на главную

ЦВЕТОК ТЫСЯЧА И ОДНОЙ НОЧИ (1974)
FIORE DELLE MILLE E UNA NOTTE, IL

ЦВЕТОК ТЫСЯЧА И ОДНОЙ НОЧИ (1974)
#20692

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Фэнтези
Продолжит.: 130 мин.
Производство: Италия | Франция
Режиссер: Pier Paolo Pasolini
Продюсер: Alberto Grimaldi
Сценарий: Pier Paolo Pasolini, Dacia Maraini
Оператор: Giuseppe Ruzzolini
Композитор: Ennio Morricone
Студия: Produzioni Europee Associati (PEA), Les Productions Artistes Associes

ПРИМЕЧАНИЯ"Кентерберийские рассказы" № 20817; "Декамерон" № 20129.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Ninetto Davoli ... Aziz
Franco Citti ... The Demon
Franco Merli ... Nur Ed Din
Tessa Bouche ... Aziza
Ines Pellegrini ... Zumurrud
Margareth Clementi ... Aziz's mother
Luigina Rocchi ... Budur
Alberto Argentino ... Prince Shahzmah
Francesco Paolo Governale ... Prince Tagi
Salvatore Sapienza ... Prince Yunan
Zeudi Biasolo ... Zeudi
Elisabetta Genovese ... Munis
Abadit Ghidei ... Princess Dunya
Salvatore Verdetti ... Barsum
Barbara Grandi
Gioacchino Castellini
Christian Aligny
Jocelyne Munchenbach
Luigi Antonio Guerra
Jeanne Gauffin Mathieu
Francelise Noel
Franca Sciutto

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2236 mb
носитель: HDD2
видео: 720x384 XviD 2003 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, It
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ЦВЕТОК ТЫСЯЧА И ОДНОЙ НОЧИ» (1974)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Цветок тысяча и одной ночи" ("Цветок 1001 ночи", "Арабские ночи", "Цветок тысяча одной ночи"). Арабская сказка о любви, подлости, коварстве и зле. История вертится вокруг парня и его возлюбленной рабыни Зумурруд; история о невесте и женихе, который уходит к другой; о принцессах, магах и волшебницах и обо всей красоте чарующего Востока.

Время действия - от 9-го века до начала Ренессанса. Нур-эд-Дин (Франко Мерли), ищущий свою возлюбленную Зумурруд (Инес Пелегрини); рабыня, ставшая царицей в огромном восточном городе, евнухи и наложницы, принцы и джинны - герои сказок Шахразады, ожившие на экране...

В этом фильме, вдохновленном древними эротическими и волшебными сказками о Ближнем Востоке, центральный сюжет посвящен застенчивому юноше, который влюбляется прекрасную девушку. Но из-за глупой ошибки, судьба вынуждена их разлучить, и юноша отправляется на поиски, чтобы найти возлюбленную и освободить ее от демонов...

Толпа насмехалась и издевалась над несчастным башмачником до тех пор, пока какой-то купец, ехавший на коне, не разогнал ее. Он крикнул: «Эй вы, стыдитесь! Чужеземец - наш гость, а вы попираете священные законы гостериимства… (kinopoisk.ru)

Самый непристойный, но и самый зрелищный фильм из своеобразной «трилогии жизни», созданный П. П. Пазолини. Как прокаленный жарким солнцем воздух пустыни рождает миражи, так и гений режиссера воссоздал зыбкую реальность идиллического мира волшебства и секса, исчезающую с последними кадрами его шедевра...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1974
Победитель: Большой приз жюри (Пьер Паоло Пазолини).
Номинация: Золотая пальмовая ветвь (Пьер Паоло Пазолини).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Третья и заключительная часть так называемой «Трилогии жизни», куда также входят «Декамерон» и «Кентерберийские рассказы».
Весьма вольная экранизация арабских сказок. Одна из вершин поэтического кинематографа, в эпиграфе которой многозначительно заявлено: «Истина заключена не в одном сне, она - во многих снах». Это сборник тонко увязанных друг с другом киноновелл по мотивам восточных сказок «Тысячи и одной ночи». Десять историй из трех культур - Персия, Египет и Индия - были сняты с участием непрофессиональных актеров и крестьян.
Сказки «Тысячи и Одной Ночи» - памятник средневековой арабской и персидской литературы, собрание рассказов, обрамленное историей о персидском царе Шахрияре и его жене по имени Шахразада. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Тысяча_и_одна_ночь.
Потрясающая живописность добивалась съемками среди удивительных пейзажей Азии и Африки (Непал, Йемен, Иран, Эфиопия).
В фильме не раз затрагиваются темы гомосексуальных проявлений. Впрочем, не секрет, что это относится ко всему творческому наследию режиссера. Всегда бросается в глаза, что, будучи по своей половой принадлежности продолжателем традиций Леонардо и Микеланджело, Пазолини с куда большим восхищением относился к мужскому обнаженному телу, чем к женскому. После, ему было суждено снять лишь один фильм «Сало, или 120 дней Содома» и погибнуть от руки убийцы.
Премьера: 20 мая 1974 года (Каннский кинофестиваль).
Слоган: «Pier Paolo Pasolini's Tales of the Arabian Nights».
Премьерный вариант фильма имел хронометраж 155 минут.
В 70-е годы он прошел в западном кинопрокате с возрастным ограничением «X» и категорическим запретом на просмотр лицам младше 18 лет. По прошествии 30 лет очевидно, что фильм нарочито шокировал обывателей, как и «Последнее танго в Париже» Бертолуччи.
Рецензии (англ.): http://electricsheepmagazine.co.uk/reviews/2009/05/02/arabian-nights/; http://movierapture.com/arabiannights.htm; http://movierapture.com/arabiannights.htm; http://notcoming.com/reviews/arabiannights/; http://oggsmoggs.blogspot.com/2006/08/arabian-nights-1974.html; http://qnetwork.com/index.php?page=review&id=2847; http://mondo-digital.com/trilogylife.html; http://epinions.com/review/mvie_mu-1001147/content_602083593860; http://criterionconfessions.com/2012/11/pier-paolo-pasolinis-trilogy-of-life.html.
Картина входит в список «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева.
Пьер Паоло Пазолини / Pier Paolo Pasolini (5 марта 1922, Болонья - 2 ноября 1975, Остия) - итальянский кинорежиссер, поэт и писатель. По своим политическим взглядам являлся марксистом и коммунистом, что, наряду с гомосексуальностью, находило отражение в его литературных и кинематографических творениях, в которых он с антибуржуазных позиций высказывался на темы политики, религии и идеологии, эпатируя публику оригинальными прочтениями классических мифов и парадоксальным образом сочетая марксизм с учением Христа и человеческой сексуальностью в самых разнообразных и неожиданных ее проявлениях. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Пазолини,_Пьер_Паоло.
Нинетто Даволи / Ninetto Davoli (род. 11 октября 1948, Сан-Пьетро-а-Майда) - итальянский актер. Постоянный участник фильмов Пьера Паоло Пазолини. Начал карьеру в 1963 году в возрасте 15 лет. Впервые играл роль без слов в «Евангелии от Матфея», затем играл с великим комиком Тото в «Птицах больших и малых». Нинетто обычно играл комичные и наивные роли. После гибели Пазолини в 1975 году стал сниматься на телевидении. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Нинетто_Даволи.
Франко Читти (род. 23 апреля 1935, Рим) - итальянский актер. Постоянный участник фильмов Пьера Паоло Пазолини, а также своего брата - Серджо Читти (Sergio Citti). Снимался также в ролях второго плана в картинах Бернардо Бертолуччи, Валерио Дзурлини, Марселя Карне, Фрэнсиса Форда Копполы, Элио Петри. Совместно с Серджо Читти написал сценарий и срежиссировал фильм «Мультфильмы» (Cartoni animati, 1997).

Этот фильм завершил знаменитую трилогию Пазолини, построенную на экранизациях мировой классики ("Декамерон", "Кентерберийские рассказы", "Цветок тысячи и одной ночи"). "Цветок тысячи и одной ночи" (приз Каннского фестиваля) поставлен по мотивам знаменитых арабских сказок. При этом Пазолини выбрал преимущественно любовные сюжеты. Любовь в его фильме - это пылкая страсть, наваждение. Не так много фильмов найдется в мировом кино, где любовь была изображена так красиво, поэтично и чувственно. Как и в предыдущих частях трилогии, Пазолини снимал в основном малоизвестных и даже непрофессиональных актеров, незаштампованная игра которых придавала особую достоверность экранному зрелищу... Вместе с тем он остался верен своим любимым актерам Франко Читти и Нинетто Даволи. Восхитительные декорации, костюмы и операторская работа Джузеппе Руццолини ("Царь Эдип", "Теорема") делают картину еще привлекательнее. Из-за смелости показа любовных сцен "Цветок тысячи и одной ночи" в свое время, разумеется, не был куплен для российского проката, и, как и многие другие фильмы Пазолини, находился в "спецхране" особого отдела Госкино... (Александр Федоров)

Философская историческая фантазия. Этот фильм выдающегося итальянского режиссера Пьера Паоло Пазолини имеет замечательный эпиграф, взятый из арабских сказок: «Истина заключена не в одном сне, она - во многих снах». Цветок тысячи и одной ночи - это как раз метафорический образ истины, которая ускользает, не поддается разгадке, прячется в переплетениях сюжета и судеб, в этих нанизываемых друг на друга историях, в закольцованном в круг бесконечном орнаменте сказок. Hyp эд-Дин до тех пор не сможет найти свою возлюбленную Зумурруд, пока не пройдет по всем лабиринтам перекликающихся с его жизнью рассказов. Пазолини передает магию и волшебство путешествий по миру в поисках истины, когда сам путь и впечатления странствий даже важнее конечной цели. Для него истина - это жизнь. Венчая пазолиниевскую «трилогию жизни» (вслед за «Декамероном» и «Кентерберийскими рассказами»), лента «Цветок тысячи и одной ночи» наполнена множеством событий, перипетий, населена разными людьми, по-восточному шумна, многоголоса, многолика. Это настоящий праздник, торжество во имя жизни, поэтическая феерия, фантазия красок и образов, словно благословенный мираж оазиса, который вдруг пригрезился усталому путнику в пустыне. Для съемок данной картины постановщик пригласил не своего постоянного оператора Тонино Делли Колли, а Джузеппе Руццолини, с которым, впрочем, ранее работал на двух полнометражных фильмах («Царь Эдип» и «Теорема»). Ему был нужен мастер более резкой, контрастной, будто выжженной солнцем манеры кинописьма, на фоне которой еще сильнее зазвучало бы многоцветье базаров, караван-сараев, городских площадей и живительных оазисов, где пиршество и неувядаемость жизни проявляются особенно ярко. Стихия и магия восстанавливаемого или творимого заново ушедшего культурного мира, который если не явно, то в подтексте противопоставлен мертвенности, безликости, как бы «полинялости» современного урбанистического существования - это центральный мотив творчества Пьера Паоло Пазолини, берущий свой исток в «Царе Эдипе» и сверкнувший напоследок именно в «Цветке тысячи и одной ночи». (Сергей Кудрявцев)

«Цветок тысяча и одной ночи» последний фильм в «Трилогии жизни» Пьера Паоло Пазолини, воспевающей свободу в любви, мыслях и желаниях. Из христианской и невежественной Европы «Декамерона» и «Кентерберийских рассказов» мастер переносит действие на Восток. Где простому люду ближе рубаи Хайяма, чем заветы Пророка, а за делами праведников приглядывает Симург. В отличие от первых двух лент сам режиссер не появляется в фильме в качестве своеобразного Вергилия Данте. Если в «Декамероне» Пазолини играл Джотто, а в «Кентерберийских рассказах» Чосера, то «Цветку» он позволил распускаться по собственной воле и желанию. Возможно придя к тому, что мысль, изреченная не всегда есть ложь и произведение может быть так же совершенно, как мечта о нем. В «Цветке тысяча и одной ночи» та же на первый взгляд бессвязная структура, что и в первых фильмах. История Зумурруд и Нур-эд-дина сменяется спором караванщиков, сплетается с рассказом Азиза (в исполнении Нинетто Даволи, больше знакомого отечественному зрителю по «Невероятным приключениям итальянцев в России»), оборачивается сном принцессы, переходит к повестям принцев и снова возвращается к Зуммуруд и Нур-эд-дину. Как сновидение или давно забытая, но мудрая сказка о любви, ненависти, коварстве. По сравнению с «Декамероном» и «Кентерберийскими рассказами» истории «Цветка тысяча одной ночи» более жестоки. Если в первых фильмах встречались капли яда, то эта лента - кубок полный до краев. Ведь это Восток - земля минаретов, базаров, пери, ифритов, крови и рока. Мактуб… Кто-то точит клинок, который нанесет тебе смертельную рану, а где-то течет река в водах, которой тебя ждет гибель. Так предначертано… И все же… Ночь темна, но от того лишь краше день. Синие траурные одежды подождут, а вот подруга ждать не станет. Вода не течет под лежачий камень, и только действием добьешься ты успеха. Беда может подкрасться незаметно, как неверный визирь к спящему султану. Но жизнь стоит того, чтобы за нее бороться. Аллах суров, но хмельная чаша пряного вина подарит краткий миг забвенья, и как знать может на дне ее, ждет истина. Фильм Пазолини, как нитка жемчуга. На нее нанизаны нежно розовые, белые, черные морские жемчужины. Идеально круглые и прекрасные в своем совершенстве. А вот кривым и дешевым речным на ней места нет. В ленте Пазолини царит простота, а не роскошь. Его язык не так цветист, как язык Нахшаби. Но простота эта вневременных сказок о джинах похищающих луноликих красавиц, чьи поцелуи слаще меда, а румянец цветом, как гюльбешекер и отважных юношах, готовых ради бархатных очей отсечь себе голову и бросить к ногам возлюбленной. Самум сорвал фальшивую позолоту и унес в пустыню, где время остановилось и все так же, как и века назад ходят караваны, верблюды царственно поводят длинными ресницами, а город с тысячей сверкающих на солнце фонтанов лишь мираж. Мастер закончил свое творение, а Афродита вдохнула в него жизнь, даровав любовь не только скульптору, но каждому, кто увидит «Трилогию жизни» глазами художника, поэта и, наконец, своими собственными в «Цветке тысяча и одной ночи». (От крови волка и дракона)

Знаменитый Пазолини рисует десять натуралистически-сказочных историй в промежутке от IX-го века н. э. до начала Ренессанса снятых на основе арабских «сказок 1001 ночи». Любовь делает человека слепым и глухим. Только Нур-эд-Дин, повстречал свою возлюбленную (в лице рабыни Зумуруд), им тут же суждено было расстаться. Как гласит арабская пословица: «Дверь бедствий широка» - и вот уже Нур-эд-Дин, бывший когда-то богатым странствует по пустыне в поисках своей единственной… Подача сюжетного материала нетипична: режиссер будто бы нарочито непоследователен. Бросая своих первых главных героев он рассказывает истории о рабыне, ставшей царицей в огромном восточном городе, принцах и принцессах, джиннах и волшебницах… Колоритные и правдоподобные, ожившие на экране персонажи сказок Шехерезады становятся героями откровенных зарисовок о любви, подлости, коварстве, зле и о всей чарующей красоте Востока. Эротическая сказка «Цветок тысяча одной ночи» поражает своей простотой и эпатажем, временами граничащим с вульгарностью. В Фильме нет даже псевдофилософии - здесь все просто. Согласно опусу от великого провокатора и бунтаря существует лишь реальность идиллического мира и волшебства секса, а люди обречены нести в себе гены этой животной природы. «Цветок тысяча одной ночи» - своеобразный жестокий вердикт обществу, ибо звероподобное начало всегда сильнее красиво декоративных всполохов цивилизации. Вполне возможно, фильм будет неприятен неподготовленному зрителю из-за постоянно мелькающих в кадре мужских и женских гениталий, и некоторую зацикленность режиссера на них. Несмотря на это «Цветок тысяча одной ночи» остается сказочно-красивой романтической историей, разворачивающейся на фоне пустынных пейзажей Ирана, Йемена и Непала, которая обязательно найдет своего зрителя: от скромного ценителя авторского кино, до любителя клубнички. Какая ночь! Всевышний снова одарил нас счастьем. Начало было горьким, конец же будет сладким! (Tommy2415)

Дааа! Не зря дали ему в далеком 1974 году премию на каннском кинофестивале, потому как действительно «Цветок 1001 ночи» превосходит все фильмы того времени, не считая маленьких неудачных сцен полета, во всем остальном, это что-то потрясающее и профессиональное не по времени! Массовые сцены, оформление, передача духа и жизни, компановка кадров, цветовая подборка - ну обсолютно все радует глаз. Правда наш гениальный режиссер немного помешен на мужских гениталиях, и это было бы еще нормально, если б не каждые десять минут фильма, но все же общее впечатление от художественной стороны фильма, осталось положительным. Что касается действия фильма. История в истории, в истории. В какой-то момент я подумала, что попала в лабиринт, из которого наш путеводитель и сам забыл выход. Когда зритель определил уже главных героев и сочувствует им, их разлуке, вдруг, кто-то рассказывает историю и мы уже в ней, а там нет и следа тех героев, к которым мы уже успели привыкнуть. И так несколько раз. При чем режиссер как-будто и забывает о тех, с которых начал. Как во сне, потому что действие происходит почти в одно и то же время, и тот задний план кажеться одинаковым и неменяющимся. Все с вздохнули, когда нам показали конец истории наших первых путеводителей фильма. Еще нельзя не заметить такой редкий плюс среди режиссеров, Пьер Паоло Пазолини не боится моментов, которые обычно режиссеры вырезают. Да, во многом он не последователен, но вот если корабль должен разбиться, он разобьется у нас на глазах, а не как у других - сперва ужас людей,а потом уже его колыхающиеся в море остатки, и так во многом. Это хорошо. Ты понимаешь, что тебя не обманывают, пусть даже это всего лишь фильм. (Pualin)

comments powered by Disqus