на главную

ПОЖАРЫ (2010)
INCENDIES

ПОЖАРЫ (2010)
#20359

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #128 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 130 мин.
Производство: Канада | Франция
Режиссер: Denis Villeneuve
Продюсер: Luc Dery, Kim McCraw
Сценарий: Wajdi Mouawad, Denis Villeneuve, Valerie Beaugrand-Champagne
Оператор: Andre Turpin
Композитор: Gregoire Hetzel
Студия: micro_scope, TS Productions, Phi Group
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Mustafa Kamel ... Barbier de la Milice / Officer Milice Chretienne
Hussein Sami ... Nihad (5ans)
Remy Girard ... Notaire Jean Lebel
Melissa Desormeaux-Poulin ... Jeanne Marwan
Maxim Gaudette ... Simon Marwan
Dominique Briand ... Prodessor Niv Cohen
Lubna Azabal ... Nawal Marwan
Frederic Paquet ... Medecin a l'urgence
Hamed Najem ... Wahab
Ahmad Massad ... Bassem Marwan
Bader Alami ... Nicolas Marwan
Majida Hussein ... Grand-mere de Nawal
Asriah Nijres ... Sage-Femme
John Dunn-Hill ... Professeur Said Haidar
Nadia Essadiqi ... Secretaire Universite
Chaouki Charbal ... Professeur Universite

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2098 mb
носитель: HDD2
видео: 720x384 XviD 1781 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ПОЖАРЫ» (2010)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Лента повествует о путешествии брата и сестры - на Ближний Восток, где они надеются найти своих родственников...

Близнецы - Жанна и Симон, дети Навал Марван, много лет назад покинувшей свою неназванную родину на Ближнем Востоке из-за происходившей там войны (подразумевается Ливан с его гражданской войной). После смерти матери близнецы должны выполнить ее последнюю волю - разыскать своего отца, считавшегося погибшим, и брата, о существовании которого они ничего не подозревали. Симон не желает заниматься этим делом, так что Жанна одна отправляется на родину матери, чтобы разыскать свидетельства о ее прошлом. Постепенно ей открывается суровая правда о Навал Марван...

Жанна и Симон после смерти матери узнают, что она тщательно скрывала от них многие обстоятельства своей трагической судьбы. Эти ошеломляющие факты объясняют ее странное поведение в последние годы жизни - их мать ни с кем, в том числе и со своими детьми, не разговаривала. И тогда Жанна решает немедленно поехать на Ближний Восток, чтобы узнать историю своей семьи, о которой она почти ничего не знает. Ее брат не видит смысла в поисках, но все-таки присоединяется к Жанне. Дети, исполняя посмертную волю матери, находят своего отца и своего брата...

Когда нотариус Жан Лебель (Реми Жирар) зачитал брату Симону (Максим Годетт) и сестре Жанне (Мелисса Дезормо-Полен) завещание их матери (Лубна Азабаль), они были поражены его необычностью. Ее последней волей была просьба разыскать их отца, которого близнецы считали умершим, и брата, о существовании которого они даже не подозревали. Жанна и Симон отправляются на Ближний Восток... С помощью нотариуса, двойняшки по кусочкам собирают историю своей матери, открывая для себя неизвестную им ранее историю трагической судьбы этой исключительной женщины, отмеченную войной и ненавистью, также как и небывалой храбростью и стойкостью.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2012
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Люк Дери, Дени Вильнев, Kim McCraw).
ОСКАР, 2011
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Канада).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 2011
Номинация: Лучший зарубежный фильм (Дени Вильнев).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 2010
Победитель: Лучшая пятерка зарубежных фильмов.
МКФ В РОТТЕРДАМЕ, 2011
Победитель: Приз публики (Дени Вильнев).
МКФ В ТОРОНТО, 2010
Победитель: Лучший канадский художественный фильм (Дени Вильнев).
МКФ В ВАЛЬЯДОЛИДЕ, 2010
Победитель: Лучший фильм (Дени Вильнев), Лучший сценарий (Дени Вильнев).
МКФ В ВАРШАВЕ, 2010
Победитель: Гран-при (Дени Вильнев).
АССОЦИАЦИИ КИНОКРИТИКОВ ТОРОНТО, 2010
Победитель: Лучший канадский фильм (Дени Вильнев).
ВСЕГО 30 НАГРАД И 9 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм основан на одноименной пьесе Ваджди Муавада, а также частично на биографии Сухи Бечары (Souha Bechara).
Съемки фильма происходили в Канаде (Монреаль) и Иордании (Амман).
Город Дареш, в котором частично происходит действие, является вымышленным.
В фильме звучат песни группы Radiohead «You and Whose Army?» и «Like Spinning Plates» (с альбома Amnesiac).
Премьера: 13 сентября 2010 (Канада, фестиваль в Торонто), 16 декабря 2011 (Россия).
Слоган - «The search began at the opening of their mother's will.»
Официальные сайты и странички фильма - http://incendies-lefilm.com/; http://incendies-thefilm.com/; http://sonyclassics.com/incendies/; http://trinityfilm.co.uk/films/incendies/; http://shakunetsu-movie.com/pc/; http://facebook.com/incendies; http://facebook.com/IncendiesMovie.
Пьеса "Пожары", по которой сделан фильм, несколько лет назад была поставлена самим автором, Мажди Муавадом, в московском театре "Et cetera", и офоициально до сих пор остается в репертуаре.
Дени Вильнев / Denis Villeneuve (род. 3 октября 1967 года в Канаде). Снял несколько видеоклипов, один из которых был признан лучшим канадским клипом в 1994 году. Поставил художественный короткометражный фильм "REW FFWD", показанный на 10-ти международных фестивалях и получивший Специальный Приз жюри на МКФ в Канне и получил международный приз "Синема д'Арт". В 1998 году Вильнев стал автором сценария и режиссером своего первого художественно фильма "32-е августа на Земле", пользовавшегося успехом на родине режиссера и за рубежом. Картина была удостоена приза программы "Особый взгляд" на МКФ в Канне и получила приз "Золотой Байард" на МКФ в Намуре.

Наконец-то вышла в прокат картина канадского перфекциониста Дени Вильнева "Пожары". Лента уже давно успела получить ряд призов на фестивалях в Торонто и Роттердаме, была номинирована на Оскар как "Лучший иностранный фильм", но только сейчас добралась до массового зрителя. Сюжет повествует о двух близнецах: Симон Максим Годетт и Жанна Мелисса Дезормо-Полен после смерти матери Лубна Азабаль получают два конверта с нетрадиционным заветом. Один из конвертов следует передать отцу, которого молодые люди давно считали погибшим; другой - брату, которого Симон и Жанна не знали никогда. В том случае, если завещание не будет исполнено, покойная строго-настрого наказала похоронить себя покойным образом. Видимо, не будучи уверенной в действиях своих детей, мать пошла на такой вот шантаж. Обрушившиеся известия подействовали на ее потомков по-разному: сын рефлексирует, страдая и проходя путь от полного отрицания до осознания горечи потери, а дочь сразу же отправляется на поиски своих родных в сценарно вымышленную восточную страну, в которой не составляет труда узнать Ливан. История, которую изначально преподносят в виде детектива, с развитием сюжета становится семейной драмой, с каждой минутой хронометража все более щемящей и страшной. Герои разгадывают одну тайну за другой, а зритель погружен не только в перипетии этих поисков, но и во флэш-беки умершей матери главных (главных ли?) героев. Лейтмотивом фильма служат не новые, но всегда актуальные вопросы, причем там, где один зритель увидит надрывающиеся семейные узы, другой будет поглощен извечным пожаром фундаментализма, расовой и религиозной нетерпимостью. Попутно Дени Вильнев говорит нам о том, что "смерть не бывает концом; всегда остаются следы", ведя по следам одной истерзанной драмами семьи. Все это передается отменной актерской игрой и шикарной операторской работой Андре Турпина. "Пожары" едва ли оставят кого-то в унылом равнодушии; картина стучится в сердце, заставляя работать разум. Не без излишнего пафоса и унылого, но атмосферного Radiohead, фильм делает свой вклад в кинематографический багаж ужасов Ближневосточного конфликта. Вильнев удачно экранизировал пьесу Мажди Муавадома, которая не так давно шла в том числе и в московском театре "Et Cetera". Режиссерский почерк Вильнева уже узнаваем, и главный саспенс его работ, пожалуй, не в ужасах войны, а в личностных трагедиях. (Валерий Ковалевич)

Фильм квебекца Дени Вильнева был номинирован на «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке. Картина показывает нынешнее состояние Ближнего Востока - кровопролитие, шовинизм и политическую нестабильность. Боль, унижение, страдания, кровопролитие, мученичество, шовинизм, коррупция, политическая нестабильность, семейные тайны и, наконец, смерть - номинированные на «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке «Пожары» квебекца Дени Вильнева никак не назовешь легким зрелищем. Это медленное, тягучее исследование переплетений, которые могут составлять родственные узы, и того, как грехи мертвых виснут неподъемным грузом на живых, оформлено здесь в детективный сюжет. Поводом же для «расследования» служит загадочное завещание, оставленное умершей матерью (Лубна Азабаль) растерянным сыну (Максим Годетт) и дочери (Мелисса Дезормо-Полен). Детям наказано поехать из Монреаля на Ближний Восток - чтобы найти отца и брата, которых они никогда не видели. Своей путаной структурой «Пожары» (а их действие беспрестанно скачет из наших дней в 20-летней давности прошлое и из современной Канады - в условный Ливан) болезненно напоминают пропесоченные международные трагедии Алехандро Гонсалеса Иньярриту, особенно «Вавилон», - и Вильнев, кажется, действительно верит, что нарративной внятностью можно пренебречь, если эмоциональное наполнение достаточно сильно. Другое дело, что чем больше раскрывается сюжет, тем искусственнее кажутся его повороты - и там, где по идее должны проступать слезы на глазах, не чувствуешь ничего, кроме оглушительной пустоты. Вильнев, конечно, как может старается избегать выспренных банальностей - и ему даже удается одной работой камеры, сухой, резкой манерой снимать лица и послевоенные пейзажи передать жалкое нынешнее состояние Ближнего Востока. Что ж, будем считать, что это сильный фильм - но с очень слабым сюжетом. (Дэвид Дженкинс, Time Out Chicago)

Кино начинается с оглашения завещания Наваль Марван, канадки арабского происхождения, чьи страшные слова введут двух ее детей - брата и сестру - в состояние шока. После быстрого распределения имущества нотариус, у которого покойная работала последние годы своей жизни, передаст героям два конверта. Первый будет предназначен для их отца, которого они всю свою жизнь считали умершим, второй - для их родного брата, о существовании которого они даже не догадывались. Согласно последней воле Наваль, до тех пор, пока письма не дойдут до адресатов, на ее могиле не будет установлен надгробный камень, также она желает быть похоронена без гроба, одежды и молитвы, поскольку «те, кто не держат свои обещания, не заслуживают эпитафий». Разумеется, если конверты будут переданы, то затянувшееся на годы молчание прервется, данное когда-то обещание сдержится, а детям мадам Марван будет позволено похоронить свою мать по-человечески. В «Пожарах» выдающегося квебекского режиссера Дени Вильнева, которого как-то совсем уж некрасиво обделили в прошлом году «Оскаром» за лучшую зарубежную картину, несколько историй запечатлены в рамках большого эпического полотна, каких давно уже не было. Начинается все с истории детективной - брат с сестрой немедля отправляются на Ближний Восток, чтобы найти там своих таинственных родственников; продолжается кино историей личной - параллельно нам рассказывают о жизни самой Наваль Марван; ну а заканчивается, собственно, чем-то этнографическим - в глазах главной героини тут, кажется, отражают всю боль, что на протяжении нескольких десятилетий пытается терпеть неназванный здесь вслух Ливан. Родная земля Наваль Марван и впрямь предстает перед нами сущим адом - истерзанным вдоль и поперек гражданскими и религиозными войнами, пропитанным насквозь слезами и кровью, испепеленным беспощадным солнцем и страшными пожарищами, на которых христианские фундаменталисты сжигают женщин и детей. От экрана, впрочем, не оторваться. Информацию о главной героине режиссер дает очень дозировано, бессистемно наслаивая флэшбэки из ее прошлого на детективную составляющую из настоящего. Так или иначе, несмотря на причудливый нарратив, в кино погружаешься сразу: постепенно выясняется героический бэкграунд кроткой неразговорчивой мадам Марван, в колонках начинают слышаться печальные рулады Тома Йорка из Radiohead, а запутанное дело близится к надрывной, страшной, шокирующей (хотя и несколько надуманной) концовке. За полчаса до нее в кадре вновь возникнет нотариус, чтобы озвучить тему, что проходит невидимой нитью сквозь творчество Дени Вильнева: «Смерть никогда не бывает концом истории, всегда остаются следы». Пожалуй, так оно и есть. Следы, что вели Марванов к разгадке через правду, без которой жить наследникам было бы сильно проще, обязаны вскоре исчезнуть - их заметет либо канадским снегом, либо ливанским песком. Единственное, что, по мнению авторов картины, нельзя замести, утопить, сжечь или разорвать - это кровные узы. Они связывают тебя намертво раз и навсегда, хочешь ты того или нет. (Анатолий Ющенко)

Этот триллер благодаря неожиданным перипетиям сюжета оказывается настолько сильным, что вы будете смотреть его, вцепившись в ручки кресла. Близнецов из Канады, брата и сестру Симона и Жанну Марваль (Мелисса Дезорме-Пулен, Максим Годетт), вызывают на оглашение завещания матери. Ее последняя просьба заставляет их углубиться в ее полное насилия прошлое. В своей экранизации пьесы Важди Муавада, имевшей громкий театральный успех, режиссер Дени Вильнев превращает историю в нечто большее, чем просто мелодрама. События после каждого нового разоблачения принимают все более отвратительные обороты, а близнецы узнают правду о мрачных событиях, произошедших в прошлом с их покойной матерью в некой условной ближневосточной стране Фуад. Искусно чередуя флэшбэки и детективные сцены, в ходе которых близнецы пытаются найти своего отца, которого считали мертвым, и брата, о существовании которого они раньше даже не подозревали, Вильнев не только создает достойный триллера саспенс, но и исследует куда более серьезные темы, такие, как последствия войны и жестокость судьбы. Игра актеров впечатляет, как и операторская работа Андре Тюрпена, однако убедительности режиссер добивается благодаря своей сдержанности и строгости. Картина получила призы на кинофестивалях в Роттердаме и Торонто, а также номинирована на "Оскар" как лучший иностранный фильм от Канады. (Дэвид Паркинсон, Empire)

В прокат вышли «Пожары» - драма Дени Вильнева про искалеченные ближневосточными конфликтами судьбы, которая стала главным канадским фильмом 2010 года. Двойняшки Жанна (Мелисса Дезормо-Пулен) и Симон (Максим Годе) Марван знакомятся в кабинете нотариуса (Реми Жерар) с последней волей матери (Любна Азабаль). У Наваль Марван, видимо, и при жизни отношения с детьми были сложными, поскольку и после смерти она не дает покоя осиротевшим чадам. Дочери достается конверт, который следует передать отцу. Считалось, что тот погиб на войне, лишившей семью родины, где-то на Ближнем Востоке. Сын получает конверт, адресованный собственному брату. О существовании последнего юные Марваны и вовсе не подозревали. Симон считает завещание последним сумасбродством матери и предпочитает продолжать жить своей жизнью в Канаде. Жанна перерывает дома шкафы и, найдя фотографию молодой Наваль Марван, отправляется за океан расследовать семейную историю. История эта оказывается сплетена в трагический клубок с хрониками бедствий вымышленной, но похожей на Ливан страны. Героям фильмов канадца Дени Вильнева вообще не бывает просто: все они пережили нечто ужасное. В дебютной ленте «32-й день августа на Земле» молодая женщина решала перезапустить с нуля жизнь после автокатастрофы, для чего просила друга помочь с зачатием ребенка. В «Водовороте» пьяная девушка сбивала насмерть человека, а затем пыталась примириться с реальностью, полюбив его сына. Основой для «Политеха» послужила реальная история массового расстрела студенток Политехнического института в Монреале, но и ее Вильнев использует как материал для медитации о последствиях катастрофы. В «Пожарах» катастрофа разрастается до масштабов страны, раздираемой религиозными противоречиями. Первую пулю выпускают христианские фундаменталисты: для них чувства дочери и сестры к мусульманину из лагеря беженцев - позор, который даже кровью не смыть. Тут и навеянный ливанской историей непривычный для европейцев поворот оси насилия: точно так же многие зрители не замечали, что в «Миллионере из трущоб» шиваиты громили мусульманские кварталы, а не наоборот. Тут можно заподозрить и зеркальную цитату из фильма-притчи «Перед дождем» Милчо Манчевского: и Вильнев, и Важди Муавад (автор пьесы, по которой сняты «Пожары») могли видеть картину 1994 года про то, как босняки и сербы из одной деревни погрязли в бесконечном круге насилия. Правда, Манчевски сохранял человеческую интонацию и события, которые совсем несложно было представить, превращал в притчу одним ловким фокусом с остановленным временем. Фильм Вильнева переплетением невообразимых линий напоминает то размашистые конструкции Иньяриту, то индийское кино со сложными родственными связями, но имеет в виду античную трагедию. Безжизненность нарочито наглядных построений отчасти компенсирует сдержанная игра двух прекрасных актрис. Дочь следует маршрутом матери и порой отличить ее можно только благодаря наушникам, в которых растекается грустью Radiohead. Да и безжизненность можно счесть сознательным ходом. Жанна Марван - математик и исследует загадку матери как сложную гипотезу. То, что было константами («мой отец погиб на войне») становится неизвестной переменной. Каждое новое решенное уравнение подкидывает новые задачки. Увы, никакая математическая логика не способна доказать, что разгаданное прошлое помогает жить в настоящем. (Владимир Лященко)

В нынешнее время поприще киноиндустрии редко может похвастаться фильмами, которые держат зрителя исключительно на голых эмоциях. Вроде бы и развязка уже понятна, и усталость накатывает от такой масштабной длительности кино. Но при этом ты, все равно продолжаешь сидеть, вжавшись в кресло кинотеатра, и смотреть на происходящее с пятирублевыми от интереса глазами. А все почему? Да потому что среди этого конвейерного и одноразового барахла с вампирами, которые нам предлагают, режиссеры напрочь забыли о главной составляющей фильма - эмоциях. Лучом света в этом темном царстве стал талантливый канадский режиссер Дени Вильнев со своим детищем «Пожары», где сюжет фильма закручивается вокруг поиска прошлого семьи Марва. А фоном для этой супердетективной истории служат религиозные воины на ближнем Востоке. Расстановка акцентов идет правильная с первых же минут фильма: арабские напевы, похожие на наш плач Ярославны, босые мальчишки, которых бреют дядьки в камуфляже, детские наивные взгляды - все работает на то, чтобы зритель уже готовился к погружению в пучину эмоций без акваланга. Но погрузка - это половина дела, главное остается впереди - удержать. Таким фильмам, которые пестрят сценами насилия, а длительность картины равна простою в московской пробке и эмоции равны словам боль, страдание, ненависть, тяжело держать внимание зрителя в нужной точке. Яркий тому пример «Бегущий за ветром» Марка Форстера или же «Вавилон» с красавчиком Питтом. Но тут нужно снять шляпу перед Вильневом. Несмотря на весь этот нужный букет формата и сюжета, который очень предсказуем, ему удается-таки держать эмоциональный накал на протяжении всего фильма. Еще стоит отметить локации кино: сухая природа, разруха, традиции, безжалостность людей по отношению к детям - все это создает, во-первых, нужный колорит, а, во-вторых, определяет правильное впечатление о таком не простом деле как восток. Правда, идеальность картины дает полный сбой в конце фильма. Дени никак не мог пройти мимо своего излюбленного любовного конца и запихнул его туда, где он никак не связывался ни с жизнью, ни с логикой. Ну, хотя, если бы был другой конец, то это был бы уже не Вильнев. Картина собрала кучу призов на международных конкурсах и даже была номинирована на «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке. Только вот популярность в массах она так и не нашла. В принципе, оно и понятно: кому сейчас нужно кино с отражением действительности (не зависимо от того что оно отражает: прошлое или настоящее). Все хотят сказки с белобрысым принцем или, на крайний случай, оборотня-волка. Ну, что ж? Не отчаивайся, режиссер Дени Вильнев! Может быть когда-нибудь и на твоей улице будет зритель и зритель массовый. Но что-то подсказывает, что это будет еще очень при очень не скоро. (Маргарита Седова)

Драма "Пожары" Дени Вильнева - экранизация пьесы живущего в Квебеке известного писателя ливанского происхождения Важди Муавада. В Канаде она стала хитом, получила 8 главных национальных премий "Джинни" и номинировалась в прошлом году как лучший иностранный фильм на "Оскар". У Жанны и Симона умирает мать - Наваль Марван. Они приходят к ее нотариусу и старому другу Жану, который читает им довольно необычное завещание: мать разрешает похоронить себя по христианскому обряду и в нормальной могиле лишь в том случае, если дети найдут двух людей из ее прошлой жизни - их отца и брата - и передадут им по прощальному письму. Дочь ответственно берется за поручение, сын мечтает о том, чтобы прошлое оставило их и без того не слишком счастливую семью в покое. Тем не менее оба отправляются на Ближний Восток. О какой именно стране идет речь, не сказано. Все топонимы в фильме выдуманные, а реалии слегка размыты. Вильнев пытается не превратить фильм в политический, удержать его в статусе символического повествования о семье. В фильме поиски Жанны и Симона чередуются с флэшбеками из жизни их матери. Где-то на рубеже 60-х и 70-х христианская девушка Наваль влюбляется в юношу-мусульманина, которого на ее глазах расстреливают ее братья. Их ребенка у нее забирают сразу после рождения, но бабушка успевает пометить его, так чтобы при случае можно было узнать. Потом Наваль уезжает в город учиться, работает в газете, призывающей христиан и мусульман к сосуществованию. Начинается война, героиня едет искать своего сына, не находит, но зато наблюдает ужасы взаимного истребления бывших сограждан, причем христиане зверствуют гораздо больше мусульман. Наваль отрекается от либеральных идеалов, решает посвятить себя террору, убивает начальника полиции, попадает в тюрьму и становится в местном сопротивлении своего рода легендой по прозвищу - тут для русского зрителя немного смешной момент - "женщина, которая поет" (чтобы выдержать пытки, героиня упорно пела песни). Выйдя оттуда, Наваль уезжает в Канаду. Есть еще несколько ключевых моментов - собственно то, что касается отца и сына. Но пересказывать их не стоит: там страшноватые парадоксы в древнегреческом духе. Главная вещь, интересующая Дени Вильнева во всех фильмах,- то, как любовь становится неотделима от чувства вины. Это есть и в самом известном его "Водовороте" - про депрессивную девушку, сбивающую насмерть старика, а потом заводящую роман с его сыном. И в недавнем "Политехническом" - про попытки адаптации к миру выживших после расстрела, учиненного в колледже одним юношей-женоненавистником. Но новый фильм - самое подробное в его карьере высказывание на эту тему. Нельзя сказать, что "Пожары" - удачное кино. Затянутое, одновременно претенциозное и довольно неоригинальное, с бесцельными пустотами, но его главная беда - не в стиле. Вильнев пытается рассказать "человеческую историю" и выстроить ее по мифологической модели, уместить в одном повествовании судьбу человека, принимающего идеологические решения, и трагический рок. "Пожары" построены на совершенно античных приемах чудесных и ужасающих воссоединений. Вся логика этих происшествий толкает сюжет к катастрофе. Она, собственно, происходит, но дана в фальшивых, примирительных тонах. Дело в том, что Вильнев - человек культуры не катарсиса, а хеппи-энда. У него не получается не только фильм об амбивалентности ближневосточных конфликтов - от этого он уходит намеренно,- но и картина о том, как в основание семьи может лечь зло. Вывод, который делает Вильнев из собственного фильма, примерно такой: "перемелется - мука будет". И он выглядит попросту унизительным. (Игорь Гулин)

В Квебеке умирает арабская женщина Наваль Марван (Азабаль), незадолго до смер­ти ни с того ни с сего впавшая в летаргическое оцепенение. Нотариус (Жирар), у которого она работала секретаршей, зачитывает ее детям-двойняшкам (Дезормо-Пулен и Годетт) завещание: из него следует, что тем нужно найти, во-первых, свое­го отца и, во-вторых, брата, о чьем существовании они не подозревали. Сперва дочь, а потом и сын отправляются на Ближний Восток (в неназванный Ливан), где их мать когда-то стала не жертвой даже, а мученицей гражданской войны между христианскими и исламскими фундаменталистами. Номинант на «Оскар», обладатель целой полки наград и, в общем, главный ка­надский фильм прошлого года - смесь жития, мыльной оперы и шекспировской трагедии: мы знакомимся с героиней, когда ее собственные братья убивают у нее на глазах любимого (поскольку он мусульманин), а прощаемся в ситуации, которую словами и вовсе не описать. Между этими моментами - два часа ужасов войны (включая геноцид, убийства детей и изнасилования), а также амбициозной, не стесняющейся широких мазков кинематографии с включениями ансамбля Radiohead. Смотреть на это, впрочем, не столько тяжело, сколько дико, поскольку Наваль Марван ни на секунду не становится человеком - которому может быть больно или страшно; она - фактурная фигура на фоне измученного восточного пейзажа. Виль­нев, вероятно, делает это сознательно - его больше интересует не тридцатилетней давности история женщины (читай: народа), а ее отражение в глазах детей. Но когда режиссеру удается как следует заглянуть им в глаза, уже поздно: долго выстраиваемая конструкция рушится под невыносимой тяжестью предсказуемого - с некоторого момента - финального откровения. Которое должно было, видимо, увенчать это хождение по мукам своей дьявольской иронией, но вместо этого торчит из филь­ма самым пошлейшим образом, как неразорвавшаяся боеголовка из сухой ливанской почвы. (Станислав Зельвенский)

Один из героев фильма сказал - «Смерть никогда не является концом истории. Всегда остаются следы» - и этой фразой можно полностью охарактеризовать то, что два часа будет происходить на экране. После смерти Наваль Марван, ее дети близнецы Жанна и Саймон получают от нотариуса два конверта, которые они должны передать своему отцу и брату. При этом мать до смерти говорила, что их отец мертв, а про брата они вообще услышали впервые. Вместе с конвертами, нотариус огласил последнюю волю покойной - «…похоронить без гроба, без одежды и без молитвы. Лицо должно быть повернуто к земле, а спиной к миру. Никаких надгробных камней не должно быть помещено на могилу, а имя нигде не должно быть выгравировано …» и только после вручения конвертов адресату, по завещанию, можно будет установить надгробный камень. Такое шокирующее начало фильма задаст тон всей последующей истории. Фильм плавно балансирует между настоящим и прошлым, открывая не только шокирующие «скелеты из шкафа», но и нравы Среднего Востока, ведь начало берет свои истоки с 70-х годов. В фильме подымаются вопросы религии, морали, политики, возмездия и мести, ну и конечно материнской любви. Такой гремучий коктейль, который выплескивается на зрителя, с шоковой развязкой, что лично я, еще некоторое время после просмотра отходил и не мог прийти в себя. Фильм был номинирован на премию «Оскар» в категории лучший неанглоязычный (иностранный) фильм года, но проиграл статуэтку датскому фильму «Месть». Фильм Сюзанны Бир конечно не плохой и по накалу страстей тоже может посоревноваться со многими, но я считаю, что «Оскар» надо было отдавать канадцам. Это тот случай, когда фильм вышел драматичным, интересным, захватывающим и заставляющим задуматься о жизни и о том, что происходит вокруг нас. (oscar75)

Не сказать, чтобы захватывающий и лихо закрученный, но при этом очень достойный и интересный фильм. Фильмы о человеке на войне - это всегда тяжело и драматично, и вдвойне тяжело, если этот человек - женщина. Наваль Марван потеряла ребенка и возлюбленного в самом начале войны, и пока вокруг воюют по непонятным для нее, противоестественным причинам, она ищет своего сына, чтобы попробовать защитить его от этого ужаса. И все это - дела давно минувших дней, а сейчас ее взрослые дети шаг за шагом восстанавливают весь ее путь, чтобы отыскать пропавших отца и брата. Фильм построен как череда ретроспектив: узнавая какой-то новый эпизод из жизни Наваль из чужих уст, мы затем видим иллюстрацию к нему, и даже не очень понятно - это реальные события или представления о них в глазах детей главной героини. Красота пейзажей в фильме просто завораживает. Эта природа не похожа на ту, к которой мы привыкли: скудная зелень, горы, много песка. Но этот выполненный в песочно-желтых тонах пейзаж удивительно красив и экзотичен, на него можно смотреть бесконечно. Фантастически правдоподобная и искренняя актерская игра - ее и игрой-то не назовешь, слишком все искренне, честно, живо. Пожалуй, так играть можно только в по-настоящему хорошем фильме: пластиковые голливудские драмы не дают такой свободы для эмоций и переживаний, а в «Пожарах» все настоящее. Словом, мне фильм очень понравился - хотя, конечно, смотреть его тяжело, и нужно особенное настроение. Но совершенно точно - это достойный претендент на «Оскар». Обязательно стоит посмотреть, если вы хотите вспомнить, что такое настоящее кино. (zara612)

comments powered by Disqus