на главную

ЛАКОМБ ЛЮСЬЕН (1973)
LACOMBE LUCIEN

ЛАКОМБ ЛЮСЬЕН (1973)
#20691

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 138 мин.
Производство: Франция | Германия (ФРГ) | Италия
Режиссер: Louis Malle
Продюсер: Louis Malle, Claude Nedjar
Сценарий: Louis Malle, Patrick Modiano, Luis Clos
Оператор: Tonino Delli Colli
Студия: Nouvelles Editions de Films (NEF), Universal Pictures France (UPF), Vides Cinematografica, Hallelujah Films

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (ГТРК "Культура"); 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Cinema Prestige); 3-я - оригинальная (Fr).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Pierre Blaise ... Lucien Lacombe
Aurore Clement ... France Horn
Holger Lowenadler ... Albert Horn, the tailor
Therese Giehse ... Bella Horn
Stephane Bouy ... Jean-Bernard
Loumi Iacobesco ... Betty Beaulieu
Rene Bouloc ... Faure
Pierre Decazes ... Aubert
Jean Rougerie ... Tonin, the chief of police
Cecile Ricard ... Marie, the hotel maid
Jacqueline Staup ... Lucienne Chauvelot
Ave Ninchi ... Mme Georges
Pierre Saintons ... Hippolyte, the black collaborator
Gilberte Rivet ... mere de Lucien
Jacques Rispal ... M. Laborit, le proprietaire
Jean Bousquet ... Peyssac, the schoolteacher

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2418 mb
носитель: HDD2
видео: 704x432 XviD 1849 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ЛАКОМБ ЛЮСЬЕН» (1973)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Лето 1944 года. Люсьен Лакомб живет с матерью на юго-западе Франции. Фашисты еще хозяйничают, но все ждут прихода американцев. Люсьен хочет уйти в партизаны, но ему отказывают. Тогда он поступает служить в полицию...

Провинциальный крестьянский юноша Люсьен Лакомб решает бросить тяжелую и неблагодарную работу уборщика в больнице и податься в партизаны - маки. Но туда его брать не хотят, мотивируя это юным возрастом. Волей судьбы Люсьен попадает в гестапо, где прием ему оказывается куда более радушный…

Франция, 1944 года. Люсьена Лакомба не взяли в партизанский отряд (молод еще), зато с радостью приняли в ряды полиции, накормили, напоили, приодели и выдали оружие. Забитый деревенский мальчишка вдруг оказался вправе распоряжаться чужими жизнями, безнаказанно творить насилие, убивать. Но вскоре он влюбляется в еврейскую девушку Франс, которой грозит депортация…

Мастерская и умная работа Луи Маля посвящена временам оккупации Франции фашистской Германией. Юный деревенский мальчишка с фермы (Пьер Блез) пытается вступить в ряды Сопротивления, но его не берут из-за слишком малого возраста. В гестапо, однако, мальчику очень рады и принимают просто по-королевски, угощая спиртным и всем, чего бы он ни попросил. Он совершает роковую ошибку - влюбляется в еврейскую девушку по имени Франс (Аврора Клеман). В результате ее отца (Хольгер Левенадлер) депортируют. Вместе с Франс и ее матерью (Тереза Гизе) Люсьен отправляется в Испанию, по его следам идут борцы Сопротивления, чтобы убить юношу... Большая часть материала фильма почерпнута из собственных переживаний Маля: он был во Франции во время немецкой оккупации. Фильм подвергся критике в прогрессивной печати за искажение роли народа в Движении Сопротивления, психопатологическую интерпретацию фашизма. Маль вскоре эмигрировал в Америку, где снял такие фильмы, как "Атлантик-сити" и "Прелестное дитя (Куколка)". Следует отметить великолепное музыкальное сопровождение Райнхардта, вдыхающее жизнь в этот трогательный, с любовью и тщательностью сделанный фильм. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1975
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Франция).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1975
Номинация: Лучший иностранный фильм (Франция).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1975
Победитель: Лучший фильм, Премия объединенных наций.
Номинации: Лучший режиссер (Луи Маль), Лучший сценарий (Луи Маль, Патрик Модиано).
ФРАНЦУЗСКИЙ СИНДИКАТ КИНОКРИТИКОВ, 1975
Победитель: Лучший фильм (Луи Маль).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1974
Победитель: Лучшая мужская роль второго плана (Хольгер Левенадлер), Топ иностранных фильмов.
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1975
Победитель: Лучшая мужская роль второго плана (Хольгер Левенадлер).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Премьера: 30 января 1974 года.
Картина входит в престижные списки: «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева и другие.
Рецензии (англ.) - http://billsmovieemporium.wordpress.com/2010/03/17/lacombe-lucien-1974/; http://criterion.com/current/posts/416-lacombe-lucien; http://cinescene.com/flicks/flicks082002.htm#lacombe; http://10kbullets.com/reviews/3-films-by-louis-malle-le-souffle-au-coeur-lacombe-lucien-au-revoir-les-enfants/; http://urbancinefile.com.au/home/view.asp?a=16103&s=DVD; http://dvdverdict.com/reviews/lacombelucien.php.
Александр Федоров. «Луи Маль» - http://kino-teatr.ru/kino/art/kino/2696/.
Пьер Блез / Pierre Blaise (29 февраля 1952, Муассак - 31 августа 1975, там же) - французский актер. Родился в бедной деревенской семье во французской глубинке, работал лесорубом. Шутки ради явился на кастинг, проводившийся режиссером Луи Малем для фильма «Лакомб Люсьен» (1974), и был принят на главную роль. Фильм был номинирован на премию «Оскар» в номинации «Лучший зарубежный фильм», уступив в финале «Амаркорду» Федерико Феллини, и Блез завоевал всемирную известность. На протяжении последующего года снялся еще в трех фильмах: в главной роли в картине Денниса Берри «Большой экстаз» (Le Grand Delire) и в небольших ролях в фильме Роже Коджо «Фарфоровые ночи» и в ленте Мауро Болоньини «По старым ступенькам» (Per le antiche scale). После этого Блез вернулся к себе на родину, не намереваясь возвращаться на съемочную площадку, и вскоре погиб в автокатастрофе, возвращаясь домой после вечеринки и врезавшись в дерево.

Один из немногих значительных фильмов, появившихся во Франции в 70-е годы, и, несомненно, на сегодняшний день - вершина творчества Луи Маля. Его молодой «герой» приходится кузеном Луи, главному персонажу фильма Лифт на эшафот (его роль исполнял Жорж Пужули). Через Люсьена Маль рисует картину нравственного падения - с холодной точностью и без видимого отвращения. Падение Люсьена, происходящее так естественно и так банально - следствие нравственной и культурной пустоты (в самом широком смысле), в которой он вырос. Он хочет пойти в партизаны. Его не берут. Он записывается в гестапо. Не проводя сомнительных параллелей между этими двумя силами, Луи Маль наглядно демонстрирует решающую роль случая в этой идущей под откос судьбе. Конечно, Люсьен сразу же, инстинктивно, как животное, чует выгоду, которую ему принесет вступление в гестапо; однако он ничего не просчитывает заранее. Разлад в его душе, едва заметный под внешностью грубого и непроницаемого крестьянина, хорошо выражается в том, что Люсьен проводит время на двух враждебных друг другу территориях: в гостинице, служащей притоном для сотрудников гестапо, и в квартире, где прячутся от гонений трое евреев. Совершенно очевидно, что и тут, и там Люсьен ищет свою среду, семью, хотя бы смутную причину для существования. Значительной частью своей силы фильм обязан очень строгому, описательному стилю повествования, сохраняющему уважение и к серьезности и неоднозначности сюжета, и к свободным размышлениям зрителя над ним. Маль идет в ногу со временем, предпочитая, подобно Хьюстону в Городе богачей (снятом на совершенно другой сюжет), тщательную разработку персонажей, силуэтов, атмосферы и настроения крепкому и ритмичному построению интриги. Это предпочтение особенно хорошо подходит для описания героя без царя в голове. Работа актеров превосходна, будь то непрофессионалы, дебютанты в кино или маститые артисты (великолепный Хольгер Ловенадлер): их органичное взаимодействие не нарушает единства стиля. Это единство, достигнутое при работе с неоднородным материалом, присутствует на всех уровнях фильма. Так, например, сохраняя дистанцию, объективность и равномерный темп, характерные для настоящего романа, Лакомб Люсьен (при этом) придает своему ритму изменчивый, отрывистый, точечный, беспечный, прерывистый, неровный характер, напоминающий дневник, в котором Люсьен мог бы вести хронику своей жизни, будь у него чуть побольше образования. Библиография: сценарий и диалоги опубликованы в издательстве Gallimard, 1974 (текст идентичен окончательному варианту фильма вплоть до деталей). Маль описывает долгое вызревание окончательного замысла (знакомство в 1954-м году с Люсьеном Ребатэ и Пьером Кусто, редактором подпольной газеты «Вездесущий» во время Оккупации; репортажи об алжирской войне; поездка в Мексику во время беспорядков 1968-го года) в книге «Луи Маль глазами Луи Маля» (“Louis Malle par Louis Malle”, Editions de l’Athanor, 1979). «В Лакомбе Люсьене», пишет Луи Маль, «куда каждый персонаж пришел своей дорогой, в силу необыкновенных обстоятельств, верх одерживает темная сторона, скрытая изнанка их личностей. Они бесконечно удивляют сами себя и удивляют нас». Отметим, что фильм полностью снят с чистовым звуком; ни одна реплика не была переозвучена после съемок. (Жак Лурселль. Энциклопедия фильмов)

В июне 1944 года 17-летний деревенский дикарь Люсьен Лакомб (Блез) впервые в жизни попадает в город. В первую же ночь он вступает в ряды французской "милиции", еще более жестокой, чем гестапо, в первый же день - влюбляется в обреченную на депортацию еврейскую девушку (Клеман). Инверсия имени и фамилии в названии отсылает к сухому реестру предателей, расстрелянных бойцами Сопротивления после победы. После выхода фильма в "предатели" записали и самого Маля, якобы благосклонного к своему коллаборационисту-герою. Но фильм, плотский и солнечный, сложенный из белоснежных стен и красных черепиц юга Франции, уверенных жестов и крепких юных тел, не получается препарировать с помощью таких инструментов, как простые истины. Люсьен невиновен, поскольку бесчувственен - что к абстрактным понятиям добра и зла, что к страданию. Возможно, он образцовый представитель человеческой расы: у него есть все, что нужно, - и нет рефлексии. Все его поступки, как поступки природы, абсолютно "бессмысленны": им движет прекрасный и уродливый животный инстинкт. Но к многочисленным скрытым ирониям внешне невозмутимого фильма относится и эта: природа всегда права, но и она проигрывает - животное, крепко стоявшее на земле, оказывается мотыльком, сгоревшим в огне истории. (Михаил Трофименков)

Экзистенциальная драма военных времен. Нередко балансируя на грани скандала, французский режиссер Луи Маль, благодаря человеческой деликатности и тонкости, подлинной чуткости художника, пристального внимания к людям, непохожим на других, к «огонькам, блуждающим в поисках счастья» (если перефразировать названия двух его лент), все-таки преодолевал в своем творчестве опасность спекулятивного или тенденциозного подхода. А недовольство зрителей и прессы свидетельствовало отнюдь не в пользу тех, кто не желал терпеливо прислушаться и вглядеться. Подлинная травля, которой подвергся Маль за картину «Лакомб Люсьен» (вслед за французами «ударили из всех орудий» наши историки и кинокритики), к счастью, осталась давно в прошлом. И на родине его успели простить, осыпав премиями «Сезар» за ленту «До свидания, дети», которая спустя почти 15 лет отчасти вернула опять к тревожной поре начала 1944 года, когда происходило действие «Лакомба Люсьена». Луи Маль снял в 1973 году фильм о «трагедии человека, заплутавшего на войне» (если воспользоваться по ассоциации словами Василя Быкова о Рыбаке из его повести «Сотников»), о глупости мальчишки, который лишь по стечению обстоятельств стал сотрудничать не с маки, а с фашистами. «Лакомб Люсьен» был смелым вызовом режиссера, который попытался понять и простить не столько предателя, сколько, прежде всего, отдельного человека со своей судьбой, ощущающего на себе давление пресса Истории. Неожиданно точно для американцев, вообще-то далеких от европейских проблем, суть этой картины была выражена в справочнике «Мувиз он Ти-Ви энд видеокассет»: «Волнующее исследование о том, как легко оказаться соблазненным идеологией». Видимо, Маль задел за живое, особо болезненное, если на него обиделись участники Сопротивления (только за то, что маки отказались взять парня с собой?!). А также негодовали лево настроенные историки, почему-то увидевшие в «Лакомбе Люсьене» оправдание фашизма с биологической и психопатологической точки зрения (неужели потому, что Люсьен психически неуравновешен, подчас ведет себя как дикий, загнанный зверь?!), ну и, конечно, коммунисты, которые почувствовали «криминал», скорее всего, в последующих непредсказуемых поступках деревенского юноши. Ведь выдав гестапо еврея-портного Альберта Хорна, в дочь которого со значимым именем Франс влюбился юный Лакомб, он вместе с ней и ее престарелой бабушкой Беллой сбежал, скрываясь в лесах, пока не был пойман и расстрелян (но знаменательно, что об этом сообщается лишь в протокольном финальном титре). «Винтик», желающий выпасть из системы, в которую ошибочно попал, маленький человек, посмевший не повиноваться аппарату подавления, претендуя на право собственного выбора, пусть неразумного и безысходного, - это ли не главная угроза для любой идеологии?! Постановщик намеренно переставляет местами имя и фамилию героя в названии фильма, соблюдая тот порядок, который как раз принят в общественных документах, полицейских отчетах, донесениях гестапо и т. п. Поскольку для всех типов власти этот самый парень - Лакомб Люсьен, человек социальный, подчиненный, себе не принадлежащий. А Луи Маль стремится заглянуть за сухую, скупую строчку протокола и увидеть особого, отличающегося от иных индивидуума, то есть Люсьена Лакомба. Забавно, что самым мягким из обвинений, брошенных режиссеру, был упрек именно в объективизме, беспристрастности, документализации выдуманной реальности. Время расставило все по своим истинным местам, воздав, хотя и запоздало, Малю по заслугам и подтвердив его художественную и, в первую очередь, человеческую правоту. (Сергей Кудрявцев)

Впервые название фильма Луи Маля мне встретилось на страницах журнала «Советский экран» (если не ошибаюсь, то был номер, посвященный 40-летию Победы). К этой дате в дежурной рубрике издания (она называлась «В мире духовного кризиса» - там по обычаю развенчивались происки реакционных сил и бичевались пороки империалистического мира) была статья, выполненная в манере традиционной демагогии, гусеницами которой укатали ряд картин, «подрывавших» представление о последней мировой войне и очерняющих светлую память о Победе. Помимо прочих, в «черном» списке значились «Ночной портье», «Лодка» и «Лакомб Люсьен». Как выяснилось позже, такая точка зрения была свойственна не только заскорузлым гомо-советикус - за еретизм в отношении общепринятых акцентов Малю досталось и от соотечественников. Но сегодня «Лакомба Люсьена» повсеместно реабилитировали, даже больше - приподняли на такую высоту, которая порождает уже новые мифы: об оправданности консьюмеристской позиции в годы войны, допустимости предательства, возможности нравственных маневров и т.д. В данном контексте неоднозначную картину французского режиссера рассматривать и вовсе противно. Более того, мне показалось, будто бы Маль не относился индифферентно к герою, а задавал этический вектор, указывая на предопределенность выбора (неслучайно, еще до связи с полицией и до попытки контакта с подпольем автором выдается ряд красноречивых эпизодов, не оставляющих сомнений в твердости нравственного фундамента героя: в самом начале картины он убивает из рогатки пташку, а чуть позже, чтобы достать ружье, лежащее на шкафу, выбивает стул из-под ребенка, причем из-под самого маленького, т.е. самого слабого). Когда я повторно смотрел фильм в Музее кино, мне впервые показалось, что определив своего героя в коллаборационисты, Маль пошел по наименьшему сопротивлению. Ведь если бы персонажа, равнодушного и к своей судьбе и к судьбе окружающих его людей, обладающего садистскими наклонностями (не уверяйте меня, что их нет; они есть - персонаж истребляет всю живность по ходу фильма; противопоставить этому утверждению можно лишь то, что Лакомб делает это с неохотой, без азарта - вроде таков его метод освоения окружающего мира), автор отправил бы по «партизанской тропе» и вывел бы в конце фильма не на виселицу а в национальные герои - это оказалось бы не меньшей пикой в бок официальной идеологии о былинных победителях. Так или иначе, вчера фильм Маля мне показался абсолютно пацифистским, не позволяющим приписать эту работу ни одной воюющей стороне, ни - другой, как бы утверждая мысль, что порядочному человеку сильно не повезет, если он окажется в ситуации военного времени. Потому что война - это реальность, успешно освоить которую способен только первобытный недоумок, не отягощенный совестью и неспособный к рефлексии. Безрассудство оказывается не доблестью, а свойством существования такого звероподобного создания; в то время как подвиг всего лишь трактовка событий посторонними людьми, использующими эти события, имеющих мало общего с представлениями о добродетели, для своих корыстных целей. …И вот тут-то я понимаю, что попадаю в ловушку, оттачивая агрессивную позицию и прорываясь сквозь окаменевшие штампы, напарываюсь на новый миф - увлечься порицанием, за которым усматривается нарочитый отказ встать на чью либо сторону, сохраняя таким образом неуязвимость собственного мнения… Пожалуй, единственно возможный для меня вывод в том, что автор настолько убедительно заявляет об индивидуальной позиции, что пробивает брешь в груде стереотипов, вызывая у зрителя дискомфорт и попытку сопротивления. Этические оценки остаются сугубо персональным делом каждого, но художественная смелость автора очевидна - во всяком случае, при неоднозначном отношении к фильму, я понимаю, что в фигурке велосипедиста на проселочной дороге, которую я увижу уже в других лентах, мне видится тот самый юноша, оказавшийся не в то время, не в том месте, и пытающийся по-варварски примитивно одолеть собственную безликость и аморфность, повсюду представляясь протокольно многозначительно, - по фамилии и имени. (vlush, cinematheque.ru)

Этот тяжелый и спорный фильм даже самому режиссеру стоил отъезда из Франции. И критикам было за что набрасываться на режиссера... 1944 год. Совсем немного остается времени до освобождения Франции от оккупантов. Провинциальный крестьянский юноша (Блез) с психопатологическими замашками, выражавшимися в желании убивать: птичку из рогатки, зайцев из ружья или петуха собственными руками, решает бросить тяжелый и неблагодарный труд и уйти в партизаны. Но туда его не берут ни по возрасту, ни, может, и по характеру. Судьба заводит его в гестапо, где он принят совсем по другому... В результате действия алкоголя он без всякого умысла выдает своего обидчика, отказавшему ему в приеме в партизаны. Но даже вид схваченного из-за него патриота не заставляет его раскаяться. Наоборот, он чувствует удовольствие от власти, от возможности распоряжаться чужими судьбами. Получив "ксиву" полицейского он всласть упивается открывшимися возможностями, так как людям есть от чего бояться гестаповцев. Новое окружение главного героя просто сплошь подонки и стяжатели, пользующиеся своей властью. Среди них он чувствует себя как рыба в воде. Пьер Блэз сильно сыграл роль ограниченного и жестокого юноши с каменным лицом, несмотря на жалкий возраст ведущего себя крайне надменно и нагло. Приглянувшаяся Люсьену красивая еврейская девушка (Клеман) полностью в его власти- от него теперь зависит судьба всей ее семьи. Превосходно сыграл роль старого еврея, отца девушки, Хольгер Ловенадье. Несмотря на отчаянную ситуацию, в которой оказалась его семья, этот достойный человек открыто выказывает неудовольствие связью дочери и этого молодого подонка. Лишь благодаря снисхождению девушки Люсьен воздерживается от выдачи семьи своим новым друзьям. Но для отца, нежелавшего лебезить перед Люсьеном, все заканчивается трагически. А когда и судьба девушки повисает на волоске Люсьен, первый раз за фильм проявляя человечность (а, может, это был все тот же его эгоизм?), спасает ее. Но за Люсьеном уже охотятся партизаны... Попав между двух огней Люсьен с девушкой и ее бабушкой прячутся ото всех в заброшенном домике в Пиренеях. Но все уже предрешено... (le-cinema.narod.ru)

Начнем с того, что фильм начинается замечательной музыкой Джанго Рейнхнардта, можно сказать, родоночальника "цыганского джаза" и идиллическая обстановка юга Франции и эта музыка свободы - это тот чистый лист, которым пока является простой деревенский парень Люсьен Лакомб. Пока он еще не превратился в Лакомба, Люсьена - просто строчки в списке, и еще неизвестно в какой он список попадет - одинаково он мог попасть и в список "Сопротивления" и в список коллаброционистов. Но одинаково ли? Хотя заострение внимания Маля на психопатологических свойствах личности мальчика, я посчитала излишним. Можно было бы и не слишком настойчиво останавливать взгляд зрителя на этих моментах - убитой из рогатки птички, подстреленных кроликах, отрубленной ладонью руки голове курицы. Дело все-таки не в наклонности к убийству, а в общей незрелости души мальчика, в нежелании хоть на минуту задуматься о возможных последствиях своих поступков, в следовании своим инстинктам без малейшей рефлексии. И, естественно, в таких условиях самые низменные свойства натуры - насладиться властью, упиваться страхом, добиваться своего, пользуясь чужой властью - берут верх. Маль был подвергнут жестокой критике за этот фильм, якобы он создал привлекательный портрет коллаброциониста. Но это не так. Герой Маля не вызывает ни малейшего сочувствия. Наоборот, Маля можно было бы только приветствовать за то, что он показал истинное лицо предательства, что, даже, если первое предательство совершается случайно, то низменность натуры уже ведет к осознанному предательству. И, опять же - если бы не война, то Люсьен Лакомб был бы вполне добропорядочным гражданином, и стрелял бы своих кроликов, получая от этого удовольствие. Но, война на то и война, что просто ставит перед необходимостью делать нравственный выбор, и вот тут то и выодит на первую роль вот эта нравственная незрелость и природная тупость. Фильм Маля хорош своей психологической логичностью, в каждый момент герой поступает соответсвенно своему убогому мировоззрению. Вот ему понравилась дочка еврея Альбера Гора, и, увидев ее стоящую в очереди, он пытается провести ее мимо очереди, используя свое удостоверение Гестапо. Вот, когда Альбер пытается поговорить с ним, чтобы спасти свою дочь, он "гордо" отказывается говорить с ним и Альбер приходит к нему на работу, в гестапо, обрекая себя на гибель. Вот он застреливает немецкого солдата, чтобы не лишать себя "сладкого" Франс, дочки Альбера. Фильм заканчивается почти идиллией, вот он вместе с Франс и ее бабушкой, в домике в Пиренеях, и он стреляет кроликов уже не просто для убийства, а для прокорма своей "семьи". Но мы знаем, что идиллия обманчива, и даже без финальных титров, возвещающих о том, что согласно спискам Лакомб Люсьен был арестован и расстрелян, мы знаем, что герой обречен. В отличии от Вуди Аллена в "Матч-пойнт" Маль не оставляет ни малейшего шанса спасения для негодяя. (ameli_sa, cinematheque.ru)

В центре драмы - парень из деревни Солеяк по имени Люсьен Лакомб. Вот уже 4 года как Франция оккупирована нацистской Германией. Неоднородное движение Maquis - французские партизаны - включает в себя людей самых разных взглядов, ведет антинемецкую боевую деятельность и укрывает преследуемых евреев. И вот на фоне больших военно-политических событий начала 1944 года режиссер Луи Маль показывает частную историю маленького человека Лакомба Люсьена. Режиссер предлагает зрителю посмотреть ненавязчивую историю деревенского паренька со стороны. Без всяких «хорошо-плохо», просто лицезреть. Потому что сложно расставить приоритеты, дать окончательные оценки людям и событиям в этом фильме. При всей гениальной простоте повествования довольно сложно ответить и на вопросы, затрагиваемые Луи Малем - о сотрудничестве простых французов с фашистской Германией во время Второй мировой войны. Для простых людей, живущих, с одной стороны в военное время, а с другой - избежавших страшной участи попасть в авангард боевых действий, эта война проходит стороной. Они все так же живут в своих домах, работают, отдыхают, воспитывают детей и «плевать - французы, англичане или немцы выиграют войну». Ребенок, пусть уже «большой», Люсьен видит эти обстоятельства как само собой разумеющееся. Неоднократно он с безразличием повторяет фразу: «Мне все равно». И ему действительно все равно - не получилось стать маки - удалось служить в немецкой полиции. Еще неизвестно где больше повезло. Красивая жизнь профашистских французов в особняке ему явно больше по душе, чем нищета в доме матери. Но от соблазнов нацистов Лакомб Люсьен жесток. Жесток так, как бывают жестоки дети от доброты. Его развитие идет по сомнительной нарастающей: от простака, сидящего за обеденным столом матери, до агента полиции в модном костюме, не любящего, когда ему «тыкают». Неплохой мальчик доставляет много хлопот. Случайной «жертвой» капризного, по-детски непосредственного Люсьена становится семья еврейского портного из Парижа Альбера Горна (шведский актер Хольгер Левенадлер). Режиссер, так или иначе связанный с «французской новой волной», тактично показывает глубокие и одновременно тонкие психологические взаимоотношения между Люсьеном и Франс (разумеется, с долей красивого эротизма), между Люсьеном Лакомбом и Горном (еврей не может возненавидеть Люсьена), между Альбером и Франс Горн (милой девушке надоело быть еврейкой). Бабушка Франс - пожилая немногословная еврейка Белла (немецкая актриса Тереза Гизе) - несет в себе подтекст всего фильма: «До войны мы были лучше». «Лакомб Люсьен» был номинирован на «Оскар» как лучший фильм на иностранном языке, а также получил Премию Британской академии в двух номинациях, в том числе и как лучший фильм. Луи Маль, выступивший и режиссером, и сценаристом, и продюсером (то есть, как и всегда, полноценным творцом своих произведений), открыл для большого кино 28-летнюю Орор Клеман и 21-летнего Пьера Блеза. Уже после Клеман снимется в таких картинах, как «Краб-барабанщик» с Жаном Рошфором, «Апокалипсис сегодня» Фрэнсиса Форда Копполы и «Бон вояж!» с Жераром Депардье. Роль Люсьена Лакомба для Пьера Блеза стала ярко вспыхнувшей звездой, навсегда угасшей уже через два года. (Norberto)

comments powered by Disqus