на главную

ИСКУПЛЕНИЕ (2007)
ATONEMENT

ИСКУПЛЕНИЕ (2007)
#20461

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 123 мин.
Производство: Великобритания | Франция | США
Режиссер: Joe Wright
Продюсер: Tim Bevan, Eric Fellner, Paul Webster
Сценарий: Ian McEwan, Christopher Hampton
Оператор: Seamus McGarvey
Композитор: Dario Marianelli
Студия: Working Title, Relativity Media, StudioCanal, Universal Pictures

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - дубляж (Пифагор); 2-я - авторский (Ю. Сербин); 3-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
James McAvoy ... Robbie Turner
Keira Knightley ... Cecilia Tallis
Romola Garai ... Briony Tallis, 18
Saoirse Ronan ... Briony Tallis - Aged 13
Benedict Cumberbatch ... Paul Marshall
Ailidh Mackay ... Singing Housemaid
Brenda Blethyn ... Grace Turner
Julia West ... Betty
Harriet Walter ... Emily Tallis
Juno Temple ... Lola Quincey
Felix von Simson ... Pierrot Quincey
Charlie von Simson ... Jackson Quincey
Alfie Allen ... Danny Hardman
Patrick Kennedy ... Leon Tallis
Peter Wight ... Police Inspector
Leander Deeny ... Police Constable
Daniel Mays ... Tommy Nettle
Nonso Anozie ... Frank Mace
Tobias Menzies ... Naval Officer
Vanessa Redgrave ... Older Briony
Anthony Minghella ... Interviewer

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4920 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x694 AVC (MKV) 4256 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ИСКУПЛЕНИЕ» (2007)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Из-за серии случайных событий Робби Тернер обвинен в преступлении, которое не совершал. Это обвинение разрушает отношения Робби и Сесилии и драматически меняет судьбу каждого...

«Искупление» - это поразительная в своей искренности «хроника утраченного времени» предвоенной Англии, которую ведет девочка-подросток, на свой причудливый и по-детски жестокий лад переоценивая и переосмысливая события своей жизни.

Тринадцатилетняя Бриони обладает превосходным воображением и пишет пьесы. Она знает, что сын прислуги Робби влюблен в ее старшую сестру Сесилию и та отвечает ему взаимностью. Но когда ее кузина Лола становится жертвой насильника, Бриони уверенно показывает на Робби - ее воображение дорисовывает картину насилия. Робби отправляется в тюрьму, от длительного пребывания в которой его спасает лишь начавшаяся Вторая мировая война. А Сесилия отказывается верить Бриони, рождая страшную вражду между сестрами...

Великобритания, 1935 год. На фоне красивой природы, окружающей старинное аристократическое поместье, зарождается любовь между красавицей Сесилией Таллис (Кира Найтли) и Робби Тернером (Джеймс МакЭвой), сыном слуги. Но на самом взлете этому роману оборвала крылья 13-летняя девочка Бриони (Сирша Ронан), сестра Сесилии. Брионии с детства обладала очень живым воображением. И случилось так, что именно Робби был ее первой безответной любовью. Нежные детски чувства вскоре сменились на ненависть, после того как Бриони узнала о зарождающемся страстном романе Робби и Сесилии. А остальное доделало воображение… Когда неподалеку от поместья произошло изнасилование, Бриони сразу же указала на Робби, как на преступника. Сказав: «Я видела его своими глазами» Бриони навсегда изуродовала жизнь нескольких человек. Робби попадает в тюрьму, а спустя некоторое время его бросают в мясорубку начавшейся Второй Мировой войны…

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 2008
Победитель: Лучший саундтрек (Дарио Марианелли).
Номинации: Лучший фильм (Тим Беван, Эрик Феллнер, Пол Уэбстер), Лучшая женская роль второго плана (Сирша Ронан), Лучший адаптированный сценарий (Кристофер Хэмптон), Лучшая работа оператора (Шеймас МакГарви), Лучшие декорации (Сара Гринвуд, Кэти Спенсер), Лучшие костюмы (Жаклин Дюрран).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2008
Победитель: Лучший фильм (драма), Лучший саундтрек (Дарио Марианелли).
Номинации: Лучшая мужская роль (драма) (Джеймс МакЭвой), Лучшая женская роль (драма) (Кира Найтли), Лучшая женская роль второго плана (Сирша Ронан), Лучший режиссер (Джо Райт), Лучший сценарий (Кристофер Хэмптон).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2008
Победитель: Лучший фильм (Тим Беван, Эрик Феллнер, Пол Уэбстер), Лучшая работа художника-постановщика (Сара Гринвуд, Кэти Спенсер).
Номинации: Лучшая мужская роль (Джеймс МакЭвой), Лучшая женская роль (Кира Найтли), Лучшая женская роль второго плана (Сирша Ронан), Лучший режиссер (Джо Райт), Лучший адаптированный сценарий (Кристофер Хэмптон), Лучшая работа оператора (Шеймас МакГарви), Лучшие костюмы (Жаклин Дюрран), Лучший монтаж (Пол Тотхилл), Лучший саундтрек (Дарио Марианелли), Лучший британский фильм (Тим Беван, Эрик Феллнер, Пол Уэбстер, Джо Райт, Кристофер Хэмптон), Лучший грим / прически, Лучший звук.
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2008
Номинации: Лучшая мужская роль (Джеймс МакЭвой), Лучший композитор (Дарио Марианелли), Приз зрительских симпатий за лучший фильм (Джо Райт).
ВЕНЕЦИАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2007
Победитель: Премия Форума кино и литературы (Джо Райт).
Номинация: Золотой лев (Джо Райт).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 2008
Номинация: Лучший европейский режиссер (Джо Райт).
КИНОПРЕМИЯ ЖУРНАЛА «EMPIRE», 2008
Победитель: Лучший британский фильм, Лучшая мужская роль (Джеймс МакЭвой), Лучшая женская роль (Кира Найтли).
Номинации: Лучший режиссер (Джо Райт), Лучший дебют (Сирша Ронан), Лучший саундтрек (Дарио Марианелли).
ВСЕГО 51 НАГРАДА И 146 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Экранизация знаменитого одноименного произведения британского писателя Иэна Макьюэна, которое престижный еженедельник "The Observer" включил в рейтинг лучших романов, написанных в Великобритании, Ирландии и Британском содружестве с 1980 по 2005 год, поставив его на почетное 3-е место рейтинга.
По сюжету Кира Найтли играет старшую сестру героини Ромолы Гарай, в реальной жизни Гарай почти на три года старше Найтли.
Роль Эмили Таллис могла достаться Эмили Уотсон и Кристин Скотт Томас.
Эбби Корниш должна была получить роль 18-летней Бриони, но выбыла из проекта из-за занятости в картине «Золотой век» (2007).
Изначально режиссер фильма Джо Райт хотел, чтобы роль повзрослевшей Бриони сыграла Кира Найтли, но ей с самого начала больше пришелся по душе персонаж Сесилии. К тому же актрисе хотелось окончательно избавиться от приклеившегося к ней образа юной девушки на рубеже взросления и сыграть, наконец, взрослого и сформировавшегося персонажа.
Сцены с участием Ромолы Гарай были отсняты всего за 4 дня.
Чтобы лучше воссоздать атмосферу Англии военного времени режиссер Джо Райт потратил немало времени на просмотр многих британских кинолент 40-х годов, среди которых были «Ребекка» (1940) и «Короткая встреча» (1945). Последняя оказала наиболее заметное влияние на его работу над проектом.
Для воссоздания французского Дюнкерка был использован небольшой британский городок Редкар. Местная администрация дала разрешение съемочной группе на возведение павильона и размещение на берегу обломков разбитого корабля для создания полной аутентичности. Ряд домов вдоль береговой линии был перекрашен, чтобы соответствовать описываемому в фильме периоду, косметические изменения были внесены также во внешний вид кинотеатра и гостиницы. По завершении продлившихся три дня съемок все было возвращено в прежнее состояние. Все расходы на возведение съемочной площадки в Редкаре составили около миллиона британских фунтов.
В качестве статистов на роль британских солдат были приглашены жители Редкара, каждый из которых получил за свою работу по 50 британских фунтов.
Некоторые сцены, действие в которых происходило на улицах Дюнкерка, были сняты в доках британского портового города Гримсби.
В эпизоде в Дюнкерке, солдаты поют гимн «Dear Lord and Father of Mankind».
Исполнитель одной из главных ролей в картине Джеймс МакЭвой назвал сценарий «Искупления» лучшим из всех, которые когда-либо попадали ему в руки.
Бюджет: 20 000 000 фунтов стерлингов.
Премьера фильма (29 августа 2007) открывала ежегодный Венецианский кинофестиваль. 35-летний Джо Райт стал самым молодым режиссером за всю историю этого престижнейшего кинофорума, который удостаивался такой чести.
Копии фильма доставлялись в кинотеатры под фальшивым названием «Суббота», что является названием следующего после «Искупления», хотя и не связанного с ним, романа Иена МакЮэна.
Слоган - «Обретенные любовью. Разлученные страхом. Спасенные надеждой.»
Фильм стал одним из первых иностранных фильмов, которые вышли на экраны Китая 22 февраля 2008 года, после нескольких месяцев неофициального запрета на прокат зарубежных кинолент в кинотеатрах КНР.
Официальные сайты и странички фильма - http://filminfocus.com/atonement; http://movies.universal-pictures-international-germany.de/abbitte/site/site.html.
Картина входит в список "Лучшие фильмы сайта Rotten Tomatoes".
Лента занимает 442-е место в списке "500 лучших фильмов" по версии журнала "Empire" (2008).
Фильм дублирован на студии "Пифагор" в 2007 году. Режиссер дубляжа: Вячеслав Баранов; переводчик: Павел Селенчук. Роли дублировали: Илья Бледный - Robbie Turner; Полина Щербакова - Cecilia Tallis; Александра Остроухова - Briony Tallis - Age 13; Любовь Германова - Emily Tallis; Лина Иванова - Lola Quincey; Иван Дахненко - Pierrot Quincey, Jackson Quincey; Михаил Тихонов - Leon Tallis; Василий Дахненко - Paul Marshall; Александр Комлев - Tommy Nettle.
Джо Райт / Joe Wright (род. 1972, Лондон) - английский кинорежиссер. Лауреат премии BAFTA в 2004 году за телесериал «Последний король» в категории «Лучший драматический сериал», а также обладатель премии имени Карла Формана как самому многообещающему новичку в 2006 году за фильм «Гордость и предубеждение». В 2006 год познакомился с английской актрисой Розамунд Пайк, но в 2007 году они расстались. 22 февраля 2011 года у него родился сын, от английской ситаристки и музыканта Анушки Шанкар (сестра Нора Джонс, отец Рави Шанкар), которого назвали Зубин Шанкар Райт.
И?эн Расселл Макьюэн / Ian Russell McEwan (род. 21 июня 1948, Олдершот, Великобритания) - британский писатель, лауреат Премии Сомерсета Моэма (1976), Букеровской премии (1998) и Иерусалимской премии за свободу индивида в обществе (2011). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Макьюэн,_Иэн.

СЮЖЕТ

Действие фильма начинается в 1935 году. 13-летняя Брайони обладает превосходным воображением и пишет пьесы. Она знает, что сын прислуги Робби влюблен в ее старшую сестру Сесилию, и та отвечает ему взаимностью. Но когда ее кузина Лола становится жертвой насильника, Брайони уверено показывает на Робби - ее воображение дорисовывает картину насилия. Робби отправляется в тюрьму, а Сесилия отказывается верить Брайони, и между сестрами возникает страшная вражда. Из тюрьмы Робби отправляют на фронт Второй мировой войны. Сесилия в это время работает медсестрой в госпитале. Робби сражается во Франции, участвует в эвакуации из Дюнкерка. Наконец влюбленные соединяются. В конце фильма на экране появляется постаревшая Брайони на презентации своей новой книги «Искупление». Она говорит, что это ее последняя книга, что скоро она умрет. И эта книга биографическая - только изменена в ней судьба ее сестры. Потому что Робби умер от сепсиса в последний день эвакуации, а через несколько месяцев Сесилия погибла во время затопления метро после бомбежек. В этой книге она дала возлюбленным шанс обрести разрушенное ею счастье.

На первый взгляд, это мелодрама об издержках сексуального взросления. Ревнивая 13-летняя девочка Брайони все, что видела, воспринимала на свой лад, обвинила молодого человека в не совершенном им преступлении, сломала жизнь ему и его любимой, а потом, став совсем большой, написала об этих сломанных жизнях роман, где вернула героям отобранное у них счастье. Художественную силу картины видят в том, как построен сюжет. В ее конструкции есть что-то от "Расемона": сначала мы видим сцену глазами вечно насупленной Брайони, а потом все повторяется снова - уже так, как произошло в реальности. Фантом, порожденный насупленным воображением, - и его расшифровка: прием осуществлен с замечательной точностью. Он ясен, он не запутывает ситуацию, как бывает во многих фильмах (в частности, в нашем "Отрыве", который тоже покажут в Венеции), а сообщает сюжету драматизм. Режиссер подчеркивал на пресс-конференции, что его фильм - цепь иллюзий, из которых в сознании зрителя складывается цельная картина сюжета и характеров. Ему удалось создать почти совершенный баланс между субъективным взглядом и объективной истиной. Картина - о том, как жестоко наши заблуждения отзываются в жизни. Влюбленную пару сыграли Кира Найтли ("Пираты Карибского моря") и Джеймс МакЭвой ("Хроники Нарнии"). Роль Брайони поручена трем актрисам: 13-летнюю девочку воплотила ирландка Сорша Ронан, затем эстафету подхватила Ромола Гараи ("Ангел"), а завершила ее 70-летняя Ванесса Редгрэйв. И опять-таки восхищает мастерство режиссера, идеально сохранившего и внешнее, и внутреннее единство образа. Действие картины, начавшись в 1935-м, проходит через масштабно показанные события Второй мировой войны и заканчивается на пороге XXI века. Фильм не скрывает стилистической близости к таким "семейным" эпопеям, как "Унесенные ветром" или "Английский пациент": в нем предпочитают страсти сильные и открытые, а музыка не просто сопровождает действие, но и создает его эмоциональную многослойность. (Валерий Кичин)

У тех, кто видел экранизацию неувядающего романа «Гордость и предубеждение» /2005/, едва ли возникнет непреодолимое желание посетить сеанс нового фильма Джо Райта, также с участием Киры Найтли. Однако ни гордость на грани презрения к душещипательным мелодрамам, ни предубеждение против авторов, решивших, как можно поспешно заключить, банально повторить коммерческий успех, в данном случае не являются продуктивными. Стоит обратить внимание хотя бы на то обстоятельство, что тридцатипятилетний английский режиссер удостоился немалой чести, став самым молодым постановщиком, чье детище было показано на открытии престижного Венецианского кинофестиваля. Да и писатель Иэн МакЮэн1, чей одноименный роман адаптировал выдающийся британский кинодраматург Кристофер Хэмптон, - все-таки не чета Джейн Остин! Конечно, пролог и завязка… Все то же, казалось бы, любование беззаботной и идиллической жизнью английской аристократии - правда, уже в первой половине XX столетия. А точнее, в преддверии Второй мировой войны, которая, впрочем, пока себя никак не обнаруживает, нисколько не тревожа традиционный уклад семейства Тэллис и позволяя юной Бриони строить радужные планы касательно будущей творческой карьеры. Однако первые признаки грядущих катаклизмов с неизбежностью дают о себе знать2, заронив сомнения в ее еще по-детски наивную и чистую душу, медленно, но неизбежно подтачивая возвышенные, идеалистические представления о жизни. А предосудительный с нравственной точки зрения поступок, продиктованный не столько избытком фантазии, сколько - раньше срока проснувшейся чувственностью, перемешанной с обидой на сестру и ревностью к Робби, уже, хочется сказать, непосредственно свидетельствует о неотвратимом закате затянувшегося «века невинности»3… Далее - резкий монтажный стык: война. Война во всех своих неприглядных проявлениях: изматывающие марш-броски, катастрофа союзнических войск при Дюнкерке4, госпиталь с тяжелоранеными солдатами, умирающими каждую минуту, постоянные бытовые лишения. Иными словами, реальность, где «благородные» чувства вроде гордости и предубеждения окончательно уступают место совсем иным переживаниям: боли, страданиям, отчаянию. Однако пройдут годы, и останется лишь жгучая потребность искупить совершенный грех, позволив душам тех, кто этого достоин, обрести друг друга за пределами бренной действительности. Изумительная развязка, в очередной раз подвергающая развенчанию предрассудки, сообщает экранным событиям не просто трагический надлом, но и - подлинную многозначность, и философскую глубину. «Искупление» оборачивается произведением и о пронзительности любви, и о великой силе искусства, позволяющего в известном смысле победить самую смерть. 1 - Среди киноверсий его работ - такие разные ленты, как «Комфорт незнакомцев» /1990/, «Цементный сад» /1993/ и «Невинный» /1993/. 2 - Нельзя не отдать должного мастерству режиссера и сценариста в использовании уже банального приема, когда одно и то же событие, показанное с точки зрения нескольких персонажей, приобретает разные интерпретации. 3 - Воспользуемся названием фильма Мартина Скорсезе, пусть и посвященного реалиям Нового света. 4 - 4,5-минутный план, когда Тернер и его товарищи, добравшиеся до места дислокации своих войск, пересекают пляж, завораживает. (Евгений Нефедов)

1935 год. Англия. В загородном особняке 13-летняя Бриони Таллис готовится к спектаклю по собственной пьесе, попутно следя за легким флиртом между ее старшей сестрой Сесилией и интеллигентным пролетарием Робби. Во время званного ужина случается трагедия - неизвестный посягает на невинность кузины Бриони. Юная Таллис берет на себя смелость утверждать, что насильником был Робби, она видела его (его ли?) убегающего с места преступления. Косвенным поводом для столь жестокого вердикта со стороны девочки стало любовное письмо молодого человека, адресованное Сесилии, где он позволил себе ряд жарких высказываний, испугавших Бриони, волею случая ознакомившуюся с содержанием послания… Из тюрьмы (суд был на стороне ребенка) Робби попадает в пекло военной кампании 1943-1945 гг. Дома его ждет Сесилия, открестившаяся от младшей сестры и всей семьи… В начале XXI века пожилая успешная писательница Бриони Таллис дает интервью телевидению, где рассказывает неприглядную для себя правду о событиях, ставших основой для ее новой и последней книги. Книги, которую она писала всю свою жизнь… «Искупление» Джо Райта - из той породы киноэкранизаций, когда знание первоисточника совсем необязательно. Это не камень в огород писателя Макьюэна, скорее еще один довод в пользу режиссера. Удачно посягнув на классику («Гордость и предубеждение») два года назад, Райт обращается к творчеству одного из крупнейших современных авторов Великобритании, чья проза лет этак через 30, наверняка, войдет в перечень обязательной литературы в школах, колледжах и университетах всех англоязычных стран. На первый взгляд, опять перед нами исторический экскурс в другую эпоху с характерной фактурой, деталями, антуражем. Вроде бы со знакомыми для себя ингредиентами режиссер работает, ничего сверх того не изобретая. Но то лишь на первый взгляд. На самом деле, Райт куда более сложную повествовательную конструкцию выстраивает, где три временных пласта на одни и те же смыслы «работают», по-разному, индивидуально, но на редкость гармонично и достоверно. Одно из главных достоинств картины - умение режиссера вовремя, очень элегантно и почти незаметно переключить драматургический «регистр»: легкое движение руки и забавная романтическая суета вокруг cunt Киры Найтли трансформируется в трагедию, чтобы позже предстать драмой на фоне тяжких будней военного времени. Отсюда ощущение эпичности, но эпичности локальной, отдельно взятой жизни. Первостепенно здесь не количество прожитых лет, а насыщенность (со знаком минус или плюс не столь важно) отведенного тебе времени. Писательница Бриони Таллис, как и любой другой мастер пера, жизни своих героев наполняла множеством различных ситуаций, конфликтов, судьбоносных развилок и перекрестков. Что-то выдумывала, что-то брала из личного опыта. Обычное дело. Райта интересует другое - где та грань между вымыслом и реальностью, переступать которую нельзя, даже если очень хочется? Однозначного ответа нет. Но один из вариантов «Искупление» все же предлагает. Подводка к этому утверждению настолько убедительна, что вопросов об одном из лучших фильмов 2007-го у зрителей возникнуть не должно. (Станислав Никулин)

Для чего же все-таки снимается кино? Цели могут быть разными. Удивить. Заставить задуматься. Вывернуть душу наизнанку. Поразить новейшими технологиями. Взбесить. Вызвать противоречивые эмоции. Передать впечатление, атмосферу, ощущение. Перечислять можно бес-ко-неч-но. Но. Какое же ключевое слово в этом длинном списке? Неравнодушие. Да. Хорошее кино не должно, не может оставлять равнодушным зрителя. Что угодно, кроме равнодушия. Что же вызывает "Искупление"? Грамотная работа оператора. Аккуратная, выверенная до секунды режиссура. Штампы? Да черт с ними, штампы есть практически в каждом художественном произведении. "Искупление" - будто красивая до невозможности, но холодная и пустая картина. Как многообещающе все начиналось... респектабельная семья в лучших английских традициях. Тонкая изящная Кира. Полный невысказанной страсти Джеймс. Любовь, влечение и желание взаимообладать друг другом накаляют атмосферу до предела, и даже ваза не выдерживает этой сладкой борьбы двух сердец. Девочка-подросток, сестра главной героини, влюблена. Она пишет роман о чувственности в жизни человека и рассказывает своим маленьким друзьям, не понимающим ее, о том, что люди разучились чувствовать. О, это юное создание знает уже так много о страсти. Слишком много, пожалуй, для ее лет... Но объект любви видит в ней только девочку, маленькую хрупкую девочку. И она совершает поступок. Поступок, перечеркнувший счастливое будущее главных героев. Надо заметить, начало фильма приковывает к экрану. Вызывает эмоции. Злость, раздражение, чувство несправедливости. Вполне объяснимое желание самому влезть в кадр и проорать - "Да не виноват он, не виноват, вы что - не видите???" И за это можно сказать спасибо - режиссеру, писателю, сценаристу и молодым актерам. А дальше... дальше мутные переживания главных героев. Любовь, в которую не веришь. Ожидание, в котором нет ни капли горечи, нежности, страсти. Он попадает незаслуженно в тюрьму, затем идет на войну. Бродит по полям... жалеть его надо, сострадать ему? Или молча взирать на пресные метания? Кто знает... Все лучшее, что было в фильме - это завязка, декорации и операторская работа. Да, симпатичные молодые лица Джеймса и Киры. Ах, да... как же не упомянуть замечательную музыкальную тему. Уж это действительно шедевр. Особенно в исполнении печатной машинки. Фильм закончился. Постаревшая девочка слишком поздно призналась в своем грехе. И не веришь ни в ее душевную боль, ни в чувство вины, терзавшее ее всю жизнь... Но может и не надо? Быть может этот фильм и должен был передать только раздражение в самом начале, да ощущение красоты и молодости, которую сорвали грубо, как цветок, и бросили на землю подыхать в пыли. Искупление. Само название несет иронию и насмешку. Ведь не было искупления... не было. Жизнь ведь сама по себе несправедлива. Так ведь? (Евгения Покидина)

Душное лето 1936 года семейство Тернеров проводит в своем поместье: все валяются на изумрудной траве, загорают в белоснежных купальных костюмах, лениво сплетничают про родню и совсем без энтузиазма клеймят Гитлера: «Когда же этот человек будет просто наслаждаться жизнью?» Лишь разгуливающий по парку сын садовника, Робби (Джеймс Макэвой), вносит движение в летнюю полудрему: обе дочери Тернеров очень волнуются при виде юноши в белой майке. Вся троица непрестанно стучит на своих «ундервудах»: старшая, Сесилия (Кира Найтли), строчит первый роман, младшая, 12-летняя Бриони, - первую пьесу, а Робби - любовные признания. Вместо того чтобы их и отправить старшей сестре, он ненароком засовывает в конверт нежные скабрезности, которые попадают в руки младшей. Днем позже та натыкается в кустах на изнасилованную кузину (она приехала в деревню погостить). Когда в поместье наведывается констебль, девочка уверенно показывает пальчиком на Робби. Из тюрьмы Робби мобилизуют и отправляют во Францию, на фронт. Тут повествование расползается, а сквозь сюжетные лакуны вырисовывается история Бриони, которая вместо Кембриджа пошла в фельдшеры, надеясь наткнуться в лондонском госпитале на Робби. Отправной точкой «Искупления» служит напечатанное слово «п..зда», но фривольный зачин не дает сюжету даже малейших поводов для дальнейшей легковесности. Так же далеко «Искупление» от фильмов для кисейных барышень: ни английских пациентов, ни капитанов корелли здесь нет и в помине. Два года тому назад режиссер Джо Райт дебютировал с добросовестной экранизацией «Гордости и предубеждения», а теперь сделал решительный шаг вперед от трепетно-женской прозы. Впрочем, поначалу кажется, что Райт совсем разучился рассказывать: перескакивает с пятого на десятое, повторяет события дважды, меняет точки зрения. Первую половину фильма он заигрывает со стилистикой Ивлина Во, межсословных романов в духе 1930-х годов и бытом «старосветских помещиков». А потом кидает героев в унылый ад войны, вымарывает из кадра все оттенки кроме серого и рисует картину безнадежного мира, где не бывает ни трагических мелочей, ни кладбищенского юмора, а лишь жестокая, не знающая улыбок судьба. Имея завидный арсенал увлекательных тем - несчастная любовь, нераскрытое преступление, война, в конце концов, - он показывает лишь госпиталь. Изредка - окопы. До поры до времени такое пренебрежение зрителем раздражает. Однако этой чехарде есть объяснение: роман флагмана современной английской прозы Иэна Макьюэна, по которому снят фильм, рассказывает именно об играх вымысла. Жизненная драма перекочевала из пьесы юной Бриони в реальность, а потом перебралась обратно. Уже навсегда. (Глеб Борисов)

В Британии, замершей между двумя мировыми войнами, в солнечном загородном поместье, среди аристократов, слуг, богатых гостей и бедных родственников проживают надменная красавица Сесилия (Найтли), влюбленный в нее до умопомрачения простолюдин Робби (МакЭвой) и совсем юная, но не по годам одаренная сестра Сесилии Брайони (Ронан), влюбленная, известным образом, в них обоих. Однажды в расположенный на лужайке перед домом фонтан по неосторожности Робби падает осколок старинной вазы. Это незначительное происшествие запускает цепь событий, которые спустя годы, а то и десятилетия, разобьют на столь же мелкие осколки как минимум три жизни. Насквозь английская, предельно литературоцентричная экранизация одноименного романа Иэна Макьюэна грозит повторить оскаровскую судьбу «Английского пациента» (автор которого мелькает здесь в роли журналиста незадолго до финала) и, кажется, нравится решительно всем. Да и не может не нравиться - с такой заражающей уверенностью ведет рассказ молодой Райт («Гордость и предубеждение»), так хороши собой и талантливы МакЭвой и Найтли, так чудесно подрагивают губы удивительной девочки Ронан, так крепко впивается в память минималистская фортепианная мелодия, так ловко фильм водит ошалевшего зрителя за нос, выдавая желаемое за действительное и мнимое за реальное. «Искупление» сделано настолько гладко, настолько культурно, что порой проседает под грузом собственной интеллигентности. Взять хоть пресловутый пятиминутный, без видимых склеек, кадр на пляже в Дюнкерке, где камера все ползет и ползет среди солдат по причудливой траектории, давно уже ничего не имея в виду: техническое совершенство очевидно является не столько выражением, сколько содержанием той сцены. Почему Райт сделал ее? Потому что мог. Или, к примеру, момент, где герой видит на экране фрагмент «Набережной туманов», разумеется, он попадает ровно на те секунды, когда Габен произносит: «Та де бо зье, тю сэ», самую затасканную на свете цитату из классического французского кино. Таких поддавков в «Искуплении» немало - ну да ладно. Что толку предъявлять претензии фильму, чья главная мысль состоит в том, что искусство ни черта не стоит? Им надо исключительно наслаждаться. (Станислав Зельвенский)

"Искупление" Джо Райта, удостоенное "Золотого Глобуса" как лучший фильм, последовательно вызывает различной силы эмоции: "Какой чудесный саундтрек!", "Какое красивое платье!", "Какая худая Кира Найтли!", "Как красиво смонтировано!" и "Какая фигня!" 1935 год, Британия, ленивые летние дни, высшее общество скучает. Тринадцатилетняя Бриони Таллис (Сорша Ронан), экзальтированный подросток, ставит собственную пьесу в домашнем театре, ее старшая сестра Сесилия (Кира Найтли) мается от безделья и думает о милом мальчике Робби (Джеймс МакЭвой), сыне экономки. Стук пишущей машинки на саундтреке, книги как соучастники всех важных событий в жизни героев, письмо, посланное по ошибке, и полученное не тем адресатом. Робби и Сесилия, не в силах противиться обоюдному желанию, занимаются сексом в библиотеке, Бриони случайно подглядывает и думает, что Робби - насильник. Позже, когда совершается настоящее преступление, она даже не сомневается в личности преступника. Званый ужин в доме Таллисов заканчивается трагедией: Робби арестован за преступление, которого он не совершал. Когда начинается война, он отправляется в армию. Дальше - красиво и щедро снятые ужасы войны: фантасмагорическое чертово колесо над пляжем, превратившемся в военный лагерь, романтичные калеки, умирающие лошадки. Выросшая Бриони (Ромола Гараи) работает медсестрой, и однажды, поняв, что Робби не был ни в чем виноват, а она своим ложным свидетельством разрушила счастье сестры, решает отправиться к Сесилии просить прощения. В старости из Бриони получится большая писательница (Ванесса Редгрэйв), которая и объяснит нам, что все это время мы смотрели не туда и видели не то. Редгрэйв, кстати, как-то незаметно оказалась идеальной голливудской старухой: кто бы ни играл ее героиню в молодости, Клер Дэйнс, как в "Вечере", или, как в "Искуплении", Ромола Гараи, не возникает никаких сомнений, что в старости они превратятся в Ванессу Редгрэйв. Но великая актриса, к сожалению, появляется лишь в конце. До этого фильм последовательно вызывает различной силы эмоции: "Какой чудесный саундтрек!", "Какая худая Кира Найтли!", "Какое красивое платье!", "Как красиво смонтировано!" и "Как хорошо подобраны актеры!" Нереальности и фальши "Искупления" есть объяснение: во-первых, конечно же, мы вообще не знаем, что такое реальность, она изменчива и непостижима, бла-бла-бла. Во-вторых, Бриони, духовная наследница мальчика из "Шестого чувства", видит мертвых людей. Как и каждый писатель. "Искупление" - довольно бережная экранизация одноименного романа Иэна МакЮэна. Главное отличие райтовской версии от оригинала в том, что МакЮэн рассказывал о хорошей писательнице, а у Райта получилась история о плохой. Фильм стал пышным миксом из "Долгой помолвки", "Английского пациента" и, хоть это будет слишком большим комплиментом для Райта, озоновского "Ангела". В "Ангеле" Озон рассказывал о том, как писательница постепенно превращается в героиню собственных книг, Райт же, похоже, думает, что писательница - это такая не очень умная дама, рассказывающая не очень реалистичные, но очень, очень красивые и полные страсти истории, в которые она сама не верит. Речь в романе МакЮэна идет о том, может ли человек искупить свою вину, и о том, что писателю это сделать легче, чем кому бы то ни было. Или, наоборот, гораздо сложнее. Иэн МакЮэн пытался понять, "в чем состоит искупление для романиста, если он обладает неограниченной властью над исходом событий, если он - в некотором роде бог". Джо Райт превратил эти писательские страдания в морализаторскую историю о глупой девочке, межклассовом сексе, Второй мировой войне и красивом зеленом платье. (Ксения Рождественская)

Экранизация одноименного романа Иэна МакЮэна. 1935 год. Юная Брайони Тэллис (Сорша Роман) хочет стать писательницей и считает себя внимательным наблюдателем и знатоком человеческих душ. Вот только девочка в силу возраста еще не умеет правильно трактовать то, что она видит. Прочитав не предназначавшееся ей письмо и став свидетельницей «взрослых» отношений старшей сестры Сесилии (Кира Найтли) со своим возлюбленным Робби (Джеймс МакЭвой), она делает вывод, что у парня не все в порядке с головой. И когда она в парке случайно застает заезжую кузину Лолу под каким-то незнакомцем, уверенно указывает на друга старшей сестры. Его отправляют в тюрьму, а оттуда - прямо на фронты Второй Мировой. Сельская идиллия, ленивые разговоры у бассейна, завуалированное обсуждение семейных сплетен, вечерние туалеты повзрослевшей Киры Найтли и пасторальные пейзажи - все эти составляющие первой части «Искупления», пожалуй, лучшее, что есть в фильме. После того как Робби отправляется на фронт сюжет становится довольно сумбурным. Военные будни перемежаются многочисленными флэшбеками. Вот мрачная и масштабная панорама отступления армии у Дюнкерка. А вот - Сесилия думает о Робби на берегу какого-то мирного моря. А теперь уже Сесилия порвала с родными, ждет парня с войны и пишет ему письма, напоминающие о «Долгой помолвке» Жана-Пьера Жене. Вдруг появляется повзрослевшая Брайони, которая бросила университет, чтобы пойти работать медсестрой и научиться делать что-то полезное. Несостоявшаяся пока писательница всю жизнь корит себя за необдуманный поступок и пытается искупить свою вину. Ритм неровный, скачущий и в то же время неспешный, местами откровенно нудный. Диалогов в фильме мало, но все, что можно было бы сказать словами, говорит камера. Если и есть в «Искуплении» что-то гениальное, то это операторская работа - каждый кадр настолько продуман, просчитан и выверен, что речь становится лишней. Однако невозможно избавиться от странного чувства, что, несмотря на обилие событий, нам показывают всего лишь вырванные из контекста малосвязанные кусочки. Словно настоящая судьба героев вершится где-то там, за кадром. А потом р-раз - монтаж - и перед нами уже Брайони-пожилая дама с лицом Ванессы Редгрейв - известная писательница, только что закончившая свой последний роман. Она дает интервью и рассказывает о том, что же из всей этой запутанной истории было на самом деле, а что - писательский вымысел. И тут же становится ясна необходимость запутанных флэшбеков, общего ощущения недосказанности, а название фильма приобретает совсем иной, пожалуй, даже антихристианский оттенок. Бывают поступки, которым нет искупления. И можно сколько угодно бить себя в грудь и кричать, что ты все осознал и готов исправить - поздно. Фантазии могут разрушить жизнь, но могут оживить мертвых только на бумаге. «Искупление» - вне всякого сомнения, очень хороший фильм. В нем есть cильные актерские работы (особенно хороша юная Брайони - Сорша Ронан), атмосферность, умелое обращение с первоисточником и даже смелая не линейная структура… с которой режиссер как раз и не справился. Джо Райт так увлекся масштабным изображением эпохи, что позабыл о конкретной, камерной истории. Вся середина фильма остается в памяти как бессистемная череда событий, в которой на первый план иногда выплывают отдельные удачные сцены и ракурсы, но они никак не связываются между собой и с основной сюжетной линией. Трагедия Сесилии, Робби и Брайони потерялась где-то между солдатских песен, роскошных маковых полей и гиперреализма военных лазаретов. В итоге после просмотра остается только зеленое платье Найтли, усталое лицо Редгрейв и мысль о том, что хуже никогда только поздно. (Любовь Атаманова)

Начинающая тринадцатилетняя писательница Брайони (в исполнении юной ирландки Сиршы Ронан) живет в мире своих фантазий. Однажды, она оказывается случайной свидетильницей сцены, которую в силу своего юного возраста, присущего детям максимализма и впечатлительности, она истолковывает неправильно. Первая влюбленность в юношу гораздо старше ее (Джеймс МакЭвой, известный зрителям по фильмам Джейн Эйр и Пенелопа, недавно сошедшие с украинских экранов) и ревность к старшей сестре (Кира Найтли) только подливает масла в огонь. Брайони совершает поступок, о котором будет сожалеть всю жизнь. Уже через много лет, она понимает, что обвинив невинного человека в преступлении, которое он не совершал, он поломала не только его судьбу, но и судьбы окружающих, в том числе и свою собственную... Но, как это часто бывает, осознание содеяного приходит слишком поздно. Возможность исправить ошибку утрачена и единственным способом хоть как то очистить свою совесть является писательское перо... Фильм «Искупление» режиссера Джо Райта (на его счету Гордость и Предубеждение все с той же Кирой Найтли в главной роли) является экранизацией одноименного бестселлера американского автора Иена МакЮена (по его книгам уже было снято несколько фильмов, в том числе и «Бесконечная Любовь» с Самантой Мортон и Дениелом Крейгом). Фильм поражает точностью передачи времени (30е-40-е годы 20 века) и прекрасной игрой актеров - в особенности хотелось бы отметить Сиршу Ронан в роли Брайони Теллис (13 лет). Также, несмотря на то, что критики в особенности отмечают игру Киры Найтли, более выдающейся и живой в своей роли мне показалась британская актриса Ромола Герей, играющая повзрослевшую Брайони. Единственным недостатком для женской аудитории могу назвать присутствие множества батальных сцен времен Второй Мировой, которые в книге можно с успехом пролистать (признаюсь откровенно, я делала это при прочтении «Войны и Мира» Толстого). Радует то, что критики обычно очень осторожно относящиеся к экранизациям хороших книг, оценили «Искупление» по заслугам - фильм уже получил Золотой Глобус, как лучшая драма и несколько других синематографических наград, в том числе за исполнение главных ролей. Впереди - только Оскар. (Алина Рудя)

Где-то в глубине души я хочу, чтобы этот фильм взял «Оскар». Во всяком случае, из того, что было предложено, он самый проблематичный. Да, есть в фильме недочеты, наподобие дежурного негра в английских войсках (для социальной толерантности), есть и юридическая тупизна (ну разве можно на показаниях одного свидетеля «шить дело»), но в целом картина цепляет, причем не по-детски. Сюжет картины таков: маленькая девушка Бриони, тайком влюбленная в красавчика Роби (James McAvoy), обвиняет его в изнасиловании подруги или родственницы, и молодой человек оказывается в тюрьме... А дальше наступает Вторая мировая война со всеми ее радостями и невзгодами. Вынужден залепить мощный спойлер, без него сложно передать нравственную проблематику фильма. Искренне надеюсь, что этот фильм вы уже посмотрели, и для вас не будет новостью, что в реале красавчик Роби и его любовь Сесилия (Кира Найтли) погибнут еще в самом начале войны. Выживет лишь скотина Бриони, станет знаменитой писательницей и уже на закате своей творческой карьеры признается в той подлости, которую совершила. А подлость заключалась вот в чем: она намеренно ткнула пальцем в невинного Роби - детское сердце не выдержало коротких, но слишком недвусмысленных сцен с его Сесилией. Бриони вполне осознанно отправила парня в тюрьму, а позже в штрафбат; втоптала всю его жизнь в грязь и при этом долгие годы носила в себе искупление, чтобы в итоге выплеснуть всю эту боль на страницах своего последнего романа. - I gave them their happiness - что в данном контексте нужно перевести как «Я вернула им их счастье» - одна из ключевых фраз фильма. Да, в последнем романе Бриони Тэллис красавчик Роби и красавица Сесилия, несмотря на ужасы войны, находят друг друга и обретают свое счастье. И мы тоже прослеживаем их пути на протяжении всего фильма, но в конце нас ожидает жесточайший облом - всего этого не было на самом деле. Что есть чаша весов? Два реальных трупа или счастливый финал в сопливой книжке? Кому нужна эта галочка в искуплении, кроме благодарных читателей, которым по большому счету безразлична судьба авторши, ее переживания. Судя по тому, что своих героев она в итоге женит, не велика литературная ценность этой книги. Фильм упирается сразу в несколько проблем. Эгоизм писателя вы уже прочувствовали, прочитав предыдущий абзац. Но гораздо большей проблемой я б назвал мессадж, который хочет передать в картине режиссер Джо Райт - не кради у людей их счастье. Героиня Бриони попыталась украсть счастье Роби, но в итоге угробила и его, и свою сестру, и себя. Джо Райт слабовато передал переживания юной девочки Бриони (ее играют три актрисы в разных возрастах, но Saoirse Ronan просто великолепна в образе сучки). Есть в фильме сильные реактивные кадры, когда у Бриони наворачиваются слезы, есть и весьма оригинальное использование таймлайна, - но чего-то не хватает. Я не могу сказать чего, все это находится в плоскости чувств, которые сложно передать словами. Вот уж не ожидал, что раскатаю губу на 2457 знаков в этой рецензии. Все-таки стоящий фильм. Но кульминация, где Бриони признается, что ее герои так и не встретились, многих из вас ввергнет в ступор. В хорошем понимании этого слова. (Генрих Лиговский)

Фильм стоит посмотреть вовсе не потому, что это - шедевр. Отнюдь. Просто весьма добротная мелодрама. Однако здесь авторы, на мой взгляд, ненароком угодили в самое что ни на есть солнечное сплетение роковых проблем нашего времени. Отлично снятое и сыгранное «Искупление» свою художественную неблистательность (читай: гламурную тривиальность), на мой взгляд, с лихвой искупает содержательной провокативностью авторского мессиджа. Дело в том, что сюжет картины завязывается вокруг ситуации, когда вдохновенная ложь необратимо рушит судьбы невинных людей; тогда как в развязке автор предлагает считать, что все, что погубила клевета, может спасти... неправда другая - покаянная, художественная ложь во спасение. А поскольку действие картины акцентированно погружено в исторические реалии ХХ века, то мы вправе полагать, что речь там идет не столько о крахе отдельной любовной связи, сколько о фундаментальном конфликте всей новейшей эпохи. Ведь известно, что, с одной стороны, для новейшего времени был характерен стремительный прогресс «правды» в виде точного научного знания. А с другой - тогда же состоялись глобальные по масштабам «проекты» идеологического блефа, из чего возникли тоталитарные общества. При том совсем не лишне напомнить, что и первое, и второе исходило из самых благих побуждений и стоило человечеству многомиллионных жертв. Осторожно: злые романтики! Итак, «Искупление» стартует с 1936 года, и зрители оказываются в одном из отживающих свой век аристократических поместий близ Лондона. Последние родовитые господа, их такая же потомственная прислуга и сложившиеся веками ритуалы классовой взаимотерпимости. Чопорные семейные обеды и домашние любительские спектакли. Нега середины лета. Череда гостей и родственников-приживалов. Многофигурная сюжетная композиция и атмосфера угасающего «дворянского гнезда», что во французской версии нам хорошо знакомо по классическому фильму Жана Ренуара «Правила игры» (1939), а в русском варианте не раз было филигранно отыграно Никитой Михалковым в его работах от «Неоконченной пьесы для механического пианино» (1977) до «Утомленных солнцем» (1994). Все как всегда: старики ворчат, дети шалят, молодежь влюбляется, а их всех вместе исподволь подстерегает скорый и трагичный поворот истории. Перед нами - некая социальная микромодель устоявшегося образа жизни, но предвестия скорых перемен уже как бы сквозят в мелочах обыденности. Вот и в «Искуплении» выглядит достаточно символичным, что старшая дочь семейства Сесилия (Кейра Найтли) не на шутку влюблена в сына их дворецкого, красивого и умного Роберта (Джеймс Макэвой). Намек на синтез в ХХ веке «высшего» с «низшим», а «правого» с «левым»? Молодые люди вместе учатся в Кембридже, но отпрыск прислуги, разумеется, в долг - за счет хозяина. «Сверни-ка мне свою большевистскую самокрутку», - иронично просит молодая аристократка любовника-простолюдина, и они уже на самом деле вполне преодолели сословные предрассудки докапиталистической эры. Первое соитие любовников вполне знаменательно состоится на фоне книжного шкафа, заполненного памятниками мудрости прошлого, что ныне попираемо свободной любовью новых времен. Тут-то и «разорвалась серебряная цепочка и разбился кувшин у источника», а в рабоче-дворянский мезальянс роковым образом вмешалось буйное художественное воображение младшей сестры Сесилии по имени Брайани (Сорша Ронан). Литературно одаренная 13-летняя угловатая девчушка запойно выдумывает и записывает всякие истории о неземных страстях неких абстрактных влюбленных, а подсмотренные сценки реального «романа» сестры фантазерка, решительно не догадываясь о законах реальной чувственности, трактует в книжно-приключенческом духе: дескать, сексуальный маньяк Роберт угрозами домогается честной девушки и сестру надо спасти любой ценой. В конце концов эта искренняя и как бы сугубо артистическая по происхождению предубежденность (а отчасти и ревность) девчонки пубертатного возраста выливается в клевету. Следуя логике уже распределенных между «персонажами» ролей, юная сочинительница на полицейском дознании утверждает, что Роберт изнасиловал другую деву на выданье из того же семейного круга - кузину Лолу. Тут-то и единению классов, и грезам любви конец: невиновный юноша отправляется в тюрьму, оттуда - прямиком на фронт Второй мировой. Влюбленным будет суждено расстаться навсегда. И они оба погибнут в роковом 1940 году, но по отдельности: он - при отступлении британских войск из оккупированной фашистами Франции, она - при бомбежке лондонского метро. Такой окажется цена злой фантазии. А Брайани станет-таки профессиональной писательницей, но будет обречена на пожизненные муки раскаяния за непростимый грех перед сестрой. В финале картины мы увидим уже престарелую Брайани (Ванесса Редгрейв), которая на пороге неизбежной смерти от неизлечимой болезни придумает необычный способ загробного покаяния перед покойными жертвами своего сочинительства. В последнем романе литературная леди поведает наконец миру правду о том роковом лете 1936-го, изложит реальную историю своего греха, но финал все равно сознательно присочинит - придумает хеппи-энд для трагических влюбленных. Будто и не погибли они вовсе порознь, а навсегда воссоединились где-то на прекрасном морском берегу... Этакая лжеправда об истории личного смертного греха - лжесвидетельствования. Это ли искупление? Реальность и фальшивка: навеки вместе? Между тем надо отдать должное режиссеру «Искупления». Джо Райт постоянно переходит от темы вранья творческого и личного к теме лжи прагматичной и публичной. В экранном действии постепенно накапливаются приметы самых разнообразных форм социального лицемерия, которые в 1930-е годы были почти в зачаточном состоянии, а в наши годы пышно расцвели и стали настоящим бичом глобализованного бытия. Вот один из ухажеров Сесилии, молодой «шоколадный король» (дельцы, как известно, первыми чуют, куда дует ветер истории), подыскивает бренд и слоган для нового сорта сладких батончиков, предназначенных для войск, - «Армейский заряд». И разве в современном потоке мировой информации реклама не стала самой массированной, навязчивой и предельно наглой формой публичной лжи? Политическая пропаганда - второй демон лицемерия наших дней, и к тому тоже есть отсыл в «Искуплении». По-голливудски грандиозным и впечатляющим получился у Райта долгий эпизод эвакуации на британские острова в мае - июне 1940 года англо-французских войск после их поражения от гитлеровцев. Как известно, тогда благодаря героизму моряков было спасено только 280 из 340 тысяч солдат. Пляж материкового Дюнкерка, по которому минут пять без монтажных перебивок путешествует кинокамера вместе с умирающим от сепсиса Робертом, являет собой настоящий вселенский хаос массового панического бегства: кто-то расстреливает лошадей, а кто-то с горя напивается и блюет; кто-то катается на пляжной карусели, а кто-то уже умер от ран и лежит без погребения и т. д. Но вот оставшиеся в живых воины сходят на спасительный британский берег, а по радио звучат ура-патриотические речи об очередной победе союзных войск. Известное дело: политпропаганда - норма времен войны, но симптом социального нездоровья - в мирное время. Таким образом, коллекционируя примеры разного рода неправд, авторы «Искупления» вовсе не склонны огульно их отвергать. Даже наоборот. В фильме будет представлен и впечатляющий образчик того, что без «святой лжи» человеку обойтись просто немыслимо. В одном из эпизодов повзрослевшая уже Брайани (Ромола Гараи), оставаясь по-прежнему графоманкой даже на службе в госпитале, утешает умирающего бойца. «Ты меня любишь?» - спрашивает ее в полубреду незнакомый парень, у которого снесена часть черепа и виден живой мозг. И тут сказать правду вряд ли кто-то способен. А однажды возникнет в «Искуплении» и тема самого великого лжеца-утешителя ХХ века - кинематографа. Пристальное рассмотрение этой непростой смеси из правды, лжи и полуправды, которая действительно неизбежно пронизывает буквально все отношения людей, практику искусства и жизнь общества, составляет, на мой взгляд, самый интересный план «Искупления». Любовная же линия фильма выглядит достаточно банально, а МЕЛОдрама - так даже буквальна: за кадром почти несмолкаемо звучат фоновые симфонические темы, иллюстрирующие настроение данного эпизода. Досадный примитив для серьезного разговора на важные темы. Увы, Джо Райт, видимо, хотел (и это очень заметно) угодить работой чуть ли не всем главным прослойкам своей будущей аудитории - и артхаусным эстетам-умникам, и непритязательным потребителям «мыла». Жаль. Тем более что этот эстетический оппортунизм сосуществует в картине и с удачными монтажно-драматургическими ходами. Например, не раз зрители сначала видят выдуманные героиней версии происходящего и принимают их за реальность, а уж потом следуют кадры, разоблачающие игры воображения Брайани, которая ради красного словца не пожалела и сестру. Такие авторские мистификации работают безупречно. Искупление по Довженко. А в этом пункте того потока ассоциаций, который невольно провоцирует во мне «Искупление», уместно вспомнить и о чем-то культурно близком и национально родном. Например, об особенностях творческой психологии украинского гения кино Александра Довженко. Как известно, у его фильмов были довольно сложные отношения с так называемой «правдой жизни». Он сам называл эту особенность «поэтичностью» и даже во время работы над «Щорсом» (1939 г.) сформулировал своеобразную теорию двух правд в искусстве - «медной» и «золотой». Первая, по мнению Довженко, обречена вечно ползать по фактографической поверхности явлений, не понимая их глубинного смысла. А вторая - «чистое золото правды» - напротив, призвана жертвовать мелочной верностью реалиям во имя выражения их сокровенной исторической сути. Исходя именно из такой эстетической программы режиссер, как известно, и встроил свое творчество в задачи кинопропаганды сталинской эры. Между тем психологический склад сознания Мастера имел и одно противоречиво-загадочное свойство, которое записные биографы (понятно, почему) предпочитают игнорировать. Дело в том, что Довженко, судя по его дневниковым записям, вполне искренне хронически забывал о реальных обстоятельствах... собственного детства. Так, в одних дневниковых записях и в автобиграфической киноповести «Зачарованная Десна» режиссер вспоминает об исключительно идиллической обстановке своих юных лет. Там отец похож на академика, а дед - на самого Бога. А вот в других дневниковых заметках Александр Петрович неожиданно признается: «Сьогодні мати довго розповідала про батька, діда, прадіда і про бабу.., виникла із забуття і сумна, і тяжка картина минулого. Рід мій, мої дорогі батьки і діди... виникли в материних спогадах у всій своїй неприглядній прозі пияцтва, лайки й усього найтяжчого, що тільки можна примислити до цих страшних для хлібороба хвороб. (...) Дід був ледачий, прости йому господи. І багато лиха вніс він в нашу родину. (...) Батько, нині небіжчик, не раз кидався майже в нестямі на матір з сокирою чи ножем» и т. д. (дневниковые записи от 15.12.1943 и 11.01.1944 г.). А потом художник снова как бы забывал о «медной» правде своего детства и говорил исключительно о светлом и радостном в прошлой жизни, что тогда, наверное, обитало преимущественно в мечтах. Разве центральная идея «Искупления» не позволяет догадаться теперь о возможных истинных причинах такой принципиальной забывчивости гения о собственных жизненных истоках? Сознательно поэтизируя и приукрашивая свое детство, Довженко, видимо, таким образом испрашивал прощения у судьбы за столь непритязательное начало своего дальнейшего пути большого художника. Например, другой киногений, Федерико Феллини, в автобиографическом «Амаркорде» (1973) поступил совсем иначе: взял да и врезал досточтимой публике всю трагифарсовую правду-матку о своих мальчишеских впечатлениях о времени, о себе и своих родичах. Совсем иной тип контакта художника с собственным прошлым. Феллини оставался свободным в художественных отношениях с собственной и общей историей, тогда как Довженко, как и Брайани, оказался в плену у собственного прошлого, отношения с которым он всю жизнь старался «искупить» в своих фильмах. А в частности и в особенности я имею в виду участие молодого Довженко в революции на стороне Петлюры, с которым режиссер сатирически «рассчитался» в «Арсенале» (1929). Итак, важнейшие вещи, по-моему, невзначай артикулированы в гламурном «Искуплении»: счастье состоявшейся личности просто немыслимо вне ее добрых и честных отношений с собственным прошлым. Думаю, та же идея не теряет истинности и для сообществ людей. Читая историю: правда вместо брома. Помнится, на рубеже «прежних» и «новых» времен в отечественной истории появился фильм, который советская «перестройка» с ее «гласностью» признала настоящей нравственной программой той незабвенной и фатальной исторической реформации. И название картины было похожим - «Покаяние» (1987 г.) Тенгиза Абуладзе. То был страстный протест против лицемерного «благополучизма» советской историографии, и речь шла о том, что истинное очищение от исторического греха возможно лишь через горькую правду и только правду о постыдном прошлом. Когда тиранов, героев и предателей так прямо и назовут публично - тиранами, героями и предателями. Главная же идея «Искупления» Райта - Макьюэна похожа на лукавую оговорку light на сигаретных пачках. Этакая не абсолютная, а как бы по-дамски облегченная версия неприятных признаний о собственном прошлом. Да, дескать, был мой грех, но ведь все равно все закончилось наилучшим образом. Искупление без настоящего покаяния. Впрочем, с украинской ли стороны пенять на чье-либо неумение смотреть прямо в глаза правде истории? Мы нынче, как известно, и на официальном, и на приватно-патриотичном уровнях не только не склонны каяться за грехи прошлого (скажем, за бандеровские «подвиги» на Волыни 1943 года), но и совсем по-старосоветски тщимся ретроспективно приукрасить свою неблаговидную историю наилучшим для нашей ленивой совести образом. Сами знаете, каким. Была, мол, мерзопакостная эпоха. И были настоящие герои-патриоты без страха и упрека. И был сатанински подлый враг-москаль. И случались «кое-где порой» отдельные прискорбные ошибки. Но кончилось все замечательно: нашей нынешней «незалежністю» и совсем уж близкой еврообразностью. Между тем склонность к мифологизации прошлого (как и к «рекламизации» настоящего) - это способ уклониться от внутреннего нравственного самосуда, что как раз совестью и зовут. Нам бы то уяснить, что без реального «искупления» прошлого так же нет свободы от него, как и впереди - желанного будущего. Стоит выяснить отношения с правдой и ложью истории, глядь, и мы бы не только постигли истинный смысл голодомора, но и однажды поутру проснулись в вожделенной Европе. Только не в Европе - рае тупого потребительства, а в Европе «психологической», как ее называл Курбас. Вот на какие актуальные размышления наталкивает достаточно уступчивое по отношению к массовым вкусам, но крайне современное по провокативному идейному посылу «Искупление». Думаю, в контексте нынешнего украинского общественного сознания этот фильм о пожизненном вынашивании личного греха, о финальном искуплении - в меру сил и возможного - давней, родовой травмы-вины нашей публике надо бы «принимать вовнутрь» буквально как витамин. Против наличного «рахита» в историческом развитии нашего Отечества. Вместо предписанного кем-то успокоительного для совести - брома. А за это новой британской ленте стоит пожелать даже не единственного, а многих из уже светящих ей 24 февраля «Оскаров». (Алекс Григорович)

Честно хочу сказать, писать отзыв не собиралась, так как о фильме было уже сформировано четкое мнение, которого не мог никто поменять. Однако тот факт, что картина получила больше всех номинаций на премию Золотой Глобус, похоже сделал свое дело, и люди побежали к лоткам с некачественными DVD, не дождавшись официальной премьеры фильма. Именно отвратительный перевод, хочется думать, и привел к тому, что многие не поняли основных моментов фильма, иначе я не могу понять такое колчиесто странных, необоснованных и неверных даже в отношении самого сюжета отзывов. Это и побудило меня написать свой собственный. Сразу надо признаться, фильм я посмотрела довольно-таки давно, а затем и прочла книгу, что и расставило все на свои места. Определенно, основная заслуга этого фильма - хорошая режиссура, но не сценарий. То, что четко и ясно изложено в книге, при переносе на экран искажается и приобретает немного другой смысл. Основной прием, используемый режиссером - показывать одну и ту же сцену с разных точек зрения - тоже взят из книги, а именно он является основной особенностью фильма и помогает понять, что движет поступками главной героини, Брайони. Каждому человеку свойственно смотреть на все со своей точки зрения. Когда Брайони наблюдала сцену у фонтана, все выглядело совсем не так, как было на самом деле. Записка, которую она прочла, только подтвердила ее мнение о том, что Робби - опасный человек, представляющий угрозу для ее сестры и для всех окружающих. То, что Брайони впоследствии увидела в библиотеке, совсем не выглядело как сцена любви, а скорее походило на борьбу. Она хотела защитить свою сестру от опасного маньяка, что и сделала, дав показания против него. Брайони совсем не была влюблена в Робби, и ее действия не были вызваны ревностью или злобой на сестру. Тот флэшбэк у озера, когда Робби спас Брайони - лишь его взгляд на ту ситуацию. Размышляя о ее поступке, Робби вспомнил происшествие у озера и решил, что Брайони очернила его из-за того, что сама в него влюблена. В книге же четко написано, что тот эпизод был лишь минутной игрой детского воображения, Брайони не испытывала к Робби ничего, кроме дружеских чувств. Вторая часть фильма, как и книги, посвящена испытаниям, через которые Робби и Брайони пришлось пройти во время войны. Все случившееся с Робби в тот период времени Брайони узнала через много лет после войны из писем его друга. Сцена в квартире Сесилии действительно получилась наигранной и неестественной, что при первом просмотре вызывает подозрения о плохой актерской игре. Вот в общем и все, что мне хотелось уточнить. Как бы многим не казалось, что Брайони - зло в чистом виде, это не совсем так. Если в этой истории и есть отрицательные персонажи, то это Маршалл и Лола, единственные люди, кто мог бы спасти Робби от тюрьмы, но которые сделали этого, чтобы не выдать себя. Именно к ним и должны быть обращены едкие нападки зрителей, а не к маленькой девочке с живым детским воображением. Хочется верить, что этот прекрасный фильм будет оценен по достоинству критиками и Киноакадемией. (geana2406)

Когда я слышу словосочетание голливудская драма, претендующая на Оскар, то в большинстве своем фильмы подразделяются на два сорта: а) слезливое кино о каком-то шизофренике; б) либо нечто заунывное и скучное, заставляющее развивать силу волю, удерживая себя от нажатия на кнопочку «forward». Из этого правила есть исключения, и иногда попадаются интересные и нескучные картины. Но только иногда. На мое счастье, «Искупление» не подпадает под пункт «а», да и под категорию «б» не подходит. «Искупление» стало фильмом, ощущения от просмотра которого менялись в диаметрально противоположных направлениях. Да что там говорить! На пятнадцатой минуте картины я намеревался закончить просмотр, т. к. кино вогнало меня в невозможно сонное состояние, но на сорок восьмой я бы продал душу дьяволу, чтобы досмотреть фильм до финальных титров. Кино рассказывает историю трех людей Брайони, ее сестры Сесилии (Киры Найтли) и Робби (Джеймс МакЭвой). Все начинается в 1935 году, когда Брайони тринадцать лет, и она не может понять взаимоотношения Сесилии и Робби. А вместе с непониманием и неприятием приходит ревность и желание отомстить, в результате чего она совершает ужасный поступок, который навсегда изменить судьбы трех главных героев, и за который не хватит целой жизни, чтобы расплатиться. Джо Райт делит свой фильм на три части: 1935, 1940 и наше время. И если в первой трети фильма все предельно ясно и прямолинейно, то в последующих пятидесяти минутах режиссер не собирается ничем помогать зрителю, постоянно перемещая действие от одного персонажа к другому, чередуя с нужным количеством флэшбеков. Райт не раз применяет прием показа одной и той же сцены со стороны Брайони и Сесилии. И каждый раз мы видим ключевые сцены фильма с совершенно иной стороны, полностью меняя свое отношение к ним. Райт совершает очень резкие переходы между частями картины, дважды заставая нас врасплох с неминуемым вопросом: «А что же случилось с героями фильма в отсутствующий промежуток?». «Искупление» - сложное кино, в основе которого лежит простая истина: за свои грехи рано или поздно придется расплатиться. И не важно, сколько тебе лет - тринадцать или тридцать - одно умышленное действие может навсегда уничтожить жизнь других людей. Позднее придет осознание своих поступков, но нанесенный ущерб будет слишком велик, чтобы тебя смогли понять, не говоря уже о том, чтобы простить. На искупление может уйти вся жизнь, но даже спустя несколько десятилетий его можно так и не найти. Красивые истории и хэппи-энды в подавляющем большинстве случаев возможны лишь в кино или книгах, но реальная жизнь слишком беспощадна, непредсказуема и не дает права на фатальные ошибки. Кино сложное как в художественном, так и техническом плане, а также в соединении двух этих элементов. Джо Райт очень часто полагается на «pure cinema»: персонажи не произносят ни одного слова, и все подчинено визуальному решению, пробуждающему в нас куда большие эмоции и чувства, чем различные диалоги. В фильме найдется немало красивейших сцен, самой главной из которых станет пятиминутный эпизод эвакуации, снятый одним планом, где камера выхватывает из тысячной толпы иррациональные и дикие сцены, показывая всеобщий хаос и истерию. Подобные эпизоды выполнены на высочайшем техническом уровне, но порой они мешают картине, где в первую очередь важны эмоции и взаимоотношения персонажей. Но в то же время в фильме есть сцены, где все отдано на откуп актерам. Многие уже окрестили роль Киры Найтли в «Искуплении», как самую взрослую и серьезную в ее карьере. Не знаю. На мой взгляд, Кира хороша в первой части фильма, где надо улыбаться и привлекать к себе внимание, но когда тон меняется на мрачный и серьезный, то никакого сногсшибательного перформанса с ее стороны я не увидел. Да, она составляет красивую экранную пару с Джеймсом МакЭвоем, но проработка их отношений как с актерской, так и сценарной стороны могла быть глубже и полнее. Я нисколько не принижаю работу этих двух актеров, но в картине есть две актрисы, которые своей игрой крадут весь фильм - Сирша Ронан и Ванесса Редгрэйв. Первая сыграла Брайони в тринадцатилетнем возрасте. В ее Брайони есть что-то особенно странное, холодное и жуткое, что нельзя понять или объяснить. Ванесса Редгрэйв - Брайони в старости. Она появляется в фильме всего лишь на восемь минут. Но не монолог настолько правдив и эмоционален, что нельзя не поверить в полное раскаяние Брайони, осознание своих действий и искупление. Если бы я видел только ее монолог, но не видел всего остального фильма, то я бы все равно поверил в искренность ее слов. «Искупление» вполне может стать фильмом, о концовке которого будут говорить больше всего. Джо Райт за последние восемь минут фильма выливает на ничего неподозревающего зрителя холоднейший душ. Какая история рассказана в «Искуплении», Джо Райта или Брайони Тэллис? И хотя Брайони объяснит, что реально, а что было добавлено для красоты сюжета, восприятие от фильма переворачивается с ног наголову. Во-первых, выясняется, что весь фильм показан со стороны главного виновника всех событий - Брайони. Где здесь реальность, а где вымысел? Сглажены ли острые углы или нет? Во-вторых, некоторые сцены воспринимаются совершено иначе. Например, сцена, где Брайони приходит в дом Сесилии и Робби просить у них прощения. Изначально для меня она была слишком простой, топорно сыгранной и неестественной. Но финальные восемь минут все расставили по своим местам. Помните, где возможны хэппи-энды? И нет ничего удивительного, что сцена выделяется из всего фильма. Она и должна выделяться, словно еще одна глава в книге, о которой можно забыть, перевернув страницы. В реальной жизни, к сожалению, такое невозможно. Даже несмотря на свой финал, пытающийся все объяснить, в фильме остаются несколько вопросов без ответа, главные из которых: когда раскаялась Брайони, верит ли она в свое искупление? Но, наверное, так и должно быть, потому что после интересной книги или фильма всегда должен быть элемент недосказанности и неразжеванности, чтобы зрители могли задуматься над идеями и проблемами художественного произведения и попытаться самостоятельно найти ответы. Команда, подарившая нам «Искупление» проделала огромную работу, привнеся в фильм элементы, которые хороши и сами по себе, и в совокупности друг с другом: простой сюжет, который подразумевает сложные взаимоотношения, проблемы и неоднозначный финал; умный сценарий; роскошную операторскую работу; запоминающуюся актерскую игру; эмоциональное звуковое сопровождение и уверенную режиссуру. Хорошее кино, которое с каждой минутой хронометража добавляет к своей оценке все больше и больше баллов. (prankster)

comments powered by Disqus