на главную

ШЕРБУРСКИЕ ЗОНТИКИ (1964)
PARAPLUIES DE CHERBOURG, LES

ШЕРБУРСКИЕ ЗОНТИКИ (1964)
#20686

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Мюзикл
Продолжит.: 92 мин.
Производство: Франция | Германия (ФРГ)
Режиссер: Jacques Demy
Продюсер: Mag Bodard, Gilbert de Goldschmidt, Pierre Lazareff
Сценарий: Jacques Demy
Оператор: Jean Rabier
Композитор: Michel Legrand
Студия: Parc Film, Madeleine Films, Beta Film

ПРИМЕЧАНИЯчетыре звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (SomeWax); 2-я - проф. закадровый двухголосый (Дивайс / Светла / Tivionica); 3-я - проф. закадровый одноголосый (Н. Александрович / Союзмультфильм); 4-я - оригинальная (Fr) [5.1] + англ. и рус. субтитры в 3-х вариантах (1 - SomeWax; 2 - Дивайс / Светла / Tivionica; 3 - Союз Видео).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Catherine Deneuve ... Genevieve Emery
Nino Castelnuovo ... Guy Foucher
Anne Vernon ... Madame Emery
Marc Michel ... Roland Cassard
Ellen Farner ... Madeleine
Mireille Perrey ... Tante Elise
Jean Champion ... Aubin
Pierre Caden ... Bernard
Jean-Pierre Dorat ... Jean
Bernard Fradet ... Gas Station Apprentice
Michel Benoist ... Umbrella Buyer
Philippe Dumat ... Garage Customer in 1957
Dorothee Blank ... Girl in Cafe
Jane Carat ... Ginny
Harald Wolff ... Monsieur Dubourg
Danielle Licari ... Genevieve Emery (singing voice)
Jose Bartel ... Guy Foucher (singing voice)
Christiane Legrand ... Madame Emery (singing voice)
Georges Blaness ... Roland Cassard (singing voice)
Claudine Meunier ... Madeleine (singing voice)
Claire Leclerc ... Tante Elise (singing voice)
Patrick Bricard ... Waiter
Jacques Camelinat ... Garage Customer in 1959
Francois Charet ... Mechanic in 1959
Jean-Pierre Chizat ... Pierre - Mechanic
Jacques Demy ... Le client egare / Le serveur (singing voice)
Bernard Garnier ... Mechanic in 1959
Gisele Grandpre ... Madame Germaine
Herve Legrand ... Francois Foucher
Michel Legrand ... Jean (singing voice)
Myriam Michelson ... Girl in Cafe
Paul Pavel ... First Removal Man
Roger Perrinoz ... Cafe Owner
Rosalie Varda ... Francoise Cassard

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3468 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x690 AVC (MKV) 4232 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ШЕРБУРСКИЕ ЗОНТИКИ» (1964)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Шербурские зонтики" ("Шербургские зонтики"). Юная Женевьев работает в магазинчике «Шербурские зонтики». Она влюблена в автомеханика Ги, и тот отвечает ей взаимностью. Но вскоре Ги забирают в армию и отправляют в Алжир. Расставаясь, влюбленные обещают ждать друг друга. Затем Женевьев узнает, что беременна, а вестей от любимого все нет, и девушка соглашается на брак с состоятельным мужчиной...

Трагическая история, в которой песни и танцы не уводят от действительности, а погружают в нее. Катрин Денев играет молодую Женевьев Эмери, влюбленную в механика Ги Фуше. Они клянутся друг другу в вечной любви. Но вскоре Ги отправляется на войну в Алжир, а Женевьев обнаруживает, что беременна. Ей приходится выйти замуж за богатого ювелира. Он любит девушку и обещает воспитать ее ребенка как родного. Через некоторое время Женевьев получает известие от своего возлюбленного Ги...

Картина начинается с показа двух влюбленных. Их любовь в самом расцвете. Женевьев в магазине своей матери продает зонтики, а Ги работает на станции техобслуживания автомобилей. Влюбленных ожидает разлука, так как Ги получает повестку. Они проводят вместе божественный прощальный вечер, а затем он уходит в армию. Во втором акте Женевьев узнает, что она беременна, и, не получая никаких вестей от своего любимого, выходит замуж за богатого и удобного Ролана. Они уезжают в Париж, а Ги возвращается в Шербур...

Жак Деми снял необычный мюзикл. В фильме не было отдельных музыкальных номеров. Все диалоги были положены на музыку. Каждая фраза не произносилась, а «пропевалась» актерами, тем самым создавался эффект приподнятости, глубины действия. Сценарий картины был прост. Провинциальный городок Шербур. Юная Женевьев Эмери (ангелоподобная Катрин Денев), продавщица в семейном магазине, влюбилась в автомеханика Ги Фуше (Нино Кастельнуово), а его призвали на военную службу. Девушка узнает о своей беременности и под давлением матери (Анна Вернон) выходит замуж за успешного торговца ювелирными украшениями Ролана Кассара (Марк Мишель)... Спустя несколько лет герои случайно встречаются, и только легкая грусть остается от встречи - у каждого теперь своя семья.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1964
Победитель: Золотая пальмовая ветвь (Жак Деми), Приз Международной Католической организации в области кино (OCIC) (Жак Деми), Технический Гран-при (Жак Деми).
ОСКАР, 1965; 1966
Номинации: 1965: Лучший фильм на иностранном языке (Франция); 1966: Лучший сценарий (Жак Деми), Лучшая песня («I Will Wait for You»; Мишель Легран, Жак Деми), Лучшая оригинальная музыка (Мишель Легран, Жак Деми), Лучшая музыкальная адаптация (Мишель Легран).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1966
Номинации: Лучший фильм на иностранном языке (Франция).
ГРЭММИ, 1966
Номинация: Лучший оригинальный саундтрек, написанный для кино или телешоу (Мишель Легран, Жак Деми).
ФРАНЦУЗСКИЙ СИНДИКАТ КИНОКРИТИКОВ, 1965
Победитель: Лучший фильм (Жак Деми).
ПРЕМИЯ ИМ. ЛУИ ДЕЛЛЮКА, 1964
Победитель: Жак Деми.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Первый цветной фильм Жака Деми (до этого режиссер работал с оператором Раулем Кутаром, который снимал на черно-белую пленку).
Практически сразу режиссер понял, что на роль главной героини ему необходима эстрадная певица Изабель Обре (победительница конкурса Евровидения), а музыку к фильму должен писать Мишель Легран. Популярная в то время Обре прошла в «Зонтиках» кастинг и с радостью согласилась сниматься. Но из-за серьезных травм, полученных позднее в дорожной аварии, она была вынуждена отказаться от роли.
У 21-летней Катрин Денев был роман с другом Деми - Роже Вадимом, который и предложил режиссеру попробовать его возлюбленную на главную роль.
Денев пришлось похудеть и покрасить волосы в более светлый тон.
На момент съемок «Шербурских зонтиков» Катрин Денев была действительно беременна.
В начале фильма на станцию техобслуживания, где работает Ги, приезжает черный Мерседес Ролана Кассара. Эту же машину мы видим в кадре, когда Ролан в первый раз приезжает в магазин семьи Эмери.
Информация о саундтреке: http://soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=2247; http://soundtrack.net/movie/the-umbrellas-of-cherbourg/.
Съемочный период: 17 августа 1963 - 20 октября 1963.
Место съемок: Шербур, Нант.
Шербур-Октевиль (до февраля 2000 года - Шербур) / Cherbourg-Octeville - портовый город на северо-западе Франции, в департаменте Манш (регион Нижняя Нормандия). Совокупное население городов Шербур и Октевиль до их слияния в одну административную единицу составило 42 318 человек (по переписи 1999). При этом население муниципального региона Шербур составляло 117 865 человек. Шербур расположен на севере полуострова Котантен, на берегу пролива Ла-Манш. Площадь города - 6,9 кв. км. Родной город Жана Маре - актера, постановщика, писателя, художника, скульптора, а также каскадера.
Фото магазина (2013), где снимались сцены фильма - https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/c6/LesParapluiesDeCherbourg.jpg.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=58450.
Кадры фильма, кадры со съемок - http://photos.famousfix.com/tpx_658074/the-umbrellas-of-cherbourg/photos; http://moviescreenshots.blogspot.com/2006/08/parapluies-de-cherbourg-les-1964.html; http://cinemagia.ro/filme/les-parapluies-de-cherbourg-1382/imagini/.
Премьера: 19 февраля 1964 года (Франция).
Слоганы: «For All The Young Lovers Of The Wide, Wide World...»; «a film for all the young lovers of the world».
«Шербурские зонтики» изменили жизнь сестер Дорлеак. Малоизвестная Катрин Денев в одночасье затмила свою популярную старшую сестру Франсуазу Дорлеак. И именно к младшей Дорлеак, которую все считали недалекой девочкой, в 1964 году в Каннах пришла мировая слава, обделяя вниманием Франсуазу.
Картина впервые была показана в СССР на традиционной неделе французских фильмов и буквально покорили и рядовых советских зрителей, и профессионалов кино.
В фильме нет ни одного диалога - только пение. В сущности, это опера, состоящая из восхитительных мелодий, многие из которых стали шлягерами. Без музыки фильм теряет смысл, превращается в набор банальностей. Поэтому смотреть его желательно с субтитрами, а дубляжу он не поддается в принципе. Тем не менее, выпуская картину на советский экран в 1960-х, музыку приглушили, и на этом фоне наши актеры читали «текст песен».
Мелодии Мишеля Леграна, благодаря которым фильм завоевал сердца зрителей, со временем оторвались от картины и зажили собственной жизнью. Музыка и песни из кинофильма звучат в концертах, исполняются самыми известными певцами и музыкантами.
Музыкальная тема разговора Ги и тетушки Элизы используется в передачах КВН как фон при объявлении спонсоров команд-участников.
В 1965 году режиссер А. Варда сняла фильм «Счастье» - "злая пародия Аньес Варда на гламур, которому всю жизнь посвятил ее супруг Жак Деми (режиссер фильмов «Шербурские зонтики» и «Девушки из Рошфора»). Женская жесткость против мужской акварельности - вечная судьба творческих браков. Фильм-история эталонной семьи с рекламы йогурта. История картин, превратно расшифрованных массовым сознанием. Фильм «Счастье» одни восприняли как чистый кич, другие - как издевательскую пародию. Герой картины, любящий муж и отец, встречал другую женщину и пытался объяснить жене, что две женщины означают для него больше счастья, чем одна. Но непонятливая жена топилась в реке, и ее место занимала другая. По словам режиссера, замысел фильма отталкивался от одной красивой семейной фотографии: «Видимость счастья - это тоже счастье»" - Андрей Плахов.
Стр. фильма на сайте Allmovie - http://allmovie.com/movie/the-umbrellas-of-cherbourg-v51641.
Стр. фильма на сайте Metacritic - http://metacritic.com/movie/the-umbrellas-of-cherbourg.
Стр. фильма на сайте Rotten Tomatoes - http://rottentomatoes.com/m/les_parapluies_de_cherbourg/.
Стр. фильма на сайте Criterion Collection - http://criterion.com/films/27933-the-umbrellas-of-cherbourg.
Рецензии кинокритиков: http://mrqe.com/movie_reviews/parapluies-de-cherbourg-les-m100056276; http://imdb.com/title/tt0058450/externalreviews.
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «1000 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть» по версии газеты Guardian; «501 Must See Movies»; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound; «50 лучших фильмов мирового кино» по версии сайта TimeOut; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Жак Деми / Jacques Demy (5 июня 1931, Поншато - 27 октября 1990, Париж) - французский кинорежиссер, представитель «Новой волны». Родился в провинциальном городке на атлантическом побережье, что впоследствии нашло отражение во многих его фильмах. Деми известен как автор музыкальных фильмов. Наиболее известны три его ранних картины - полнометражный дебют «Лола» (1961) с Анук Эме в главной роли, «Залив ангелов» (1963) с Жанной Моро и «Шербурские зонтики» (1964) с Катрин Денев. Все три фильма были музыкальными. Некоторые из песен, написанных композитором Мишелем Леграном, стали широко известны. Самым успешным фильмом из этих трех стали «Шербурские зонтики». В 1969 году Деми поставил в США свой первый англоязычный фильм - «Ателье моделей», а следом за этим, снова во Франции, - «Ослиную шкуру» по сказке Шарля Перро. В дальнейшем Деми работал как во Франции, так и в США, но его поздние фильмы не имели такого же успеха, как ранние ленты. Жак Деми был женат на Аньес Варда. У пары родился один ребенок - актер Матье. Художник по костюмам Розали - дочь Аньес от первого брака, официально удочеренная Деми. Стр. на сайте IMDb - http://imdb.com/name/nm0218840/.
Катрин Денев / Catherine Deneuve (урожденная Катрин Фабьен Дорлеак / Catherine Fabienne Dorleac (род. 22 октября 1943, Париж) - французская актриса. Третья из четырех дочерей французских актеров Мориса Дорлеака и Рене Денев. Фамилию матери стала использовать в самом начале карьеры, чтобы ее не путали с более известной в тот момент старшей сестрой Франсуазой Дорлеак. Две другие сестры - Сильвия и Даниэла Дорлеак - также актрисы. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Катрин_Денев.

СЮЖЕТ

В фильме три части: Отъезд, Разлука и Возвращение.
ОТЪЕЗД. Ги Фуше (Нино Кастельнуово) работает автомехаником на станции техобслуживания в прибрежном нормандском городке Шербур. Юная Женевьев Эмери (Катрин Денев) продает зонтики в магазине своей матери, который так и называется «Шербурские зонтики». Они любят друг друга, проводят вместе все время после работы, ходят на танцы, гуляют по улочкам Шербура, строят планы на будущее. Ги живет со своей больной крестной тетушкой Элизой (Мирей Перри), за которой ухаживает сиделка Мадлен (Элен Фарнер), безответно влюбленная в Ги. Мать Женевьев, мадам Эмери (Анна Вернон), не поощряет романа дочери с бедным механиком без особых видов на будущее. Внезапно Фуше приходит повестка в армию, которая обрывает всю счастливую жизнь влюбленных. Ги отправляют в Алжир на два года. В Алжире тем временем идет настоящая война. В последний вечер перед отъездом Женевьев остается у него на ночь, а утром провожает Ги на вокзал под прекрасную музыку Мишеля Леграна: «...Целой жизни мало, чтобы ждать тебя, Моя жизнь пропала, если нет тебя. Ты в краю далеком не забудь меня, Где бы ни был ты, я тебя жду...» Она обещает ждать возлюбленного и смотрит вслед уходящему поезду, стоя на перроне.
РАЗЛУКА. Дела семейства Эмери идут все хуже. Мать с дочерью оказываются перед угрозой долговой ямы. В один момент складывается ситуация, в которой их может спасти только счастливый случай... И он настает: молодой и успешный ювелир Ролан Кассар (Марк Мишель), повстречав Женевьев с матерью у общего знакомого - городского ювелира - и с первого взгляда влюбившийся в Женевьев, предлагает им помочь и покупает колье, старое и, в общем-то, не представляющее никакой ценности для ювелира. Женевьев, замечая его чувства, избегает встречи с ним. Спустя некоторое время он признается ее матери в своих чувствах и просит руки ее дочери. Он хорош собой и богат, но Женевьев его не любит, и к тому времени она уже знает, что ждет ребенка от Ги. Позднее Ролан узнает о ребенке Женевьев и обещает заботиться о нем как о своем собственном. Об обстоятельствах разлуки Женевьев с отцом ребенка он и не подозревает. А письма от Ги приходят редко. Все увольнительные из армии запрещены - из-за боевой обстановки. Она мучается от неизвестности, ее гложут сомнения, действительно ли Ги все еще помнит о ней. Потом письма прекращаются вовсе - Ги попал в госпиталь, но она этого не знает. Вняв мольбам матери, она выходит замуж за Ролана и уезжает с ним в Париж. Мадлен известно про их свадьбу. Она понимает, что Ги и Женевьев никогда не будут вместе, а значит, Ги может быть с ней. Но на душе у нее от этого не легче.
ВОЗВРАЩЕНИЕ. Ги выписывается из госпиталя и возвращается в Шербур. Он слегка хромает. Первым делом он направляется в магазин, где работает возлюбленная - но от прежних хозяев осталась только вывеска: магазин продан и пуст. Придя домой, он узнает от крестной о том, что Женевьев не дождалась его и вышла замуж. Ги подозревал это еще в последние месяцы службы, потому что на вопросы в письмах к любимой о том, любит ли она его, она отвечала уклончиво, а затем и вовсе перестала писать. Он впадает в глубокую депрессию от того, что случилось. Однажды на работе хозяин предъявляет к нему претензии из-за того, что мотор нового автомобиля одного из клиентов оказался полностью испорчен после ремонта в их мастерской, возможно по вине Фуше, хозяин также отчитывает Ги за то, что он не побрился и не почистил грязный рабочий комбинезон. Тот срывается, грубит хозяину и говорит, что увольняется, после чего переодевается, забирает вещи и уходит. По дороге он заходит в бывший магазин «Шербурские зонтики» - теперь там продают бытовую технику. Рабочие, которые заносят стиральные машины, советуют ему побыстрее проваливать оттуда. Потом он заходит в бар, выпивает - но бармен грубо с ним обращается, потому что Фуше расплачивается крупными купюрами. Тогда он приходит в другой бар, после чего проводит ночь с проституткой, которую по воле случая зовут Женни (сокр. от Женевьев). Придя наутро домой, Ги узнает, что ночью умерла его крестная. Мадлен, которую он долго утешает, собирает вещи и решает уйти. Пытаясь забыть Женевьев, Ги понимает, что единственный его шанс начать нормальную жизнь, забыть Женевьев и обрести относительное счастье - это быть с Мадлен. Он просит ее остаться, но в любви так и не признается. Он благодарен ей, но лишь позволяет ей себя любить. Они женятся, а наследство, оставленное крестной, вкладывают в покупку маленькой автозаправочной станции. Спустя пять лет Ги и Мадлен, а также их сын Франсуа готовятся встретить Рождество в своей квартире, занимающей часть помещения автозаправки. Вечером Мадлен с ребенком уходят за покупками. Спустя пару минут у бензоколонки останавливается шикарный автомобиль. Ги, бывший автомеханик, иногда сам обслуживающий клиентов, выходит его заправить. Вечер, падает снег, звучит великолепная музыка Мишеля Леграна. Подходя к машине, Ги узнает в водителе Женевьев. Она впервые за 5 лет приехала в Шербур, чтобы забрать свою дочь Франсуазу у свекрови, живущей неподалеку от города. На Женевьев роскошная норковая шубка и дорогие украшения, в волосах траурная лента. Ги подходит к машине, Женевьев опускает стекло, и их взгляды встречаются. Молчание... Она выходит из машины. Он предлагает ей зайти в здание. На несколько минут они остаются наедине. Ги замечает, что Женевьев в трауре. Та отвечает: «Мама умерла осенью». В этот момент работник автозаправки прерывает их разговор и интересуется, бензин какой марки залить. Женевьев все равно. Работник в недоумении уходит. Женевьев, обратив внимание на красоту рождественской елки, спрашивает, сам ли он ее наряжал. Ги говорит, что елку нарядила жена для их малыша, которого зовут Франсуа (по совпадению, дочь Женевьев зовут Франсуаза). Женевьев предлагает Ги увидеть дочь, говоря, что та похожа на него. Ги молча курит и отрицательно качает головой. «Думаю, ты можешь ехать», - говорит Ги. «У тебя все хорошо?» - спрашивает Женевьев. «Да, все хорошо», - отвечает он. Женевьев уезжает. Домой возвращаются Мадлен с сыном. Ги встречает их на улице, целует жену и играет с сыном. Все вместе они заходят в дом. (wikipedia.org)

Первый большой успех пришел к Катрин Денев в 1963 году, года она снялась в мюзикле Жака Деми "Шербурские зонтики". Красочная, яркая картина Деми покоряла своим лиризмом, мелодичностью музыки Мишеля Леграна, молодостью и красотой молодых актеров. История любви дочери владелицы провинциального магазинчика и простого парня-автомеханика была рассказана трогательно и эмоционально. После ошеломляющего успеха "Зонтиков" (Золотая пальмовая ветвь в Канне) двадцатилетняя Катрин могла сама выбирать роли из десятков предложений... (Александр Федоров)

Женевьева (Денев), дочь хозяйки магазина зонтиков, любит Ги (Кастельнуово), рабочего бензозаправки. Когда Ги забирают в армию и отправляют в Алжир, беременная Женевьева уступает ухаживаниям состоятельного ювелира (Мишель). «Шербурские зонтики» изумленные современники назвали стихотворением в музыке и цвете. Это была настоящая киноопера: все персонажи пели речитативы - даже наливая бензин в бак автомобиля или рассказывая о своих денежных затруднениях. Дизайн современного портового города обретал в фильме Деми волнующую живописность и на новом витке воскрешал стихию довоенного поэтического реализма. Но тут героями правил не рок, а случай пополам с расчетом. Женевьева стала воплощением белокурого конформизма, который пришел на смену белокурому же бунту героинь Брижитт Бардо (тоже, впрочем, недалеко ушедшему). Их растрепанную ершистость и откровенный имморализм сменили гладко зачесанные волосы и хорошие манеры хрупкой добродетели - Денев. Конформизм, впрочем, публику ничуть не смутит: с этого момента все девушки мира поменяют прически, а на всех танцплощадках зазвучит романтичная и сентиментальная музыка Мишеля Леграна. (Андрей Плахов)

Хотя Жак Деми и отталкивался от голливудского мьюзикла, ему удалось создать вибрирующий, инновационный фильм, свободный от недостатков бродвейских шоу - его коснулось дыхание гения. Грустная история о любви и разлуке позволяет зрителю увидеть очарование и магию этого чувства в самом повседневном облачении, со всеми его банальностями и сентиментальностью. Сам Деми назвал картину "фильмом в цвете и песнях". Отличает ее от всех остальных мьюзиклов решение Деми и композитора Леграна положить все диалоги на музыку - все, вплоть до самого бессмысленного слова. Разделенная на три акта - Отъезд, Разлука, Возвращение - и размещенная в Шербуре, на побережье Нормандии, картина начинается с показа двух влюбленных. Их любовь в самом расцвете. Женевьев работает в магазине своей матери и продает зонтики, а Ги работает на станции техобслуживания автомобилей. Они влюбляются, проводят вместе божественный вечер, а затем разлучаются - Ги получает повестку и уходит в армию. Во втором акте Женевьев узнает, что она беременна, и, не получая какое-то время никаких вестей от своего любимого, выходит замуж за спокойного и удобного Ролана. Они уезжают в Париж, а Ги возвращаеся в Шербур... Voila. Этот фильм - праздник движения, цвета и песни, бесподобной музыки и мелодий. Скучную, обывательскую жизнь Деми превращает в сказочную фантазию, в чем ему помогают и оператор Жан Рабье, и художник Бернар Эвейн. В нем нет фальши, в нем есть "поэтический реализм", как очень удачно выразился один американский кинокритик. Фильм шел в нашей стране на большом экране с огромным успехом, и нет, наверное, человека, который бы не знал мелодии, которой открывается картина. Как часто я ловил себя на том, что напеваю ее... (Иванов М.)

Мелодраматический мюзикл. 17-летняя Женевьев, живущая вместе с матерью-вдовой, которой принадлежит магазинчик зонтиков в Шербуре, влюбляется в чуть более старшего по возрасту автомеханика Ги и хочет выйти замуж за него. Но парню предстоит провести два года в армии, а успевшая забеременеть Женевьев вынуждена уступить уговорам матери и дать согласие на брак с обеспеченным дельцом Роланом Кассаром, который давно любит ее и даже готов усыновить родившегося ребенка. А между тем Ги возвращается с воинской службы... Этот новаторский по манере (все действие полностью пропето персонажами, так что вообще нет сцен с обычными диалогами) фильм Жака Деми с великолепной музыкой Мишеля Леграна и довольно необычной работой с цветным изображением оператора Жана Рабье настолько поразил в 1964 году жюри Каннского фестиваля во главе с классиком мирового кино Фрицем Лангом, что даже удостоился «Золотой пальмовой ветви». Можно сказать, что история повторилась спустя три двенадцатилетних цикла, когда в 2000 году главный приз в Канне достался тоже явно нетрадиционному (но куда более драматическому!) мюзиклу «Танцующая в темноте» Ларса фон Трира, где, кстати, появилась и Катрин Денев, которая впервые прославилась благодаря «Шербурским зонтикам». Пожалуй, лента Деми теперь может показаться излишне наивной и сентиментальной - впрочем, она имеет в современной кинобазе imdb.com высокий зрительский рейтинг: 7,9 (из 10). Однако эта картина по-настоящему искренна и внушает эмоциональное доверие, рассказывая, в общем-то, простую историю любви молодых героев, пусть и на весьма актуальном в те годы политическом фоне (война в Алжире). (Сергей Кудрявцев)

«Сами с усами. 12 французских звезд, прославившихся без помощи Голливуда». В своей бесконечной схватке с Голливудом французский кинопром хоть и одерживает временами локальные победы, но по большому счету все-таки уступает. Это, впрочем, не мешает Франции регулярно поставлять миру звезд действительно планетарного масштаба, за которыми после того, как слава актеров и актрис преодолевает границы Европы, начинают охоту американские продюсеры. В дни выхода на российские экраны драмы «Самба», где главную роль сыграл Омар Си, прославившийся на весь мир после картины «1+1», мы решили вспомнить еще несколько французских актеров, которые стали звездами задолго до того, как на них обратила внимания заокеанская «фабрика грез». [...] Очаровательную Катрин Денев зрители полюбили сразу после ее дебюта на большом экране. Музыкальная картина «Шербурские зонтики» открыла не только Франции, но и миру нежное создание, восхитившее миллионы людей. Однако одними милыми песенками Денев не ограничилась, в ее карьере присутствовало множество серьезных драматических ролей, сделавших актрису одной из самых значимых персон французского кино второй половины ХХ века. Голливуд несколько раз пытался заполучить в свои сети роскошную блондинку, но большими успехами кинематографические путешествия Денев за океан не увенчались, зато в рекламном мире Катрин стала настоящей планетарной суперзвездой. [...] (Евгений Ухов)

«Месье Деми. Неизвестный классик "новой волны"». «Шербурские зонтики» - смелый жанровый эксперимент, ставший национальной классикой. «Девушки из Рошфора» (Les demoiselles de Rochefort, 1967) - главный французский вызов голливудскому мюзиклу, культовый фильм нескольких поколений мечтателей. «Ослиная шкура» (Peau d'ane, 1970) - образец киносказки в галантно-элегантном и одновременно модернистско-провокативном стиле. По существу этими тремя достижениям заслуги Жака Деми перед широкой публикой, для которой он так хотел работать, исчерпываются. Все остальное, что сделал Деми, способны оценить только терпеливые синефилы. А ими наиболее ценима «Лола» (Lola, 1961), полнометражный дебют Деми, который он мечтал выполнить в цвете и с максимально возможным постановочным мюзик-холльным блеском, но из-за бюджетных ограничений снял черно-белым, в бедной импровизационной стилистике «новой волны». В ней же выполнена терпкая мелодрама «Залив ангелов» (La baie des anges, 1963). Значительная часть творческой жизни Деми, особенно во второй ее половине, состояла из коммерческих и критических провалов, нереализованных проектов, попыток пробиться в англоязычное кино, конфликтов с продюсерами и актерами (даже с запущенной им на звездную орбиту и горячо любимой Катрин Денев). Все это спровоцировало если не угасание режиссерского таланта, то потерю творческой и физической формы, и закончилось смертью от СПИДа в возрасте 59 лет. Цель этой статьи, во многом вдохновленной недавней полной ретроспективой режиссера на фестивале в Сан-Себастьяне, - пробудить интерес к удивительной личности Жака Деми и рассказать о малоизвестных ее сторонах, которые при внимательном взгляде открываются не только в фильмах второго ряда, но и в общепризнанных шедеврах. «Шербурские зонтики» были одним из поздних всплесков «новой волны». Фильм подытожил бурю, выразив не только всю противоречивость «волны», но и возможность тихого примирения противоречий, еще вчера казавшихся неразрешимыми. Деми недаром родился под знаком Близнецов: уравновешенность, симметрия были у него в крови - что, впрочем, не исключало ни страстности, ни радикальных устремлений. Проект, задуманный с композитором Мишелем Ле­гра­ном и музыкальным редактором Франсисом Ле­мар­ком, поражал неожиданной отвагой. Такого еще не было в кино: персонажи пели не только в моменты романтического подъема, но в самых обыденных ситуациях: наливая бензин в бак автомобиля, рассказывая о своих денежных затруднениях или лежа в постели и жалуясь на болезнь и старость. Жак Деми так объяснял свой замысел: «Когда в жизни людей случается что-то особенное, они поют, верно? За­ста­вить их петь на экране, даже когда вроде бы ничего осо­бенного не происходит, значило подчеркнуть важность, уникальность каждого момента прожитой жизни, каждого шага, вздоха... Многие спрашивали меня, когда посмотрели картину, действительно ли там поют от начала до конца. Дело в том, что к концу фильма они просто перестали осознавать, поют в нем или говорят, музыка стала естественным средством связи». Как уникальный творческий эксперимент этот film chante - «спетый фильм» - стал победой над границами искусств: ведь опера и кино считались почти не­сов­мес­ти­мы­ми, недаром один из персонажей «Зонтиков», узнав, что его приятель собирается в оперу, выводит энергич­ным речитативом: «Не люблю оперу. Вот кино - это да!» Потом героев фильма Ги и Женевьеву на миг покажут в ложе театра (можно лишь догадываться, что происходит на сцене, где дают «Кармен»), а мать скажет (точнее - пропоет) своей потерявшей голову дочери: «От любви умирают только в кино». Перед съемками Деми заявил: «Я ничего не беру из американского мюзикла и французской оперетты. Все диалоги поются и написаны белым стихом. Режиссуру определяет музыка, ее ритм, он же задает характер движения камеры и актеров, но все это будет находиться в очень тесном контакте с повседневностью». По сути, Деми заявляет о двух основополагающих принципах, которые идут вразрез с канонами коммерческого мюзикла, сценарий для которого обычно пишут несколько профессионалов: один отвечает за сюжет, другой - за диалоги, третий - за музыкальные номера. Деми вынашивал сценарии сам, часто прибегая к александрийскому стиху. И второе отличие: повседневность, политика, проблемы общества и перемены в общественной морали усилиями Деми вплетены в стихию мюзикла задолго до появления «Кабаре» Боба Фосса. Это, самое совершенное создание Деми, называли стихотворением в музыке и цвете. Разноцветные зонтики не сливались на экране в импрессионистской гамме под потоками дождя, а словно спорили между собой, также как лилово-черный фон декораций спорил с нанесенными на него пятнами охры и кармина. Казалось, рука большого живописца прямо на глазах зрителей выводит эти смелые композиции. Непринужденность, легкость, утонченная развлекательность музыкальной ткани фильма позволяла сравнивать «Зонтики» с произведениями Моцарта. При этом в фильме отчетливо проглядывала современная ему действительность: влюбленных разлучала Алжирская война. Столь же удивителен эксперимент, проделанный в «Девушках из Рошфора»: это film dance - «станцованный фильм». Скучный провинциальный городок Рошфор по случаю праздника преображается, его здания, выстроенные по законам суровой, утилитарной, гарнизонной архитектуры, раскрашены в яркие цвета. Прохожие на улицах смешиваются с прибывшими в порт матросами и заезжими артистами - преисполнившись чувств, все танцуют и поют. На центральной площади разыгрывается целая эстрадно-акробатическая программа: облачившись в роскошные дизайнерские платья и огромные шляпы, напоминающие зонтики, натянув пышно взбитые парики сестры-близнецы Дельфина и Соланж выступают с бравурными песенно-танцевальными дуэтными номерами. Декоративная сторона фильма являла собой гибрид американского и французского стилей, и недаром Жорж Садуль, известный критик и историк кино, назвал свою статью о фильме «Зюйдвестская история» (по аналогии с «Вестсайдской историей»). Это не просто игра слов. Садуль ссылался на один из редких мюзиклов в истории Голливуда, который не просто уводил в сказочный мир, а пытался взаимодействовать с реальным (недаром Деми пригласил в «Девушек из Рошфора» героя «Вестсайдской истории» Джорджа Чакириса). Одна из героинь, хозяйка кафе и мать близняшек, все время читает газеты, которые приносят вести о вьетнамской войне, и даже на улицах Рошфора маршируют солдаты. В фильме, что для мюзикла по-настоящему революционно, действует второстепенный персонаж: старикашка, который оказывается маньяком-убийцей, о чьих подвигах сообщает пресса. Где-то за кадром он укокошил танцовщицу из Нанта, героиню «Лолы». Впрочем, Лола недолго была мертва. Она оживет в фильме «Ателье моделей» (Model Shop, 1969), который Деми снимет через два года после «Девушек» в Лос-Анджелесе. В этом фильме героиня Анук Эме подрабатывает моделью в сомнительном фотоателье и сходится с американцем, который переживает юношеский кризис и ждет отправки во Вьетнам. (Забавно, что парня должен был играть Харрисон Форд, но продюсеры отвергли его как бесперспективного - вместо Форда роль досталась Гэри Локвуду.) Привязанность к Лоле, своей первой femme fatale, Деми пронес через все 60-е годы. В «Лоле», посвященной Максу Офюльсу, легкомысленная вроде бы танцовщица на поверку оказывается добродетельно верна главному чувству своей жизни, авантюристу и плейбою Мишелю: от которого родила сына. Лола не отвергает ухаживаний американского матроса Фрэнки, но решительно отказывается от серьезного предложения Ролана Кассара, которого знала еще подростком. Другая сюжетная линия фильма связана с Сесиль - юной пигалицей, которая пытается вырваться из-под опеки матери-вдовы и флиртует с Фрэнки. Ролан Кассар оказывается другом этой семьи и готов прийти ей на помощь в трудную минуту. В мире Жака Деми, как было замечено выше, важны симметрия и система отражений: Сесиль - это Лола в юности (ее и вправду когда-то так звали, а Лола - артистический псевдоним). В фильме «Залив ангелов» к Лоле присоединяются другие персонажи: прежде всего Жаклин в исполнении Жанны Моро, впервые представшей в этой роли блондинкой - уже совсем роковая женщина и страстная фанатка рулетки. Из рассказа Лолы своему юному американскому конфиденту в фильме «Ателье моделей» мы с удивлением узнаем, что с течением времени ее кумир Мишель подпал под порочное влияние Жаклин, а Фрэнки погиб во Вьетнаме. В «Шербурских зонтиках» вернувшийся из Южной Африки и превратившийся в успешного ювелира Ролан Кассар становится патроном еще одной семьи, в которой вдовствующая мамаша, мадам Эмери, воспитывает шестнадцатилетнюю дочь Женевьеву (Катрин Денев). Он рассказывает матери о своей несчастной любви к Лоле (на экране короткий флэшбек - проезд по памятному пассажу Помере в Нанте) и просит руки ее дочери. Неужели перед нами Санта-Барбара? Нет. Смысл этих пересечений иной. Действие всех без исключения фильмов Деми 60-х годов происходит в портовых городах - Нанте (где режиссер провел детство), Ницце, Шербуре, Рошфоре, Лос-Анджелесе. Все эти города - даже состоящий из бесконечных пригородов Лос-Анджелес - можно назвать провинциальными. Море лишь эпизодически появляется в кадре, но его близкое присутствие крайне важно: как символ чего-то вечно меняющегося и меняющего тех, кто в него попадает. Преображающего судьбы героинь и героев Жака Деми. Как незримый Рок правит персонажами «Набережной туманов» (Le quai des brumes, 1938) Марселя Карне, на набережных Жака Деми гуляет Случай, Шанс, а главной темой его фильмов становится ожидание встречи. Встреча может произойти, но чаще герои в поисках своего недостижимого идеала фланируют мимо друг друга, не пересекаясь, параллельными курсами, в разных направлениях: он заходит в одну дверь, она выходит в другую. Счастье близко, пространство сжато, но все равно проще разойтись, чем встретиться. А если встреча произойдет, то где-то за кадром, после финального титра, на просторах океана жизни. В середине 70-х у Жака Деми возник проект фильма «Аннушка». Предполагалось, что музыку к нему напишут Мишель Легран и Никита Богословский. Героиня фильма, французская певица в исполнении Катрин Денев, должна была приехать в СССР, чтобы спеть на сцене Большого театра главную партию в опере (!) «Анна Каренина». В Париже ее ждут муж и ребенок, а в России - встреча с современным Вронским. Трудно сказать, что получилось бы из этой авантюры, но, как и многие проекты международных постановок, он не был осуществлен. Однако и для этой сомнительной затеи Деми присмотрел в качестве основного места действия портовый город - Ленинград, ныне Санкт-Петербург, - предпочтя его Москве. 70-е и 80-е годы для Деми - время странных, скорее, неудачных фильмов: от «Крысолова» (The Pied Piper, 1972) до «Парковки» (Parking, 1985), не принятых публикой. Но в них все равно возможно проследить основные темы и мотивы его авторского творчества. Уникальность Жака Деми не только во французском, но и в мировом кино состоит в его упорном стремлении соединить полярные крайности - реализм и фантазию, прозу и поэзию, актуальность и искусственность, авторское начало и жанр, оперу классическую и мыльную, эмпиризм англосаксонской культуры и картезианство французской. Иногда это приводит к плачевным результатам, но в высших проявлениях рождает тот тип «эстетического реализма», в котором соперником Деми мог быть только Висконти. Одна из сквозных тем творчества Деми, не слишком заметная на первый взгляд - идентификация пола, мужское и женское, их противоположность и обратимость. В «Девушках из Рошфора» есть персонаж по имени месье Дам, хозяин музыкального магазина: его играет Мишель Пикколи. Именно от него сбежала Ивонна (Даниель Дарье) с двойняшками-дочерьми. Он понимает, почему: «Много счастливых дней / Судьба сулила нам, / Но смешно было ей / Зваться мадам Дам...» Месье Дам слишком деликатен, почти женственен - в то время как его подруга, несмотря на кажущуюся хрупкость, ведет себя, как классический мужчина: бросает партнеров и находит новых, сама зарабатывает, только иногда позволяя себе сентиментальные всхлипы. Чем-то на месье Дам похож сам Жак Деми. Он прожил большую часть жизни с Аньес Варда, сильной женщиной, феминисткой и великолепным режиссером: в некотором смысле это она воплощала в семье мужское начало. В 60-х, переехав за океан, они попадают в эпицентр контркультуры и сексуальной революции. В кинематографе Деми активизируются такие мотивы, как бисексуальность, эксгибиционизм, транссексуализм, инцест. До сих пор табуированные темы были скрыты где-то в подтекстах: например, выкрашенный в блондина романтический юноша Жак Перрен в «Девушках из Рошфора» предвещал матросов из фассбиндеровского «Кереля». А сыгравший в «Кереле» Лоран Мале вскоре появится и у Деми в «Парковке», современной версии античного мифа. Глэм-рокер Орфей привязан к герою-звукотехнику едва ли не более, чем к Эвридике. Романтический герой старшего поколения Жан Маре (кстати, родившийся в Шербуре) с легкой руки Деми дважды оказывается в ситуации инцеста: в «Ослиной шкуре» сыгранный им Король хочет жениться на дочери, а в «Гараже» его герой таки женится на племяннице. С собственной дочерью, не ведая того, проводит ночь Ив Монтан, играющий как бы самого себя в последнем фильме Деми «Три места на 26-е» (Trois places pour le 26, 1988), в этом фильме режиссер освоил еще один портовый город - Марсель. Сюжет картины «Леди Оскар» (Lady Oscar, 1979) построен на том, что отец, мечтавший о сыне, называет девушку мужским именем и отдает в королевскую гвардию Марии-Антуанетты. А «Самое невероятное событие с тех пор, как человек ступил на Луну» (L'evenement le plus important depuis que l'homme a marche sur la lune, 1973) - феминистская сюрреалистическая комедия, в которой Марчелло Мастроянни беременеет от Катрин Денев. В позднем творчестве Деми выделяется воспетая французскими критиками «Комната в городе» (Une chambre en ville, 1982): она завершает «нордвестскую тетралогию» (дополняя «Лолу», «Шербурские зонтики», «Девушек из Рошфора») и хронологически восходит к юношеским впечатлениям режиссера от потопленной в крови забастовке в Нанте в середине 50-х. Французские зрители холодно отнеслись к этой «народной опере», где место Мишеля Леграна занял композитор Мишель Коломьбье, а не согласившихся на дубляж Катрин Денев и Жерара Депардье заменили Доминик Санда и Ришар Берри. Для Деми это был важный опыт - столь же радикальный, как и «Шербурские зонтики», но подвели качество музыки и явный мискаст. Особенно неубедительна Санда в образе буржуазки-эксгибиционистки, прикрывающей наготу лишь норковой шубкой. Так что позволим себе не согласиться с комплиментами Сержа Данея, которому этот фильм показался чем-то вроде «Кармен» Бизе в постановке Висконти. Оперное начало, несомненно близкое Деми, не нашло здесь адекватного выражения, а концепция стопроцентно авторского музыкального фильма на сей раз не оправдалась. Сравнениями с Висконти, хотя они и напрашиваются, вообще лучше не злоупотреблять. В отличие от ломбардского аристократа, бретонец Деми вырос в демократичной среде. Его отец был автомехаником, мать - парикмахершей, так что, снимая «Парковку» или сцены на бензоколонке в «Шербурских зонтиках», делая парикмахершу из Катрин Денев («Самое невероятное событие с тех пор, как человек ступил на Луну»), он был целиком в материале. Деми, в отличие от «синематечных крыс», режиссеров «новой волны», освоил профессии механика и фотографа. Он начинал кинокарьеру, работая в анимации, и отлично разбирался в технической стороне кино. Еще и поэтому он стремился к большим «голливудским» постановкам - в то время как остальные нововолновцы боялись с ними связываться, чтобы не утратить авторитет Автора и не попасть в зависимость от специалистов второго состава. Уже на склоне лет Деми освоил навыки пилота, перед отъездом в Голливуд выучил английский в американском варианте, а перед проектом «Аннушка» предпринял шаги, чтобы овладеть русским. Тема наследия Деми и следов его влияния на постмодернистский кинематограф огромна и требует отдельного внимания. Его работами вдохновлялись даже такие далекие от него режиссеры, как Шанталь Акерман, Андре Тешине и Серж Бозон. Всем известны оммажи Деми во французском кино - «8 женщин» (8 femmes, 2001) и «Отчаянная домохозяйка» (Potiche, 2010; комедийный вариант «Комнаты в городе») Франсуа Озона, «Все песни только о любви» (Les chansons d'amour, 2007) и «Возлюбленные» (Les bien-aimes, 2011) Кристофа Оноре (в последнем продавщица зонтиков превращается в продавщицу обувного бутика). Во всех заняты Катрин Денев и (или) ее дочь Кьяра Мастроянни. Нельзя не упомянуть также картину «Жанна и замечательный парень» (Jeanne et le garcon formidable, 1998) Оливье Дюкастеля и Жака Мартино, где Матье Деми, сын Жака Деми и Аньес Варда, играет бисексуального героя, больного СПИДом (эта же тема возникает в «Возлюбленных»). Недавно сам Матье Деми дебютировал в режиссуре фильмом «Американо» (Americano, 2011): в фильме играет Кьяра Мастроянни, а в структуру картины встроены кадры, снятые Аньес Варда, когда их семья жила в Лос-Анджелесе. Если же говорить о мировом кинопроцессе, без Деми не было бы «Лолы» и «Лили Марлен» Фассбиндера, лучших фильмов Альмодовара, Вонга Кар Вая и даже, наверно, Аки Каурисмяки. То есть, наверное, были бы, но другими. («Сеанс»)

Волшебство в городе, в котором идут дожди. Этот фильм - пронзительная, трогательная до слез, искренняя, потрясающая история любви, произошедшая в небольшом, провинциальном французском порту. Чувствуется, как понятие любви при этом за какие-то пятьдесят лет было изнасиловано, вывернуто и растоптано столь безжалостно, сколь наивным, глупым и даже фантастическим кажется фильм сейчас. И именно поэтому история, столь прекрасно развивающаяся под трогательную музыку Мишеля Легран, достойна подобной оценки. Исключительный фильм, каких больше уже не будет никогда. Как, впрочем, и магазина зонтиков... вместо которого сейчас, вероятно, был бы эпплстор. Да и существовал ли этот магазин зонтиков вообще? И что это такое - любовь? Вот Шербур пока еще находится в Нормандии... хоть с этим все ясно. (Георгий)

Интересно вспомнить, что еще до выхода фильма в наш прокат часть нашей критики его разругала. Мол, красиво, мило, но поверхностно. Нет широкого социального фона, антибуржуазных мотивов, классовой борьбы пролетариата, протеста против колониальной войны и прочего джентльменского набора самого кондового соцреализма. Во времена печально известного доклада Жданова вообще написали бы - "гнилая безидейность" (именно в такой орфографии). Но после Каннского Гран-при и выхода фильма в советский кинопрокат так уже не писали. Кстати, жанр фильма тогда определяли не как мюзикл, а как кинооперу. В те годы я фильм не смотрел, увидел позднее по ТВ и DVD. К сожалению, нигде не нашел диска с субтитрами, поскольку закадровый перевод песен заметно заглушает прекрасную музыкальную часть фильма. В оригинале могу смотреть только на французском без перевода. (Борис Нежданов, Санкт-Петербург)

«...Целой жизни мало, чтобы ждать тебя, Моя жизнь пропала, если нет тебя. Ты в краю далеком не забудь меня, Где бы ни был ты, я тебя жду...» Прошло уже 44 года с момента выхода «Шербурских зонтиков» на экраны. На Рю де Порт в Шербуре до сих пор существует магазин зонтиков. А «Guy S «en Va» Леграна по-прежнему является одной из самых рейтинговых и востребованных мелодий среди владельцев мобильных... Только сухая статистика и безразличные слова не имеют никакого смысла в отзыве о «Шербурских зонтиках». Я совершенно не представляю, что можно сказать о киноленте, в одночасье покорившей публику искренней душевной простотой и ставшей злым гением для Жака Деми, которому после 1964 года не удалось повторить своей успех. В «Шербурских зонтиках» так много достойного внимания, так много важного и прекрасного, а признаваться в чувствах всегда так сложно... Господи, как же бесхитростно и незатейливо то, о чем сказал когда-то Жак Деми?! Как элементарно и гениально одновременно?! Как сказочно и правдиво?! Режиссер соединил воедино разные, противоположные детальки, элементы, звенья, как соединяются человеческие сердца, и создал неповторимую, невообразимую картину, насыщенную той вечной простой, земной красотой, которая когда-нибудь спасет мир. Деми добавил трагическую, жертвенную историю любви, заставляющую осознать, насколько возвышенны и непригодны к повседневности настоящие чувства, а Легран - мелодию, позволяющую по-настоящему понять, что такое общаться через музыку. И пусть «от любви умирают только в кино», пусть написанный сценарий незамысловат, пусть драматизм актерской игры заменяется музыкой, «Шербурские зонтики» навсегда останутся в сердцах восторженной публики. Картина Деми всегда будет тем памятным болеутоляющим, которое вместе со зрительскими слезами опустошает душу от горести. И все потому, что лента 64-го года оставляет после себя самое возвышенное и чистое, запоминаясь каждым кадром, начиная с титр и кончая жизненным, катастрофическим концом, после которого хочется кричать: «Так не должно быть!», - и повторять: «Не смотри, как я ухожу. Закрой глаза». «Шербурские зонтики» - это счастье в нежных тонах, это слезы с ароматом женских духов, это трагичность обманутых сердец, это ничтожность одной жизни в сравнении с любовью. Это гениальная мелодия Мишеля Леграна, это талантливое юное представление Катрин Денев и Нино Кастельнуово, это прямодушное мастерство Жака Деми, это изысканный вкус Жана Рэбьера. Это картина, способная на равных соперничать с «Ромео и Джульеттой». Уникальный шедевр! (Влюбленный в кино)

1964 год. Юная и малоизвестная актриса Катрин Денев, тогда еще лишь бледная тень своей знаменитой сестры Франсуазы Дорлеак, которая трагически погибнет через 3 года, и спустя годы о ней будут вспоминать лишь как о «сестре той самой Денев» снимается в фильме, который станет трамплином в ее актерской карьере. «Шербурские зонтики» открыли Катрин для Франции и для всего мира... Это трагическая история любви между юной продавщицей в магазине зонтиков Женевьев и Ги, который работает на станции техобслуживания автомобилей. Мать Женевьев против их любви, но их чувства сильнее. Они проводят вместе время после работы, гуляют по улицам Шербура, обещая друг другу хранить чувства всю жизнь и никогда не забывать о своей любви. Но приходит повестка в армию для Ги. Он вынужден уехать. Женевьев обещает ждать его и долго смотрит вслед уходящему поезду на платформе, который увозит ее Ги в неизвестность. Тем временем, дела у семьи Женевьев становятся все хуже. Мать, владеющая магазином зонтиков, в котором работает сама Женевьев, разорена, они с дочерью оказываются втянуты в долговую яму. Что может спасти их? Только счастливый случай! И случай настает: влюбленный в Женевьев богатый человек по имели Роланд предлагает ей свою руку и сердце, невзирая даже на ее беременность от любимого человека. А Ги тем временем пишет все реже. Иногда неделями нет писем. Женевьев мучается неизвестностью, ее гложут сомнения, действительно ли Ги все еще любит ее и помнит о ней. Быть может, он забыл ее и ищет любви с другими женщинами? И Женевьев выходит замуж за Роланда и уезжает с ним в Париж. Вернувшись из армии, Ги узнает страшную новость и впадает в отчаяние. Мучаясь от одиночества, он безуспешно пытается забыть свою любовь и поспешно женится на давно влюбленной в него Мадлен, сиделке, ухаживающей за его больной тетушкой. Один из самых красивых и самых печальных мюзиклов. Совсем юная Катрин прекрасна в роли Женевьев. Удивительная музыка Мишеля Леграна на протяжении всего фильма делает его еще более трагичным. Кульминация фильма - встреча героев спустя шесть лет после того прощания на вокзале. У него уже семья с Мадлен и сын. У нее тоже дочь. От него. Две минуты наедине, несколько быстрых взглядов. Они пытаются обмануть себя и друг друга, у них уже давно другая жизнь, но они все еще любят. Эта любовь, обреченная, давно забытая светит в их усталых глазах. Всего две минуты вместе. Много лет назад на премьере «Шербурских зонтиков» зрители плакали, сочувствуя истории о несчастной любви. И те, кто только что открыл для себя этот фильм, не могут не почувствовать его искренности. (P.S.SeLeNa)

comments powered by Disqus