на главную

АРТИСТ (2011)
ARTIST, THE

АРТИСТ (2011)
#20400

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Мелодрама
Продолжит.: 100 мин.
Производство: Франция | Бельгия
Режиссер: Michel Hazanavicius
Продюсер: Thomas Langmann, Emmanuel Montamat
Сценарий: Michel Hazanavicius
Оператор: Guillaume Schiffman
Композитор: Ludovic Bource
Студия: La Petite Reine, La Classe Americaine, JD Prod, France 3 Cinema, Jouror Productions, uFilm

ПРИМЕЧАНИЯсубтитры в шести вариантах (3 - Ru; Ua; En; оригинальные интертитры - Fr).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jean Dujardin ... George Valentin
Berenice Bejo ... Peppy Miller
John Goodman ... Al Zimmer
James Cromwell ... Clifton
Penelope Ann Miller ... Doris
Missi Pyle ... Constance
Beth Grant ... Peppy's Maid
Ed Lauter ... The Butler
Joel Murray ... Policeman Fire
Bitsie Tulloch ... Norma
Ken Davitian ... Pawnbroker
Malcolm McDowell ... The Butler
Basil Hoffman ... Auctioneer
Bill Fagerbakke ... Policeman Tuxedo
Nina Siemaszko ... Admiring Woman
Stephen Mendillo ... Set Assistant
Dash Pomerantz ... Peppy's Boyfriend
Beau Nelson ... Peppy's Boyfriend

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1487 mb
носитель: HDD2
видео: 910x682 AVC (MKV) 1685 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: нет
субтитры: Ru, Ua, En, Fr
 

ОБЗОР «АРТИСТ» (2011)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Голливуд, 1927. Звезда немого кино Джордж Валентин находится в зените карьеры. Однако появление звуковых фильмов заставит зрителей быстро забыть о нем. Для молодой статистки Пеппи Миллер, напротив, дорога к славе только начинается…

История любви, понятная без слов. Голливуд, 1927 год. Звезда немого кино Джордж Валентайн и слышать не хочет о микрофонах на съемочной площадке. А безнадежно влюбленная в Валентайна статистка Пеппи Миллер стремительно набирает популярность в новом звуковом кинематографе. Только любовь поможет героям обрести счастье. Смелый и безупречный оммаж Золотому веку Голливуда. Триумф позитива. Объяснение в любви зрительскому кино - безудержно веселое, трогательное и нежное одновременно. Отрада для глаз, уставших от компьютерных спецэффектов и 3D.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 2012
Победитель: Лучший фильм (Тома Лангманн), Лучшая мужская роль (Жан Дюжарден), Лучший режиссер (Мишель Хазанавичус), Лучшие костюмы (Марк Бриджес), Лучший саундтрек (Людовик Бурсе).
Номинации: Лучшая женская роль второго плана (Беренис Бежо), Лучший сценарий (Мишель Хазанавичус), Лучшая работа оператора (Гийом Шиффман), Лучшие декорации (Роберт Гулд, Лоуренс Беннетт), Лучший монтаж (Анна-Софи Бьен, Мишель Хазанавичус).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2012
Победитель: Лучший фильм (комедия или мюзикл), Лучшая мужская роль (комедия или мюзикл) (Жан Дюжарден), Лучший саундтрек (Людовик Бурсе).
Номинации: Лучшая женская роль второго плана (Беренис Бежо), Лучший режиссер (Мишель Хазанавичус), Лучший сценарий (Мишель Хазанавичус).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2012
Победитель: Лучший фильм (Тома Лангманн), Лучшая мужская роль (Жан Дюжарден), Лучший режиссер (Мишель Хазанавичус), Лучший оригинальный сценарий (Мишель Хазанавичус), Лучшая работа оператора (Гийом Шиффман), Лучшие костюмы (Марк Бриджес), Лучший саундтрек (Людовик Бурсе).
Номинации: Лучшая женская роль (Беренис Бежо), Лучший монтаж (Анна-Софи Бьен, Мишель Хазанавичус), Лучшая работа художника-постановщика (Лоуренс Беннетт, Роберт Гулд), Лучший грим / прически (Cydney Cornell, Julie Hewett), Лучший звук (Nadine Muse, Gerard Lamps, Michael Krikorian).
СЕЗАР, 2012
Победитель: Лучшая женская роль (Беренис Бежо), Лучшая работа оператора (2 номинации) (Гийом Шиффман), Лучший режиссер (Мишель Хазанавичус), Лучший французский фильм (Мишель Хазанавичус, Тома Лангманн), Лучший фильм (Мишель Хазанавичус, Тома Лангманн), Лучший саундтрек (Людовик Бурсе), Лучшая музыка, написанная для фильма (Людовик Бурсе), Лучшая работа художника-постановщика (Лоуренс Беннетт).
Номинации: Лучшая мужская роль (Жан Дюжарден), Лучшие костюмы (Марк Бриджес), Лучший монтаж (Анна-Софи Бьен, Мишель Хазанавичус), Лучший оригинальный сценарий (Мишель Хазанавичус).
ГОЙЯ, 2012
Победитель: Лучший европейский фильм (Мишель Хазанавичус).
КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2011
Победитель: Лучшая мужская роль (Жан Дюжарден).
Номинация: Золотая пальмовая ветвь (Мишель Хазанавичус).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2011
Победитель: Лучший композитор (Людовик Бурсе).
Номинации: Лучший фильм (Тома Лангманн, Эммануэль Монтамат, Мишель Хазанавичус), Лучшая мужская роль (Жан Дюжарден), Лучшая работа оператора (Гийом Шиффман).
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 2012
Победитель: Лучшая работа оператора (Гийом Шиффман), Лучший режиссер (Мишель Хазанавичус), Лучший художественный фильм (Тома Лангманн), Лучшая мужская роль (Жан Дюжарден).
Номинация: Лучший сценарий (Мишель Хазанавичус).
МКФ В САН-СЕБАСТЬЯНЕ, 2011
Победитель: Приз зрительских симпатий за лучший фильм (Мишель Хазанавичус).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 2012
Победитель: Приз за выдающийся режиссерский вклад (Мишель Хазанавичус).
АВСТРАЛИЙСКИЙ КИНОИНСТИТУТ, 2012
Победитель: Лучшая мужская роль (Жан Дюжарден), Лучший режиссер (Мишель Хазанавичус), Лучший фильм (Тома Лангманн).
Номинация: Лучший сценарий (Мишель Хазанавичус).
САНТ ЖОРДИ, 2012
Победитель: Лучший зарубежный фильм (Мишель Хазанавичус).
ОБЩЕСТВО КИНООПЕРАТОРОВ США, 2012
Номинация: Приз за выдающиеся достижения в области кинематографии (Гийом Шиффман).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 2011
Победитель: Топ фильмов.
КФ В ЛОНДОНЕ, 2011
Номинация: Лучший фильм (Мишель Хазанавичус).
ВСЕГО 110 НАГРАД И 76 НОМИНАЦИЙ (на 07.04.2012).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Джону Гудману понадобилось всего четыре минуты, чтобы согласиться на роль в картине, настолько ему понравилась задумка режиссера.
Из-за излишней четкости и недостаточной зернистости современной черно-белой пленки фильм снимался на цветную пленку. Однако применялись специальные фильтры, чтобы сделать черный и белый более яркими или блеклыми в зависимости от настроения сцены.
Решение снимать картину в Голливуде, в настоящих исторических местах, увеличило бюджет картины почти до 20 миллионов долларов.
Бюджет: $15 000 000.
Премьера: 15 мая 2011 года.
После показа фильма в Каннах, зал 10 минут аплодировал стоя.
На Каннском кинофестивале приза был удостоен не только Жан Дюжарден, но и Джек-Рассел-терьер по кличке Угги. Он получил специальный приз PALM DOG, который на фестивале ежегодно вручают за лучшую роль в исполнении собаки.
Мишель Хазанавичус родился в литовской семье еврейского происхождения, осевшей во Франции в 1920-х годах. Его старший брат, Серж Хазанавичус, актер. По-французски фамилия произносится как Азанависюс.
Официальные сайты и странички фильма - http://volgafilm.ru/film/artist; http://warnerbros.fr/the-artist; http://weinsteinco.com/sites/the-artist/; http://allianceholidaymovies.ca/the-artist.php; http://artist.gaga.ne.jp/.
Слоган - «Любовь как в кино».
Мишель Хазанавичюс: «Мне нравится создавать шоу. И меня по-настоящему интересует стилизация реальности, возможность поиграть с разными культурными кодами. Отсюда и возникла идея черно-белого фильма, посвященного Голливуду конца двадцатых - начала тридцатых». «Все началось с того, что семь-восемь лет назад я решил снять немой фильм. Возможно, потому, что все любимые мной великие режиссеры пришли именно из немого кино: Альфред Хичкок, Фриц Ланг, Джон Форд, Эрнст Любич, Фридрих Вильгельм Мурнау, Билли Уайлдер (он писал сценарии для немых картин)… Однако главным образом мой интерес объясняется тем, что, снимая черно-белое немое кино, всю историю нужно изложить в совершенно особом ключе… Приходится иметь дело с минимумом текста, и это заставляет тебя задействовать иной способ повествования - с помощью ощущений, которые ты создаешь. Это совершенно завораживает». «Когда я рассказывал о своих планах знакомым, меня поднимали на смех. Переломить эту реакцию помог успех двух моих фильмов про агента 117. Но все равно, единственным продюсером, отнесшимся к моим словам серьезно и поверившим в меня, оказался Тома Лангманн. Не будь его, «Артист» вряд ли появился бы на свет». «Сценарий я написал за четыре месяца. Никогда я не писал так быстро. Отправной точкой служила фигура актера немого кино, который не желает даже слышать о звуковых фильмах. Вначале я ходил вокруг да около, пока мне в голову не пришел еще один образ - молодой старлетки, и я начал придумывать, как пересекаются их с актером судьбы. А дальше все быстро стало на свои места, в том числе такие постоянные составляющие кинематографической жизни, как гордость, известность, тщеславие... и любовь». «Когда я писал сценарий, то непрестанно задавал себе типичные режиссерские вопросы: как вести повествование и изложить суть истории, при том, что невозможно каждые тридцать секунд прибегать к помощи титров? Основная сложность была в том, что если в картине много сюжетных линий и действующих лиц, очень трудно представить все визуально. Пытаясь усвоить правила, которые диктует немой формат, я посмотрел и пересмотрел кучу немых лент - просто чтобы понять, чего стоит избегать. Очень скоро я обнаружил, что когда сюжет становится непонятным, к происходящему быстро теряешь интерес. Это безжалостный формат, тем более в наши дни». «Из немого кино я смотрел все, что только удавалось найти - немецкие картины, русские, американские, британские, французские, - но все-таки основное вдохновение я черпал из американских лент... Здесь обязательно нужно упомянуть «Толпу» Кинга Видора и фильмы Чарли Чаплина… И конечно, не обошлось без фильмов Эриха фон Штрогейма, «Неизвестного» Тодда Броунинга, и нескольких совершенно потрясающих работ Фрица Ланга. Все это я показывал актерам и творческой группе - скорее для того, чтобы они прониклись соответствующим духом, чем с целью навязать им какую-то модель для подражания». «Я прочел множество книг - преимущественно биографий актеров и режиссеров, но не только. Это было нужно мне в качестве своеобразного трамплина для воображения. Это словно фундамент, без которого не может быть дома. В «Артисте» слышатся отзвуки судеб Дугласа Фэрбенкса, Глории Суонсон, Джоан Кроуфорд, отдаленное эхо романа Греты Гарбо и Джона Гилберта…» «Сценарий писался специально под Жана Дюжардена и Беренис Бежо. Но я также отдавал себе отчет, что они могут и отказаться от участия в таком специфическом проекте. По крайней мере, когда я отдавал Жану сценарий, то ни в чем не был уверен… Он прочел сценарий очень быстро - прямо в поезде, который вез его на юг Франции - и сказал, что ему все понравилось и он соглашается». «Лицо Жана нельзя однозначно отнести к какой-то определенной эпохе - он одинаково хорошо будет смотреться и в фантастике и в ретро-фильмах. И у Беренис есть это качество…» «Съемки велись в самом сердце Голливуда - на улицах, где находятся офисы Warner Bros и Paramount. Мы побывали на студиях Гарри Кона, Мак Сеннета, Дугласа Фэрбенкса, в офисах Чаплина… Домом, который по сюжету принадлежит Пеппи, в реальности владела Мэри Пикфорд; ей же принадлежала кровать, на которой просыпается после нервного срыва Валентайн». «Никакого «дополнительного инструктажа» по сравнению с обычными звуковыми фильмами я с актерами не проводил. Просто включал музыку. Она и помогала им «входить в образ». В основном я использовал саундтреки к голливудским фильмам сороковых-пятидесятых: сочинения Бернарда Херрманна, Макса Штайнера, Франца Ваксмана, Джорджа Гершвина, Коула Портера… Часто ставил саундтрек «Сансет-бульвара», музыку из мелодрамы «Какими мы были»…» «Режиссура, компоновка кадра, монтаж являются лишь прямым продолжением сценария. Конечно, мне пришлось оставить для себя кое-какие лазейки, ведь нужно же было убедиться, что история и без диалогов изложена доходчиво. Мне нравится выстраивать картинку, я люблю, когда каждый кадр имеет значение. Люблю играть с контрастами, тенями, отыскивать визуальные символы и ассоциации. Я рассказываю сам себе разные истории, которые можно экранизировать, и стараюсь отобрать наиболее складные».

Фильм Мишеля Хазанавичуса «Артист», обласканный всеми возможными кинопремиями и являющийся в этом году одним из главных претендентов на «Оскар», представляет собой стилизацию под картины Великого немого. «Великий немой?!» - воскликните вы, дорогие наши зрители, и будете абсолютно правы в своем недоумении. Трудно себе вообразить наиболее подходящие друг другу явления, чем немой кинематограф и ХХI век. Казалось бы, между ними нет ничего общего. Наше столетие весьма шумное и суетливое, а начало двадцатого века, несмотря на бурную модернизацию, все же не такое быстрое и технологичное. Современный зритель с большим трудом осиливает старые фильмы без звука и с преувеличенной актерской игрой. К тому же, в них нет дорогостоящих спецэффектов и компьютерных технологий. И как такое кино прикажете смотреть? Где 3D? Где реализм? Где сам звук, который так привычен нам, живущим в двадцать первом веке? И все же «Артист» своей искренностью и кажущейся простотой подкупает современного зрителя, и буквально через десять минут тот забывает про свои первые опасения и с удовольствием наблюдает за происходящим на экране. Тем более, что фильм все же не полностью немой. В нем прекрасная музыка, а также пара сцен, в которые врывается звук. Последнее, кстати, лично для меня не стало откровением, так как я изначально подозревал о том, что Мишель Хазанавичус обязательно в сценарий добавит эпизоды, где герой и зритель услышит наконец-то звуки. К этому обязывает и сам сюжет, повествующий о крахе карьеры актера, ставшего популярным в эпоху Великого немого, но позабытого в эру звукового кино. Знакомо, не правда ли? Картина под завязку наполнена подобными цитатами. Возможно, даже кто-то не поленился сосчитать, но я лишь отметил про себя легко узнаваемые образы и сюжетные повороты. Закат старой звезды и яркая вспышка новой звездочки напоминает старую-добрую «Все о Еве». Сцены за обеденным столом в доме Джорджа Валентайна отсылают нас к «Гражданину Кейну». Конфликт между немым и звуковым кино навевает воспоминания о «Поющих под дождем». Персонаж Жана Дюжардена представляет собой что-то среднее между Дугласом Фербенксом, Джином Келли и Фредом Астером, а его молодая соперница в исполнении Беренис Бежо умудряется воплотить в себе чуть ли не всех самых значимых красавиц Голливуда. Киноакадемики и кинокритики наперебой кричат о том, что «Артист» - это шедевр. Не берусь утверждать обратное или разубеждать, но, на мой взгляд, это просто очень хорошее кино. Созданное по правилам Золотого века Голливуда и с любовью ко всем, кто когда-либо был причастен к кинематографу. Милое и непосредственное, как Угги - замечательный пес, способный собой украсить любой фильм и триумфально завершивший «Артистом» свою кинокарьеру. Не следует в данной картине искать каких-то скрытых мотивов и мыслей, кроме любви (во всех смыслах) и высокого мастерства его создателей. Хотелось бы еще напоследок попеть дифирамбы актерскому коллективу, но опять обойдусь без этого. Просто назову имена тех, кто подарил нам эту сказку и фантазию: Жан Дюжарден, Беренис Бежо, Джеймс Кромвелл, Джон Гудман, Пенелопа Энн Миллер, Малкольм Макдауэлл… Многие из названных зрителям давно знакомы, а посему остается просто в очередной раз восхититься их талантом. В завершение, остается надеяться, что киношники, вдохновившись успехом «Артиста», не ринутся сломя голову снимать вариации на эту тему. Одно дело, когда за дело берутся мастера своего дела. И совсем другое, когда возникают жалкие кальки с идеального живописного полотна. Хотя, боюсь, им никто не запретит, а посему ждите появления «шедевров» под названиями «Режиссер», «Сценарист», «Оператор»… (Макс Милиан)

«Артист» - комедийная мелодрама режиссера, сценариста и актера Мишеля Хазанавичуса приваживает зрителя стихией игры немой фильмы. Это не пародия, не стеб, а утонченная стилизация; история об искренней любви к героям экрана - не гениям или пророкам, а персонажам кино как индустрии. Снятая без надрыва, слезоточивости, она решена специфически кинематографическими средствами. Уникальный для сегодняшнего дня случай, когда штамп преобразуется в изысканную цитату, избитая коллизия - в завораживающий динамичный киносюжет, ретростилистика - в очаровательную озорную картинку. А чтобы не раздражать зрителя избитым конфликтом искусства с бизнесом, авторы обращают его внимание к деталям. Герои картины - звезды позднего немого и раннего звукового кино - мужчина и женщина. Любовь между ними зреет в условиях ироничного восприятия себя в сетях Голливуда. Они одинаково жизнелюбивы и добросердечны, остроумны и привлекательны, да и киностудия «Кинограф» - не сильно раздражающий обитателей сюжета исправный механизм по выпуску экранных светил - оказывается подходящей сценой для разыгрывания комедийных страстей. 1927 год. Актерская судьба главного героя - Джорджа Валентина - сложилась в рамках амплуа героя-любовника Валентино, героя «фильмов плаща и шпаги» Дугласа Фэрбенкса, с заимствованием «улыбчивого обаяния» Кларка Гейбла и благодаря харизме Жана Дюжардена - одного из ведущих комиков современного французского кино, прежде известного российскому зрителю по роли репро-Бонда в пародии-ретро «Агент 117» и по экранизации «99 франков» Ф. Бегбедера Яном Кауненом. С приходом звука в кино неизбежна конкуренция Джорджа со звездами нового формата, представленными в фильме в образе стремительно взлетевшей по карьерной лестнице старлетки Пеппи Миллер (Беренис Бежо). У Валентина же слава, деньги (наступает Великая депрессия) тают в одночасье. В то время как Пеппи блистает на экране и около в окружении толп поклонников и кавалеров, Джордж влачит жалкое существование, начинает пить, теряет жену. Артист то пробует публично похоронить себя на киноэкране в «песках времени» (визуализированный фразеологизм), то прибегает к претенциозному самосожжению (эпизод уничтожения в огне кинопленок), но совестливая Пеппи помогает бывшему любимцу публики поверить в себя и вернуться в мир большого кино. Фильм приветливый, привлекательный и щедрый на юмор, «Артист» предназначен широкой аудитории. Поэтому сюжет его строят аттракционы. Забавные, смешные, а чаще - остроумные. Например, чего стоит пластическое признание в любви Артисту инженю - остроумное, лаконичное. Особого упоминания заслуживает артистка-собачка - верная спутница Валентина, разделившая все радости и невзгоды хозяина с изумляющей непосредственностью и мастерством. Предлагая концентрат событий в нарративе «кистоунских комедий» - быстро, насыщенно трюками, - французский фильм с лукавой улыбкой признает актуальность голливудских-мейнстримовских кинематографических практик. Хазанавичус оперирует штампами с ювелирной чуткостью. Не кроит удобоваримый сюжет, а вышивает аккуратными, частыми стежками на, казалось бы, уже истерзанной временем, не раз перекраивавшейся прежде ткани немой фильмы узнаваемый, но причудливый узор. Мировая киноклассика для режиссера - материя очень дорогая и капризная, требующая особенного тщания и прилежности со стороны интерпретатора. Ее можно легко испортить, поэтому при постановке фабулу необходимо декорировать музыкальными номерами, определенным количеством остроумных гэгов, головокружительных трюков и эксцентрическими шутками - для получения красиво вышитого мотива. И штамп, обрамленный выдумкой, рождает тонкую декоративную ткань. В каскаде виртуозных шуток, кажется, демонстрируемых без передыха, может быть утрачена психологическая достоверность. Но «Артист» и в эмоционально-смысловом плане безупречен, выверен. Эксцентрично обыгрывая трагедию героев экрана, автор уделяет внимание драматургической роли тишины в истории звукового кино, предлагает ироничный ликбез на тему освоения звука и рождения киномюзикла. Итак, поколенческий конфликт звезд преобразуется в историю любви - историю взаимного движения, историю попытки диалога - и выступает в качестве своеобразного люверса, удерживающего картину с разнообразными элементами, подверженными деформации в процессе их заимствования. Упрямая, гарнированная степом, основная линия в чертеже «Артиста» - хроника завоевания девушкой экранного кумира - выступает в роли своеобразного троса сюжета, который апеллирует к «Танцующей леди», «Золотоискательницам», но основной паратекст, конечно, архетипическая для мейнстрима «Звезда родилась». Между тем драматизм ситуации конкуренции мужчины и женщины, покоривших Голливуд, и доведение ее до трагизма необходим авторам для обнаружения новых событий-действий (среди прочего в картину искусно вплетены элементы триллера: мотив запретной комнаты, рискованная поездка героини на автомобиле), что отчетливо ощущается зрителем и не отменяет заявленных жанровых границ. «Артист» - не первая в современном мировом кино попытка работать для широкой аудитории в стилистике немого кино, но именно она увенчалась успехом. Дело в том, что для Хазанавичуса язык кино - единственный адекватный способ разыграть сказку в голливудских декорациях с французскими актерами, лишь обронившими пару жизнеутверждающих слов в финале. Он не стремится к многосложности и играючи реконструирует кинематографические клише. Название киностудии манифестирует: в основе зрительского кино - не авангардистская иконография. Потому и автор картины не экранизирует, а по-кинографомански пересказывает обычно слезоточивую в мелодраматических прочтениях тему судьбы актеров Немого: изящно, тонко, лаконично. «Артист» - фильм-мечта, не приспособленный для тиражирования на YouTube, живущий по законам кино. «Артист» - подделка, и если в художественной литературе стилизация часто страдает книжностью, искусственностью, то работа Хазанавичуса заражена жизнерадостной, бравурной кинографоманией. Эстетская декоративность, поверхностное отражение действительности - характерная ее особенность, при этом синефилию авторов нельзя квалифицировать как нечто элитарное. Режиссер использует метод рационального и усредненного понимания, но абсолютно лишен критики медийных ритуалов. Попытка аутентичного экранного опыта оказывается доступной обывателю ироничной репрезентацией приемов. По счастью, в картине отсутствует вызов пресловутой экспансии Голливуда, а выбрано аккуратное, местами виртуозное использование разнообразных киноактерских приемов, точнее - ассимиляция. В этом случае режиссер играет роль находчивого менеджера, посредника. На смену отважным героям приходят забавные героини, заслуживающие уважения и лавров, да и просто человеческого тепла, преданной любви-заботы, о чем напоминают и Джон Гудмен в роли недалекого, но, как полагается, могущего все кинобосса, и шофер-дворецкий (Джеймс Кромуэлл). Американские актеры в роли наставников беззаботных и наивных лицедеев по-отечески убеждают, опекают, наказывают и хвалят подопечных. Tel maitre, tel valet («Каков хозяин, таков и слуга»). В фильме отсутствуют реальные исторические персонажи - только архетипы: звезда, старлетка, босс, дворецкий. Высококачественная комедия предлагает дульцинирование конфликта, гламуризацию обстановки. Герои популярны не из-за своего таланта, а из-за своей славы. Образ Валентина - гения самопародии - строится на раскрытии фразеологических оборотов и энтузиазме исполнителя. По завету Мака Сеннетта Дюжардену удается схватить зрителя за руку и вести за собой до финальных титров. Гуттаперчевый сюжет, гуттаперчевые лица, гуттаперчевая психика героев - и зрители, привыкшие к раскраске и переозвучке шедевров прошлого, становятся пленниками картины, нашпигованной смехом. Их не раздражают ни жеманство героев, ни слащавость интриги, потому что лихо танцующие в финале Джоржд и Пеппи - абсолютные небожители, вечно невинные баловни судьбы, сердца которых никогда не омрачат зависть, подлость, расчет, но которым знакомо эпизодическое отчаяние. Попав под обаяние главных героев (сценарий изначально писался на Дюжардена и Бежо), картина маскируется под экстраверта, сангвиника: якобы полая, исключительно трюковая, беззаботная, она с задором обыгрывает апорию говорящий - молчащий, и вслед за ней дихотомию слуха - вкуса. Ведь с приходом в кино звука мир Валентина не поменялся, он по-прежнему нем, но танцующим стал. А ведь прежде танец-диалог вызывал лишь раздражение у главы «Кинографа». Таинство немоты непостижимо для большинства кинематографистов, и автор сообщает об этом без назидания. И главный конфликт «Артиста» не тот, что явлен в фабуле противостояния кинозвезд на стыке эпох экранного искусства, а тот, что закутан в нежелании Валентина сыграть новую роль на экране. Герой великолепно справляется с амплуа звезды кино и удачливого семьянина, но приходит время, когда пора поговорить. Be silent behind the screen! («Тишина за экраном!») - фраза-титр, афоризм. И артист не хочет разговаривать, не привык, не обязан. Поэтому его супруге остается коверкать глянцевый облик мужа на многочисленных портретах, а когда они исчезают из газет, приходит час расставания. Лишь в страшном сне Джорджа окружающий мир - мир раскавыченный - начинает звучать, и звук здесь лишь беспомощный внешний раздражитель слуховой системы. Очаровательный и элегантный Валентин - герой глянца, исключительно плакатный персонаж. Артисту с богатой мимикой, выразительной пластикой придется преодолеть снобизм и принять время новых звезд в тот момент, когда время говорящих голов сменится временем танцующих ног. И это час триумфа нового, но ничуть не опрокинутого временем Джорджа - теперь уже экранного синонима Джина Келли, Дональда О'Коннора и Фреда Астера. Ибо по-прежнему его стихия - движение, он не медиум, а медиатор чистых жанров киноискусства. Главный герой обладал пластикой актера мюзикла изначально. Пеппи не хватало лишь мушки - изюминки, которую присоветовал Валентин, - нарисовал легко, но не дерзко. Джордж открыт миру, но никогда не вольничает. Поэтому его пародия вкупе с терзаниями - очередной книксен зрительскому кино и жанру. Поэтому не актер академического плана, а артист ставится в название фильма и является главным героем кино. И он поистине Виртуоз: в житейских неурядицах, в профессии и личной жизни, на экране, неговорящем ли, ликующем ли, - врожденная беззаботная шутливость обеспечит артисту счастливую экранную судьбу и успех сегодня. Джордж Валентин и Пеппи Миллер декларируют лицедейский позитив. «Единственная причина, почему они приходят смотреть на меня, - в том, что я знаю, что жизнь прекрасна, и они в курсе, что я знаю это…» - высказывание, приписываемое Кларку Гейблу, иллюстрирует кредо героев. Так что «Артист» - очень искреннее, мастерски выполненное, доброе и отзывчивое кино о кино, о кинолюдях, для людей. (Нина Спутницкая, «Искусство кино»)

«Немое кино - кино эмоциональное, чувственное; то, что не нужно пробираться сквозь заросли слов, возвращает нас к архаичным истокам нарратива, который воздействует только чувством и глубиной созданных переживаний. Это увлекательнейший способ снимать кино.» (Мишель Азанавичус) Черное перышко медленно, томно кружась и цепляясь за воздух, падает. Но вместо неслышного прикосновения к земле раздается оглушительный взрыв - так рождается новая эпоха, эпоха звука. Этот незваный гость кажется чужим и враждебным Джорджу Валентину, любимчику кинозрителей, привыкшему собирать богатые урожаи аплодисментов после очередных премьер, оттеняя блеском своей улыбки и очаровательного эгоизма остальных партнеров по съемкам. Но вскоре зрители, подобно девушке легкого поведения, отвернутся от своего кумира в поисках большей зрелищности. Новым идолом становится старлетка Пеппи Миллер, с его же невольной помощью вырвавшаяся из толп его же поклонниц на большие экраны. Сначала где-то в самом углу титров, а потом - на всю афишу. Образ лестницы, буквально обыгранный в одной из сцен, становится главным лейтмотивом всей картины, символизируя судьбу и тщетные попытки преодоления. Неловкость возникающих ситуаций обнажает нешуточный драматизм, при всей воздушности общей манеры повествования. Найти стилистические первоисточники не составит труда (Мурнау, Чаплин), но это тот редкий случай, когда в результате получилась не просто педантично и тщательно проделанная работа, но настоящая фантазия в духе ретро, одаренная, с искоркой; не выхолощенная реконструкция, а одухотворенная стилизация. Формат 1,33, съемки на цветную пленку с фильтрацией цвета, четкая и осмысленная игра светом и тенью, оттенками серого, воссоздание имитаций псевдореальных фильмов 20-х - это только малая часть огромного арсенала средств, использованных в «Артисте» оператором Гийомом Шиффманом. Его блестящие находки введут в экстаз даже тех киногурманов, которым неведома любовь к черно-белому кино. Другое ату фильма - это практически безупречный саундтрек, с легкостью переносящий в упоительную атмосферу конца 20-х - начала 30-х годов прошлого века, время расцвета сочного стиля «Hollywood-orchestra». Музыки тут почти вдвое больше обычного, что обусловлено жанром, но тем более велика ее роль в расстановке верных акцентов, в передаче оттенков интонации, эмоций, настроения. Особенно выделяются иллюстрации к «цитируемой» классике черно-белого кино, джаз-тематика или подчеркнуто мелодраматизированный, и оттого слегка комичный характер музыки в напряженных сюжетных моментах. Не зря Людовик Бурсе был удостоен премии EFA (европейский «Оскар») за лучшую работу композитора. …«Жан одинаково хорош как в ближних планах, с его богатой мимикой, так и в дальних, благодаря выразительному языку тела. Кроме того, его лицо не принадлежит какому-то одному времени, оно с легкостью может быть винтажным…» Вряд ли можно сказать о Жане Дюжардене лучше, чем это сделал Азанавичус, и действительно, альтернатива ему в «Артисте» представляется невозможной, либо обреченной на провал. Звезда «99 франков», Дюжарден, кстати, совсем недавно начавший свою кинокарьеру, будто бы родился сто лет назад и вырос еще на том кино. И никакого перевоплощения - он Джордж Валентин по рождению! Как он направляет пистолет на себя, как обнаруживает хранилище проданных с молотка личных вещей в доме у Пеппи, как буйно и весело выходит на поклоны к публике, выводя из себя свою партнершу и жену - это по-настоящему вдохновенно прочувствованные ситуации. И Беренис Бежо запомнится надолго в динамичном амплуа сначала беззаботной девочки, а затем, когда ей улыбнулась удача, искренней и сильной, готовой отстоять свою любовь женщины. Удивительная сцена Пеппи с фраком Джорджа достойна занесения в анналы современного постмодерна, как и эпизод зарождения звука, хотя, если слегка углубиться в историю кино, то такие приемы обнаружатся сплошь и рядом и у Чаплина, и у Уайлдера, и даже у Пьера Этекса (хотя бы в «Йойо»). Успели отвыкнуть от хорошего, как говорится. Превосходны дуэтные сцены - слепая чечетка на студии, первые совместные съемки Пеппи и Джорджа, танец главных героев в финале. Сила экспрессии актеров оказалась настолько мощной, концентрированной, что режиссер смог обойтись лишь незначительным количеством ненавязчивых интертитров. А чего стоит один только эпизод синхронного театра эмоций Дюжардена и… пса Угги, принесший последнему награду на фестивале в Каннах, Palm Dog. Впрочем, Дюжарден тоже свою номинацию выиграл. «Артист» - кино прежде всего доброе. Помимо удивительной стилистики, акробатически выверенного профессионализма и изысканных шуток, задуманных и исполненных Мишелем Азанавичусом, фильм создает у зрителя иллюзию погружения в беззащитное детство. Мне посчастливилось посмотреть эту киноленту уже дважды, с перерывом в полгода, и я неизменно ощущал какой-то ребяческий восторг от происходящего на экране, от единения с людьми, находящимися в зале, от непривычной, вроде бы дурацкой, перехлестывающей через край доброты. «Артист» (как и вскоре выходящий на экраны «Silent life») - лучшее подтверждение тому, что кино все еще может воздействовать как искусство, а не как набор технологий. Silent but art. (Kreisler)

Первая треть 20 века. На черно-белых экранах блистает звезда немого кино Джордж Валентайн. Слава, богатство, толпы поклонниц - все это кажется незыблемым. Только неумолимо несущийся локомотив прогресса проскочил мимо валентайновского полустанка и помчал дальше - в кино появился звук. Джордж поверить не может, как так судьба могла обойтись с ним. Его великолепная игра, в которой все ясно без реплик, осталась за бортом. Он никому не нужен. И это действительная страничка истории кино, драма, которую не слишком афишируют, предпочитая рассказывать красивые голливудские сказки. Величайшие артисты остались не у дел, как только кино «заговорило». Кто из принципа, кто просто технически не смог освоить новинку - вдруг выясняется, что у мужественного героя-любовника писклявый голос, или у 100% блондинистой американки неприятный тевтонский акцент. Трагедия одних стала триумфом других. На экранах замелькали новые говорящие лица, а про недавних любимчиков сразу как-то забыли. Валентайн что-то пытается сделать, чтобы доказать свое право на существование. Но жизнь жесткая штука. И вот от уже него ушла жена, и он несет в ломбард свой артистический костюм. Но нет. Ни в коем случае не подумайте, что этот фильм - слезливая попытка вспомнить о трагедии немых актеров и светлой памятью восстановить историческую справедливость. «Артист» - великолепная игровая мелодрама, остроумная и стильная. Выполненная в эстетике немого кино, она наполнена магией кинематографа, которая ни на мгновение не отпустит. Злодейка-судьба отступит перед любовью, и на финальных кадрах сердце даже самого железобетонного зрителя дрогнет от переполняющего чувства гармонии и красоты. Знатокам кино дополнительное удовольствие доставит радость узнавания киноцитат и изящных аллюзий, эстетам - визуальное изящество кадра. Ну а дотошный зануда получит великолепное решение драматургической задачи. Этот фильм - лучшее, что я видел за последнее время. После восторженных отзывов счастливчиков, посмотревших его в Канне, я был готов к чему-то прекрасному. Но «Артист» превзошел все ожидания. (mobiduc)

Когда меня одолевают приступы убежденности в том, что кино, как искусство, утрачивает свою ауру - я смотрю старые фильмы. Когда в современном кинематографе мне встречаются детища настоящих романтиков, фантазеров и людей влюбленных в свое дело - я радуюсь как ребенок. Когда я вижу чудо, то рекомендую его всем. Пожалуйста, посмотрите фильм «Артист». Не отказывайте себе в удовольствии получить минуты чистой радости, доброго смеха и светлой печали. Сколько именно будет этих минут - я не знаю. Подсчеты носят сугубо личный характер и простираются далеко за границы киносеанса. Без синопсиса, и пересказа сюжетных линий, заверяю вас - Вы будете очарованы всем, что предлагает вашему вниманию режиссер. С первых кадров, в которых вы неумолимо будете вовлечены в действие! Зрительный зал, в зрительном зале - самое роскошное приглашение в кино. Обернитесь, может на вас кто-то смотрит из настоящего зрительного зала. А вы всего лишь персонажи этого немного фильма о «великом немом». Ведь во время киносеанса стоит такая тишина, спокойствие и взаимопонимание во всех эмоциях, что не трудно в это поверить. И все по правилам, как договаривались. Первые слова, они же сопроводительные титры: «Я не заговорю, я не скажу ни слова». Так и будет до самого финала, увенчанного великолепным танцем. И если вам захочется аплодировать, пожалуйста, не стесняйтесь. Хлопайте. Так принято делать, когда вам что-то нравится. Говорить о конкретных достоинствах картины - только повторятся. «Артист» шагает по планете благодаря синтезу всего лучшего от великого немого: начиная от четкого продуманного сценария, понятного без слов, и даже без титров, хоть вырежи их все, до всемирно известного этюда «с пиджаком». В жанре пантомимы в моем личном хит параде «пиджак» идет сразу же после «танцующих булочек» Чаплина. Несравненна актерская игра Дюжардена и особенно его маленького уморительного спутника. То, что собачку не переиграть ни одному актеру знает всякий. Но использовать это как грамотное решение очень большой проблемы, достойно отдельного восхищения. Ведь зрителю современному, предлагают картину, снятую в стиле начала прошлого века. И согласитесь, очень быстро можно было устать от излишней и столь непривычной выразительности, наигранности, жестов и мимики. Но собачка спасла положение. В нужные и ненужные моменты, она тянула одеяло на себя, и таким образом помогла не развалиться всей блестящей идее. Все смотрелось гармонично, уж, пожалуйста, простите за бедность речи «как надо». О музыке, как о временной координате, можно написать отдельный трактат. О выразительных средствах относительно наступления звука - тоже. Он громыхал, он жужжал, он рокотал, он оглушал. Он наступал! И это тоже отдельная партитура. Тут, вы же понимаете, лучше один раз увидеть и услышать. А растекаться мыслью по древо можно бесконечно, так что отмечу то, что меня восхитило больше всего. Символика и драматические эпизоды, решенные через отражения. (Да!) Вот наш герой сидит за столом и пьет сам с собой, а вот он подходит к витрине и примеряет на себя смокинг… Боженька, дай создателям этого фильма терпения и таланта, создать еще что-нибудь прекрасное. Смотреть? Да! Поводов более чем достаточно: Черно-белый фильм на большом экране - зрелище элегантное, эффектное. Давно ли вообще смотрели немой фильм? А в кинотеатре смотрели когда-нибудь? Зрелище особенное. Фильм, который через несколько часов получит Оскара - зрелище обязательное. А в том, что он обязательно получит Оскара - я не сомневаюсь. К сожалению, пока видела не всех номинантов, но из тех, которых уже посмотрела « Артист» определенно самый достойный. Лучший. Если вы уже видели, то вы определенно счастливый человек! (Аленкина)

comments powered by Disqus