на главную

КРАСНЫЙ ГАОЛЯН (1987)
HONG GAO LIANG

КРАСНЫЙ ГАОЛЯН (1987)
#20781

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 91 мин.
Производство: Китай
Режиссер: Yimou Zhang
Продюсер: Tian-Ming Wu
Сценарий: Jianyu Chen, Yan Mo, Wei Zhu
Оператор: Changwei Gu
Композитор: Jiping Zhao
Студия: Xi'an Film Studio

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - советский дубляж; 2-я - оригинальная (Cn) + рус. и англ. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Li Gong ... My Grandma
Wen Jiang ... My Grandpa
Rujun Ten ... Uncle Luohan
Liu Jia ... Father, as child
Chun Hua Ji ... Bandit
Zhigang Chen
Kun Dong
Guoguang Du
Xiaoguang Hu
Yusheng Li
Laijing Nie
Yang Qianbin
Ming Qian
Hongguang Wang
Guoqing Xu

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1403 mb
носитель: HDD2
видео: 720x288 DivX V5 1743 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Cn
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «КРАСНЫЙ ГАОЛЯН» (1987)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Действие фильма развивается на рубеже 1920-х-1930-х годов на северо-востоке Китая. Девятнадцатилетнюю крестьянку Цзюцзи насильно выдают замуж за больного проказой старика - владельца винокурни. Во время свадебной процессии один из носильщиков паланкина невесты, молодой и отважный Юй, похищает девушку и спасает её от незавидной участи. Связав свою судьбу, молодые герои становятся хозяевами винокурни, где производится чудодейственный напиток - крепкое гаоляновое вино, бодрящее дух и исцеляющее многие болезни. Мирную жизнь прерывает вторжение японцев. Вместе с односельчанами Юй и Цзюцзи встают на защиту родных гаоляновых полей. Земля орошается кровью и огненно-красным вином - крестьяне погибают, но не сдаются…

Юную девушку, ласково прозванную Девяточкой (Гун Ли), бедный отец выдаёт замуж за состоятельного владельца винодельческой артели, неизлечимо больного проказой. Совсем скоро она становится вдовой и наследует состояние. Девушка не желает изображать из себя строгую хозяйку, организовав труд по справедливости. Работникам артели сопутствует успех: вино из красного гаоляна становится знаменитым на всю округу, а у самой Девяточки рождается сын (Лиу Цзыа) от импульсивного и храброго Лу (Вен Цзыан). Однако счастливое время резко обрывается с приходом японских оккупантов. (Евгений Нефедов)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БЕРЛИНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1988
Победитель: Золотой Медведь (Чжан Имоу).
ЗОЛОТОЙ ПЕТУХ, 1988
Победитель: Лучший фильм, Лучшая работа оператора (Гу Чанвэй), Лучшая музыка (Чжао Цзипин), Лучший звук (Changning Gu).
Номинации: Лучший актер (Цзян Вэнь), Лучший режиссер (Чжан Имоу), Лучшая работа художника-постановщика (Gang Yang).
ЗОЛОТОЙ ФЕНИКС, 1987
Победитель: Лучший актер (Цзян Вэнь).
СТО ЦВЕТОВ, 1988
Победитель: Лучший фильм.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Экранизация одноимённого произведения Мо Яня.
Первая режиссёрская работа Чжана Имоу.
Фильм дублирован на к/ст. им. Горького.

Один из самых знаменитых фильмов «нового китайского кино», положивший начало эпохе «китайского взлета» в мировом кинематографе и открывший мировому киносообществу имена режиссера Чжан Имоу и актрисы Гун Ли. Созданный по мотивам двух новелл писателя Мо Яня, «Красный гаолян» представляет собой довольно редкий пример фильма, где в гармоническом единстве сошлись не только различные жанры (поэтическая драма, патриотическая сага, народная комедия), но и различные типы экранного зрелища - поэтическое авторское кино для «избранных» и остросюжетный кассовый бестселлер. Сюжетная схема подталкивала «Гаолян» к канону китайского массового кино постмаоистской эпохи. Действие начиналось в 1920-е гг. в маленькой деревушке на северо-востоке Китая. Цзюцзи, девушка из разорившейся бедняцкой семьи, насильно выдавалась замуж за больного проказой старика, владельца винокурни. Молодой крестьянский «пролетарий» Ю становился ее возлюбленным, а после смерти богача - законным мужем и хозяином винокурни, прославившейся на всю округу чудесным вином из красного гаоляна. Идиллия, однако, нарушалась вторжением японцев, чьи грабежи и зверства приводили к вооруженному бунту крестьян во главе с Ю, во время которого и гибла героиня. Чжан Имоу, бывший оператор и представитель реформаторского «пятого поколения» китайского кино, изменил немало акцентов в этой истории еще на уровне сценария. Центральным персонажем картины однозначно стал не Ю, а Цзюцзи, роль которой сыграла студентка Пекинской драматической школы Гун Ли. Любовь Цзюцзи и Ю (Цзян Вэнь), заявленная сценаристами как инструмент восстановления «социальной справедливости», обнаружила на экране свою чувственную, эротическую ипостась. В изобразительном строе картины явственно ощутился мотив дионисийского экстаза, земной чувственности, жизнеутверждающего протеста. Поэтическая стилистика Чжан Имоу нашла опору в пластике и композиции практически каждого эпизода, вершиной среди которых стал эпизод сакрального действа с молодым горячим вином. Символическое использование красного цвета (красный свадебный паланкин - красное гаоляновое вино - кровь) менее всего ассоциировалось с официозной идеологией и патетикой, хотя немалую дань идеологическим штампам все же пришлось отдать в эпизодах с японскими оккупантами, чьи образы были решены в традиционном негодующе-обличительном ключе. Знаком приобщения «Красного гаоляна» к шедеврам мирового авторского кино стал «Золотой медведь», врученный Чжан Имоу на Международном кинофестивале в Западном Берлине в 1988. Однако не менее важно, что этот же фильм поднялся до уровня национального культурного манифеста в КНР. Он не только стал лидером национального проката (75 млн. зрителей за один прокатный сезон), но и породил целый шквал откликов, дискуссий и даже стихийных демонстраций. Его символика и пафос как нельзя лучше соответствовали настроениям надежд и оптимизма, охватившим китайское общество на гребне волны либеральных реформ, всего за год до кровавой тяньаньмэньской развязки. (Дмитрий Караваев)

"Красный гаолян" - дебютный фильм Чжана Имоу, и это заметно. Живой, льющийся цвет, ярко-алый как воплощение страсти и непокорности, превращает историю про винокурню в разговор о неконтролируемых желаниях, а затем и о крови, выплескивающейся на поле, но единственная, кто здесь обещает будущую мощь, - это молодая Гон Ли. Смелость Имоу заключалась во властном распоряжении цветом, которое в дальнейшем стало почерком режиссера, однако сюжетная основа безнадежно провинциальна и не может потягаться с тем, за что Имоу брался позже. Молодую девушку ее родственники выдают замуж за прокаженного хозяина винокурни. По обычаю паланкин с невестой несет отряд молодых мужчин, которые потряхивают его, но молчание девушки, отданной живому мертвецу, раззадоривает носильщиков - и они начинают петь дразнящую песню, доводя ее до слез. Поэтому когда в зарослях сорго на них нападает бандит и требует отправиться с ним в траву, героиня не пугается - вряд ли это будет хуже того, что ей суждено, и бросает взгляд на одного из носильщиков. В этот момент их связывает притяжение, которое в дальнейшем приводит молодую жену на поле, а старому мужу обещает скорую смерть. Так девушка становится хозяйкой винокурни, алых чанов с опьяняющим кроваво-красным вином. При всем мастерстве Имоу там, где это касается цветов, хочется отметить, что история страсти получилась неубедительной. Гон Ли восхитительна, но дуэта не вышло. В итоге фильм человеком, знакомым с последующими удачами Имоу, воспринимается без трепета - ни линия с нападением японцев, ни молчаливые взаимоотношения не умеющего держать язык за зубами мужчины и стеснительной "хозяйки" не увлекают. Дело здесь и в том, что герои - обыкновенные крестьяне, не благородные и не образованные, ведомые простыми чувствами, обыденными представлении о жизни, поэтому необходимо настроиться на безвременье и солнце, тонущее в море сорго. Имоу достаточно точно удалось передать то, что существование героев во многом определяется трудом, его плодами, окружающей обстановкой, чувством дома и товарищества. Также чувствуется недостаток эпичности, а ведь Имоу берется за трансформацию красного как страсть-кровь, трагедия. Тем не менее "Красный гаолян" - это хоть и дебют, но проба пера, завоевавшая симпатии жюри Берлинского кинофестиваля и открывшая для Имоу большую дорогу, по которой он идет до сих пор. (Мор, ekranka.ru)

Ретроспективно ещё очевиднее, что этот фильм стал вехой в истории китайской кинематографии, открыв миру не просто творчество самобытных и необычайно талантливых художников, но словно – впервые позволив прикоснуться через экран к традиционно закрытой многовековой культуре. Конечно, шедевр родился не на пустом месте. Напротив, Чжан Имоу уже получил некоторую известность благодаря сотрудничеству1 с У Тяньминем и Чэнь Кайгэ, чьи общие достижения на Сианьской киностудии связаны, в свою очередь, с грамотной либерализацией политики в области «важнейшего из искусств», начатой властями в первой половине 1980-х. С другой стороны не последнюю роль в международном признании, выразившемся, как минимум, в присуждении «Золотого медведя» на престижном Берлинском кинофестивале, сыграла готовность к контакту, продемонстрированная подлинно прогрессивными деятелями искусства с Запада. Не совпадением, но закономерностью обернулся интерес итальянца Бернардо Бертолуччи к судьбе «последнего императора» и всей страны в XX веке – обращение, официально поддержанное в КНР! Наверное, лучше понять художественные поиски китайского режиссёра, обратившегося к романам Ян Мо «Красный гаолян» и «Гаолянское вино», поможет параллель с щемящими душу произведениями европейцев об идиллии в краткий, но такой дорогой период между двумя мировыми войнами. Чжан Имоу, прошедший, как и многие его коллеги-ровесники2, перевоспитание тяжёлым физическим трудом в деревне в годы «культурной революции», тем не менее с невыразимой любовью и нежностью живописует быт простых крестьян. Да, были классовые притеснения, обуславливавшие серьёзную и подчас неодолимую социальную несправедливость, как было и бесчинство сильных мира сего, персонифицированных в образе Санпао – безжалостного предводителя шайки разбойников, терроризировавшей округу. Но преобладал всё же сильнейший витальный дух, подпитываемый и щедростью родной природы, и безусловной верностью традициям, когда даже рутинная повседневная работа казалась великим таинством, и искренность, открытость, чистота проявляемых чувств. Режиссёр3 с готовностью смешивает «высокое» и «низкое», освещая светом изумительной поэзии даже жестокость или нечуткость людских поступков. Вспомним эпизод, когда на полпути к жениху процессия во главе с Лу принимается, раззадоривая невесту, петь скабрёзную песенку и отплясывать – но танец лишь начинается как шутка, дань грубому обычаю… А уж изысканное, неизреченно красивое изобразительное решение с превалированием ярко-красных цветов, цветов насыщенной и полнокровной жизни, вообще говорит само за себя. Тем сильнее, вплоть до состояния шока, воздействует радикальная смена тональности в последней трети повествования, когда одна историческая эпоха перетекает в другую, по сути, в мгновение ока. Внушавшие трепет и благоговение заросли гаоляна оказываются выкошены толпами крестьян под надзором японских солдат, а земля становится красной не от вина, разлитого на весёлом празднике по случаю окончания урожая, но от крови, щедро пускаемой оккупантами. Лу, изуверски казнённого как коммунист и участник национально-освободительного подполья, и саму Девяточку постигает трагическая участь – но тем ценнее память о них, бережно хранимая внуком, от чьего лица и ведётся повествование… Чжан Имоу выслушал на Родине, как известно, немало упрёков4 в склонности к идеологическому отступничеству и чужеродном влиянии на своё творчество. Но, по моему убеждению, заслуживает лишь хвалы за глубокий и неподдельный патриотизм, проявляющийся помимо прочего и в новаторском осмыслении эстетики историко-революционных опер, долгое время официально пребывавших в ранге главного (и чуть ли не единственного) киножанра в Китайской Народной Республике.
1 – В качестве оператора и актёра. 2 – Представители так называемого пятого поколения кинематографистов. 3 – Почти как упомянутый Бертолуччи в своём эпическом кинополотне «Двадцатый век» /1976/. (Евгений Нефедов)

comments powered by Disqus