на главную

ВЕЧЕРНИЕ ПОСЕТИТЕЛИ (1942)
VISITEURS DU SOIR, LES

ВЕЧЕРНИЕ ПОСЕТИТЕЛИ (1942)
#20662

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 116 мин.
Производство: Франция
Режиссер: Marcel Carne
Продюсер: Andre Paulve
Сценарий: Jacques Prevert, Pierre Laroche
Оператор: Roger Hubert
Композитор: Joseph Kosma, Maurice Thiriet
Студия: Productions Andre Paulve
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Arletty ... Dominique
Marie Dea ... Anne - la fille du baron qui se fiance avec Renaud
Fernand Ledoux ... Le baron Hugues - le chatelain, pere d'Anne
Alain Cuny ... Gilles - un menestrel
Pierre Labry ... Le seigneur
Jean d'Yd ... Le baladin
Roger Blin ... Le montreur de monstres
Gabriel Gabrio ... Le bourreau
Marcel Herrand ... Le baron Renaud - le fiance d'Anne
Jules Berry ... Le diable
Simone Signoret ... Extra

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1000 mb
носитель: HDD2
видео: 640x480 XviD 1066 kbps 25 fps
аудио: MP3 128 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ВЕЧЕРНИЕ ПОСЕТИТЕЛИ» (1942)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В самый разгар французского Ренессанса, в замок богатого вдовца наезжают два менестреля, Жиль и Доминик. По тем временам скучающие сеньоры радовались любым гостям, а уж менестрелям и подавно. Красивая история вечной любви, в основе которой лежит средневековая легенда о том, как Дьявол сниспослал на Землю двух слуг, чтобы сеять между людьми смуту и беспорядок. Но один из них - Жюль, влюбляется в прекрасную девушку и все его темные помыслы теряют смысл. Тогда дьявол сам берется за дело. Марсель Карне создал прекрасную картину о романтизме и любви, которые кардинально способны изменить нашу жизнь. Простота в его повествовании сюжета заманчива, а сам сюжет преобритает образ некой иллюзии, фантазии.

Средневековая Франция, конец XV века. Двое менестрелей, Жиль и Доминик, появляются в замке барона Гуго. Мужчина-менестрель Жиль влюбляет в себя просватанную дочь хозяина, женщина-менестрель Доминик применяет свои чары к ее жениху, заносчивому барону, и параллельно к отцу героини. Череда чудес проделанных Жилем и Доминик, заставляет поверить в их сверхъестественные силы, что они посланы самим дьяволом, дабы искушать людей и заставлять их страдать. Но так случилось, что Жиль, один из посланников дьявола, вдруг влюбляется в земную женщину, кажущуюся для него ангелом - и время как бы останавливается для них обоих: теперь миром правит только любовь.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

В время Второй мировой войны Карне оказался в оккупированной немцами Франции, где мог снимать только костюмные драмы на исторические темы. Работая в узких рамках немецкой цензуры, Карне создаёт фильм «Вечерние посетители», с виду невинную средневековую сказку о двух влюблённых, противостоящих воле дьявола. Однако публика воспринимает этот фильм как зашифрованный призыв к сопротивлению оккупационному режиму.
Ассистент режиссера - Микеланджело Антониони. Соавтор сценария - Жак Превер.
Карне без Превера (к 100-летию со дня рождения классика кино) - http://cinematheque.ru/post/141303.
Марсель Карне (Marcel Carne, 18 августа 1906, Париж - 31 октября 1996, Кламар, Франция) - французский кинорежиссёр (в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Карне,_Марсель).
Сайт, посвящённый Марселю Карне (фр.) - http://marcel-carne.com/.

СЮЖЕТ

В мае 1485 года Дьявол отправляет на землю двух своих созданий, чтобы привести человеческий род в отчаяние. Доминика и Жиль - притворяясь братом и сестрой, хотя на самом деле Доминика была раньше любовницей Жиля, - появляются в замке барона Хьюза, вдовца, готовящего выдать свою кроткую дочь Анну замуж за жестокого эгоиста сеньора Рено. Чтобы посеять кругом несчастье и хаос, Доминика старается соблазнить одновременно Рено и барона Хьюза, а Жиль в это время начинает преследовать Анну и влюбляется в нее не на шутку. Чувствуя, что дела принимают непредвиденный оборот, Дьявол появляется в замке собственной персоной. Жиля, застигнутого с Анной, сажают в цепи и бьют кнутом в подвале. Ради прекрасных глаз Доминики Рено намеревается убить барона Хьюза на дуэли, но сам погибает от руки соперника на большом турнире. Барон сокрушается о своей победе. Дьявол приказывает Доминике увести кавалера за собой в ад. Устав от монотонной злобы Дьявола, но чувствуя ко всему безразличие, Доминика подчиняется. На быстрой лошади она увозит с собой барона. Дьявол вожделеет Анну и пытается добиться ее любви...

Отметив качественную, точную, сдержанную драматургию выдающегося французского поэта первой половины ХХ в. Жака Превера и Пьера Ляроша, отличную камеру Р. Юбера, мастерски играющую светом и тенями, обращусь к тому, что кажется мне наиболее значительным в этой ленте - бытописанию. Пожалуй, нигде больше в кино не представлена столь дотошно эпоха Возрождения: ее костюмы, ритуалы, танцы, интерьеры и прочее. Если вы хотите увидеть, как обедали французские сеньоры, какие одеяния и какую обувь они носили, какие песни и мелодии слушали, какие полы и потолки, окна и кровати, мосты и гобелены были в их замках - посмотрите фильм Марселя Карне. Точность, добросовестность и любовное знание, с какими он сделан, достойны называться энциклопедическими, как сама картина достойна почетного места на полке классики, каковое, впрочем, она и занимает. (Виктор Распопин)

Философско-поэтическая драма. Во французском названии есть скрытая поэтичность - в отличие от более определённого английского варианта «Посланники дьявола», хотя это вроде бы и соответствует сюжетному посылу лежащей в основе фильма средневековой легенды о дьяволе, который отправил на Землю собственных слуг, чтобы сеять раздор и смуту среди людей, склоняя их на свою сторону. Но так случилось, что Жак, один из посланников дьявола, вдруг влюбился в земную женщину Элен, кажущуюся для него ангелом - и время как бы останавливается для них обоих: теперь миром правит только любовь. Марсель Карне прибегает к помощи реализованной метафоры, буквального воплощения фаустовского желания «Остановись, мгновение! Ты прекрасно», когда все пары, танцующие на балу у барона Уга, замирают - а новые влюблённые покидают зал, проводят счастливое и совершенно не подвластное счёту время, пока не возвращаются назад, и вновь не воскрешаются те, кто прежде застыл в танце. А дьявол (в колоритном исполнении Жюля Берри, который раньше, в ленте «День начинается» того же Карне, сыграл своего рода «мелкого беса») прилагает все усилия, чтобы расправиться со своим непослушным слугой и его возлюбленной, превращая их в камень. Но они всё равно остаются вместе, являясь словно памятником бессмертной любви. Одна из классических картин направления «поэтического реализма», представляющего творчество поэта Жака Превера и режиссёра Марселя Карне, воспринималась в момент выхода на экран в оккупированной немцами Франции актуально и даже злободневно. Она выглядела аллегорией о дьяволе-Гитлере, который напрасно пытался покорить чистую душу и искреннее сердце Франции. Только в 50-е годы будущие деятели «новой волны» (ещё до того, как они яростно набросились на подрастерявшего былую славу и свежесть кинематографической образности, всего лишь пятидесятилетнего Карне) превознесли ряд подлинных шедевров, которые родились в предвоенной и оккупированной Франции. И справедливо разглядели в этих лентах глубины поэтическо-философского осмысления реальности и восприняли ростки нового кинематографического стиля, который позволял метафорически преображать действительность и даже воспарять над ней. Знаменательно также, что в качестве ассистента режиссёра на съёмках «Вечерних посетителей» сотрудничал итальянец Микеланджело Антониони (хотя он был всего на три года младше уже признанного тогда мэтром 33-летнего Марселя Карне). Антониони не только творчески усвоил уроки «поэтического реализма», в том числе - будто медитативный внутрикадровый ритм «Вечерних посетителей», но и оказался в дальнейших собственных работах, которые новаторски изменили представления о киноязыке, как бы связующим звеном между кинематографом двух эпох - рубежа 30-40-х и 50-60-х годов. А в 90-е годы история во многом повторилась, когда немец Вим Вендерс, уже успевший (кстати, при содействии французов) сотворить собственных киноангелов в «Небе над Берлином», выступил в качестве добровольного помощника у перенёсшего инсульт Микеланджело Антониони («За облаками»). (Сергей Кудрявцев)

Симпатия к дьяволу - удел людей искушенных и разочарованных. Простой человек, в заботах о хлебе насущном не обладающий временем для безделья, не склонен усложнять себе жизнь, напротив, его задача - упростить, облегчить существование. Если речь идет о зле, следует преподнести его в виде глупости, если о страхе - выставить его клоунадой. В этом мы, полуазиаты и недоевропейцы, с Европой едины. И у нас, и у них в сказках чёрт - существо зловредное, туповатое и крайне самонадеянное, всегда проигрывающее в финале. Разве что их "мессир" гораздо презентабельнее выглядит по сравнению с нашими звероподобными свинорылами, и козни его не столь прямолинейны. Два друга - сценарист и режиссер - сняли в 1942-м году сказочку по старой легенде о слугах дьявола, путешествующих под видом менестрелей и сеющих смуту среди людей, искушая их прекрасными ликами, нежными песнями и несбыточными обещаниями. Какая удивительная тема для хомо советикус, взрощенных на рабоче-крестьянских мелодрамах и имевших в распоряжении лишь две волшебные сказки - про Золушку и про Деда Мороза! Тема, до сих пор отдающая чем-то запретным, и потому завораживающая. Фальшивые менестрели прибывают в замок герцога Удо. Их зовут Жиль и Доминик. Доминик - женщина, переодетая в мужское платье, но Жиль выдает ее за младшего брата - до времени. У ворот они встречают палача, ловящего в пруду лягушек. В разговоре Жиль называет его добрым человеком. Затем навстречу им выбегает плачущий бродячий циркач с жалобой, что его медведя - единственного друга и помощника в добыче пропитания - только что ради развлечения убили во дворе замка охранники. Жиль разворачивает поданную ему медвежью цепь и возвращает циркачу - на цепи живой и здоровый медведь. Эта доброта Жиля и сотворенное им бескорыстное чудо заставляют подумать, что зрителю с самого начала пытаются навязать симпатию к злу, однако это не верно. Нам показывают, что Жиль всё ещё не потерян для добра, и все последующие события послужат этому доказательством. Плацдарм выбран правильно, тут есть где развернуться двум молодым повесам. Хозяин замка - вдовец, поглощенный своей потерей; дочь хозяина - нежная и чистая Анна - вскоре должна будет выйти замуж за грубого солдафона рыцаря Рено, присутствующего здесь же. Жиль принимается за Анну, Доминик - за герцога и рыцаря. Если линия Жиль-Анна сразу оказывается светлой и романтической, то линия, которую ведет Доминик, скорее похожа на триллер - так ловко и невинно стравливает она насмерть двух мужчин. Камера так легко и так многозначительно скользит по ее фигуре, что сексуальность Доминик становится осязаемой, её речь так мила и полна двусмысленностей, что зрителю ничего не стоит сделаться очередной жертвой её обаяния. Жиль в это время поддаётся обаянию иного рода - бесхитростному, бескорыстному обаянию любви Анны, и в тот момент, когда он готов уже выйти из игры и разорвать договор с дьяволом, начинается страшная гроза и Хозяин появляется в замке, чтобы самолично уладить возникшее недоразумение. Прежде чем описывать мессира, я бы хотела передать вам некоторую информацию о Жиле и Доминик. Замечательный сценарий позволяет нам не остаться в неведении относительно их судеб, при этом не сообщая ничего конкретного. Ясно лишь, что их невинность сгубили несвоевременность и месть. Когда-то, когда Доминик полюбила Жиля, он оскорбил ее чувства равнодушием, и она сама стала равнодушной, потому что сердце ее было разбито. Когда Жиль вдруг воспылал страстью к холодной Доминик, она в свою очередь вдоволь посмеялась над ним. Два куска льда, разочарованные и опустошенные, сделали единственный оставшийся шаг - заключили сделку с дьяволом, и тот сыграл с ними свою обычную злую шутку: теперь они навеки вместе. В их диалоге, приоткрывающем прошлое, сквозит ироничное сожаление о том, что всё сложилось именно так, переходящее во взаимные упреки. Они вместе, потому что навечно являются должниками друг друга, и только чудо способно вырвать их из этого круга. Итак, чёрт. Болтливый, самодовольный, гротескно чрезмерный во всём: в смехе, ярости, лести, дружелюбии, одежде и мнимой знатности. Он ничего не делает своими руками, но своей вроде бы ничего не значащей болтовней обращает внимание персонажей на знаки и обстоятельства, вынуждающие их самих перейти к решительным действиям. Жиль схвачен в комнате Анны и заточен в подвал. Герцог и рыцарь понимают, что являются соперниками и затевают бой. Жизнь в замке рушится. Сказка не была бы сказкой, если бы все закончилось из рук вон плохо. Но я не хочу больше ничего рассказывать. Если бы в СССР был дьявол, "Вечерних посетителей" мог бы написать Евгений Шварц - есть какое-то неуловимое сходство в интонации повествования, любовь к своим героям, понимание и жалость к отрицательным персонажам. Элементы волшебства и сновидения. Ну и трогательная уверенность в том, что зло всегда проигрывает. (Юлия Ульяновская)

comments powered by Disqus