на главную

НАУКА СНА (2006)
SCIENCE DES REVES, LA

НАУКА СНА (2006)
#20507

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Фэнтези
Продолжит.: 106 мин.
Производство: Франция | Италия
Режиссер: Michel Gondry
Продюсер: Georges Bermann
Сценарий: Michel Gondry
Оператор: Jean-Louis Bompoint
Композитор: Jean-Michel Bernard
Студия: Partizan, France 3 Cinema, Mikado Film
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Gael Garcia Bernal ... Stephane Miroux
Charlotte Gainsbourg ... Stephanie
Alain Chabat ... Guy
Miou-Miou ... Christine Miroux
Pierre Vaneck ... Monsieur Pouchet
Emma de Caunes ... Zoe
Aurelia Petit ... Martine
Sacha Bourdo ... Serge
Stephane Metzger ... Sylvain
Alain de Moyencourt ... Gerard
Inigo Lezzi ... Monsieur Persinnet
Yvette Petit ... Ivana
Jean-Michel Bernard ... Piano-playing Policeman
Eric Mariotto ... Policeman
Bertrand Delpierre ... Presentateur JT

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2234 mb
носитель: HDD2
видео: 720x384 XviD 2033 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: нет
 

ОБЗОР «НАУКА СНА» (2006)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Человек, которого взяли в плен обитатели его же собственного сна, пытается проснуться и обуздать свое воображение.

Жизнь застенчивого, стеснительного Стефана меняется, когда мать убеждает его вернуться в страну своего детства Францию. Однако его ждет горькое разочарование, поскольку работа не оправдывает его ожиданий. Его новая знакомая, миловидная соседка Стефани, помогает преодолеть депрессию, и вскоре он влюбляется в нее. Но когда из печати выходит календарь с его рисунками, он вдруг замечает, что девушка стала пренебрегать им. Или он что-то не так понимает? Неужели комплексы снова мешают ему?

Стефан и Стефани только что переехали в Париж и нечаянно оказались соседями по лестничной клетке. Тонкая стена разделяет их квартиры и их миры. По одну сторону Стефан видит замысловатые сны, по другую - Стефани мастерит кукол из всего, что подвернется под руку. Стефан часто заходит в гости к соседке, помогает ей сделать облака из ваты и море из кусочков целлофана. Стефани без приглашения проникает в сны к Стефану. Они помогают друг другу мечтать и творить. Но сможет ли это разрушить стену, которая их разделяет?

После многих лет жизни в Мексике Стефан вернулся в Париж, где прошло его детство. Мать нашла ему работу в издательстве, и Стефан надеялся, что наконец сможет продемонстрировать всем свой талант художника. Но его ждало разочарование: работа оказалась скучной и не требующей никаких способностей. Не слишком все хорошо складывалось и в личной жизни. Из двух соседок по этажу Стефану понравилась Зоэ, но та осталась к нему равнодушной, а в Стефани он далеко не сразу разглядел родственную душу. А когда разглядел, оказалось, что самое сложное, открыть друг другу сердца.

Обычно Стефан - замкнут и застенчив. Зато в своих снах он совсем иной. Его воображение порождает самые невероятные истории. По просьбе матери молодой человек переезжает во Францию, в дом, где прошло его детство. Вопреки ожиданиям, работа на фирме по производству календарей оказывается скучной и неинтересной. Но вскоре Стефан знакомится со своей новой соседкой по этажу Стефани, чьe воображение может бросить вызов его собственному, и расцветает на глазах. Их отношения развиваются не только наяву, но и во снах Стефана, и вскоре бедный парень перестает отличать реальность от сновидений…

Главный герой фильма по имени Стефан приезжает по просьбе матери в Париж, в дом, где он провел свое детство - хотя, судя по всему, его детство и не думало заканчиваться. Просьба матери включала в себя предложение работы. Стефана приглашают работать в дизайнерское бюро, где он вынужден выполнять скучную, нетворческую работу в окружении странноватых коллег. Отдушину своим серым будням он находит в своих снах-фантазиях, где он работает на телеканале "Stephane-TV", окруженный картонными телекамерами. Однажды Стефан знакомится со своей соседкой, которую по совпадению зовут Стефани, и влюбляется в нее, хотя старается убедить себя, что на самом деле интересна ему ее подруга Зои. Однако оказывается, что фантазеру Стефану куда больше подходит именно Стефани, которая разделяет его готовность выдумывать свои собственные реальности и также испытывает к нему романтические чувства. Выдающийся режиссер современности Мишель Гондри выпустил в свет свою очередную фантазию о мире человеческого воображения. Сюжет фильма прост как никогда - герой погряз в своих снах, и теперь мучительно пытается проснуться, взять под контроль собственное воображение.

СЮЖЕТ

Стефан (Гаэль Гарсия Берналь) - замкнутый и застенчивый молодой человек, видящий невероятно изобретательные, причудливые и тревожные сны, то и дело угрожающие прорваться в реальную жизнь. По просьбе матери, Стефан возвращается во Францию - в дом, где прошло его детство. Мать обещает ему новую, интересную работу: казалось бы, жизнь наконец-то начинает ему улыбаться. Но радость Стефана увядает, когда он обнаруживает, что на самом деле его работа заключается в однообразной и скучной рутине. Стефан целыми днями должен просиживать в крошечном подвальном помещении и не видеть никого, кроме троих коллег, один из которых (Ален Шаба) вечно пытается его развлечь, и босса, мечтающего, чтобы его оставили в покое навсегда. Однако на смену разочарованию быстро приходит новое очарование: Стефан знакомится со своей новой соседкой по этажу по имени Стефани (Шарлотта Генсбур) и с ее подружкой Зоэ (Эмма де Кон). Знакомство начинается с того, что Стефан повреждает себе руку, помогая перетаскивать мебель своих соседок, и девушки принимают его за грузчика. Застенчивый Стефан не решается их поправить и теперь вынужден скрывать, что живет за соседней дверью, ради дружбы со Стефани. Стефан не так изобретателен во лжи, как в своем творчестве, поэтому девушки быстро узнают правду. Поначалу очарованный Зоэ, Стефан быстро переключается на Стефании, чье воображение может бросить вызов его собственному. Он вовлекает ее в свои фантазии, в запутанный, но яркий мир, существующий в его сознании. Стефании находит ключ к сердцу художника, бьющемуся в Стефане. Их отношения развиваются не только наяву, но и во снах Стефана, где он побеждает врагов, находит успех и счастливое будущее со Стефании. Но вдруг, неожиданно для себя, Стефан начинает чувствовать, что Стефани его отвергает. Происходит ли это на самом деле или только во снах - Стефан не в состоянии определить этого. Перед ним встает сложная дилемма, и наука сна не поможет в ее разрешении.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2006
Победитель: Приз за лучший художественный вклад (Пьер Пелл, Стефани Розенбаум).
КАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2007
Победитель: Приз USMF за лучшую музыку к фильму (Жан-Мишель Бернар).
ЧЛОТРУДИС, 2007
Победитель: Лучший визуальный дизайн.
Номинации: Лучший мужская роль (Гаэль Гарсия Берналь), Лучшая женская роль второго плана (Шарлотта Генсбур).
КАТАЛОНСКИЙ МКФ В СИТЖЕСЕ, 2006
Победитель: Приз зрительских симпатий (Мишель Гондри).
Номинация: Лучший фильм (Мишель Гондри).
ЖОРЖ, 2007
Номинация: Лучший низкобюджетный / артхаусный фильм.
ВСЕГО 6 НАГРАД И 5 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По признанию режиссера, это очень автобиографичный фильм: «Мы снимали фильм в доме, где я жил со своим сыном и его матерью (15 лет). Мне хотелось исследовать ту историю, которая приключилась со мной 25 лет назад в 1983 году, когда я был в Париже, и ту, которая была со мной в нью-Йорке два года назад, так что я соединил их в одну, но для меня оставалось важным, чтобы действие происходило в Париже. Здесь есть то ощущение маленькой компании, которое очень типично для Парижа, и в те годы, когда я тут работал, я по сути делал ту же работу, что и Стефан».
Первоначально главная роль планировалась для Риса Айфанса.
Герои фильма постоянно меняют язык, на котором разговаривают: в картине звучат английский, французский и испанский языки. По словам режиссера, он не планировал подобного, так как исполнитель главной роли Гаэль Гарсия Берналь обещал ему выучить французский к началу съемок, но не смог сдержать обещание.
Над кроватью Стефана висит конверт от пластинки The Smiths «How Soon Is Now?». Также над ней висят конверты от пластинок британской группы The Cure. В кадрах, когда маленький Стефан лежит на кровати весь испачканный в собственной рвоте, причем его руки невероятно огромны, слева на стене мы видим картонку с нарисованными на ней купидончиками - такая же иллюстрация на обложке альбома «Japanese Whispers». А во всех сценах «настоящего» времени, где видно эту же стену, на этом же месте висит конверт альбома «Three Imaginary Boys».
Огромные руки, которые вырастают у главного героя фильма, взяты режиссером из кошмара, который каждую ночь мучил его в детстве. Эти же огромные руки можно наблюдать в клипе группы Foo Fighters - "Everlong", который был срежиссирован М. Гондри.
Ожерелье из обрезков ногтей - это подлинный артефакт из жизни режиссера. Гондри рассказал о своей бывшей подруге: «Она была недовольна моими длинными ногтями. Поэтому я соединил их цепочкой и превратил в ювелирное украшение».
Саундтрек (композитор Жан-Мишель Бернард): Dick Annegarn, «Countances»; The Delegation, «Darlin' (I Think About You)»; The White Stripes, «Instinct Blues»; The Willowz, «Making Certain»; The Willowz, «Uncler Soul»; The Undisputed Truth, «Big John Is My Name»; The Velvet Underground, «After hours».
Бюджет: $6 000 000.
Премьера: 11 февраля 2006 года на МКФ в Берлине.
Слоган - «Close your eyes. Open your heart» (Закрой глаза. Открой сердце).
Сообщество фильма в Живом Журнале - http://scienceofsleep.livejournal.com/.
Мишель Гондри / Michel Gondry (род. 8 мая 1963, Версаль) - французский кинорежиссер, сценарист и клипмейкер, своеобразие визуального стиля которого отмечено многими критиками. Лауреат премии «Оскар» за лучший оригинальный сценарий по итогам 2004 года. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Гондри,_Мишель. Официальный сайт - http://michelgondry.com/.
Гаэль Гарсиа Берналь / Gael Garcia Bernal (род. 30 ноября 1978) - мексиканский актер, известность к которому пришла после роли в драме Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Сука любовь» (2000). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Берналь,_Гаэль_Гарсия. Обзор карьеры актера на Синематеке - http://cinematheque.ru/post/138666.
Шарлотта Генсбур / Charlotte Gainsbourg (род. 21 июля 1971, Лондон) - англо-французская актриса, певица и автор песен. В 2001 году Шарлотта Генсбур была членом жюри Каннского кинофестиваля. Мексиканский режиссер Алехандро Гонсалес Иньярриту пригласил Шарлотту в свой фильм «21 грамм» потому, что являлся большим поклонником творчества Сержа Генсбура. Однако после съемок, по его собственному признанию, совершенно влюбился в дочь. Шарлотту можно услышать в песне поп-певицы Мадонны "What It Feels Like For A Girl": в начале трэка использована реплика актрисы, произнесенная ею в фильме «Цементный сад». Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Генсбур,_Шарлотта. Официальный сайт Шарлотты Генсбур - http://charlottegainsbourg.fr/.

Мишель Гондри после выхода «Вечного сияния безупречного разума» в одночасье стал человеком-открытием, самородком, сумевшим воплотить свой собственный, уникальный, далеко не рассчитанный на массового потребителя визионерский стиль в кино, ставшее вдруг понятным, интересным и приятным глазу не только законченных киноманов, завсегдатаев фестивальных показов, надутых критиков, но и обычных посетителей столичных мультиплексов и просто ценителей ненапряжного домашнего видеопросмотра. Мишель Гондри некогда сумел всех разом убедить, что комик Джим Керри - на самом деле талантливый драматический актер, актриса Кейт Уинслет - не ограничивается в своих способностях амором из «Титаника», а обычный зритель прежних фильмов Джима и прежних фильмов Кейт - может и хочет смотреть кино вот такое, особенное, волшебное, личное, камерное и как бы ни о чем. Иллюзия рукотворной любви и иллюзия существования вымышленных героев стала для нас всех приятным невыразимо шоком - так это было живо и реально. После этого Мишелю Гондри были, пожалуй, открыты все двери, однако сам он в те двери спешить не стал, а решил продолжить заняться тем, чем предпочитал заниматься прежде - играть с игрушечными персонажами, наблюдать за ними, и играючи делать их живыми. А производить эти манипуляции он предпочел вдали от света больших голливудских софитов, ничуть не изменив себе, и даже дав чуть большую, чем обычно, волю фантазии, совместив легчайший и балаганный стиль «Звериной натуры» (под таким именем у нас фигурирует фильм "Human Nature") и все того же «Вечного сияния». Герой на этот раз будет не только блуждать в собственном подсознании, в кадре и за кадром снова будет наблюдатель (помимо, собственно, зрителя), только на этот раз таким наблюдателем будет сам главный герой, засевший в студии «Стефан-ТВ», обложившийся пустыми упаковками из-под яиц и глядящий в немигающий глаз ненастоящей телекамеры. Добавим к этой картине исполнителя главной роли - более чем интересного актера Гаэля Гарсию Берналя, поместим действо в Париж, подсолим сверху трехязыкой фактурой полуподвального офиса, производящего на свет дурацкие календари, и вуа-ля. Получите! У главного героя умирает отец, с которым он жил через океан от родной, но бесконечно далекой Франции, после его смерти беглая мамочка главного героя, сподобившаяся некогда полюбить разговорчивого иллюзиониста-любителя, приглашает сына погостить к себе под предлогом якобы найденной для сына работы по профессии - он художник. Главный герой, которого зовут Стефан, прилетает в Париж, мучаясь по приезде изрядно подзабытым французским, мамочку так и не видит почти до самого финала повествования, работа оказывается совсем не тем, чего он себе удумал, а тут его еще начинают по старой памяти во время сна на своей собственной детской кровати мучить визионерские сны, перепутывающиеся и сливающиеся с этой реальностью, в этих снах поселяются люди из неожиданно обрушившейся на него новой жизни, а также там поселяется его свежеприобретенная соседка по имени Стефани, которой его мама сдает соседнюю квартиру и которой он уже успел уронить вниз по лестнице пианино. Сны не дают не опаздывать на работу, Стефани не дает Стефану спокойно познакомиться со своей подружкой, которая поначалу нравится ему куда больше самой соседки, Стефан бегает по лестнице вверх-вниз, прикидываясь, что он здесь не живет, ночами во сне строча Стефани саморазоблачительные письма, пока наконец не понимает, что сон окончательно перепутался с реальностью, да и так ли это нужно, их разделять. Тем более, что за стенкой живет человек, которому в его снах тоже найдется место. Применив нарочито трэшовую конструкцию фона ко всему происходящему и встроенной в фильм анимации «как в русских мультфильмах», Мишель Гондри предъявил на этот раз к зрителю гораздо более высокие требования - эта, порой, совсем уже «трава у дома» временами действительно с трудом удерживается на грани полного сюрреализма и полной паранойи, делая кино во многом куда более экспериментальным, чем то же «Сияние», однако даже эти изыски ничуть не мешают во время просмотра щедро вкушать главное - невероятную легкость бытия, царящего во внутреннем мире автора, всю эту феерию чистых чувств, чистого юмора, чистых красок, чистых персонажей. Восторг - не то слово, которым стоит описывать некоторые отдельные сцены и вообще впечатление от фильма. Дело тут не в восторгах. Хотя именно восторженный смех охватывал зал на вечернем показе в рамках ММКФ. Это был не смех над удачной шуткой, это был смех радости от увиденного. Чистая, выкристаллизованная эмоция от скальпеля в собственном мозгу, задевшего центр удовольствия. (Роман Корнеев)

Молодой человек Стефан возвращается в Париж, где его ожидает интересная творческая работа. По крайней мере, это обещала его матушка, настоявшая на приезде сына. На деле все оказывается иначе. Трудовые будни Стефана проходят в подвальном помещении маленькой типографии. Трое коллег - секретарша Мартин, хлюпик Серж и помешанный на сексе Гай - не внушают особого доверия. Стефан знакомится с соседкой по этажу Стефани, не скрывающей интереса к молодому человеку. Постепенно дружба трансформируется в симпатию и взаимное влечение. Стефан открывает девушке свой секрет - каждую ночь во сне он ведет программу «Стефан TV», в которой его фантазия преображает серую повседневность. Впервые идея снять подобный фильм посетила режиссера во время работы над клипом, в котором двое молодых людей «обменивались» снами, пытаясь понять, как они (сны) взаимодействуют друг с другом. Имея за плечами «Звериную натуру» и «Вечное сияние страсти» Гондри решил приступить к реализации старого замысла, наполнив сценарий множеством автобиографических деталей. Назвать Стефана alter-ego режиссера было бы преувеличением, но поведение героя Берналя может дать хотя бы общее представление о парижском этапе жизни Гондри. Режиссер строит повествование на очевидной бинарности - явь и сон Стефана. В обычной жизни юноша не может похвастаться серьезными достижениями, но в богатом на события мире «Стефан TV» для него не существует преград и запретов. Бессознательное порождает мириады образов, сюжетов, захватывающих историй. Задача Стефана - найти удобоваримый компромисс между окружающей действительностью и своим внутренним миром. Беглое знакомство с кратким содержанием способно вызвать законный интерес к картине. В режиссерской фильмографии Гондри значатся всего лишь два полнометражных фильма, но многие с полным на то основанием рассуждают о самобытной, редкой для современного кино атмосфере, раз за разом создаваемой французом. Нечто неуловимое есть и в «Науке сна». Несмотря на это, банальный вопрос «зачем?», остается без ответа. Даже самое безобидное дуракаваляние преследует свои цели, их не надо декламировать, заявлять о них в пресс-релизах, при должном качестве проделанной работы зритель разберется в этом без подсказок. Гондри же занялся прилежным цитированием (киноманы не без удовольствия отметят ссылки на Хичкока, Шванкмайера, Кокто и т.д.), оставив за скобками сверхидею всего проекта. Ее здесь просто нет. Возможно, таков был режиссерский замысел, что ж, бывает, но поверить в это после «Вечного сияния» очень и очень сложно. Не исключено, что причиной подобного сценарного фиаско стало НЕучастие в проекте верного соратника Гондри - Чарли Кауфмана. В отсутствии оного, тяготы сюжетосложения пришлось взвалить на себя. В сухом остатке здесь лишь ослиные уши Берналя, да похабненькая шутка про Скорсезе. Не так плохо как могло бы быть, но значительно слабее, чем ожидалось. Остается надеяться, что «Наука сна» станет хорошей наукой для самого режиссера. Учиться на ошибках не только полезно, но и интересно. Чем не сюжет для нового фильма? (Станислав Никулин)

В самопальной студии собственного имени «Стефан-ТВ» он (Берналь) - герой беспрерывного кулинарного шоу, где среди прочих рецептов преподносит формулу приготовления сна. Солист рок-бенда, переодетый в маскарадный комбинезон кота. Объект интереса интервьюеров, выспрашивающих о природе и смысле его творчества. Вещание канала заканчивается, когда солнце взбивает перины его детской кровати, - но, колготясь по неуклюжей квартирке своего детства, куда настоятельными звонками вытащила его из Мехико француженка мама (Миу-Миу), он ни на секунду не расстается с аутичной игрой и так и норовит выскочить на лестничную клетку под критический взор симпатичной и симпатизирующей соседки (Генсбур) то при меховых кошачьих ушах, то при хвосте. Оклемавшись, Стефан плетется в офис, куда пристроила его маман, затевает с соседкой враки, чтобы скрыть свое незрелое волнение, - в свои 25 напрасно гадая, когда ж закончится детство и наступит настоящая жизнь. И так - каждый день. В лоскутной фантазии 43-летнего Гондри (создателя видеоиконографии Бьорк и метафизической мелодрамы «Вечное сияние чистого разума») Стефан, неистощимый на всевозможные приспособления из целлофана и пластилина, в одной из сцен упоминает в качестве источника вдохновения русскую анимацию. Действительно, если герой трогательно не выросшего выше метра шестидесяти Берналя кого и напоминает - так это мужичонку из мультвертепа Татарского «Падал прошлогодний снег», особенно в той сцене, где он принес ожидавшуюся женой к Новому году елку в марте месяце и теперь плетется за ругающейся половиной по мосту, помахивая тигровым хвостом. Сам же фильм - захламленный, как чердак, рукодельными спецэффектами, продолжая ассоциацию с фильмом Татарского - ту сцену в избушке на курьих ножках, где заевшая волшебная палочка превращает нелепые артефакты в еще более нелепые: довоенный утюг в часы с кукушкой, часы - в колющих дрова мужичка и медведя и так без конца. Пронизывает картину Гондри и некая пронзительная, сродни сыгранной в нашем мультфильме для одинокого воробья на свирели, мелодия, - мелодия желания самореализоваться и доставить радость подлинными поступками любящим и любимым, но просто физической невозможности поступиться ради этого соблазном дослушать до конца сказку про того купца, что очень любил арбузы, или что еще там крутят, обрывая под звон будильника на самом интересном месте, по «Стефан-ТВ», в детских снах и аутичных играх. Изобразительную щедрость и выдумку «Науки сна» нельзя не оценить, как и обезоруживающе инфантильное чувство юмора (чего стоят такие, например, проявления галантности Стефана: «Когда я вижу твои сиськи, у меня встает пиписька»). А вот сможет ли она тронуть отдельно взятого зрителя - зависит от зрительской готовности признать себя в герое того анекдота о мальчике-дебиле, который заказал золотой рыбке слоновьи уши, свиное рыло и длинный хвост, чтобы им щелкать, и на вопрос рыбки «А что ж ты не попросил богатства, вечной жизни, большой любви?» удивился: «Ой, а че, можно было?!» (Алексей Васильев)

Сонное царство. БДГ - «быстрое движение глаз» - термин, придуманный учеными, чтобы охарактеризовать одну из фаз сна, во время которой сознание человека, до конца не отключаясь, рисует диковинные и фантастические образы, называемые не иначе как сновидениями. При этом зрачки спящего перемещаются под надежным покровом сомкнутых век, словно действительно наблюдая всю ту красочную феерию, что рождает наш мозг, на n-ое количество часов освободившийся от оков реальности. Герои фильма, будто подвластные этим загадочным движениям закрытых глаз, путешествуют из одного видения в другое, плавают на игрушечных корабликах сквозь полиэтиленовые волны, скачут на заводных пони и разрушают скучную обыденность легкими ударами собственных рук, увеличившихся вдруг до размеров целой комнаты… Наяву его зовут Стефан, а ее - Стефани. С недавних пор они живут в соседних квартирах - Стефан переехал в Париж к своей матери из далекой Мексики, где недавно похоронил умершего от рака отца. «Столица любви» встречает молодого романтика осенним унынием, а новая работа, подысканная матерью, оказывается неинтересной и рутинной. Но вот однажды волей случая Стефан знакомится с соседкой по лестничной клетке и ее темпераментной подругой. Телефона одной из них он упорно добивается наяву, другая же является ему каждую ночь в мультипликационных красках сна… Неисправимый романтик Мишель Гондри спустя несколько лет после снятого им «Вечного сияния чистого разума» снова возвращается к жанру, который, наверное, можно было бы определить как «абсурдистская романтика». На смену Джиму Керри и Кейт Уинслет, сыгравших в «Вечном сиянии» главные роли, приходят Гаэль Гарсиа Берналь и Шарлотта Гинзбург. Первый - любимец Альмодавара и Иньяриту, вторая - дочь актера и композитора Сержа Гинзбурга. Анимационные вставки, своей «игрушечной» сюрреальностью напоминающие клиповую эстетику Яна Шванкмайера, а также провокационные шутки, бьющие преимущественно «ниже пояса», дополняют эту странную историю о полетах во сне и наяву, создавая ни на что не похожий кинококтель. Любовное настроение фильма, витающее под потолком вместе с облаками из ваты, оставляет приятное легкое послевкусие. Так бывает и после красочного сновидения, которое, проснувшись, очень хочется удержать в памяти, но всегда остается лишь едва ощутимое чувство, тлеющий огонек чего-то очень теплого и родного, оставленного в том царстве грез и фантазий, куда, как и в гераклитову реку, никогда не получится войти дважды. (Александр Калугин)

После просмотра нового фильма Мишеля Гондри приходишь к выводу, что сны можно не только видеть. В них можно еще и играть. Причем играть не так, как это умеют актеры или скучающие романтики, а так, как играют дети. Главный герой «Науки сна», Стефан, приезжает в Париж по настоянию матери и оказывается в доме, где прошло его детство. Маленькая кроватка, постельное белье с машинками, ящики с цветастым хламом - за много лет там ничего не изменилось. Не изменился и сам Стефан: он по-прежнему путает сновидения с реальностью. Стефан прогуливает работу (в то время как ему снится, что он работает) и выбегает голый на лестничную клетку, чтобы подсунуть под дверь соседки письмо, которое написал во сне. Как ни странно, эта детская привычка не вызывает особого отторжения у друзей Стефана. А все его друзья - это тройка чудаков-коллег из подвального издательства, да соседка Стефани, у которой с чувством реальности тоже не все в порядке. Между тем, сам Мишель Гондри, в отличие от героев фильма, с реальностью прощаться вовсе не собирается, ведь именно она - подручный материал для его грез. Разрабатывая тему сновидений (без преувеличения можно сказать - одну из самых старых и любимых кинематографических тем), режиссер пошел принципиально новым путем. Гондри отказался от использования цифровых технологий: анимационные эпизоды снов он снимал на 35-миллиметровую пленку. Сны его Стефана - не поэтичны, не таинственны, не красивы в привычном смысле слова. В них не встретишь загадочных существ (не считая тряпичных кукол) и странных пейзажей, которые поражают воображение. И, тем не менее, его сны - именно сны. Гондри не забыл о том, что пара фанерок может означать дом, а летать можно, просто методично раскачиваясь на одном месте. Его фильм - это Страна Чудес, собранная из коробок, подушек и сломанных зонтиков. Нужно быть немного ребенком, чтобы оценить эти конструкции. Хотя кому-то они, безусловно, покажутся примитивными и недостаточно волшебными. Предыдущая работа Гондри, «Вечное сияние чистого разума», по сравнению с «Наукой сна» выглядит настоящим эпосом. В «Сиянии» есть дома, улицы, поезда, красивые женщины, пейзажи с широким горизонтом и мистическая сила чувств… В «Науке сна» - все наоборот. Это тесный, захламленный, нелепый мирок - совсем как чья-то детская комната. Кажется - там столько лишнего! А на самом деле все имеет для хозяина детской свой смысл, с каждой сломанной игрушкой связано свое воспоминание, своя история, свой сюжет игры. Если взять героев «Вечного сияния чистого разума» и поместить их на тот промежуточный этаж из «Быть Джоном Малковичем», где все ходили, согнувшись вдвое, то это будет похоже на «Науку сна». Стефан и Стефани заперты режиссером в узком пространстве двух небольших квартир. Однако внутри этого пространства открывается иное измерение - сны, не знающие преград. Кораблики и лошадки, которые потихоньку делает Стефани, во снах оживают. Но это не значит, что сбываются мечты. В «Науке сна» влюбленных разделяет та же ледяная и необъяснимая перегородка, что и в «Вечном сиянии». И это еще один пространственный парадокс фильма: как в четырех стенах, где все такое маленькое и близкое, можно оказаться вдруг такими далекими?.. Мишель Гондри, завоевавший признание «Вечным сиянием чистого разума» и клипами на песни Бьерк, Бэка, Кайли Миноуг, не разочарует своего зрителя и своей новой работой. «Наука сна», при всей оригинальности, абсолютно в духе этого режиссера. Его почерк узнаваем, и может быть даже - слишком узнаваем для настоящего мастера. Он работает с хрупкими чувствами, хорошо зная их силу и в то же время трогательность. О каких бы сложных материях ему ни приходилось говорить, он всегда предпочитает оставаться ребенком. Не мешает ли эта позиция Мишелю Гондри расти как режиссеру? «Наука сна» заставляет задаться этим вопросом. А ответ еще впереди. (Мария Гросицкая)

Аутичный художник Стефан Миро, сын мексиканца и француженки, изобретатель фантазер и заодно владелец незабываемой вязаной шапки (Гаэль Гарсия Берналь), приезжает из Мехико, где провел последнее несколько лет, в Париж, город своего детства. Его мать нашла ему наконец-то работу, связанную с живописью, и Стефан рад возможности получать деньги за свое творчество, но работа оказывается до невозможности глупой и скучной, да к тому же, мало относящейся к искусству. В свободное время Стефан спит. Именно во снах протекает его настоящая, как ему кажется, жизнь. Тут у Стефана и собственная студия «Стефан-ТВ», и своя группа, одетая в костюмы плюшевых мишек, и даже свой нарисованный Париж. Правда, Стефан вечно путает сон с реальностью, но это, так сказать, издержки производства. И вот однажды, на лестнице собственного дома, его сбивает с ног пролетающее мимо пианино. Оказывается, что это пианино незадачливые грузчики несли в соседнюю квартиру, где жила молодая художница (ее играет Шарлотта Генсбур) Стефании… Можно легко догадаться, что Стефан почти сразу влюбляется в нее. На самом деле, многие ожидали провала от этой картины. Мишель Гондри (бывший клипмейкер и режиссер полнометражных фильмов «Звериная натура», «Вечное сияние чистого разума») впервые взялся за сценарий сам, а Чарли Кауфман, автор очень удачного сценария к предыдущему фильму француза «Вечное сияние чистого разума», теперь работает со Спайком Джонсоном («Быть Джоном Малковичем»). Почти все критики соглашались с мнением, что успех сопутствовал картине именно благодаря очень сильному сценарию. И правда, фильмы получились очень разными, «Вечное сияние чистого разума» - грустная комедия с элементами сюрреализма, а «Наука сна» - сюрреалистическая лента с элементами грустной комедии. Стало ясно, что фантазия французского режиссера впервые «вышла из-под контроля» сценария, ему представилась возможность воплотить на экране все свои безумные задумки, и они, надо сказать, ничуть не уступали выдумкам знаменитого мастера своего дела Тима Бартона. Безусловно, ожидание провала оказалось ошибочным, изобразительную щедрость и выдумку «Науки сна» нельзя не оценить Фильм получился до невозможности легким. Впечатление, что у него нет начала и конца, сплошной полет фантазии. Странная вещь, почти весь фильм быстро вылетает из памяти, он настолько сюрреалистичен, что временами ты и сам забываешь, где ты находишься, в кинотеатре или в голове главного героя. Но все же реальность и сны четко разделены для зрителя, мы понимаем, когда Стефан выходит из мира своих грез и совершает что-то в настоящем мире. Сны разукрашены абсолютно невозможными и яркими красками, реальность же представляется немного тускловатой и однообразной. Шутки француза невозможно пересказать, диалоги уникальны, атмосфера непередаваемая. Чтобы понять, нужно посмотреть. И напоследок, нельзя не взгрустнуть по поводу нашего кино. К сожалению, ничего похожего у нас нет. В советское время подобные фильмы были просто невозможны, но абсолютно непонятно, почему их нет и сейчас. Пока (их относительно новых для нашей страны жанров) у наших режиссеров получается либо знаменитый на всю Европу «русский арт-хауз», либо список с американского мейнстрима. Что ж, остается надеяться и ждать. (Алег Коронный)

Многие называли "Науку сна" (2006) лучшим из фильмов, показанных на Московском кинофестивале. Они погорячились или просто впервые пришли в кино. Действительно, Мишель Гондри не стоит на месте в плане изобразительном, техника оригинальная, фантазия богатая, ее даже хватает на полтора часа. Но вот в смысловом плане впечатление, что сам он так и не проснулся, тем более что, по его собственным словам, в фильме присутствуют автобиографические мотивы. Гаэль Гарсиа Берналь ерничает перед камерой в причудливом помещении, рассказывая законы снов и сновидений - кстати, вполне вменяемые - а за спиной у него два причудливых окошка, то компьютерно, то вживую иллюстрирующие рассказ. Это одна плоскость повествования: "то, что происходит у него в голове", когда окошки - примерно вид на глаза изнутри мозга. Дальше Гаэль Гарсиа Берналь, приехавший в Париж, поселяется в материнской квартире и выходит на работу в маленькое издательство, где ему скучно и плохо, но мама просила просто пожить в Париже. Это другая плоскость повествования: "то, что происходит вокруг его головы", когда тянутся отношения, проясняется прошлое, завязываются знакомства. Дальше Гаэль Гарсиа Берналь и окружающие его люди то превращаются в рыбок, кошек, мышек и крысок и т.п., то его руки становятся размером с дом, и он всех разгоняет, то он летает над Парижем, и фанерные домики падают, падают и поднимаются. Это третья плоскость повествования: "то, что происходит, когда все вокруг попадает в его голову", и тут много интересного. Такие три измерения действительно - вполне вменяемые для каждого человека. Суть даже не в снах и сновидениях, а в непривычном социуму, но давно и научно установленном факте: каждая крыска видит мир на свой лад. И следить за иллюстрацией, как причудливо в каждом из нас преломляется увиденное, забавно и любопытно. Но Гондри также знает, что, чтобы нам в своей безнадежной субъективности не съехать с глузду, надо с кем-то о чем-то договориться. Поэтому в "Науке сна" возникает сюжет о контакте, и он, естественно, самый простой - любовный, с соседкой по этажу в исполнении Шарлотты Гинзбур. Есть там и другие девушки, но это уже детали. Сюжет с Гинзбур тоже вменяемый и наполнен непростыми нюансами. Болезненная сонливость Берналя - лишь метафора аутизма, страха перед реальным контактом, но это вещь, очевидная для многих. Неочевидность, интересующая Гондри - переходы случайности в закономерность, то есть как, по каким мельчайшим совпадениям контакт ищется в каждом из нас каждый божий день. Нельзя сказать, что фильм супер-оригинален в выражении этих мыслей. Подобная "полу-кукольная", "полу-рисованная" эстетика была мила кинематографу всегда - "Тайны одной души" /Geheimnisse einer Seele/ (1926) Пабста, Дали у Хичкока в "На север через северо-запад" /North by Northwest/ (1959), Роб-Грийе и Рауль Руиз, и куча экспериментов, от Майи Дерен до Кеннета Энгера. Но у Гондри чужие старые находки соединяются на современном техническом уровне в полное единство стиля, не только не режущее глаз, но заставляющее глаза разбегаться. У него и в "реальной" жизни Берналь ходит в максимально идиотской шерстяной шапочке, и на дискотеке звук максимально громкий, и переходы "оттуда сюда" максимально конкретны. Снится Берналю про лыжи (точь-в-точь Хичкок) и как он обледенел - а это дверца холодильника открылась за кроватью, и ноги замерзли. Снится ему конец света с треснувшей головой - а это он упал с кровати. Но вот при всех возможных похвалах сама "Наука сна" закономерностью не становится. Во-первых, фантазия у Гондри слишком уж разыгралась, и он очень долго не может остановиться в бессвязном "сюре", который уже через полчаса надоедает, но еще полчаса длится в чистом виде. Все красиво, но слишком давно понятно. Лишь когда пошли "связки" того, что "в голове", и что "вокруг нее", просыпаешься и ты, но их уже нехватает. Во-вторых, хоть конец и красивый, но слишком робкий, недостаточно внятный, и все навороченное оказывается каким-то безрезультатным. Как "наука", как метод работы над собой фильм не катит, засохнув на любовной банальности. Дай им бог, конечно, Гинзбур и Берналю, мы рады за них, но известно, что слушать рассказы о чужих снах - самая скучная вещь на свете. Почти ничего не запоминается. Там есть много других забавных моментов - с Аленом Шаба, Миу-Миу и как отдельно прикольно Гинзбур и Берналь разговаривали про секс. Про секс - хорошо, но все-таки от человека, имеющего опыт "Звериной натуры" /Human Nature/ (2001) и "Вечного сияния страсти" /Eternal Sunshine of the Spotless Mind/ (2004), ожидалась уже какая-то истина в конечной инстанции. (К. Тарханова)

Это то чего желал, хотя бы раз, хотя бы в детстве, каждый из нас, даже самый черствый и занудный: чтобы сны стали реальностью Хотя бы ненадолго, на мгновенье... А главный герой фильма Мишеля Гондри "Наука сна" так и остался в детстве. Иными словами, реальность молодого художника Стефана (его играет латиноамериканский красавец Гаель Гарсиа Берналь, звезда «Дневника мотоциклиста»), перемешана с его сновидениями. Этот мир настолько особый и одновременно эксцентричный, что вообще непонятно, как Стефану еще удается выполнять какие-то, грубо говоря, социальные функции, например, ходить на работу. Даже его фамилия напоминает о знаменитом художнике Хуане Миро, чьи полотна также наполнены игрой необычных образов, словно спроектированных из детского воображения. Но и сотрудники у Стефана еще те: чудак на чудаке. Так что работа в богом забытой полиграфической фирме, куда он устроился по протекции матери, очень быстро начинает смахивать на один из фантазмов героя. Однако даже самый причудливый фантазм не может быть интересным сам по себе. Без плоти и крови человеческой истории он так и останется разукрашенной игрушкой, какую забываешь очень быстро. История, на которую Гондри нанизывает свои поразительные видения, настолько же вечна, насколько и проста - любовь. И здесь Стефан находит себе достойную пару - Стефанию в исполнении Шарлотты Генсбур. В целом, для Гондри такая коллизия с сочетанием лирического сюжета и картин из взбудораженного воображения или подсознания героев не нова.. Достаточно вспомнить успешный «Вечный свет незапятнанного ума» с Джимом Керри и Кейт Винслет в главных ролях (2004 год), за что Гондри и Чарли Кауфман получили «Оскара» как авторы лучшего оригинального сценария. Но в «Науке сна» все совсем по-другому - лучше и ярче. Потому что измерение человечности во всех этих доброжелательных галлюцинациях принципиально более высокое. Даже мельчайший образ в фильме подчеркнуто рукотворный. Например, квинтэссенция Стефановых фантазий - студия странного «СТЕФАН-ТВ». Она вся, до телекамер включительно, сооружена из каких-то картонок, лотков из-под яиц и другого художественно организованного мусора.. Что не мешает Стефану в той студии рассказывать рецепты приготовления снов. Устраивать какие-то невероятные представления с мнимой Стефанией. Показывать на экране в картонной стене текучие абстрактные мультики, очень напоминающие психоделическую вихревую анимацию, популярную в 1960-х. Анимация как прием используется в фильме очень изобретательно. Преимущественно это самая благородная из ее разновидностей - предметно-кукольная.. Почти все фантазии Стефана выполнены исключительно вручную, составлены из ваты и целлофана, склеены из бумаги и сухих веточек, сшиты из мешковины грубыми нитками, как волшебный конь, несущий влюбленных по этой новой Стране-невесть-где. «Наука сна» наполовину сделана руками. В картине видны швы и каркас - и это захватывает невероятно. Однако Гондри помнит, что сама по себе любовь - это чудо из чудес, сон наяву, овладевающий миром. И потому два самых заметных создания во всем коловороте снов - Стефан и Стефания. Собственно, две опоры, на которых держится фильм - буйная визуальная фантазия Гондри и дуэт Берналя и Шарлотты Генсбур. Лучших актеров именно на эти роли сложно себе представить. Берналю удается почти невозможное - и это совершенно новая сторона его актерского дарования - соединять черты романтичного, влюбленного героя и эксцентрика, почти шута, быть и смешным, и трогательным. «Наука сна» на самом деле существенно расширила его исполнительские возможности. Что же касается Генсбур, то ее Стефания - блестящее подтверждение того, что уже умеет делать эта незаурядная актриса. Взрывной темперамент, виртуозная непредсказуемость, пронзительная нежность, которая прячется за внезапными эмоциональными вспышками, - характер выходит настолько же неординарный, насколько и рельефный. Эти двое просто созданы друг для друга. Они даже ссорятся, как играются. И именно поэтому у них должно закончиться все хорошо. И поплывут они в кораблике, засаженном белыми деревьями, по морю из конфетных фантиков. (Дмитрий Десятерик)

«Наука сна» - необыкновенно смешная и грустная рукодельная фантазия от знаменитого клипмейкера-мечтателя. Мишель Гондри: «Наука сна», рецензия на фильм Стефан (Гаэль Гарсиа Берналь) - стеснительный 25-летний полуфранцуз-полумексиканец, очередной прекрасный лузер, рисующий горящие самолеты и мастерящий паранормальные устройства разной степени удивительности - мини-машину времени, например, чтобы оказываться на одну секунду в прошлом или будущем. Стефана хитростью и уговорами выманивает в Париж, в запущенную квартирку детства, обеспокоенная мать (трогательно состарившаяся нимфетка 70-х, Миу-Миу). Здесь его устраивают на вполне логично идиотскую работу - клеить на картон буковки. Зато к Стефану дружески благоволит, угощая безобидными скабрезностями, полоумный начальник-сексопат (Ален Шаба). Мишель Гондри: «Наука сна», рецензия на фильм Настоящая жизнь начинается, как только Стефан смыкает глаза - в его снах идет бесконечная фантасмагорическая трансляция «Стефан-ТВ», в студии с окошками куда угодно, стенами из яичных упаковок и с дружелюбной картонной видеокамерой. В рамках своего шоу Стефан бывает фронтмэном рок-группы в плюшевом костюме кота, отважным воином, сражающимся с паукообразной пишущей машинкой, лихим сердцеедом, а также кулинаром, диктующим рецепты правильного сна. Мишель Гондри: «Наука сна», рецензия на фильм Аутичный герой все меньше различает слои реальности. Этому, как ни странно, еще более способствует влюбленность в как будто специально, по особой ангельской прихоти, поселенную на той же лестничной клетке, понимающую и прекрасную соседку - разумеется, по имени Стефани (Шарлотта Генсбур). Вместе с ней Стефан конструирует лодку с растущим внутри лесом, мечтает о плывущих под потолком облаках из ваты, как в почитаемой советской анимации, и инфантильно не решается возлюбленную поцеловать. Все замирает в ожидании нелепого краха. Мишель Гондри: «Наука сна», рецензия на фильм Фильм «Наука сна» - третий полный метр 43-летнего интернационального гения Мишеля Гондри , постановщика клипов Massive Attack и Daft Punk, и, конечно, демиурга видео-вселенной главной певицы 90-х Бьорк. Если за диковатый дебют «Зов природы» Гондри поставили снисходительный «зачет», то двухлетней давности «Вечное сияние чистого разума» многих убедил, что перед ними большой художник и бесстрашный тип. Неожиданная притча о стирании памяти и неизбежности расставанья, разыгранная полудюжиной голливудских звезд, оказалась одним из самых грустных фильмов о любви. Новый фильм Гондри, шутя занимающий место прямо в сердце, поименован персонажами безупречно - «Анархия в целлофане». Самодельные чудеса, пластилиновые луны, ожившие тряпичные пони и всевозможные «встроенные напоминатели», при всех действительных оммажах великим чародеям советской анимации, напоминают, прежде всего, фокусы самого Гондри-видеохудожника - немыслимые образы той же Бьорк или печально поющие жвачки в клипе на песню Air из «Девственниц-самоубийц». Чудесные гримасы и виртуозная речевая бестолковость двух заглавных актеров - это то, про что хочется говорить бесконечно. Мексиканский тусовщик Берналь вырос в большого артиста, ему по плечу и юный команданте ( «Дневники мотоциклиста» ), и бесхитростно порочное животное ( «Дурное воспитание» ), и беспечно тонущий в грезах Стефан. Шарлотта Генсбур прошла путь от участия в отцовском безобразии «Lemon Incest» через роли в спорных независимых постановках вроде «21 грамма» к очевидному статусу важнейшей французской актрисы. «Наука сна» - не вполне подвластная дефинициям смесь сна и яви, реального и воображаемого (при том, что символическое - в глухой ссылке), тонкости, до невыносимого, чувств и обезоруживающего юмора «ниже плинтуса» (практически все шутки - на генитальную тематику), нешуточной красоты и нелепейших «выходов из-за печки». Многие уже сравнили мужчину-ребенка в исполнении Берналя с неизбежной Амели Пулен. Что поделать, если у мужчин и мечтательность приобретает фатальные черты, и вообще, все по-дурацки и в каком-то окончательном смысле печальней. А на самом деле, очень радует деятельность режиссера Гондри - прекрасная в своем праведном абсурде история про тщеславных анонимов, вооруженных, кажется, рекомендательными письмами исландской снежной королевы, подружки-клиентки. Чудные эти люди легко могут дать 8 миллионов евро, чтоб Мишель соорудил очередное недорогое волшебное пространство, в котором нет места для студийных маркетологов - наиболее пагубных персонажей современности. (Da-seiner)

Очень приятно бывает, порой наткнувшись на какой-то случайный фильм, попасть на что-то, действительно оригинальное неординарное. «Наука сна» - фильм как раз из таких. Перед нами предстает самый настоящий непричесанный арт-хаус, приятно щекочущий мозг, благо тема выбрана невероятно интересная и по сути неисчерпаемая. Человеческий сон - одна из самых больших загадок самого непонятного предмета во вселенной, то есть нашего мозга. Тысячи ученых бьются над изучением влияния его на нашу жизнь, его происхождения и механизма. Однако мне, как простому обывателю, гораздо интереснее смотреть на объект изучения не сквозь призму формул и сложных структурных цепочек, а с позиции ощущений и восприятия. Я подозревал, что истина лежит где-то на самой границе между сознанием и подсознанием, и данная картина меня в этом предположении только убедила. Стефан - очень интересный, многосторонне развитый (в буквальном смысле слова и швец, и жнец, и на дуде игрец) молодой человек, заблудившийся между реальностью и собственными сновидениями. В его жизни царит неопределенность, а сам он находится в вечном поиске, хотя толком и не может понять чего именно. Помогая поднять наверх пианино и благополучно его роняя, Стефан знакомится с двумя девушками: Стефани и Зои. Поначалу ему нравится Зои, однако спустя короткое время он понимает, что именно Стефани - его родственная душа, обладающая абсолютно такими же кудрявыми мозгами, как он сам. В самой картине, на мой взгляд, очень удачен синтез любовной линии, анализа природы и механизма сна, и картинки подсознания Стефана. Каждая из линий попеременно выходит на первый план, что держит внимание на протяжении всего фильма. Развитие отношений Стефана и Стефани показано очень тонко и сомнений в том, что связь между ними практически телепатическая, не возникает ни на секунду. Постоянно то, сближаясь, то, разругиваясь вдрызг, герои шаг за шагом приближаются друг к другу и осознанию того, что слова «две половинки» - это как раз про них. Вообще эту картину любишь и ненавидишь одновременно. За что? За ее иррациональность. Полиэтиленовая вода одновременно кажется интересной находкой и попыткой замаскировать отсутствие средств нестандартным подходом. Своеобразные спецэффекты тоже не оставляют равнодушными, и мнение о них колеблется где-то по середине между «вот это находка!» до «что за дешевка!» Взять того же героя Алена Шаба. Лично мне он показался безумно смешным, но кто-то сочтет его нервирующим весь ильм озабоченным, который кроме как о сексе, не то что поговорить, даже подумать не может! Кому-то сами персонажи Габриэля Гарсии Берналя и Шарлотты Генсбур покажутся оторванными от жизни чудаками с буйно прогрессирующей шизофренией, я же увидел двух мечтателей, мыслящих перпендикулярно основной массе людей. К этому фильму можно относиться по-разному. За себя скажу так: интересно, содержательно, неординарно. Помогает уйти от мелочных дрязг повседневности в увлекательный мир фантазий, снов и любви… (re-D-rum)

comments powered by Disqus