на главную

ГАНГСТЕР (2007)
AMERICAN GANGSTER

ГАНГСТЕР (2007)
#20718

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма Криминальная
Продолжит.: 157 мин.
Производство: США | Великобритания
Режиссер: Ridley Scott
Продюсер: Brian Grazer, Ridley Scott
Сценарий: Steven Zaillian, Mark Jacobson
Оператор: Harris Savides
Композитор: Marc Streitenfeld
Студия: Universal Pictures, Imagine Entertainment, Relativity Media, Scott Free Productions

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - дубляж (Пифагор); 2-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Denzel Washington ... Frank Lucas
Russell Crowe ... Det. Richie Roberts
Chiwetel Ejiofor ... Huey Lucas
Josh Brolin ... Detective Trupo
Lymari Nadal ... Eva
Ted Levine ... Det. Lou Toback
Roger Guenveur Smith ... Nate
John Hawkes ... Det. Freddie Spearman
RZA ... Moses Jones
Yul Vazquez ... Alphonse Abruzzo
Malcolm Goodwin ... Jimmy Zee
Ruby Dee ... Mama Lucas
Ruben Santiago-Hudson ... Doc
Carla Gugino ... Laurie Roberts
Skyler Fortgang ... Michael Roberts

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2972 mb
носитель: HDD2
видео: 720x384 XviD 1863 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ГАНГСТЕР» (2007)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Гангстер" ("Американский гангстер"). Фильм, основанный на реальных событиях, о нью-йоркском наркобароне Фрэнке Лукасе, организовавшем перевозку наркотиков в США в гробах, погибших во Вьетнаме американских солдат.

Впечатляющая история противостояния упрямого полицейского и могущественного наркобарона. Оба - выходцы из бедных семей Нью-Йорка, но жизнь превращает их в самый что ни на есть настоящих культовых героев. Исходный поединок покажет, кто из них готов идти до конца.

Никто не обращал внимания на Фрэнка, обычного водителя одного из черных криминальных боссов города. Но когда этот босс внезапно умер, Фрэнк воспользовался моментом и выстроил свою собственную империю. Изобретательность и безупречная деловая этика позволяют ему взять под свой контроль всю уличную торговлю наркотиками, распространяя чистый продукт по хорошей цене. Лукасу удается обойти все ведущие криминальные синдикаты и стать одной из основных фигур в городе - как в преступном, так и во вполне легальном смысле слова...

В 1970-е криминальная карьера Фрэнка Лукаса (Дензел Вашингтон), долгие годы работавшего телохранителем престарелого «крёстного отца» Гарлема, переживает умопомрачительный взлёт после того, как он разрабатывает безотказную схему доставки чистейшего героина из Юго-восточной Азии в США – в гробах американских солдат, павших во Вьетнаме. Однако по пятам могущественного преступного босса с Манхэттена, с лёгкостью подмявшего под себя конкурентов и скупившего чуть ли не всю правоохранительную систему Нью-Йорка, идёт детектив Риччи Робертс (Рассел Кроу), возглавивший новообразованное подразделение по борьбе с наркотиками, получив широкие полномочия.

Фрэнк Лукас, тихий водитель одного их гарлемских преступных авторитетов, привык не обращать на себя внимания. Однако после смерти хозяина Фрэнк использует ситуацию в своих целях, создав в одночасье свою собственную криминальную империю. Его специальность - героин, который он ввозит напрямую из Юго-Восточной Азии в гробах американских солдат, погибших во Вьетнаме. Он считает себя бизнесменом и конкурирует с другими группировками по всем правилам рыночной экономики, предлагая более качественный продукт по более низкой цене. Зарабатывая миллион долларов в день и придерживаясь однажды установленных для себя правил игры, он становится идолом для всего Гарлема, знакомством с ним гордятся звезды музыки и спорта. Ричи Робертс также придерживается своих правил игры - он редкий для Нью-Йорка 70-х образец честного полицейского, ненавидимого коллегами. Проводя основное рабочее время за пределами своего кабинета, на улицах города, он начинает чувствовать перемены в мире криминала. Похоже, что из ниоткуда появилась новая сила, которой удалось добиться того, о чем сотню лет мечтали мафиозные кланы. Нет сомнений, что пути Фрэнка и Ричи пересекутся, но лишь один из них выйдет из этой схватки победителем...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 2008
Номинации: Лучшая женская роль второго плана (Руби Ди), Лучшие декорации (Артур Макс, Бет А. Рубино).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2008
Номинации: Лучший фильм (драма), Лучшая мужская роль (драма) (Дензел Вашингтон), Лучший режиссер (Ридли Скотт).
ПРЕМИЯ КАНАЛА «MTV», 2008
Номинации: Лучший злодей (Дензел Вашингтон), Лучшая мужская роль (Дензел Вашингтон).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2008
Номинации: Лучший фильм (Стивен Зэйллян, Ридли Скотт), Лучший оригинальный сценарий (Стивен Зэйллян), Лучшая работа оператора (Харрис Савидес), Лучший монтаж (Пьетро Скалия), Лучший саундтрек (Марк Стрейтенфелд).
ВСЕГО 5 НАГРАД И 30 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Антуан Фукуа должен был поставить фильм в 2004 году. Дензел Вашингтон и Бенисио Дель Торо должны были сыграть главные роли. Однако проект был положен на полку за месяц до начала съёмок.
Когда проект лег на полку, Дензел Вашингтон и Бенисио Дель Торо получили свои гонорары в полном объёме. Дело в том, что в их контрактах был пункт, согласно которому студия была обязана выплатить им полную сумму гонорара независимо от того, будет ли снят фильм или нет. Дензел получил $20 миллионов, а Бенисио – $5 миллионов. Когда проект реанимировали, Вашингтон получил еще $20 миллионов, тем самым, заработав на фильме минимум $40 миллионов.
После того как студия отклонила сценарий Терри Джорджа, Стивену Зэйллиану было предложено переписать его же сценарий.
Съемки картины проходили с 31 июля по 14 ноября 2006 года.
Ричи Робертс и Фрэнк Лукас, история которых легла в основу фильма, были главными консультантами Ридли Скотта во время съёмок в Нью-Йорке.
Когда Терри Джордж числился режиссером, Дон Чидл должен был сыграть главную роль, а Хоакин Феникс – Ричи Робертса.
Рассел Кроу потребовал аудиозаписи с голосом Ричи Робертса, для того чтобы достоверно сымитировать манеру разговора.
Рабочие названия фильма – «Tru Blu», «The Return of Superfly» («Настоящий коп», «Возвращение Крутого»).
В марте 2005 года Терри Джордж был нанят студией, для того чтобы переписать сценарий фильма таким образом, чтобы бюджет не превысил $50 миллионов.
Когда режиссером фильма значился Антуан Фукуа, он хотел, чтобы Рэй Лиотта и Джон С. Рейли сыграли второстепенные роли.
Исполнители главных ролей Дэнзел Вашингтон и Расселл Кроу встречались со своими прототипами, чтобы перенять у них привычки, повадки, манеру двигаться и говорить. В знак благодарности по окончании съёмок Дэнзел Вашингтон подарил Фрэнку Лукасу Роллс-Ройс.
Во время съёмок в Таиланде часть массовки состояла из людей, занимавшихся транспортировкой наркотиков для Фрэнка Лукаса во время войны во Вьетнаме.
Ридли Скотт впервые прочитал сценарий Стивена Зэйллиана перед началом съёмок «Царство небесного» (2005). Сценарий его очень заинтересовал, и он согласился поставить фильм. Во время съёмок «Хорошего года» (2006), Скотт и Рассел Кроу неоднократно обсуждали «Гангстера», который в конечном итоге стал их следующим совместным проектом.
Ридли Скотт и Брайан Грейзер рассматривали кандидатуру Брэда Питта на роль Ричи Робертса.
Бюджет: $100 000 000. Сборы в США: $130 164 645.
Официальная стр. фильма - http://www.universalstudiosentertainment.com/american-gangster/.
Слоган - «Это случилось однажды в Америке...»

Из нескольких версий названия, которые фигурировали на рукописи сценария или подбирались позднее, уже непосредственно для фильма, Ридли Скотт выбрал громкий, но очень точный вариант. American Gangster – это и рассказ о конкретном (the American Gangster) наркоторговце из-за океана, добившемся умопомрачительных результатов, даже несмотря на то, что не сумел долго удержаться на вершине. И кинопроизведение, знакомящее с собирательным образом (an American Gangster) местного влиятельного преступника, каким тот являлся, меняясь на протяжении десятилетий новейшей истории, в действительности, а также – раз за разом выводился на экране Голливудом. В отечественном прокатном заголовке эпитет «американский» опущен словно за ненадобностью, поскольку, если я верно понял замысел, получился своего рода плеоназм, как и в том случае, если бы мы стали говорить об «итальянской «коза ностра», «китайских триадах» или «японских якудза». Что, приходится признать, дополнительно подчёркивает ту великую обобщающую силу, которой отличаются подлинные произведения искусства. Данный аспект, возможно, не заслуживал бы столь пристального внимания, если бы речь шла о рядовом криминальном фильме. Если б, скажем, постановку осуществил Антуан Фукуа1, всё-таки не отличающийся ярким дарованием. Но у Ридли Скотта и опытного кинодраматурга Стивена Зэйллиана, вдохновлявшегося статьёй Марка Джейкобсона, буквально не остаётся места ни для чего лишнего или случайного. Развитие событий, подчас неспешное и размеренное, а подчас – динамичное, захватывающее дух, неукоснительно подчиняется строгой логике, выражающей, по мысли авторов, квинтэссенцию тех законов, по каким существует само человеческое общество. При этом ничего принципиально нового, казалось бы, не показано и не рассказано. Нет ни ощущения невиданной доселе аутентичности, как у Уильяма Фридкина2. Ни копполовско-леоневских высот трагизма. Ни запредельного натурализма, которым Брайан Де Пальма сопроводил собственный рассказ о «Лице со шрамом». И даже в отдельных эпизодах и поворотах сюжета непросто обнаружить что-либо безусловно новаторское. А между тем… А между тем фильм в целом производит необычайно сильное впечатление. Авторам удалось придать повествованию черты развёрнутого социального киноромана, где многочисленные действующие лица оказываются не менее важными, нежели номинально главные герои, находящиеся по разные стороны закона. И каждая сцена, стилистически выверенная и безукоризненно разыгранная актёрами, идеально обретает своё место в картине в целом. В итоге – покидаешь сеанс, убеждённый в том, что узнал точнейший диагноз болезни американского общества. Общества, побеждённого дважды – на чужой территории и внутри страны, где опаснейший враг стал прямым порождением агрессии, направленной вовне. Общества, не желающего извлекать уроки из прошлого, ввязываясь во всё новые военные конфликты. Общества, уже и не умеющего, и не желающего жить по-другому, избавляясь от последних несгибаемых идеалистов. Из финальных титров явствует, что Риччи Робертс вскоре предпочёл адвокатскую деятельность, и его первым клиентом стал Фрэнк Лукас, за сотрудничество со следствием получивший сравнительно небольшой срок… 1 – Он ещё в 2004-м году разрабатывал проект, который кинокомпания Universal Pictures свернула за месяц до начала съёмок. 2 – Его ныне классического «Французского связного» /1971/ Риччи Робертс упоминает в разговоре отнюдь не вдруг. (Евгений Нефедов)

1968 год. Нью-Йорк. Криминальный мир города живёт по неписанным законам итальянской «Коза Ностры». Департамент полиции, ежемесячно получающий причитающуюся долю пирога, не имеет ничего против. Необходимый баланс найден, и кажется ничто не в силах его нарушить. Но после смерти одного из гарлемских авторитетов привычная система координат претерпевает серьёзные изменения. Помощник усопшего Фрэнк Лукас начинает поставлять в город крупные партии чистейшего героина по умеренной цене. Своеобразный кодекс чести позволяет ему в кратчайшие сроки стать некоронованным королем Нью-Йорка. Созданная Лукасом система безупречна: прибыль от продажи наркотиков вкладывается в легальный бизнес, зарегистрированный на ближайших родственников Фрэнка. Эту идиллию нарушает полицейский Ричи Робертс, возглавляющий отдел по борьбе с организованной преступностью. Подкупить Робертса невозможно. И он не успокоится, пока не посадит Лукаса на скамью подсудимых... Захромавший в последнее время на обе ноги Ридли Скотт решил разыграть почти беспроигрышную карту: основанный на реальных событиях эпик о становлении самого необычного (во многих смыслах) крестного отца Нью-Йорка. Голливудские тяжеловесы Вашингтон – Кроу во главе кастинг-листа окончательно закрепили за проектом звание самой ожидаемой криминальной драмы года. Амбиции продюсеров были очевидны: речь шла не столько о кассовых сборах, сколько о признании киноакадемии, а значит желанных оскаровских номинациях. В 2006-м Мартин Скорсезе наглядно показал (и доказал) целесообразность подобного подхода, по сути, сыграв на ностальгии по эпохальной саге «Крестный отец» и классическому ремейку классического «Лица со шрамом». Проторенной дорожкой воспользовался и Скотт-старший, впервые ступивший на территорию взаимоотношений воров в законе. Рассуждения о качестве «Гангстера» сложно уложить в привычные рамки категоричных «понравилось – не понравилось». Ридли Скотт слишком талантлив для откровенной халтуры. Дензел Вашингтон и Рассел Кроу щепетильны и осторожны в своём выборе. В совокупности эта троица сама по себе способна обеспечить необходимый вес любой постановке безотносительно содержания и формы. Именно поэтому спрос с результата их совместной работы также превышает стандартные чаяния заинтересованного зрителя. Фактически, перед нами заявка на членство в золотом шорт-листе лучших гангстерских лент второй половины ХХ века. Уточнения требуют лишь критерии оценки, по которым следует выносить окончательный вердикт. В контексте поточной продукции made in Hollywood «Гангстер» Скотта смотрится завидным женихом, выгодной партией, пропускать которую не стоит. Формальные признаки большого кино настоятельно требуют очного знакомства. По оценочной же шкале, на которую картина явственно претендует, Фрэнк Лукас – обезжиренное зло с одной злобной калорией. Кинематографические эвересты Копполы и Де Пальмы могут продолжать своё одиночное плавание в статусе классики жанра. Ридли Скотт не нарушил их покоя. 70-летний юбиляр попытался спеть на бис, в живую и от души, но в динамиках зазвучала предательская фонограмма… (Станислав Никулин)

"Я хотел стать богат. Богат, как Дональд Трамп. И, помоги мне боже, я стал", - так объяснил свою жизнь Фрэнк Лукас, один из самых талантливых гангстеров и самых безжалостных бизнесменов Америки. Он все еще жив, стар но не дряхл, недавно по просьбе New York Magazine, очень хотевшего послушать разговоры двух этих стариков о былых денечках, встречался со своим заклятым конкурентом времен уличных войн. "Гангстер", посвященный его жизни, Фрэнку Лукасу понравился. Что не так удивительно - понравился фильм и большинству зрителей, сборы превысили 160 миллионов. Ридли Скотт взялся за этот почти утонувший в заменах режиссеров и финансовых трудностях проект с явно оскароносными намерениями, и если "Гангстер" не получит номинаций, это будет не только удивительно, но и несправедливо. Один только Гарлем 60-70-х, воскрешенный Скоттом, стоит мессы, а ведь есть еще Дэнзел Вашингтон и Расселл Кроу, а так же история самого Лукаса - черной Золушки с пистолетом, придумавшей ввозить героин в США в гробах убитых во Вьетнаме солдат. Придумал он это не сразу. Пятнадцать лет проработав на крестного отца Гарлема Бампи Джонсона (про которого еще "Клуб "Коттон" снимали), Лукас внимательно слушал советы босса, пристально наблюдал, как тот раздает беднякам индеек на День благодарения и сжигал его врагов живьем. Когда Бампи умер, на дворе стоял 1968 год. Похоронив учителя, Лукас решил, что настало время для большого бизнеса. Он твердо верил в маркетинг - костюмы от "Брукс Бразерс", прямые контакты с производителем, лучшее качество, низкая цена, творческий подход. Он отправился в Таиланд, где расслаблялись после борьбы с Вьетконгом американские войска, и лично вышел на хозяев маковых плантаций. Он наладил доставку в гробах убитых солдат. Стал продавать самый чистый героин в истории уличной торговли, придумав брэнд "Blue Мagic" - соответствующая надпись украшала каждый пакетик. Он стал чернокожим гангстером, с которым считались итальянцы. Он купил маме дом. Он собирал с улиц по одному миллиону в день, попал в тюрьму, сдал половину продажных копов Нью-Йорка и вышел досрочно. Он гений бизнеса, не хуже Чичваркина. Преследователем, усадившим гения за решетку, является Ричи Робертс, коп с неустроенной личной жизнью, звездой Давида, вызывающе торчащей из-под расхристанной рубашки и серьезным чувством справедливости. Вор должен сидеть в тюрьме. Точка. Ради этого принципа Робертс не щадит ни друзей, ни врагов, к которым, впрочем, не испытывает личной вражды. В конце они, двое умных мужчин, верящих в то, что делают, спокойно сравнят подходы через стол комнаты для допросов. Пока смотришь этот фильм, не покидает чувство, что перед тобой картина, которой суждено стать классикой. Невероятно продуманная живописность Гарлема 60-х, спокойный как скала Вашингтон, сыгравший Лукаса, и яростный, как терьер, Кроу, сыгравший Робертса, подворотни, боксерские ринги, маковые плантации, и тайские стрип-бары - Скотт сумел создать блюдо из одних специй. Кадр, в котором вспышка выстрела выхватывает из тени лицо Дэнзела Вашингтона войдет в учебники. Ридли Скотт скрутил в один жгут расовые, политические, социальные проблемы, нарисовал портрет эпохи и заставил соотечественников морщить лоб над историей бандита, верящего в американские ценности и американскую мечту. Однако снимал он весь этот героиновый шик, кажется, ради одной фразы старого Бампи Джонсона, произнесенной перед смертью: "У системы нет сердца, чтобы вонзить в него нож". Скотта этот факт беспокоит уже не первое десятилетие, поэтому до самого финала ждешь, что Фрэнк Лукас откроет какую-то тайну - что им двигало? Зачем он это делал? И когда окажется, что никакой тайны нет, чувствуешь себя обманутым - не Лукасом и не Скоттом, а общей банальностью жизни. Тут даже додумать ничего нельзя - настоящий Лукас заявил, что 75% фильма - чистая правда. После этого уже хочется припомнить картине бестолковые линии с женами героев, величественную монотонность игры Вашингтона и с притворным сочувствием подумать, что "Оскара" "Гангстер" может и получит, но классикой ему все же не стать. (Кирилл Андреев)

В 1968 году Фрэнк Лукас (Дензел Вашингтон), пятнадцать лет проработавший шофером и охранником у видного черного гангстера, хоронит своего босса и решает начать собственный бизнес. В моду как раз входит героин: используя связи в американской армии, воюющей во Вьетнаме, Лукас организует прямые поставки в США из Золотого треугольника Юго-Восточной Азии. Его наркотик, бойко расходящийся в гарлемских трущобах под брендом «Синее волшебство», - в два раза чище и при этом в два раза дешевле, чем у конкурентов. Мобилизовав многочисленных родственников, Лукас довольно быстро становится главным дилером Нью-Йорка - и первым чернокожим, поднявшимся на такую высоту, да еще в обход традиционно деливших рынок итальянских семей. Тем временем полицейский Ричи Робертс (Расселл Кроу), печально знаменитый тем, что однажды конфисковал миллион долларов немечеными купюрами и честно притащил их в участок, уныло судится с женой по поводу сына и возглавляет новый штаб по борьбе с наркотрафиком. Уже существующее спецподразделение, представленное плохим лейтенантом с говорящей фамилией Трупо (Джош Бролин), не брезгует не то что миллионом, но и куда меньшими суммами. То, что этот спецотдел в конце концов посадили за коррупцию в полном составе, известно и из других фильмов, а вот история Фрэнка Лукаса почему-то до сих пор не была экранизирована (кстати, Лукас с Робертсом по сей день дышат с нами одним воздухом). Мастер исторических преувеличений Ридли Скотт, в последние годы производивший несколько странные продукты, полностью попал в материал: такое кино он наверняка мечтал сделать уже лет двадцать. Эпический размах, готовые герои, фантастически богатая фактура рубежа 60–70-х. «Черное «Лицо со шрамом» - и объяснять уже ничего не надо. Ситуация, которую с горечью предрекал перед смертью дон Корлеоне: все будут торговать наркотой, черные и цветные совсем стыд потеряют. До поры до времени истории Лукаса и Робертса развиваются параллельно - полицейский впервые обращает внимание на гангстера лишь во второй половине фильма, а в одном кадре они впервые оказываются минут за пятнадцать до конца. Озарение на Робертса находит при довольно комических обстоятельствах: вынюхивая что-то на матче Мохаммед Али - Джо Фрейзер, он замечает, что некий чернокожий малый в шиншилловой шубке и невероятной шапке получил места ближе к рингу, чем итальянские крестные отцы. Вообще, таких занятных сценок и деталей в фильме довольно много: взять, к примеру, историю про груз 200, в котором перевозили героин. Или, например, потешную разборку Лукаса с конкурентом, тоже черным, из-за зарегистрированного товарного знака. Или эпизод с разбиванием тупой головы крышкой от рояля. Или, наконец, момент, когда Расселл Кроу впервые в жизни видит микроволновку. И смотреть «Гангстера», конечно, одно удовольствие: оператор Савидес только что снял «Зодиак» про тот же исторический период, а для Скотта все эти пижонистые наркотические коллажи под поп-музыку и игра в блэксплуатейшн пополам с Копполой - дом родной. И все же, все же: при всех очевидных достоинствах «Гангстера» послевкусие от него остается какое-то овощное, вегетарианское. Внимание, разделенное между двумя героями, в итоге не достается, как водится, никому: Лукаса не жалко, за Робертса не страшно. Два американских сокровища, Вашингтон и Кроу, аккуратно, как по нотам, разыгрывают свои характеры, но характеры откровенно пустоваты: ну да, если гангстер, то каждое воскресенье водит старушку-мать на церковную службу, если полицейский - то разводится с женой. Вашингтон в паре сцен дает Аль Пачино, но большую часть времени изображает невозмутимость - не очень-то, если честно, интересно смотреть на невозмутимость. Кроу выглядит как помесь Расселла Кроу с Дастином Хоффманом времен фильма «Выпускник». Фильм идет то ли слишком долго, то ли, наоборот, слишком мало: с одной стороны, в нем много лишнего, с другой - не так много, чтобы он вырос в феерию избыточности, колосс масштаба Скорсезе или Де Пальмы. Проблема не в том, что почти все происходящее на экране оставляет смутное чувство «где-то было». Ладно - все где-то было. Проблема в том, что «было» - ярче, объемнее, острее. На более чем сносном, вообще-то, «Гангстере» лежит тень легкого, едва различимого жульничества - словно смотришь какого-нибудь «Последнего дона»: тот же Пьюзо, только для «ящика». Тот же Пачино, только Вашингтон. Тот же героин, только разбавленный порошковым молочком. (Станислав Зельвенский)

Время действия - конец 1960-х-первая половина 1970-х. Женщины носят мини и блестки, мужчины - сутенерские туфли, претенциозные бачки и дурацкие усы имени Леха Валенсы. Соул и фанк сменяются диско. Фрэнк Лукас (Дензел Вашингтон) - примерный семьянин, любящий сын и верный муж. Каждое утро - завтрак в скромном кафе, каждое воскресенье - в церковь. Дорогой, но скромный костюм, иногда даже с водолазкой. Ричи Робертс (Рассел Кроу) - довольно нервный субъект с проблемами на работе, не сумевший сохранить ни семью, ни друзей. Качает пресс и дерет стюардесс. У одного рестораны, ночные клубы и мисс Пуэрто-Рико, у другого ночная зубрежка, самопальный сэндвич и новости по телевизору. Им по-хорошему и делить-то нечего, только вот первый на наших глазах из скромного, хоть и блатного шоферюги становится королем Гарлема, крупнейшим импортером героина в истории США, а второй - полицейский, которого за упертость и склонность к немотивированной честности - нашел миллион долларов и сдал государству - ставят главой спецотдела по борьбе с наркотиками. Картина, не лишенная кучи милых штампов, строится на простейшей бинарной оппозиции: вот один герой, вот другой идут к успеху, борются с препятствиями, решают проблемы. Встретятся они только в финале, неожиданно выяснив, что ближе друг друга никого у них нет: оба неглупые люди, знают все расклады, готовы идти до конца, но могут и, быстро сориентировавшись, найти компромисс. Рассказывать самый финал было бы бесстыжим спойлером, но главное, что при всей сюрреалистичности он не сильно удивляет. Ну, бывает и так. Жизнь - а фильм основан на реальных событиях, и оба фигуранта подвизались консультантами на съемочной площадке - круче искусства. "Гангстер" Ридли Скотта мог бы запросто по-драйзеровски называться "Финансист". Или "Капиталист". Фрэнк Лукас - негр, временно отодвинувший в сторону итальянскую мафию и погоревший, можно сказать, из-за бабы с ее любовью к шиншилловым шубам - олицетворение взвешенного делового подхода. "Самое важное в нашем деле - это честность, порядочность и трудолюбие",- учит он. Схемы отработаны, импорт и дистрибуция налажены. Проценты уплачены. Все, кто надо, куплены. В идеальном бизнесе Фрэнка находится место и дерзким инновациям, повышающим конкурентоспособность предприятия. Героин попадает на территорию США в цинковых гробах американских солдат, погибших во Вьетнаме. Цинично, но остроумно. Главное, что рационально. Он хладнокровный убийца, но не садист - если вмажет, так по делу. Мультимиллионер, но предпочитает не светиться. Нарушитель закона, но борец за качество товара: "Синяя фея" - это торговая марка, как пепси, бодяжить порошок нельзя, это просто неправильно, не по-хозяйственному. Обаяние американского гангстера только усиливается оттого, что большую часть фильма Дензел Вашингтон проводит с выражением лица как у премьера Косыгина, которому тоже многое прощалось за такой вот тяжелый, напряженный взгляд: понятно ведь, что человек сам осознает все несовершенство мира, тоже, видать, страдает. Уйдет Фрэнк, придут другие. Рука руку моет. Полицейские насквозь продажны. Так зачем бороться-то? "Ну, так принято",- мямлит детектив Робертс. И за его смущенной полуулыбкой проступает высшая правда: дерусь, потому что дерусь. Главное - дело делать, а бороться надо за качество. За перевыполнение показателей. За призовые очки в любой игре. Очень, надо сказать, жизненно. Опять же основано на реальных событиях. (kommersant.ru)

В прокат выходит «Гангстер» Ридли Скотта с Расселлом Кроу и Дэнзелом Вашингтоном – масштабный криминальный эпос в духе Копполы и Скорцезе. Гарлем, 70-е годы, вьетнамская война. Один из криминальных боссов умирает, а его чернокожий шофер Фрэнк Лукас (Дэнзел Вашингтон) начинает свой блестящий путь восхождения на вершину мафиозного олимпа. Он закупает чистый героин прямо во Вьетнаме и, минуя посредников, везет его в Штаты. Дело спорится, он женится на красавице пуэрториканке, покупает дом для мамочки, втягивает в бизнес всю свою семью и ходит на боксерские матчи в шубе за пару сотен тысяч долларов. Между тем, простой нью-йоркский полицейский Ричи Робертс (Рассел Кроу) честно сдает в полицию найденный случайно миллион долларов (после чего подвергается всеобщей обструкции), втихаря учится на адвоката, разводится с женой и спит с кем попало. В один прекрасный день он возглавляет специальный отдел по борьбе с наркотиками и берется вычислить главного наркобарона страны. Конец «Гангстера» не является спойлером хотя бы потому, что фильм основан на реальных событиях (и, кстати, оба непосредственных участника – Робертс и Лукас – присутствовали на съемках в качестве консультантов). Робертсу удается подловить и арестовать Лукаса, за свои злодеяния тот получает по полной программе – 70 лет тюрьмы, но взамен на показания против коррумпированной части полиции, покрывающей наркобизнес, срок Лукасу сокращают. И через 15 лет, в начале 90-х годов бывший гангстер выходит на свободу. Фильм Ридли Скотта – масштабная гангстерская драма с оглядкой на Копполу и Скорцезе и массой цитат. И в духе классиков Скотт также романтизирует мафию. Как ни старается режиссер честно показать гибнущих от героина невинных людей и жестокость Лукаса, когда ему нужно расправиться с конкурентами, симпатия Скотта на стороне гангстера: Лукас изображен прекрасным семьянином, он обожает маму, ходит в церковь, скромен и обходителен – приятный, в общем, человек и настоящий джентльмен. Но, кроме того, Лукас в фильме Скотта – по большому счету не преступник, он просто отличный бизнесмен, волей случая попавший в криминальную среду. И в этом, судя по всему, есть доля истины: Дэнзел Вашингтон, познакомившись с Лукасом, сказал, что это человек, «который был бы успешен в любом деле». Сам фильм тому доказательство: Лукас получил за него солидные дивиденды (в свое время в Нью-Йорке действовал «закон сына Сэма» по имени известного американского маньяка, согласно которому преступник не может наживаться на рассказах о своих злодеяниях, но в 90-х годах закон был отменен), он уже строит планы на сиквелл, а также собирается запустить гангстерскую видеоигру и линию одежды. Визуально «Гангстер» – апофеоз перфекционизма: Скотт выстраивает идеальную картинку, где каждый кадр – отельное произведение искусства, актеры безупречны, и золотой дискотечный шик 70-х годов сказочно переплетается с мрачными гарлемскими зарисовками. «Гангстер» завораживает, от него впадаешь в медитативный транс, хотя он длится два с половиной часа и практически лишен экшена и напряжения. Фильм Скотта – вовсе не «Схватка», в которой интрига строится на противостоянии пары полицейский–преступник – и здесь, по большому счету, неважно, кто кого. В сущности, это фильм не про гангстеров, а про Америку. И то, что наши прокатчики выкинули из названия национальную принадлежность гангстера – в оригинале фильм называется «Американский гангстер», – выглядит грубой ошибкой, потому что ключевым является именно первое, а не второе слово. «Гангстер» – фильм про страну, в которой принципы демократии и конкуренции как основы экономики давно уже въелись в сознания населения настолько, что по ним живет не только мир законопослушный, но и мир криминальный. Это страна равных возможностей, в которой тот самый классический self-made mad может с одинаковой вероятностью вырасти из менеджера Макдоналдса или шофера криминального авторитета. Да, Америка далека от идеала, в ней тоже процветает коррупция, но именно здесь обычный коп может взять героинового барона, а по его показаниям выгнать из полиции три четверти полицейских. Скотт поет не столько во славу Лукаса, но и во славу Америки, и Лукас для него – типичный американский герой, но сделавший себя с нуля по другую сторону закона. Впрочем, для тех, кого не привлекает панегирик Америке, «Гангстер» приберег пафос помельче и попроще: никогда не зови в свой бизнес родственников. Это была главная ошибка Лукаса, после которой все пошло наперекосяк. Родственники, они, конечно, родные, но глазом не успеешь моргнуть, как они напортачат, а ты уже на скамье подсудимых и получаешь 70 лет тюрьмы. (Дарья Горячева, gazeta.ru)

Впрочем, встречаются и такие чудаки. У нас в полку в Будейовицах служил один солдат, хороший парень, но дурак. Нашел он как-то на улице шестьсот крон и сдал их в полицию. О нем даже в газетах писали: вот, дескать, какой честный человек. Ну и нажил он себе сраму! Никто с ним и разговаривать не хотел. Все как один повторяли: "Балда, что за глупость ты выкинул? За это тебе всю жизнь краснеть придется, если в тебе хоть капля совести осталась". Была у него девочка, так и та с ним разговаривать перестала. А когда он приехал домой в отпуск, то приятели из-за этой истории выкинули его во время танцульки из трактира. Парень высох весь, стал задумываться и, наконец, бросился под поезд... Швейк о детективе Ричи Робертсе. Фрэнк Лукас (Дэнзел Вашингтон) долгое время был правой рукой и телохранителем легендарного Бампи Джонсона. Тот в свое время обратил внимание на шустрого чернокожего паренька, чем-то напоминающего Джонсону его самого в молодости, приблизил к себе и начал на собственном примере вдалбливать в юного бандюгана свои довольно своеобразные ценности. Как известно, Бампи был личностью незаурядной. Он был бандитом и убийцей, однако придерживался очень жесткого кодекса чести, и именно благодаря ему была выиграна знаменитая Гарлемская война, в результате чего Голландец Шульц, пытающийся подмять под себя этот район, упал лицом в салат, причем навсегда. Однако Бампи, несмотря на все свои своеобразные достоинства, был не вечен, поэтому в самом начале рассказываемой в фильме истории он таки отправился на свидание с Голландцем Шульцем в результате банального сердечного приступа. И вот тут Лукас, которого никто из окружения Бампи поначалу не принимал всерьез, понял, что теперь настала пора действовать, используя полученные у Бампи уроки. Какому делу решил себя посвятить этот достопочтенный джентльмен? Разумеется, поставке героина, потому что у этого бизнеса, в отличие, например, от торговли йогуртами, очень высокая рентабельность. Но Лукас, несмотря на то что он ни разу в жизни не ходил на курсы маркетинга, понимал, что для реальной и серьезной конкуренции он должен найти свой собственный путь поставок, а не пользоваться уже готовыми каналами. Поэтому он отправился в Таиланд, где наладил хорошие взаимоотношения с американскими военными и владельцами маковых полей, после чего совместными усилиями Фрэнка и военных был найден новый элегантный путь отправки наркотика в Соединенные Штаты - в гробах американских солдат, погибших во Вьетнаме. Лукас, отлаживая новый героиновый путь, не скупился, понимая, что на карту поставлено все. Поэтому ответственные за доставку тел солдат генералы получали такие комиссионные за выполнение просьбы "прикрыть глаза", что глаза прикрывались по полной программе. Вернувшись в Нью-Йорк и получив первые партии товара, Фрэнк также пошел своим собственным путем. Вместо того чтобы жадничать и разбодяживать героин, он разработал собственный бренд под названием Blue Magic - это была чистейшая дурь, которая к тому же продавалась дешевле, чем разбавленный всякой дрянью героин конкурентов. В результате простой народ, распробовав брендового чистяка, предпочитал именно эту марку, так что Лукас, в общем-то, не бедствовал - он зарабатывал миллионы. Успешному ведению дел также способствовал тот факт, что Фрэнк не задумываясь отстреливал тех конкурентов, которые пытались погреть руки на его бизнесе, а с остальными сумел договориться. Заработав денег, Лукас не стал изображать из себя Корейко. Он женился на "Мисс Пуэрто-Рико", стал жить в роскошном доме, носил шиншилловые шубы и наслаждался жизнью по полной программе. Однако вокруг него постепенно сжималось кольцо: детектив Ричи Робертс (Рассел Кроу), который исповедовал еще более странные моральные принципы, чем Фрэнк, с помощью своего специального отряда подбирался к Лукасу все ближе и ближе. В титрах фильма торжественно заявляется о том, что он поставлен по реальным событиям, - и это, в общем-то, так и есть: Фрэнк Лукас и Ричи Робертс - совершенно реальные лица, причем они оба, как ни странно, до сих пор живы. Широкая общественность узнала о Фрэнке Лукасе только в 2000 году, когда в New York Times было опубликовано пространное интервью с бывшим королем наркотиков Нью-Йорка. История очень заинтересовала Оливера Стоуна, и он приобрел права на ее киновоплощение, после чего попытался заинтересовать этим проектом Universal. Однако там не проявили особого интереса, тем более что первоначальная версия сценария концентрировалась на похождениях Лукаса в Таиланде и коррупции в армии. Тогда сценарием занялся Стивен Зайлиан, который сделал основной упор на противостоянии Лукаса и Робертса. Такое развитие событий студию устраивало, и проект был запущен с режиссером Энтони Фукуа: Лукаса должен был играть Дэнзел Вашингтон (после "Тренировочного дня" тандем Фукуа - Вашингтон у продюсеров имел очень высокий рейтинг), а на роль Робертса планировали Бенисио Дель Торо. Были заключены контракты, по которым Вашингтон и Дель Торо получали свои гонорары в любом случае, и проект запустили. Однако, когда съемки уже должны были начаться, выяснилось, что затраты будут слишком высоки: для воссоздания Нью-Йорка тех годов потребовалось большую часть декораций строить в студии, а это было очень и очень дорого. Также на второстепенные роли Фукуа собирался пригласить достаточно именитых актеров, поэтому бюджет подобрался к отметке в 80 миллионов. В результате продюсеры предпочли свернуть проект, несмотря на то что им по контракту пришлось выплатить Вашингтону и Дель Торо 20 и 5 миллионов соответственно. Фукуа разругался с продюсерами, и "Гангстер" был заморожен. Студия пыталась найти режиссера, который снимет попроще и подешевле. Некоторое время рассматривался вариант, при котором Лукаса и Робертса будут играть относительно недорогие Дон Чиндл и Хоакин Феникс, но с этим так ничего и не получилось. Ну и Universal тогда решили, что с этим проектом или делать стопроцентный хит, или не делать ничего. Хит появился на горизонте, когда "Гангстером" заинтересовался Ридли Скотт. Он стал обсуждать возможность работы над этой картиной с Расселом Кроу во время съемок "Хорошего года". Кроу понравилась возможность сыграть Робертса, а когда выяснилось, что Вашингтон по-прежнему готов сыграть Лукаса (ну и, замечу, второй раз получить за эту роль свои 20 миллионов), - продюсеры, впечатленные возможным участием сразу двух суперзвезд, дали Скотту согласие на возобновление проекта. На этот раз бюджет составил уже 100 миллионов, однако трио Скотт - Вашингтон - Кроу внушало продюсерам определенный оптимизм, так что Скотт сумел развернуться так, как он и планировал. Ему было интересно снять настоящую гангстерскую сагу - жанр, в котором сам Скотт еще ни разу не работал. По фильму видно, что Скотт явно вдохновлялся работами признанных мэтров жанра - и прежде всего фильмами Мартина Скорсезе. К исторической достоверности Скотт решил отнестись со всей серьезностью, поэтому и реальный Робертс постоянно консультировал режиссера и Рассела Кроу, и Лукас неоднократно давал консультации Дэнзелу Вашингтону, который после премьеры фильма в знак благодарности подарил заслуженному ветерану наркоторговли дорогущий "Роллс-ройс". Однако все эти консультации с прототипами плюс несколько однобокое отношение Скотта к сложной персоне Лукаса привели, на мой взгляд, к определенному перекосу. Лукас в фильме в исполнении Вашингтона - ну просто матерь божья! (У Вашингтона вообще есть такой небольшой "грешок" - его персонажи нередко кажутся слишком правильными, а оттого несколько однобокими.) От зрителей, конечно, не скрывают, что Лукас торгует героином и убивает людей, но этот персонаж в фильме настолько величественный, правильный, набожный и справедливый, что торговля героином в его исполнении выглядит фактически поставкой памперсов неимущим слоям населения, а убивает он - только плохих, как и Гарри Таскер в "Правдивой лжи". Реальный Ричи Робертс - тоже личность очень интересная и своеобразная. При взгляде на него в памяти сразу всплывает Фрэнк Серпико, сыгранный Аль Пачино, - полицейский, который принципиально не берет взятки и борется с коррупцией. Реальный Робертс, кстати, значительно более интересен, нежели Лукас: тот, в отличие от Робертса, среди гангстеров белой вороной никак не был - та же роскошь, та же модельная тетка в женах, те же убийства и та же команда из близких родственников. Ну да, еще Лукас очень любил свою мамочку, но такое также нередко встречалось среди итальянских и еврейских мафиози. А вот Робертс - чистая белая ворона, которого, возможно, ждала судьба Серпико, подстреленного своими же коллегами, если бы не некий полицейский начальник, который оценил неподкупность Робертса и позволил ему создать собственное подразделение. Рассел Кроу сыграл Робертса неплохо, но, на мой взгляд, не слишком убедительно. Слегка расплывчато и даже гламурно. У Серпико великого Аль Пачино в глазах было самое настоящее ОТЧАЯНИЕ. Он прекрасно понимал, что рискует жизнью, пойдя против всей системы, он жил в атмосфере постоянной ненависти коллег, но он не мог поступать иначе. И было видно и понятно, почему это происходит. У Робертса Кроу нет отчаяния в глазах. Поэтому совершенно не ясно, с чего он вдруг такой честный и принципиальный в окружении сплошной коррупции - может, просто дурачок? Однако сцены его работы с собственным отделом и особенно раскрутка дела Лукаса сыграны и сняты очень добротно. Просто характер, на мой взгляд, толком не раскрыт, а жаль. С постановочной точки зрения фильм сделан просто отлично: великолепно воссоздан Нью-Йорк тех годов, многие сцены хочется пересматривать не раз и не два. У Скотта получилась именно гангстерская сага - мощная, неторопливая, внушительная и эффектная. Так что имеющиеся небольшие претензии относятся в основном к несколько однобокой трактовке образа Лукаса и к общему налету небольшой кинематографической гламурности в исполнении обоих главных персонажей. Впрочем, с Бампи было то же самое - очень эффектно сыграв Бампи в "Клубе Коттон", Лоуренс Фишберн потом сделал целый фильм о нем, в котором и сыграл главную роль, - назывался он "Гангстеры". Там тоже Бампи был показан просто-таки великим страдальцем за народное дело. Впрочем, гангстерской саги у Фишберна толком не получилось, а Тим Рот тогда просто поразил невероятно слабым исполнением роли Голландца Шульца. (У Энди Гарсиа Лаки Лучано получился заметно лучше.) Но вернемся к "Гангстеру". Фильм вполне достойный и смотрится очень хорошо. Гангстерская сага у Скотта получилась. А вот киноклассика - нет. Не дотянули, хотя актеры были привлечены более чем серьезные. Так что попытка засчитана, а вот чуда - не произошло. Оценки по пятибалльной системе. Зрелищность: 5; Актерская игра: 4; Режиссерская работа: 5; Сценарий: 4. (Алекс Экслер)

Около года назад, во время просмотра «Отступников» я получил для себя новое криминальное кино, высококачественное коих давно не было (тогда я ещё не смотрел «Двойные рокировки»), сегодня же вновь наткнулся на превосходную криминальную драму «Гангстер» Ридли Скотта. Если мой любимый жанр также будет выдавать по одному классному и несколько обычных криминальных фильмов в год, я ещё много лет вперёд буду доволен. Менявшийся на протяжении многих лет, руками таких авторов как Тарантино и Ричи криминальный жанр должен был когда-нибудь измениться. И не удивительно, что стали выходить такие добротные, но всё-таки одноразовые истории как «Альфа Дог» или «Козырные тузы», и если бы не Мартин Скорсезе, который ещё верен традициям жанра, можно было бы заказывать памятную доску с моей печалью. Только вот и товарищ Ридли Скотт решил перенести нас в 70-е годы Нью-Йорка, когда уже почти сотню лет существовала итало-американская мафия, и неожиданный успех нигера удивлял всех, когда Коппола снимал свой криминальный шедевр… Разумеется, все так и тянутся сравнить «Гангстера» с «Крестным отцом». Не стоит этого делать, т. е. не стоит сравнивать идеи режиссёров. Всё-таки такое кино как «Крестный отец» занял свою нишу в истории кино, этот фильм и есть эта история кино, нет «Отца» нет кино, он практически идеал для жанра. Вот только Коппола со Скоттом снимали совершенно разные фильмы. Гениальный Френсис Форд с гениальным автором Марио Пьюзо и с гениальными актерами, на которых лет 40-50 держался и держится весь Голливуд, показывал зрителю внутренний мир криминальной организации и внутренний мир её руководителей - семьи. Скотт же, который, как и его братец, любитель снимать зрелищное кино, основывал свой сюжет не, сколько на противостоянии главных героев, сколько на становлении их и их организаций. Скотт не показывает ситуацию, с какой либо из сторон, не пытается возвысить полицию или принизить преступный мир, он просто хочет показать, как же это произошло. Видимо для этого во время съемок консультировался не с кем иным как со своими «персонажами» с настоящими Фрэнком Лукасом и Ричи Робертсом, которые не противостояли (а становились) в те годы, и поэтому легко нашли общий язык позже. Если рассуждать с позиции противостояния то, конечно, можно орать не оригинально (особенно вспоминая «Схватку»), вообще-то оригинально, в том отношении, что кинематограф добрался до черных братьев, до тех самых гангстеров, снял фильм о тех, кто еще, будучи нигерами дал возможность ходить со стволами нынешним афроамериканцам, открыл им дверь в мир криминала. А то вроде о Коза-Ностра фильмов тьма («Крестный отец», «Славные парни», «Готти» и многое другое), о кубинце есть («Лицо со шрамом»), об ирландцах время от времени выходят («Состояние исступления», «Отступники»), недавно и до русской мафии добрались («Порок на экспорт»), а в свое время о еврейской мафии были фильмы («Багси», «Лански»). Черных же на первый план пытались выводить, но им то и дело приходилось отходить на задний план, как в «Короле Нью-Йорка», в «Гангстере» же итальянцы сзади. Было неожиданно увидеть киношного Джона Готти Арманда Ассанте в «Гангстере», по сути, в той же роли, только удивления вызывало, как легко итальянец из своей организации 100 лет руководившей большей частью мафии в городе так легко пошёл на уступки, вроде как мотивом для него служили деньги, предложенные Фрэнком Лукасом, но будь итальянец агрессивнее сам бы мог всё под себя подмять. В этот период истории Аль Капоне в гробу перевернулся. Другое дело, что Лукас покупал всех, становился не только хозяином квартала, но и королем Нью-Йорка, как и большинство из руководителей разных организаций за счет наркотиков. Работая на себя ему было бы сложно не завоевать столь большой авторитет, что нам Ридли Скотт и показывает - становление гангстера! С момента смерти Бампи Джонсона Фрэнк видимо сам, может по последней просьбе покойного, решил захватить всю торговлю наркотиками под себя, высокое качество, низкая цена, конкуренты просто не выдерживают такого. Авторы фильма умело делают ставку на этот период жизни героя, он только встает на ноги, здесь его персонаж самый интересный, и персонаж пользуется этим в полной мере. Для того чтобы имя стало работать, нужно сначала это имя создать, а лучшая тактика внушение страха, по этому рецепту Фрэнк и поднимается, хладнокровно расправляется с конкурентами, использует циничный способ доставки груза наркотиков в страну, и всем платит, подтягивает своих родственников в бизнес. Создает свою семью, которой мог бы позавидовать любой из конкурентов Вито Корлеоне, конечно, до семьи Корлеоне клану Лукаса далеко. Скотт не видит необходимости раскрывать членов семьи Лукас, обозначает, кто есть кто, показывает тех, кто на что способен, и аргументирует это эпизодом, когда племянник Фрэнка признается ему о том, кем бы он хотел стать, только вот стать таким же, как дядя Фрэнк не так легко. Будучи известным бандитом нельзя подавать новому поколению отрицательный пример, но черная гангста на улицах США встает всё выше и выше, из-за таких как Фрэнк Лукас. Дензел Вашингтон всего второй раз на моей памяти воплотил на экране отрицательный персонаж, первым был детектив Алонзо, само собой. И между этими образами актёра нет ничего общего, энергичный и импульсивный Алонзо принесший актёру Оскар отличается как минеральная вода от кока-колы, от расчетливого и сосредоточенного Фрэнка Лукаса. Вашингтон же неподражаем, где надо улыбка, где надо злость, актёр уверенно воплощает на экране свой образ, и держит на себе свой кусок фильма. Во время становления мафиози в фильмах разных лет многие актёры воплощали уверенные образы, показывая и развивая свой характер на экране. Столбом тут является, Вито Корлеоне в исполнении Роберта де Ниро, который воплотил на экране человека идущего вперёд с одной целью - взойти на трон. Майклу Корлеоне было легче. Исполненный Аль Пачино Тони Монтано ничем не уступает работе Де Ниро, его герой также шёл по к своей цели своим путём, а актер это показывал. Фрэнка Лукаса ставит на один ряд с ними нельзя, но фильм «Гангстер» с претензиями на культовость, пусть в нём противостояние героев также очевидно, как и их становление и каждый зритель сам для себя решает какой из путей героев ему интереснее. Кроме того, и мир полицейских в криминальных фильмах не уступает миру преступников, для меня эталоном всегда был Комиссар Катания, люблю Сицилию. В Голливуде же в «Неприкасаемых» герой Костнера противостоял самому Аль Капоне, «Секреты Лос-Анджелеса» открыли миру ещё нескольких отличных копов мастеров своего дела (Кроу там помните, конечно же). О полицейских кино-героях 70-х вроде детективов Буллит, Коломбо и грязном Гарри умолчим, остановимся на персонаже Рассела Кроу Ричарде Робертсе, который здесь олицетворяет всю чистоту полицейского мундира. Герой принципиальный, спокойно готов вывести на воду любого грязного копа, даже своего напарника, честный парень без конца изменяет жене, что тоже можно объяснить снятием стресса от тяжелой работы. Проще говоря, это настоящий герой, не подкупный и честный (не семейный, в общем). Легко бегает от простого детектива до шефа отдела по борьбе с наркотиками, оттуда в прокуроры, оттуда в адвокаты. Этакая игра с самим собой: я его отслежу, его же засужу и освобожу - я тоже так хочу. Рассел Кроу в очередной раз сыграл с разумом, выбрав потенциально успешный персонаж, и если Вашингтон смотрится куда эффектнее, то Кроу куда выигрышнее. Пока рано говорить об Оскаре, но, увидев эти два имени в списке номинантов в одной номинации, я не удивлюсь, хотя и судить о том выиграет ли кто-то из них, не стану. Зато с легкостью скажу, что Вашингтон не получит Оскар, из-за простых причин: в прошлом году выиграл черный, Вашингтон неоднократно игравший хороших ребят уже за плохого получал Оскар, да и после успеха прошлогоднего «Отступников» «Гангстера» будут придерживать. В прошлом году, выбрав обыкновенный фильм «Хороший год» Кроу скорее проиграл, но и там старался играть, здесь же не обязательно… Да-да, то о чём многие говорили до выхода фильма, мол, кино будет держаться на актёрском дуэте, не оправдалось на сто процентов, кино с такой историей с любыми актёрами не проиграло бы. Актёры стараются - факт, но Скотт не промах, фильм его! Выстроил сюжет таким образом, что он смог захватить всё внимание и создать напряжение. Разделил картину на два фильма, где сюжеты Кроу и Вашингтона добрых два часа пересекаются по минимуму, и которые сами по себе не затерялись бы. Идеально воссоздал атмосферу 70-х, не зря сравнение с «Крестным отцом» идёт без конца, только не на уровне раскрытия мафиозной структуры, а на уровне напряжения и атмосферы в фильме. О том, как жила, США во время войны во Вьетнаме нам показывают очень часто, и проблема наркомании стоит в таких фильмам впереди, и Р. Скотт, своим фильмом показав две структуры, оставил место очередному слову: наркотики зло. Проблему можно показывать по-разному: с иронией по Тарантино, с билетом в этот мир по Гиллиаму или же раскрывая этот бизнес изнутри по Ридли Скотту (по Скорсезе ранее). Вместо традиционного: «Нет наркотикам», Скотт хочет сказать «Нет наркобизнесу!», поэтому такое извращенный способ доставки наркотиков как в солдатских гробах используется в картине, основанной на реальных событиях. Кроме этой идеи автор также немного касается мысли, что дружба возможно между любыми людьми, и эта возникшая по жизненному сюжету дружба, должна убедить тех, кто всё ещё считает, что кино о противостоянии, что они не правы. Да друзья мои, вы не правы, непосредственно противостояние есть, но оно для протокола, оно не несет в себе ценности, помните это. Смущающий кого-то хронометраж проносится не заметно, я бы с радостью посмотрел эту историю в два раза длиннее, это история рассказана интересно, здесь не нужна стрельба, динамика имеет место быть и без резких скачков, что очень удивительно. Возможно, мне так показалось только из-за любви к жанру, но я за эти 2,5 часа не зевнул, не нажал на паузу. Очень жаль, что кино у нас ещё не выходит, но я пойду на него первым, когда оно всё-таки доберется до наших экранов, оно того стоит, чтобы авторы положили себе в карман и наши кровные. Не знаю уж станет ли кино легендарным вроде работ Скорсезе, Копполы и Де Пальмы или наряду с «Отступниками» даст новый толчок для развития жанра в традиционном ключе. Не знаю, потому что сложно судить, что будет там, в будущем, зато знаю, что фильм мне понравился, и я не обхожусь словами для галочки нормальное кино, как некоторые которые потом после неуспеха фильма на Оскаре будут искать в нём минусы. Я свою оценку охарактеризую так: Шедевр. (VasekVVV)

comments powered by Disqus