на главную

ПОЖАРЫ (2010)
INCENDIES

ПОЖАРЫ (2010)
#20359

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #125 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 131 мин.
Производство: Канада | Франция
Режиссер: Denis Villeneuve
Продюсер: Luc Dery, Kim McCraw
Сценарий: Wajdi Mouawad, Denis Villeneuve, Valerie Beaugrand-Champagne
Оператор: Andre Turpin
Композитор: Gregoire Hetzel
Студия: Micro_Scope, TS Productions, Phi Group

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (RUSCICO); 2-я - оригинальная (Fr) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Lubna Azabal ... Nawal Marwan
Melissa Desormeaux-Poulin ... Jeanne Marwan
Maxim Gaudette ... Simon Marwan
Remy Girard ... Notaire Jean Lebel
Abdelghafour Elaaziz ... Abou Tarek
Allen Altman ... Notaire Maddad
Mohamed Majd ... Chamseddine
Nabil Sawalha ... Fahim
Baya Belal ... Maika
Mustafa Kamel ... Barbier de la Milice
Hussein Sami ... Nihad (5 ans)
Dominique Briand ... Professor Niv Cohen
Frederic Paquet ... Medecin a L'urgence
Hamed Najem ... Wahab
Ahmad Massad ... Bassem Marwan
Bader Alami ... Nicolas Marwan
Majida Hussein ... Grand-mere de Nawal
Asriah Nijres ... Sage-Femme
John Dunn-Hill ... Professeur Said Haidar
Nadia Essadiqi ... Secretaire Universite
Chaouki Charbel ... Professeur Universite
Axel Garbi ... Universitaire #1
Amine Benzenine ... Universitaire #2
Joyce Raie ... Etudiante Journaliste
Celine Soulier ... Journaliste Francaise
Sumaya Al-Attia ... Rafqa
Mohammad Rasheed Ajlouni ... Etudiant a Bout de Souffle
Nabil Koni ... Oncle Charbel
Laila Qutub ... Jeune Cousine de Nawal
Raja'a Hikma ... Tante de Nawal
Rand Faris ... Autre Cousine de Nawal
Hayef Majeed Mubarak ... Voisin
Sulwan Daoud ... Soldat Checkpoint #1
Nafeh Niam ... Soldat Checkpoint #2
Widad Shafago ... Femme a L'orphelinat
Baker Kabbani ... Vieux Berger
Basel Karim Hazem ... Conducteur Autobus
Jackie Sawiris ... Mere
Noura Waleed ... Fillette
Kamal Fanni ... Milicien #1
Abdallah Hweidi ... Milicien #2
Firas Fanni ... Milicien #3
Ramzi Fanni ... Milicien #4
Fadel Abdel Latif ... Epicier
Ali Hussein ... Ahmed
Zeinab Mohammad ... Jeunne Fille a la Porte
Rehab Hazim ... Fillette
Baraka Rahmani ... Samia
Yada Mahmoud ... Femme #1
Hadeel Hisham ... Femme #2
Hind Kamel ... Femme #3
Rasmeyeh Leftey ... Souha
Lara Atalla ... Femme en Colere #1
Sajida Hussein ... Femme en Colere #2
Raya Qaraein ... Femme en Colere #3
Ahmad Srour ... Homme Masque
Ali Elayan ... Chef de la Milice Chretienne
Anton Atalla ... Assistant Chef de la Milice
Karim Shiyab ... Invite #1
Kamal Al Muhaisen ... Invite #2
Marwan Dudin ... Wajdi
Maria Mohammad ... Epiuse du Chief de la Milice
Zalfa Chelhot ... Nouchine
Michael Zananiri ... Milicien #5
Shadi Bishara Jou'aneh ... Milicien #6
Robert Auclair ... Barbier de la Prison
Belkacem Lahbairi ... Guide de la Prison
Camille Rizkallah ... Gardien de la Prison #1
Abdelghani Ben Rafalia ... Gardien de la Prison #2
Georges Khayat ... Gardien a la Riviere
Christine Aubin Khalifah ... Infirmiere Sons Palliatifs
Mohammad Sami ... Enfant Decombres #1
Sam Jamal ... Enfant Decombres #2
Jihad Hazem ... Enfant Decombres #3
Ram Qabil ... Jeune Homme Decombres
Yousef Soufan ... Nihad (15 ans)
Yousef Shweihat ... Guide de Deressa
Jabar Risheq ... Hamid
Karim Babin ... Homme de Chamseddine #1
Adel Ladikani ... Homme de Chamseddine #2
Mher Karakashian ... Assistant de Chamseddine
Aladeen Tawfeek ... Ami de Nihad

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 5028 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x692 AVC (MKV) 4300 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: Ru, En, En (forc)
 

ОБЗОР «ПОЖАРЫ» (2010)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Брат и сестра отправляются из Монреаля на Ближний Восток, чтобы узнать историю своей семьи и выполнить последнее желание матери...

В Монреале умирает шестидесятилетняя Наваль Марван (Лубна Азабаль), которая когда-то иммигрировала в Канаду из Фуада. Нотариус Жан Лебель (Реми Жирар) зачитывает необычное завещание покойной ее детям-близнецам Симону (Максим Годетт) и Жанне (Мелисса Дезормо-Полен). Наваль оставила три запечатанных письма без адреса: одно должно быть доставлено отцу близнецов, который, как они думали, давно погиб у себя на родине, второе - их брату, о существовании которого Симон и Жанна даже не догадывались. После этого близнецы смогут получить последний конверт, который адресован им. До тех пор, пока воля матери не будет исполнена ее тело будет покоится в безымянной могиле. Потрясенная Жанна решает во что бы то ни стало найти родственников и отправляется на Ближний Восток, со временем к поискам подключается Симон. Они узнают о трагической судьбе своей матери, - храброй и стойкой женщины...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 2011
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Канада).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2012
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Дени Вильнев, Люк Дери, Ким МакКроу).
СЕЗАР, 2012
Номинация: Лучший иностранный фильм (Дени Вильнев).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 2011
Номинация: Лучший иностранный фильм (Дени Вильнев).
МКФ В ТОРОНТО, 2010
Победитель: Лучший канадский художественный фильм (Дени Вильнев).
МКФ В ПАЛМ-СПРИНГС, 2011
Победитель: Режиссер, достойный внимания (Дени Вильнев).
МКФ В ВАЛЬЯДОЛИДЕ, 2010
Победитель: Приз зрительских симпатий за лучший фильм (Дени Вильнев), Премия Мигеля Делиба за лучший сценарий (Дени Вильнев).
МКФ В ПОРТЛЕНДЕ, 2011
Победитель: Приз зрительских симпатий за лучший художественный фильм (Дени Вильнев).
КФ В АДЕЛАИДЕ, 2011
Победитель: Лучший художественный фильм (Дени Вильнев).
МКФ В РОТТЕРДАМЕ, 2011
Победитель: Приз зрительских симпатий (Дени Вильнев).
МКФ В ВАНКУВЕРЕ, 2010
Победитель: Лучший канадский художественный фильм (Дени Вильнев).
МКФ В ВАРШАВЕ, 2010
Победитель: Гран-при (Дени Вильнев), Специальное упоминание (Лубна Азабаль).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 2010
Победитель: Лучшая пятерка иностранных фильмов.
ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 2011
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке.
АССОЦИАЦИИ КИНОКРИТИКОВ ТОРОНТО, 2010
Победитель: Лучший канадский фильм (Дени Вильнев).
ВСЕГО 39 НАГРАД И 16 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Экранизацией одноименной пьесы (2003) Важди Муавада (https://fr.wikipedia.org/wiki/Wajdi_Mouawad; http://www.wajdimouawad.fr/), в основе которой реальные факты из жизни Сухи Бечары (https://fr.wikipedia.org/wiki/Souha_Bechara).
Картину снимали в Аммане (Иордания) и Монреале (Канада). Съемки заняли 40 дней (15 из них в Иордании).
Страна Фуад и город Дареш, в котором частично происходит действие фильма, является вымышленным.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=1255953.
В фильме звучат песни группы Radiohead «You and Whose Army?» и «Like Spinning Plates» (из альбома «Amnesiac»).
Информация об альбомах с оригинальным саундтреком - https://www.soundtrack.net/movie/incendies/.
Картину снимали 35-мм кинокамерами Arricam ST и Arriflex 535.
Кадры фильма; кадры со съемок: https://www.blu-ray.com/Incendies/31654/#Screenshots; http://moviescreenshots.blogspot.com/2014/02/incendies-2010.html; https://www.cinemagia.ro/filme/incendies-470000/imagini/; https://www.cinoche.com/films/incendies/galerie-images; https://www.moviepilot.de/movies/die-frau-die-singt-incendies/bilder.
Цитаты - https://citaty.info/film/pozhary-incendies.
Текст фильма - http://cinematext.ru/movie/pozhary-incendies-2010/.
Бюджет: $6,800,000.
Премьера: 3 сентября 2010 (Венецианский кинофестиваль).
Слоган: «The search began at the opening of their mother's will».
Трейлеры: рус. - https://youtu.be/qUYxllLFtxg; фр. - https://youtu.be/0nycksytL1A, https://youtu.be/1MZN0vg0PVs.
Официальные сайты и стр. фильма: http://www.incendies-thefilm.com/; http://www.sonyclassics.com/incendies/; https://www.facebook.com/IncendiesMovie; https://www.facebook.com/incendies.
«Пожары» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v510435.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 93% на основе 121 рецензии (https://www.rottentomatoes.com/m/incendies/).
На Metacritic «Пожары» получили 80 баллов из 100 на основе рецензий 42 критиков (https://www.metacritic.com/movie/incendies).
Картина входит в престижные списки «Лучшие фильмы 21-го века» по версии сайта They Shoot Pictures и «Лучшие фильмы» по версии сайта Rotten Tomatoes.
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/incendies-m100093181; https://www.imdb.com/title/tt1255953/externalreviews.
Дени Вильнев / Denis Villeneuve (род. 3 октября 1967, Беканкур) - канадский режиссер и сценарист. Подробнее - https://fr.wikipedia.org/wiki/Denis_Villeneuve.

Фильм «Пожары» - экранизация пьесы Важди Муавада о том, как взрослые дети узнают непростую историю жизни своей матери после ее смерти. Фильм очень сильный драматургически, сюжет невероятный, и больше напоминает жанровое приключенческое кино, нежели артхаус, но смотреть очень интересно, тем более что фильм хорошо сделан и эмоционально насыщен, просто раскален. Вот уж, воистину, Пожары. (Екатерина Визгалова, «Кино-Театр.ру»)

Взрыв из прошлого. Этот триллер благодаря неожиданным перипетиям сюжета оказывается настолько сильным, что вы будете смотреть его, вцепившись в ручки кресла. Близнецов из Канады, брата и сестру Симона и Жанну Марван (Мелисса Дезормо-Полен, Максим Годетт), вызывают на оглашение завещания матери. Ее последняя просьба заставляет их углубиться в ее полное насилия прошлое. В своей экранизации пьесы Важди Муавада, имевшей громкий театральный успех, режиссер Дени Вильнев превращает историю в нечто большее, чем просто мелодрама. События после каждого нового разоблачения принимают все более отвратительные обороты, а близнецы узнают правду о мрачных событиях, произошедших в прошлом с их покойной матерью в некой условной ближневосточной стране Фуад. Искусно чередуя флешбэки и детективные сцены, в ходе которых близнецы пытаются найти своего отца, которого считали мертвым, и брата, о существовании которого они раньше даже не подозревали, Вильнев не только создает достойный триллера саспенс, но и исследует куда более серьезные темы, такие, как последствия войны и жестокость судьбы. Игра актеров впечатляет, как и операторская работа Андре Тюрпена, однако убедительности режиссер добивается благодаря своей сдержанности и строгости. Картина получила призы на кинофестивалях в Роттердаме и Торонто, а также номинирована на "Оскар" как лучший иностранный фильм от Канады. (Дэвид Паркинсон, «Empire»)

Фильм квебекца Дени Вильнева был номинирован на «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке. Картина показывает нынешнее состояние Ближнего Востока - кровопролитие, шовинизм и политическую нестабильность. Боль, унижение, страдания, кровопролитие, мученичество, шовинизм, коррупция, политическая нестабильность, семейные тайны и, наконец, смерть - номинированные на «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке «Пожары» квебекца Дени Вильнева никак не назовешь легким зрелищем. Это медленное, тягучее исследование переплетений, которые могут составлять родственные узы, и того, как грехи мертвых виснут неподъемным грузом на живых, оформлено здесь в детективный сюжет. Поводом же для «расследования» служит загадочное завещание, оставленное умершей матерью (Лубна Азабаль) растерянным сыну (Максим Годетт) и дочери (Мелисса Дезормо-Полен). Детям наказано поехать из Монреаля на Ближний Восток - чтобы найти отца и брата, которых они никогда не видели. Своей путаной структурой «Пожары» (а их действие беспрестанно скачет из наших дней в 20-летней давности прошлое и из современной Канады - в условный Ливан) болезненно напоминают пропесоченные международные трагедии Алехандро Гонсалеса Иньярриту, особенно «Вавилон», - и Вильнев, кажется, действительно верит, что нарративной внятностью можно пренебречь, если эмоциональное наполнение достаточно сильно. Другое дело, что чем больше раскрывается сюжет, тем искусственнее кажутся его повороты - и там, где по идее должны проступать слезы на глазах, не чувствуешь ничего, кроме оглушительной пустоты. Вильнев, конечно, как может старается избегать выспренных банальностей - и ему даже удается одной работой камеры, сухой, резкой манерой снимать лица и послевоенные пейзажи передать жалкое нынешнее состояние Ближнего Востока. Что ж, будем считать, что это сильный фильм - но с очень слабым сюжетом. 3/5. (Дэвид Дженкинс, «Time Out»)

Канадский эпос про героическую женщину. В Квебеке умирает арабская женщина Наваль Марван (Азабаль), незадолго до смер­ти ни с того ни с сего впавшая в летаргическое оцепенение. Нотариус (Жирар), у которого она работала секретаршей, зачитывает ее детям-двойняшкам (Дезормо-Полен и Годетт) завещание: из него следует, что тем нужно найти, во-первых, свое­го отца и, во-вторых, брата, о чьем существовании они не подозревали. Сперва дочь, а потом и сын отправляются на Ближний Восток (в неназванный Ливан), где их мать когда-то стала не жертвой даже, а мученицей гражданской войны между христианскими и исламскими фундаменталистами. Номинант на «Оскар», обладатель целой полки наград и, в общем, главный ка­надский фильм прошлого года - смесь жития, мыльной оперы и шекспировской трагедии: мы знакомимся с героиней, когда ее собственные братья убивают у нее на глазах любимого (поскольку он мусульманин), а прощаемся в ситуации, которую словами и вовсе не описать. Между этими моментами - два часа ужасов войны (включая геноцид, убийства детей и изнасилования), а также амбициозной, не стесняющейся широких мазков кинематографии с включениями ансамбля Radiohead. Смотреть на это, впрочем, не столько тяжело, сколько дико, поскольку Наваль Марван ни на секунду не становится человеком - которому может быть больно или страшно; она - фактурная фигура на фоне измученного восточного пейзажа. Виль­нев, вероятно, делает это сознательно - его больше интересует не тридцатилетней давности история женщины (читай: народа), а ее отражение в глазах детей. Но когда режиссеру удается как следует заглянуть им в глаза, уже поздно: долго выстраиваемая конструкция рушится под невыносимой тяжестью предсказуемого - с некоторого момента - финального откровения. Которое должно было, видимо, увенчать это хождение по мукам своей дьявольской иронией, но вместо этого торчит из филь­ма самым пошлейшим образом, как неразорвавшаяся боеголовка из сухой ливанской почвы. (Станислав Зельвенский, «Афиша»)

Репликант-хамелеон: Дени Вильнев, вода и женские ступни. [...] Основано на реальных событиях. Наигравшись в абсурдизм, Дени Вильнев, не моргнув и глазом, превратился в неистового, склонного к документальности публициста. Восьмилетний перерыв в большом кино нарушила черно-белая драма «Политех», повествующая о стрельбе в монреальском политехе в 1989 году (снова призрак Ван Сента - теперь со «Слоном»). Следующим фильмом канадца стали «Пожары» - закрученная драма про брата с сестрой, отправившихся из Канады предположительно в Ливан, чтобы найти брата и отца (и узнать об ужасах Гражданской войны). На «Политехе» Вильнев впервые не сотрудничал с оператором Андре Тюрпеном, «Пожары» же стали последней совместной работой тандема. Теперь Тюрпен постоянный оператор другого талантливого канадца, влюбленного в «новую волну», - Ксавье Долана, с которым они не расстаются, начиная с «Тома на ферме». В обоих фильмах не без нажима Дени Вильнев рассказывает о чудовищных происшествиях на почве конфликта мировоззрений: стрельба в политехе стала следствием неприязни Марка Лепина к феминисткам; в адище Гражданской войны мусульмане убивали христиан и наоборот, что особенно красочно отразилось на одной отдельно взятой семье («Пожары» сняты по мотивам пьесы Важди Муавада и биографии Сухи Бечары). И «Политех», и «Пожары» - картины по-своему драматичные и даже пронзительные, но Вильнев периодически слишком уж давит на зрителя, снабжая артистов не слишком подобающими пафосными монологами, выкручивая кое-где истерику или включая для пущего эффекта, например, Radiohead. Уже здесь проявляются черты режиссера-репликанта: он будто не считывает тихие эмоции, поэтому герои либо сочно хлопочут лицом, либо долго, многозначительно бездействуют, а все важные мысли как правило озвучиваются за кадром, напоминая выноски в газетных заметках. Самое важное пишется большими буквами и выделяется жирным. [...] (Алексей Филиппов. Читать полностью - https://www.kino-teatr.ru/blog/y2017/10-4/997/)

Сгоревшие души. Наконец-то вышла в прокат картина канадского перфекциониста Дени Вильнева "Пожары". Лента уже давно успела получить ряд призов на фестивалях в Торонто и Роттердаме, была номинирована на Оскар как "Лучший иностранный фильм", но только сейчас добралась до массового зрителя. Сюжет повествует о двух близнецах: Симон Максим Годетт и Жанна Мелисса Дезормо-Полен после смерти матери Лубна Азабаль получают два конверта с нетрадиционным заветом. Один из конвертов следует передать отцу, которого молодые люди давно считали погибшим; другой - брату, которого Симон и Жанна не знали никогда. В том случае, если завещание не будет исполнено, покойная строго-настрого наказала похоронить себя покойным образом. Видимо, не будучи уверенной в действиях своих детей, мать пошла на такой вот шантаж. Обрушившиеся известия подействовали на ее потомков по-разному: сын рефлексирует, страдая и проходя путь от полного отрицания до осознания горечи потери, а дочь сразу же отправляется на поиски своих родных в сценарно вымышленную восточную страну, в которой не составляет труда узнать Ливан. История, которую изначально преподносят в виде детектива, с развитием сюжета становится семейной драмой, с каждой минутой хронометража все более щемящей и страшной. Герои разгадывают одну тайну за другой, а зритель погружен не только в перипетии этих поисков, но и во флэш-беки умершей матери главных (главных ли?) героев. Лейтмотивом фильма служат не новые, но всегда актуальные вопросы, причем там, где один зритель увидит надрывающиеся семейные узы, другой будет поглощен извечным пожаром фундаментализма, расовой и религиозной нетерпимостью. Попутно Дени Вильнев говорит нам о том, что "смерть не бывает концом; всегда остаются следы", ведя по следам одной истерзанной драмами семьи. Все это передается отменной актерской игрой и шикарной операторской работой Андре Турпина. "Пожары" едва ли оставят кого-то в унылом равнодушии; картина стучится в сердце, заставляя работать разум. Не без излишнего пафоса и унылого, но атмосферного Radiohead, фильм делает свой вклад в кинематографический багаж ужасов Ближневосточного конфликта. Вильнев удачно экранизировал пьесу Важди Муавада, которая не так давно шла в том числе и в московском театре "Et Cetera". Режиссерский почерк Вильнева уже узнаваем, и главный саспенс его работ, пожалуй, не в ужасах войны, а в личностных трагедиях. 3,5/5. (Валерий Ковалевич, «Ovideo»)

Вильнев о семейных ценностях. В кинематографе у зрителей бытует такое выражение - 'пустое кино'. Кино без мыслей, без сюжета. И это самый простой случай, иногда фильмы так и просто не содержат основных элементов, таких как характеры главных героев, к примеру. Существует кино и сложное, или умное, наполненное смыслом, мыслями. Это картины, в основном, хорошо отлаженные сюжетно и интересные для думающей аудитории, желающей почерпнуть для себя после просмотра какие-либо новые мысли. Фильмы Дени Вильнева («Пленницы», «Враг», «Убийца», «Прибытие») всегда относятся именно ко второму случаю, и его картина «Пожары» - более чем ярчайший представитель именно сложного, насыщенного мыслями кино. Количество тем, поднимаемых режиссером так неимоверно, что не успеваешь поразмыслить над одной, как он сразу заставляет перепрыгивать на другую. Война, жестокость, насилие, неравенство. Все бы ничего, да это все вкраплено в непростой сюжет с двумя линиями, в одной из которых показывают жизнь матери троих детей, а в другой похождения ее дочери, которая пытается найти ответы на свои вопросы, отыскать своего отца и потерянного брата. Вильнев здесь мастерски сочетает и визуальную часть со звуковым сопровождением, каждый кадр насыщен, каждая сцена сопровождается прекрасной музыкой, как просто инструментальной, так и от рок-исполнителей, например 'Radiohead', исполнивших главную тему фильма. Это сочетание в купе с постоянно меняющимися локациями и операторскими приемами наверняка сможет удержать вас у экранов и не дать расслабиться или потерять концентрацию при просмотре. А то, что сможет заставить вас выключить фильм, так это сам его сценарий - в своей работе 'Пожары' Вильнев интригует нас завязкой, а все ответы дает лишь в развязке фильма, ни разу не кинув нам ни одной кости в процессе просмотра. Да, может быть интересно смотреть за раскрытием жизни матери главной героини, но только в том случае, если вам просто интересно наблюдать за жизнью абсолютно незнакомого вам человека. Она насыщена, она интересна, но бОльшую часть никак не соприкасается с данной нам вначале сюжета затравкой, вследствие чего может полностью отбить интерес от просмотра. Но если вы все же досмотрите, то канадский гений Дени Вильнев отблагодарит вас сполна невероятным сюжетным поворотом, после которого фильм и вовсе можно будет полюбить целиком и даже задуматься о том, чтобы его полностью оправдать. А стоит только прибавить к этим ощущениям те, которые, поняв всю суть сюжетного твиста, вы получите после пересмотра самого начала фильма под драйвовый трек упомянутых выше «Radiohead», так и вовсе можно будет простить фильму все его затянутости и не интересности сценария. Оценка фильма: 8 из 10. (Михаил Кобрин, «Иви.ру»)

Пожары Вильнева. В нынешнее время поприще киноиндустрии редко может похвастаться фильмами, которые держат зрителя исключительно на голых эмоциях. Вроде бы и развязка уже понятна, и усталость накатывает от такой масштабной длительности кино. Но при этом ты, все равно продолжаешь сидеть, вжавшись в кресло кинотеатра, и смотреть на происходящее с пятирублевыми от интереса глазами. А все почему? Да потому что среди этого конвейерного и одноразового барахла с вампирами, которые нам предлагают, режиссеры напрочь забыли о главной составляющей фильма - эмоциях. Лучом света в этом темном царстве стал талантливый канадский режиссер Дени Вильнев со своим детищем «Пожары», где сюжет фильма закручивается вокруг поиска прошлого семьи Марван. А фоном для этой супердетективной истории служат религиозные воины на ближнем Востоке. Расстановка акцентов идет правильная с первых же минут фильма: арабские напевы, похожие на наш плач Ярославны, босые мальчишки, которых бреют дядьки в камуфляже, детские наивные взгляды - все работает на то, чтобы зритель уже готовился к погружению в пучину эмоций без акваланга. Но погрузка - это половина дела, главное остается впереди - удержать. Таким фильмам, которые пестрят сценами насилия, а длительность картины равна простою в московской пробке и эмоции равны словам боль, страдание, ненависть, тяжело держать внимание зрителя в нужной точке. Яркий тому пример «Бегущий за ветром» Марка Форстера или же «Вавилон» с красавчиком Питтом. Но тут нужно снять шляпу перед Вильневом. Несмотря на весь этот нужный букет формата и сюжета, который очень предсказуем, ему удается-таки держать эмоциональный накал на протяжении всего фильма. Еще стоит отметить локации кино: сухая природа, разруха, традиции, безжалостность людей по отношению к детям - все это создает, во-первых, нужный колорит, а, во-вторых, определяет правильное впечатление о таком не простом деле как восток. Правда, идеальность картины дает полный сбой в конце фильма. Дени никак не мог пройти мимо своего излюбленного любовного конца и запихнул его туда, где он никак не связывался ни с жизнью, ни с логикой. Ну, хотя, если бы был другой конец, то это был бы уже не Вильнев. Картина собрала кучу призов на международных конкурсах и даже была номинирована на «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке. Только вот популярность в массах она так и не нашла. В принципе, оно и понятно: кому сейчас нужно кино с отражением действительности (не зависимо от того, что оно отражает: прошлое или настоящее). Все хотят сказки с белобрысым принцем или, на крайний случай, оборотня-волка. Ну, что ж? Не отчаивайся, режиссер Дени Вильнев! Может быть когда-нибудь и на твоей улице будет зритель и зритель массовый. Но что-то подсказывает, что это будет еще очень при очень не скоро. 4/5. (Маргарита Седова, «Ovideo»)

«Последняя воля». Кино начинается с оглашения завещания Наваль Марван, канадки арабского происхождения, чьи страшные слова введут двух ее детей - брата и сестру - в состояние шока. После быстрого распределения имущества нотариус, у которого покойная работала последние годы своей жизни, передаст героям два конверта. Первый будет предназначен для их отца, которого они всю свою жизнь считали умершим, второй - для их родного брата, о существовании которого они даже не догадывались. Согласно последней воле Наваль, до тех пор, пока письма не дойдут до адресатов, на ее могиле не будет установлен надгробный камень, также она желает быть похоронена без гроба, одежды и молитвы, поскольку «те, кто не держат свои обещания, не заслуживают эпитафий». Разумеется, если конверты будут переданы, то затянувшееся на годы молчание прервется, данное когда-то обещание сдержится, а детям мадам Марван будет позволено похоронить свою мать по-человечески. В «Пожарах» выдающегося квебекского режиссера Дени Вильнева, которого как-то совсем уж некрасиво обделили в прошлом году «Оскаром» за лучшую зарубежную картину, несколько историй запечатлены в рамках большого эпического полотна, каких давно уже не было. Начинается все с истории детективной - брат с сестрой немедля отправляются на Ближний Восток, чтобы найти там своих таинственных родственников; продолжается кино историей личной - параллельно нам рассказывают о жизни самой Наваль Марван; ну а заканчивается, собственно, чем-то этнографическим - в глазах главной героини тут, кажется, отражают всю боль, что на протяжении нескольких десятилетий пытается терпеть неназванный здесь вслух Ливан. Родная земля Наваль Марван и впрямь предстает перед нами сущим адом - истерзанным вдоль и поперек гражданскими и религиозными войнами, пропитанным насквозь слезами и кровью, испепеленным беспощадным солнцем и страшными пожарищами, на которых христианские фундаменталисты сжигают женщин и детей. От экрана, впрочем, не оторваться. Информацию о главной героине режиссер дает очень дозировано, бессистемно наслаивая флешбэки из ее прошлого на детективную составляющую из настоящего. Так или иначе, несмотря на причудливый нарратив, в кино погружаешься сразу: постепенно выясняется героический бэкграунд кроткой неразговорчивой мадам Марван, в колонках начинают слышаться печальные рулады Тома Йорка из Radiohead, а запутанное дело близится к надрывной, страшной, шокирующей (хотя и несколько надуманной) концовке. За полчаса до нее в кадре вновь возникнет нотариус, чтобы озвучить тему, что проходит невидимой нитью сквозь творчество Дени Вильнева: «Смерть никогда не бывает концом истории, всегда остаются следы». Пожалуй, так оно и есть. Следы, что вели Марванов к разгадке через правду, без которой жить наследникам было бы сильно проще, обязаны вскоре исчезнуть - их заметет либо канадским снегом, либо ливанским песком. Единственное, что, по мнению авторов картины, нельзя замести, утопить, сжечь или разорвать - это кровные узы. Они связывают тебя намертво раз и навсегда, хочешь ты того или нет. (Анатолий Ющенко, «Filmz.ru»)

В прокат вышли «Пожары» - драма Дени Вильнева про искалеченные ближневосточными конфликтами судьбы, которая стала главным канадским фильмом 2010 года. Двойняшки Жанна (Мелисса Дезормо-Полен) и Симон (Максим Годе) Марван знакомятся в кабинете нотариуса (Реми Жерар) с последней волей матери (Лубна Азабаль). У Наваль Марван, видимо, и при жизни отношения с детьми были сложными, поскольку и после смерти она не дает покоя осиротевшим чадам. Дочери достается конверт, который следует передать отцу. Считалось, что тот погиб на войне, лишившей семью родины, где-то на Ближнем Востоке. Сын получает конверт, адресованный собственному брату. О существовании последнего юные Марваны и вовсе не подозревали. Симон считает завещание последним сумасбродством матери и предпочитает продолжать жить своей жизнью в Канаде. Жанна перерывает дома шкафы и, найдя фотографию молодой Наваль Марван, отправляется за океан расследовать семейную историю. История эта оказывается сплетена в трагический клубок с хрониками бедствий вымышленной, но похожей на Ливан страны. Героям фильмов канадца Дени Вильнева вообще не бывает просто: все они пережили нечто ужасное. В дебютной ленте «32-й день августа на Земле» молодая женщина решала перезапустить с нуля жизнь после автокатастрофы, для чего просила друга помочь с зачатием ребенка. В «Водовороте» пьяная девушка сбивала насмерть человека, а затем пыталась примириться с реальностью, полюбив его сына. Основой для «Политеха» послужила реальная история массового расстрела студенток Политехнического института в Монреале, но и ее Вильнев использует как материал для медитации о последствиях катастрофы. В «Пожарах» катастрофа разрастается до масштабов страны, раздираемой религиозными противоречиями. Первую пулю выпускают христианские фундаменталисты: для них чувства дочери и сестры к мусульманину из лагеря беженцев - позор, который даже кровью не смыть. Тут и навеянный ливанской историей непривычный для европейцев поворот оси насилия: точно так же многие зрители не замечали, что в «Миллионере из трущоб» шиваиты громили мусульманские кварталы, а не наоборот. Тут можно заподозрить и зеркальную цитату из фильма-притчи «Перед дождем» Милчо Манчевского: и Вильнев, и Важди Муавад (автор пьесы, по которой сняты «Пожары») могли видеть картину 1994 года про то, как босняки и сербы из одной деревни погрязли в бесконечном круге насилия. Правда, Манчевски сохранял человеческую интонацию и события, которые совсем несложно было представить, превращал в притчу одним ловким фокусом с остановленным временем. Фильм Вильнева переплетением невообразимых линий напоминает то размашистые конструкции Иньяриту, то индийское кино со сложными родственными связями, но имеет в виду античную трагедию. Безжизненность нарочито наглядных построений отчасти компенсирует сдержанная игра двух прекрасных актрис. Дочь следует маршрутом матери и порой отличить ее можно только благодаря наушникам, в которых растекается грустью Radiohead. Да и безжизненность можно счесть сознательным ходом. Жанна Марван - математик и исследует загадку матери как сложную гипотезу. То, что было константами («мой отец погиб на войне») становится неизвестной переменной. Каждое новое решенное уравнение подкидывает новые задачки. Увы, никакая математическая логика не способна доказать, что разгаданное прошлое помогает жить в настоящем. (Владимир Лященко, «Газета.ру»)

Трагедия примирений. Драма "Пожары" Дени Вильнева - экранизация пьесы живущего в Квебеке известного писателя ливанского происхождения Важди Муавада. В Канаде она стала хитом, получила 8 главных национальных премий "Джинни" и номинировалась в прошлом году как лучший иностранный фильм на "Оскар". У Жанны и Симона умирает мать - Наваль Марван. Они приходят к ее нотариусу и старому другу Жану, который читает им довольно необычное завещание: мать разрешает похоронить себя по христианскому обряду и в нормальной могиле лишь в том случае, если дети найдут двух людей из ее прошлой жизни - их отца и брата - и передадут им по прощальному письму. Дочь ответственно берется за поручение, сын мечтает о том, чтобы прошлое оставило их и без того не слишком счастливую семью в покое. Тем не менее оба отправляются на Ближний Восток. О какой именно стране идет речь, не сказано. Все топонимы в фильме выдуманные, а реалии слегка размыты. Вильнев пытается не превратить фильм в политический, удержать его в статусе символического повествования о семье. В фильме поиски Жанны и Симона чередуются с флешбэками из жизни их матери. Где-то на рубеже 60-х и 70-х христианская девушка Наваль влюбляется в юношу-мусульманина, которого на ее глазах расстреливают ее братья. Их ребенка у нее забирают сразу после рождения, но бабушка успевает пометить его, так чтобы при случае можно было узнать. Потом Наваль уезжает в город учиться, работает в газете, призывающей христиан и мусульман к сосуществованию. Начинается война, героиня едет искать своего сына, не находит, но зато наблюдает ужасы взаимного истребления бывших сограждан, причем христиане зверствуют гораздо больше мусульман. Наваль отрекается от либеральных идеалов, решает посвятить себя террору, убивает начальника полиции, попадает в тюрьму и становится в местном сопротивлении своего рода легендой по прозвищу - тут для русского зрителя немного смешной момент - "женщина, которая поет" (чтобы выдержать пытки, героиня упорно пела песни). Выйдя оттуда, Наваль уезжает в Канаду. Есть еще несколько ключевых моментов - собственно то, что касается отца и сына. Но пересказывать их не стоит: там страшноватые парадоксы в древнегреческом духе. Главная вещь, интересующая Дени Вильнева во всех фильмах, - то, как любовь становится неотделима от чувства вины. Это есть и в самом известном его "Водовороте" - про депрессивную девушку, сбивающую насмерть старика, а потом заводящую роман с его сыном. И в недавнем "Политехническом" - про попытки адаптации к миру выживших после расстрела, учиненного в колледже одним юношей-женоненавистником. Но новый фильм - самое подробное в его карьере высказывание на эту тему. Нельзя сказать, что "Пожары" - удачное кино. Затянутое, одновременно претенциозное и довольно неоригинальное, с бесцельными пустотами, но его главная беда - не в стиле. Вильнев пытается рассказать "человеческую историю" и выстроить ее по мифологической модели, уместить в одном повествовании судьбу человека, принимающего идеологические решения, и трагический рок. "Пожары" построены на совершенно античных приемах чудесных и ужасающих воссоединений. Вся логика этих происшествий толкает сюжет к катастрофе. Она, собственно, происходит, но дана в фальшивых, примирительных тонах. Дело в том, что Вильнев - человек культуры не катарсиса, а хеппи-энда. У него не получается не только фильм об амбивалентности ближневосточных конфликтов - от этого он уходит намеренно, - но и картина о том, как в основание семьи может лечь зло. Вывод, который делает Вильнев из собственного фильма, примерно такой: "перемелется - мука будет". И он выглядит попросту унизительным. (Игорь Гулин, «Коммерсантъ»)

Арт-мейнстрим как зеркало зрительских ожиданий. Дени Вильнев - национальное достояние Канады и любимчик фестивалей, где исправно получает призы. Его «Пожары», номинированные на «Оскар», добрались до Москвы. Алексей Медведев, программный директор отменного четырехдневника «2-in-1», справедливо включил этот фильм в конкурс, понимая, что знакомить столичную публику стоит не только с радикальными или бескомпромиссно концептуальными лентами, но и с теми, которые пользуются гораздо более масштабным спросом. Причем даже в среде профессионалов. Ниша арт-мейнстрима в фестивальных программах расширяется, и это симптом. Если не зараженности смертельным вирусом авторского кино, то его очевидной дистрофии. Никто, включая читателей Ролана Барта, никогда не верил в смерть автора. Но почти все - чем дальше, тем сильнее - жаждут историй, более или менее прихотливо рассказанных. Эта потребность именно в историях, эмоциональных, социально актуальных, зрелищных, далеких от изобразительного минимализма, воссоединяет любителей общедоступного художественного кино и фестивальный истеблишмент. «Пожары», снятые по пьесе Важди Муавада, отвечают этому тренду со всей возможной серьезностью. При этом романные или сериальные перипетии - сегодня, как ни странно, они породнились - этого фильма аранжированы режиссером по законам образного высказывания. Результат: арт-мейнстрим, который я уже однажды сравнивала с бизнес-ланчем, то есть с удешевленной, часто вкусной, а главное, всем доступной услугой хорошего ресторана. В основе «Пожаров» -- душещипательная и одновременно перверсивная (не прошедшая мимо инцеста) история. Погруженная в мифологическую и одновременно реальную среду, она рассказывает о семейной драме, о национальных, религиозных проблемах, о войне и мире, о противостоянии севера/юга. В этой камерной, претендующей на эпический размах картине есть, кажется, все, о чем снимают, что обсуждается в современном обществе, что волнует любого человека, живущего в опасном мультикультурном мире. Этакий дайджест современной проблематики, а также образности, рассказан сквозь коллизии канадской семьи и поделен на главы. Часть из них происходит в Канаде. Другая - ретроспективная - на условном Ближнем Востоке, откуда родом мать канадских близнецов и где она пережила страшные события (презрение деревенской среды, потерю ребенка, убийство любовника, войну, тюрьму, изнасилование) прежде, чем оказаться в Канаде. Она оставляет своим двадцатилетним детям письма, которые юноше и девушке после ее смерти передает нотариус, и завещает найти их отца и брата. О них, понятно, близнецы ничего не знали, но отправляются поочередно на этот условный Восток, чтобы выполнить просьбу умершей матери, которую зовут Наваль. Тем более что она просила надгробный камень ей поставить только после разгадки семейной тайны. Эффектная завязка перебивается историей Наваль, христианки с Востока, полюбившей мусульманина, от которого она родила мальчика (и которому была сделана татуировка, чтобы его можно было опознать в конце фильма), отправленного в приют, позднее разрушенный боевиками из местных христиан. Наваль вступила на тропу терроризма, убила, втеревшись в доверие, лидера правых христианских сил, попала в тюрьму, где была изнасилована подросшим сыном-палачом, о чем, конечно, не знала, но, когда увидала в канадском бассейне (место действия понадобилось режиссеру, чтобы показать его татуировку зрителям и героине) своего насильника и сына, то получила инсульт. Однако успела перед смертью написать письма детям, родившимся в тюрьме. Не правда ли, похоже на сериал? Но Дени Вильнев работает не грубо, увлекая зрителей экзотикой мрачного Востока, террористическими акциями, зловещей тюрьмой, мучительными родами, переживаниями молодых канадцев, отправленных в интригующее путешествие в прошлое своей матери, а также ролью добродушного нотариуса, у которого Наваль работала секретаршей. Мифологизируя, схематизируя, несмотря не смотря на подробную, заковыристую фабулу, и добавляя пряностей (инцестуального пошиба) в коллизии востока/запада, отраженные в семейной истории, Вильнев действует наверняка. Но меня этот зрелищный верняк не очень-то радует или удивляет. Хотя рука так и тянется поддержать оператора Андре Тюрпена, а также одобрить актрису Лубну Азабаль, с артистичным достоинством прожившей роль своей молодой и постаревшей героини-страстотерпицы. (Зара Абдуллаева, «Искусство кино»)

Эдип и Электра. Процесс оглашения наследства мадам Наваль Марван несет нетривиальный характер - вместо традиционной раздачи всем сестрам по серьгам усопшая предлагает детям загадку в лучших традициях старины Сфинкса. Близнецы Жанна и Симон должны найти отца и брата, после чего и только тогда дух их матери наконец обретет покой. В качестве единственной подсказки Наваль оставляет свой паспорт бывшей гражданки страны, откуда сбежала когда-то, спасаясь от репрессий и зверств режима. Взвалив груз ответственности на свои хрупкие плечи, дочь первой отправляется на поиски истины, зарытой под солнцем, песком и ненавистью жителей небольшого государства, раздираемого религиозными противоречиями. Открывшаяся тайна запоздало успокоит совесть умершей в мире ином, но навсегда изменит представление детей об иронии кругооборота жизни во Вселенной. Дени Вильнев, наверное, сейчас один из тех немногих постановщиков, кто способен своими режиссерскими решениями поднять бурю в стакане воды, причем, как ни странно, в хорошем смысле этого слова. Имея в наличии довольно традиционные для современной кинематографии сюжеты, тем не менее он с успехом выворачивает их наизнанку, раз за разом придавая атрибутам того или иного типично жанрового кино черты философских притч. При это уравновешенная медитативность его картин ничуть не лишает их пресловутого саспенса, скорее наоборот - приковывает к экрану, словно взгляд гипнотизирующей зрителя змеи. Так и «Пожары» открываются облетающей панорамой гор и холмов, которые в будущем окажутся основным местом действия, с тем чтобы камера столь же меланхолично, под завывания солиста Radiohead, запечатлела жизнь юных пленников в лагере одной из противоборствующих сторон межконфессионального конфликта. В дальнейшем зритель вслед за путешествующей вспять дочерью будет так же плавно пересекать жизненный путь главной героини, двигаясь по волнам памяти немногих выживших очевидцев страшных событий - прятаться от всполохов вспыхивающих тут и там пожаров, зажимать уши от звуков непрерывных автоматных очередей или криков заключенных в застенках местного НКВД. Вильнев не будет нагнетать столь знакомого в подобных драмах патриотического или героического пафоса, но от его констатирующего взора стороннего наблюдателя проходит ничуть не меньший холодок по коже и отнюдь не от ужасов кажущейся на первый взгляд очень актуальной резни на религиозной почве. Все дело в том, что история, рассказанная в интерпретации Вильнева, как раз-таки лишена однозначного определения во времени и пространстве. Местом действия мытарств Марван выбрана вымышленная страна, в которой главными зачинщиками жестоких чисток является совсем не та конфессия, которая сейчас находится на устах у ведущих всех новостных сводок, а христианские ультраправые. Дети же главной героини с прошлым беженцев не обитают на отшибе социальной жизни новой Родины, а довольно неплохо к ней адаптировались, по крайней мере Жанна уютно чувствует себя, занимаясь интеллектуальным трудом. При этом показательно, что режиссер предпочитает рассказывать об ужасах войны, а не демонстрировать их на весь экран. Так, изнасилования главной героини всегда остаются за кадром, убийство ребенка в одном из драматичных моментов показано со сверхдальнего плана, а единственная сцена в духе выбранного Вильневом жанра, на которой акцентировано операторское внимание, отдает заметной театральностью «Я тебя породил, я тебя и убью». Поэтому очевидно, что перед зрителем не очередная патетическая агитка, которой нет-нет да и найдется место возле Пальмовой ветви, а рассуждения о природе любви, зла и прочих понятий, обладающих статусом вечности. Пусть Вильнев идет на внезапные допущения, например, довольно странно предполагать, как парализованная старушка все-таки умудрилась сочинить последние признательные письма, но логический формализм здесь неизбежен на столько же, на сколько и неважен ради гармонии заданных вопросов и полученных ответов. Природа каждого человека априори двойственна. Примеров этому в «Пожарах» не счесть - в роли фронтисписа здесь выступает выбор в качестве героев именно близнецов. Кроме этого, в конце поисков дети осознают, что их мать, скромная на протяжении четверти века секретарша, привыкшая плавать в общественных бассейнах, на деле может оказаться борцом за справедливость местного масштаба и стойким бывшим узником гетто. Но прихоти этой природы не всегда безобидны. Она определяет в человеке наличие не только неизбывной любви, но и всепоглощающей ненависти, взаимопроникновение которых друг в друга может принимать самые странные формы, иллюстрацией чему и оказывается финальный твист картины. Каждый из нас может попытаться забыть все былое, отречься от всех мрачных воспоминаний, но когда-нибудь поедающая собственный хвост змея доберется и до нашего прошлого. (Анна Дедова, «Postcriticism»)

Сейчас Дени Вильнев личность известная, на слуху, совсем недавно отгремела фантастическая драма «Прибытие», готовится к выходу продолжение классического «Бегущего по лезвию». Я постепенно, без наскоков, знакомлюсь с его давними работами. Многие уже видел, как шизофренический «Враг» и психопатичный «Пленницы», - фильм «Пожары» пару раз начинал, но бросал. А зря. Очень даже зря. Фильм поставлен по знаменитой пьесе канадского драматурга ливанского происхождения Важди Муавада «Пожары». Это я узнал уже после просмотра, и, наверно, к лучшему. Пьесу до недавнего времени даже ставили в театре на Чистых прудах Et Cetera, информации о сюжете предостаточно, но для полного удовольствия даже малейший спойлер, как лезвием по шее. Поэтому я как можно деликатнее буду обращаться с историей, чтобы не навредить вам, не раскрыть деталей, важных, от которых будет зависеть итоговый результат. Дикий, к слову. Действие в фильме развивается в двух временных плоскостях: в настоящем, где взрослые близнецы - Жанна (Мелисса Дезормо-Полен) и Симон (Максим Годетт) - по завещанию матери разыскивают своего отца, и своего брата, потерянного еще в младенчестве; и в прошлом, где описывается жизнь их будущей матери - жизнь несправедливая, обвитая страданиями, слезами и муками. Сюжет в фильме подобен поезду из утопического боевика «Сквозь снег». Он монументален и мчится с огромной скоростью, и пока ты в нем, ты принимаешь правила, проваливаешься в эту пропасть и варишься в котле из любви и ненависти, из нетерпимости и прощения. Сценарий больше похож на притчу, на древнегреческую трагедию, на адский аттракцион, где каждый новый поворот грозит опасностью, пугает неизвестным и неизведанным, но только испытав на себе все «прелести» внезапного ужаса, осознав увиденное и услышанное, можно успокоить душу и смирившись, двигаться вперед. Не все способны любить и не все готовы прощать, но только с открытыми глазами можно преодолеть зловещую тишину, избавиться от страха. Дени Вильнев мастерски строит сюжет, по крупицам он создает лавину, сметающую все на своем пути, а после нее новая жизнь. Эстетично выстраивает кадры и не прикрывает тот ужас, что творится вокруг, и шаг за шагом, отодвигает завесу над мрачной тайной, а ты как заправский дилетант угадываешь, что за создание в этом пульсирующем мешке, и это доставляет. Но и пугает. Пугает оттого, что мораль не статична, что ты не так силен и не так честен, как этого хотелось бы, что жизнь выкидывает такие пугающие подробности, от которых жутко и стыдно, что в твоем сердце не так много любви, а ненависти чересчур много. И кровь, она стынет, ты ощущаешь ее ледяные пальцы, они скребут по внутренностям, словно крысы, пока не наступает катарсис. И напряжение отступает. Фильм Пожары оставляет после себя выжженное поле. Поле, на котором произрастет будущее. Под музыку и острую песнь. Один из самых пронзительных фильмов, которые я видел, трогательный, давящий на психику, он будоражит до слез, вызывает целый спектр эмоций, от полного негодования до мученического принятия. Если вы готовы к новым впечатлениям, то непременно посмотрите кино Дени Вильнева Пожары. Мой рейтинг 9/10. (Линдон Камусов, «Якинолюб»)

Один из героев фильма сказал - «Смерть никогда не является концом истории. Всегда остаются следы» - и этой фразой можно полностью охарактеризовать то, что два часа будет происходить на экране. После смерти Наваль Марван, ее дети близнецы Жанна и Саймон получают от нотариуса два конверта, которые они должны передать своему отцу и брату. При этом мать до смерти говорила, что их отец мертв, а про брата они вообще услышали впервые. Вместе с конвертами, нотариус огласил последнюю волю покойной - «...похоронить без гроба, без одежды и без молитвы. Лицо должно быть повернуто к земле, а спиной к миру. Никаких надгробных камней не должно быть помещено на могилу, а имя нигде не должно быть выгравировано ...» и только после вручения конвертов адресату, по завещанию, можно будет установить надгробный камень. Такое шокирующее начало фильма задаст тон всей последующей истории. Фильм плавно балансирует между настоящим и прошлым, открывая не только шокирующие «скелеты из шкафа», но и нравы Среднего Востока, ведь начало берет свои истоки с 70-х годов. В фильме подымаются вопросы религии, морали, политики, возмездия и мести, ну и, конечно, материнской любви. Такой гремучий коктейль, который выплескивается на зрителя, с шоковой развязкой, что лично я, еще некоторое время после просмотра отходил и не мог прийти в себя. Фильм был номинирован на премию «Оскар» в категории лучший неанглоязычный (иностранный) фильм года, но проиграл статуэтку датскому фильму «Месть». Фильм Сюзанны Бир, конечно, не плохой и по накалу страстей тоже может посоревноваться со многими, но я считаю, что «Оскар» надо было отдавать канадцам. Это тот случай, когда фильм вышел драматичным, интересным, захватывающим и заставляющим задуматься о жизни и о том, что происходит вокруг нас. (oscar75)

Пожары, открывающие глаза. Фильм «Опаленные» (или «Пожары») начинается с загадок. Жители современной благополучной Канады - двойняшки Симон и Жанна - получают необычное завещание матери, которую давно привыкли считать не вполне нормальной. Следуя последней воле покойной, они распутывают, как клубок, историю ее жизни и открывают для себя ужасную правду о кровавой бойне на Ближнем Востоке. Еще одна загадка - место, в котором развиваются основные действия киноленты. В фильме есть некоторые намеки, однако на реальной карте нет упоминаемых географических названий. А флаг, реющий над домами, похож на официальный символ сразу нескольких государств Ближнего Востока. Очевидно, режиссер хотел сказать, что эти события могли произойти в любой точке региона. Например, в Ливане, в котором пятнадцатилетняя гражданская война между христианами и мусульманами унесла жизни более 150 тысяч человек. Действие ленты развивается параллельно в прошлом и настоящем. Зритель становится свидетелем бессмысленной и беспощадной междоусобной войны, стороны которой никого не жалеют и ничего не могут простить. В центре сюжета - девушка-христианка Наваль Марван (будущая мама Симона и Жанны), которая мечтает о счастье, любви и свободе. Она восстает против религиозных и национальных предрассудков патриархального общества и жестоко за это расплачивается. По стечению трагичных обстоятельств она становится чуть ли не главным врагом своей семьи и народа. Наваль последовательно лишается любимого человека и ребенка, становится свидетелем жестоких расправ над мирным населением, превращается в террористку на службе у мусульман. Затем проводит пятнадцать лет в тюрьме, каждый день подвергаясь пыткам, насилию и унижениям. Но самое главное испытание уготовано ей в будущем. Вал насилия и жестокости в фильме постоянно нарастает и завершается финалом, который просто потрясает до глубины души. Война так запутывает человеческие судьбы, что самые близкие люди оказываются одновременно злейшими врагами и мучителями. И разорвать этот клубок противоречий способен только очень сильный человек. Наваль Марван оказывается самой мужественной из всех участников бойни. Несмотря на пережитые ужасы, которые нам трудно даже представить, она оказалась способной все понять и простить, тем самым прервав бесконечную нить злобы и насилия. Фильм «Опаленные» шокирует жестокостью отнюдь не для того, чтобы доставить зрителям острые ощущения. Режиссер стремится достучаться до их сердец и донести историческую правду. Ему это вполне удается. Всю горечь конфликта он передает несколькими душераздирающими сценами, благодаря которым лента смотрится на одном дыхании. Прекрасные ближневосточные пейзажи сменяются кадрами объятой ужасом Наваль Марван на фоне автобуса, сожженного вместе с невинными пассажирами. Виды колоритных восточных кварталов - сценой из профессиональной деятельности снайпера, стреляющего по «вражеским» детям... Несмотря на современные тенденции, главное зло в картине олицетворяют вовсе не мусульмане. По сюжету конфликт начинается с нападения христиан на лагеря мусульманских беженцев. И это тоже не выдумка режиссера, а вполне реальные события из истории Ливана. При этом режиссер, конечно, не обеляет другую сторону конфликта. Для автора просто не существует террористических религий и народов. Ответить на вопрос «Кто более бесчеловечен?» в данном случае может только закоренелый циник. Ведь в фильме христиане расстреливают мусульманских матерей и их детей из автоматов, украшенных образами Богородицы, а мусульмане «спасают» детей христиан, чтобы превратить их в машины для убийств собственного народа. Фильм «Опаленные» - это колоссальное по своей силе послание жителям благополучных стран, заставляющее задуматься о событиях, происходящих в тысячах километров от кинотеатра. Сидя в удобном кресле, то и дело ловишь себя на мысли: возможно, именно сейчас хорошо обученный солдат берет на мушку невинную жертву, а кто-то уже готовит возмездие, наводя свой «кассам» на мирное поселение. К сожалению, режиссер не в силах остановить кровопролитие по всему миру, но он вполне способен открыть глаза многим людям. Автор «Опаленных» с этим прекрасно справился. (Иван Карачев)

Соломенные псы войны. Обойти вниманием четвертый полнометражный фильм популярного нынче Дени Вильнева было бы не вполне справедливо, учитывая, в частности, отсутствие у картины достойных конкурсных наград и безрезультатную номинацию на Оскара. Второй раз подряд канадский режиссер делает ставку на меланхоличного Максима Годетта, превращая его в одного из центральных персонажей запутанного сюжета, наполненного мрачными тайнами, безудержным откровением и отсылками к истории Гражданской войны в Ливане. Вильнев, прежде не использующий подобной темы в качестве детерминирующего условия своих творческих решений, на сей раз придал ей более чем солидный размах и обоснование, обратившись к одноименной пьесе ливанского эмигранта Важди Муавада. В том, что глубина «Пожаров» шире и объемнее многих образцов антимилитаристского кино, убеждают уже первые минуты фильма, в которых сплетаются судьбы нескольких стран и стираются временные рамки. В современной благоустроенной Канаде живут брат с сестрой, чьей главной целью является разгадка неизвестной истории жизни их недавно умершей матери по имени Наваль. Поводом к этому стало очень странное завещание, выполняющее также функцию единственного путеводителя, ведь только там упоминается о существовании сводного брата, которого необходимо разыскать, чтобы выполнить последнюю просьбу усопшей и заодно смыть позор с ее имени. При помощи последнего маминого работодателя в лице того самого нотариуса с завещанием Жанна и Симон двигаются в нужном направлении, но прошлое не торопится открывать им самую страшную правду их жизни. С определенного момента зритель становится пассивным участником полноценной драмы-детектива, окрашенной в ретроспективный белый цвет, так как прошлое мертво по сути. В нем сохранилась лишь память, воссоздавшая образ юной Наваль, застывший где-то посреди руин, видевших пламень человеческих эмоций и огонь войны. Каждый эпизод картины воспроизводит новый момент трагического пути Наваль, двигающейся изначально мягко, хаотически, а затем - все более твердо. Ее внутренняя и внешняя изменчивость, по сути, есть воплощение бесчеловечного и бессмысленного качества любой войны, цена которой не всегда безобидна даже для победителей. За что можно похвалить Вильнева, так это за его умение работать с тяжелыми на поверку темами, к которым он подходит с тыла. В «Политехе», к примеру, во главу угла выставлена отнюдь не гендерная дискриминация, а тотальная разобщенность самой сплоченной в мире социальной группы в лице студенчества. Причудливая метафора небоскреба из «Этажом выше» несет в себе идеи поэтапного регресса цивилизованного общества. В случае «Пожаров» теоретическое понятие войны перерождается в метафизическое и в сознании возникают универсальные восточные законы, притом, что сама по себе религиозная тема была оставлена Вильневым за скобками. Истории людей, вроде Наваль, это истории марионеток вселенского масштаба, соломенных псов, а война - один из примеров изменения судьбы человека, испытывающего ее воздействие. Благодаря слаженному актерскому составу, среди которого много известных персон, «Пожары» приобретают еще более цельный вид. Герои, особенно это касается Лубны Азабаль, вдыхают в суровое системное зло картины подлинные чувства и эмоции, в отдельные моменты за ее игрой следишь затаив дыхание. (Saart)

Кому нужна гражданская война? Неужели она нужна обычным людям? Вряд ли... Я не люблю фильмы о гражданских войнах, где бы они не проходили. Они оставляют чаще всего какое-то щемящее и болезненное чувство безысходности. Чаще всего здесь нельзя найти абсолютной правды, нельзя найти тот центр приложения тяжести, который позволил бы зрителю самому найти ответ на вопрос - в какую сторону все таки следует двигаться, чтобы разрешить проблему, поставленную режиссером, где найти эту самую пресловутую правду, которая смогла бы оказаться той спасительной нитью, свисающей из жуткого и запутанного клубка проблем и противоречий, потянув за которую можно раз и навсегда восстановить потерянный порядок и забытую прелесть обычной жизни в мире и согласии. Когда правды и неправды поровну, когда обе стороны правы по-своему, но когда самим мироустройством предопределена их невозможность прийти к взаимному согласию, когда друг к другу накоплено уже такое количество взаимных претензий, причиненной боли, несведенных счетов, обид, оскорблений и недопониманий, что уже нельзя понять, с чего это все началось и кто был зачинщиком - вот что такое для меня любая гражданская война. А еще втройне тяжелее данная тема становится при отягощении ее вопросами религиозного толка: чья же вера главнее, важнее, истиннее, первичнее, правильнее? кто ответит? Никто. Поэтому тема конфликтов (или эскалирования конфликтов, что есть одно и то же) на религиозной почве - это незаживающая, постоянно кровоточащая и самая болезненная рана на теле человечества, которой неведомые силы (не такие уж неведомые, конечно...) никогда не дадут зажить, даже если народы захотят все-таки прийти к согласию. Но страшное, но все-таки безликое определение гражданская война - это что-то общее, так же, как и слово народ, который ее ведет. А на самом деле - что это при приближении? Это сломанные жизни и судьбы, это нарушенный порядок обычной повседневной жизни, возможно до конца не осознаваемый, но такой дорогой сердцу любого человека на земле (за исключением тех, кто наживается на войне - зарабатывает на ней деньги, власть, влияние и использует других в качестве слепого оружия или разменной монеты, искусно манипулируя вопросами религии, абстрактной справедливости, эксплуатируя внутренние исторические противоречия между различными народами в свою пользу), это убитые или пропавшие без вести, или разделенные навсегда родные люди, потерявшие семью, это разлученные влюбленные, это покалеченное здоровье и психика людей, требующая смены не одного поколения, чтобы ужасы войны хотя бы несколько померкли, это слезы и боль и страшные воспоминания уцелевших. Здесь режиссер повел зрителя еще дальше, представив ему поистине ужасающие последствия этой войны на примере судьбы девушки, оказавшейся в гуще этих событий, которые определили не только ее безмерно трагическую судьбу, но также и судьбу всего ее рода. Действия разворачиваются в одной из стран Ближнего Востока, где идут военные действия между мусульманской и христианской частью населения страны. Наваль, вынуждена покинуть родные места, поскольку дальнейшее существование там становится опасным. В юности Наваль, будучи христианкой, влюбляется в юношу, исповедующего другую религию. От этой связи у нее рождается ребенок, которого ей не разрешают оставить. Нанеся на ногу ребенка опознавательный знак, его отдают в приют, так что мать оказывается разлучена с ним. Но она постоянно думает о нем, скорбит о его утрате и мечтает с ним встретиться. Когда положение в стране становится критическим, она отправляется на его поиски, рискуя собственной жизнью, ибо неизвестно, каким будет ее путь в стране, охваченной пожарами и неистовством, похожим на помешательство, где уже практически полностью размыты элементарные понятия порядка, как и понятия своих и чужих - здесь все стали чужими друг другу, а правда в руках тех, у кого на данный момент больше патронов в магазине автомата. Отправляясь в этот опасный путь христианкой, Наваль в результате всего увиденного и испытанного на себе, выходит из него совершенно другим человеком. Потеряна не только вера, религия, потеряны основные понятия, составляющие саму суть человеческой сущности - сущности Наваль, в частности, и сущности человека, как существа, в общем. Жизнь не просто перевернулась - она как будто переместилась в другой измерение (ибо мозг отказывается принимать, что это происходит на земле и силами таких же людей, как мы, что от настоящего ада нас отделяет несколько часов лета), где бал правит жестокость, где нет места элементарному человеческому состраданию, где самые близкие люди становятся твоими же палачами, и из которого уже не будет никогда не просто дороги назад, а хотя бы мало-мальски приемлемого выхода, обещающего хотя бы надежду на возможность вести после нормальную жизнь. В итоге жертвы войны остались живы, но фильм именно и показывает, что смерть - не самое страшное, что может случиться, что война более жестока и изощренна, чем сама смерть и способна придумать для своих жертв (чаще всего - невинных) такие наказания, которые не пришли бы в голову Данте, придумывающему свои крути ада в Божественной комедии. Если Вы очень впечатлительны - не смотрите, это очень тяжелый фильм. Ну а если решились на просмотр - тогда учтите, что скорее всего, получите чрезвычайно сильные впечатления, о которых не сможете забыть, даже если захотите. (Yunalove)

comments powered by Disqus