на главную

И СПОТЫКАЕТСЯ БЕГУЩИЙ (1979)
RUNNER STUMBLES, THE

И СПОТЫКАЕТСЯ БЕГУЩИЙ (1979)
#20483

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 105 мин.
Производство: США
Режиссер: Stanley Kramer
Продюсер: Stanley Kramer
Сценарий: Milan Stitt
Оператор: Laszlo Kovacs
Композитор: Ernest Gold
Студия: Melvin Simon Productions, Twentieth Century Fox Film Corporation
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Dick Van Dyke ... Father Brian Rivard
Kathleen Quinlan ... Sister Rita
Maureen Stapleton ... Mrs. Shandig
Ray Bolger ... Monsignor Nicholson
Tammy Grimes ... Erna Webber
Beau Bridges ... Toby Felker
Allen Nause ... Prosecutor
John Procaccino ... Amos
Billy Jayne ... James
Casey Kramer ... Marie

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1336 mb
носитель: HDD2
видео: 672x512 XviD 1639 kbps 25 fps
аудио: MP3 128 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «И СПОТЫКАЕТСЯ БЕГУЩИЙ» (1979)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Фильм повествует о сильных страстях человеческих. Пастор совершенно неожиданно влюбляется в красивую юную монахиню...

Действие происходит в 1927 году в католическом приходе городка Солон, штат Мичиган. Сестру Риту (Кэтлин Куинлен), молодую монахиню, епархия посылает преподавать в церковно-приходской школе этого захолустного городка. Когда две пожилые монахини заболевают туберкулезом, сестра Рита вынуждена переехать в дом приходского священника - отца Риварда (Дик Ван Дайк). Это вызывает подозрение и сплетни у местного населения и приводит к тому, что монсеньор из епархии (Рэй Болджер) приезжает в Солон и делает отцу Риварду выговор. Сплетни имеют под собой основания, так как священник и монахиня исповедуют свою любовь друг к другу... Это приводит к трагедии.

Картина основана на реальных событиях. Отец Ривард, священник - интеллектуал в бедном шахтерском городке. Одинокий человек с низкой самооценкой, Ривард подавлен тяжкой и скучной жизнью своей паствы, до приезда сестры Риты, яркой и энергичной молодой монахини. Рита общается с Ривардом на одном уровне, как ни кто другой из членов сообщества, и вскоре священник влюбляется в нее... Но после убийства сестры Риты, увлечение отца Риварда раскрывается, и влюбленный священник предстает перед судом. Только экономка Риварда, г-жа Шанди (Морин Стейплтон), знает правду о смерти сестры Риты. Действие фильма разворачивается не последовательно, а одновременно, показывая развитие отношений Риварда с Ритой, его пребывание тюрьме, и судебное разбирательство.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм снят по пьесе Милана Ститта / Milan Stitt (1941-2009), которая успешно шла на Бродвее.
Стэнли Крамер этим фильмом завершил свою карьеру в кино.
Премьера: 16 ноября 1979 года.
О картине в Википедии (англ.) - http://en.wikipedia.org/wiki/The_Runner_Stumbles.
Рецензия Роджера Эберта (англ.) - http://rogerebert.com/reviews/the-runner-stumbles-1980.
Рецензия на сайте "New York Times" (англ.) - http://movies.nytimes.com/movie/review?res=9E07E1DD133EE732A25755C1A9679D946890D6CF.
Рецензия на сайте "Spirituality and Practice" (англ.) - http://spiritualityandpractice.com/films/films.php?id=7464.
Слоган - «A Forbidden Love... Based on a True Story»; «Я человек, который является монахиней, а не монахиня, которая была человеком».
Ричард Уэйн «Дик» Ван Дайк / Dick Van Dyke (род. 13 декабря 1925) - американский актер, комик, сценарист и продюсер. Первого успеха добился в 1960 году на Бродвее, когда за роль в мюзикле «Пока, пташка» был удостоен премии «Тони». Спустя три года мюзикл был экранизирован, где Ван Дайк также сыграл свою роль. В 1964 году исполнил роль Берта в киноверсии мюзикла «Мэри Поппинс», за что был номинирован на «Золотой глобус». С 1961 по 1966 год Дик Ван Дайк был ведущим собственного телешоу на канале "CBS", которое принесло ему три премии «Эмми». В 1979 году вместе с актрисой Кэтлин Куинлан сыграл главные роли в последнем фильме Стенли Крамера, драме «И спотыкается бегущий». В 1990-е годы актер был исполнителем роли доктора Марка Слоана в детективном телесериале «Диагноз: Убийство».
Кэтлин Дениз Куинлан / Kathleen Denise Quinlan (род. 19 ноября 1954) - американская актриса. Увлеклась актерской игрой в школьные годы, выступая в школьном театральном кружке. Ее кинодебют состоялся в 1972 году в подростковой комедии Джорджа Лукаса «Американские граффити», его своеобразном ностальгическом взгляде на начало 1960-х. Далее Куинлан много снималась на телевидении, а также периодически появлялась и на большом экране в таких фильмах как «Аэропорт '77» (1977), «Я никогда не обещала вам розового сада» (1977), за роль в котором она была номинирована на «Золотой глобус», «Сумеречная зона» (1983), «Сердце Клары» (1988), «Дорз» (1991) и других менее известных кинокартинах. Большим успехом в ее кинокарьера стала роль Мэрилин Ловелл, жены космонавта Джеймса Ловелл, в драме Рона Ховарда «Аполлон-13» (1995), за которую актриса во второй раз была выдвинута на «Золотой глобус», а также получила номинацию на премию Американской киноакадемии. В 2000-х Куинлан снялась в фильмах «У холмов есть глаза» (2006), «Измена» (2007), «Друг невесты» (2008), и в сериалах «Доктор Хаус», «Побег» и «Хор». С 1994 году Кэтлин Куинлан замужем за актером Брюсом Эбботом, от которого родила двоих детей.
Стэнли Эрл Крамер / Stanley Earl Kramer (29 сентября 1913 - 19 февраля 2001) - американский режиссер и продюсер, мастер остросоциальных драм. Стэнли Крамер родился в Нью-Йорке, в районе боен и складов, за свою грязь и жестокие нравы прозванном «Hell's Kitchen». Родители были разведены, и его вырастили бабушка с дедушкой. В 1933 году Стэнли окончил Нью-Йоркский университет, и мать, работающая на киностудии "Парамаунт", устроила его подсобником на студии. «Они прошли так быстро, что я их не заметил» - Стэнли Крамер о своих молодых годах. Вскоре стал клерком, потом ассистентом сценариста, редактором, монтажером. Пройдя нелегкой дорогой американской мечты уже в годы Второй мировой войны начал сам делать агитационные антифашистские фильмы. Сумел завести друзей и нужные связи, скопил денег и сразу после войны начал работать самостоятельно, основав собственную фирму. Создал в качестве продюсера такие фильмы как «Чемпион» с Кирком Дугласом, «Дом храбрости», «Ровно в полдень» с Гэри Купером, «Смерть коммивояжера», «Восстание Кейна», «Хулиган» с Марлоном Брандо, которого Крамер, кстати сказать, первым вывел на экран в 1950 году в фильме Фреда Циннемана «Мужчины». «Дикарь» был первым в ряду картин о бунтующей молодежи, ставшим во многом символическим для целого поколения. Диалог главного героя «Против чего ты бунтуешь, Джонни? - А что у вас есть?» как нельзя лучше описывает настроение тех неспокойных лет. Все это вызывало недовольство правых кругов. Отстояв свою независимость в годы маккартизма, Крамер сам становится режиссером и снимает фильм «Не как чужой» и серию остросоциальных лент, подвергая критике американское общество и ставя под вопрос способность личности защитить свободу и человечность в безумном мире эгоизма, равнодушия, жестокости и предрассудков - «Не склонившие головы», «Конец света», «Пожнешь бурю», «Нюрнбергский процесс». Прямой наследник социального реализма Фрэнка Капры, Уильяма Уайлера и Джона Форда, Крамер равнодушен к новаторским поискам и предпочитает традиционный стиль, выдвигая на первое место тему, конфликт, борьбу идей и придавая особое значение игре актеров и сценарию. «Крамер начал как продюсер, и именно в этом качестве он до сих пор наиболее известен в Америке. Дело в том, что он сразу стал независимым и очень влиятельным продюсером и в создании в создании своих фильмов конца 40-х начала 50-х годов играл чуть ли не большую роль, чем режиссер. […] Он первым начал ставить не развлекательные, а серьезные фильмы. Фильмы, затрагивающие жизненно важные темы в их реальном аспекте. И Крамера ждала участь любого бунтаря. Следующее поколение кинематографистов подняло бунт против него. Его сентиментальность, его неспешный стиль, сама его серьезность стали символами вопиющей старомодности. Серьезность отношения к жизни в конце 40-х и в 50-х годах, когда на сцене царил Теннесcи Уильямс, а на экране Стенли Крамер, была одним из главных направлений в театре и в кино. После Крамера она стала скорее шокирующим исключением.» - Ричард Корлиз, кинокритик журнала "Тайм". В 1963 году Стэнли Крамер обратился к редкому для себя комедийному жанру и снял «Этот безумный, безумный, безумный, безумный мир» - трехчасовой фильм о бешеной гонке за спрятанными сокровищами, в котором были заняты известнейшие комедийные актеры нескольких поколений - Мильтон Берл, Сид Сизар, Фил Силверс, Бастер Китон, Мики Руни и Терри-Томас. Сам Крамер назвал период работы над этим фильмом счастливейшим временем в своей профессиональной жизни. В дальнейшем его фильмы, такие как «Корабль дураков», «Благослови зверей и детей», «Оклахома, как она есть», «И спотыкается бегущий» характеризуются печальным осознанием неспособности преодолеть зло в обществе и в человеке. «Когда я делал "Корабль дураков", я думал что он станет величайшим фильмом всех времен и народов, но ошибся. Пересматривая его сейчас вижу, что это была неплохая работа и фильм не зря получил 9 номинаций на Оскара. Но от совершенства далек. Как впрочем и все остальное. Это моя вечная ошибка. Когда я делал "Безумный мир" я рассчитывал, что это будет самая смешная комедия на свете. И опять просчитался. Я всегда хотел больше, чем мог. Впрочем, о "Нюренбергском процессе" я не жалею, хотя едва на нем окупил затраты. Но что-то сейчас этот фильм довольно часто показывают по телевидению. Похоже, что его посыл не стареет. Конечно, действия там не много. Но зато драма настоящая.» - Стэнли Крамер. В течение всей творческой жизни Крамера отличало внимание к сложным проблемам жизни общества. Он снимал фильмы о расизме, о военных преступлениях нацистов, о социальной справедливости, о ядерной катастрофе. При этом он говорил, что не хотел бы, чтобы на него навешивали ярлык «проблемного» режиссера. На вопрос о том, почему же он тогда так часто снимает именно такие фильмы, Крамер отвечал, что работает над теми темами, которые затрагивают его эмоционально. В СССР Крамер приобрел репутацию прогрессивного режиссера, и многие его картины: «Не склонившие головы» («Скованные одной цепью»), «Пожнешь бурю», «Нюрнбергский процесс», «Этот безумный, безумный, безумный, безумный мир», «Корабль дураков», «Благослови зверей и детей», «Принцип домино» с успехом прошли в советском прокате. За всю свою долгую карьеру Стэнли Крамер сделал 40 фильмов, которые в целом получили 85 номинаций на Оскара. Премии Оскар получили почти все актеры Крамера, его сценаристы, его композитор, но сам Крамер не получил ни одного...

Психологическая драма. Последняя лента в кинобиографии 66-летнего американского режиссера Стенли Крамера, основанная на пьесе Милана Ститта, которая шла на Бродвее. Она продолжает традицию разговорных драм этого постановщика о человеческой нетерпимости, преследовании людей по религиозным, расовым и иным принципам или из-за несоблюдения принятых в обществе моральных догм. Конечно, самые лучшие произведения Крамера - «Нюрнбергский процесс» и «Корабль дураков». А картина «И спотыкается бегущий» - вполне добротная, честная, по всей видимости, не очень приятная для все-таки консервативной и пуританской (тем более - в религиозной сфере) Америки. Пастор Брайан Райвард, которому уже за пятьдесят, неожиданно влюбляется в молодую привлекательную монахиню, сестру Риту, и вынужден, чтобы не поддаться искушению, совершить другой смертный грех - убийство. Но неизвестно, что хуже: нарушение заповеди «Не прелюбодействуй» или же иного запрета: «Не убий». А фраза «И спотыкается бегущий», вынесенная в название фильма, оказывается как будто вариантом новозаветного афоризма «Кто из вас не без греха, пусть бросит в меня камень». Нравственный категоризм ветхозаветных истин вступает в противоречие с более терпимыми и человеколюбивыми заповедями Христа. И кто вообще волен рассудить судьбу однажды преступившего священника, который решился на отчаянный поступок не без влияния общественного мнения и под своеобразным давлением превалирующих в маленьком американском городке ханжеских принципов его обитателей, готовых забросать каменьями еще до того, как человек согрешил?! (Сергей Кудрявцев)

[…] И в 60-х и в 70-х и сейчас основная масса киноведов и критиков пренебрежительно называют его «месседжмейкер», то есть вообще говоря агитатор, проводник идей, а не художник. В нашей передаче участвует профессор университета Брандайса киновед Томас Доерти. Томас Доерти: Краммер был самый знаменитый месседж-директор двух послевоенных десятилетий американского кинематографа. Один из той плеяды кинематографистов, которые намеревались своими фильмами не развлечь зрителей, а изменить мир. Другим примером был Элиа Казан. Они не делали фильмов без социальных посылок. Это были фильмы, непременно направленные против чего-нибудь - против фашизма, антисемитизма, расизма, нетерпимости. Это были фильмы, пропагандирующие доброту к детям, животным, людям увечным, людям недоразвитым. Они цвели с конца 40-х годов до середины 60-х. Марина Ефимова: Однако идеологические посылки, в которых упрекают Крамера, в его руках превратились в такие фильмы, как знаменитый и незабываемый «Нюренбергский процесс», со Спенсером Трейси, Максимилианом Шелом и Марлен Дитрих, «Пожнешь бурю» - блестящий фильм об обезьяньем процессе, первый в своем роде фильм о последствиях атомной катастрофы - «На последнем берегу», из которого, на мой взгляд, многое почерпнул другой замечательный режиссер Стенли Кубрик. И безумная комедия «Этот безумный, безумный, безумный мир» с букетом лучших американских и английских комиков. Вспомним еще драматический дуэт Тони Кертиса и Сиднея Пуатье в фильме «Скованные одной цепью», и наконец фильм «Корабль дураков» с ошеломительной командой актеров, включающих Оскара Вернера, Симону Синьоре, Вивиан Ли, Хозе Ферреро и Ли Марвина. 1931 год. Пассажирский лайнер идет под веселую музыку из Мексики в Германию. И в первом же кадре от толпы прогуливающихся по палубе пассажиров отделяется благообразный карлик, неожиданно подходит в перилам и глядя в глаза зрителю говорит: «Меня зовут Карл Блекин, а это корабль дураков. Я дурак, вскоре вы встретите многих других дураков. Эмансипированные леди, возлюбленные, любители собак, дамы света, беспечные евреи, карлики, кто хотите. Корабль набит дураками. И если вы внимательно присмотритесь, вы можете даже обнаружить на этом корабле себя». И позже в фильме мы увидим, что даже немецкий корабль в открытом океане превращается в арену борьбы с грядущим монстром нацизма. И что даже тут монстр побеждает, потому что нормальный, цивилизованный человек не знает, как бороться с вопиющей нелепостью. Беспечный еврейский негоциант - со смехом карлику, возмущенному его слепотой: «Что они могут сделать евреям, Блекин, нас миллионы, что они всех нас убьют что-ли?» Профессор Доерти, не кажется ли вам, что если даже Крамер был мессадж-мейкер, как вы это называете, то он делал это наилучшим образом, потому что мы все еще помним его так называемые мессаджи? Томас Доерти: О да, я согласен, что Крамер недооценен. И вы правы - мы все их помним. И «Пожнешь бурю», и «Скованные одной цепью», и, особенно, «Нюренберский процесс». Марина Ефимова: Тогда чем же он добивается такого воздействия - нехудожественными средствами? Томас Доерти: Я думаю, чего у Крамера не отнять, так это страстной любви к актерскому мастерству и бесспорного понимания того, как оно действует на зрителя. Другая важная черта Крамера как режиссера, состоит в том, что когда он выбирал социальную тему, идею, проблему, он ею горел. Поэтому его фильмы никак нельзя назвать пропагандой. Их часто обвиняли в дидактичности или тенденциозности. И, наконец, Крамер никогда не пренебрегал сценаристами. Он прекрасно понимал, что писательство - совершенно другое ремесло, нежели режиссура. Всегда имел дело только с первоклассными текстами. Это в первую очередь относится к сценарию «Нюренбергского процесса», написанного известным сценаристом Эбби Маном. Марина Ефимова: Эбби Ман написал сценарий и вместе с Крамером работал на съемках двух шедевров Краммера - «Нюренбергского процесса» и «Корабля дураков». Вот что он рассказывает: Эбби Ман: Он был верен своим сценаристам, что был исключением в кинематографе его времени. Были режиссеры, которые меняли по 16 сценаристов в течение одного фильма. А Крамер работал со сценаристом так же, как он работал с актерами. Спенсер Трейси, например, не признавал никаких сюрпризов. Текст должен быть выверен, мизансцена отработана. А скажем, Джину Хакману была необходима импровизация и свобода действий. Монтгомери Клифт был нервным актером. С ним надо было дружить во время работы, и тому подобное. Но все они оставляли последнее слово за Стенли Крамером. Он был настоящий лидер. Марина Ефимова: В мемуарах, которые он назвал «Безумный, безумный, безумный, безумный мир», Стенли Крамер описал всех своих актеров с такой любовью и с таким вниманием, с какой педагог может описать своих любимых учеников или врач - пациентов. О молодом Максимилиане Шеле в «Нюренбергском процессе»: «Я задал ему труднейшую задачу - быть убедительным адвокатом четырех подсудимых нацистов. И боже! Никто никогда так убедительно не сыграл трагическую разницу между интеллектом и нравственностью как он. Более того, между законопослушанием и нравственностью. Я горжусь нашей академией за то, что она именно ему присудила Оскара». Эбби Ман: Многие считали, что в его фильмах сценарист и актеры играли большую роль, чем он сам. И что без хорошего сценария в его фильмах мало что остается. Когда пропадает интерес к тексту, интерес к конфликту и спору, пропадает и интерес аудитории к фильмам Крамера. Марина Ефимова: Итак, Стенли Крамер не был оценен экспертами-киноведами, и Стенли Крамер был абсолютно согласен с их мнением. В своих мемуарах он писал: «Когда я делал «Корабль дураков», я думал что он станет величайшим фильмом всех времен и народов, но ошибся. Пересматривая его сейчас вижу, что это была неплохая работа и фильм не зря получил 9 номинаций на Оскара. Но от совершенства далек. Как впрочем и все остальное. Это моя вечная ошибка. Когда я делал «Безумный мир» я рассчитывал, что это будет самая смешная комедия на свете. И опять просчитался. Я всегда хотел больше, чем мог. Впрочем, о «Нюренбергском процессе» я не жалею, хотя едва на нем окупил затраты. Но что-то сейчас этот фильм довольно часто показывают по телевидению. Похоже, что его мессадж не стареет. Конечно, действия там не много. Но зато драма настоящая». Стенли Крамер родился и вырос в Нью-Йорке. Но не просто в Нью-Йорке, а в той части Мидтауна, которую в начале века называли хэлкитчен - чрево Нью-Йорка - бойня, склады. Грязные бары, адская кухня. Родители были в разводе, и его растили бабушка с дедушкой. Мать работала на киностудии Парамаунт, куда устроили Стенли после окончания уже существовавшего тогда университета NYU. В мемуарах про детство и юность Стенли Крамер написал одну единственную фразу: «Они прошли так быстро, что я их не заметил». Его карьера - хрестоматийное воплощение американской мечты: он начал рабочим подсобником на студии, потом стал клерком, потом ассистентом сценариста. Во время войны уже сам делал агитационные антифашистские фильмы, завел друзей, связи, наскреб денег и сразу после войны начал самостоятельно делать фильмы. Рассказывает кинокритик журнала «Тайм» Ричард Корлиз: Ричард Корлиз: Крамер начал как продюсер, и именно в этом качестве он до сих пор наиболее известен в Америке. Дело в том, что он сразу стал независимым и очень влиятельным продюсером и в создании в создании своих фильмов конца 40-х начала 50-х годов играл чуть ли не большую роль, чем режиссер. А фильмы были замечательные - «Чемпион» с Кирком Дугласом, «Ровно в полдень» с Гарри Купером, «Дикарь» с Марлоном Брандо, которого Крамер, кстати сказать, первым вывел на экран в 50-м году в фильме «Мужчины». «Дикарь» был первым в ряду картин о бунтующей молодежи. В этом фильме мотоциклетная банда терроризирует сонный провинциальный городок. И там есть фраза, ставшая символической для молодежи 60-х. Главного героя спрашивают: «Против чего ты бунтуешь, Джонни?». И он отвечает: «А что у вас есть?». В каком-то смысле Крамер и сам стал бунтарем. Он первым начал ставить не развлекательные, а серьезные фильмы. Фильмы, затрагивающие жизненно важные темы в их реальном аспекте. И Крамера ждала участь любого бунтаря. Следующее поколение кинематографистов подняло бунт против него. Его сентиментальность, его неспешный стиль, сама его серьезность стали символами вопиющей старомодности. Серьезность отношения к жизни в конце 40-х и в 50-х годах, когда на сцене царил Теннеси Уильямс, а на экране Стенли Крамер, была одним из главных направлений в театре и в кино. После Крамера она стала скорее шокирующим исключением. Марина Ефимова: Репутацию Крамера погубила появившаяся в начале 60-х годов так называемая авторская теория. О ней - профессор Доерти. Доерти: Эту теорию мы почерпнули у французов. Заключается она, как известно, в том, что свидетельством режиссерского таланта и масштаба является исключительно его изобразительный стиль, и смотреть на кинофильм как на историю, как на некую версию литературы, значит не понимать суть кинематографического искусства. Марина Ефимова: Я думаю, что как всякая школа, авторская теория опасна тем, что основываясь на примерах гениев - Бергмана, Феллини, Висконти - она составляет рецепт творчества обязательный для всех. И уж если смотреть придирчиво, то никакого авторского кино в европейском смысле этого слова в Америке не появилось. Послушаем, как воспринимал в 60-80-х годах фильмы Крамера советский зритель - Борис Парамонов. Борис Парамонов: Я посчитал, что в советском Союзе шли 6 фильмов Крамера - «Чемпион», где он был продюсером, а не режиссером, «Нюренбергский процесс», «Пожнешь бурю», «Скованные одной цепью», комедия четырежды «Безумный мир» и «Благослови зверей и детей». Фильмы Крамера производили сильное впечатление, особенно «Нюренбергский процесс», где буквально потряс в эпизодической роли Монтгомери Клифт, игравший свидетеля на суде, которого стерилизовали нацисты. Когда мы смотрели Крамера в СССР, у нас создавалось впечатление, что это лучшее в американском кино. Я был крайне удивлен, узнав что в Америке отношение к нему прохладное. И все же в СССР мы не видели лучших фильмов Крамера - это продюсированное им «Ровно в полдень» и «Корабль дураков». О «Корабле дураков» можно сказать то, что редко скажешь об экранизациях - фильм лучше романа Кэтрин Эн Портер, которая считается американской классикой. Однажды увидев, такое уже не забудешь. Персонажи фильма входят в ваше сознание наряду с классическими образами культуры. Этот фильм останется вечной ценностью западной культуры, его значение с годами, я бы сказал, с веками будет повышаться. По-моему, это лучшее, что сделано для художественного свидетельства в 20 веке. Ведь для такого свидетельства не нужно нагромождать трупы. Достаточно показать, как люди в хорошем настроении едут в гроб. Марина Ефимова: У меня есть свое собственное объяснение, почему американская академия не привечает Крамера. Я вывела его и из фильмов Крамера и из его мемуаров. Вот, что он пишет о своих отношениях с либералами: «Эру либерализма теперь многие называют эрой Дугудерс. Он был из тех, кто громогласно провозглашал необходимость добрых дел, но в реальности этих добрых дел не делал. В некотором смысле знаменосцем этого нового направления, за что и прозван бракованным либералом». Марина Ефимова: В фильме «Нюренбергский процесс» вызов бросается не монстрам, не Герингу с Геббельсом, а тем немецким чиновникам, юристам, профессорам, которые ради выгоды или удобства приняли «причастие буйвола», по выражению Белля, приняли словоблудие нацистов в то время, когда с ними еще можно было бороться. Гибель миллионов началась тогда, говорит Янингу американский судья Джексон, когда вы подписали первый обвинительный приговор заведомо невинному человеку. Та же линия, хотя в гораздо более легком жанре проводится в фильме «Угадай, кто придет к обеду». Девушка из либеральной семьи, в которой проповедуется полное расовое равенство, приводит в дом черного жениха. И родители впадают в шок, особенно отец - редактор прогрессивной либеральной газеты. Он возмущен и глупостью дочери, и бестактностью молодого человека. И жена - Кетрин Хэппберн - напоминает ему: «Джоуе 23 года и она выросла именно такой, какой мы хотели ее вырастить. В детстве она задавала нам много вопросов насчет черных. Правда ли, что они глупее, что у них нет морали, что они неполноценные люди. Мы ей всегда отвечали, что белые, которые так говорят, всегда, всегда неправы. Черные точно такие же люди, как и мы. Однако мы не добавляли при этом: «Только смотри, не влюбись в одного из них». Интересно, что ни в мемуарах самого Крамера, ни в единственной его биографии, написанной киноведом Доналдом Спотом, личная жизнь режиссера практически не упоминается. В книге Спота в конце вступления, кратко перечисляющего все периоды творчества Крамера, в скобках написано дословно следующее: «Конечно, была и личная жизнь. Крамер женат на Кетрин Шарп. У них две дочери - Кетрин и Дженнифер. С ними вместе живут и двое детей Крамера от первого брака. Сын Ларри и дочь Кейси». Все. Собирая буквально по крошкам информацию, мы узнали, что Стенли Крамер прожил со своей второй женой 35 лет. Следовательно, женился на ней в 52 года. Может быть, поэтому в его фильмах, почти во всех так пронзительно показана любовь уже не молодых людей. Вспомните хотя бы тонкий рисунок отношений Трейси и Дитрих в «Нюренбергском процессе». В фильме «На последнем берегу» у капитана американской подводной лодки Эдуарда Телора первая жена погибла в атомной катастрофе и любовь к нему австралийки Моры становится самопожертвованием. «Ты знаешь, я поняла, почему ты меня так привлекаешь. Потому что ты принимаешь меня как должное. В принципе мне не должно это нравиться, и тем не менее. В жизни мужчины обращались со мной двояко: или как с ребенком или коленоприклоненно, чего я и заслуживала. Но никто не обращался со мной так по-домашнему, почти как с женой. И я поняла, что это лучшее из того, что у меня было. Подожди, дай мне договорить. Я не возражаю быть заменой. Забудь совершенно, кто я такая. Думай, что я это она. Я все равно себе не очень-то нравлюсь. Хочешь попробовать?». Марина Ефимова: Но особенно пронзительна любовь в фильме «Корабль дураков». Судовой врач - Оскар Вернер - влюбленный в графиню Симону Синьоре, с горечью говорит, вспоминая свой опостылевший брак: «Вся моя жизнь - это только выполнение долга». Второй брак Стенли Крамера был необычайно счастливым. Свои мемуары он посвятил жене, написав: «Посвящается Кэррин. Обыкновенное посвящение необыкновенной женщине». С миссис Керрин Крамер побеседовал наш корреспондент Владимир Морозов. Керрин Крамер: Я была актрисой, снялась в 12 фильмах, в десятках телевизионных шоу. Мне присудили приз Голден Глоуб, я была номинирована на премию Эмми, но я оставила свою карьеру когда мы со Стенли поженились. Мы познакомились случайно, когда он снимал на студии «Парамаунт» фильм «Корабль дураков». Он жил тогда с двумя детьми от предыдущего брака. Потом у нас родились двое своих. Я помогала ему, когда он работал над фильмами «Угадайте, кто придет на обед», «Благослови зверей и детей», «Принцип домино» и другими. Сейчас я заканчиваю ремейк фильма Крамера «Ровно в полдень» для телевидения. Все четверо наших детей, то есть вся семья занята в шоу-бизнесе. Владимир Морозов: Говорят, что талантливые люди очень трудны в быту? Керрин Крамер: Со Стенли было легко. Он был великим режиссером, но это не мешало ему быть по-настоящему домашним и семейным человеком. Какой бы съемкой он не занимался, он неизменно к 6 вечера возвращался домой к ужину. Он никогда не говорил дома о своих делах. Он был не очень общителен, не очень любил ходить по приемам и вечеринкам. Мы специально переехали из Беверли Хиллс в Сиэттл, потому что он не хотел воспитывать детей в обстановке Голливуда. Пока дети были маленькими, Стенли довольно долго не работал, потому что хотел быть с ними. Владимир Морозов: Миссис Крамер, извините, но почему такой всемирно известный человек, как Стенли Крамер, жил в доме для престарелых? Керрин Крамер: Последние годы Стенли плохо себя чувствовал. Четыре года я ухаживала за ним дома, но он не хотел, чтобы его дом превращался в больницу, чтобы там днем и ночью дежурили медсестры. И еще он не хотел, чтобы о нем вспоминали как о беспомощном больном старике. Поэтому он решил переселиться в дом для престарелых. Этот дом скорее напоминает роскошный загородный клуб. За месяц пребывания там нужно платить от 7 до 9 тысяч долларов. Это живописное место. Я постоянно приезжала к нему, и мы прекрасно проводили время вместе. Там живет и Керк Дуглас, там часто бывает его сын Майкл Дуглас. Мужа часто посещал Сидней Пуатье. Стенли умер очень спокойно, у него было небольшое воспаление легких. Он уже выздоравливал. Я проводила с ним каждый вечер. Как-то он пошел подремать и уже не проснулся. Марина Ефимова: Стенли Крамер был рыцарем кино. Его мемуары разделены на главы по фильмам, которые он снимал. Главным образом, они посвящены восхищенному, но чрезвычайно проницательному описанию актерских талантов. И больше в книге нет ничего - ни болезней, ни переездов, ни смен настроения, ни ссор, ни сплетен, ни амбиций. Спенсер Трейси, его ведущий актер и ближайший друг, однажды спросил его: «Слушай Стенли, нынче все настроены на то, чтобы добиваться исполнения своих желаний. А чего ты хочешь?». «Никогда об этом не думал», - ответил Крамер. Трейси кинулся его обнимать с криком «И слава богу! Вот почему ты такой необыкновенный человек». В конце мемуаров тогда 83-х летний Стенли Крамер написал: "Я прибыл в страну старость. И чем я там занялся? Подготовкой нового фильма, конечно. Не поздравляйте, просто порадуйтесь за меня". (Радио Свобода. Программа "Поверх барьеров", 2001)

comments powered by Disqus