на главную

ОХОТА (2012)
JAGTEN

ОХОТА (2012)
#20728

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #102 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 115 мин.
Производство: Дания
Режиссер: Thomas Vinterberg
Продюсер: Sisse Graum Jorgensen, Morten Kaufmann, Thomas Vinterberg
Сценарий: Thomas Vinterberg, Tobias Lindholm
Оператор: Charlotte Bruus Christensen
Композитор: Nikolaj Egelund
Студия: Zentropa Entertainments, Film i Vast
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Mads Mikkelsen ... Lucas
Thomas Bo Larsen ... Theo
Annika Wedderkopp ... Klara
Lasse Fogelstrom ... Marcus
Susse Wold ... Grethe
Anne Louise Hassing ... Agnes
Lars Ranthe ... Bruun
Alexandra Rapaport ... Nadja
Ole Dupont ... Godsejer / Advokat
Hana Shuan ... Tiny
Thomas Vinterberg ... Himself

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3608 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x544 AVC (MKV) 3471 kbps 24 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, Dk
субтитры: Fr
 

ОБЗОР «ОХОТА» (2012)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Маленький датский городок перед Рождеством. У Лукаса, 40-летнего обывателя, наконец, жизнь вошла в спокойную колею. После тяжелого развода он завел себе новую подругу, нашел новую работу и пытается восстановить отношения со своим сыном-подростком Маркусом. Но что-то пошло не так. Совсем немного - случайная записка, случайная ложь... Падает снег и зажжены рождественские огни, но вокруг незаметно, как вирус, расползается ложь. Смутные подозрения начинают принимать угрожающие размеры, и небольшая община вдруг оказывается в состоянии коллективной истерии. Лукас в одиночку должен бороться со сплетнями и подозрениями, чтобы сохранить свою жизнь и достоинство...

Неожиданная и, к большому сожалению, очень актуальная драма Томаса Винтерберга - Мадс Миккельсен играет положительного воспитателя детского сада, про которого отвергнутая поклонница лет четырех врет, что он трогал ее в неположенных местах. Город немедленно встает в позицию «J'accuse» (Я обвиняю), Мадса объявляют антихристом и кидают в окно камни, а противную девочку, которая путается в показаниях, убеждают в том, что все было именно так, просто она забыла. Изящная история личного распада и бессилия в отношениях со злом, которое иногда может принимать форму четырехлетнего белокурого ангела. (afisha.ru)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2012
Победитель: Лучшая мужская роль (Мадс Миккельсен), Приз экуменического жюри (Томас Винтерберг), Приз «Vulcain» за техническое воплощение (Шарлотта Брюус Кристенсен).
Номинация: Золотая пальмовая ветвь (Томас Винтерберг).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2012
Победитель: Лучшая работа сценариста (Томас Винтерберг, Тобиас Линдхольм).
Номинации: Лучший фильм (Томас Винтерберг, Сиссе Граум Олсен, Мортен Кауфман), Лучшая мужская роль (Мадс Миккельсен), Лучший режиссер (Томас Винтерберг), Лучший монтаж (Янус Биллесков Йенсен, Энн Остеруд).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2013
Лучший фильм на иностранном языке (Томас Винтерберг, Сиссе Граум Олсен, Мортен Кауфман).
БРИТАНСКАЯ НЕЗАВИСИМАЯ КИНОПРЕМИЯ, ПРЕМИЯ БРИТАНСКОГО НЕЗАВИСИМОГО КИНО, 2012
Победитель: Лучший иностранный независимый фильм.
МКФ В ГЕНТЕ, 2012
Победитель: Приз зрительских симпатий за лучший фильм (Томас Винтерберг; ABC Distribution), Приз зрительских симпатий «Canvas» (Томас Винтерберг).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ ЛОНДОНА, 2013
Номинация: Актер года (Мадс Миккельсен).
МКФ В ПАЛМ-СПРИНГС, 2013
Победитель: Приз зрительских симпатий (2-е место) (Томас Винтерберг).
МКФ В ВАНКУВЕРЕ, 2012
Победитель: Приз зрительских симпатий «Роджер» (Томас Винтерберг).
ВСЕГО 36 НАГРАД И 67 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Идея разработки подобного проекта возникла у Винтерберга после каннского триумфа ленты «Торжество». Режиссер начал получать множество сценариев, прежде всего семейных драм и трагедий. Однажды на пороге его дома появился близкий знакомый, датский психолог. В его архиве с давних пор хранились интересные случаи «о фантазиях, которые замещают реальные воспоминания». Он заявил, что Винтерберг обязательно должен выбрать один из них и сделать по его мотивам фильм.
Спустя несколько лет, после развода с супругой, режиссер еще раз просмотрел папку с материалами психолога и нашел подходящий случай. Он намеревался создать полнометражный фильм, в которой рассказал бы полностью вымышленную историю, главный герой которой был бы совершенно невиновным.
По признанию Винтерберга они со сценаристом Тобиасом Линдхольмом поначалу воображали главного героя подобием персонажа Роберта Де Ниро в «Охотнике на оленей». После утверждения на роль Миккельсена появился «христианин, твердо уверенный в том, что люди сами по себе хороши, что нужно вести себя максимально цивилизованным образом».
Съемки стартовали в декабре 2011 года в датской административной области Зеландия и продлились семь недель. К окончанию съемочного процесса Винтерберг был не уверен в финальной сцене, поэтому он снял несколько эпизодов, после чего долго спорил с коллегами, какой лучше выбрать.
Сыгравший роль лучшего друга героя Томас Бо Ларсен - на самом деле ближайший друг самого Винтерберга.
После того как Лукас бьет Тео в церкви, видно, что его глаза синего цвета. В ту же ночь, когда он заходит в спальню к своей дочери Кларе, заметно, что его глаза стали нормальными. А после этого, во время встречи с Лукасом, они опять становятся синими.
Сам Винтерберг отзывался о собственном фильме так: "Это фильм про паранойю родительства. Будучи сам отцом, я понимаю агрессивность родителей в желании защитить своего ребенка, понимаю страх, как бы с твоим ребенком чего не случилось. Папа маленькой девочки, которая стала причиной скандала, верит безоговорочно детской фантазии, потому что думает, что он знает свою дочь. Девочка ведь не то чтобы сознательно врет, она говорит вещи типа "у воспитателя есть пенис". Лгуньей она становится, когда пытается фантазировать дальше, чтобы соответствовать ожиданиям взрослых, задающих ей наводящие вопросы".
Бюджет: $3 800 000.
Премьера: 20 мая 2012 года (Каннский кинофестиваль).
Официальные сайты и странички фильма: http://thehuntfilm.co.uk/; http://itsuwarinaki-movie.com/.
«Охота» стала одним из фаворитов каннского жюри. Сразу два авторитетных кинокритика назвали фильм лучшим проектом Винтерберга со времен «Торжества» (1998): Дэвид Руни из «The Hollywood Reporter» и Питер Брэдшоу, представляющий газету «The Guardian». Бойд Ван Хоэй, репортер газеты «Variety», отметил, что в «Охоте» проявляются темы, ранее затронутые во французской драме «Вина» (2011) и датской «Обвиняемый».
На «Оскар», 2012 от Дании выдвинули другой фильм с тем же Миккельсеном - «Королевский роман».
"Последователь Ларса фон Триера, Винтерберг снимает фильм в той же документальной манере, что и свое «Торжество», чтобы придать происходящему правдоподобие. Нелепая история, которая может случиться с каждым, подчеркивает беззащитность человека в любом обществе. Каким бы цивилизованным оно ни было - первобытные инстинкты все равно берут свое, и в этот момент начинается «охота»" - Сергей Сычев, «Filmpro»
Актерская работа Мэдса Миккельсена заняла отдельное место в отзывах обозревателей. По мнению Дэвида Руни, фильм движется благодаря разрушительному перевоплощению Миккельсена в беспорочного мужчину, чья жизнь находится под угрозой уничтожения. Впечатлительный, уязвленный, выжатый и подведенный к краю безумия Лукас в исполнении актера - полностью опустошенный персонаж. Выделяется реакция Питера Брэдшоу: "Выдающаяся игра Мэдса Миккельсена. Актер полностью убедителен и правдоподобен, он в центре этого прекрасного фильма. Мэдс, наиболее известный в мире по роли злодея в «Казино "Рояль"», просто показал, какой он изумительный артист".
Бойд Ван Хоэй писал, что Миккельсен, ранее известный по воплощению ледяных и жестоких образов, впечатляет в «Охоте», сыграв мягкого мужчину, ищущего выход из ловушки.
Рецензии (англ.): http://bfi.org.uk/news-opinion/sight-sound-magazine/reviews-recommendations/film-week-hunt; http://flickfilosopher.com/blog/2012/11/the_hunt_jagten_review.html; http://thehkneo.com/blog/?p=3745; http://themoviewaffler.com/2012/11/new-release-review-hunt.html; http://unsungfilms.com/8525/the-hunt-jagten/; http://bina007.com/2012/09/jagten.html; http://bonjourtristesse.net/2012/11/the-hunt-2012.html; http://celluloidheroesradio.com/2012/09/lff-review-the-hunt-jagten/; http://cineoutsider.com/reviews/films/h/hunt.html; http://cine-vue.com/2012/05/cannes-film-festival-2012-hunt-jagten_21.html; http://cine-vue.com/2012/10/bfi-london-film-festival-2012-hunt.html; http://cine-vue.com/2012/11/film-review-hunt.html.
Томас Винтерберг / Thomas Vinterberg (род. 19 мая 1969, Копенгаген) - датский кинорежиссер, соавтор (вместе с Ларсом фон Триером) манифеста «Догма 95». Создатель первого фильма, снятого по правилам «Догмы», - картины «Торжество» (1998). В девятнадцать лет Винтерберг поступает в Датскую национальную киношколу, которую с успехом заканчивает в 1993 году. Его дипломный проект - короткометражный фильм «Последний раунд» получает награду продюсеров и приз жюри на международном студенческом кинофестивале в Мюнхене, а также первый приз на фестивале в Тель-Авиве. Стр. на сайте IMDb - http://imdb.com/name/nm899121/.
Мадс Миккельсен / Mads Mikkelsen (род. 22 ноября 1965, Копенгаген) - датский киноактер. В 1996 году окончил театральную школу «Arhus Theatre School» и до середины 90-х годов работал в датской киноиндустрии. После небольших ролей в фильмах «Кафе Гектор» (Cafe Hector) и «Бломстерфанген» (Blomsterfangen), созданных в 1996, в том же году он играет первую крупную роль - Тонни в фильме «Пушер» (Pusher). Затем для актера снова последовала череда малозаметных ролей. Первое признание публики он получил в 2000, сыграв в фильмах «Мерцающие огни» (Flickering Lights) и роль Аллана Фишера в датской полицейской серии «Rejseholdet». В значительной степени известность актера выросла после того, как местные журналы удостоили его титула «самого сексуального мужчины Дании». Позитивные отзывы дома и за пределами Дании Мадс Миккельсен получил в 2002 после работы в отечественном фильме «Открытые сердца» (Open Hearts). Но уже в 2003, оторвавшись от датского кино, Мадс появляется в испанской комедии «Торремолинос 73». В следующем году он играет Тристана в историческом фильме «Король Артур» в ансамбле с такими известными актерами, как Клайв Оуен и Кира Найтли. После небольшого американского отступления Миккельсен вновь появляется в роли Тони в фильме «Пушер-2». Настоящим прорывом для актера стала главная роль в датском фильме «После свадьбы», за которую актер был удостоен нескольких премий и номинаций за лучшее исполнение главной мужской роли различных кинофестивалей. В том же 2006-ом году Мадс вместе с Даниэлом Крэйгом принимает участие в работе над фильмом «Казино Рояль», из серии «бондианы». Там он убедительно сыграл злодея Ле Шифра, его игра не разочаровала поклонников, и, видимо, гарантировала актеру отсутствие недостатка ролей в будущем в его родной стране озер. Роль мягкого воспитателя детского сада Лукаса в психологической драме Томаса Винтерберга «Охота» принесла Миккельсену приз за лучшую мужскую роль 65-го Каннского кинофестиваля. Семья: дочь - Виола; сын - Карл; жена - Ханне Якобсен. Стр. на сайте IMDb - http://imdb.com/name/nm0586568/.

СЮЖЕТ

Недавно разведенный 40-летний воспитатель в детском саду Лукас (Мэдс Миккельсен) проживает в небольшой датской деревушке. Его сын-подросток Маркус (Лассе Фогельстрем) предпочитает жить с отцом, a не с матерью, которая, на его взгляд, все осложняет. Лукас настолько привлекателен, что в него влюбляется даже одна из его воспитанниц, маленькая Клара (Анника Веддеркопп), младшая дочь близкого друга Лукаса, Тео (Томас Бо Ларсен). Когда она понимает, что испытывает романтические чувства к нему, смышленая девочка, под влиянием порнографических фото, которые она ненароком увидела на «iPad» старшего брата, убеждает директора детсада Грету (Сюссе Вольд), что Лукас ее домогался. Грета немедленно сообщает сначала родителям девочки о случившемся, а затем уже и всем взрослым, которые водят своих детей в этот садик. Лукас, который даже не понимает, что за ребенок обвинил его в подобных действиях, моментально становится изгоем в обществе. Все, кроме Маркуса и его крестного отца Брууна (Ларс Ранте), начинают сомневаться в невиновности Лукаса.

Лукас работает воспитателем в детском саду. С женой он развелся, с сыном-подростком видится нечасто - зато периодически выпивает с друзьями, которых, слава богу, хватает. Однажды дочь его лучшего друга обвинит Лукаса в сексуальных домогательствах. С этой минуты его жизнь в маленьком городке превратится в ад: несмотря на отсутствие доказательств, изгнанному с работы воспитателю отныне никто не верит. Младший соратник Ларса фон Триера и соучредитель движения "Догма 95" Томас Винтерберг стал звездой в одночасье - тогда 29-летний режиссер получил Приз Жюри в Каннах за свою шокирующую драму "Торжество". С тех пор Винтерберг пережил несколько кризисов подряд, один за другим. Его сюрреалистическая англоязычная драма "Все о любви" провалилась в прокате, снятая по триеровскому сценарию притча "Дорогая Венди" прошла незамеченной, а комедия "Возвращение домой" (снятая уже по-датски) никого особо не рассмешила. Тогда, разыскав соавтора сценария,молодого писателя Тобиаса Линдхольма, Винтерберг решил вернуться к истокам - психологическим драмам о кризисе семьи. "Субмарино" и нынешняя "Охота" ознаменовали персональный ренессанс режиссера, наконец-то обретшего себя. Перед нами - антитезис "Торжества". В том фильме сын разоблачал респектабельного отца семейства прямо на его юбилее, обвиняя в педофилии. В "Охоте" хороший человек, чья невиновность очевидна зрителю с первого кадра и до финальных титров, борется с общественными предрассудками - и терпит поражение, признавая очевидное: репутацию, да и жизнь, может погубить не только грех, но и ложное обвинение в нем. Особенно если выдвинул его ребенок - последняя "священная корова" либерального европейского общества (впрочем, на глазах трансформирующегося в сборище оголтелых "охотников на ведьм"). Роль изгоя, который изо всех сил сопротивляется несправедливой травле, - подарок для одаренного артиста. Самая маститая датская кинозвезда своего поколения, признаваемый год за годом национальным секс-символом Мадс Миккельсен, помог подняться режиссерскому мастерству Винтерберга на новый уровень: на смену декларативности и условности ранних картин пришли трезвость и убедительность зрелого художника-реалиста. (Антон Долин)

«Охота» сделана как размеренная психологическая драма, а смотрится как напряженный триллер. Томас Винтерберг, ближайший соратник Ларса фон Триера, в конце прошлого века вместе с ним написал манифест нового реализма «Догма» и снял первый «догматический» фильм «Торжество», удостоенный в 1998-м спецприза каннского жюри. Тогда речь шла о кризисе традиционной семьи, в шкафах которой хранятся скелеты детских травм. Эта картина потрясла друга Винтерберга, и он принес ему документы из своей практики психолога, где были зафиксированы разрушительные случаи детской лжи. Через 14 лет из этого получилась «Охота» (бюджет 3,8 миллиона долларов, пока вышел только в Мексике и некоторых странах Европы - отбито 10,5 миллиона долларов), которая никого не оставит равнодушным. С одной стороны, она на конкретном примере препарирует топовые во всем мире темы педофилии и ювенальной юстиции. С другой - ее можно прочитать как глобальную метафору современных социальных рефлексов, прессинг которых, увы, часто превращает цивилизованное сообщество в стадо или стаю зверей. Все начинается идиллическими сценами. Маленький датский городок кажется оплотом европейской цивилизованности и морали. Проблемы есть только у сорокалетнего Лукаса (Мадс Миккельсен, получивший в Канне приз за эту роль) - он недавно развелся с доминирующей женой и начинает все заново. К нему приезжает пожить обожаемый сын-подросток (Лассе Фогельстрем). С ним рядом преданный пес, с которым он ходит на охоту. Есть друг (Ларс Ранте) и новая подруга (Александра Рапапорт) - иммигрантка с южной внешностью и темпераментом. Они вместе работают в детском саду. Вещь для России невозможная: усатый нянь у нас только в кино, причем в комедии. Но в Скандинавии мужчина-педагог - обычное явление. Лукаса любят все - и взрослые, и дети. Миккельсен, известный своими брутальными ролями, в частности злодея Ле Шиффра в «Казино «Рояль», без тени фальши сыграл безупречного и очень мягкого человека. Это и стало для его героя роковым. В начале фильма вспоминаешь чеховскую формулу про ружье, висящее в первом акте. Но стреляет здесь не оружие, а дочка друзей Лукаса, пятилетняя Клара (прирожденная актриса Анника Веддеркопп), которая, влюбившись в обаятельного воспитателя, чисто по-женски, несмотря на возраст, мстит за неразделенное чувство, обвинив Лукаса в домогательстве. И тут же у жителей городка включается социальный рефлекс, перечеркивая здравый смысл. Лукасу запрещают работать, оправдываться и даже покупать продукты. Бойкот превращается в травлю, охоту. Клара признается, что солгала. Но родители убеждены, что их девочка ангел, а призванный для экспертизы психолог навязывает свои идеи запутавшейся малышке. И люди дают выход животным инстинктам. Это по-настоящему страшно. В Канне зал буквально подвывал от ужаса, зная, что герой не виновен. И когда миролюбивый Лукас, чью собаку убили, а дом закидали камнями, вмазал торгашу, отказавшемуся пробить в кассе его покупки, ему аплодировали. Винтерберг не пытается выжать саспенс на ровном месте. Картина простая, без фиги в кармане, но при этом многослойная, задевающая нервы зрителя на разных уровнях. Парадоксальным образом паранойя доносительства, печально известная по сталинской эпохе, расцвела на политкорректном Западе, где общество взяло на себя функции морального диктатора, лишив борьбу за универсальные права человека человечности. «Охота» чем-то похожа на «Догвилль» Триера, но без режиссерских ухищрений. Винтерберг отдал дань формальным поискам и теперь не нуждается в вывертах. Да и что можно добавить к тому, что невинное дитя становится источником зла? (Ирина Любарская)

Новейшее поветрие века - педофилофобия. Профессии людей, работающих с детьми, становятся опасными. При слове "педофил" страна теперь приходит в ярость и теряет способность думать. Уже педагоги опасаются сказать ученицам ласковое слово. Уже смышленые детки сообразили, что могут держать учителей в ежовых рукавицах: ты мне двойку - я тебе обвинение в домогательстве. Уже сообщают о том, что на Урале число случаев злостной педофилии увеличилось на... 2 800 процентов. Уже подозревают в чем-нибудь нехорошем папу, который слишком любит свою дочь. Уже пострадал известный консерваторский профессор: студентка решила отомстить за плохую оценку. Страна на грани истерии. Так что датский фильм "Охота" в этой ситуации подоспел как раз вовремя. Его надо бы показывать по главным программам телевидения - для отрезвления общества и в назидание педофилофобам. Эту до отказа раскаленную картину снял Томас Винтерберг, один из основателей и самый талантливый представитель датской "Догмы" - он был автором первого и лучшего ее фильма "Торжество". Впрочем, он быстро отошел от ее вымученной эстетики, стал делать нормальное мускулистое кино. "Охота" заставляет зрителей сжимать кулаки от бессилия, от невозможности включиться в схватку, развернувшуюся на экране. Картина родилась из документов, которые еще в 1999 году дал режиссеру для прочтения некий детский психолог. Режиссер их отложил и прочитать смог только десять лет спустя. И понял, что об этом нельзя не рассказать в кино. В бумагах шла речь о буйстве детских фантазий, которые в наш век всеобщей паранойи способны серьезно поломать человеческие судьбы. Да, "Охота" касается актуальной проблемы педофилии и болезненной подозрительности общества ко всему, что с ней может быть связано. Фильм начинается безмятежными зарисовками жизни провинциального датского городка, где все друг друга знают, дружат, вместе купаются, играют в карты, пьют пиво и охотятся на оленей. Главный герой Лукас, которого играет Мадс Миккельсен, пытается прийти в себя после скандального развода с женой, а пока он, педагог по образованию, работает воспитателем в детском саду. Дети его любят, особенно Клара, крошечная дочка его ближайшего друга Тео: чтобы лишний раз увидеть своего кумира, приходит погулять с его собакой, или сообщает, что заблудилась, и просит проводить ее домой. Особое внимание, которое оказывает ему девочка, начинает заботить ее воспитателя, он мягко напоминает ей о разнице между ними. И все - сердце разбито. Крошка начинает вынашивать планы страшной мести. И однажды хвастается перед подружками своей любовью, пустив в ход первые наивные эротические фантазии, почерпнутые из ноутбука брата. Фантазии дошли до директрисы - и закрутилось. Городок преображается, начинается травля "педофила": взрослые убеждены, что дети не могут врать. Коллективная истерия легко, как пламя промасленную ветошь, охватывает людское сообщество, делая его озверевшей сворой. Напряжение нарастает постепенно, шаг за шагом, каждый день приводит к новым необратимым изменениям в отношениях людей, и вот уже только что любивший Лукаса городок превращается в ад: дружба мгновенно обращается в ненависть, от приветливых улыбок до камня в висок - один шаг. Начавшийся мирно, фильм становится почти невыносимым, публика в зале от напряжения тихо подвывает. Игра актеров невероятна, до полной гибели всерьез, все работают с полной выкладкой, Мадс Миккельсен получил за эту работу актерскую премию в Канне, исполнитель роли его сына-подростка Лассе Фогельштром поражает недетским мастерством и самоотдачей. В сущности, это своего рода психологический ужастик - тем более страшный, что вместо героя фильма жертвой невинной детской "мести" может оказаться любой - уже в жизни. (Валерий Кичин)

Маленькие девочки не те, кем кажутся: внешне такая, может, и похожа на ангелочка, а внутри, выражаясь по-чеховски, вполне возможно, сущий крокодил. Блондинка лет пяти, неравнодушная к воспитателю собственного детсада, наталкивается на недостаточно адекватный ответ - получив валентинку, тот широко ухмыляется и смущенно тянет что-то вроде: «Да ты ж еще совсем маленькая». Именно этим единственным своим преимуществом над недоступным объектом отвергнутая спонтанно решает воспользоваться с целью мести. «А у Лукаса твердое в штанах», - как бы невзначай роняет она при удобном случае директрисе. Та с округлившимися глазами бежит к родителям, папа - к слову, воспитателя лучший друг, - слегка выпив, припирает товарища к стенке, соседи по поселку сначала начинают косо поглядывать, потом не пускать на порог, а затем и подкладывать к этому порогу убитых домашних животных. Дитя между тем уже раскаялось, но признаться в этом никому, кроме жертвы своего поступка, не может. Дело даже не в том, что мама за обман может наругать - мама при попытке признаться ребенку попросту не верит. «Понимаю, ты боишься, - мягко говорит она. - Но это не значит, что ты должна молчать». Фильм о замкнутом круге, в который попадает обвиненный в безусловном грехе (справедливо, несправедливо - не суть), выходит в России не то что вовремя, но даже с легким опозданием: самые громкие процессы над педофилами отгремели с год назад, а почетное звание официального патриотического жупела от обобщенного растлителя детей успело перейти к устроителю массовых беспорядков, профинансированному госдепом правозащитнику и даже к проворовавшемуся министру. Однако лишнее напоминание о том, что есть такая штука - презумпция невиновности, которую никто не отменял даже в том случае, если обвиняемый в итоге окажется виновен в самых страшных грехах, нашему страстному обществу всегда кстати. Главный герой, сыгранный Мадсом Миккелсеном, оказывается в ситуации, когда каждое совершенное им движение работает против него: понятное возмущение трактуется как преступная агрессия, желание объяснить - как желание оправдаться, попытка поговорить с девочкой - как попытка ее запугать. До момента, когда белокурый ангел приходит виниться к бывшему (конечно же, его уволили) воспитателю домой, не то что соседи героя - даже зрители не понимают, виновен он на самом деле или нет. Чтоб слегка спутать сюжетные карты, режиссер Томас Винтерберг даже и героя делает неуверенным в собственной правоте - на лице Миккелсена перманентно читается выражение человека, который едва проспался после вчерашнего корпоратива и четко не помнит: приставал к секретарше - не приставал. Это на самом деле главная психологическая некорректность сценария: там, где у невинного должен быть праведный гнев, у воспитателя Лукаса - немая мольба: «Не изгоняйте меня из вашего круга, не объявляйте мне бойкот». Такое впечатление, что герой действительно чувствует себя запятнанным не зря. И повесть о несправедливо обвиненном превращается в рассказ о том, что отношение к тебе общества - прямое следствие твоего представления о себе, и только. Жертва сама маркирует себя, а дело до поры латентно агрессивного социума - по команде вскинуть ружья. Причем порой тот, у кого на лбу нарисована мишень, командует сам. Относительность представления об истине - страшная вещь: окружение фактически убеждает тебя в том, что ты делал то, чего не делал. И ты начинаешь вести себя, как петляющий по лесу заяц, тем самым провоцируя окружающих на то, чтоб они превратились в преследователей. Причем метка жертвы дается навсегда - даже тогда, когда ты, казалось бы, оправдан по всем статьям, над ухом неожиданно просвистит инстинктивно пущенная охотником пуля. Мадс Миккелсен не зря получил приз за лучшую роль в Каннах - актерский плюс оборачивается режиссерским минусом, но его герой действительно единственный, с кем себя хочется ассоциировать и кому хочется сочувствовать. Поэтому «Охота», которой можно было бы придать массу смыслов, превращается в фильм исключительно о том, как животное чувствует себя в капкане. Ему больно, страшно, оно не понимает, за что. И первая обязанность гражданина - его оттуда вызволить. А вторая - попытаться таких капканов никогда и никому не ставить. (Ольга Шакина)

Томас Винтерберг, соратник Ларса фон Триера по «Догме-95», привык вскрывать пороки и лицемерие буржуазного общества. Но если в своей самой известной картине, «Торжество» («Догма №1»), Винтерберг разоблачал внешне благонравного главу большого семейства, который неоднократно домогался своих детей, то в новой работе,«Охота», выходящей в российский прокат, режиссер делает попытку освещения той же проблемы, но с противоположной стороны. Главный герой фильма Лукас работает воспитателем в детском саду. Он в разводе с женой, у него есть сын-подросток. Лукас отлично умеет налаживать контакт с детьми и становится лучшим другом маленькой Клары, чьи родители постоянно ссорятся, забывая про дочь. Клара влюбляется в Лукаса, целует его и дарит ему печенье в виде сердечка. Но Лукас объясняет девочке, что целовать можно только маму и папу, а печенье лучше передарить кому-нибудь из мальчиков. Оскорбленная этими словами и решившая отомстить, девочка, увидев порнографические картинки на iPadе старших братьев, как бы невзначай жалуется директору детсада Грете, что Лукас ее домогался... Если в «Торжестве», снятом в конце 1990-х, правду пытались скрыть, то в «Охоте», наоборот, малейшее подозрение начинает прорастать пышным цветом, хороня репутацию невиновного человека, а также все дружеские связи и давно сложившуюся систему человеческих взаимоотношений. Благонравные горожане как будто ждут, что один из них - всеобщий друг и товарищ - вдруг может оказаться педофилом. И как только появляется подходящая мишень, обрушивают на нее весь свой гнев. Общество, показанное в «Охоте», не менее ущербно, чем семейство в «Торжестве». Но если в фильме 1998 года извращение и сексуальное насилие стали негласной нормой, то в «Охоте» они являются нормой подсознательной. Так что логично было бы назвать эти две ленты дилогией. Кое в чем Винтерберг даже смог превзойти собственные достижения 15-летней давности, сделав свой месседж еще более безысходным. В «Торжестве» по крайней мере было понятно, кто виноват. В «Охоте» же мастерский сценарий рисует ситуацию, где при всем желании не можешь найти виноватого. Разве не так вели бы себя любые другие родители, будь у них хоть малейшее подозрение в сексуальном посягательстве на их ребенка? Разве не так поступили бы все прежние друзья человека, заподозренного в педофилии? Получается, что не виноват никто и одновременно виноваты все. Родители теряют контакт с детьми, средства массовой информации нагнетают паранойю, а общество не способно защитить детей ни от шокирующего контента, ни от реальных педофилов. 10 лет назад старший товарищ Винтерберга Ларс фон Триер показал в своем «Догвилле», как добрейшие люди постепенно превращаются в настоящих садистов и подлецов. Для этого им всего-лишь надо почувствовать власть над жертвой. Винтерберг идет еще дальше: его герои так и остаются хорошими, в сущности, людьми, но это не мешает им сделать жизнь Лукаса кошмаром. В мире «Охоты» все эфемерно и ложно: дружба, доверие, любовь к детям. Каждый живет с внутренним осознанием того, что человек человеку - волк. И если не будешь волком, то можешь превратиться в загнанного оленя. Охотничий сезон открыт всегда. (Сергей Уваров)

Датчанин Томас Винтерберг - соратник Ларса фон Триера, соавтор манифеста «Догма-95». Его «Охота» была показана в конкурсе Каннского фестиваля в 2012 году и принесла актеру Мадсу Миккельсену заслуженную награду за мужскую роль. Хотя представить красавца-актера, безупречно смотревшегося в роли злодея из «Казино «Рояль», в образе воспитателя деревенского детсада сначала было трудновато. Лукас (Миккельсен) живет в провинции жизнью, которая только-только начала налаживаться после развода: экс-супруга позволяет видеться с сыном-подростком, а на работе появляется интересная сотрудница. Также у него есть собака, замечательные друзья и всеобщее уважение. Но однажды пятилетняя дочка друзей Клара (Анника Веддеркопп), имеющая доступ к компьютеру старшего брата и, соответственно, представление о близких взаимоотношениях полов, попыталась признаться ему в любви и даже поцеловать. Воспитатель провел с ней аккуратную, но строгую воспитательную беседу, а девочка от обиды намекнула в дет­ском саду, что Лукас к ей приставал. Хотя на следующий день ребенок растерянно сожалел о сказанном и вообще не понимал, что происходит, взрослые самым пылким образом вцепились в ситуацию. И вот у интеллигентного воспитателя больше нет работы, друзей, собаки, всей его прежней жизни. Винтерберг в своих интервью говорил, что это кино о том, что родителям естественно доверять своим детям, но дети все же иногда врут. И что снимал кино о со­временной охоте на ведьм. Тут, казалось бы, на стороне режиссера богатейшая традиция фильмов о плохих малышах, вплоть до какого-нибудь «Омена», но нет. Потому что Клара - не плохой ребенок, она просто ребенок: поначалу страшно раздражающая, ближе к финалу она вызывает жалость. Помимо прочего хочется отметить замечательный кастинг - девочка, которой доверили сыграть Клару, выглядит очень органично. Тому, как толпа безжалостно набрасывается на одного, подчинен весь сценарий. Друзья, отворачивающиеся от опального воспитателя, начальница, раскручивающая историю про «педофила», - все они имеют конкретные имена, но кто именно сделает на охоте выстрел, зрителю не покажут. Фильм лишен двусмысленности. Хотя в какой-то момент может показаться, что она там есть, но нет, воспитатель Лукас определенно невиновен. Винтерберг не желает размышлять о социальных корнях нынешних перегибов в борьбе за безопасность детей, корнях, последовательно расписанных хотя бы в работах историка Ллойда Демоса. Социальный пафос такого рода режиссеру тут неинтересен, хотя как раз это могло бы привнести в историю определенную неоднозначность. Он рассказывает историю столкновения одиночки с миром и превращения доброго человека, работающего с детьми, в мужчину, способного защищать свою честь, да что там - жизнь, при помощи кулаков, да еще и в церкви. С виртуозной точностью он превращает «Охоту» из фильма с персонажами, которым сопереживаешь, в подобие футбольного матча, когда драка в церкви вызывает эмоции сродни забитому голу. Нечто спекулятивное в этом есть. Впрочем, отличной работы Мадса Миккельсена это не отменяет. (Марина Латышева)

Обвинение в педофилии подкараулило сорокалетнего детсадовского воспитателя Лукаса (Мадс Миккельсен) в тот момент, когда разрушенная личная жизнь только начала налаживаться: наметился служебный роман с привлекательной эмигранткой Надей (Александра Рапапорт), сын Маркус (Лассе Фогельстрем) вознамерился переехать к отцу от матери. Увы, кроме Нади сочувствие к долго грустившему одинокому мужчине решила проявить пятилетняя воспитанница Клара (Анника Веддеркопп), дочь лучшего друга и соседа Тео (Томас Бо Ларсен). Обиженная на недоразумение с «валентинкой» и провалившуюся попытку поцелуя девочка припечатывает Лукаса в разговоре с воспитательницей репликой по мотивам картинки из айпэда старшего брата. Слово за слово, бдительная директриса на пару с подключившимся психологом выуживают из Клары нечто, что можно интерпретировать как свидетельство об имевшем место сексуальном контакте, а конфиденциальная информация о расследовании быстро облетает маленький датский городок. Соратник Ларса фон Триера по проекту «Догма» датчанин Томас Винтерберг («Торжество», «Дорогая Венди», «Субмарино») к сложной теме подступался долго. В конце 1990-х, после каннского и сопутствующего международного триумфа «Торжества», с подачи друга-психолога изучал различные катастрофы в семейной жизни, заинтересовался тем, как в пластичной детской психике под воздействием обстоятельств формируются ложные воспоминания о событиях. Затем годы спустя вернулся к материалу, сочинил историю про то, как невиновный человек становится изгоем и жертвой нашедших мишень обывательских страхов, и заполучил на главную роль самого известного датского артиста Мадса Миккельсена. Миккельсен, который год назад получил за эту роль приз Каннского кинофестиваля, здесь мало похож на злодея с кровавой слезой Ле Шифра из «Казино «Рояль» или безымянного одноглазого воина-убийцу из «Вальгаллы» Николаса Виндинга Рефна. Обладатель тревожного магнетизма извлекает из себя образчик цивилизованной мягкости и нордической сдержанности: его бьют, а он упорно продолжает настаивать на том, что нельзя выкидывать человека из жизни, руководствуясь слухами и страхами. Настаивать не в дискуссиях, а в каждом бытовом поступке: походе в магазин, откуда его выдворяют с побоями, в церковь, где на него косятся, как на посланника дьявола. Благодаря Миккельсену оживает схематичный и манипулятивный сценарий Винтерберга и его соавтора Тобиаса Линдхольма. Написанная ими история чем-то похожа на триеровский «Догвиль»: из вроде как лучших побуждений горожане превращают в ад жизнь хорошего человека. Но «Охота» не философский трактат, как у Триера, а скорее злободневное эссе, произведение публицистическое. Его авторы составляют крайне нелицеприятный групповой портрет европейского жителя, напуганного педофилией - реально существующей, но не воспринимаемой рефлексивно, вытесняемой куда-то на периферию сознания. Обывателю противопоставлен не только стоик Лукас, но и поддерживающий его интеллигентный Бруун (Ларс Ранте), человек городской культуры, не склонный поддаваться святой вере завсегдатаев воскресных служб в детскую непорочность. Социальный конфликт оказывается убедительней антропологического. Начинаясь с рыбалки, фильм заканчивается охотой. Стрельба по оленям для жителей показанной Винтербергом датской глубинки связана с инициацией мужчины, признанием его взрослым. Так на открытие очередного сезона получает в подарок винтовку и право на равноправное участие в охоте юный Маркус. Но среди людей, легко поддающихся массовой истерии, охота порой превращается в травлю, как это произошло с его отцом. (Владимир Лященко)

Режиссер Томас Винтерберг - друг и соратник Ларса Фон Триера, вместе с которым они в свое время бросили в лицо истеблишмента манифест «Догма-95». Его новый фильм - вывернутое наизнанку «Торжество», самая известная его работа, сделанная в рамках той самой «Догмы». Главный герой (Мэдс Миккелсен), добропорядочный датчанин среднего возраста, работает воспитателем в детском саду и добивается от своей бывшей жены права видеться с сыном. С самого начала фильма нам показывают его как идеального члена общества: импозантный, деликатный, нежный интеллигент . Единственное, в чем выражается его брутальность, это безобидные посиделки с друзьями и традиционное мужское развлечение - охота. После тяжелого развода у него завязываются новые отношения с коллегой-воспитательницей, и скоро вроде бы все должно окончательно наладиться, но одна из подопечных, дочь лучшего друга, проявляет к милахе-наставнику слишком много внимания. В ответ на естественную дистанцию в ней затаится обида, и несколько детских глупостей, произнесенных в сердцах, будут восприняты взрослыми слишком серьезно. «Торжество», по-висконтиевски вскрывавшее перверсии, гноящиеся за фасадом благополучия, тоже касалось педофилии. Именно после этого фильма Винтербергу пришла в голову идея показать ту же проблему с другого ракурса. Началось кропотливое изучение материала. На этот раз ему удалось очень детализировано и правдоподобно изобразить механизм массовой истерии. В «Торжестве» феодальная мораль заставляла членов семьи хранить непристойную тайну, в то время как здесь параноидальный страх либерального общества нарушить социальные табу заставляет жителей городка сплотиться и начать «охоту на ведьм», точь-в-точь как в средние века. Вчерашние друзья по бане и охотничьему клубу, коллеги, все жители города сначала перестают здороваться, затем отпускать еду в магазинах, а потом и вовсе бьют окна и подбрасывают труп любимого пса. В фильме нет интриги, мы с самого начала знаем, что герой невиновен, но в напряжении держит надежда на разумный исход. По мере того, как город сходит с ума, мы наблюдаем и постепенное внутреннее освобождение гонимой жертвы случайности и искренне ликуем, когда избитый, он возвращается в магазин, чтобы дать по морде мяснику и забрать свои продукты. Любопытно, что чуть ли не единственным разумным персонажем, неподвластным коллективному безумию оказывается девушка из Восточной Европы. Процесс, который ведут над персонажем Микельсона, конечно, кафкианский, и в голове всплывает другой фильм об угнетении без права оправдаться - «Классовые отношения» Штраубов, снятые по роману Кафки «Америка». Но в отличие от него, в «Охоте» нет никакого остранения и необходимой художественной условности. Визуально он напоминает «Догму» ручной камерой и стремлением к реализму, но «Догму» беззубую, прошедшую тщательный пост-продакшн и поставленную на службу конвенциональной режиссуре. Винтербергу удалось снять фильм качественный, удивительно злободневный и выполняющий важную социальную задачу. Но это все-таки скорее эксплуатейшн: эмоциональный аттракцион смазан, и прилежно работает. Все его достоинства проходят по разряду утилитарных, и если он и останется в истории кино, то только за это. (Алексей Артамонов)

Добрый малый Лукас (Миккельсен), едва оправившийся от развода, живет спокойной жизнью провинциального детсадовского воспитателя: скромный дом, любимая собака, новая подруга, иногда приходит в гости сын. Все его, в общем-то, любят. Одна из воспитанниц детсада любит его настолько, что однажды застенчиво пишет на бумажке признание, а получив отказ, обижается и ябедничает взрослым, что Лукас ее трогал. И хотя на следующий день девочка в своих словах не уверена (она вообще подсмотрела на чужом айпэде, как все бывает), взрослые вытягивают из нее несуществующие детали, чтобы начать травлю. Отойдя от канонов «Догмы-95», поблуждав в хороших и странных экспериментах, Винтерберг вернулся к уже опробованной формуле - портрет групповой истерии ему всегда удавался лучше частных историй. В очень традиционно снятой «Охоте» он выполняет свой номер как виртуоз, отработавший тему. Лукас, в невиновности которого нельзя усомниться ни на секунду, оказывается мишенью для всех мужчин города, включая веселых бородатых друзей, с которыми еще неделю назад ходил на оленя, пил пиво и громко пел песни. Несмотря на то что девочка путается в показаниях и все отрицает, а суд выносит оправдательный приговор, люди, почуявшие запах скандала, никак не хотят успокоиться, и Винтерберг, почти все время держа в кадре героя Миккельсена в качестве лакмусовой бумажки, кропотливо исследует их реакции. Сначала они не продают ему в супермаркете бутерброд, потом - разбивают лицо, кидают по ночам в окна камни и убивают собаку. Если заходит прямой разговор, конечно, отводят взгляд. Честный Лукас, что-то среднее между праведным мучеником и раненым зверем, очень долго терпит, пока не срывается на мордобой (по стечению обстоятельств - в церкви), чем окончательно убеждает всех в том, что он пропащий человек. На эту охоту у режиссера уходит примерно полтора часа из двух, а как только требуется пропустить кусок жизни, он легко ограничивается титром «Прошел год» - только для того, чтобы показать, что ничего не закончилось. Во всех интервью Винтерберг настаивает на том, что это очень датская история, что Лукас - среднестатистический скандинавский мужчина, что сними он этот фильм в другой стране - привнес бы излишнюю метафоричность. Метафора, впрочем, считывается. Забитый силач, упустивший момент, когда нужно подать голос и исправить несправедливость, - это ли не мы все. (Наиля Гольман)

В данном фильме рассказывается история о работнике детского сада Лукасе. Он довольно приятный мужчина, есть друзья, работа, сын и даже появляется девушка. Одним словом Лукас - мужчина положительный во всех отношениях, и от него просто нельзя ожидать чего-то плохого и непростительного. Но все меняется в жизни Лукаса, когда маленькая девочка (дочь его лучшего друга) обвиняет мужчину в непростительном преступлении. Есть множество примеров того, как жизнь человека превращается в ад, благодаря одной простой сплетни. Сарафанное радио работает с такой скоростью, что не успеешь понять, как окажешься на краю бездны. И что самое смешное от этого практически нельзя отмыться, тем более, когда истину глаголет ребенок, который, как известно не может врать. По структуре «Охота» - это сложнейшая социальная драма, которая в очередной раз доказывает, что родители перестали уделять внимания своим детям, они не хотят их слушать, не хотят о них заботиться. И естественно маленькая девочка нашла себе того, кто по ее мнению может о ней позаботиться, но Лукас естественно не мог заменить родителей. А когда девочка обвинила Лукаса в извращении, то тут уже стали слушать все, всем стал нужен виновник, никто не хотел признать, что виноваты они сами. Более всего в данном фильме приятно смотреть на то, как Лукас борется за свою честь и достоинство. Другой бы убежал, сгинул или ушел в бутылку, но только не он. Его гордость и спокойствие, предают ему сил сражаться дальше, доказать, что он не совершал непростительного поступка и выйти из этой паутины лжи. Но самое смешное то, что от такой грязной лжи не отмыться никогда, даже если ты сможешь доказать свою правоту. Охота на человека, обвиненного в извращение, будет продолжаться всегда. Отдельно хочется отметить актерскую игру Мадса Миккельсена, более известного как отрицательного героя в голливудских блокбастерах. В «Охоте» - этот выдающийся актер показал высший пилотаж актерского мастерства. (sasha_misar)

comments powered by Disqus