на главную

ПТИЦЫ (1963)
BIRDS, THE

ПТИЦЫ (1963)
#20767

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер
Продолжит.: 119 мин.
Производство: США
Режиссер: Alfred Hitchcock
Продюсер: Alfred Hitchcock
Сценарий: Daphne Du Maurier, Evan Hunter
Оператор: Robert Burks
Студия: Alfred J. Hitchcock Productions

ПРИМЕЧАНИЯпять звуковых дорожек: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Премьер Видео / BD EU); 2-я - проф. закадровый многоголосый (SomeWax / DVD Магия); 3-я - проф. закадровый многоголосый (ОРТ); 4-я - авторский (В. Горчаков); 5-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Rod Taylor ... Mitch Brenner
Jessica Tandy ... Lydia Brenner
Suzanne Pleshette ... Annie Hayworth
Tippi Hedren ... Melanie Daniels
Veronica Cartwright ... Cathy Brenner
Ethel Griffies ... Mrs. Bundy
Charles McGraw ... Sebastian Sholes
Ruth McDevitt ... Mrs. MacGruder
Lonny Chapman ... Deke Carter
Joe Mantell ... Traveling Salesman at Diner's Bar
Doodles Weaver ... Fisherman Helping with Rental Boat
Malcolm Atterbury ... Deputy Al Malone
John McGovern ... Postal Clerk
Karl Swenson ... Drunken Doomsayer in Diner
Richard Deacon ... Mitch's City Neighbor
Elizabeth Wilson ... Helen Carter
Bill Quinn ... Sam
Doreen Lang ... Hysterical Mother in Diner
Alfred Hitchcock ... Man Walking Dogs Out of Pet Shop
Darlene Conley ... Waitress
Dal McKennon ... Sam the Cook
Mike Monteleone ... Gas Station Attendant
Mitch Zanich ... The Tides Restaurant Owner
Morgan Brittany ... Brunette Girl at Birthday Party
Renn Reed ... Girl at Birthday Party
Betsy Hale ... Little Girl
Valerie Ferdin ... Schoolgirl
Jeannie Russell ... School Child
Tomm Wells ... Child
Roxanne Tunis

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4638 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x692 AVC (MKV) 4400 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ПТИЦЫ» (1963)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Классический фильм Альфреда Хичкока, в котором ужасающая картина нападения птиц на американский поселок переплетается с историей любовных взаимоотношений молодой женщины с понравившимся ей мужчиной...

Богатая, капризная Мелани собирается завоевать Митча Бреннера, мужчину, которого встретила в зоомагазине. Купив подарок его сестре, она отправляется в маленький городок, где Митч живет со своей властной матерью. По дороге на Мелани нападает чайка, но это лишь начало кошмара. Спустя день городок сотрясают нападения стаек птиц, а еще через день кажется, будто вся планета атакована ордами маленьких пернатых террористов...

Мелани Дэниелс (Типпи Хедрен), привлекательная дочь газетного магната из Сан-Франциско, знакомится в зоомагазине с мужчиной - адвокатом Митчем Бреннером (Род Тейлор), намеревавшимся, но не сумевшим купить в подарок младшей сестре Кэти (Вероника Картрайт) на день рождения пару неразлучников. Желая заинтриговать Митча, Мелани отправляется в провинциальный приморский городок, где тот, в доме матери Лидии (Джессика Тэнди), традиционно проводит выходные дни. Неожиданно мисс Дэниелс, Бреннеры, а вскоре и все жители населенного пункта подвергаются необъяснимому нападению несметных полчищ птиц - самых разных, самых обычных... (Евгений Нефедов)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1964
Номинация: Лучшие визуальные эффекты (Аб Айверкс).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1964
Победитель: Самый многообещающий дебют (женщины) (Типпи Хедрен).
ПРЕМИЯ ЭДГАРА АЛЛАНА ПО, 1964
Номинация: Лучший художественный фильм (Эван Хантер).
ВСЕГО 5 НАГРАД И 7 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Изначально права на экранизацию рассказа Дафны Дю Морье покупались для использования сюжета в одном из эпизодов сериала «Альфред Хичкок представляет» (1955).
Хичкок приглашал написать сценарий Джозефа Стефано, с которым работал на «Психо» (1960), но тому не понравился рассказ Дафны Дю Морье. В результате, сценарий написал Эван Хантер, которого поклонники детективов больше знают под псевдонимом Эд МакБейн.
Сценарий - https://web.archive.org/web/20051210174531/http://www.script-o-rama.com/movie_scripts/b/the-birds-script-screenplay.html.
Фильм Хичкока стал не первой постановкой рассказа Дафны Дю Морье. Есть, по меньшей мере, две радиопостановки. Кроме того, Джеймс П. Кэвэна написал адаптацию рассказа для получасового эпизода в сериале «Опасность» (1950).
Тот же Дж. П. Кэвэна работал над пятью сериями в цикле «Альфред Хичкок представляет», причем, две серии были сняты самим Хичкоком. Кэвэна также написал первый вариант сценария «Психоза», однако режиссер предпочел ему Джозефа Стефано.
В интервью Трюффо Хичкок заявил, что все попытки инсценировать «Птиц» до него провалились.
Речь в новелле шла о хищных птицах. Хичкок намеренно решил использовать птиц самых простых - так страшнее.
Кошмар, придуманный Дафной Дю Морье, через много лет воплотился в жизнь. В мае 2001-го сын писательницы рассказал, как подвергся с женой нападению обезумевших чаек.
Альфред Хичкок пригласил Типпи Хедрен на главную роль, после того как увидел ее в одном из роликов по рекламированию напитков.
В фильме намеренно отсутствует любая музыка, если не считать песни, которую поют в школе дети. Часто работавший с Хичкоком композитор Бернард Херрманн выстроил уникальный саундтрек, состоящий из одного лишь птичьего гама и звуков, созданных на «mixtrautonium» (один из первых электронных музыкальных инструментов). В титрах Херрманн указан как «консультант по звуку».
Информация об альбомах саундтреков: http://www.soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=19785.
Хичкок появляется в начале фильма - он выходит из зоомагазина с двумя собачками (причем, это его собственные собачки).
После того, как было отвергнуто предложение использовать в большинстве эпизодов механических птиц, к работе был привлечен знаменитый дрессировщик Рэй Бервик.
По словам Рода Тейлора, чаек кормили смесью пшеницы и виски. Только так можно было добиться того, чтобы они оставались на земле продолжительное время.
Во время съемок фильма Хичкока привлекла заметка в сан-францисской газете о стае ворон, атаковавших ягнят в той местности, где снимались Птицы. Он сразу же познакомился с фермером, хозяином несчастных животных.
В фильме содержится 370 кадров со спецэффектами. Финальный кадр состоит из 32 элементов, снятых раздельно.
Кадры фильма, фото со съемок: https://www.moviestillsdb.com/movies/the-birds-i56869; https://www.yo-video.net/fr/film/554a8571f85bdd1923db26b5/affiches-photos/; https://www.blu-ray.com/The-Birds/33795/#Screenshots; https://www.cineol.net/imagenes/pelicula/5556_Los-Pajaros.
На протяжении всего фильма Мелани одета в один и тот же зеленый костюм.
Автомобиль Мелани - «Aston Martin» DB2/4.
Транспортные средства, показанные в картине - http://www.imcdb.org/movie.php?id=56869.
Среди мрачных шуток Хичкока, которые он любил разыгрывать со своими коллегами, была кукла Типпи Хедрен в коробке, больше напоминавшей гроб; куклу эту он подарил дочери актрисы, которая в будущем тоже станет кинозвездой (Мелани Гриффит).
Хичкок лично посадил Хедрен на диету.
Кульминационная сцена, где птицы нападают на героиню Хедрен, снимали семь дней. Чтобы птицы не смогли улететь, их привязали к одежде актрисы длинными нейлоновыми нитями. Позже актриса заявила: «Это была худшая неделя в моей жизни».
Птица по-настоящему поранила лицо Типпи Хедрен в одной из сцен фильма.
Дублерша Типпи Хедрен подменяла ее в сцене, где Митч несет Мелани вниз по лестнице, потому что в то же самое время Типпи лежала в больнице из-за физического истощения, полученного при недельных съемках сцены, где на нее нападают птицы незадолго до финала картины.
Вначале Хантер придумал другую концовку фильма, диалоги для нее написал Харолд Михелсон. Этот вариант не был снят, хотя рассказ о нем можно найти в бонусах на DVD.
Первоначально финал хотели снимать на мосту «Золотые ворота» в Сан-Франциско, но на это не хватило бюджетных денег.
В фильме намеренно отсутствует обычный титр «Конец». Хичкок таким образом хотел произвести впечатление бесконечного ужаса.
Из фильма была вырезана сцена разговора между Мелани и Митчем, после того как Лидия Бреннер уехала на ферму Фосеттов. Отснятых материалов не сохранилось, остались лишь только страницы сценария и фотографии со съемочной площадки. Данные материалы можно найти на специальном DVD-издании.
Съемочный период: 22 марта - 1 июля 1962.
Бюджет: $2,500,000.
Премьера: 28 марта 1963 (Нью-Йорк).
Слоганы: «'It could be the most terrifying motion picture I have ever made!' - Alfred Hitchcock | '...and remember, the next scream you hear could be your own!'»; «Suspense and shock beyond anything you have seen or imagined!»; «Nothing You Have Ever Witnessed Before Has Prepared You for Such Sheer Stabbing Shock!»; «The Birds is coming!».
Обзор изданий картины: http://www.dvdbeaver.com/film4/blu-ray_reviews_58/the_birds_blu-ray.htm; https://www.blu-ray.com/The-Birds/33795/#Releases.
«Птицы» стали первым фильмом, вышедшим под логотипом «Universal Pictures», а не «Universal International».
При выходе из кинотеатра на лондонской премьере фильма зрители могли услышать громкий птичий гам из громкоговорителей, спрятанных на деревьях.
На лондонской премьере также присутствовали два фламинго, 50 красных кардиналов и скворцов, 6 пингвинов.
Типпи Хедрен отсутствует на известном постере фильма, где изображена вопящая от ужаса женщина. На постере - Джессика Тэнди.
Едва ли не самым известным фото Хичкока было то, где на его плече сидит ворон. Хотя снимок явно отсылал к «Птицам», самого ворона в фильме нет. Его купили уже после съемок у 12-летнего мальчишки, которому заплатили 10 долларов (тот не хотел продавать, пока ему не объяснили, для чего покупают птицу).
После того как фильм был показан по телеканалу «NBC» 6 января 1968 года, он стал самой рейтинговой картиной на телевидении на момент премьеры. Свой рекорд «Птицы» сохраняли до 1972 года, когда по телевидению была показана «История любви» (1970).
«Птицы» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v5727.
О картине на сайте Turner Classic Movies - http://www.tcm.turner.com/tcmdb/title/30594/The-Birds/.
«Птицы» в каталоге Американского института киноискусства - https://catalog.afi.com/Catalog/moviedetails/22975.
В 2016 году лента внесена в Национальный реестр фильмов США.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 95% на основе 55 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/1002448_birds).
На Metacritic «The Birds» получил 90 баллов из 100 на основе рецензий 15 критиков (https://www.metacritic.com/movie/the-birds).
Картина входит в рекордное число списков: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «100 лучших фильмов ужасов» по мнению деятелей жанра (Time Out) (24-е место); «501 Must See Movies»; «1000 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть» по версии газеты Guardian; «100 лучших фильмов ужасов» по версии сайта Best Horror Movies (37-е место); «500 лучших фильмов ужасов» по мнению пользователей сайта IMDb (14-е место); «100 лучших американских триллеров» по версии AFI (7-е место); «100 величайших фильмов ужасов» по версии Slant Magazine (24-е место); «Лучшие фильмы» по версии сайта They Shoot Pictures; «1000 лучших фильмов» по версии критиков The New York Times (рецензия - https://www.nytimes.com/1963/04/01/archives/screen-the-birdshitchcocks-feathered-fiends-are-chilling.html); «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева и другие.
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/the-birds-m100048926; https://www.imdb.com/title/tt0056869/externalreviews.
Углубленный анализ картины на Filmsite (англ.) - https://www.filmsite.org/bird.html.

СЮЖЕТ

Сан-Франциско. Мелани Дэниелс, элегантная молодая блондинка, дочь главного редактора влиятельной в городе газеты, часто становится героиней светской хроники из-за своей бурной и временами экстравагантной жизни. В магазинчике, торгующем птицами, она знакомится с молодым адвокатом Митчем Бреннером, который однажды видел ее в зале суда. Он делает вид, будто принимает ее за продавщицу, и Мелани, поверив его притворству, решает подыграть и ищет для него двух «Птиц любви» (неразлучников) - в подарок на день рождения его младшей сестре Кэти. Птиц в этот день нет в магазине. Мелани рассержена, но и заинтригована, и на следующий день возвращается в магазин и покупает птиц. Она приносит их в дом Митча, но узнает от соседа, что тот отправился на выходные в Бодега-Бэй, маленький порт в сотне км от города. Мелани едет туда и оставляет в пустом доме Митча клетку с птицами. Сидя во взятой напрокат моторной лодке, она издалека наблюдает за эффектом, который производит на Митча ее сюрприз, но вдруг пролетающая мимо чайка сильно ранит ее в лоб. Митч спешит на помощь к Мелани. Он знакомит ее со своей матерью и приглашает на ужин. Не желая признаваться, что она приехала в городок только ради него, Мелани снимает комнату у местной учительницы Энни Хейворт. У Энни когда-то был роман с Митчем, которого она по-прежнему любит: она утверждает, что их союзу помешала миссис Бреннер, недавно овдовевшая властная мать, которая боится одиночества. Мелани и Энни видят птицу, разбившуюся насмерть о входную дверь дома. На следующий день на вечеринке по случаю дня рождения Кэти Мелани и Митч, слегка повздорившие перед этим, примиряются. Мелани рассказывает Митчу, что ее мать ушла от отца, когда Мелани было 11. Неожиданно играющих детей атакует стая птиц. Одна девочка ранена; многие дети прячутся в доме. В тот же вечер сотни рассвирепевших воробьев врываются через камин в дом Бреннеров и накидываются на Митча, его мать, Кэти и Мелани. Наутро миссис Бреннер отправляется к соседу-фермеру и с ужасом обнаруживает его труп с выклеванными глазами. Она даже не в силах кричать и возвращается домой в глубоком шоке. Мелани помогает миссис Бреннер прийти в себя, и та, волнуясь за Кэти, просит ее заехать в школу. Мелани выполняет просьбу и садится на скамейку в школьном дворе, ожидая, когда закончатся уроки. Мелани замечает, как десятки воронов усаживаются на портике здания, очевидно, поджидая детей на выходе. Мелани предупреждает Энни, и та объявляет детям учебную пожарную тревогу. Выбежав из школы, дети бегут от воронов, а птицы преследуют их и яростно бьют по затылкам и лицам. Мелани, Кэти и еще одна девочка прячутся в машине. Из главного кафе городка Мелани звонит отцу и рассказывает, что происходит. Пожилая женщина, специалистка по орнитологии, громко говорит, что не верит в агрессивное поведение птиц. Некий моряк утверждает, что чайки искромсали его лодку. Случайный пьянчужка кричит, что пришел конец света. На соседней площади служащего заправочной станции, заполняющего автомобильный бак бензином, атакуют птицы; бензин выливается на шоссе. Неподалеку некий автомобилист кидает на землю спичку - и немедленно вспыхивает вместе с машиной. Разгорается пожар. Чайки спускаются на город, словно решив взять его штурмом. Мелани скрывается в телефонной кабине, о стеклянные стенки которой яростно бьются птицы. Митч отводит Мелани в кафе, где некая перепуганная мать обвиняет ее во всех случившихся несчастьях. Митч и Мелани отправляются в школу за Кэти: перед входной дверью они видят труп Энни. Кэти в слезах объясняет, что учительница пожертвовала жизнью ради ее спасения. Вечером Митч плотно законопачивает все отверстия в доме. Укрывшись в четырех стенах, вся семья в ужасе слушает гвалт, поднятый птицами снаружи. 1-я атака отбита: птицам не удается проникнуть в дом, поскольку Митч смог закрыть створку, через которую они пытались прорваться (при этом чайки разодрали ему клювами руку), и в доме воцаряется шаткое спокойствие. Пока все обитатели дремлют, Мелани поднимается на чердак и обнаруживает в крыше дыру. Птицы, проникшие на чердак, в бешенстве набрасываются на нее, проявляя невероятную свирепость. Митч с матерью вытаскивают Мелани из комнаты, но ей нужна срочная медицинская помощь в больнице. Пользуясь передышкой, всегда наступающей в перерыве между атаками, Митч осторожно выводит машину из гаража и увозит Мелани, свою мать и сестру подальше от дома, на котором сидят птицы. (Жак Лурселль)

Фильм, ставший классикой в своем жанре, рассказывает историю необъяснимого нападения стаи птиц на жителей маленького городка. Понятие "саспенс" Хичкок умел воплощать мастерски, от его фильмов у зрителя возникает томительное ощущение нарастающей тревоги, подсознательного страха. Одним словом - основоположник. Следующий после "Психоза" фильм Хичкока стал еще одним основополагающим добавлением к жанру ужасов и еще более раскрыл темные одержимости мастера. Действие фильма, поставленного по мотивам рассказа Дафни Ду Морье, разворачивается в Бодега-Бэй и отслеживает жизнь скучающей, испорченной светской дамы Мелани Дэниелс (Типпи Хедрен), заинтересовавшейся в романтическом плане красавцем-юристом Митчем Бреннером (Род Тейлор). Со временем вырисовывается напряжение между Мелани, школьной учительницей Энни Хейворт, бывшей подружкой Митча (Сюзанн Плешетт) и доминирующей матерью Митча (Джессика Тэнди). Эмоциональное взаимодействие между персонажами прерывается (и отражается в) внезапным и необъяснимым нападением тысяч птиц в этом районе. Восхваляемый как один из шедевров Хичкока и критикуемый другими, фильм "Птицы" определенно является одной из наиболее сложных и интереснейших работ режиссера. О нем были уже написаны тома; каждый автор разбирал фильм сцену за сценой для того, чтобы доказать свою конкретную теорию - по большей части психоаналитического характера. Как бы то ни было, даже те зрители, которым надоедало следить за медленно нагнетающимся саспенсом с некоторыми провалами в драматургии, не могли отрицать ужасающей мощи многих завораживающих образов картины: кадр снятый как бы глазом птицы и охватывающий Бодега-Бэй; птицы, медленно собирающиеся на детской площадке; нападение на детский день рождения; Мелани, попавшая в ловушку на чердаке; и последний двусмысленный кадр, в котором потерпевшие поражение люди покидают Бодега-Бэй, а тысячи празднующих победу птиц наблюдают за ними с земли... (М. Иванов)

Экзистенциальный триллер. Молодая, красивая и обеспеченная Мелани Дэниелс из Сан-Франциско, заинтересовавшись встреченным ею в зоомагазине Митчем Бреннером, приезжает в изолированную местность Бодега-Бэй в Северной Калифорнии, где так же одиноко и разобщенно живет семья Митча - его мать-вдова, малолетняя сестра Кэти и, вдобавок, бывшая невеста Энни Хейворт. Вскоре Мелани становится свидетельницей странного и необъяснимого нападения птиц на людей. Третье обращение (после давних лент «Таверна «Ямайка» и «Ребекка») к произведениям британской писательницы Дафны Дю Морье дало в результате один из самых захватывающих фильмов Альфреда Хичкока. Режиссер не утруждает себя объяснениями: почему птицы с такой яростью атакуют ничего им не сделавших обитателей пустынного морского побережья. Собственно говоря, житейское или научное оправдание не имеет ровно никакого значения. Хичкоку птицы нужны не только для того, чтобы создать атмосферу страха на экране, воспроизвести пугающее, вводящее в трепет, нервное по ощущениям действие. Комбинированные кадры, возможно, сделаны не очень чисто и совершенно с сегодняшней точки зрения, но даже спустя много лет после просмотра остается некое предубеждение против пернатых созданий: и порой инстинктивно шарахаешься в сторону, когда кто-то из них неожиданно пикирует мимо тебя. Птицы - это типичный хичкоковский метафорический образ неведомого зла, непостижимого рока, который преследует людей. Есть какая-то ассоциативная, неразгадываемая взаимосвязь между страшной отчужденностью героев и их беззащитностью перед этими «летающими монстрами». Рискуя упростить многое, можно было бы так перефразировать известное выражение: «Одиночество и нетерпимость разума порождают птиц». Моралист Альфред Хичкок, трансформируя излюбленную триаду «невинный-виновный-преступление», воочию представляет на экране злые помыслы и желания людей - словно будучи извлеченными из них, оказались материализованными не в виде тех или иных поступков, а были перенесены в данном случае на птиц и уже в качестве наказания возвращены своим истинным носителям. То есть типичная идея «обмена преступлениями» или же каким-либо злом, которая питала многие другие произведения этого постановщика, воплощена в картине «Птицы» на более тонком, иносказательном, можно предположить, уже философско-библейском, апокалиптическом уровне - «аз отмщение воздам». И грядет Судия! Мы как-то забываем, что Хичкок, воспитывавшийся в иезуитском колледже, на всю жизнь остался пуританином в широком смысле этого слова и человеком если не религиозным, то, несомненно, чтящим христианские заповеди. Вот и его «Птицы» - как предостерегающий ответ на безумие зла в «Психозе», самом кассовом фильме своеобразного «маэстро преступления и наказания». Оценка: 9 из 10. (Сергей Кудрявцев)

Познакомившись в птичьем магазине с юристом Митчем, дочь газетного магната Мелани Дэниелс обещает ему привезти пару неразлучников (отряд попугаев), которых он хотел подарить младшей сестре на день рождение. Выполняя уговор, Мелани отправляется в прибрежный городок Бодега-Бэй. Передав неразлучников, и познакомившись с семьей Митча, девушка решает не возвращаться в родной Сан-Франциско, а провести уик-энд с новым знакомым. Она становится свидетелем загадочной агрессии со стороны птиц. Десятки, сотни, тысячи пернатых начинают терроризировать город, нападая и убивая всех, кто окажется на их пути. Как и в большинстве фильмов Хичкока, сюжетная канва «Птиц» незатейлива и проста. При желании краткое содержание ленты можно уложить в одно предложение, очертив при этом главные темы и мотивы. Принципиальное отличие фильма в другом - обычно, под занавес всего представления, режиссер давал логичные и правдивые объяснения всему, что происходило до этого. Чаще всего решение предложенной детективной задачки оказывалось неожиданным, а иногда и шокирующим (пресловутый «макгаффин»). В «Птицах» Хичкок отступает от этого правила, оставляя за зрителем право последней интерпретации, вывода, окончательного ответа. Более того, не только в фильме, но и в многочисленных интервью режиссер так и не ответил на главный вопрос - чем именно было вызвано такое поведение птиц? Поначалу, в подобном жесте можно усмотреть едва ли не высокомерие и своеобразную авторскую брезгливость (я, мол, свое дело сделал, а вы разбирайтесь). Но дело, очевидно, в другом. Хичкока изначально не интересовал этот аспект загадочных происшествий в Бодега-Бэй. Режиссер сконцентрировал свое внимание на атмосфере иррационального страха, причиной которого стали обычно безобидные галки, вороны, голуби и т.д. Без лишнего психологизма (в конечном счете, и Митч и Мелани не более чем «шестеренки», запустившие общий «механизм» картины) Хичкок предлагает зрителю ряд занятных кино-аттракционов, задача которых - испугать, встревожить, заставить нервничать и сопереживать, что ему с блеском и удается. Режиссерские приемы (а их у Хичкока было немало) действуют безотказно, по сути, не оставляя нам шансов на безучастное восприятие происходящего на экране. В агрессии птиц видели отмщение матушки-природы, предзнаменование надвигающегося апокалипсиса, проводили параллели с геополитической обстановкой в мире («Холодная война» между США и СССР), кто-то находил в этом олицетворение человеческой отчужденности и недоверия. Все эти предположения имеют право на существование. Очарование «Птиц», если отвлечься от сюжетной канвы, в этом и состоит. Поле для всевозможных интерпретаций как никогда широко и бескрайне. Альфред Хичкок предложил универсальную метафору алогичного, беспричинного зла, показав все бессилие и слабость человека в предлагаемых условиях. Скрыться, убежать - единственное, на что способны герои. Равное противостояние тут невозможно a priori. По крайней мере, с точки зрения режиссера. Умелое сочетание саспенса с интересным и неоднозначным подтекстом сразу выдвинули «Птиц» в число лучших картин Маэстро. Оспорить это сложно и 43 года спустя. (Станислав Никулин, «Киномания»)

В золотой клетке. «...а потом бегите как можно быстрее» «крик чаек». Дафне Дю Морье фильм не понравился. Ее короткий захватывающий рассказ о разбушевавшихся птицах-убийцах растянули на 2 часа экранного времени, добавили ироничных и драматичных сцен. Нет, птиц, конечно, оставили, только их зверства оказались на втором плане, став пернатым аккомпанементом в симфонии саспенса. Зная любовь Хичкока к морализаторству, можно было ожидать, что взбалмошная кокетка Мелани Дэниелс долго в фильме не протянет. Однако история о поездке Мелани в глухую деревню Бодега-Бэй вслед за красавцем Митчем заканчивается вовсе не так плачевно, как в случае с Мэрион Крэйн («Психо»). Вновь сюжет закручивается на отношениях матери и сына, Эдиповом комплексе и сверхзаботе. Если говорить о том, что символизируют жестокие птицы, то важно отметить, на каких жертвах этих тварей камера акцентирует внимание. Целых два раза это дети, бывшая невеста Митча и сама Мелани. Конечно, в сцене на бензоколонке досталось всем, независимо от пола и возраста, но важно, что мать главного героя - Митча в суматохе страшных дней отделалась лишь тяжелым испугом. Учитывая все это, можно принять буйство птиц за безумство материнской любви, превратившейся в трагедию. Режиссер достаточно много времени уделяет передаче ощущения противоестественности ожесточения птиц. Об этом твердит и шериф полиции, и старушка Орнитология - моя жизнь. Самые мирные создания природы - а Хичкок намеренно отказался от использования хищных птиц (кроме чаек) - олицетворяющие ее гармонию, не могут превратиться в кровавых истребителей рода человеческого. Это не умещается в голове. Также как не умещается мать, любящая своего ребенка, для которого эта любовь становится невыносимой каторгой, разрушающей всю его жизнь. Возможности техниколора, как и в «Головокружении», здесь использованы Хичкоком на полную катушку. Фоном каждой сцены служат красочные, даже пестрые декорации, чего стоят только морские пейзажи или финальный рассвет, а обстановка помещений неизменно богата на всякие цветастые мелочи. Интересно то, что раньше задний план был лишь немым свидетелем движения сюжета, но здесь он обрел голос. Теперь все содержание кадра ожило и стало полноправным участником событий. Конфликт идей и характеров будто вылился во внешний мир и наделил его адской яростью. Наряду с «Психо» эта лента Хичкока - один из совершенных образцов нагнетания атмосферы тревоги и создания ощущения захватывающего, гипнотизирующего страха. Режиссер верен своему творческому кредо: ужас не имеет метафизическую природу, он не возникает из потусторонних миров, ибо скучная действительность уже несет в себе самый жуткий кошмар. Как приятный молодой человек оказывается сонмищем жестокости, так и обычные птицы становятся источником смерти. В каждой сцене Хичкок, будучи мастером своего дела, точно знает, как заставить зрителя трепетать. Он направленно усиливает зловещую мелодию образов, как в сцене ожидания Мелани возле школы, специально продлевая беззвучное ожидание и завязывая нервы в узел. Излюбленный прием автора - это олицетворение неодушевленных предметов и наделение их эмоциями героев. Так в эпизоде, когда мать убегает, увидев мертвого соседа, из его дома и садится в машину, мотор вдруг начинает реветь, будто все нутро женщины одержимо судорогой ужаса. Интересно, что в фильме нет музыки, а для триллера это дело чрезвычайно редкое. Однако звук остается на верной службе саспенса. В кульминационных сценах незаметно возникает тихий монотонный гул, который не осознается, но влияет на психическое равновесие, поэтому визуальный ряд проникается сильнейшим напряжением. И, безусловно, крики птиц резкие, режущие слух. И здесь не обошлось без неожиданной находки. В эпизоде, когда Мелани прячется в телефонной будке, она кричит, но мы этого крика не слышим, однако видим ее искаженное страхом лицо, и это невольно заставляет нашу фантазию работать. Звук (крик ужаса), возникающий в голове каждого зрителя, обладает гораздо более действенным эффектом. Первым фильмом в жанре зомби-муви считается картина Джорджа Ромеро «Ночь живых мертвецов», однако ключевые художественные и образные построения такого рода кино появились пятью годами ранее как раз в этой ленте Хичкока. Ведь здесь есть все жанровые элементы: живые существа обретают необыкновенную враждебность и кидаются на людей, в свою очередь люди бегут от них с бешеными глазами, собираются вместе в закрытых помещениях и отчаянно обороняются, в то время как кровожадные твари напирают с неимоверной силой. И даже настроение под стать - обреченность со слабой надеждой на спасение. (Михаил Тарасов, «25-й кадр»)

Есть несколько гипотез происхождения птиц. По одной менее романтичной птицы произошли от археоптерикса - какой-то таинственной первоптицы из учебника по биологии. Она жила во времена динозавров, была не крупнее сороки и судя по рисунку обитала сначала на дереве, а потом в камне в какой-то сумеречной вычурной позе. От нее, верно, ничего и не осталось кроме отпечатка, который нам выдают за археоптерикса. Такие вот странности эволюционного процесса: от порхающих стаек первоптиц, ворующих ложки и зеркальца остался лишь отпечаток в камне, фактически: знак. Так биология становится родом семиотики. А археоптерикс, вот забавно, становится значением знака, изображающего археоптерикса. Наверно из учебника палеонтологии получился бы отличный букварь. С другой стороны, от нас даже и такого не останется. Надеюсь. Другая, более романтичная гипотеза, выводит птиц прямиком от динозавров. Мол, мельчали ящеры, мельчали и вот домельчались. В зареве глобального исчезновения погибли только крупные особи, а мелкие незамеченными прожили до сих пор в виде птиц, маленьким проще затеряться в толпе и выжить. Тока-де академическим ученым невдомек понять эту простую мысль, несмотря даже на то, что кто-то когда-то нашел совсем еретический знак в земле - останки теплокровного динозавра (возможно еще теплые). Всем давно известно, что животный мир распадается сверьху вниз на несколько кругов по степени приближенности к царственной особе. Самые близкие круги ограничены пойкилотермностью - той самой теплокровностью, которая - вот дела - возносит птиц и млекопитов на какие-то недосягаемые высоты, пропасть между холодной кровью и теплой непроходима как пропасть между английскими королями и гонконгскими официантками. Между тем, по романтической гипотезе, скелеты птиц до смешного похожи на скелеты динозавров. И вот еще, до смешного похожи на скелеты крокодилов, которых, однако за внешний вид (который обычно в классификации ценится значительно меньше) определили в рептилии, они же пресмыкающиеся. С тех пор крокодилы пресмыкаются, ползают на брюхе и рожают в муках. А еще у них языка. Они немы. Собственно, определили по простой причине идеологического характера, чтобы локализовать в одном классе большую часть будущих киномонстров. Аллигаторы, анаконды, парки юрского периода, всяческие лохнессы одним изящным росчерком пера оказались в единой таксономической единице. Тогда как птицы, которые по строению скелета так близки крокодилам и динозаврам оказались совершенно в другой, потому что и вид у них презентабельный, и кровь теплая, ну и наконец самое главное, даже христианский бог не гнушался являться в виде птицы. Тогда как христианский диавол не гнушался являться в виде змея. Вот и простая дихотомия - женщина-змея-диавол, мужчина-птица-бог. Логично, что зло должна нести женщина. А если она принесет зло в виде птицы? Посмотрите на птиц - они не сеют и не жмут, вас отец небесный питает их. Не таков был Хичкок чтобы идти на поводу у таксидермистов. Сделать монстра из нильского крокодила или боа-констриктора большого ума было не надо. Вот Хичкок и шел другим путем - супротив законов биологии. Он сделал монстрами птиц. А так как ясно было, что из этой бездумной орущей оравы монстр так себе, он филигранно зарифмовал пташек в любовную историю, превратив из реальной угрозы в угрозу какую-то поэтическую и иносказательную. Ведь, он, столь влюбленный в кино, не перенес бы кабы зрителям пришлось на протяжении одного фильма смотреть одну только любовь. Кино - кусок пирога, и зрителю должно быть интересно. Так любовь помогла сделать киноисторию интересней. В фильме есть момент, когда какая-то женщина в истерике упрекает Мелани Дэниелс в том, что птицы напали на город после ее приезда. Получив суровую и вескую пощечину, женщина приходит в себя и понимает, что была не права. Между тем, Мелани (совершенный прототип Пэрис Хилтон, кстате) весь фильм так нагло и часто врет напропалую, что даже ее пощечине я бы не стал верить. Почему? Потому что коли воспринимать фильм "Птицы" не как фильм, а как некую реальную историю, то получается, что именно Мелани, которая по сценарию (велению судьбы) поехала с парочкой неразлучников в Бодего-бэй за смазливым незнакомцем, выбрала этот город для атаки птиц. Не существуй этой истории, не было бы и Бодего-бэя, или назови они в истории город по-иному, насели его иными персонажами и наш, невоплотившийся, Бодего-бэй не подвергся бы нападению. А тут можно вернуться к истории с женщиной, принесшей зло в виде птицы. Характерно, что в конце птицы делают попытку заклевать Мелани, но Митч, который по фильму хозяин семьи, надежа, опора, а, следовательно, заместитель бога на земле, вытаскивает ее из лап птичек божьих. Хотя казалось бы - дай заклевать, и все само закончится. Аннет - любовь (которая всегда права и все такое) и всепрощение (ага! христианская иллюзия). Герои бегут прочь в винтажном автомобиле, а мне вдруг вспомнилась реплика из книги Берроуза "Западные земли" про то, что в средние века чума всегда начиналась одинаково - грязный, оборванный мальчишка жадно пил воду из городского источника, а после исчезал. Открытый финал фильма можно понять двояко - с одной стороны см. выше - любовь всегда права, любовь исцеляет и любовь - морковь. С другой - попугайчики убежали вместе с ними, и кто знает не продолжат ли они ходить по рукам и губить людей, как и "Телохранитель"? Почему еще можно обвинить Мелани в использовании примитивной магии? Потому что птицы ей на каждом шагу помогают. Сначала помогают познакомиться, потом своими атаками помогают остаться в доме и втереться в доверие к матери Митча. Наконец они заклевывают ее возможную соперницу. В финальной сцене все дышит миром и ладаном - птицы позволяют им уехать, а открытая улыбка матери Митча показывает, что она позволяет ей забрать своего сына. Путешествие не прошло даром, нападение монстров принесло понимание и примирение. А вот и финальный вопрос - так были ли птицы монстрами? Ну или по-другому: а реально ли вообще сделать монстров из этих зверушек, чье само поведение так же далеко от монструазности, как и от любого намека на осмысленность. пысы - хотелось бы в завершении отметить, что нет ничего более бессмысленного чем комментировать вещь в себе. Фильмам Хичкока свойственна одна противная:) особенность - они настолько совершенны, прекрасны, прозрачны и замкнуты в себе, что вытягивать из них что-то - адская мука. Лучший способ понять и оценить "Птиц" - это посмотреть их. Все остальное, в том числе и читка этого вот текстика - пустая трата времени. пысыпысы - у меня в детстве жила дома ворона на излечении. Кажется, ей кто-то подрезал крылья, а потом ее чуть не заклевали дрозды. Сердобольные родственники взяли ее на медицинские процедуры, а после она оказалась почему-то у нас. К весне крылья у вороны отросли и ее отвезли на дачу, где и выпустили в природу. Жалко, что мы взаимно опасались друг друга и она так меня ни разу и не клюнула. Оценка: 5/5. (Алексей Нгоо, «Экранка»)

Альфред Хичкок, разумеется, не удовлетворился интригой, возникшей от многозначительного и раззадоривающего рекламного плаката, на котором предстал лично - с сидящим на плече вороном. Словно предвидя замешательство публики (не помешавшее солидному успеху, и прокатная плата в размере $5,09 млн. вдвое превысила производственный бюджет), прославленный режиссер решил лично предуведомить сеанс вступительным словом, заверив, что и для него произошедшее осталось загадкой - и что каждый волен высказывать собственные домыслы... Проблема в том, что в основной массе зрители, как прекрасно понимал сэр Альфред, вряд ли продвинутся в построении обоснованных предположений дальше, чем посетители местного бара-ресторана, где Мелани пытается обратить внимание жителей на настораживающие, крайне странные инциденты. Обыватели упрямо не верят фактам, не укладывающимся в привычные представления, в конечном итоге заставив усомниться в пережитом (!) и рыболова, накануне подвергнувшегося нападению чаек. Кто-то надеется спешно покинуть городок, оградив детей от пугающих слухов. В разговор вмешивается миссис Банди - невозмутимая престарелая женщина-орнитолог, придерживающаяся умеренно-скептических, как и положено ученому, взглядов и искренне любящая предмет своих долголетних исследований, которая, даже признав наличие феномена, не в состоянии дать вразумительное объяснение. Не менее показательно, что никто не воспринимает всерьез возгласы добродушного пропойцы, в промежутках между опрокидыванием рюмок со спиртным цитирующего Откровение Иоанна Богослова, вещая о скором конце света. Тем более нашлось не много желающих поддержать женщину, мать двоих маленьких детей, в сердцах обвинившую в разыгравшейся трагедии персонально мисс Дэниелс, якобы принесшую беду с собой... Таким образом, основные гипотезы экологического, антропогенного, религиозно-эсхатологического, психологического (точнее, фрейдистского) толка озвучены самими кинематографистами, да и для более смелых, но тоже небезынтересных - наличествуют все предпосылки. Так, советский киновед Ромил Соболев упоминал1 о попытках интерпретировать образы агрессивных пернатых неофрейдистски - материализацией латентных страхов американцев, для которых любое нападение с воздуха ассоциируется с угрозой ядерного удара. И, как минимум, некоторые планы пикирующих ворон и чаек действительно похожи на атаку тысяч ракет, какой ее представляли в наглядно-пропагандистских материалах. Тем более есть все необходимое у критиков и прочих киноманов, которым достаточно вспомнить о знаменитом эпизоде «охоты» небольшого самолета на Роджера (в триллере «К северу через северо-запад», 1959) и, главное, отметить композиционную перекличку «Птиц» со зловещим «Психо» (1960) - перекличку несомненную и намеренную, можно не сомневаться. Ведь стоит задуматься, и провинность Мелани и Митча, нисколько не смущающихся видом десятков запертых в клетках безвинных Божьих тварей и преподносящих в подарок девочке неразлучников, покажется по-своему не менее серьезной, чем у воровки Мэрион Крэйн (кстати, фамилия означает 'журавль' или 'цапля'). Возмездие же видится чрезмерным лишь с человеческой точки зрения: кто возьмет на себя смелость говорить за потусторонние, запредельные силы?! Быть может, «ответные» заточения в телефонной будке, в салоне автомобиля и в помещениях являются как раз заслуженной и закономерной расплатой?.. Между прочим, явно неслучайное обилие чучел пернатых в мотеле Нормана Бейтса ставит под сомнение красивую историю2 о том, что замысел родился у Альфреда Хичкока под впечатлением от случая массового налета на прохожих и дома стай буревестников, имевшего место в Капитоле, штат Калифорния якобы из-за отравления моллюсков. Куда интереснее, что первоначально одноименный рассказ Дафны Дю Морье, написанный в 1952-м, был предложен для адаптации (с переносом действия из Великобритании в США) тому же Джозефу Стефано и что лишь после его отказа к работе был привлечен Эван Хантер, признанный мастер литературного детектива. К слову, «Птицы» внушают едва ли не больший трепет, чем «Психо», оставляя в глубоком смятении открытым финалом, подозрительно напоминающим затишье перед очередной, уже глобальной бурей, ибо давно замечено: ничто не пугает так, как неизвестное. Особенно - если неизведанным вдруг оборачивается то, что хорошо знакомо, по-будничному привычно. Кружащие в воздухе или облепляющие школьный двор особи заражают непередаваемым чувством тревоги. Причем Хичкок оказался в числе немногих мастеров (даже мастеров!), принявших знаменитый вызов Луиса Бунюэля, который утверждал, что по-настоящему высокий уровень режиссуры проявляется в фильмах без музыки. Не считая эпизода хорового пения и исполнения Мелани отрывка из «Двух арабесок» Клода Дебюсси, в саундтреке содержатся лишь диалоги и шумы, а акустическим фоном служит обработанный на электроаппаратуре гул пернатых, постепенно звучащий все более угрожающе. Но главное, повторимся, в том, что хитроумный режиссер сознательно увел доверчивую аудиторию не только от ответа, но даже - от самой возможности верной постановки вопроса. Упомянутый выше рекламный плакат может послужить косвенной (и, естественно, исполненной иронии) подсказкой, порождая такие ли уж произвольные ассоциации с пока запрещенным шедевром Анри-Жоржа Клузо3. Над жителями свершается тот же суд, что и над обывателями из заштатного французского городка, получающими анонимки от безликого «Ворона», - только на сей раз карающая сила априори непознаваема и, как следствие, всемогуща. Загадочный инцидент - не бунт природы против людей, во всяком случае по существу, а не по форме. Ни, более конкретно, живой природы, ни, более общо, природы в целом - сложившегося положения вещей. Но только если... само это понятие («природа») ограничивать рамками устоявшейся материалистической парадигмы. Миссис Банди справедливо заметила, что маленький мозг не позволяет сбиваться в стаи представителям разных видов птиц, но стоит лишь допустить существование высшего разума4 - и наличия в событиях смысла, пусть недоступного слабому человеческому интеллекту, отрицать просто глупо. У каждого есть «скелет в шкафу» - не христианский первородный грех, а совершаемые по собственной воле проступки. Однако, раз за разом говоря о порочности людской натуры, Хичкок отказывается от безапелляционного обличения, великодушно оставляя нам надежду на искупление. Искать доказательства вины - долг прокурора. А режиссер, как художник, ограничивается тонкими намеками, заостряя внимание на выразительных деталях, позволяющих догадываться, например, о сладострастии, самодовольстве и склонности к патологической лжи Мелани или о гордыне (на грани эдипова комплекса!) миссис Лидии. Да и потенциальное (допущенное в мыслях или чувствах) преступление все же является преступлением. Птицы - чем не образ Страшного суда?! Авторская оценка: 10/10.
1 - Голливуд. 60-е годы. - М.: Искусство, 1975. - Стр. 24. 2 - Написанную (сочиненную в рекламных целях?) Уолли Трэйбингом, журналистом газеты Santa Cruz Sentinel, в номере 18 от 21-го августа 1961-го. 3 - Он, помнится, непредумышленно перебежал дорогу маститому коллеге, приобретя права на экранизацию романа «Та, которой не стало» Пьера Буало и Тома Нарсежака. 4 - Благо что ныне это допускают не только религии и идеалистические философские учения: достаточно вспомнить образ могущественных мыслящих субстанций у Станислава Лема, братьев Стругацких и иных фантастов. (Евгений Нефедов)

С 1954 («Окно во двор») по 1963, меньше чем за 10 лет, Хичкок выпустил совершенно уникальную в истории кино череду из 9 шедевров, и каждый раскрывает его мир под новым углом и досконально исследует одну или несколько фундаментальных возможностей кинематографа. За исключением довольно проходного фильма «Поймать вора» (1955) и «Неприятностей с Гарри», абсолютного шедевра, но предназначенного для избранной публики, фильмы, входящие в эту серию, универсальны и понятны каждому зрителю. «Птицы» - последний из них, и эту картину можно рассматривать как завещание режиссера и завершение его формальных экспериментов. Тема этого фильма, явно или скрыто присутствующая в большинстве фильмов Хичкока, - ужас. Психологический ужас перед одиночеством и заброшенностью (в основном от него страдает мать героя, но также и многие другие действующие лица); духовный ужас перед бессмысленностью и пустотой человеческой жизни, которую приходится заполнять, выдумывая для себя роль или линию поведения (персонаж Мелани Дэниелс); наконец - и главным образом - метафизический ужас перед возможным существованием вселенского разума или некоей силы, которая будет судить наши поступки. Этот последний страх перекрывает все прочие и материализуется в высшей степени зрелищным и загадочным образом в виде агрессивного нашествия птиц. Сценарист Эван Хантер (он же Эд МакБейн) выказывал недовольство тем, как обошелся со сценарием Хичкок, публично критиковавший некоторые его «слабости». (В рассказе Дафны Дю Морье атаку птиц переживала всего 1 семья корнуоллских крестьян без каких-либо индивидуальных проблем. Хичкок перенес действие в Бодега-Бэй - деревушку, которую он заметил, снимая неподалеку в Санта-Розе «Тень сомнения». Чтобы расширить сюжет, он попросил сценариста придумать совершенно новых персонажей и новые события.) Это взаимное недовольство очень удивляет, поскольку в сюжете заложено немало навязчивых идей Хичкока: с другой стороны, в техническом плане мастерство фильма граничит с чудом. Фильму пошло на пользу то, что частные проблемы Мелани и Бреннеров, раскрытые в рамках крайне тонкой и умелой конструкции, придающей персонажам ровно столько объема, сколько необходимо, кажутся слегка смехотворными при столкновении с трагическим - и важнейшим - сюжетным поворотом: нашествием птиц. Хичкок заверял сценариста, что любые его фантазии будут реализованы технически - так оно и вышло. Подготовка к съемкам была одной из самых долгих, самых тщательных и самых дорогостоящих за всю карьеру Хичкока, который на этот раз окружил себя самыми драгоценными сотрудниками; в их числе были: его привычный оператор Роберт Беркс, Лоуренс Э. Хэмптон (работавший с ним на «39 ступенях», и «Леди исчезает») и Аб Айверкс, неизменный сотрудник Уолта Диснея, которым была поручена разработка фотографических эффектов на различных стадиях постановки; знаменитый дрессировщик Рэй Бервик, работавший над телесериалом о Лесси и фильмом «Любитель птиц из Алькатраса» (Джон Франкенхаймер, 1962), нанятый после отказа от идеи использовать в большинстве сцен механических птиц. 400 из 1500 планов фильма потребовали оптических спецэффектов (рекордный показатель для своего времени). Актеры (и в особенности Типпи Хедрен) отдавали себя без остатка, лишь бы фильм достиг той пугающей реалистичности, которой добивался режиссер. Сцена с чердаком, занимающая около 2 мин экранного времени, потребовала недели съемок, и лишь в последний момент Хедрен предупредили, что ей придется столкнуться с живыми птицами. Как пишет Дональд Спото (см. Библиографию), «Типпи Хедрен каждый день сажали в специальную клетку с отверстием для камеры. Двое мужчин в перчатках, защищавших их руки до самых плеч, открывали огромные ящики, доставали оттуда чаек и швыряли их, час за часом, в лицо молодой актрисе. Камера снимала, как она обороняется от птиц - это было ее основным занятием в течение этого времени, которое она назвала "худшей неделей в моей жизни"... Типпи Хедрен рассказывает, что представители гуманитарной организации следили за тем, чтобы ни одна птица не пострадала на съемках. "Ровно в 5 часов, - вспоминает она, - один из них кричал: 'Достаточно! Птицы устали!'"... В конце сцены на чердаке Мелани лежит на полу под ударами птичьих клювов. Для этой сцены ноги, руки и бюст Типпи Хедрен обмотали эластичными лентами, к которым прикрепили нейлоновые нити. К этим нитям привязали птиц, чтобы те не могли улететь. Периодически в одежду актрисы подкладывали пузырек с краской цвета крови, и камера включалась вновь... Птиц бросали ей в лицо и привязывали к телу. "В итоге, - говорит она, - одна из чаек очень удобно устроилась на моем веке и глубоко порезала меня. Слава богу, она чуть-чуть промахнулась мимо глаза. Со мной случилась истерика"... Съемки остановили на неделю; все это время Хедрен была под наблюдением врачей». Вот вывод, который делает Спото: «Насколько я могу судить, ни один актер не выдерживал подобных испытаний ради кино». После выхода фильма на экраны критика приняла его сдержанно. Некоторые сожалели, что в фильме отсутствует рациональное объяснение поведения птиц (сам Хичкок объяснял, что причиной подобных реакций у птиц было, несомненно, бешенство; пресса сообщала о нескольких подобных случаях в окрестностях Лос-Анджелеса, что и подсказало ему идею фильма). Но разве нельзя не заметить, что необъяснимость их поведения - неотъемлемый элемент фильма, что тем самым режиссер говорит о неспособности человечества смириться с жестокостью природы, всеобщим хаосом и непониманием смысла вселенной? Апокалипсис, Страшный суд (гипотеза, поддержанная Хичкоком в его интервью Питеру Богдановичу «Кинематограф Альфреда Хичкока» [The Cinema of Alfred Hitchcock, Museum of Modern Art, 1963]), библейская казнь, которой подвергает человека гневный и мстительный бог - все толкования происходящего должны оставаться открытыми и при этом как можно больше запутывать зрителя, чтобы все нравственные и метафизические вопросы, поднятые в десятках предыдущих фильмов Хичкока, смогли вновь подняться на поверхность и вновь блеснуть с небывало ощутимой и впечатляющей силой. Завещанием Хичкока становится также и кропотливо выстроенная в этом фильме реалистическая атмосфера сна, реализм кошмара в стиле Дельво[1] - черта, характерная для последнего периода режиссера и, в меньшей степени, для всего его творчества.
1 - Поль Дельво (1897-1994) - бельгийский художник-сюрреалист.
Библиография: увлекательное и очень длинное описание процесса создания и съемок фильма в исследовании Кайла Б. Каунтса «Кинофантастика» (Kyle В. Counts, Cinefantastique, Illinois, vol. 16, № 2, 1980). См. также две книги Дональда Спото (Donald Spoto): «Искусство Альфреда Хичкока» (The Art of Alfred Hitchcock, New York, Hopkinson and Blake, 1976) и «Темная сторона гения: Жизнь Альфреда Хичкока» (The Dark Side of Genius: The Life of Alfred Hitchcock, New York, Ballantine Books, 1984). Съемочный период, которому предшествовали долгие месяцы подготовки, продлился полгода (из них 2 месяца - на натуре). Монтажно-тонировочный период длился год. Крупные суммы были вложены в производство механических птиц, от которых в результате пришлось отказаться (лишь несколько штук задействовано в картине). Одни 3-дневные пробы Типпи Хедрен стоили 25,000 долларов: чтобы подавать ей реплики, был специально нанят актер Мартин Болсам (не занятый в фильме). Одной этой детали достаточно, чтобы подчеркнуть перфекционизм Хичкока и всей голливудской системы. От сложностей во время съемок страдали не только актеры. Бывали дни, когда 12-13 членов съемочной группы попадали в больницу с укусами и царапинами. (Жак Лурселль. «Авторская энциклопедия фильмов», 1992)

Железная «птица» в «На север через северо-запад», чучела птиц в «Психо» и, наконец, заполонившие небо стаи в «Птицах» - «птичья» трилогия Хичкока, или же трилогия о Матери. Одна - контролирующая, другая - захватившая личность сына, третья - «боящаяся»: остаться одна или потерять сына - настолько, что это кажется делает невозможной физическую близость сына с какой-либо женщиной. Все начинается с «ролевой игры» в зоомагазине: мужчина, пришедший купить подарок десятилетней сестре, принимает за служащую - но тотчас узнает в ней героиню таблоидов и, не подавая виду, продолжает - другую посетительницу, та же подхватывает «игру», вероятно на поводу своей натуры. Заинтересованная в нем, хоть и не совсем галантно «раскрывшим» ее маленький обман, она, с парой птиц-неразлучников (подарок девочке), найдет городок, в который он каждый уикенд ездит навещать семью - сестру с матерью. Конечно Хичкок известен гнетущим ожиданием неизбежного (в случае «Птиц» думается даже первым зрителям все было очевидно), но и, если закрыть глаза на эту механику жанра, первый час - замечательный сам по себе, без того, чего ждешь и что произойдет. Героиня Типпи Хедрен, пытающаяся пробить выстроенную материнским эго «оборону» Рода Тейлора и мать, не принимающая новую подругу сына - все указывает на американскую драму про семью, «дисфункциональную» или вполне «нормальную» - кому как. Потом же - в виде довольно смешных уже спецэффектов - стаи из тысяч птиц, «иррационально», атакуют прибрежный городок. В традиционном прочтении, это символ пробужденной, выпущенной Типпи Хедрен на свободу из «материнского» гнезда (клетки) сексуальности героя. Но настолько очевидно, что само событие, атака птиц, по своей силе, по тому, что занимает каждую последующую сцену, сметает все и вся в сторону незначительного, маловажного, заполняет экран и повествование, становясь его центром - это не символ, а само кино, буквально то, «что имеет значение». Этот переворот, что все пошло не так, как ожидалось зрителем (очевидность, неминуемость самой атаки, как сюжетного поворота только усиливают эффективность этого переворота), появление птиц не как символа, а самой реальности - безусловный успех, делающий из триллера, в котором - ни много, ни мало - нам предлагают посмотреть, как тысячи обезумевших птиц уничтожают человеческий мир, великий фильм. Данный поворот повествования находит в некотором роде симметричный по своему эффекту на зрителя момент в фильме. Во время атаки птиц на центр города, когда ты брошен в самый центр хаоса, Хичкок, достаточно резко, выводит тебя из непосредственных событий, помещая камеру над городом, показывая панорамный, нейтральный вид сверху (с высоты птичьего полета, как кто-то скажет), тем самым вроде бы дает передохнуть. Внизу красиво горит бензоколонка, куда-то бегут люди - все предельно обезличено. В какой-то момент в кадр влетают птицы - все это было буквально «с высоты птичьего полета», нам показывали событие взглядом охотника - птиц, смотрящих вниз на жертву - на тех, с кем мы секунды назад ассоциировали себя. Мы видим свое предыдущее положение через взгляд объекта, при этом не теряя своей идентификации как жертвы. И все это всего за несколько секунд и с минимальным перемещением камеры. В конце, как мать примет девушку, добровольно «сдаст» свои позиции - и птицы перестанут быть угрозой. Во всяком случае, так должно быть, хотя по признанной ранее логике доминирования «реальности» птиц над всем остальным - еще раз подтвержденной в последних кадрах - связи между двумя событиями быть не должно. Что касается вопроса «Апокалипсис или нет», персонально я готов говорить, что все-таки первое. (paranoid @ ndroid)

Еще из древности птица считалась широко распространенным символом духа и души в древнем мире. По преданию, индийское древо жизни было населено птицами, которые символизировали человеческие души. Упанишады рассказывают о птицах Дживатма и Атма, первая из которых ест плоды древа жизни, символизируя активность души в мире, другая только смотрит на них, обозначая абсолютный дух и чистое сознание. Какие они милые и пернатые. Людям так нравится их кормить с ладошки кормом и смотреть на них в зоопарке. Действительно люди думали так, пока Альфред Хичкок не решил показать людям, на что способны эти милые птицы и какими они могут быть. Фильмы Альфреда Хичкока всегда удивляли своей необычностью и особой атмосферой. Я думаю, если прохожим на улице вашего города задать вопрос: "Кого вы считаете королем ужасов", то его имя будет одним из самых часто встречающихся. Действительно, Хичкок умел делать такие фильмы, которые опечатываются в памяти зрителя на долгое время, а часто и на всю жизнь. Вспомнить даже тех самых "Незнакомцев в поезде". Фильм держит невероятно сильно, не отпускает, волнует, пытается запутать. Или может "Психо"? Эта легендарная кричащая женщина в душе и ненормальный маньяк, глядя на которого возникает ощущение полного ужаса. Особое умение снимать фильмы ужасов, не акцентируясь на литрах крови и зверских убийствах - пожалуй, то самое основное, что есть в фильмах Хичкока. Исключением не стал и фильм 1963 года «Птицы». Фильм был выпущен на свет через 3 года после нашумевшего и еще не остывшего кошмара под названием «Психо». Народ естественно большими массами бежит смотреть новое творение уже великого режиссера. Стоит отметить, что «Птицы» по общей атмосфере не в чем не уступил «Психо», а можно даже сказать, вызвал куда более большой интерес в первой половине фильма. До конца не понятные отношения местной знаменитости и известного и обаятельного юриста в зоомагазине действительно влекут. В начале фильма все похоже на историю любви. Нелегкой и капризной любви. Может показаться, что молодая женщина по имени Мелани Дэниелс будет самыми разными путями доказывать Митчу Бреннеру свою любовь к нему. Еще бы, почему так не должно казаться. Героиня отправляется совершенно в другой город, просто ради того, чтобы сделать тому подарок. Но все меняется, когда на Мелани неожиданно нападает чайка. И тут становится понятно, что все не так просто. Конечно, может показаться, что это просто случайность, которая может их сблизить вместе, но все последующие нападения снимают все сомнения о том, что это просто так. Зритель сразу начинает думать, что да почему? Рассказывать о фильме подробно нет смысла, его просто нужно смотреть. Смотреть то, как пугает нас мистер Хичкок совершенно на первый взгляд безобидными птицами. Согласитесь, для того времени можно было снять фильм о бешенных и кровожадных крокодилах или динозаврах. В то время зритель требовал, как можно больше нового, того, что не видел раньше. Возможно что-то вроде «Кинг-Конга» или «Десятифутовых помидор-убийц». Но взяв гораздо более обычный вариант, Хичкок шокировал публику своей работой. Приятно шокировал. Невероятное тепло в самом начале фильма, образованное из красоты главной героини и интригующих любовных отношений резко перерастает в дикий и леденящий страх и холод, когда птицы вдруг начинают самую настоящую войну против людей... Хичкок удачно смешал любовную драму, триллер и детектив в одном флаконе. Причем, что касаемо детектива, то тут его ход просто отлично сработал. Зрителю не дается даже малейших догадок на протяжении всего фильма, откуда и зачем на людей бросаются птицы. Единственное, что приходит в голову, так это появление нового человека в городе. Сами люди же на протяжении фильма обессилены от постоянных налетов птиц, и у них просто нет сил и возможности что-либо пытаться узнать и предположить. Мягкость и плавность сюжетной линии, пожалуй, тоже является одним из достоинств этой картины. Хичкок сделал все просто идеально. Мертвое спокойствие довольно легко и незаметно перерастает в самую настоящую бурю. Нет резкого монтажа и бешенной динамичности кадров. Он словно подготавливает зрителя к чему-то страшному, и когда тот уже готов, Хичкок начинает напускать ужас. Смотря некоторые сцены, можно представляет, что сам находишься в том месте, где главные герои. Вспомнить сцену, когда Мелани плывет с одного берега на другой на моторной лодке. Сцена довольно длинная и можно сказать затянутая, и зритель, довольно большое количество времени смотрев ее, сам ощущает этот легкий ветерок и приятный бриз, который ласкает лицо главной героини. Эффектов тут практически нет, зато есть настоящие живые птицы, которые большими стаями нападают на людей. Хичкок категорически отказался использовать в фильме механических птиц, так как это испортило бы всю реалистичность и общий эффект фильма в целом. Правильное решение. Если ужас слишком реален и не запределен, то ничего искусственного тут быть не должно. Наложение кадров с полетом птиц на сцены погони действительно смотрятся очень эффектно и правдоподобно. Монтажникам нужно было дать награду за лучший монтаж, так как такое сделать могут далеко не многие. Конечно хочется отметить и отличную игру актеров. Типпи Хедрен просто неотразима. Ее грациозность, роковой взгляд и невероятно красивая улыбка несомненно украсили этот фильм. Ее героиня убедительна, загадочна, самоуверенна, интересна. Род Тейлор так же отлично показал нам обаятельного и знающего себе цену альфонса, который просто не смог устоять перед красотой неотразимой Мелани. Этот фильм не откроет для особо требовательных зрителей ничего нового. Но он покажет, как из обычной задумки и довольно простенького сюжета можно слепить отличный рассказ о враждебной атаке безобидных тварей, на фоне которой разворачивается история любви. Просто идеальная история, сочетающая в себе все то, что нужно зрителю, который просит хороших ощущений. Ну и в итоге, хочется сказать, что «Птицы» можно назвать одним из самых лучших триллеров 60-ых годов. В то время он уверенно держался на первых местах различных рейтингов долгие годы. Но и в наше время это кино смотрится с особым интересом. Ему несомненно нужно уделить внимание. Особое внимание так же нужно уделять и многим другим работам великого изобретателя ужасов - Альфреду Хичкоку... Он - это наш родной Гоголь. Такие люди рождаются раз в 100 лет, и их труд никогда не останется незамеченным...Более того, это как обязательный список литературы в школе. С ним должен ознакомиться каждый... (Green_FOX)

Безобидные птицы становятся агрессивными и нападают на людей... Сколько же трэша я посмотрел с таким сюжетом, включая беспомощное «Воронье» Шелдона Уилсона, нечто под названием «Beaks», отдельные сцены из «Темной половины», «Посланников», «Джиперс Криперс 2» и т. д. Разумеется, я знал, что «Птицы» Хичкока были первоисточником и вдохновением для многих дальнейших фильмов про кровожадную орнитологию (включая сиквел (!) 1994 года «Птицы 2: Край земли»), но от этой массы беспомощных подделок у меня осталось следующее убеждение: птицы - это не страшно. Сегодня я посмотрел-таки оригинал мэтра. Беру свои слова обратно. Ни одного случайной детали: все в фильме имеет определенный смысл - от легкомысленного свиста в адрес героини Типпи Хедрен в первой сцене до отсутствия слова «Конец» в финале. Первые агрессивные птицы появляются на 40-й минуте фильма, первый труп - на 60-й минуте, и к этому времени зритель, даже отдающий себе отчет, что смотрит то, что сейчас назвали бы - прости-господи - зоохоррор, забывает об этом: зритель видит историю взбалмошной особы, проникающейся симпатией к мужественному незнакомцу, и, в результате череды случайностей, оказывается в маленьком городке у залива Бодега-Бэй. Не случись нападения птиц, из этой истории все равно получился бы хороший фильм - то ли комедия, то ли драма, но в этом то и кроется мастерство Хичкока: когда начинаются туманные намеки на странное поведение птиц, хочется уберечь персонажей от этого безумия - ведь у них впереди интересная, насыщенная жизнь, своя история, и как несправедливо, как обидно, как страшно, что вот сейчас начнется этот кошмар, встряхнет их, вырвет их из контекста обыденности и приведет к жуткому финалу... Как это непохоже на современные фильмы ужасов, где главными персонажами являются либо монстры, либо бутафорские внутренности. У Хичкока в ловушку попадают люди, которым сопереживаешь, за которых страшишься... и которых бездушные птицы готовы разорвать на части. Помимо непосредственного «ретро-дежавю» (многие сцены кажутся знакомыми, но не потому, что они были сняты до «Птиц», а потому, что были сняты и увидены после) от вида нападающих пернатых в фильме полно элементов, которые воплотятся в фильмах совсем другого жанра. Необъяснимая катастрофа приводит к распаду цивилизованного общества, и люди вынуждены заколачивать двери и окна, и ждать спасения - через пять лет после «Птиц» это повторится в «Ночи живых мертвецов» Ромеро. Столкновение человека с равнодушной и безжалостной фауной - это случится в «Челюстях» через двенадцать лет. Обезумевшие от страха обыватели прячутся в маленьком магазинчике, и какая-то женщина в истерика кричит: «Это все ты виновата! Это ты накликала беду!» - нечто похожее мы видели в недавней «Мгле» Дарабонта. Может быть «Птицы» - всего лишь простая история о внезапном безумии птиц, но количество ниточек, тянущихся от этой ленты к другим «страшным» фильмам, снятых за последние полвека, впечатляет и внушает уважение. Самые страшные сцены в «Птицах как раз не те, где птицы норовят оторвать людям пальцы и выклевать глаза: маэстро достаточно изобразить нарастающий, как водопад, звук приближающейся стаи, чтобы люди в заколоченной досками комнате, а вместе с ними и зрители, пережили настоящий приступ ужаса. А эта лестница на второй этаж, эта дверь, открывающаяся в тишине, эти неподвижные вороньи силуэты, облепившие крыши, заборы, землю... Зритель движется через эту историю, как герой Рода Тейлора в финале - медленно переступая через одну птицу за другой, не зная, что случится через секунду... И то, что у фильма нет титра «Конец», и что спустя 44 года Тейлор снимется в фильме «Воронье», лишь доказывает, что настоящий кошмар никогда не заканчивается, если его придумал и снял Альфред Хичкок. (dmitrythewind)

comments powered by Disqus