на главную

Я ВСЕГДА ХОТЕЛ БЫТЬ ГАНГСТЕРОМ (2007)
J'AI TOUJOURS REVE D'ETRE UN GANGSTER

Я ВСЕГДА ХОТЕЛ БЫТЬ ГАНГСТЕРОМ (2007)
#20632

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия Криминальная
Продолжит.: 109 мин.
Производство: Франция
Режиссер: Samuel Benchetrit
Продюсер: Olivier Delbosc, Marc Missonnier
Сценарий: Samuel Benchetrit
Оператор: Pierre Aim
Композитор: Dimitri Tikovoi
Студия: Fidelite Productions, Virtual Films, Wild Bunch, Canal+, TPS Star
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Anna Mouglalis ... Suzy - la serveuse
Edouard Baer ... Gino - le braqueur
Jean Rochefort ... Jean
Laurent Terzieff ... Emile
Jean-Pierre Kalfon ... Max
Venantino Venantini ... Joe
Roger Dumas ... Pierrot la Pince
Alain Bashung ... Alain Bashung
Arno ... Arno
Bouli Lanners ... Leon
Serge Lariviere ... Paul dit Paulo
Selma El Mouissi ... Malaury Stone
Gerald Laroche ... Le patron
Gabor Rassov ... Le cuisinier
Samuel Benchetrit ... Recitant (voice)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2102 mb
носитель: HDD2
видео: 704x512 XviD 2256 kbps 25 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: Ru (forc)
 

ОБЗОР «Я ВСЕГДА ХОТЕЛ БЫТЬ ГАНГСТЕРОМ» (2007)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Четыре ироничные новеллы. Про бандита-дебютанта, который решил ограбить придорожный кафетерий... без оружия; про двух горе-похитителей, которые пошли на киднеппинг ради выкупа, но жертва оказалась той еще штучкой; про двух знаменитых певцов, которые случайно встречаются в туалете кафетерия и напоминают друг другу старые обиды; и, наконец, про стариков-разбойников, которые решили вспомнить старые времена...

Черно-белый кинопазл собран из нескольких историй бандитов-недотеп. Один перед входом в кафе надевает маску и врезается головой в столб, потом никак не может привлечь внимание барменши к нацеленному на нее пистолету, и даже взяв кассу, обнаруживает в ней единственную купюру не самого большого достоинства. Двое других крадут ради выкупа девчонку, которая только и мечтает что о суициде. Комедия становится еще более горькой оттого, что на стенах кафе висят портреты Хамфри Богарта и Бельмондо, а подают в нем "чизбургер Ким Бейсингер". В последней из новелл на дело выходят пятеро обитателей дома престарелых, но обнаруживают, что сами они немощны, а на месте банка, который наметили ограбить двадцать лет назад, теперь стоит "Макдоналдс".

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

САНДЕНС, 2008
Победитель: Приз за работу сценариста (программа «Мировое кино») (Самюэль Беншетри).
Номинация: Гран-при в категории «Драматический фильм» (программа «Мировое кино») (Самюэль Беншетри).
ПРЕМИЯ ЛЮМЬЕР, 2009
Победитель: Лучший сценарий (Самюэль Беншетри).
МКФ В ТРАНСИЛЬВАНИИ, 2008
Победитель: Приз зрительских симпатий (Самюэль Беншетри).
Номинация: Приз «Transilvania Trophy» (Самюэль Беншетри).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Одного из гангстеров должен был играть Сержи Лопес, но актер сломал ногу и был заменен на Эдуарда Баэра.
Премьера: 3 августа 2007 на МКФ в Локарно.
Рецензия (англ.) - http://eyeforfilm.co.uk/review/i-always-wanted-to-be-a-gangster-film-review-by-amber-wilkinson.
Самюэль Беншетри / Samuel Benchetrit (род. 26 июня 1973, Шампиньи-сюр-Марн) - французский кинорежиссер, сценарист, писатель и актер. Подробнее в Википедии (фр.) - http://fr.wikipedia.org/wiki/Samuel_Benchetrit.
Анна Муглалис / Anna Mouglalis (род. 26 апреля 1978) - французская актриса театра и кино. Провела свою юность в департаменте Вар, пока они с семьей не переехали в Нант. Ее отец, грек по национальности, работает врачом, а мать, француженка, массажисткой. До 2001 года Анна училась в Высшей национальной консерватории драматического искусства в Париже под руководством Даниэля Месгича. Помимо родного французского языка свободно владеет английским, итальянским, испанским и с некоторыми ограничениями понимает греческий язык. Подробнее в Википедии (фр.) - http://fr.wikipedia.org/wiki/Anna_Mouglalis.
Михаил Трофименков. "Умер Лоран Терзиефф" - http://kommersant.ru/doc/1407673.

Мелкий грабитель (Баэр) заруливает в пустую придорожную забегаловку, ­чтобы унести кассу, но вместо этого ­ввязывается в разговор с официанткой (Муглали). Тем временем два душевных толстячка похищают с целью выкупа девочку-эмо, которая ежеминутно пытается покончить с собой. Тем временем два ­шестидесятилетних рокера, Ален Башунг (Башунг) и Арно (Арно), встретившись у писсуаров, пытаются осторожно выяс­нить, кто из них больше преуспел в творчестве. Тем временем пятеро олдс­кульных гангстеров из сентиментальных соображений едут на свою хазу тридцатилетней давности и обнаруживают на ее месте придорожную забегаловку. Безымянный кафетерий, который так или иначе появляется во всех четырех новеллах, больше похож на американский дайнер, чем на французское бистро, и торгует чизбургерами «Ким Бэсингер» - нет нужды объяснять, кинотрадицию какой страны препарирует Беншетри в первую очередь и какие фамилии ассоциативно должны вспомниться зрителю. Снятый в ч/б неповоротливой «санденсовской» камерой фильм при всем своем обаянии здорово напоминает работу студента, пересмотревшего Тарантино с Джармушем. Тем интереснее наблюдать, как в лучшие моменты фактура сама преодолевает этот немного детский формализм. В третьей, самой сильной, новелле - прямо скажем, списанной со скетча Стива Кугана и Альфреда Молины из «Кофе и сигарет» - Арно и Башунг (в марте он умер) заставляют даже человека, далекого от франкофонной эстрады, забыть обо всем, кроме их морщинистых плутовских физиономий. В четвертой - где играют уже совсем старички, легенды - шлейф сыгранных Жаном Рошфором или Лораном Терзиеффом ролей с легкостью заслоняет искусственность и безыскусность сюжета. Это эпоха - и что поделать, если она уходит по-английски. (Станислав Зельвенский)

Качественно выполненная стилизация под ранние фильмы Джармуша с французским черным юмором. Идеальная черно-белая картинка, безупречно ложащаяся под хиты 70-х и классику, иногда обогащающая элементами Великого Немого; долгие планы, узнаваемые персонажи и актеры, вроде бы прежде не замеченные в пристрастии к американскому независимому кино. Беншетри демонстрирует своим оригинальным замыслом, что он не только великолепный стилизатор, но и вдохновитель. Возможно, этот нетипичный для французского кино последних 20-ти лет отстраненный стиль будет в будущем востребован и явит нам новые шедевры, но то, что удалось режиссеру нельзя назвать иным словом, как удача. Безусловно, немаловажную роль в успехе ленты, не умаляя достоинств сценария Беншетри, сыграли потрясающие актеры, которые себя чувствуют словно рыбы в воде в незнакомом пространстве чужого бытия: Эдуар Баэр, Анна Муглалис, Жан Рошфор, Жан-Пьер Кальфон сыграли настолько в стиле Бениньи и Уэйтса, что диву даешься. В общем, получился крайне занимательный, озорной, смешной фильм об отстраненной забегаловке и ее клиентах. (cinema-france.ru)

Бандит, напялив на голову чулок, врезается в столб, а в это время в кафе, которое он все же намеревается ограбить, хотя официантка решительно не обращает на его угрозы внимания, сидит компания старичков. В прошлом они были налетчиками, а теперь развалюхи, озабоченные проблемами здоровья и пенсии, да и на месте укрытия, где они тридцать лет назад скрывались от полиции, красуется бар. Позже здесь побывают рокеры, крадущие друг у друга песни и женщин, а также похитители, которым не повезло взять в заложники хмурую девочку-эмо, норовящую, стоит отвернуться, свести с жизнью счеты. Пародийную комедию о преступниках-неудачниках «Я всегда хотел быть гангстером» снял Самуэль Беншетри, жизнь которого составит печальную конкуренцию любому кино. Помните историю 2003 года, когда во время съемок в Вильнюсе избитая до полусмерти бойфрендом Бертраном Кантом погибла Мари Трентиньян? Беншетри имеет к тем событиям непосредственное отношение: по крайней мере, говорят, что Кант ревновал подругу к бывшему мужу, Беншетри, и обозлился, прочитав на телефоне Трентиньян нежную эсэмэску. Впрочем, это лишь отступление, не имеющее ровно никакого отношения к «Я всегда хотел быть гангстером», поэтому вернемся к картине, чтобы с сожалением констатировать: трейлер к ней выглядит значительно увлекательнее, чем сам фильм. Черно-белый эстетский кафетерий, в котором играет Speedy Gonzales и картинно клубится дым, очаровательны, но каждый эпизод можно было бы урезать раз в пять не то что без вреда, но с ощутимой пользой для фильма. Длинные псевдотарантиновские диалоги, что должны звучать, с одной стороны, немного абсурдно, а с другой, поражать своей точностью, таковыми являются лишь в большом приближении. При этом понятно, что Беншетри заигрывает не только с Тарантино, а и вообще посмеивается над американской культурой, причем делает это не в первый раз. В его прошлой и одновременно дебютной полнометражной картине «Дженис и Джон» (в ней Мари Трентиньян сыграла одну из последних ролей) ушлый дядька пытается впарить продюсеру якобы оживших Джона Леннона и Дженис Джоплин. А в первые же пять минут «Я всегда хотел быть гангстером» сравнением с гамбургерами режиссер припечатает солидную порцию голливудских актрис. Игры Беншетри, конечно, занятны, но объект иронии явно превосходит режиссера по масштабу, что особенно очевидно в эпизоде с двумя известными во Франции музыкантами Аланом Башунгом и Арно. Если дурацкий павлиний бой Игги Попа и Тома Уэйтса уже вошел в историю - это данность, с которой ничего не поделать, - то сценка из «Я всегда хотел быть ганстером», скорее всего, так и останется просто слизанной с «Кофе и сигарет», но не более. Впрочем, все сказанное выше вовсе не означает, что в картине Беншетри не на что посмотреть: лента хороша не пародией, а демонстрацией одной грустной мысли. Обаятельная гангстерская стилистика стала анахронизмом, она отходит на покой вместе со своими героями-гангстерами - отсюда и черно-белый цвет фильма. Это не преступники - какие-то особые неудачники, это мир изменился. Грабежи происходят в офисах и совершаются чинными респектабельными людьми, так что действительность не располагает к былой романтике. Вместо старого банка построили «Макдоналдс», а бандиты сброшены с парохода современности - извините, но старикам тут не место. (Дарья Горячева, Газета.ru)

Самюэлю Беншетри очень не повезло со своим режиссерским дебютом. В так ожидаемой во Франции комедии "Дженис и Джон" он снял Мари Трентиньян, но актриса трагически погибла за два месяца до выхода картины в прокат, из-за чего эффект получился скомканным, а Беншетри получил серьезную психологическую травму. Посвятив последующие годы "серьезным" литературе и театру, Беншетри вернулся в кино по приглашению Роберто Бениньи, но проект с итальянским комиком столько раз откладывался, что временный "простой" режиссер решил заполнить чем-то "недорогим и личным". Теперь становится понятным, что Беншетри, прежде всего, "фанат", и лишь потом - кинематографист. Фанат рок-н-ролла в "Дженис и Джон", фанат немой комедии и гангстерских картин Скорсезе, а также синефильских упражнений под Тарантино и Родригеса в "Я всегда мечтал стать гангстером". Как бы не утверждал сейчас французский режиссер, что никогда не видел, скажем, "Кофе и сигарет", после просмотра эпизода с Башунгом и Рено в это просто невозможно поверить, да и само название картины взято из первой фразы "Goodfellas". Но это все неважно по сравнению с главным - у Беншетрита кино получилось. Черно-белое, слепленное из неравнозначных и практически не связанных между собой скетчей, с явными провисами и совершенно гениальными ходами, абсолютно без претензий и, главное, порой просто убойно смешное. (cinema-francais.kiev.ua)

Начинающий грабитель пытается без оружия обчистить банк, два киднеппера пытаются получить выкуп за похищенную девочку, пара старых знакомых, эстрадных шансонье выясняют, кто из них добился большего, причем в уборной, а бандитская шайка пенсионеров с лихим прошлым решается на последнее дело. Все эти, безусловно заслуживающие внимания события происходят вокруг да около небольшого кафе… Это кафе, собственно, и является тем стержнем, осью, на которой и держатся все эти истории, прямо никакого отношения друг к другу не имеющие. Это заурядное кафе является неким старинным прибежищем для отставных преступников, неудачных грабителей, всех, кто тянется к криминалу, но не очень-то в этом своем стремлении преуспевает. И в этом неуспехе - главный объединяющий признак для всех героев картины. Это ни кто иные как аутсайдеры, лузеры, неудачники. Которые на самом деле по большому счету - совсем не опасные кулемы, беззлобные неуклюжие михрютки, хотя и вынашивающие в своих незадачливых головах коварные преступные планы. Но автор фильма не делает из него черную комедию. Нет, этот фильм пропитан к героям жалостью, а где-то так даже и нежностью пополам с умилением. Те преступления, совершить которые у недобандитов никак не получается, скорее, могут рассмешить и вызвать сочувствие, чем напугать или озлобить. Одна из самых трогательных новелл этого элегичного произведения рассказывает историю о двух неуклюжих и чрезвычайно интеллигентных похитителях, которые держат в заложниках девочку-подростка, которая хочет покончить жизнь самоубийством. В ходе общения выясняется, что все участники этого треугольника имеют очень много общего. И в этот момент они приходят к такому душевному состоянию, которое их объединяет и помогает понять друг друга. Это невероятно трогает и заставляет задуматься о глубоких вещах и настоящих чувствах. Это самый прекрасный эпизод фильма. Автор не обошелся и без сатирических шпилек, вроде эпизода с ограблением Макдональдса, что придает ленте не лишний кураж и социальное звучание. В целом же это отличная картина об одиноких и неприкаянных людях, у которых свои счеты с жизнью и представлениями о хорошем и плохом. (Иван Данилов)

Тонкий, забавный, снятый в обаятельной черно-белой манере фильм. "Я всегда хотел быть гангстером" - размышление в четырех частях о достойных, но тщетных стараниях и недостижимом удовлетворении. Играя с тарантиновской манерой юмора (за исключением намеренной грубости), режиссер и сценарист Сэмюэль Баншетри создает, при участии довольно неожиданных персонажей, отточенную и красивую игрушку. Манера фильма кажется иногда чересчур вычурной, и способность его вызвать смех будет сильно зависеть от настроения аудитории. Картина, наверняка, станет культовой в домашнем прокате, но ее шансы в кинотеатрах ограничиваются зрителями, восприимчивыми к киноманским играм Баншетри. События картины разворачиваются вокруг придорожной закусочной. Там голодающий красавец-вор Фрэнк (Эдуард Баер) замышляет ограбление, но обнаруживает, что удача его оставила. Официантка Сьюзи (Анна Муглалис), узнав о печальных обстоятельствах Фрэнка, признается что два дня назад она сама пробовала ограбить кафе, но так как в кассовом аппарате не оказалось денег, она решила, что с большей выгодой для себя может поработать тут же за прилавком. Во второй главе стареющие неудачники Леон (Були Ланнер) и Поль (Серж Ларивьер) похищают дочь богатого бизнесмена Мелори (Сэльма Эль Муасси), но девочка оказывается заядлой суицидницей. Горе-похитители становятся для нее чем-то вроде добрых дядюшек и пытаются предоставить девочке хоть чуть-чуть той родственной заботы, которой ей так не хватает. Это - самая слабая из четырех новелл, выезжающая на симпатичных героях, но теряющаяся в предсказуемых ходах и старинных шутках. Третья история возвращает нас в кафетерий. Там две доживающих свой век рок-группы встречаются для короткой перепалки. Лидеры групп Ален Башунг и Арно (оба играют самих себя) обсуждают свою былую дружбу и нынешнее положение. Башунг старается не особенно кичиться продолжающейся популярностью, а Арно преувеличивает удачливость своей затухающей карьеры. Последний эпизод - чистейшая ностальгия. Четыре бывших гангстера "вызволяют" бывшего товарища по "делу" Пьеро (Роже Дюма) из больницы и отправляются к своему старому убежищу, но на месте избушки, спрятанной посреди леса, оказывается шоссе и закусочная. Тут зрители могут расслабиться, наблюдая, как наслаждаются компанией друг друга актеры-ветераны - Жан Рошфор, Лоран Терзиефф и Венантино Венантини в роли старых воров. Первый и четвертый эпизоды - самые лучшие, хотя юмор между слов, в духе Аки Каурисмяки или бельгийского фильма "Аальтра", заполняет всю картину. У каждой главы есть название, вроде "Дрю Бэрримор наводит на мысли о гамбургере" - отсылающее к разговору Сьюзи и Фрэнка о названиях бутербродов по имени звезд (снова легкая тень "Криминального чтива"). Слух Беншетри настроен на хитроумный, сухой юмор, вполне заметный уже в его первом фильм "Джанис и Джон". Здесь он раскрывается вовсю, но оригинальности иногда не хватает. Очень приятно видеть Анну Муглалис в комедии, и еще приятнее наблюдать за тем, с какой уверенностью она произносит ироничные фразы Беншетри. Все актеры явно получают удовольствие от игры. Картина замечательная использованием целой батареи стилей, включая флэшбеки, снятые в ускоренной манере немого фильма. Разнообразие приемов работает и не кажется мельтешением, так как Беншетри создает свое настроение для каждого отрывка с помощью, как операторских приемов (Пьер Эм снимает отточенные кадры с мастерским использованием пространства), так и широким выбором музыки - от Шуберта до Криса Кристофферсона, что также помогает выстроить связь новелл от первой к последней. Хотя режиссер и слегка злоупотребляет тут игрой со звуком. (Джей Уэйсбер, Variety)

Маленькая толпа симпатичных прорех на человечестве - грабитель-недотепа, два безработных лоботряса, рокеры, вышедшие в тираж, и команда гангстеров на пенсии во главе с Жаном Рошфором - ошиваются вокруг придорожной забегаловки с различными мелкоуголовными намерениями: взять кассу (недотепа), получить выкуп (лоботрясы), составить преступный сговор (гангстеры-старперы) и оставить старых конкурентов с носом (рокеры). Все родились в понедельник на острове Невезения, и всех обслуживает за барной стойкой одна и та же Сюзи (Анна Муглали) - странная официантка с пистолетом. Режиссер Самюэль Беншетри ввязался в предприятие, затевать которое отваживаются уже немногие: он собирает еще один стильный, культовый, черно-белый паззл про воришек-лузеров, когда все большие и маленькие культовые паззлы про воришек-лузеров давно собраны, рассыпаны, собраны еще раз, выучены наизусть и заброшены на антресоль. Примерно ту же самую методику он применял и в своем дебюте "Дженис и Джон", запуская в современные декорации двух рок-идолов 60-х - Леннона и Джоплин, с которыми как-то странно сидеть на одном икеевском диване, глядя во двор, где совсем другой миллениум. Тогда этот трюк сработал и возымел комический эффект. Похоже, сработал он и здесь: все полтора часа фильм безумно что-то напоминает, но каждое очередное дежа-вю режиссер ловко выворачивает наизнанку, создавая ощущение, что в каноне опусов на ту же тему от Джармуша, Каурисмяки, Коэнов и Тарантино мы что-то в 90-х пропустили и это что-то нам сейчас показывают. Мерой ловкости, собственно, и определяется в данном случае успех режиссера Беншентри, а в ловкости ему не откажешь. В симметричных кадрах, выверенных по линеечке, есть только герои фильма и метафизическая пустота, как будто весь прочий мир отсутствует (Каурисмяки). Нуаровые идиоты с недотепами бесконечно симпатичны (Джармуш). Эффект "людей, которых не было" - имеется (Коэны). И тарантиновскими репликами тут тоже стреляют от бедра - правда, не из пистолета, который стибрили, а из кулака, засунутого в карман куртки: фильм все-таки про неудачных жуликов, для которых воровство - уже не род занятия, а средство коммуникации. На последний тезис Беншентри и делает основной упор: гангстеры у него только тем и занимаются, что перебрасываются репликами, отшлифованными в речную гальку. Некоторые - прелестны даже в пересказе. Вопрос к меню: "Что такое "Бургер "Брэд Питт?" Ответ: "Гамбургер". Безупречный Жан Рошфор, мечтающий жить на природе и бегать по-утрам мочиться под платан, тоже произносит трогательний монолог про "свежий ветер, который обдувает пенис". И так далее. Собирание детских паззлов, найденных в чулане, тоже в некотором роде развлекуха, и те, кто вручал Беншентри призы за лучший сценарий на конкурсах не самого последнего разбора, было, безусловно, правы: режиссерской ностальгии в его комедии все-таки больше, чем оригинальной режиссуры. Но это как раз тот самый случай, когда и от отсутствия оригинальной режиссуры получаешь удовольствие тоже. (Иван Куликов)

Киднэппинг у Беншетри совершает не огромный амбал в шрамах и с автоматом Калашникова, а интеллигент в очках от безысходности. Но оказывается, даже если жизнь невыносимо тяжела, переступить черту сможет далеко не всякий. Тут уж важно, что у героя в душе, а не то, что у него в кармане. Все обитатели кафе - бесконечно добрые и обаятельные несостоявшиеся злодеи. (Илья Копылов, Кино-театр.ru)

Странная и притягательная картина о неудачниках, «мечтающих быть гангстерами», очаровывает сразу: своей музыкой, черно-белым колоритом, оригинальными, ни на что не похожими сюжетными ходами и главное - чудесной интонацией, в которой с редким изяществом смешаны насмешка и поэзия. Истории не связанных между собой персонажей пересекаются в одной точке: вечно пустом кафетерии-стекляшке, становящемся: объектом неудачных ограблений (трижды за два дня); местом совершения кражи; «наследником» убежища крутых гангстеров былых времен - тех времен, когда на месте убожества из стекла и бетона был лес, тайная избушка-«укрытие» и бегающие вокруг огромные кабаны, - а также, за неимением лучшего, местом встречи тех самых постаревших гангстеров; и, наконец, местом, выбранным для передачи выкупа. И хотя все персонажи этого фильма так или иначе связаны с криминалом (у некоторых даже есть пушки!), все они - в сущности, беззлобные неприкаянные недотепы, одинокие и несчастные мизерабли. И авторский взгляд на них полон одновременно иронии и сочувствия, порой переходящего в искреннюю нежность. Неловкие преступления, остающиеся незамеченными никем, кроме самих «героев», вызывают смесь безумного смеха и сострадания. И что отдельно приятно: хотя все только и думают о том, как бы совершить что-нибудь противоправное, за весь фильм не прозвучит ни одного выстрела, никто никого не убьет,.. два человека, впрочем, пострадают. Это единственное, что мешает лично мне счесть эту абсолютно оригинальную, сумасшедшую, полную нежности и тонкого юмора картину подлинным шедевром. Фильм состоит из отдельных новелл. Лучшие из них, на мой взгляд, две. Одна - пронзительно-печальная и временами очень смешная история о стариках, бывших когда-то бандой, воссоединившихся после долгих лет добропорядочной жизни в завязке, чтобы выполнить незабытую волю одного из друзей: дать ему умереть в их тайном «укрытии». Но поскольку никакого укрытия больше нет, а умиравшему другу вроде стало лучше, можно, пожалуй, просто выпить. А потом - pourquoi pas - и совершить, раз уж встретились, последнее ограбление. Благо поблизости есть банк, который они когда-то уже два раза успешно грабили: «Вот они удивятся, когда опять нас увидят!». Правда, пистолета ни у кого нет, на месте родного и знакомого банка гордо высится Макдональдс, а один из налетчиков одет в больничную пижаму, но это все мелочи: когда мужчины решают в последний раз поиграть в войнушку, никакие силы не могут помешать им это сделать. Почти никакие… Другая еще лучше. История о двух неловких и вежливых злоумышленниках, похитивших хорошенькую пятнадцатилетнюю девчонку, расстроив тем самым ее суицидальные планы, и неожиданно оказавшихся первыми нормальными людьми, которых эта одинокая богатая девочка встретила в своей одинокой богатой жизни. Эпизод, в котором выясняется, что все трое - девочка и ее великовозрастные похитители - сироты, чьи мамы умерли, и взгляды, которыми обменивается эта троица после сделанных коротких признаний, - не для циников. Это совсем не смешной эпизод. Он серьезный, грустный и придуманный человеком, умеющим чувствовать чужую боль. Впрочем, другой человек такого фильма бы ни за что не снял. Эта нежность к неудачникам, мечтающим быть крутыми, - ее не подделаешь и не придумаешь на пустом месте. Именно эта нежность, заставляющая забыть о сложных отношениях героев с моралью и нравственностью, - главный мотив странной комедии об одиноких, смешных и грустных мечтателях, борющихся с жизнью, как умеют. (Andrea-588)

Французская, гротескная комедия «Я всегда хотел быть гангстером» выполнена в форме «Кофе и сигарет» Джармуша, с использованием элементов «Криминального чтива» Тарантино, и наполненная ставшим классическим французским юмором о неудачниках (аля Пьер Ришар). Комичным выглядит уже то, что ближайший кинотеатр, в котором сейчас показывают этот фильм, находится в примерно 800 (восьмистах) километрах от моего дома, что уж говорить, о приколах фильма. На самом деле фильм грустный, несмотря на то, что смешной, и состоит из массы заимствованных режиссером, а значит знакомых, приемов. А вот шутки такие, о которых лучше не рассказывать, первая случившаяся в самом начале, сразу после титров, располагает к здоровому схему. Не сказать, что фильм нашпигован приколами, но эти грустные персонажи, напоминающие героев Филиппа Нуаре, время от времени выдают такое, что мало не покажется. Юмор, правда, весь в сценарии, нет дуракаваляния персонажей, никто не прыгает, сверкая голым задом, издавая неприличные звуки и кривя морду. Главное не упустить диалогов, они медлительные, как в «Кофе и сигаретах», а не такие задорные, как скажем в разговорных комедиях Вуди Аллена. Самюэль Беншетри, будто нарочно, собрал флегматичных героев, из которых активностью выделяется лишь героиня Анны Муглалис. Остальные, включая Жана Рошфора, или тех двух похитителей-неудачников образчики спокойствия. Совершенно очевидно, что режиссер фильма большой поклонник творчества Джармуша, и вдохновлялся на свою картину, пересматривая фильма маэстро. Рука Тарантино виднеется в общении в кафетерии. Баэр готовящийся ограбить кафетерий, или четыре старика решившие «взять» Макдональдс, напоминают героев «Криминального чтива», так и, кажется, сейчас в кафетерий войдут Джулиус и Винсент Вега. Или пистолет случайно выстрелит на кочке. Все новеллы картины имеют свои изюминки, и переплетены нитью, тянущуюся вслед за иголкой в место встречи, изменить нельзя. А здесь оно одно - кафетерий, в каждой истории туда идут свои дороги. Самой смешной можно назвать вторую новеллу, о похищении девочки с суицидальными наклонностями. Притом это получилась самой доброй новеллой. Сильнейшей же является встреча в туалете и общение за столиком кафе Арно и Алена (или Алейна), старые французские музыканты, обсуждают свое творчество годы спустя, и свои отношения. Заканчивается их новелла красноречиво и очень мощно. В целом, смешная комедия, если закрыть глаза на заимствованные режиссеров, в наглую, спертые приемы, и не испугаться вялотекущего повествования, то фильм доставит незабываемое удовольствие. Главное не упустить суть, а она гласит, что-то вроде, не важно кто ты есть, важно, что ты сделал. А не получилось, так и у Пьера Ришара частенько ничего не получалось, он шел дальше и поскальзывался на другой банановой кожуре. Судьба. (VasekVVV)

comments powered by Disqus