на главную

В ДОМЕ (2012)
DANS LA MAISON

В ДОМЕ (2012)
#20727

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер
Продолжит.: 105 мин.
Производство: Франция
Режиссер: Francois Ozon
Продюсер: Eric Altmeyer, Nicolas Altmeyer, Claudie Ossard
Сценарий: Juan Mayorga, Francois Ozon
Оператор: Jerome Almeras
Композитор: Philippe Rombi
Студия: Mandarin Films, Mars Distribution, France 2 Cinema, FOZ, Canal+, Cine+, France Television, La Banque Postale Images 5, Cofimage 23, Palatine Etoile 9
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Fabrice Luchini ... Germain
Ernst Umhauer ... Claude Garcia
Kristin Scott Thomas ... Jeanne Germain
Emmanuelle Seigner ... Esther Artole
Denis Menochet ... Rapha Artole pere
Bastien Ughetto ... Rapha Artole fils
Jean-Francois Balmer ... Le proviseur du lycee
Yolande Moreau ... Les jumelles Rosalie et Eugenie
Catherine Davenier ... Anouk
Vincent Schmitt ... Bernard, le prof de maths
Jacques Bosc ... Le pere de Claude
Ronny Pong ... Le Chinois
Jana Bittnerova ... Doublure jumelle
Stephanie Campion ... Femme au balcon 1
Diana Stewart ... Femme au balcon 2

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2795 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x688 AVC (MKV) 2955 kbps 24 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: Ru
 

ОБЗОР «В ДОМЕ» (2012)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Мальчик, обладающий литературным даром и болезненной страстью подглядывать за жизнью других, пишет сочинения, которые удивляют его школьного учителя. Опусы ученика с последней парты пугают своими откровениями и поражают талантом. Однажды мальчик начинает писать рассказ о семье своего одноклассника...

Разочаровавшись в своих учениках, учитель благоволит лишь мальчику, сидящему на последней парте и сильно выделяющемуся на фоне остальных. Этот ребенок имеет склонность к подглядыванию и однажды решает написать рассказ о семье своего одноклассника, за которой имеет возможность систематически наблюдать.

Подросток подсовывает учителю рискованное сочинение, в котором потешается над домашним укладом одноклассника. Профессор и возмущен бестактностью ученика, и восхищен его литературным талантом. Сочинение получает продолжение, и каждая новая серия заводит читателя все дальше в личное пространство одноклассника и его семейства, с которыми автор проводит уже все свободное время. Разоблачение неизбежно приведет к большим проблемам и для ученика, и для учителя, но те уже не могут остановиться.

Шестнадцатилетний Клод (Эрнст Умоер) привлекает внимание учителя литературы (Фабрис Лукини) своей неординарностью. Неудавшийся писатель, он пытается развить в Клоде очевидные задатки таланта. Из сочинения на банальную тему «Как я провел выходные» юноша делает увлекательное повествование, в котором удивляет не столько владением языком, сколько специфической темой. Клод рассказывает о подробностях жизни «нормальной семьи» своего друга-одноклассника (Бастьен Угетто), причем особенно интересуется матерью семейства (Эммануэль Сенье), «женщиной среднего класса». Вуайеристские опыты Клода, изложенные на бумаге, так увлекают учителя, что последний становится невольным сообщником подростка в деле наблюдения за чужой жизнью... (Даже идет на "преступление" ради Клода... лишь бы тот смог и дальше посещать эту "наблюдаемую" семью) Особая же ирония заключается в том, что педагог не замечает, как сам постепенно становится объектом наблюдений... и конец этой истории для него будет не очень приятный.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

СЕЗАР, 2013
Номинации: Лучший фильм (Франсуа Озон, Эрик Альтмайер, Николас Альтмайер), Лучшая мужская роль (Фабрис Лукини), Лучший адаптированный сценарий (Франсуа Озон), Лучший режиссер (Франсуа Озон), Лучшая оригинальная музыка (Филипп Ромби), Самый многообещающий актер (Эрнст Умоер).
ГОЙЯ, 2013
Номинация: Лучший европейский фильм (Франсуа Озон).
МКФ В САН-СЕБАСТЬЯНЕ, 2012
Победитель: Главный приз «Золотая раковина» (Франсуа Озон), Приз жюри за лучший сценарий (Франсуа Озон).
МКФ В ТОРОНТО, 2012
Победитель: Премия международной кинокритики (ФИПРЕССИ) (Франсуа Озон).
САНТ ЖОРДИ, 2013
Победитель: Лучший иностранный фильм (Франсуа Озон).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОСЦЕНАРИСТОВ ИСПАНИИ, 2013
Номинация: Лучший иностранный фильм (Франсуа Озон).
КИНОПРЕМИЯ ГАУДИ, 2013
Номинация: Лучший европейский фильм (Франсуа Озон).
КФ В ЛОНДОНЕ, 2012
Номинация: Лучший фильм (Франсуа Озон).
ТАЛЛИННСКИЙ КФ «ТЕМНЫЕ НОЧИ», 2012
Номинация: Гран-при (Франсуа Озон).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По мотивам пьесы современного испанского драматурга Хуана Майорга / Juan Mayorga - «Мальчик с последней парты» («Мальчик в последнем ряду») / «El chico de la ultima fila».
Премьера: 10 сентября 2012 года (МКФ в Торонто).
Слоган: «Думаешь, за тобой не интересно подсматривать?».
Официальные сайты и странички фильма: http://danslamaison-lefilm.com/; https://facebook.com/DansLaMaison.lefilm; http://francois-ozon.com/fr.
Рецензии (англ.): http://moviecritic.com.au/in-the-house-film-review/; http://www.themoviewaffler.com/2013/03/new-release-review-in-house.html; http://bina007.com/2012/10/danslamaison.html; http://cine-vue.com/2012/10/bfi-london-film-festival-2012-in-house.html; http://cinemastric.com/criticas/en-la-casa-delicioso-y-perturbador-onirismo/; http://exclaim.ca/Reviews/TIFF/dans_la_maison-directed_by_francois_ozon; http://flickeringmyth.com/2012/10/56th-bfi-london-film-festival-review-in.html; http://heyuguys.co.uk/lff-2012-in-the-house-review/; http://ioncinema.com/reviews/in-the-house-tiff-2012-review; (фр.): http://abusdecine.com/critique/dans-la-maison; http://cadependdesjours.com/Cinema-critique/dans-la-maison-de-francois-ozon/; http://cinefilic.com/2012/10/fnc-212-dans-la-maison.html; http://filmosphere.com/movie-review/critique-dans-la-maison-francois-ozon-2012/; http://fichesducinema.com/spip/spip.php?article3743.
Фильм дублирован на студии «Мосфильм-мастер» в 2012 году. Роли дублировали: Валерий Сторожик (Жермен - Фабрис Лукини); Николай Быстров (Клод - Эрнст Умоер); Денис Беспалый (отец Рафы - Дени Меноше).
Франсуа Озон / Francois Ozon (род. 15 ноября 1967, Париж) - французский сценарист и кинорежиссер, чьи фильмы характеризуются острой сатирой и свободными взглядами на человеческую сексуальность. Он завоевал международную популярность благодаря своим фильмам «8 женщин» (8 femmes, 2002) и «Бассейн» (Swimming Pool, 2003). Франсуа Озон считается одним из самых заметных молодых режиссеров «новой волны» во Франции. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Франсуа_Озон.
Фабрис Лукини / Fabrice Luchini (род. 1 ноября 1951, Париж) - французский киноактер. Известен по ролям в фильмах «Возвращение Казановы», «Барни и его маленькие неприятности», «Откровенное признание», «Мольер». Обладатель премии «Сезар» за лучшую роль второго плана в фильме Клода Лелуша «Все об этом» (1993). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Фабрис_Лукини.
Эммануэль Сенье / Emmanuelle Seigner (род. 22 июня 1966, Париж) - французская актриса, модель и певица. Она была дважды номинирована на премию Сезар за лучшую роль второго плана в кинофильмах «Place Vendome» (1998) и Жизнь в розовом цвете (2007). Эммануэль - внучка известного французского актера Луи Сенье, сестра актрисы Матильды Сенье. Pодилась в семье известного фотографа и журналистки. В 14 лет Эммануэль начала карьеру модели и вскоре, благодаря своей внешности, она получила международную известность, ее фотография появилась на обложках многих журналов. В 1985 году Жан-Люк Годар снял ее в фильме «Детектив» вместе с Джонни Холидеем и Натали Бай. Эммануэль Сенье - третья жена режиссера Романа Поланского, у которого она снялась в фильме «На грани безумия» вместе с Харрисоном Фордом, и в фильме «Девятые врата» с Джонни Деппом. В 1992 году Полански снял Сенье в главной роли в своем фильме «Горькая луна». В 2002 году Эммануэль Сенье снялась в видеоклипе на музыкальную композицию «Hands Around My Throat» группы Death in Vegas. Стр. на IMDb - http://imdb.com/name/nm0782561/.
Кристин Скотт Томас / Kristin Scott Thomas (род. 24 мая 1960, Редрут, Великобритания) - английская актриса, номинировавшаяся на премию «Оскар» за фильм «Английский пациент». Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Кристин_Скотт_Томас.

Интервью режиссера (The Village). - Почему вы выбрали для экранизации именно эту пьесу? - Мне нравится снимать фильмы о писательстве. Я такое уже делал раньше, в «Бассейне» и «Ангеле». - Необычно, что «творец» в этом фильме - подросток. - Я хотел показать взаимодействие двух героев: учитель полагает, что наставляет ученика, а на самом деле это мальчик преподает ему урок. - Каковы вообще для вас взаимоотношения фантазии и реальности? - А я в принципе не делаю различий между реальностью и вымыслом. Луис Бунюэль говорил: «Нужно воспринимать реальность как сон, а фильм снимать как реальность». Все - реальность. Фильмы тоже. Снимая «В доме», я хотел смешать реальность и вымысел так, чтобы не было понятно, где вы: в текстах мальчика или мыслях учителя. Это интерактивный фильм, наподобие компьютерной игры. - Вы геймер? - Нет (смеется). В обычном смысле - нет. Но я режиссер-геймер, я играю со зрителем. Игра - это вообще самое приятное в кинематографе. Там ведь и актеры играют, и весь смысл происходящего - игра, манипуляция… - Как придумать необычную историю, которую каждый будет воспринимать по-своему, и при этом не скатиться в абракадабру без логики? - Очень просто: когда сочиняешь, у тебя должны быть все ответы. А вот когда снимаешь, то что-нибудь выкидываешь - так появляются загадки. - Где снимался «В доме»? - Около Парижа, в пригородах. Два месяца всего снимали, на цифру. Оператор - молодой Жером Альмера, я впервые с ним работаю. Цифровая съемка пришлась очень кстати, ведь в сценарии много диалогов, а времени на все про все у нас было мало. - Зачем вы одели своих школьников в форму - во Франции же этого нет? - Да, у нас давно отменили школьную форму, поэтому я придумал школу в английском стиле. Мне нужна была эта униформа, чтобы показать: смотрите, все эти дети одинаковые, но один из них может оказаться другим. - Фильм сразу делался для международного проката, тогда почему он снят на французском языке? - Я хотел работать с Фабрисом Лукини, который исполнил роль учителя, а он очень французский актер. И вообще снимать на родном языке проще. - Тогда почему в главной женской роли англичанка Кристин Скотт-Томас? - Она живет во Франции, любит сниматься в наших фильмах, очень хорошо говорит по-французски, и у нее такой очаровательный акцент! Мы, французы, обожаем, когда говорят с акцентом - по крайней мере это касается немецкого и английского, насчет русского я не так уверен (смеется).

Франсуа Озон о фильме. Новый психологический триллер «В доме» от режиссера Франсуа Озона, основанный на пьесе «Мальчик в последнем ряду», рассказывает историю мальчика Клода (Эрнст Умоер), обладающего литературным даром и страстью подглядывать за жизнью других, который пишет об этом превосходные сочинения. Опусы ученика с последней парты удивляют и пугают его школьного учителя Жермэна (Фабрис Лукини) своими откровениями и одновременно поражают талантом. Режиссер Франсуа Озон, хорошо известный зрителю по таким картинам как «8 женщин» и «Бассейн», рассказывает о съемках фильма, процессе экранизации пьесы и раскрывает тайну происхождения главного героя. Картина «В доме» была создана на основе пьесы Хуана Майорга «Мальчик в последнем ряду»... Когда я впервые увидел этот спектакль, меня больше всего поразила особенная связь между учителем и учеником, которая позволяет заглянуть вглубь этих отношений с обеих точек зрения. Обычно учитель преподносит знания ученику, но здесь образовательный процесс происходит в обоих направлениях. Переплетение реальности и вымысла представляет зрителю возможность по-новому оценить роль человеческого воображения в литературе. Темы, на первый взгляд кажущиеся глубоко философскими, в пьесе обретают новый, более понятный смысл. Отношения между Жермэном и Клодом представляют собой прототип любого творческого предприятия, где есть редактор и писатель, или, например, продюсер и режиссер. Для меня это была редкая возможность рассказать о сути своей работы в кино, вдохновении, творчестве и роли зрителя во всем этом. Как происходил процесс экранизации пьесы? Пьеса построена таким образом, что диалоги между героями постоянно перетекают из одного в другой. В ней нет актов или полностью завершенных сцен. Места действия сцен четко не обозначены, все происходит везде и одновременно: в классе, в художественной галерее, в парке и так далее. Моя задача заключалась в том, чтобы создать структуру в фильме, а также обозначить время и место действия. Мой выбор сразу пал на Англию, ведь там ученики все еще ходят в униформах, чего больше не встретишь во Франции. Жермэн считает своих одноклассников стадом овец - кучей имбицилов, которые ничем друг от друга не отличаются. И только один мальчик, сидящий на последнем ряду в классе, выделяется среди всех остальных. Я упростил и исключил много деталей в фильме. Например, Рафа по сценарию является образцово показательной ученицей по философии, в отличии от Клода, которому лучше дается математика. Разговор между детьми становится философским и слишком отстраненным от реальности. Я оставил только те сцены, которые касались меня лично. В фильме затрагиваются проблемы общества в целом, ведь один из главных героев, Клод, происходит из неполной семьи. Это не совсем так, ведь в пьесе это четко не объясняется. Все что мы знаем, это то, что отец Клода прикован к инвалидному креслу, и у него нет мамы, но далее это нигде не упоминается. Я решил развить эту тему, ведь в самом начале понятно, что Клод и Рафа происходят из разных социальных слоев, но только ближе к концу истории мы видим более чем скромное жилище Клода на окраине. Для меня было важно раскрыть тайну происхождения Клода уже в конце фильма, чтобы дать зрителю понять причины его изначального стремления найти приют в полноценной семье, а также обрести там любовь, которой ему так не хватает в своей семье. Фильм переполняет чувство одиночества и отрешенности. Клод испытывает эти чувства, и они отражаются в его творчестве, но в то же время, он находит поддержку и понимание в своем учителе Жермэне. Именно поэтому было необходимо объединить их в финальной сцене. С какой-то стороны, это даже можно назвать счастливым концом.

Озон остается одним из моих любимых и самых непредсказуемых режиссеров в мире. Что общего между его фильмами «Ситком», «Под песком», «8 женщин», «Бассейн», «Пятью два», «Время прощания», «Отчаянная домохозяйка»? Общее - лишь непредсказуемость сюжетов и интеллигентная парадоксальность выводов. «В доме» при этом, пожалуй, самый изящный и забавный фильм Озона за последние годы. Не зря он уже завоевал главный приз на фестивале в Сан-Себастьяне, входящем в мировую десятку, и приз ФИПРЕССИ на фестивале в Торонто, входящем в мировую тройку. Суть в том, что 16-летний школьник начинает писать сочинения с продолжением - полноценный роман - про жизнь и семью своего одноклассника, которую он исследует с лупой как пример типичной нормальной французской семьи среднего класса. Сочинениями увлекаются его школьный учитель литературы, который в молодости тоже имел писательские амбиции, и его жена - куратор галереи. В итоге школьный учитель литературы и его жена тоже вскоре попадают в сочинения с продолжением, и вообще перестаешь понимать, что в сочинениях 16-летнего парня (а соответственно и фильме) правда, а что вымысел (в том числе по поводу его любовных утех со взрослыми женщинами), кто в фильме - персона, а кто - персонаж романа. Сложные взаимоотношения между автором и его персонажами - любимая тема писателей и режиссеров XX века. Озон в веке XXI доводит ее до абсурда, но его юмор тонок, и фильм можно трактовать как угодно. Отчасти он о том, что вообще есть современное искусство - тут свою роль играет галерея, которую курирует жена школьного учителя литературы (она, стремясь угодить спонсорам, постоянно меняет ее наполнение. Например, организует выставку, разоблачающую диктаторов, где многие тираны XX века выставлены в виде надувных кукол из секс-шопа с женскими формами). В любом случае над умными смыслами фильма можно не задумываться - он все равно позабавит. И еще про Озона: у меня давно есть версия, что он задумал особый проект - снять в своих фильмах всех главных актрис французского кино. Снял уже многих (Катрин Денев несколько раз). На сей раз у него впервые играют Кристин Скотт Томас (британка, которую во Франции считают своей) и нынешняя жена Романа Поланского Эммануэль Сенье. Впрочем, блистательная роль и у Фабриса Лукини - именно он изображает учителя литературы. (Юрий Гладильщиков)

В доме, то есть в одном и том же замкнутом помещении, чаще всего заселенном семьей, разыгрывается действие "Крысятника", "Восьми женщин", "Бассейна", "Рики", "Убежища", "Отчаянной домохозяйки". Тихий вуайерист Франсуа Озон любит наблюдать за тем, что происходит в кругу семьи, и обнаруживать в идиллическом семейном интерьере скрытые драмы, комедии и трагикомедии. Правда, в данном случае сюжет завязывается в лицее на уроке литературы, но только для того чтобы познакомить нас с главными героями истории, основная часть которой вскоре замкнется в стенах частного жилища. Жермен (Фабрис Лукини) - учитель словесности, фанатик стиля: его кумиром является Флобер, кто же еще. На фоне лишенных воображения учеников, пишущих бездарные сочинения, яркой звездой разгорается Клод (Эрнст Юмауер). В своих домашних работах он описывает визиты в дом к своему однокласснику Рафа - но как описывает! Читая вечерами эти опусы, Жермен испытывает настоящий кайф эстета, граничащий с сексуальным возбуждением. Под предлогом помощи Рафа (Бастьен Угетто) с тригонометрией Клод проникает в его дом, пропитанный "характерным запахом женщины из среднего класса". Маму Рафа играет Эмманюэль Сенье, жена и муза Романа Полански, и Клоду, выходцу из бедной семьи, ничего не останется, как затащить ее в койку. Еще, кажется, немного - и жертвами чар Клода станут остальные члены семьи. Бисексуальность - нормальное явление в мире Франсуа Озона, и, если, скажем, отец Рафа выглядит на первый взгляд стопроцентным мачо, можно не сомневаться, что скоро он превратится в ходячую карикатуру, а то еще, глядишь, сменит сексуальную ориентацию. Помимо главного в фильме есть другой дом, где обитает Жермен со своей бездетной супругой Жакки (Кристин Скотт Томас), работающей в музее современного искусства. Ей-то и предстоит стать еще одной жертвой Клода: неизбежная благодарность ученика учителю, лелеявшему его талант до такой степени, чтобы пойти на служебное преступление. "В доме" соединяет знакомые мотивы и стилистические приемы Озона, но соединяет в неожиданной комбинации и в новом контексте. Фильм бравирует присущим французской литературе духом галантных игр, интриг и манипуляций. Попутно Озон распространяет свой сарказм на современное искусство, комбинирующее пенис со свастикой и практически стирающее границу между музеем и секс-шопом. Балансируя между страстной мятежностью "Теоремы" Пазолини и мудрым конформизмом Вуди Аллена, французский режиссер высмеивает средний класс, заставляя его погрузиться в пучину сексуальных провокаций и синефильских цитат. В конечном счете Озон предстает хотя и испорченным постмодернизмом, но по существу верным продолжателем классических традиций и стиля, которые сегодня больше почти никто не в состоянии с такой кажущейся легкостью нести.Уже достаточно давно Озон раскрыл свой обширный режиссерский диапазон, на полюсах которого расположились Альмодовар и братья Дарденн. Он делает иногда по два фильма за сезон, мгновенно переключаясь с одной на другую частоту. Чем глубже он утопает в мейнстриме, тем больше вылезают наружу его травмы и внутренний надлом (одна из ключевых тем: невозможность иметь детей - именно поэтому его так тянет в дома и семьи). Он дурачит зрителя невероятными, циничными и часто искусственными сюжетами, что нисколько не мешает искренности и даже нравоучительности высказываний. Раздвоение стиля, как и раздвоение реальности, стало принципом, а тень одного фильма падает на другой - так складывается цепь "моральных историй". По сути, перед нами наследник Эрика Ромера, хотя последний при этом заявлении, вероятно, перевернулся бы в гробу. Но неслучайно еще юношей игравший в ромеровских притчах Фабрис Лукини стал теперь любимым актером Озона. (Андрей Плахов)

Озон любит экранизировать пьесы. Удачу на давнем Берлинале ему принесли «8 женщин», которых французские этуали сыграли с отвагой, шармом, брио, за что и заслужили награду (за ансамбль женских ролей). Фильм «В доме» снят по пьесе «Мальчик за последней партой» испанского драматурга Хуана Майорги. На первый взгляд может показаться, что Озон вдруг решил послать воздушный поцелуй невротическим персонажам Вуди Аллена. На второй - что он иронизирует над героями картин Жана-Клода Бриссо. На самом же деле, подозреваю я, Озон вступил в диалог с Лораном Канте, с его «Классом» (так в нашем прокате назывался фильм Entre les murs или «Между стен»), но перевел неразрешимую глубинную конфликтность Канте в необидную сатиру на средний класс. Но не только, конечно. Объект нынешних интересов Озона - конфликт между воображением и реальностью в самом прямом смысле слова. Этот конфликт построен на разнообразных клише, иногда вполне остроумных, иногда выспренних или излишних (как, например, шлейф семейного положения шестнадцатилетнего Клода, взрослеющего без матери и с парализованным отцом). Как и в «Классе», главным героем фильма «В доме» назначен учитель французского языка и литературы Жермен (Фабрис Лукини). Только школа эта вовсе не в опасном двадцатом округе Парижа, где кипят раскаленные межрасовые страсти, а в провинции, и вполне престижная. В лицее Огюста Флобера ординарнейший Жермен задает половозрелым подросткам темы сочинений, на которые вообще-то должна писать малышня. Например, «Как я провел уикенд». Странички, поданные словеснику, поражают его дебильностью белокожих учеников. Но вот учитель читает нечто странное, и - пошло-поехало. Фрейдизм для, так сказать, бедных (зрителей), аранжированный ловким мастерством Озоном. А также старательными Кристин Скотт Томас (жена препода литературы, хозяйка галереи как бы contemporary art, над которым мягко издевается Озон, а верный муж называет ее заведение секс-шопом) и Эмманюэль Сенье в роли домохозяйки, мечтающей стать дизайнером или хотя бы перестроить свой дом. Она - мать еще одного ученика из класса Жермена. Туповатого спортивного подростка, которому помогает литературно одаренный Клод (Эрнст Умауэр) по математике. На самом деле в этом доме он находит мир, персонажей, материал для своих страничек, которые безумно возбуждают Жермена, а прерываются с неизменным уведомлением: «продолжение следует». Учитель литературы с галерейщицей Жанной бездетны. Так что отношения Жермена с учеником компенсируют это минус-отцовство словесника. Он к тому же несостоявшийся писатель - когда-то в молодости издал книжку, но понял, что Флобер писал лучше и завязал со своими амбициями. (В отличие от чеховского Тригорина, признававшего, что Тургенев «писал лучше», однако сочинять не бросил.) В своем ученике Жермен находит то, чего лишен сам, а работа с автором школьных сочинений окрыляет его собственное воображение не к добру (сюжетному). Он пойдет на профпреступление, за что вылетит из школы. Причем и жена его «одновременно» потеряет работу в галерее и даже уедет к матери, то есть покинет добропорядочного еще недавно учителя, с которым она проскучала, не ведая о роковой скуке, много-много лет. Ну, а вторая семейка, куда внедрился сочинитель Клод, - образчик другой разновидности среднего класса. Эталон (или стереотип) мещанства, где, хитрованный начинающий писатель Клод учуял даже «запах женщины из среднего класса». Возможно, эта лучшая в фильме реплика примиряет с этим фильмом, который конструируется на качелях предсказуемых неожиданностей. Понятно, что сексапильная Эстер, героиня Сенье в миленьких «маленьких платьях», станет несмутным объектом (воображаемых?) желаний Клода, лишенного матери, и экранизированных Озоном. И даже асексуальная героиня Кристин Скотт Томас, псевдоинтеллектуалка в красивых очках, которые она меняет столь же часто, как Эстер - свои платьица в горошек, в цветочек, сподобится на вторжение Клода в ее дом и общую с учителем литературы постель. Тем самым обольстительный ученик вытолкнет бездарного писателя Жермена из его ритуально налаженных социальных связей. Озон, любитель киноигр то в ситком, то в детектив, то в мюзикл или мелодраму (в недооцененном «Ангеле» он экранизировал сюжет далекой эпохи - эдвардианской Англии - с тщанием исследователя ну, например, иранской миниатюры), теперь озадачился клише социальной драмы. Но сделал это - в отличие захватывающего виртуозной режиссурой «Класса» - и сноровисто, и поверхностно. Впрочем, и элегантно, потому что с обманчивой серьезностью. (Зара Абдуллаева)

Один из самых известных фестивальных режиссеров Европы - Франсуа Озон затрагивает в большинстве своих фильмов одни и те же темы: гомосексуализм, подростковые психологические проблемы, жизнь обычной буржуазной семьи с хорошо припрятанными скелетами в шкафу. Зачастую к этому добавляется детективная линия: лучшие картины Озона («Восемь женщин» и «Бассейн») вполне можно назвать детективами. В новой работе режиссер собрал воедино все свои фирменные приемы, стягивая их в тугой узел захватывающей интригой - впрочем, не приключенческого, а психологического плана. Главный герой - школьник-подросток Клод. По заданию учителя литературы Жермена он пишет сочинение, но учебный текст перерастает в роман. В центре сюжета романа семья одноклассника Клода - Рафы. Клод заводит дружбу с Рафой, помогая ему подтянуть математику, и постепенно становится чуть ли не членом его семьи. Он подслушивает и подсматривает за родителями Рафы, его связь с другом едва не перерастает в гомосексуальную, но Клода больше привлекает мать Рафы, нежели одноклассник. Свои приключения в доме Рафы (реальные и выдуманные) Клод исправно излагает в романе, принося каждый день очередную главу Жермену. Тот с важным видом объясняет ему, как надо выстраивать повествование, и разбирает литературные качества романа, но вскоре сам втягивается в подсматривание за семьей Рафы (пусть и глазами Клода). Пожалуй, «В доме» - главный вуайеристский фильм со времен гениального «Окна во двор» (1954). Но если для героя Джимми Стюарта у Хичкока подглядывание за соседями было вынужденным хобби, то для персонажей Озона это становится образом и смыслом жизни. И попыткой ответа на вопрос: не является ли любое творчество писателя и режиссера актом вуайеризма? Жермен читает каждую новую порцию романа, завершающуюся фразой «Продолжение следует», вместе с женой. Жизнь чужой семьи становится для супругов чем-то вроде ежевечернего телесериала. Правда, они не замечают, что постепенно сами оказываются действующими лицами этой «санта-барбары», а романные страсти заменяют им реальную жизнь. «Ты не заметил, что у нас не было секса с того момента, как ты стал заниматься с Клодом?» - спрашивает Жермена жена. «Что ты такое говоришь? Он же мальчик!» - «Ну, многие учителя влюблялись в своих учеников». На самом деле Жермена прельщает не столько сам Клод, сколько мир, который он создал. В одной из сцен родители Рафы занимаются любовью в спальне, а Клод, спящий в соседней комнате, воображает, что подглядывает за ними. Но он знает, что мысли отца Рафы заняты вовсе не женой и любовью, а бизнесом с китайским партнером, поэтому воображение парня рисует на стуле в углу еще одного наблюдателя - бесстрастного азиата. Позже отец Рафы признается жене, что китайский партнер приставал к нему во время совместной вечеринки в баре. По крайней мере, так напишет в своем романе Клод. Правда это или нет - его читателям, а также зрителям фильма придется догадываться. И додумывать все остальное, как и делают персонажи Озона. В конце фильма Клод и Жермен сидят на лавочке напротив многоквартирного дома и наблюдают за ссорой двух женщин в одном из окон. Учитель и ученик спорят. «Это две лесбиянки ссорятся!» - «Да нет же, это две сестры спорят, что делать с особняком, доставшимся им в наследство». Также и зрители после фильма «В доме» будут спорить, всерьез или в шутку Озон рассказал им свою историю. Но в любом случае свою порцию подсматривания они уже получили - в кинозале. (Сергей Уваров)

Старшеклассник с манипуляторскими способностями (Эрнст Умхаер) привлекает внимание учителя литературы (Фабрис Лучини) с помощью скандальных историй, написанных в качестве домашних сочинений. Скорее вдохновленный пьесой Хуана Майорги «Мальчик в последнем ряду», нежели чем поставленный по ней, сдержанный триллер «В доме» намекает нам на то, что Озон снова в форме. Его последние картины были далеки от той психо-сексуальной грани, на которой он балансировал в «Бассейне», снятой с Эммануэль Бернейм. Здесь же он возвращается к исследованию интригующего постпубертатного периода, которое составляло основу «Криминальных любовников» и «Крысятника». И это прекрасно объясняет, почему в США фильм выходит в ограниченный прокат. Жермен (Лучини) так давно преподает, что утратил к своему делу весь интерес. Каждый год ученики становятся все глупее, и это хоронит его надежды вдохновить кого-то из них написать великий роман - дело, которое ему самому оказалось не под силу. Клод (Умхаер) - единственный школьник, который справляется с первым заданием семестра. Он не просто описывает свои выходные. Из-под его пера выходит буржуазная литературная поделка, в которой герой предлагает своему однокласснику Рафу (Бастьен Угетто) дополнительно позаниматься, чтобы проникнуть в его типичный дом среднего класса и по возможности соблазнить мать (Эммануэль Сейнер). Клод с насмешкой называет мать Рафа «самой скучающей женщиной в мире», хотя Жермен, судя по тому как преподносит его Лучини, сам является самым скучающим мужчиной в мире. Прочувствовав это, Клод потворствует тоске своего учителя и позволяет дальше взять контроль над ситуацией. Сначала Жермен дает мальчику почитать свои любимые романы, а также устраивает для него дополнительные занятия - в нетерпеливом ожидании новых поворотов в саге о Рафе. Ими он делится с Джени, своей неудовлетворенной жизнью женой, владелицей галереи авангардистов (Кристин Скотт Томас, которая снова пускает в ход свой безупречный французский). Озон распределяет свое внимание между двумя сферами - Жерменом, обучающим Клода, и Клодом, использующим один и тот же лживый предлог, чтобы попасть в дом Рафа, создав себе в нем пункт наблюдения. Клод будто предоставляет свои глаза учителю, через которые тот может наблюдать за чужой частной жизнью, незаметно втягиваясь в нее. Как будто сопоставляя происходящее с фильмами Хичкока, композитор Филипп Ромби использует буйные звуки скрипки с нотками Бернарда Херрманна. Картины такого плана обычно представляют вероломных подростков достаточно умными, чтобы вести с самого начала свою собственную игру. Однако сценарий Озона на полшага опережает ожидания аудитории. Отчасти это, возможно, из-за того, что Клод сам не знает, чем закончится эта история и предлагает пять возможных развязок, некоторые из которых к концу фильма кажутся более реалистичными. Но кроме того, даже с сокровенной улыбкой сатира, новичок Умхаер выглядит достаточно простодушно, чтобы ощутить его невиновность. Несмотря на то, что знаниями в фильме вроде как должен делиться с учеником учитель, очевидно, что и он преподает своему наставнику несколько уроков. Жермен обучает своего студента правдоподобности и интриге, указывая тому направление, в котором следует двигаться, чтобы добиться прогресса в истории - вне зависимости от того, будет та основана на реальных событиях или нет. В то же время Клод демонстрирует, что можно найти дорогу в любой дом, если, конечно, допустить, что работа писателя - погружать аудиторию в частную жизнь незнакомцев. Последующие повороты сюжета настолько незначительны, что их, скорее всего, вырезали бы из саги «Затмение», но Озон с помощью одного из них выводит ситуацию на мета-уровень и заставляет зрителей думать, настолько ли они помешаны, как Жермен, чтобы эксплуатировать несовершеннолетнего ради хорошего сюжета. За исключением сексуально правдоподобных шоу в галерее Джени, костюмы, интерьеры, фокус - все кажется тускло-серым, как будто умоляющем об историях, которые пишет Клод. (Питер Дебрюж, Variety Russia)

"Жанна, но это же мальчик!" - возмущенно восклицает Жермен (Фабрис Люкини), учитель французского языка и литературы, когда его жена Жакки (Кристин Скотт Томас) в сердцах намекает на сексуальную подоплеку его чрезмерной заботы о лицеисте Клоде (Эрнст Юмауер). Отличная шутка! Звучит-то эта реплика в фильме "В доме" Франсуа Озона, для которого норма - как раз сексуальная амбивалентность. Но возмущение Жермена искренно. Какой секс! Как не взять под опеку застенчиво-инфернального блондина из обездоленной семьи, рутинное сочинение которого изумило стилистическим блеском и саспенсом. Ровесники-недоросли ограничиваются двумя фразами: "В субботу я ел пиццу и смотрел телик. В воскресенье ничего не делал, потому что устал". Клод же, исследуя дом, как он пишет, "нормальной семьи", куда проник, помогая однокласснику Рафа (Бастьен Угетто) с тригонометрией, чувствует "характерный запах, запах женщины из среднего класса". Стилист, да. Вопрос, не лучше ли, чем читать этому стилисту лекции про Флобера, отвести его к психиатру, Жермену в голову не приходит. Сексуальная амбивалентность для Озона - лишь частный случай амбивалентности мира как такового. Реальность в его фильмах оборачивается то ситкомом ("Крысятник", 1998), то кровавым гиньолем ("Криминальные любовники", 1999), то мюзиклом ("8 женщин", 2002), то триллером, вымученным стареющей писательницей ("Бассейн", 2003). Теперь вот - школьным сочинением, то ли "Как я провел уикенд", то ли "Как я поимел маму одноклассника". На самом деле Озон ведет речь об очень серьезных вещах - не только о творчестве, но и о творении: кто, в конце концов, написал этот мир? Но делает это с блестящей галльской поверхностностью, которая с течением времени уже не восхищает, как ловкий карточный фокус, а раздражает. Правда, когда Озон пытается говорить всерьез, к примеру, о смерти ("Время прощания", 2005), это у него получается отвратительно. Нельзя годами опровергать существование реальности, а потом требовать от зрителей слез над телом умирающего героя. "В доме" - это как раз фильм Озона-фокусника, непредсказуемый в своей предсказуемости. Начинается он как реалистическая драма из школьной жизни. Затем усиливаются психопатологические нотки. Сначала предполагаешь, что случится бойня на почве классовой - точнее говоря, деклассированной - ненависти, как в "Церемонии" Клода Шаброля. Затем всерьез опасаешься, что Озон приготовил на сладенькое какой-нибудь ужас нечеловеческий в духе "Кинопроб" Такаси Миикэ. Но - увы или к счастью - Озон сам не знает, чем закончилась придуманная им история. Однако награду за смелость он заслужил, ринувшись на штурм одного из ключевых вопросов мировой культуры, сформулированного Максимом Горьким: "А был ли мальчик?" А был ли Клод Гарсия, которого до дня рокового сочинения никто не замечал, поскольку он всегда прятался в последнем ряду, маленьким чудовищем. А был ли он вообще? Может, его выдумал и манипулирует им Жермен - то ли действительно как сексуальный объект, то ли как воплощение писателя, умершего в скромном учителе. Ведь сам Клод с невиннейшим выражением лица говорит мсье Жермену, что делает - то есть пишет - только то, что учитель просил. Но у учителя уже голова кругом: просит всего лишь отточить стиль, а выходит, как ни крути, чистая порнография. Или все обстоит наоборот? И это Клод, который таки чудовище, манипулирует Жерменом, лишая его воли, разрушая его жизнь, запирая в клетке своей жутковатой сказки. Или Жермена он тоже выдумал как идеального наставника, которого у него никогда не было, а тот - Клод еще не умеет контролировать своих героев - пошел вразнос. И так ли гротескны "на самом деле" родители Рафа или Клод (или Жермен посредством Клода) лишь воспроизводит стереотипные представления о мещанах? Откуда в доме людей, разбирающихся лишь в деньгах, баскетболе и автомобилях, взялись литографии Пауля Клее, а? На роковой вопрос о мальчике Озон не ответил. Зато неожиданно оказался отличным сатириком. "В доме" - это прежде всего издевка над интеллектуалами, солью земли французской. Жермен и Жакки - родственники неуклонно звереющих интеллигентных пар из "Резни" (2011) Романа Полански. Она работает в галерее современного искусства, которую невежественные обыватели - и они, черт возьми, правы - путают с секс-шопом. Втюхивает клиентам - и ведь покупают - немыслимое дерьмо под видом актуального искусства. Кудахчет на искусствоведческом эсперанто: "Художник заменяет презентацию репрезентацией". Он тщеславится служением идолу belle lettre, пресловутой изящной словесности, и демократизмом: "Ты не понимаешь, Жанна, что Клод выплескивает в сочинении свою ярость: это лучше, чем если бы он жег автомобили". Сатира получилась у Озона потому, что он сам - такой же скользящий по верхам, но знающий все правильные слова и правильные фокусы интеллектуал. И, конечно, останется им, и будет играть в свой гламурный бисер, возможно, лишь раз рассекретив свой ядовитый ум. (Михаил Трофименков)

Триллер Франсуа Озона о зыбкой грани между литературой и реальностью. Преподаватель прозы и поэзии узнает, что его ученик пишет блестящие рассказы, основанные на наблюдениях за семьей одноклассника. Но педагог даже не подозревает, чем для него обернется знакомство с юным вуайеристом. Жермен (Фабрис Лукини) - старомодный учитель литературы в частной школе, давно разочаровавшийся и в преподавании, и в прозе с поэзией. Смысл жизни обнаруживается случайно - когда выясняется, что его ученик Клод (Эрнст Умоер) пишет блестящие рассказы по мотивам тайных наблюдений за идеальным буржуазным семейством одноклассника. Франсуа Озон разыгрывает злоключения Клода как бунюэлевскую мыльную оперу абсурда. Но параллельно с проделками юного вуайериста режиссер показывает «улучшенную» его учителем версию событий - и вымысел начинает сливаться с правдой, а фильм из буржуазной сатиры и романа воспитания превращается в нечто посерьезнее - урок деконструкции сторителлинга вообще - причем, что главное, не принимающий себя всерьез и до самого финала притворяющийся мелодрамой. (Дарья Серебряная)

В прокат вышел новый фильм Франсуа Озона «В доме», триллер о плохом мальчике и слепой любви к литературе, где режиссер продолжает рефлексировать на тему своего творческого метода - подглядывая за героями, Озон простодушно позволяет подглядывать за собой. Клод, 16-летний подросток, похожий сразу на всех плохих мальчиков французской литературы (начиная от Жюльена Сореля из «Красного и черного» и заканчивая Жоржем Дюруа из «Милого друга»), пишет серию сочинений своему учителю французского. Учитель средних классов Жермен, пожилой человек с легким налетом мизантропии, происходящей, видимо, от избытка чтения, относится к Клоду с повышенным интересом. Кажется, Клод единственный ученик из класса, обладающий художественным вкусом. В своих сочинениях мальчик рассказывает о своих визитах к однокласснику Рафе. Семья Рафы представляет для Клода свой корыстный писательский интерес - она вызывающе нормальная, «обычная французская семья среднего класса», которой для полной идиллии не хватает разве что резвящегося пса, забрызгивающего слюнями ухоженный газон. Чтобы быть в доме и продолжать писать ядовитые сочинения, Клод становится лучшим другом Рафы. Но учитель Жермен, не реализовавший себя писатель, хочет, чтобы из забавной сатиры сложился настоящий роман, а роману нужна история - динамичное развитие, непреодолимый конфликт и неожиданный финал. «В доме» справедливо хочется сравнить с озоновским фильмом 2003 года «Бассейн», также рефлексирующим на тему авторства и художественного воображения. В нем писательница Сара Мортон (в исполнении Шарлотты Рэмплинг) на манер маленького Клода подсматривает за своим случайным персонажем, соседкой Жюли. Озон шпионит за персонажами, персонажи шпионят за другими персонажами. Любовь к подглядыванию в фильмографии Озона имеет болезненные, но всегда творческие интонации. Пытаясь найти секрет человека (или попросту скелет в его шкафу), озоновские вуайеристы не просто удовлетворяют свой интерес, они рассказывают слушателю истории, все чаще литературные. Учитель Жермен в страстном монологе об особенностях литературного мастерства сравнивает писателя с Шехерезадой, а читателя с царем Шахрияром - если история будет неинтересной, то читателю ничего не стоит просто убить писателя, то есть закрыть книгу и больше никогда не открывать. Выключить телевизор, выйти из кинотеатра. Отсюда проистекает и вся жанровая игра - триллеры у Озона вовсе не триллеры, а способ рассказать свою историю как можно более захватывающим образом. Завладеть зрительским вниманием на этот раз Озону удалось неплохо - от подозрительного Клода (в исполнении пока малоизвестного Эрнста Умоера) ожидаешь если не безумия в стиле «Забавных игр», то хотя бы любого более или менее социально опасного поведения. В озоновскую сказку верят все - даже учитель Жермен, разочаровавшийся скептик, отдается силе своего воображения, не говоря уже о традиционно восприимчивом зрителе. Наедине со своим воображением зритель и остается, когда на утро Шехерезада ускользает из покоев, разумеется, остановив свой рассказ на самом интересном месте. Фильм «В доме» снят по мотивам пьесы «Мальчик на заднем ряду» драматурга Хуана Майорги, известного своей любовью к русской литературе, автора «Любовных писем к Сталину» (про отношения Сталина и Булгакова) и своей версии «Платонова» Чехова. Пусть начальный материал фильма принадлежит не Озону, но тяжело представить еще какой-нибудь литературный первоисточник, который так же сильно мог бы отразить именно его творческий подход. После «Отчаянной домохозяйки» 2010 года Озона легко было заподозрить в окончательном скатывании к пародии, но в «В доме» озоновская пародия неожиданно нашла себе изысканное оправдание - не соотнести мальчика Клода с авторским голосом режиссера может только тот зритель, для которого имя режиссера не рождает в памяти ничего, кроме названия интернет-магазина. У Озона с Клодом действительно много общего: сам Франсуа в синефильском мире будто маленький плохой мальчик, просто любящий поязвить, в то время как окружающие высоколобые критики ругают его фильмы исходя из контекста Большого Кино. Жермен, консультируя Клода, то и дело дает ему почитать великих - Чехова, Толстого, Достоевского, Флобера, в то время как ученик увлечен вовсе не литературой, а самой жизнью. Вот и Озон увлечен жизнью, и именно за ней он внимательно наблюдает, еще и истории про нее рассказывает. А желание человека рассказать историю - естественное и неотъемлемое, к сожалению, даже некритикуемое право. (Полина Рыжова)

Жермен (Фабрис Лукини) - учитель французского в школе. В новом учебном году ему в классное руководство достается восьмой "А". Жермен не доволен своими подопечными: в сочинениях на тему "как я провел эти выходные" подростки едва могут связать два слова. Но есть исключение - это Клод Гарсия (Эрнст Умоер), тихий мальчик, имеющий привычку лукаво улыбаться. Клод пишет рассказы о том, как он проводит время в доме своего новоиспеченного друга Рафы Артоле, которому Клод помогает подтянуть математику. Но на самом деле математика и кудрявый одноклассник волнуют Клода меньше всего. Ему гораздо интереснее мать Рафы, Эстер (Эмманюэль Сенье), и именно за ней Клод наблюдает, сидя на скамейке у дома семьи Артоле последние несколько месяцев. Меньше всего фильм Франсуа Озона похож на вуайеристкие триллеры, наподобие "Паранойи" или "Тайного окна". Хотя вуайеризм в фильме присутствует, как и саспенс, и поначалу ждешь именно напряженной и извращенной истории о проникновении в скрытый мир европейской буржуазной семьи, тонущей в моральном упадке. Но семья оказывается самой обыкновенной: мать не доучилась на архитектора и теперь грезит перепланировкой дома, отец (Дени Меноше) занимается бизнесом и одержим баскетболом и китайцами. Семья в большинстве сцен подана карикатурно и даже нельзя с полной уверенностью заявлять, что она вообще существовала. Это утверждение может показаться странным, когда речь идет о фильме с заранее выдуманной историей, но здесь несколько историй и реальностей. Фактически, мир учителя Жермена и появляющийся в его мире Клод - единственная реальность, в достоверности которой можно не сомневаться. Семья Артоле так же присутствует не только на бумаге, но что касается тех деталей ее жизни, которые Жермен узнает со страниц рассказов Клода, вопрос об их существовании каждому зрителю придется решать самому. От режиссера, чей последний фильм "Отчаянная домохозяйка" был переполнен левацким пафосом, можно было ожидать очередной драмы с тем же уклоном, однако сам Озон в интервью говорит, что старался через взаимосвязь Жермена и Клода показать в фильме идеальные отношения писателя и редактора, или же режиссера и продюсера. Если отбросить профессиональные формулировки, то на самом деле это просто история поиска любви. Мальчик "с последней парты" ищет любовь, вернее, одно из ее проявлений - внимание. Ищет его со стороны матери своего лучшего друга и со стороны учителя по французскому. Но главным героем фильма остается Жермен, член европейской интеллектуальной семьи, тонущий в моральном упадке. Картину не хочется называть арт-хаусом, хотя и привычным мейнстримом ее тоже назвать нельзя. "В доме" - арт-хаусный фильм не более, чем поздние фильмы Вуди Аллена (которому Озон не раз кланяется). Ничего странного, авангардного в нем нет, но при этом фильм снят так, как мало кто сейчас снимает. Когда надо - смешной, когда надо - пугающий, но почти всегда размеренно спокойный. Только такие фильмы и нужны, чтобы без лишней суеты готовиться к мирной китайской экспансии. (Филипп Коняшов)

Без натуги и дидактики Франсуа Озон поднимает нравственные проблемы, размышляя об отношениях учителя и ученика, о взаимосвязи воображения и реальности, нарратива и императива. На экраны кинотеатров вышла новая работа Франсуа Озона «В доме». Пожалуй, это лучшее из того, что я видела за последнее время. И лучшее, что видела из Озона. Талантливая «афера» превратить кино в литературный текст удалась. Это настольное пособие не только для литераторов, но и, конечно, для сценаристов, режиссеров и их продюсеров. Озон не экранизирует текст, а - напротив: переводит кино на язык романа. Прежде всего - это фильм для тех, кто любит читать. Как написано в титрах, фильм снят по пьесе Хуана Майорга «Мальчик с последней парты». Современный испанский драматург известен у нас как автор переведенной на русский язык пьесы «Любовные письма к Сталину» (журнал «Нева» в № 2 за 2011 год), посвященной отношениям между писателем Михаилом Булгаковым и диктатором, между художником и властью. О достоинствах литературного произведения, о его сходстве и различиях с картиной Озона судить не могу, но уверена, что кинотекст сам по себе можно принять за оригинал. Драматург Хуан Майорга считает, что театр должен размышлять и ставить на сцене вопросы, над которыми философия до сих пор не задумывалась и для которых в философском дискурсе еще не нашли слов. Франсуа Озону удалось не только решить средствами кино сформулированную драматургом задачу, но и превратить фильм в повествование, а зрителя - в читателя. Кажется, фильм начинается самым обычным образом: учитель Жермен (Фабрис Лукини), проверяя сочинения своих учеников на тему «Как я провел выходные», возмущается ограниченностью их словарного запаса и отсутствием фантазии у поедающего пиццу нового поколения варваров, как вдруг наталкивается на выделяющийся из общего ряда рассказ Клода Гарсии (Эрнст Умоер), который очаровывает также и его жену - куратора галереи современного искусства, похожей на секс-шоп, Жанну (Кристин Скотт-Томас) развитостью речи, наблюдательностью и какой-то скрытой изюминкой. В сочинении Клод описывает свое знакомство с семьей среднего класса одноклассника Рафы и дает каждому из ее членов меткую характеристику. Жермен жаждет познакомиться с талантливым учеником ближе, оставляя мальчика после урока. Подросток интригует учителя, решившегося быть его советчиком и наставником в написании истории. Затем Жермен и Жанна становятся не только читателями и соавторами, но и героями сочинения. В какой-то момент зритель начинает ощущать смещение уровней воображаемого и реального, незримую подмену, разглядеть которую по мере увлеченного чтения с продолжением все труднее. Ученик, пытаясь угадать скрытые влечения учителя, придумывает самые внезапные повороты в истории, но поразить опытного читателя не так-то просто. На критику и требования Жермена придать напряжение и глубину характерам и сюжету Клод отвечает фейерверком фантазии. По совету наставника он пробует буквально все. Здесь зритель встретит детектив, триллер, любовную интригу, эротику, комедию с трагедией и драму. При этом все события сочинения, за исключением одного эпизода, происходят в одном и том же месте, но ровно до того момента, пока оно не расширяется до рамок фильма, география которого более разнообразна. Автор показывает, как, умеючи, из банальных обстоятельств с рядовыми героями можно сделать увлекательную историю, как серые будни наполнить тайной и неповторимостью. Автор доносит важную мысль о том, что реальность - тоже продукт нашего воображения. А искусство и литература только дают почувствовать это. Поэтому игра в сочинение становится в эпилоге спасительной гаванью не только для ученика, но и для его учителя. И чем неприступнее реальность, тем сильнее сила воображения. Фильм размышляет не только над глобальной проблемой о взаимосвязи литературы и жизни, автора и читателя. В нем открывается смысловая многослойность, присущая перу настоящего мастера. Тема человеческих взаимоотношений - важнейший из слоев. Помимо мотива потребности в любви, Озон обращается к теме наставничества, помещая в центр ролевую пару учитель-ученик. Верность своему долгу, увлеченность своим делом, готовность пожертвовать многим ради дара ученика - качества, которые проявляются в характере Жермена. На память приходит старый девиз, ныне крепко подзабытый нашим обществом: «учитель - не профессия, а призвание». Сейчас, кажется, не помнят уже и о том, что учитель - это профессия. В стремлении Жермена следовать творческим и нравственным идеалам мы видим победу гуманистического искусства не только над серыми буднями, но и над трагической действительностью. В фильме опробуются постструктуралистические подходы к тексту - такие, как «смерть автора», соавторство читателя и деконструкция смысла. Благодаря этому становится понятно, что замысел режиссера заключается вовсе не в том, чтобы рассказать о кризисе современной буржуазной семьи и откопать «скелеты в шкафу». Озон выстраивает диалог со зрителем, приглашая его участвовать в создании произведения. Но это не единственная цель. Используя гуманистическую силу искусства, очищающий катарсис, фильм возвращает зрителю надежду на человечность и веру в то, что это еще не конец. (Ольга Власенко)

Немолодой учитель словесно­сти задает сочинение на тему «Как я провел выходные» 16-летним ученикам-кретинам. То, что они кретины, подтверждается вечером, когда он, морщась, читает жене их бессодержательные сочинения. Пока не добирается до опуса некоего Клода, описывающего свои наблюдения за семьей одноклассника. Словесник втягивается, и Клод теперь регулярно приносит ему свои записки, все настойчивее вторгаясь в жизнь семьи одноклассника, а затем и в дом самого учителя. Это фильм «В доме» Франсуа Озона. Озон, французский режиссер-хулиган и провокатор, обладатель острого взгляда и обаятельной улыбки, снял свой новый фильм, основываясь на пьесе испанского драматурга Хуана Майорги. Фильм «В доме» был показан на кинофестивале в Торонто, получил главный приз кинофестиваля в Сан-Себастьяне. В ролях - Кристин Скотт Томас, Эмманюэль Сенье, Иоланда Моро, Фабрис Лукини, а также подрастающий французский талант Эрнст Умоер в роли Клода. По ходу фильма Озон с легкостью перемещается из жанра в жанр. То кажется, что «В доме» - это триллер с налетом эротики. Клод подглядывает за интересующей его семьей (особо увлекаясь мамой, но однажды получив поцелуй и от сына семей­ства, своего соученика), а затем, хитро вращая глазами, стучится в дверь словесника, когда того нет дома, зато дома его супруга. Или это черная комедия с культурологическим подтекстом. Жена учителя словесности злословит по поводу Льва Толстого и в серд­цах тюкает мужа по голове увесистым томиком «Путешествия на край ночи» Луи Фердинанда Селина. К тому же угадывается грубоватый намек на сюжет «Теоремы» Пазолини, тем более что и фамилия последнего прозвучит. Или это сатира о жизни особо «любимого» Озоном среднего класса. Но прежде всего это фильм о том, как пишутся книги, музыка (кстати, музыка тут звучит по­стоянного соавтора Озона - Филиппа Ромби, композитора, пианиста, дирижера), как создается кино, как рождается авторское высказывание. О непростых отношениях автора и его зрителя-читателя-слушателя. Последний, кстати, может быть и профессиональным критиком (на эту тему в фильме есть парочка специальных эпизодов), но при этом остается зрителем. «Лучше пусть пишет слова, чем поджигает машины», - говорит словесник о своем способном, но болезненно беспардонном ученике. «В доме» - фильм о том, что талантливое слово может быть опаснее, чем поджог машин, непристойнее, чем нечто провокационное, но при этом бездарное (типа картины со свастикой из пенисов или резиновой секс-куклы с лицом Гитлера). Что автор как минимум в фигуральном смысле всегда будет почти сиротой, но не стоит обманываться и забывать, что он использует каждого, подглядывая, подслушивая и описывая все вокруг с жестокой честностью, превращая живого человека в персонаж. Кто-то из превращенных бьет за это автора по морде, а кто-то соглашается быть использованным из любви к искусству. Где реальность в фильме Франсуа Озона, а где вымысел Клода, понятно не сразу. Вернее, так: не есть ли талантливое слово тут единственная реальность, которую стоит принимать в расчет. (Марина Латышева)

«После прочтения этой пьесы, я почувствовал огромный потенциал иносказательно поделиться мыслями о моей работе, о кино, о том, откуда черпается вдохновение, кто он - режиссер, кто он - зритель». Обратившись к пьесе одного из самых заметных молодых испанцев из так называемого Поколения Брадомин - «Мальчик за последней партой» Хуана Майорги, Франсуа Озон, кажется, сблизился еще больше со стилистикой Альмодовара или Аменабара. Витающая над вольно адаптированным сценарием тень «Дурного воспитания» и триллерские нотки из «Дипломной работы» здесь прослеживаются намного отчетливее, чем лежащая на поверхности сюжетно-образная отсылка к пазолиниевской «Теореме». Но тактика сравнений, на первый взгляд - благодатная, унесла бы нас далеко от сути: того, что в этой картине однозначно выдает ее творца, что нового появилось в его стиле и как в целом эволюционирует его искусство. Типичный для режиссера диалог остро-психологического и социального аспектов достигает, наверное, своего апогея. Манипуляция, как одновременно и инструмент, и результат этого диалога-эксперимента, становится ключевым моментом, создающим невероятную по силе воздействия интригу. На шахматной доске два игрока: учитель французской словесности и его подающий надежды ученик. Обнаруживая в толпе бездарных и безликих учащихся перспективного Клода Гарсиа, наставник в эйфории забывает о бдительности, о протокольной дистанции. Предполагая в парне характерную для его возраста незрелость и даже наивность, Жермен невольно попадает в сети этого юного Макиавелли, пленившись его наркотическим «продолжение следует». Персонажи, сыгранные Фабрисом Лукини и Эрнстом Умоером, эффектно, можно даже сказать, знатно блуждают по смысловому лабиринту, вводя раз за разом и друг друга, и зрителя в заблуждение. Блестящее жонглирование реальностью и воображением (излюбленный прием режиссера - вспомнить хотя бы трогательную «Sous le sable»), превратило бы ленту в специфический и жестокий перформанс, типа «Криминальных любовников» или, чем черт не шутит, «Парфюмера» Тыквера (кстати, к вопросу о манипуляции), если бы не одна деталь, которой в своих фильмах Озон уделяет все больше и больше внимания. Как легко догадаться, речь идет о комедийной составляющей. А юмор у Озона, что в октете феминисток, что в «Трофейной вазе», демонстративно театральный, пафосный, абсурдный. Буколическая прелесть мертво-ходульной семьи Артолей - всего лишь одна сторона медали, как отражение юмора комиксового. Юмор же ситуативный, диалоговый воплощен в тандеме Лукини и Кристин Скотт Томас (!), что особенно любопытно в контексте ее фильмографии. Роль не удовлетворенной ни семейной жизнью, ни работой женщины средних лет (и, по большому счету, среднего класса), сыгранная в комическом ключе, стала настоящим откровением. Но каков подтекст! Ведь ее устами обретают голос совсем не радужные мысли режиссера о поиске вдохновения, об утрате смысла искусством постмодерна - когда не отличить художественную галерею от секс-шопа а наличие картины от ее отсутствия. Этому настроению вторит и музыка «штатного» озоновского композитора - Филиппа Ромби. Радует этот уникальный творческий союз, когда понимание царит на уровне полуслов и полунамеков, щедро разбросанных по картине, как, например, изобретательное ускорение ритма, иллюстрирующее оживляющийся школьный муравейник в самом начале. Это то, чего так не хватает нынешней кинопродукции массового потребления, где бюджет расходуется большей частью на пиротехнику, компьютерную графику и гонорары звезд, которые по степени одаренности и актерского мастерства почти перестали отличаться от обычного человека из толпы. В этом потоке стандартизированных индивидуумов, паспортно облаченных в униформы, истинный огонь в глазах, талант попросту не разглядеть. Всякий отличающийся покажется либо паршивой овцой, либо заблудившимся ягненком. Когда разучились видеть, а умеют только смотреть, когда вместо зрителей - одни наблюдатели, вместо ценителей - одни потребители, есть ли у этой эпохи тотального вуайеризма шансы на продолжение? (Kreisler)

Фильмы Озона можно сравнить с шедеврами французской кухни. Это всегда изысканно. Это всегда необычно. Это всегда удивляет. Иногда это шокирует. И это всегда вкусно. Собственно, новый фильм Франсуа Озона «В доме» - это произведение уже зрелого мастера. Он точно сочетает ингредиенты, выдерживает стиль, больше внимания придает визуальной стороне, чем раньше. Картина уже не блещет экспериментами. От гомосексуальной темы прошлых лент остался только короткий поцелуй двух подростков. Все выдержано. Но автор не отказался от провокаций и желания поиграть со зрителем. Плюс ко всему он добавил социальный подтекст фильму. История Клода, юного гения из низов, который потихоньку втирается в доверие к семье из среднего класса. Свои действия и наблюдения он описывает в записках, которые отдает своему учителю литературы. Чего он хочет? Разрушить эту счастливую семью? Стать ее частью? Посмеяться над ней? Или его намерения предельно серьезны? Сюжет может заинтриговать любого зрителя. Но прелесть не в нем. Красота фильма заключается в его структуре. Мы смотрим фильм, где подросток пишет роман, персонажи которого являются одновременно персонажами фильма. Становится неясно: мы видим персонажей такими, какими их видит Клод или они такие, какими видим их мы, зрители? Тоже самое и с учителем литературы и его женой. Они читатели романа Клода или его персонажи? Да и сам Клод: он творец своего произведения или всего лишь описывает то, что с ним происходит? Где та грань между вымыслом и реальностью? Эта граница настолько подвижна и зыбка, что не понятно - есть ли она вообще? Пока идет фильм, зритель успеет получить небольшой ликбез по литературоведению. И тогда становится понятно, что новый фильм Озона не о мальчике, а скорее о литературе и о любом художественном произведении в целом. В картине прекрасно отражены все современные филологические взгляды на текст. И «смерть автора», и слияние читателя с книгой, и деконструкция смысла, и многое другое. В этом контексте становится понятно, что Озон хочет поведать зрителю вовсе не о «скелетах в шкафах» внутри буржуазной семьи, а его замысел гораздо глубже. Он хочет выстроить диалог со зрителем, включить его в процесс создания своего произведения. Сложным для неопытного зрителя может стать окончание фильма. Можно, конечно, сказать, что Озон, как и Клод, так и не смог найти хорошую концовку для своего рассказа. Последняя сцена может оставить зрителя в недоумении. Но я предлагаю вспомнить одно из главных правил написания книги, поведанное Клоду его учителем. «Нельзя рассказывать читателю все. Нужно оставить возможность ему додумать». Все, что мы видим, будет иметь только такой смысл, который мы ему предадим. Как в книге, так и в жизни. Так как разницы между реальностью и вымыслом немного: это всего лишь текст. Именно в этот момент и становится понятно, что мы, зрители, тоже участники сюжета, и без нашего участия он не будет завершен. Фильмы Франсуа Озона, как шедевры французской кухни, изысканы, вкусны и необычны. Их стоит попробовать, оценить, запомнить, но желания есть их каждый день вряд ли возникнет. Деликатес является деликатесом, если есть его иногда и понемногу. (Ирод)

Подавшийся в преподаватели несостоявшийся литератор Жермен безнадежно разочарован бесталанностью своих учеников, уныло сетуя на это принимающей участие в делах мужа жене, сомнительной галеристке, заблудшей в поисках художественных идей, привыкшей выслушивать школьные сочинения, которые оглашал ее раздраженный супруг, вдруг споткнувшийся об интригующий сюжет с проникновением в чужое жилище, искусно украшенный откровенными портретами членов обитавшей в его стенах семьи. Ясность мысли и живой слог пробудили учительский интерес, разжигая любопытство обоих оставленным на краю рассказа авторским обещанием продолжения, проникая теперь разом в два дома: реально - в жилище своего одноклассника и мнимо - в обиталище своего наставника, делая его с женою частью увлекательной повести, смешивающей вымысел и реальность в взрывоопасный состав конфликта, где сам автор становится частью своих фантазий, выбирая жертву для собственных слов. Знающий мэтр дает новичку уроки композиции, усвоив которые, юноша комбинирует типичные приемы, устраивая психологические ловушки, вводя в заблуждение тех, кто по-настоящему открыл ему двери или только взял в руки исписанный лист, стирая грань между правдой и ложью, превращающимся в иллюзию личного восприятия произведения, чего всеми силами добивается от зрителя талантливый обманщик по имени Франсуа Озон. Творчество как средство гениального обмана, ложный мир, управляемый автором изнутри. Озон без зазрения совести язвит относительно художественных извращенцев, механистично скрещивающих продукцию разных форм, сатирически пройдясь и по их созерцателям, легко переключающимся с классики на торжество искусственных форм, изменяя искусству также как и супружеству, с легкостью повода, состоящего из обманчивых слов. Читая роман с продолжением, супружеская чета мнит себя сторонними наблюдателями, пока не находит себя среди строк, подчиненная воле художника, разжигающего своим желанием влечение, толкая читателей на отклик, выливающийся невыдуманным действием, отвечая на вызов пера, замыкая их в круг ложного представления о действительном. Используя излюбленные кинематографические фишки, Озон подменяет смыслы, наделяя всех участников истории ложным представлением о сути, манипулируя их решениями и решением зрителей, поскольку, истинный итог событий, как и развязка романа, подчинена воле единственного настоящего автора, находящегося над схваткой, как нетрудно понять, его самого. Озон, видимо, упивается волей, применяя свой изобретательный стиль в попсовом жанре, одним мановением поднимающим его до интеллектуальных высот, совмещая формальную легкость изложения с изысканной путаницей идей, как сатирический наезд на богемную среду с подспудной иронией над социальной борьбой и внутриполитическими конфликтами, объединяя их с общечеловеческими мотивами, о которых он очень любит вести разговор. Штука в том, что маэстро иронизирует уже над самим собой, отождествляя собственный подход с художествами шестнадцатилетнего подростка, морочащего голову своим героям и зрителям, перебивая одну родившуюся версию, немедленно пришедшей другой, доказывая, что может быть и так, и эдак, не исключая этого и того. Он в облике главного героя дурачит зачитывающегося бесконечным романом учителя, а вместе с ним и тех, кто тщится вычислить правильный ответ, на ходу правя текст, дразнящий вариантами измен и комбинациями половых связей, идущих в связи с моральной подоплекой творческой мотивации подростка, обделенного удачей, счастливой жизнью и богатой семьей. Поставленные Озоном цели требуют от Эрнста Умоера охватить широкий актерский диапазон. Подчиняясь непрерывной корректировке текста своего героя, молодой человек вынужден постоянно перестраиваться, ведя разностороннюю игру в обманчивой среде иллюзий, создаваемых мальчиком с последней парты, который, разводя читателей, ищет места (сына, мужа) в разных парах, а для себя выбирает по-озоновски двусмысленный брак со своей музой, о чем, должно быть, только и мечтает настоящий талант. (gordy)

comments powered by Disqus