на главную

СВЯЩЕННАЯ ГОРА (1973)
HOLY MOUNTAIN, THE

СВЯЩЕННАЯ ГОРА (1973)
#20770

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 114 мин.
Производство: Мексика | США
Режиссер: Alejandro Jodorowsky
Продюсер: Alejandro Jodorowsky, Roberto Viskin
Сценарий: Alejandro Jodorowsky
Оператор: Rafael Corkidi
Композитор: Don Cherry, Ronald Frangipane, Alejandro Jodorowsky
Студия: ABKCO Music and Records

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - авторский одноголосый перевод (вариант 1); 2-я - авторский одноголосый перевод (вариант 2); 3-я - оригинальная (En) + рус. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Alejandro Jodorowsky ... The Alchemist
Horacio Salinas ... The Thief
Zamira Saunders ... The Written Woman
Juan Ferrara ... Fon
Adriana Page ... Isla
Burt Kleiner ... Klen
Valerie Jodorowsky ... Sel
Nicky Nichols ... Berg
Richard Rutowski ... Axon
Luis Lomeli ... Lut
Ana De Sade ... The Prostitute
Chucho-Chucho ... The Chimpanzee
Leticia Robles ... Bald Woman 1
Connie De La Mora ... Bald Woman 2
David Kapralik ... Tourist
Jacqueline Voltaire ... Tourist Wife
Pablo Leder ... Circus Barker
Bobby Cameron ... Fon's Working Girl
Re Debris ... Klen's Lover
Guadalupe Perullero ... Berg's Wife
Jose Antonio Alcaraz ... Pantheon's Bar Owner
Hector Ortega ... Drug Master
Robert Taicher ... Poet

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2236 mb
носитель: HDD2
видео: 720x304 XviD 1899 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru
 

ОБЗОР «СВЯЩЕННАЯ ГОРА» (1973)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Священная гора" ("Святая гора"). Главный герой, напоминающий Христа, встречается с таинственным алхимиком, знатоком дзен-буддизма, Таро и различных эзотерических учений. Алхимик создаёт коммуну, задачей которой является покорение Священной Горы, на которой хранится тайна бессмертия.

Христос освобождается от оков и оказывается в современном городе, средоточии человеческих пороков, культа смерти и секса. Здесь он и попадает в таинственную эзотерическую школу магов. Там же оказываются и молодые развращенные жизнью персонажи со всей Солнечной системы. Гуру и его ученики отправляются к Священной горе, где живут девять мудрецов, знающих секрет бессмертия…

Главный герой, внешне похожий на Иисуса (Орацио Салинас), просыпается голым в земном мире. Пройдя сквозь череду соблазнов и ужасов обыденной жизни, он встречает Учителя (Алехандро Ходоровски), который проводит его через учения каббалы, Таро, астрологии. Учитель знакомит его с семью влиятельными людьми (каждый из них, включая проводника и героя, символизирует одну из девяти планет Солнечной системы). Теперь персонаж Салинаса, пройдя обряды инициации и очищения, может совершить попытку подняться на Священную гору, чтобы постичь тайны девяти мудрецов, проживших там 30 000 лет.

Экспериментальная сюрреалистическая драма-фантазия о поисках "Священной горы", на вершине которой избранные обретают бессмертие, стал одним из самых радикальных экспериментов в истории кинематографа. Достаточно сказать, что первая реплика звучит на сорок пятой минуте, сопровождая процесс изготовления золота из экскрементов. Фильм, полностью находящийся вне традиции кинематографа, вне традиции современного театра, и не поддающийся критическому анализу. Такой вихрь образов вряд ли можно встретить в еще какой-либо ленте. Из ран убитых солдатами жертв вылетают птицы, жабы в старинной испанской форме под нацистские марши штурмуют пирамиды ацтеков...

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Считается, что фильм основан на двух мистических произведениях: "Крутизна горы Кармель" (написан кармелитом Иоанном Крестовым), и "Гора Аналог" (незаконченная книга Рене Домаля, последователя Гуржиева).
Алехандро Ходоровский рассказывает о съемках фильма. "У меня был миллион долларов на съемки "Священной горы". Деньги дал Джон Леннон, он любил мой фильм "Крот" и через компанию "Apple" дал мне деньги, чтобы я сделал любой фильм, какой захочу. Так что я смог сделать эту сюрреалистическую картину о человеке (я сам его сыграл), который путешествует к священной горе, чтобы постичь тайны девяти мудрецов, проживших 30 000 лет. К несчастью, мне пришлось иметь дело с продюсером Аленом Кляйном, который меня ненавидел. Он на много лет запретил показ "Священной горы", права на все страны, кроме Соединенных Штатов, вернулись ко мне только сейчас. Придется ждать, пока он умрет, чтобы фильм смогли показать в США. У меня не было разрешения на съемки на улицах Мехико - мы снимали на рынке, но нужно было успеть как можно скорее, пока нас не заметила полиция. Сцена с жабами в костюмах была очень сложной: когда мы пытались одеть их, они надувались, так что нам приходилось их сжимать, выдавливая воздух. Многие думают, что я убил этих жаб, но это не так. Раньше я всегда, чтобы шокировать, говорил, что убил их, но на самом деле использовать живых жаб оказалось слишком дорого, так что я взял резиновых, а кровь сделал из сметаны с овощным красителем. (Для сцены в "Святой крови", где умирает слон, я использовал овощной краситель и мед, чтобы сделать кровь). Я хотел сделать "Священную гору" фильмом о мистическом просветлении. Я обыскал весь Нью-Йорк, Мехико и Лос-Анджелес, чтобы найти актеров, которые сыграли бы мудрецов: отыскать правильного человека было все равно, что найти клад. Но актеры, которых я выбрал, никуда не годились - они все хотели заработать деньги, прославиться и принимать наркотики. Перед началом съемок я запер их на два месяца в одном доме. Я позволил им спать только четыре часа в сутки, и мы прошли курс мистических тренировок - смесь дзена и йоги. Я был не в своем уме, но не сомневался, что обязан сделать нечто священное. Мы начали съемки без сценария, я сделал план на каждый день: только куда мы должны поехать, а не то, что будем делать. Мы заплатили владельцу городского зоопарка, и он одолжил нам животных, но когда надо было снять процессию с распятыми ягнятами, пришлось взять ягнят в ресторане. Я отснял сцену, вернул ягнят, и их съели. Снимая "Священную гору", я пытался быть предельно честным. Я не мечтал разбогатеть или прославиться. В фильме почти нет диалога, но я не собирался делать его развлекательным или забавным - я хотел расширить границы сознания. Я воспринимал кино, как поэзию, и всегда говорил, что ищу в кино то, что хиппи ищут в наркотиках. Я пытался сделать фильм, который взорвет сознание. Сегодня фильм кажется мне слегка наивным. В то время я был в поиске - я хотел знать, что такое гуру, что означает быть Буддой. Я ел галлюциногенные грибы, ЛСД и начал изучать таро. Пару раз во время съемок я рисковал жизнью; когда мы забрались в горы, началась снежная буря, пять человек погибли там несколькими месяцами раньше, и я думал, что тоже погибну. Уцепившись за камень, я сказал себе: "Мне нельзя умирать, - надо закончить этот чертов фильм!". В таро круг с девятью точками символизирует познание вселенной. Девять точек соответствуют планетам. В конце фильма камера отъезжает назад и открывает иллюзию. Я хотел показать, что мы движемся от сказочного символизма к реальности и что сам я - не гуру, а просто что-то ищущий человек. Так что благодаря фильму я узнал таро. Если бы я не сделал это фильм, я бы сейчас работал психиатром. Я никогда не учился режиссуре: когда я делал свой первый фильм, "Фандо и Лис" (1968), я нанял оператора, и всюду за ним ходил. Я не представлял, как использовать операторскую тележку, я вообще ничего не знал. Просто пришел и начал снимать. В Чили у меня была театральная труппа, мы ставили мюзиклы, Шекспира, Сервантеса, Ионеско, Беккета - всё, что угодно. Потом я учился мимическому искусству у Марселя Марсо в Париже. Мим работает с выражением и движением в пространстве, - если вы знаете это мастерство, вы точно понимаете, как снимать фильм. Благодаря этому я без всякого обучения понял, как делать фильмы." (Sight and Sound, June 1999)
"Джордж Харрисон был моим другом. Он должен был сниматься в "Волшебной горе", но там была одна сцена, которую он не хотел играть: когда учитель вытирает ученику задницу. Он сказал: "Я задницу не покажу", а я тогда сказал: "Ну, значит, и кино тогда мы не снимем". Я потерял миллионы только из-за того, что не позволил ему выкинуть эту сцену. Впрочем, Джордж Харрисон это... сахар" - Алехандро Ходоровски.
26 декабря 2006 года во Франции Ходоровски смог представить широкой общественности "Священную гору", которую он снял еще в далеком 1973 году и тогда же показал на Каннском фестивале. Фильм был замечен и одобрен критиками, но у Ходоровского произошел конфликт с продюсером картины Алленом Клайном, и в результате права на картину перешли к последнему.
Владислав Шувалов. 2morrow-2009. Алехандро Ходоровский, Священная гора - http://cinematheque.ru/post/141735.
Алехандро Ходоровски в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Ходоровски.

Философско-сюрреалистическая притча. Достойно только удивления, что такая странная и необычная картина могла появиться у нас ещё в 80-е годы на пиратском видеорынке. Алехандро или Александро Ходоровский (родился в Чили, происходит из семьи циркачей с русско-польскими корнями) известен как мастер сюрреалистического, авангардистского, абсурдистского искусства. Он прославился, прежде всего, фильмом «Крот» (1971), экстравагантной притчей по мотивам Ветхого Завета. Этот успех привлёк внимание к личности 42-летнего режиссёра даже в США, где его лента «Крот» стала предметом культа у интеллектуалов. Как раз при поддержке американских меценатов Ходоровский снял через два года картину «Святая Гора» - новую, модернистскую, заумно-эпатажную вариацию на темы древних легенд, верований и ритуалов. Главный герой, который выглядит как Христос, однако поименован в титрах в качестве Вора, встречается с неким Алхимиком (его играет сам постановщик), знатоком дзен-буддизма и космического учения (кстати, Ходоровский неделю до съёмок сидел на голодной диете и проходил курс лекций мастеров дзен-буддизма). А группа самых отборных философствующих злодеев якобы с семи планет образует коммуну учеников, которые задумали взобраться на Святую Гору, чтобы найти тайну бессмертия. Впрочем, сюжет этого фильма всё равно имеет малое значение. Главное для Алехандро Ходоровского - сюрреалистические образы, провокационное переосмысление различных религиозных догм, моральных заповедей и человеческих ценностей. Временами «Святая Гора» начинает казаться чуть ли не пародией, но, к сожалению, для этого режиссёру не хватает тонкого чувства юмора Луиса Бунюэля, великого сюрреалиста не столько по форме, а сколько по духу и образу мышления. (Сергей Кудрявцев)

Возбудив к себе нешуточное любопытство со стороны продвинутой аудитории, Ходоровский через три года после «Крота» смог получить кое-какие дивиденды с этого самого интереса – дополнительные вливания со стороны американского капитала. К моменту запуска следующего своего проекта, получившего название «Священная гора», он имел в своем распоряжении почти в два раза больший бюджет - 0,75 млн. долл. В итоге на смену несколько аскетичному «Кроту» пришел настолько насыщенный визуальный ряд, что задействованного здесь изобилия образов хватило бы на добрый десяток фильмов (на протяжении первых 20 минут так и подмывает посоветовать режиссеру: скупее надо быть, батенька, скупее). В «Священной горе» встречаются и протягивают друг другу руки армянский символист Параджанов и итальянский документалист Якопетти – «Саят-Нова» и «Собачий мир». В результате получается такой барочный карнавал, что даже «Сатирикон» Феллини уходит в бессрочный отпуск. Фильм просто забит красивыми и чисто сюрреалистическими метафорами: птицы выпархивают из окровавленных сердец расстрелянных людей, калека вытаскивает глаз и отдает его шлюхе, полчища жаб, одетых в костюмы крестоносцев, остервенело атакуют родник, из которого бьет кровушка. Придумавшему такие картинки сам черт не брат. Ходоровский на этот раз уже определенно делает не кино, а кино-перформанс: пленка лишь служит ему вспомогательным материалом, на котором в оптимальном виде сохраняются его фантазии. Если бы был создан такой киномузей, в котором бы выставлялись на обозрение самые красивые или необычные кадры из фильмов, то Ходоровский был бы там вне конкуренции. Его незаурядный визуалистский талант мог бы с не меньшим успехом реализоваться в массовых зрелищах, пригласи его ставить что-нибудь типа открытия Олимпиады. На этот раз алхимик от кино творит поп-артовскую «поэму экстаза» о распятом Христе, который освобождается от пут и попадает в современный город. Там он встречает некоего белесого гуру (которого играет сам маэстро), избавляющего сына Божьего от зависимостей. Город этот не что иное, как клоака адова, средоточение главных фетишей ХХ века, связанных с культом насилия и секса. Здесь есть свой завод военных игрушек, а фабрика матрасов становится фабрикой грез, призванной исполнить все желания потребителей. Главным воплощением прогресса становится гигантская эротическая машина с механическим влагалищем (Кен Рассел с его «Листоманией» и надувным 7-метровым фаллосом сразу же уходит в тень). Ходоровский мог бы только на рекламных роликах сделать себе состояние. При просмотре «Святой горы» сразу становится видно, насколько активно паразитируют на его образах современные клип- и рек-мейкеры, может быть, не цитируя первоисточник напрямую, но явно отталкиваясь от него. Только в последней трети фильма проясняется суть названия фильма, в котором речь ведется о культе Святой горы. Именно на ней живут 9 мудрецов, знающих секрет бессмертия. Гуру подбивает паломников отправиться в путь на поиски этой самой горы. Здесь начинает казаться, что фильм теряет дыхание, во всяком случае, плотность образного ряда заметно снижается. Хотя, возможно, что это просто начинает сказываться ограниченность финансового ресурса. Начав смотреть «Священную гору», можно долго теряться в догадках, вместо того чтобы беззаботно окунуться в поток картинок и не комплексовать по поводу непонимания и неулавливания смысла, которого у Ходоровского может и не быть вовсе. В конце концов, все потуги по дешифровке могут оказаться напрасными, поскольку маэстро вам никогда не скажет, что за всеми этими экстравагантностями скрывается только одна логика - языческого бога Пана, во славу которого и сделано данное кино. Но эта версия, опять же, лишь предположение. Одно можно сказать наверняка: кто к Ходоровскому с аршином реализма подойдет, тот от него и погибнет. Еще лучше это кино смотреть в состоянии слепого и трепетного поклонения перед автором, не тужась докопаться до истины. Только тогда вам откроется третий глаз. Даже если его и нету, и не было никогда. В противном случае вас ожидает только разочарование и приступ интеллектуального удушья: отчего я такой тормоз? А все потому, что не пристало судить сюрреалистов по законам художников-передвижников. И как только это усвоится, тогда сразу на невинном пейзаже под названием «Грачи прилетели» вам увидятся не просто черные птицы – предвестники весны, а посланники Ночного дозора. Аллилуйя. (Малоv)

Фильм Алехандро Ходоровского стал культовым моментально, как только выполз огромной черепахой на экраны артхаусов и развалился там во всем блеске широкоформатного, но притом, парадоксальным образом, авангардного кино. Полз, однако, долго. "Продюсер Ален Кляйн меня ненавидел. Он на много лет запретил показ "Священной горы", - жаловался Ходоровский. Финансовая отчетность умалчивает, где и когда Ходоровски упустил столь важные нити, на которых болталась судьба картины, из своих рук, - ведь он сам являлся сопродюсером картины, а деньги на съемки были выданы лично ему Джоном Ленноном. Видимо, это произошло в один из тех моментов, когда "закинутый" хорошей дозой ЛСД Ходоровский угрюмо рассуждал об индивидуальных проблемах девяти человеческих личностей, на которые распалась его душа, и трепет пальцев выдал его слабость. Воротила большого бизнеса Кляйн не преминул воспользоваться случаем и беспрепятственно вынул нити из дрожащих пальцев творца, забуксовавшего на полпути к просветлению. О чем же фильм? Для кого он предназначался, для какой, как говорится, целевой аудитории? Я скажу, для какой. Для всех наших эзотеоретиков, космогонщиков, оракулов, весталок, квазипророков и прочих отроков с возбужденно горящими глазами, подожженными добрым толстым косяком с афганской шмалью. Фильм переполнен символикой "тайных знаний", и эти тайные знания скручены в такой плотный клубок, что распутать его и выйти по нитке на солнечную лужайку сможет далеко не всякая бабушка, сказавшая надвое. Во всяком случае, ей сначала придется освоить искусство "стоп-кадра". Меня эзотерика не увлекает, поэтому с уверенностью могу констатировать: в этом плане для меня фильм был скучен. Скучен он и сюжетно, - но уже по объективным причинам. Однако сейчас, по прошествию чертовой уймы времени, фильм любопытен с исторической точки зрения. Он является отличным отражением эпохи 60х, ярко воспылавшей, но и быстро подошедшей к угасанию, эпохи, когда все культурные наработки человеческой цивилизации оказались пересмотрены и переплавлены в котле свободы, дарованной раскрепощением нравов и доступностью галлюциногенных вещест. Хантер Томпсон в "Страхе и ненависти в Лас-Вегасе" подвел черту этой эпохи четко, уверенно и, главное, более быстро, чем Ходоровский, а Умберто Эко в "Маятнике Фуко" заглянул в эту краткотечную эпоху более пристально и придирчиво, взглядом ироничного ученого-энтомолога. Что осталось Ходоровскому? Его фильм напоминает мне роман Юрия Морозова "Подземный блюз" ("он типа Кришны, он тоже всеми шибко любим", - как характеризует этого писателя и композитора Майк Науменко в "Песне гуру"). В романе очень пасмурно описываются духовные происки Морозова и его друга. Поиски ведут к одним лишь разочарованиям. Однако ж друг в конце концов уходит в какую-то якобы там Шамбалу, но сам автор в этом не слишком-то уверен и даже не пытается заставить поверить в это читателей. Ходоровски поставил перед собой несколько иную задачу и выбрал иной творческий маршрут. Он не пытался перед дальним походом провести рекогносцировку местности (то есть сначала подумать, потом переосмыслить, и наконец подвести итог), а сразу взял быка за рога. Он сам утверждал, что во время съемок находился в поисках, пытаясь снять нечто мощное о духовном просветлении. Но, как видно из фильма, он не знал, куда идти, а самое главное, хотел идти не в одиночку, а вместе с фильмом, который должен был являться то ли его путевым дневником, то ли своеобразным отражением его души. Впрочем, в проводники Ходоровски взял себе известного чилийского гуру-мракобеса Оскара Ичасо и даже провел с ним и наркотиками несколько незабываемых часов. Интересно, что Ходоровски не стал размениваться по мелочам, а потому в приступе повышенного самомнения (это если учитывать то, что фильм является "личным поиском"), или, может, что вероятнее, исключительно ради эпатажа, делает главным героем картины Иисуса Христа, который воскресает на задворках самых грязных трущоб Мехико 20 века и начинает искать смысл, Бога и истину в пределах современного сумасшедшего мира. (Здесь видна ссылка на бунюэлевского "Симеона-пустынника". Бунюэль никогда не давал Ходоровскому покоя, и в амбициозной "Священной горе" Ходоровски решил превзойти знаменитого мастера, заменив какого-то там анахорета на самого Иисуса). Поиски заводят в тупик. Это становится очевидно где-то в середине фильма, когда "Христос", набив шишки о всяких разных гуру, наконец, добирается до "самого крутого" из них, и этим человеком, постигшим тайны бытия, оказывается сам Ходоровский. Далее фильм начинает все откровеннее превращаться в сатиру, и кульминацией оказывается восхождение на Священную гору, где заседают девять мудрецов, проживших тридцать тысяч лет. Когда группа из семи учеников, названных по именам планет Солнечной системы (среди которых имеется и незаметный, окончательно растворившийся на вторых планах "Христос) подымается к столу, за которым сидят мудрецы, то видят, что за столом - манекены. Более того, камера отъезжает в сторону, нам становится видна вся съемочная площадка, с осветителями и операторами. Из девяти муляжей лишь один оказывается человеком, и этот человек - режиссер Ходоровский, который лукаво, но в то же время как-то потерянно улыбается в кадр, как бы говоря: "бля, хуйня получилась". И правда, если оценивать фильм как цельное художественное произведение, то получилась хуйня, - слишком пестрый, неровный, сбивчивый киноальманах, состоящий, впрочем, из ярких и мощных (тут Ходоровский не ошибся и не промахнулся) сюрреалистических сцен, круто замешанных на сексе, крови и гниении; но зато фильм ценнен самим фактом своего появления, ценнен своей хуевостью. Он - наглядное нравоучение, иллюстрированная чужая ошибка (а как известно, лучше учиться на чужих ошибках, чем своих). Он служит убедительным свидетельством бессмысленности и даже, может быть, опасности вот таких вот "духовных поисков", которые за "небольшую" мзду организуют "знатоки" тайных знаний. Впрочем, я не буду сильно удивлен, если по истечению еще тридцати лет уже в самом фильме Ходоровского "Священная гора" люди, падкие до исканий, будут искать и, главное, находить невиданные откровения. (Владимир Гордеев)

"Если раньше авангард заключался в катарсисе жестокости, то сейчас, когда мир жесток, быть авангардистом – значит заниматься искусством, очищающим и сближающим людей. Когда-то Тулуз – Лотрек, Кафка, Достоевский и Хуан Рульфо вызывали восхищение, а сейчас они просто невротики. Хуан Рульфо вводит нас в мир мертвых, Достоевский- в мир совершенного декаданса, и что уж говорить о Кафке… Сейчас авангардистским стал мир, так что нужно идти еще дальше, бежать от искусства, отражающего твой невроз, и создавать очищающее искусство" (из интервью А. Ходоровского М. Наранди, газета "La Reforma". Мексика, 2002). Режиссеру Алехандро Ходоровски не откажешь в умении посмеяться над собой и над окhужающими. Порой его высказывания – неожиданные, парадоксальные, провакационные – напоминают джазовые импровизации, повторить которые вряд ли смог бы и сам. Символы, которыми изобилует каждый его фильм, предоставляют широкие возможности для любителей разного рода интерпретаций, однако, наблюдая за причудливой игрой очередного завороженного ума, нет- нет, да и вспомнишь фразу, которую выкрикнул с экрана альтер эго Ходоровски из фильма "Священная гора": "Расслабьтесь, это же просто кино!" Алехандро Ходоровски родился 7 февраля 1929 года в Чили, в семье эмигрантов из России. Рассказывая, о своем происхождении, он упоминает бабушку по линии матери – одесскую еврейку, изнасилованную казаком во время погорома. Забеременев в результате этой брутальной связи, уже в Чили родила дочь Сару – будущую мать Алехандро. В 1955 году Ходоровски приезжает в Париж, где обучается пантомиме у Марселя Марсо. Спустя два года режиссер создает свой первый фильм – "Отрубленные головы". Эта короткая короткометражная лента считается утерянной, хотя по слухам, одна копия все таки уцелела и ее обладатель сам Алехандро. В 1962 году Ходоровски участвует в создании химерического движения "Паника" – "языческого анархического театра, прославляющего бога Пана". Кроме него самого, участниками движения стали писатель, драматург и режиссер Фернандо Аррабаль и писатель Ролан Топор, по роману которого "Жилец"в 1976 году Роман Полански снял один из своих лучших фильмов. "Паника" наследовала традиции сюрреализма и существовала преимущественно как чистая идея своих отцов основателей, если не считать серии организованных ими скандальных хепенингов. В 1967 г. Ходоровски снимает "Фандо и Лиз" по мотивам одноименной пьесы Аррабаля – история путешествия юноши и девушки в мифический город Тар. Демонстрация картины на фестивале в Акапулько в 1968 году привела публику в неистовство. Возмущенные зрители устроили драку, и в конечном итоге фестиваль прекратил свое существование. Широкую известность в узких кругах и статус культового режиссера принесла Ходоровски его вторая полнометражная лента "Эль Топо" ("Крот",1970). Успех этого мистического вестерна, полного библейских аллюзий, привлек внимание к режиссеру одного из продюсеров "Битлз" Алана Клейна, который принял участие в производстве следующего фильма Ходоровски "Священная гора"(1973). Разногласия продюсера и режиссера вылились в конфликт, правообладателем картины по контракту остался Клейн, и вот уже более 30 лет этот масштабный экспериментальный фильм, разрушающий саму природу кинематографа, не получает широкого проката и остается известным только среди знатоков кино. В 1975 г. Ходоровски начинает работу над грандиозным проектом экранизации фантастического романа Фрэнка Герберта "Дюна". Роли в фильме должны были исполнять, в частности, Орсон Уэллс, Сальвадор Дали и Глория Свенсон, группа "Пинк Флойд" отвечала за музыку, а художественное оформление возлагалось на Х. Гигера (будущий автор "Чужих") и французского художника Мебиуса. Проект остался не реализован, права на экранизацию были проданы Дино де Лаурентису, и роман Герберта в 1984 экранизировал Дэвид Линч. Следующий фильм "Бивень"(1979) Ходоровски снимал в Индии. История дружбы девочки и слона, напоминающая о британском "колониальном" кино 1930-х, промелькнула на экране и исчезла в небытие. Это редкий фильм, однако, вовсе не так плох, как отзывается о нем автор, который сам содействовал его изъятию из проката. После этой творческой неудачи Ходоровски надолго уходит из кино. Он занимается изучением карт Таро, пишет книги, выпускает комиксы. Триумфальным возвращением режиссера в кинематограф стал выход картины "Святая кровь"(1989).Психоаналитическая история серийного убийцы была восторженна встречена критиками, показывалась во многих странах мира, включая Россию, и стала, пожалуй, самым популярным фильмом Ходоровски, не в последнюю очередь благодаря своей внешней простоте и доступности для массового зрителя. Главные роли в последнем на сегодняшний день вышедшем на экраны фильме Ходоровски "Похититель радуги"(1990) исполнили Питер О’Тул и Омар Шариф.В основе сюжета- странные, полные надежд и обманов отношения людей из разных социальных слоев. Эту картину Ходоровски также относит к своим неудачам, предпочитая рассказывать о своем очередном проекте – фильме "Сыновья Эль Топо". Работа над картиной продолжается уже довольно долгое время, одну из главных ролей в ней, как сообщается, исполнит Мэрлин Мэнсон. Остается надеяться, что его участие в проекте решит, по крайней мере, финансовые проблемы съемочной группы, без которых не обходился ни один фильм Ходоровски, и лента, которую уже 15 лет ждут киноманы, наконец-то увидит свет. (журнал Mr. First, автор Антон Яни)

Перед нами третий фильм режиссера Алехандро Ходоровского, он снимал его после своего самого известного фильма «Крот». Ходоровский снял удивительный по своей форме и содержанию фильм. Трудно рассказать, о чем он, перед нами редкий случай, когда фильм действительно надо видеть своими глазами, чтобы точно понять его. Хотя понять фильм, сразу предупреждаю, будет нелегко, даже Дэвид Линч может позавидовать такому непонятному кинематографу. Ходоровский этим фильмом как будто вскрыл кинематограф, и все его внутренности засунул в реальную жизнь, и зашил намертво крепкими нитками. Этот фильм невозможно открыть, нужно быть, наверное, самим Ходоровским, чтобы понять весь смысл картины. А смысла в фильме чувствуется, заложено очень много. Некоторые критики сравнивают Ходоровского с Луисом Бунюэлем, не знаю, я бы их точно не сравнивал, потому что как не крути, а Ходоровский не обладал таким чувством юмора как Луис. Может быть, это даже и хорошо, поэтому его фильмы так и смотрятся, очень серьезно, несмотря на все то безумие, которое происходит на экране. А безумия будет действительно очень много, от города лягушек до святой горы. Сам Ходоровский, в этом фильме сыграл роль учителя и наставника. На протяжении всего фильма, он будет потихоньку приоткрывать завесу этого фильма, а в самом конце, вы сами будете должны решить головоломку «святой горы». Есть ли она вообще или нет? Посмотрите обязательно этот фильм в отличном качестве, может быть, вы поймете его. Такие фильмы надо знать, даже если они вам не нравятся, из таких фильмов, слеплен магический кинематограф. (zombion)

Случайно я наткунлся в магазине на сборник фильмов Алехандро Ходоровского. Описание картин меня столь впечатлило, что я отложил Антаниони и пошел на кассу, чтобы проверить, а что же в артхаусе я пропустил. Позже на одном из сайтов я прочел следующую мысль: любой ценитель серьезного кино рано или поздно, но обязательно приходит к Ходоровскому. Это не тиражированые Линч и Альмодовар, и даже не предмет эстетского культа Трюффо, Годар и Бунюэль. Это вообще бездны кинематографа, спрятанные за ворохом истории. Впочем и не всю литературную классику мы ведь знаем. Хорошо, если хотя бы 30 процентам известна фамилия Моруа. Начало кавалькаде Ходоровски положил фильм «Священная гора». Просмотрев сначала отдельными кадрами, я приготовился к просмотру того, что окрестил, как» это будет самое больное видео, которые мы когда-либо смотрели». Мне же ответили: «Я боюсь, мы ничего не поймем». Итак, два часа прошли. Я рвал и метал с криками, зачем же столько зубодробительного символизма, чтобы в конце сообщить, что это всего лишь фильм! Вообще, Ходоровски был одним из тех безбашенных людей, которых я в тайне всегда любил, люди шестидесятых, помешанных на ориентализме, магии, галлюциногенах и Кастанеде. Людях, которые всеми доступными и противозаконными методами достигали расширения сознания. Да и факты, что Ходоровски запирал своих актеров на два месяца в маленькую комнату, где поил наркотой лишь подогрели мой интерес. Это и правда один из самых странных и безумных фильмов. Первое, что бросается в глаза, это потрясающий визульный ряд, не всегда красивый, зачастую призывающий к рвотным рекациям. Весь такой в духе Сальвадора Дали, ну и правильно, это же сюрреализм. Я здесь одного опасался, порой Дали сам признавался, что не стоит искать вселенский смысл в его картинах, но ведь я верил Ходоровски и его мистическо-наркотическому опыту, хотя и подозревал, что даже он не сможет раскрыть секрет бессмертия. Продолжая тему яркого визуального ряда, могу отметить наличие обнаженных тел всех полов и возрастов. Здесь и правда мало чем можно удивить, ну разве что представлением о Христе как не о тощем проповеднике, а поджаром спортивном мужчине. Больше всего же меня поразило «Завовевание Мексики». Ничего более причудливого и интересного я не видел! Огромная декорация индейского белого города с пирамидами, этакий Теночтитлан, и жабы с ящерацими вроде жителей. Что удивительного в жабах и ящерицах? Они наряжены в национальные костюмы! Господи, ну какие же они были забавные. Очень жаль, что в итоге привезли два гроба с набором «Испанских конкистадоров» - жаб в другой форме, которые порушили славную индейскую столицу, а потом подорвали ее. И на руинах сидит Христос с безногим и безруким карликом и квакает… Ходоровски вообще демонстрирует множество самых безумных вещей. Статуи Христа из картофеля, тиражировные много раз, после того как торговцы выловили и опоили самого Спасителя. Причудливая машина, превращающая фекалии в золото. Великолепные футуристические образы образы девяти планет, и блудница, которая на протяжени всего фильма с шимпанзе следует за Иисусом. Что касается смысловой нагрузки фильма, то здесь приходиться два часа напряженно дешифровывать библейские мотивы, которые причудливо смешиваются с индийским мистицизмом и окультными практиками. После 120 дней Содома Пазолинни убили, но «Священная гора», на мой взгляд, должна быть более оскорбительна для верующего человека. Хотя и правда, лишь недавно, после многолетнего запрета, люди наконец могут ее посмотреть. Радикальность здесь в каждом кадре, Ходоровски намеренно переступает все грани приличия, демонстрируя свою версию пути к просветлению. Содом и Гоморра в фантазиях истово верующих по сравнению с тем, что показано в фильме, города праведников. Стандартно по законам сюррелизма вынемаемые из глазниц глаза и принесенные в жертву яички кажутся сущим пустяком, когда выясняется, что тот самый карлик, сумасшедший, без рук и без ног, лишь плод больного воображения Христа, клеша, аффективная привязанность, которую надо убить, единственного, за весь фильм его друга. Всю дорогу мне казалось, что меня где-то обманывают, я не понимал, почему Ходоровски не превращает «Священную гору» в собственный мистико-философский манифест, хотя все к этому и идет. Нам даже показывают оккультные практики «для начинающих». Ибавьтесь от собственного «Я», избвьтесь от всех своих денег и всех пут, которые мешают достичь высшей стадии самопознания. Заберемся на гору и на хер перемочим всех богов! Только убив их, мы достигнем высшей стадии, только их смертью мы завоюем место на Священной горе, а ты хоть пальцы себе отруби, но ползи все выше и выше. Конечно, я догадывался, что розенкрейцеры, тамплиеры и массоны не были безобидными сектантами вроде кришнаитов, но вот с очищением души методы их гуру, между прочим самого Ходоровского, ну никак не вязались. И в итоге я оказался прав. Обманули!!! Камера, отъезд!!! Это оператор, это осветитель. Люди, которые искали познания от мэтра, мистика, писателя и режиссера оказались одурачены. Всех послали в реальную жизнь. Браво! (Arbodhy)

comments powered by Disqus