на главную

ФИЦКАРРАЛЬДО (1982)
FITZCARRALDO

ФИЦКАРРАЛЬДО (1982)
#20639

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 158 мин.
Производство: Германия (ФРГ) | Перу
Режиссер: Werner Herzog
Продюсер: Werner Herzog, Willi Segler, Lucki Stipetic
Сценарий: Werner Herzog
Оператор: Thomas Mauch
Композитор: Popol Vuh
Студия: Filmverlag der Autoren, Pro-ject Filmproduktion, Werner Herzog Filmproduktion, Wildlife Films Peru, Zweites Deutsches Fernsehen (ZDF)

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Петербург-Пятый канал); 2-я - авторский перевод (Ю. Сербин); 3-я - оригинальная (De) [5.1/448] + рус. и англ. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Klaus Kinski ... Brian Sweeney Fitzgerald - 'Fitzcarraldo'
Claudia Cardinale ... Molly
Jose Lewgoy ... Don Aquilino
Miguel Angel Fuentes ... Cholo
Paul Hittscher ... Captain (Orinoco Paul)
Huerequeque Enrique Bohorquez ... Huerequeque (The Cook)
Grande Otelo ... Station master
Peter Berling ... Opera Manager
David Perez Espinosa ... Chief of Campa Indians
Milton Nascimento ... Blackman At Opera House
Ruy Polanah ... Rubber Baron
Salvador Godinez ... Old Missionary
Dieter Milz ... Young Missionary
William Rose ... Notary
Leoncio Bueno
Jean-Claude Dreyfus ... Opera Singer

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2968 mb
носитель: HDD2
видео: 704x384 XviD 1786 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, De
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ФИЦКАРРАЛЬДО» (1982)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Фицкарральдо" ("Фицкаральдо", "Фитцкарральдо"). Фицкарральдо, безумно влюбленный в голос великого Карузо, отправился на поиски каучуковой плантации в джунглях Амазонки, чтобы разбогатеть и построить оперный театр...

В самом начале ХХ века предприниматель-авантюрист и оперный фанат (поклонник Карузо) Фицкарральдо направляется в амазонские джунгли в поисках каучука. Его розовая мечта - разбогатеть и построить оперный театр для индейцев. А пока аборигены под голос с граммофона перетаскивают многотонный корабль Фицкарральдо через перешеек между двумя реками...

В небольшом городке в джунглях Амазонки живет неисправимый мечтатель Брайан Суини Фицджеральд (Клаус Кински), которого местные индейцы зовут Фицкарральдо. Бузотер и нарушитель спокойствия, он живет мечтой построить в этом захолустье оперный театр. Именно поэтому он и стремится стать богатым человеком. Узнав об огромных зарослях каучуконосных деревьев, он решает плыть к ним на корабле. А в дорогу его собирает верная подруга, красавица Молли (Клаудиа Кардинале)... (Титова Н.)

Этот поэтичный фильм, великолепно снятый, насыщенный музыкой Верди, Пуччини, Беллини, Рихарда Штрауса и других великих композиторов, немецкий режиссер Херцог снял совместно с перуанскими кинематографистами в джунглях Амазонии. А герой фильма фанатик-меломан Брайан Фицджеральд, которого индейцы называли Фицкарральдо, одержим идеей - поставить в городке Икитосе, где он живет, настоящую оперу. Для этого он затевает безумную авантюру, причем на последние деньги. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1983
Номинация: Лучший иностранный фильм (ФРГ).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1983
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Вернер Херцог, ФРГ).
КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1982
Победитель: Лучший режиссер (Вернер Херцог).
Номинация: Золотая пальмовая ветвь (Вернер Херцог).
МКФ В САН-СЕБАСТЬЯНЕ, 1982
Победитель: Приз Международной Католической организации в области кино (OCIC).
НЕМЕЦКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 1982
Победитель: Серебрянный приз за лучший художественный фильм (Werner Herzog Filmproduktion, Pro-ject Filmproduktion, Filmverlag der Autoren).
НЕМЕЦКАЯ ГИЛЬДИЯ АРТХАУСНОГО КИНО, 1984
Победитель: Золотой приз за лучший немецкий фильм (Вернер Херцог).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм, ставший одой человеческой одержимости, создан на основе реальных исторических событий.
Карлос Фермин Фицкаральд Лопес / Carlos Fermin Fitzcarrald Lopez (6 июля 1862 Сан-Луис де Уари, Перу - 9 июля 1897, пороги р. Урубамба). Перуанский «каучуковый барон», землепроходец, в честь которого названа провинция Карлос Фермин Фицкаральд (регион Анкаш) республики Перу. Исторический прототип главного героя фильма «Фицкаральдо». Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Фицкаральд,_Карлос_Фермин.
В 1981 году Херцог приступил к съемкам ленты «Фицкарральдо», после 2-х лет подготовительных работ.
В главной роли должен был сниматься Джейсон Робардс, но после нескольких уже отснятых сцен актер заболел, и врачи категорически запретили ему продолжать работать. Херцог обратился к Марио Адорфу, но тот отклонил предложение, потому что «испугался херцоговской одержимости».
Первоначально планировалась, что роль помощника Фицкарральдо сыграет Мик Джаггер. Однако мировое турне помешало ему сниматься, и тогда Вернер Херцог выбросил эту роль из сценария.
В разгар работы над фильмом Херцог остался без актера. Неожиданно ему принесли телеграмму: «Если хочешь, можешь ангажировать меня. Клаус Кински».
В итоге роль Фицкарральдо досталась любимому актеру Херцога Клаусу Кински, однако его капризное поведение довело до белого каления не только режиссера. Вождь индейцев, занятых в фильме в качестве статистов, на полном серьезе предлагал Херцогу свою помощь в убийстве Кински, если он так захочет. Режиссер, разумеется, отказался. Впоследствии, Херцог в шутку сказал, что пожалел об отказе.
По словам Херцога, если бы не своевременное появление Кински в качестве актера, ему пришлось бы самому исполнить роль Фицкарральдо.
Фильм давался его создателям тяжело - несколько насыщенных дней сменялись полной остановкой всего процесса. После многочисленных простоев, постоянной пересъемки материала, американские продюсеры (Джейсон Робардс и Мик Джаггер) отказали Херцогу в продлении контракта, т. к. деньги были истрачены и счета в банке заморожены.
Настоящий корабль реального существовавшего ирландца Брайана Суини Фитцджеральда весил 28 тонн. Корабль Херцога - 328, причем в съемках принимали участия 2-а абсолютно одинаковых судна.
Потрясающая сцена медленного переваливания корабля через разделяющий реки холм снята без каких-либо спецэффектов, с применением хитроумных инжерных приспособлений. Вернер Херцог стремился к тому, чтобы зритель физически ощутил масштаб происходящего, и это ему полностью удалось. Более того: эпизод с порвавшимся канатом, когда уже преодолевшее часть пути судно вдруг начинает скользить обратно, вниз, отражает собой реально возникшую во время съемок ситуацию.
Создание фильма заняло 4 года.
Премьера: 4 марта 1982 года.
Извилистая история создания картины запечатлена в документальной ленте «Бремя мечты» (1982). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Бремя_мечты.
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «501 Must See Movies»; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии критиков Нью-Йорк Таймс; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензии Роджера Эберта (англ.): 1982 год - http://rogerebert.com/reviews/fitzcarraldo-1982; 2005 год - http://rogerebert.com/reviews/great-movie-fitzcarraldo-1982.
Вернер Херцог (Настоящее имя Вернер Стипетич) родился в Мюнхене в 1942 г. Детство провел в глухой горной деревне Захранг в Баварии, вдали от городской жизни. В 12 лет вместе с матерью, уроженкой Югославии, снова переехал в Мюнхен, где заинтересовался кино. Ныне живет в Калифорнии, США. Один из классиков современного кинематографа, автор более 40 картин, художественных и документальных, бесстрашный режиссер, постоянно рисковавший жизнью на съемках каждого очередного фильма, режиссер, создавший свой уникальный аутентичный стиль и проблематику, дерзкую и порой шокирующую, открывший миру талант актера Клауса Кински. Музей кино приглашаетВ его фильмах присутствуют три основные темы: аборигены, туземцы, жители областей Земли, которых еще не коснулась цивилизация (Фицкарральдо, Cobra verde, Агирре, гнев Божий, На десять минут старше: Труба), харизматические личности, одержимые безумными идеями (Великий экстаз резчика по дереву Штайнера, Гашербрум - сияющая гора, Фицкарральдо, Cobra verde, Агирре, гнев Божий) люди, отвергаемые обществом, юродивые, ненормальные (Каждый за себя, и Бог против всех, Строшек, И карлики начинали с малого). Херцог был беспощаден в работе и к себе, и к своей команде. Он заставлял своих актеров пройти внутренний путь изображаемых ими персонажей и в других своих фильмах - человек, сыгравший Каспара Хаузера в фильме «Каждый за себя, а Бог против всех» (1974), был найден им в психиатрической лечебнице, где он провел практически всю жизнь, а на съемки «Стеклянного сердца» (1976) Херцог пригласил профессиональных гипнотизеров, чтобы ввести актеров-любителей в состояние гипноза. С Клаусом Кински Херцог снял фильмы «Агирре, гнев божий» (1972), «Носферату - призрак ночи» (1978), «Войцек» (1979), «Фицкаральдо» (1982) и «Кобра верде» (1988). «Фицкарральдо» стал самым масштабным проектом режиссера - потребовались титанические усилия и несколько лет работы, чтобы довести его до конца. В окончательном варианте главную роль исполнил опять-таки Кински, а не Джейсон Робардс (c Миком Джаггером в качестве ассистента), как планировалось ранее. За «Фицкарральдо» Херцог был отмечен наградой Каннского фестиваля как лучший режиссер, хотя его много критиковали, особенно в родной Германии, за иррациональное стремление к натуралистичности и пренебрежение человеческими жизнями (при съемках в джунглях Амазонии не обошлось без жертв). Двойственное отношение к работе Херцога, одержимого идеей доснять Музей кино приглашаетфильм вне зависимости от той цены, которую придется за это заплатить, запечатлел и документальный фильм «Бремя мечты» (1982), удостоенный премии BAFTA. В 2001 году, поселившись в Лос-Анджелесе, Херцог вернулся к игровому кино. В его новых фильмах снимаются голливудские звезды первой величины - Николас Кейдж («Плохой лейтенант»), Кристиан Бейл («Спасительный рассвет»), Тим Рот («Непобедимый»). К вершинам кинодокументалистики Херцога можно отнести документальные проекты американского периода - «Человек-гризли» (2005) и «Встречи на краю света» (2007, номинация на «Оскар»). В 2010 году он возглавлял жюри 60-го Берлинского международного кинофестиваля, где несколькими наградами был отмечен российский фильм «Как я провел этим летом», действие которого происходит в типичных «херцоговских» местах - на краю обитаемого света.
В. Херцог в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Херцог,_Вернер. Русскоязычный сайт посвященный режиссеру В. Херцогу - http://vherzog.ru/.
Клаус Кински / Klaus Kinski (18 октября 1926 - 23 ноября 1991) - немецкий актер театра и кино. Известен, в частности, своими ролями в фильмах кинорежиссера Вернера Херцога. Отец актрисы Настасьи Кински и актера Николая Кински. Он играл множество психопатических ролей и благодаря им был признан на мировом уровне, став одним из наиболее известных актеров Германии. Наиболее выдающимися его работами считаются фильмы, снятые в сотрудничестве с режиссером Вернером Херцогом. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Клаус_Кински.

СЮЖЕТ

Начало XX века. Главный герой фильма, Брайан Фицджеральд - в Латинской Америке его называют Фицкарральдо - проделывает огромное путешествие (2000 миль по Амазонке и ее притокам) и прибывает в театр «Амазонас», чтобы послушать выступление Энрико Карузо. Меломания его граничит с фанатизмом: Фицкарральдо мечтает выстроить оперный театр в самом сердце перуанской сельвы и пригласить туда Карузо. Чтобы финансировать это грандиозное предприятие, Фицкарральдо приобретает концессию - берет в аренду участок для добывания каучука. Он снаряжает экспедицию и на корабле отправляется на место (берега реки Укаяли); однако попасть туда не так-то просто - требуется преодолеть крайне опасные пороги. Тогда Фицкаррадьдо принимает решение обойти опасный участок по другой реке, а затем в месте близкого соприкосновения их русел перетащить судно по земле из одной реки в другую. Эта, казалось бы, безумная операция заканчивается успехом. Однако Фицкарральдо не принял в расчет менталитет индейцев. Они воспринимают корабль и его самого сквозь призму своих верований и усматривают в происходящем возможность усмирить «контролирующих» пороги демонов. Ночью, когда измученный тяжелейшим мероприятием Фицкарральдо засыпает, индейцы перерубают якорную цепь. Корабль несется прямо на пороги. Чудом Фицкарральдо остается жив. Проект строительства театра провалился, а главный герой утешает себя тем, что устраивает своеобразный концерт на воде.

Экзистенциальная историческая притча. Это один из самых безумных проектов Вернера Херцога, считавшегося и прежде как бы одержимым фанатиком, который часто снимает там, куда редко ступала нога цивилизованного человека, и способен преодолеть неимоверные трудности и лишения ради потрясающих воображение кадров девственной, не тронутой никем природы. Но постановка «Фицкарральдо» была просто личным подвигом немецкого режиссера, триумфом его воли и страсти. Херцог начал съемки картины еще в 1979 году и несколько раз их останавливал (в том числе - по причине отказа от ролей первых исполнителей: британского рок-певца Мика Джаггера и американского актера Джейсона Робардса, которые не выдержали невыносимых испытаний) - все это отражено в документальной ленте с изумительно точным названием «Бремя грез». Наконец, «неистовый баварец» призвал на помощь, уже в четвертый раз в своей кинобиографии, немца Клауса Кински, по сути, им же открытого для мирового кино десятилетием ранее в фильме «Агирре, гнев Божий». Актер сумасшедшего темперамента, самоотверженный в работе, кажется, до беспредельности, он с непокорностью зверя все-таки подчинялся диктату постановщика («Херцог - дерьмо, но другие намного хуже», по парадоксальному высказыванию самого Кински). Несмотря ни на что, картина «Фицкарральдо» была закончена в тяжелейших условиях джунглей Амазонки, в глубине непроходимых районов Перу и Эквадора. Причем в качестве уникального свидетельства гипнотического (и уже без сеансов гипноза, как на съемках «Стеклянного сердца») воздействия Вернера Херцога, способного заставить не только основных исполнителей, но и массовку, в данном случае - индейцев, беспрекословно выполнять немыслимую работу, приводился следующий поразительный факт. Реальный Фицкарральдо (на самом деле, ирландец Брайан Суини Фицджералд), живший в начале XX века и исступленно влюбленный в голос великого Карузо, отправился на поиски каучуковой плантации, чтобы разбогатеть и построить оперный театр в Богом забытой амазонской деревушке Икитос. Там он сумел уговорить враждебное племя индейцев перетащить большую лодку весом в двадцать восемь тонн через узкий перешеек между двумя реками. А не менее маниакально преданный искусству современный немецкий режиссер вынудил проделать ту же самую операцию с пароходом весом в триста двадцать восемь тонн (!). И это - не глупая прихоть, вздорный каприз или дурная выходка. Безусловно, лучшие сцены «Фицкарральдо» - вышеназванный эпизод, а также путешествие парохода по реке мимо неизведанных берегов, покрытых легкой дымкой тумана (вновь, как и ленту «Агирре, гнев Божий», снимал тоже яростный и неукротимый по манере оператор Томас Маух). Вот-вот могут напасть воинственные по отношению к белым индейцы, но Фицкарральдо гениально уверен, что их околдует голос Карузо из граммофона. Почти физически чувствуешь «волшебную силу искусства», которое может хоть на время отмести прочь вражду между людьми и убедить их добровольно пойти на акт самопожертвования. Они даже способны сплотиться на миг во внешне безрассудном действии, имеющем более глубинное, философское значение - как страстотерпие, преодоление, совершение извечного пути «через тернии к звездам», победа духа и разума над природной стихией и неконтролируемой, противостоящей человеку, вообще чуждой действительностью. Акция Фицкарральдо вроде бы терпит крах после того, как индейцы все-таки позволили пароходу разбиться у водопада. Но вернувшись в Икитос, безумный любитель оперы преисполнен решимости когда-нибудь все равно добиться своего, поскольку он доказал, прежде всего, самому себе, что считавшееся абсолютно невозможным действительно возможно. Ни один из фильмов Херцога (он успешно завершил собственный тернистый путь съемок «Фицкарральдо» и был вознагражден премией за режиссуру на Каннском кинофестивале) не пронизан такой безоглядной и упорной верой в могущество человека над самим собой и миром. Он утверждает высокую миссию искусства, которое способно преображать людей, будь то голос Карузо или же сновиденчески воздействующий зримый образ вечно меняющейся и по-прежнему неизменной природы - нецивилизованной, изначальной, как бы прареальности или же метадействительности. «Фицкарральдо» - это истинное, тотальное кино, запечатлевающее мифологичность того мира, который существует вокруг нас, и не меньшую подлинность и осязаемость скрытого внутри нас, а также вовсе придуманного и воображенного художником. (Сергей Кудрявцев)

Если придерживаться схемы, предложенной мною в разговоре о фильме "Стеклянное сердце", то здесь Херцог решил продолжить развитие идеи, заложенной в "Агирре, гнев Божий". Развитие, так сказать, хронологическое - как обмельчание по мере развития и без того не очень хорошего человеческого материала. Действие происходит в начале нынешнего века (и опять сюжет взят из реальной жизни) и явно не случайно первые минут двадцать-полчаса режиссер нагнетает атмосферу капиталистической экспансии в доселе чистые и девственные (даже идеалистические) края Южной Америки. Местные нувориши с удовлетворением сообщают, что в их занюханном Манаусе цены сейчас в четыре раза выше нью-йоркских. Они с дурным купеческим шиком скармливают рыбе в бассейне тысячные купюры (в песо, как я понимаю), демонстрируя - сколь быстро исчезают деньги на пустые затеи, которыми одержим главный герой. Герой же - один из немногих романтиков, чудом уцелевших в прагматичном Новом Свете. Ирландец Брайан Суини Фитцджеральд, чье имя туземное население может произнести лишь на латинизированный манер - Фитцкарральдо. Он тоже дитя своего времени, лишенного привелегий, прав и возможностей королевского рыцаря Агирре - вынужден суетиться, ловчить, вступать в компромиссы. Вначале пытался прокладывать железную дорогу через джунгли. 200 метров проложить успел. Ее уже много лет сторожит такой же одержимый, воюя с ворующими рельсы индейцами - в свое время его, вероятно, свело с Фицкарральдо родство душ. Сейчас неугомонный ирландец пытается поставить на широкую ногу производство искусственного льда. Но вопреки очевидной пользе и дорога, и лед Южной Америке не нужны. Прагматизм Фитцджеральда, разумеется, вынужденный - он, оперный фанат, одержим идеей выстроить в своем поселке (где из приличных служб - только бордель) настоящий оперный театр и пригласить на открытие самого Карузо. Отсюда и жажда заработать - не самоцель, но на благое дело. Его идеализм простирается до того, что он заявляет равнодушным современникам: "Ваш мир - это карикатура на настоящую жизнь, которую можно увидеть только на сцене оперы." В Южной Америке, однако, заработать можно только на каучуке (по вполне знакомой логике белой расы - как можно быстрее выкачать из новых земель побольше добра, не особенно утруждаясь и тратясь). Но и это к тому времени осложнено тотальной распродажей земли. Кроме самых труднодоступных и опасных уголков сельвы. Хитрая на выдумку ирландская голова составляет следующий план - он таки покупает гиблый участок и подержаный пароход (с помощью хозяйки упомянутого борделя - во какие люди вращают колеса истории!) и снаряжает экспедицию, чья цель - достигнуть по одной реке место, наиболее близко подходящее к другой, на которой собственно и плодоносят вожделенные гивеи. (Такие сложности - из-за непроходимости нужной реки, порожистая зело.) Фитцкарральдо намерен протащить по суше пароход, дабы тот крейсировал от места промысла до склада, планируемого на узком перешейке. А там уж пустят, разжившись, целую флотилию. Это, впрочем, не все. Тогдашние и тамошние законы предусматривают конфискацию земель в случае, если за девять месяцев не будет получено доказательств их разработки. И снова, как в "Агирре..", начинается изнурительное путешествие через джунгли. Белый костюм вместо лат и пароход вместо плотов, но все та же внезапно наступающая тишина в прибрежных зарослях - сигнал о наблюдающих недружелюбных племенах, все та же безжалостность предводителя, оставляющего "диссидентов" посреди дикого леса, за много километров от ближайшего жилья. ( И даже одно и то же лицо исполнителя.) Как ни удивительно, дикие аборигены оказались большими эстетами. Их пленил голос Карузо из грамофонной трубы и они не только не проявили враждебности, но и совершенно покорно, как тягловый скот, впряглись в авантюру Фитцкарральдо, перетащив корабль через холм. Не буквально, конечно, подняв на руки, как аргонавты - инженерная мысль начала века имела место быть, но тупая физическая работа присутствовала. Мои постоянные сравнения с американским кино, наверное, звучат раздражающе, но вот парадокс. Американский "Апокалипсис сегодня" известен как самое невероятное кинематографическое безумство. Немецкий "Фитцкарральдо" - снимавшийся тоже три года, стоивший съемочной группе пару жизней (против инфаркта Копполы), сменивший нескольких исполнителей главной роли, стоивший колоссальных средств и трудовых затрат - известен небольшому слою любителей интеллектуального кино. Главное - громче крикнуть, взгромоздиться повыше, рекламой глаза до конъюнктивита замозолить… Корабль Фитцкаррадьдо весил 28 тонн. Корабль Херцога - 328. Причем, продюсерам пришлось раскошелиться на два натуральных парохода (уж не знаю, зачем понадобился второй). Тут уж не поспоришь с теорией французского культуролога Жака Бодрийара о стремлении кино и телевидения вытеснить реальность с первого места на второе, превратить оригинал в копию и наоборот. Если уж - в данном случае - не удалось предвосхитить факт моделью, то можно хотя бы улучшить копию, сделать ее более масштабной, более эффектной и, тем самым, выиграть историческое соревнование. Мне трудно припомнить в мировом кино более гипнотичный кадр, нежели всползание корабля на холм. Очень долгий кадр, в котором ничего не происходит. Совершенно как созерцание минутной стрелки. Она-то движется, но самого движения заметить невозможно. Минутная стрелка, которая словно отсчитывает и роковые девять месяцев сделки, и исторический срок идеализма вообще. С другой стороны: глубоко символично, что труд Херцога остался невидимым для всего мира. Оддин из героев фильма заметил: "Индейцы считают, что их жизнь - это иллюзия, а реальная жизнь происходит во тьме." Мировой кинозритель не подозревает, что маниакальный хорват строит в Перу копию парохода начала века, жители Манауса не ведают, что в джунглях маниакальный ирландец взрывает динамитом холм и гробит индейские жизни ради невероятного проекта, пьяный после успеха предприятия Фитцкарральдо не подозревает, что индейцы ночью перерубили канат и пароход понесло по течению на те самые пороги. Когда экипаж заметил движение, было уже поздно… Корабль так измочалило в неуправляемом плавании, что группа едва добралась до цивилизации. Сотрудничество индейцев объяснялось просто - они (по вполне знакомой логике желтой расы улыбаясь блюсти сугубо личный интерес) посчитали, что, пустив "белую пирогу" по опасной реке, они тем самым изгонят из нее злых духов. И плевать им было на всякие театры и Фитцкарральдо. Времени на повторение операции уже не оставалось. На последние деньги герой нанял заезжую труппу и привез в родной поселок для представления, подарив-таки соседям призрачный театр, дав возможность увидеть "настоящую жизнь", а не "карикатуру на нее". Впрочем, как заметил кто-то из героев: "Джунгли населены призраками и иллюзиями." И тут уже ничего не попишешь… (Игорь Галкин)

«- Что вы собираетесь делать после того, как закончите съемки этого фильма? Какие у вас планы? - Я не собираюсь больше снимать фильмы. Мне надо сразу же идти сдаваться в сумасшедший дом» (из интервью Вернера Херцога на съемках «Фицкарральдо»). Он опоздал родиться. Задыхаясь в среднестатистически-отцифрованной ячейке нашего времени, немецкий режиссер Вернер Херцог смог вырваться из нее, лишь выведя неповторимую стратегию собственной жизни. Разбить рамки реализма, дать простор мистически-запредельным стремлениям души, тяготению ее к интуитивно-иррациональному творческому началу, позволить вырваться наружу тайным силам, ее взрывающим, и тяга к безграничному индивидуализму… Пожалуй, лишь эпохи Великих географических открытий и Возрождения могли бы впитать в себя всю одержимость его проектов, разделить с ним его стремление раздвинуть границы привычных возможностей, понять его бунт против всего, что носит на себе оскорбительно-ущербное клеймо нормы. Вернер Херцог - один из последних представителей неоромантизма, в отличие от Ницше и Шопенгауера не просто декларирующий свои убеждения, а шаг за шагом неуклонно воплощающий их в жизнь. Его фильмы - это высокохудожественная документалистика, без столь модной ныне приставки «псевдо-». Подобно древним суфиям, он мог бы сказать о себе: «Я много раз слышал и не раз видел как огонь жжет и яд отравляет. Я сам был обожжен огнем и отравлен ядом». В 1982 году Вернер Херцог снял свой самый амбициозный проект «Фицкарральдо» - фильм, вобравший в себя всю неординарность его натуры. «Фицкарральдо» основан на реальной истории каучукового барона, жившего в сельве Амазонки в начале прошлого века. История этого барона не очень интересовала режиссера, куда больше его воображение было захвачено одной деталью биографии этого человека - однажды он пересек перешеек реки на пароходе, предварительно демонтировав и собрав его заново на другом берегу реки. Херцог поступил по своему обыкновению - архивную документальность событий он преобразил в притчу о вызове невозможному. Он снял историю о человеке, одержимым мечтой - построить в джунглях собственный оперный театр и пригласить петь в нем Карузо. Заработать денег на свой проект герой фильма решает эксплуатацией каучуковой плантации, труднодоступной из-за стремнин в пойме реки Амазонки. Заядлый меломан и начинающий капиталист, сумевший привлечь на свою сторону тысячу местных индейцев, воплощает в жизнь один из этапов своего невозможно-дерзкого плана по-аргонавтски. В географической точке соединения двух речных систем, применяя лишь силу человеческих рук, а также систему рычагов и лебедок, участники его безумного проекта перетаскивают по суше через крутой склон горы на противоположный речной берег огромный пароход. Последующий радикальный поворот событий и красивейший (несмотря на свою непредсказуемость) финальный аккорд картины можно сравнить лишь с физически осязаемым прикосновением к вечно ускользающей линии горизонта. Но Вернер Херцог не был бы Вернером Херцогом если бы не снял всю эту невероятную историю вживую. Режиссер не изменил своему кредо: максимальная аутентичность и неограниченная свобода самовыражения. Никаких фальш-декораций, картонной иллюзорности павильонных съемок или спецэффектов-обманок. Восстановленный из металлолома пароход начала прошлого века, амазонская сельва, далекие от западной цивилизации индейцы, крутой горный кряж протяженностью почти в милю, неукротимый темперамент актера Клауса Кински и одержимая воплощением на кинопленку собственной мечты режиссура Вернера Херцога. «Когда я возвратился в Германию, то пробовал собрать всех инвесторов. Они спросили меня: «Как ты будешь продолжать? У тебя есть силы, желание, энтузиазм и все такое?» И я ответил: «Как вы можете задавать этот вопрос? Если я оставлю этот проект, то я стану человеком без мечты, а я не хочу жить таким. Или я проживу свою жизнь на этом проекте или закончу ее на этом проекте» (с) Фильм снимался в неподдельно экстремальных условиях: в эпицентре войны между Перу и Эквадором, в пограничной точке конфликта между враждебными индейскими племенами, посреди непролазной малярийной грязи местных болот, под обстрелом индейских стрел и укусов ядовитых змей, угрожающе опасных провокаций местной прессы, регулярной остановки съемок из-за нехватки денежных средств, периодического бойкота измотанной до предела съемочной группы и психопатически взрывного эгоцентризма Кински, сыгравшего Фицкарральдо. В своем более позднем фильме «Мой любимый враг Клаус Кински» режиссер приоткрыл завесу их непростых отношений, особенно ярко проявившихся на съемках «Фицкарральдо». Внешне спокойный, но маниакально одержимый собственными проектами Херцог и неуправляемый скандалист Кински - они представляли собой взрывоопасное сочетание. Но в тоже время только эти двое могли с полуслова понять друг друга. Только флегматичный упрямец Херцог мог так точно направлять в нужное русло бешеную энергию истероидного холерика Кински. И только Кински смог привнести в фильмы немецкого режиссера тот уникальный оттенок воистину дьявольского магнетизма, отличающего их совместные проекты. Великолепный творческий тандем двух втайне восхищавшихся друг другом гениальных людей, создавших свои лучшие работы в теснейшей партнерской связке, перманентно перетекал в профессиональные ссоры, скандалы, личные оскорбления и угрозы. Во время съемок «Фицкарральдо» у режиссера дважды возникало острейшее желание убить актера. Первый раз - когда Кински демонстративно собрал свои вещи и собрался все бросить и уехать посередине съемочного процесса - режиссер смог остановить актера, лишь наставив на него прицел заряженного ружья. И второй раз, когда выведенные из себя бесконечными выходками Кински индейцы предложили режиссеру самим убить актера. Херцог отказался от предложения вождя племени, но впоследствии шутил, что не раз жалел об этом. Четыре мучительно-долгих года человек по имени Вернер Херцог снимал фильм об одержимом мечтателе Фицкарральдо, интуитивно осознавая, что снимает картину о самом себе. Один из эпизодов фильма - белоснежный пароход, под симфоническую музыку рвущийся из липкой грязи амазонских джунглей к небу - символ непокорной души режиссера, сумевшего расправленными крыльями мечты разорвать тесный кокон материи нашего мира. «Это не только мои мечты. Я верю, что эти мечты также и ваши. И единственное различие между вами и мной - то, что я могу ясно выразить их» (Вернер Херцог). Если вы хотите ощутить вкус уникальной режиссуры Вернера Херцога - посмотрите «Агирре - гнев божий». Но если вы хотите раз и навсегда влюбиться в упоительное безумие его души - откройте свое сердце для незабываемо прекрасного «Фицкарральдо». (AndaLucia)

У кинематографа Германии было два этапных периода развития, два исторических пика: это экспрессионизм конца 10-х- начала 20-х годов прошлого столетия (Вине, Мурнау, Ланг, Фейдт) и «новое немецкое кино», возникшее в 60-е и достигшее расцвета в 70-е годы ушедшего века. И если режиссеры первого поколения, так или иначе были схожи в своих мистическо-фантастических немых экзерсисах, то «шестидесятники» отличались друг от друга разительно. Например театральная линеарность Фассбиндера, была абсолютно непохожа на отстраненные черно-белые роуд-муви Вендерса, также как феминистская контестация лент Фон Тротты, значительно разнилась от работ ее собственного мужа Шлендорфа, с его несколько литературно-историческим стилем. Единственное все же, что их всех объединяло, так это солидарность в денацификации своего недавнего «коричневого» прошлого… Не затерялся в их ряду и такой «самостийный» автор, как Вернер Херцог, имевший свою собственную, документально-натуралистичную манеру виденья сквозь киноглаз камеры. Этнический югослав, он и в своих работах демонстрировал восточноевропейский темперамент, делавший его картины природно дикими и по-балкански витальными. Когда же, на киноплощадке, он сходился со своим «главным актером» (другом-врагом?) польским немцем Клаусом Кински (бывшим десантником вермахта), на съемках становилось жарко, как в аду. И искры ненависти проскакивающие между волевым режиссером и неврастеником артистом, летали по обе стороны кинообъектива, дав нам возможность лицезреть это колоссальное напряжение на экране. На какой фильм, по форме, более всего похож «Фицкарральдо», так это на «Апокалипсис сегодня» Копполы. Тот же сплав по реке в самое «сердце тьмы», с отсутствием возможности повернуть назад, та же команда чудаковатых «безумцев» способных идти до самого конца. Те же люди другой культуры (индейцы Амазонки), а можно сказать и цивилизации, в любой момент способные убить героев. Захватывающе и одновременно страшно, смотреть на то, что ждет персонажей за каждым следующим «водоворотом»… Это кино - настоящий фильм-опера (недаром Херцог ставил их на театральной сцене) об одержимости подвигом и агонией идеализма. Эта работа режиссера (как и многие его ленты) - история великого поражения, но тем не менее - это гимн во славу триумфа воли и духа. Герой Кински, словно Иисус на «Голгофу перуанских Анд», несет свой «крест»-пароход. Индейцы тут словно девственная природа способная погубить, но при этом всегда открытая к прекрасному, что есть в человеке. И готовая в нем признать своего хозяина и бога. Божественный тенор Карузо (с которым мне посчастливилось родиться в один день, ну конечно в разные годы), способен вызвать, более, состояние благоговения у дикаря, чем у «цивилизованного» толстосума. И как же прав герой, осекающий на полуслове ставящих (словно на тотализаторе) на его экспедицию деньги богатеев (говорящих, что мол это они настоящие игроки, рискующие своими кровными состояниями), заявляя им: «Единственный игрок здесь - я». Ведь нельзя проиграть или выиграть, не вставая с удобного кресла. А Херцог стал безоговорочным победителем (плюс конечно приз за режиссуру в Каннах) - подняв сию буксовавшую четыре года (именно столько длились съемки) махину и «дотащив» ее к нашим с вами глазам и сердцам! (billfay)

comments powered by Disqus