль. Проживая каждую стадию превращения человека в монстра как физически, так и психологически, он эффектно и правдиво переходил из одного состояния в другое, не забывая таскать на себе сложный грим, справедливо названный на Оскаре лучшим. Высокий, стройный, красивый мужчина, он не вызывает к себе жалости, ведь он был так расчетлив и последователен в своих вполне меркантильных целях, жалость вызывает его столь короткая борьба за внутреннюю человечность. Оказалось, что даже такой человечище практически безволен перед сущностью мухи, что же тогда сказать о человечестве вообще? Если он воспринял изначальные изменения почти с восторгом, что же говорить о миллионах алчных, злобных и глупых? «Мушизм» могли бы поставить на конвейер. Кроненеберг создал поистине великий и гениальный фильм. Пророческий, исследовательский, интеллектуальный, но при этом пугающий и чарующе простой. Как всегда, гений был пессимистичен и циничен по отношению к людям, но заслуживают ли они иного отношения? Смотреть! смотреть любому уважающему себя синефилу в обязательном порядке! Одна из самых захватывающих, жутких и честных битв человека с природой! И задумайтесь, в следующий раз размазывая муху по стеклу - эту битву вы выиграли, но войну точно проиграли. (Боб)

comments powered by Disqus