на главную

У КАЖДОГО СВОЕ КИНО (2007)
CHACUN SON CINEMA OU CE PETIT COUP AU COEUR QUAND LA LUMIERE S'ETEINT ET QUE LE FILM COMMENCE

У КАЖДОГО СВОЕ КИНО (2007)
#30005

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Киноальманах
Продолжит.: 111 мин.
Производство: Франция
Режиссер: яя
Продюсер: Gilles Jacob, Roman Polanski, Aki Kaurismaki, Takeshi Kitano, Alain Sarde, Kar Wai Wong, Takio Yoshida, Robert Benmussa, Sandrine Brauer, Laura Briand, Denis Carot, Gilles Ciment, Rachel Curl-Medina, Sergei Davidoff, Serge Lalou, Marie Masmonteil, Masayuki Mori, Rebecca O'Brien, Jacky Pang Yee Wah, Vincent Wang, Corinne Golden Weber
Режиссер: Theodoros Angelopoulos ("Trois Minutes"); Olivier Assayas ("Recrudescence"); Bille August ("The Last Dating Show"); Jane Campion ("The Lady Bug"); Youssef Chahine ("47 Ans Apres"); Kaige Chen ("Zhanxiou Village"); Michael Cimino ("No Translation Needed"); Ethan Coen, Joel Coen ("World Cinema"); David Cronenberg ("At the Suicide of the Last Jew in the World in the Last Cinema in the World"); Jean-Pierre Dardenne, Luc Dardenne ("Dans l'Obscurite"); Manoel de Oliveira ("Rencontre Unique"); Raymond Depardon ("Cinema d'Ete"); Atom Egoyan ("Artaud Double Bill"); Amos Gitai ("Le Dibbouk de Haifa"); Alejandro Gonzalez Inarritu ("Anna"); Hsiao-hsien Hou ("The Electric Princess House"); Aki Kaurismaki ("La Fonderie"); Abbas Kiarostami ("Where is my Romeo?"); Takeshi Kitano ("One Fine Day"); Андрей Кончаловский ("Dans le Noir"); Claude Lelouch ("Cinema de Boulevard"); Ken Loach ("Happy Ending"); David Lynch ("Absurda"); Nanni Moretti ("Diaro di uno Spettatore"); Roman Polanski ("Cinema Erotique"); Raoul Ruiz ("Le Don"); Walter Salles ("A 8 944 km de Cannes"); Elia Suleiman ("Irtebak"); Ming-liang Tsai ("It's a Dream"); Gus Van Sant ("First Kiss"); Lars von Trier ("Occupations"); Wim Wenders ("War in Peace"); Kar Wai Wong ("I Travelled 9000 km To Give It To You"); Yimou Zhang ("En Regardant le Film")
Сценарий: Manoel de Oliveira ("Rencontre Unique"); Olivier Assayas ("Recrudescence"); William Chang (("I Travelled 9000 km To Give It To You"); Jean-Pierre Dardenne, Luc Dardenne ("Dans l'Obscurite"); Atom Egoyan ("Artaud Double Bill"); Amos Gitai ("Le Dibbouk de Haifa"); Alejandro Gonzalez Inarritu ("Anna"); Aki Kaurismaki ("La Fonderie"); Андрей Кончаловский ("Dans le Noir"); Nanni Moretti ("Diario di un Spettatore"); Kar Wai Wong ("I Travelled 9000 km To Give It To You"); Yimou Zhang, Jingzhi Zou ("En Regardent le Film")
Оператор: Marc-Andre Batigne ("Irtebak"); Jacques Bouquin, Inti Briones ("Le Don"); Dirk Bruel ("The Last Dating Show"); Greig Fraser ("The Lady Bug"); Francis Grumman ("No Translation Needed"); Pung-Leung Kwan ("I Travelled 9000 km To Give It To You"); Emmanuel Lubezki ("Anna"); Alain Marcoen ("Dans l'Obscurite"); Ramses Marzouk ("47 Ans Apres"); Francisco Oliveira ("Rencontre Unique"); Nick de Pencier ("Artaud Double Bill"); Alessandro Pesci ("Diario di Un Spettatore"); Mauro Pinheiro Jr. ("A 8 944 km de Cannes"); Andreas Sinanos ("Trois Minutes"); Мария Соловьева ("Dans le Noir"); Shinzi Suzuki ("One Fine Day"); Alberto Venzago ("War in Peace"); Xiaoding Zhao ("En Regardent le Film"); Xiaoshi Zhao ("Zhanxiou Village"); Steven Lubensky
Композитор: Mark Bradshaw ("The Lady Bug"); Mychael Danna ("Artaud Double Bill"); Eleni Karaindrou ("Trois Minutes"); Howard Shore ("At the Suicide of the Last Jew in the World in the Last Cinema in the World")
Студия: Cannes Film Festival, Elzevir Films

ПРИМЕЧАНИЯдополнительно на диске киноновеллы Дж. и И. Коэнов "Мировое кино" ("World cinema") и Д. Линча "Абсурд" ("Absurda"), не попавшие в это издание [субтитры: Ru, Fr; 63 MB].
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Casper Christensen ... ("The Last Dating Show")
Frank Hvam ... ("The Last Dating Show")
Audrey Dana ... Claude Lelouch's mother ("Cinema de boulevard")
Zinedine Soualem ... Claude Lelouch's father ("Cinema de boulevard")
Jean-Claude Dreyfus ... The husband ("Cinema erotique")
Sara Forestier ... The usherette ("Cinema erotique")
George Babluani ... The thief ("Recrudescence")
David Cronenberg ... The suicidal man ("At the suicide of the last Jew in the world in the last cinema in the world")
Emilie Dequenne ... The crying woman ("Dans l'obscurite")
Clayton Jacobson ... The Man / The Voices #3 ("The Lady Bug")
Takeshi Kitano ... The projectionist ("Rencontre unique")
Michael Lonsdale ... The old blind man ("Le Don")
Jeanne Moreau ... The old woman / Herself ("Trois Minutes")
Nanni Moretti ... Himself ("Diario di uno spettatore")
Elia Suleiman ... The filmmaker ("Irtebak")
Lars von Trier ... The filmmaker ("Occupations")
Bradley Walsh ... Father ("Happy Ending")
Luisa Williams ... Anna ("Anna")
Josh Brolin ... ("World cinema")
Grant Heslov ... ("World cinema")
Brooke Smith ... ("World cinema")
Taraneh Alidoosti
Golshifteh Farahani
Hediyeh Tehrani
Jean Gabin ... ("Cinema de Boulevard") (archive footage)
Jean-Louis Trintignant ... ("Cinema de Boulevard") (archive footage)
Anouk Aimee ... ("Cinema de Boulevard") (archive footage)
Fred Astaire ... ("Cinema de Boulevard") (archive footage)
Ginger Rogers ... ("Cinema de Boulevard") (archive footage)
Erich von Stroheim ... ("Cinema de Boulevard") (archive footage)
Maury Chaykin ... ("Artaud Double Bill") (archive footage)
Maria Falconetti ... ("Artaud Double Bill") (archive footage)
Anna Karina ... ("Artaud Double Bill") (archive footage)
Arsinee Khanjian ... ("Artaud Double Bill") (archive footage)
Isabelle Adjani ... Herself ("47 Ans Apres") (archive footage)
Jean Cocteau ... Himself ("47 Ans Apres") (archive footage)
Michele Morgan ... Herself ("47 Ans Apres") (archive footage)
Kim Novak ... Herself ("47 Ans Apres") (archive footage)
Willem Dafoe ... ("Occupations") (archive footage)
Bryce Dallas Howard ... ("Occupations") (archive footage)
Charles Chaplin ... ("Zhanxiou Village") (archive footage)
Marcello Mastroianni ... ("Trois Minutes") (archive footage)
Maurice Chevalier ... ("Epilogue") (archive footage)
Sylvia Kristel ... Emmanuelle ("Cinema erotique") (archive footage)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1755 mb
носитель: HDD3
видео: 656x352 XviD 1310 kbps 25 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, various
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «У КАЖДОГО СВОЕ КИНО» (2007)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В киноальманах вошли 34 киноновеллы всемирно известных режиссеров из 25 стран и 5 континентов. Каждый попытался создать свое неповторимое кино. Все эти мини-фильмы, продолжительностью 3-4 минуты, в той или иной степени связаны общей темой: кино в современном мире.

36 всемирно известных режиссеров поучаствовали в проекте, который был подсказан Жилем Жакобом, бессменным президентом Каннского кинофестиваля, специально к 60-летнему юбилею фестиваля. Режиссеры рассуждают, что такое кино и где их собственное место в кино.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Полное название: «У каждого свое кино, или как замирает сердце, когда гаснет свет и начинается сеанс».
Международный каннский кинофестиваль (фр. Festival international du film de Cannes) - ежегодный кинематографический фестиваль, проводимый в конце мая в курортном городе Канны (Франция) на базе Дворца фестивалей и конгрессов на набережной Круазет. Аккредитован Международной федерацией ассоциаций кинопродюсеров (FIAPF) в числе тринадцати конкурсных фестивалей игровых фильмов (так называемые «фестивали категории А»). Каннский кинофестиваль является одним из старейших (задуман в 1939, впервые проведен в 1946 году) и самых престижных в мире. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Каннский_кинофестиваль. Официальный сайт фестиваля - http://festival-cannes.com/ru.html.
Премьера: 20 мая 2007 года (Каннский кинофестиваль).
Братья Джоэл Коэн и Итан Коэн, как и Дэвид Линч, прислали свои работы позже необходимого срока, поэтому они не были включены в финальный монтаж ленты (DVD готовился к началу Каннского фестиваля и уже там раздавался и продавался в день премьеры). При этом лента Дэвида Линча и работа братьев Коэнов на премьерных показах были показаны как отдельные ролики. Позже короткометражка Линча вышла в коллекционном французском 2-х дисковом издании вместе с перемонтированной работой Хоу Сяосяня и расширенными Иньярриту, Чимино и Сулеймана. К слову, Коэны в этом издании почему-то отсутствовали.
Рецензия в Village Voice (англ.) - http://villagevoice.com/2007-05-15/film/is-there-a-doctor-in-the-house/.
Рецензии (англ.): http://lumiere.net.nz/reader/item/1785; http://andsoitbeginsfilms.com/2013/03/anthology-breakdown-to-each-his-own.html; http://thevoid99.blogspot.com/2011/08/to-each-his-own-cinema.html; http://dinaview.com/?p=51; http://eternalsunshineofthelogicalmind.blogspot.com/2007/09/tiff-2007-chacun-son-cinema.html; http://martinteller.wordpress.com/2012/06/24/chacun-son-cinema-to-each-his-own-cinema/; http://sbs.com.au/films/movie/3258/Chacun-Son-Cinema.

К 60-летнему юбилею авторитетнейшего европейского кинофестиваля в Каннах было решено (идею предложил бессменный президент смотра Жиль Жакоб) осчастливить зрителя очередным киноальманахом, собравшим под свои знамена 33-х всемирно известных режиссеров из 25 стран и 5 континентов. Центральный символ всех новелл - кинозал, место, где ежедневно миллионы зрителей находят то, что искали для себя, выбирая из богатого репертуара свое кино. Разбирать подобные мастер-классы по косточкам, пытаясь анализировать каждую пятиминутку, задача благородная, благодарная, выполнимая, но совсем необязательная. Магия таких творческих «сборищ» обнаруживает себя не в отдельно взятой новелле, а на финальных титрах, когда киноманское удовольствие от просмотра достигает своего пика, и уже совсем не важно, помнишь ли ты очередность увиденных мини-историй или имена большинства участников проекта. «У каждого свое кино» - как сеанс одновременной игры с любимыми режиссерами, полнометражные работы которых приходится ждать годами. Понятно, что для них такие зарисовки не более чем ремарка, приятное дуракаваляние в обеденный перерыв, но одно дело, когда очередная киномозаика из пяти или даже десяти кусочков складывается, и совсем другое - из тридцати трех. Количество в качество тут не переходит, потому как качество работ в данном случае априорно, но за счет количества качество к абсолюту стремится, с учетом яркой индивидуальности каждого режиссера. К заданным условиям Авторы отнеслись по-разному, что, в принципе, вполне очевидно. Но для зрителя именно в этой разности все и сконцентрировано. Когда на все про все не более пяти минут - любая мелочь в кадре на вес золота. Порой именно в подобных этюдах на тему режиссерская философия всеми цветами радуги играть начинает. Далеко идущих выводов делать не стоит, но на заметку кое-что взять определенно можно. Ларс фон Триер (новелла «Профессии») и Дэвид Кроненберг (новелла «Самоубийство последнего еврея в последнем кинотеатре на земле»), скажем, вполне программные заявления сделали: первый про критиков, зрителей; второй про кинематограф как таковой. Нужны ли такого рода киноальманахи? Конечно нужны! Плюсы очевидны, а минусы, пожалуй, и вовсе отсутствуют. Главное, чтобы состав не подкачал. С этим у проекта Жиля Жакоба полный порядок, лучше и представить сложно. Название тоже в точку. Кино у каждого и, правда, свое: у зрителей, у режиссеров. Смотри, выбирай. Пустое уйдет и забудется, настоящее - осядет в памяти и страницах энциклопедий. По сути, киноальманах «У каждого свое кино» таковой энциклопедией и является. (Станислав Никулин)

Фильм подобен стопке пестрых визитных карточек, половину имен на которых ты хорошо знаешь, а вторую половину - либо никогда не слышал, либо знал, но кто это - забыл. Поэтому со страху, что у меня в голове все перемешается, я скачала и смотрела киноальманах порциями, в качестве сказки на ночь. Думаю, что смогу себе позволить приобрести и хорошую двд-версию, потому что у фильма тот формат, который предполагает удовольствие многократного просмотра. И не напряжно - есть три минуты - посмотри один сюжет, есть 15 - посмотри пять... Очень хорошо, что фильмы разные, что есть не только остроумные, трогательные новеллы, но и также встречаются скучные и вульгарные (уже все знают, какая именно). А если не будет плохих, как же тогда определить, что есть хорошие? Кроме того, очевидный плюс в том, что даже не очень просвещенный киноман не чувствует себя на обочине. Радость от того, что ты угадал автора, - огромна. (Катя Визгалова)

Пару лет назад президент Каннского фестиваля Жиль Жакоб попросил былых лауреатов и номинантов снять по короткометражке к 60-летию подведомственного ему мероприятия. Условие нехитрое: втиснуть свою историю в 5 минут и разыграть ее в пространстве между проектором и экраном. Не сговариваясь, большинство режиссеров вообразило «идеального зрителя», и в ожившие картинки стали вглядываться финские сталевары, японские фермеры, американские ковбои, сентиментальные барышни, православные батюшки и Жанна Моро. Вообще из этой масштабной затеи вышел не альманах в классическом понимании, а «картинки с выставки», неброские минималистичные этюды, которые сделали бы честь, например, вгиковским дипломантам. Иначе говоря, режиссеры в своей массе подошли к делу с должной ответственностью, подкупающей саморефлексией и излишней серьезностью. В результате симпатии, как всегда, оказались на стороне тех, кто повел себя как отчаянный идиот. Ларс фон Триер подготовил исчерпывающую инструкцию, как себя вести в кинозале с соседями-болтунами, Кен Лоуч резонно порекомендовал ходить не на фильмы, а на футбол, Роман Полански, не мудрствуя, экранизировал похабный бородатый анекдот. В остальном «У каждого свое кино» вышло зрелищем не столько поучительным, сколько разоблачительным. Идея Жиля Жакоба сработала как сыворотка правды. Стало совершенно ясно, что китайцы очень хотят понравиться Каннам, а египтяне - отрапортоваться громким «спасибо». Что Ангелополусу лучше уже не снимать, что Кар-Вай неприлично повторяется, а братья Дарденны снимают не «социалку», а притчи. Что наш соотечественник Андрей Кончаловский - мастер спекуляции, а расхваленный Иньярриту - простой фарцовщик. И ничего дурного здесь нет. Просто действительно - у каждого свое кино. (Глеб Борисов)

Канны, зал кинотеатра. Благодушный, артистично бородатый (сразу видно - настоящий художник) Ларс фон Триер сидит и с беззастенчивым удовольствием смотрит свой фильм «Мандерлай». В это время сосед Триера - типичный янки - явно скучает. Крутится, пристает с разговорами и, в полном соответствии со своими мещанскими американскими ценностями, хвастается наличием машин на каждый день недели. «А вы чем занимаетесь?», - светски интересуется он у безуспешно пытающегося устраниться от беседы Триера. «Я? Я убиваю», - холодно отвечает тот, достает молоток и… Эта миниатюра - новелла Ларса фон Триера из альманаха «У каждого свое кино», заказанного специально для юбилейного 60-го Каннского фестиваля его президентом Жилем Жакобом. Кое-кто отказался участвовать - Скорсезе со Спилбергом были заняты, Тарантино не заинтересовала тема, Коэнов пришлось упрашивать. В итоге 35 знаменитых режиссеров сняли 33 небольшие истории о кино (недочет по причине того, что братья Коэны и Дарденны снимают парами). Посвящен проект Федерико Феллини. Было поставлено лишь два условия: хронометраж не больше трех минут, в основе новеллы - тема кинозала. И большинство участников, не сговариваясь, - а по условиям альманаха, никто не знал сюжетов своих коллег, и полный вариант картины режиссеры вместе со всеми увидели лишь на премьере в Каннах - устроили показ фильма в фильме. На экране кинотеатра что-то идет (тот же Феллини, к примеру), а в зале разворачивается действо. И хотя считается, что постмодернизм вслед за рок-н-роллом, романом, богом и тем же кино уже давно отошел в мир иной, задача получилась по форме совершенно постмодернистская. Пошутили, помимо Триера, многие. Коэны сняли историю про техасского ковбоя, который попал в кино на турецкий арт-хаус, новелла Кронненберга - про самоубийство последнего в мире еврея в последнем в мире кинотеатре. Кен Лоуч в своем эпизоде посоветовал ходить на футбол, а не в кино, а Роман Полански экранизировал фривольный анекдот, развязка которого, в общем-то, очевидна с самого начала, но от этого не менее забавна. Некоторые сделали трехминутную квинтэссенцию себя, что тоже вполне укладывается в концепцию постмодернистской шутки. Тревожная музыка, сцена кинотеатра, на переднем плане - ножницы, какое-то кровавое мельтешение и истеричный диалог за кадром, что происходит - решительно непонятно, понятно лишь, что автор эпизода - Дэвид Линч. Так же поступил и Кар Вай - расфокус, мягкие цвета, чувственные линии - эту новеллу можно было бы использовать в качестве трейлера к его творчеству. Кое-кто рассказал о себе любимом - кто с большей самоиронией (Нано Моретти), кто с меньшей. (Юсеф Шахин)

33 фильма в фильме. 33 зарисовки от 33 прославленных современных режиссеров - от Вима Вендерса до нашего Андрея Кончаловского (снявшего, к слову, самую прямолинейную, самую дурацкую новеллу). Подзаголовок - «Те острые ощущения, которые охватывают Вас, когда гаснет свет и начинается кино». Совершенно верно - мастера экрана рассуждают, каково это - быть зрителем. Экстравагантный, необычный и самый необязательный фильм прокатного репертуара. Необязательный - потому что ничего из личного опыта Вонга Кар-вая, Гаса Ван Сэнта или Нанни Моретти вам не объяснит собственную привязанность к десятой музе. Но при этом, есть большая уверенность, многое из показанного окажется по душе и, как знать, надолго ляжет на сердце. Потому что режиссеры, в большинстве своем, оказываются такими же зрителями, как и мы. Так же страдают, переживают, навсегда влюбляются в экранные образы и с удовольствием перетасовывают в памяти любимые сцены из любимых киноснов. На экране - кадры из Феллини, Брессона, Ренуара и других кумиров тех, кто сегодня диктует моду на экранную реальность. Что показательно - не раз и не два в новеллах возникает образ полупустого или вовсе пустого зала, очень редко кто из режиссеров демонстрирует битком набитый кинозал. А в большинстве случаев внимание сосредоточено на одном-единственном персонаже, внимающем льющейся с экрана благодати. Образ очевиден - кино сегодня слишком интимный, слишком личный процесс, это уже далеко не балаганное зрелище для всей толпы. Вот почему чуть ли не каждый третий режиссер в подборке рифмует происходящее на экране с сексуальным актом, а у каждого второго герои плачут навзрыд, не стесняясь ни себя, ни окружающих. Еще половина из них предпочитает рассказывать, каково это - быть автором и с нетерпением ждать, когда же публика вынесет свой вердикт. По крайней мере, египтянин Юссеф Шахин доходит до крайней степени честной самовлюбленности. Вот почему эту вереницу трогательных, печальных, игривых, каких угодно трехминуток смотреть было бы невыносимо скучно, не разбавляй ее время от времени юмором откровенные злодеи и ерники - от ироничного Такеши Китано (он снял лучший свой фильм за последние годы) до мизантропических садистов Дэвида Кроненберга и Ларса фон Триера. У последнего самая зверская, но и самая точная новелла - иногда у зрителя в зале может оказаться реакция, далекая от всех норм человеческой учтивости. Смотрите кино - и не мешайте это делать другим. (Алексей Дубинский)

В разных странах разные люди приходят в кинотеатры. Там они влюбляются, умирают, убивают, падают с балкона, попадают на экран, занимаются любовью, воруют - и, как правило, смотрят кино. Заказанный к юбилею Каннского фестиваля и спродюсированный директором последнего Жилем Жакобом альманах состоит из трех с лишним десятков трехминутных короткометражек - сочинения объединяет довольно условная тема «Кинотеатр». На том же юбилейном фестивале их и показывали идеальным образом - перед фильмами, в порядке киножурнала. Смотреть «У каждого свое кино» одним махом не то что утомительно, но не совсем правильно: глаз быстро замыливается и начинает цепляться за второстепенные вещи - скажем, за совпадения. Их хватает: красной нитью, так сказать, проходят Феллини с Брессоном, то там, то здесь зритель оказывается слепым, многократно используется классический прием из «На десять минут старше» - когда камера вглядывается в человека, который, в свою очередь, вглядывается в экран. Самые беззаботные из живых классиков отделались изящными анекдотами: Коэны (демонстративно снявшие свой фрагмент без отрыва от производства «Старикам тут не место»), Поланский, фон Триер (безусловный хит), Кен Лоач. Самые серьезные ударились в синефильскую пошлость: чемпионы в этом смысле Кончаловский и Вендерс, туда же - Ангелопулос, Аугуст, Амос Гитай. Кое-кто сделал трехминутные конспекты собственных стилей - Кар Вай (разумеется), Лелуш, Руис, Каурисмяки. Другие - старенький египтянин Шахин, Нанни Моретти, Китано, извлеченный с антресолей Майкл Чимино - и вовсе не мудрствуя лукаво сняли фильмы про самих себя. Наконец, нашлись и те, кто отнесся к заданию ответственно, - новеллы Оливье Ассайя и Хоу Сяо Сьена, в первую очередь, стоят иного полного метра. Очень славный Эгоян. Смешной Кроненберг. Дурацкий Саллес. Достойные Дарденны. Сборник идеально подходит на роль киновикторины - поскольку подписи появляются не в начале, а в конце фрагментов. И о людях, его сделавших, говорит очень многое - как в рассказе писателю бывает сложнее спрятаться, чем в романе. Другой вопрос, что со всеми этими режиссерами и так все всем давно понятно, - и над этим киноальманахом, как и над почти всеми прочими, витает дух необязательности. Но жаловаться - грех, пожалуй. (Станислав Зельвенский)

Фильм "У каждого свое кино" снят 33 режиссерами к 60-летию Каннского фестиваля. Он состоит из трехминутных новелл, каждая выражает взгляд автора на судьбу киноискусства. Вот что думает президент Каннского фестиваля Жиль Жакоб о проекте «У каждого свое кино» Времена меняются. Потом они возвращаются к исходной точке, обогащенные собственными метаморфозами. Когда, более года тому назад, мы задали себе вопрос, как отметить 60-летие Каннского фестиваля, по крайней мере одно было нам ясно: не нужно возврата в прошлое, уныло-торжественного празднования или умильных взаимных поздравлений, не нужно ничего, что делает будущее еще более пугающим. Юбилеи хороши тем, что позволяют задуматься и порождают новый всплеск энергии. Энергии, необходимой, чтобы вдохнуть новую жизнь в наши действия далеко за пределами этого символического года. Динамизм нашего художественного выбора воплощен в нашем будущем плакате. Укрепление наших программ, чтобы лучше высвечивать произведения художественной ценности. Радость нового кинотеатра. Затем идея быстро пришла сама: собрать вместе художников. Тех, кто обладает тем достоинством - критически важным сегодня, - что они развивают кино как художественную форму. Тех, кто доверяет Канну, и кому Канн в свою очередь помог. Тех, кто был свободен и хотел сообщить новости о себе посредством кино. Одним словом, отпраздновать 60 лет создания фестиваля творческим актом. Сделав это, фестиваль воздаст почести не просто прошедшим шести десятилетиям, а великим режиссерам, которые собираются раз в год в месте, где "дух дышит, где хочет", как говорил Робер Брессон. Эти слова часто будут вспоминаться в связи с фильмом, который уподобится горнилу, где из художественной искры снова может возгореться пламя, когда в зале погаснет свет и начнется просмотр... Значит, фильм, но какой фильм? Идея фильма, состоящего из коротких новелл, родилась не вчера, в истории кино можно найти такие более или менее удачные примеры ее воплощения, как "Семь смертных грехов", "Величайшие мошенничества в мире", "Париж глазами...". Не забудем и недавнюю ленту "Париж, я люблю тебя". В нашему случае речь шла о том, чтобы объединить группу творцов (все они всемирно известны) для прогулки по общей теме, которая должна стать трамплином для их вдохновения. Эти 35 режиссера с 5 континентов и из 25 стран в течение 3 минут каждый поделятся тем, что их сейчас волнует, отталкиваясь от темы зала кинотеатра. Это второе ограничение, но одновременно, конечно, и обещание Рая! Семейная прогулка по воспоминаниям, мечтам, взрывам смеха, крикам тревоги и эмоциям. Новизна формы диктуется предельным разнообразием и приятной легкостью. Это будет своего рода серия невероятных встреч: Вендерс снимал в Конго, Цай Мин-лянь - в Куала-Лампуре, а Кроненберг - в... туалетах! Ни один из режиссеров не знает, что снимают другие, не получит даже синопсисов своих коллег. Все они согласились впервые увидеть фильм целиком вместе со зрителями фестиваля 20 мая и с широкой публикой, которая увидит его в тот же вечер по телевизору. Образуют ли эти режиссеры школу? Нет, даже если все они совершают путешествие к пониманию сути вещей, все они - индивидуальности, каждый выражает свои эстетические пристрастия, все они - поэты, завоевавшие участок нашей планеты и преобразившие его каждый по-своему. Они очень трудолюбивы, они усердно работают и не жульничают, ибо они занимаются тем искусством - киноискусством, которое у них на глазах творит свою историю. Скромность предоставленного каждому из них бюджета стимулировала их к тому, чтобы быть не только чрезвычайно творческими, непредсказуемыми, смешными, нежными, циничными, задумчивыми, забавными, трогательными или провокационными, но и понятными и дерзкими. И именно размышления об этом плавильном котле культур, истоков и талантов подсказали нам название будущего фильма - "Каждому свое кино". Будем надеяться, что это большое приключение, даже если ему суждена недолгая жизнь, возбудит в зрителях желание путешествовать в обществе режиссеров, которые никогда не уставали изумлять и творить мир заново. И разве не в этом заключена одна из важнейших задач искусства? (Александр Н.)

Из 100-минутного калейдоскопа короткометражек, которые мелькают с невероятной быстротой, и через час после просмотра уже начинаешь путаться и забываешь, кто что снял, можно сделать два вывода. Во-первых, обнаружилось на удивление много повторяющихся тем (например, слепой зритель в кинотеатре). Во вторых, этот альманах в очередной раз доказал, что в подобных проектах побеждает остроумие, а те, кто впадают в патетику, оказываются в проигрыше. Как, например, Андрей Кончаловский. В его новелле билетерша смотрит в пустом зале «8 1/2», а на задних рядах парочка занимается любовью. А билетерша все смотрит, а парочка набирает обороты. А на улице Кончаловский настойчиво тычет в рекламу кока-колы, а потом в афишу Феллини. Искусство уже практически умерло, ничуть не стесняясь столь сильного обобщения, передает нам по буквам автор. Вот не станет билетерши, и все - мир окончательно заполнит кока-кола. И на фоне элегантных шуточек, анекдотов и даже самого обычного самолюбования пафос удесятеряется, серьезность обретает совсем уж катастрофически неуместный размах, а режиссер уподобляется интеллигенту из анекдота, который, поправляя очки характерным жестом, нудно бубнит: «Нет уж, позвольте поп…деть». (Дарья Горчева)

У каждого свое кино… Какое правильное название подобрали сборнику, посвященному юбилею Каннского кинофестиваля… У каждого творца свой почерк, свои идеи, свое видение мира. И фильм раскрыл нам, кто обладает неповторимым стилем, а кто - нет. Например, из толпы выделяются сюжеты Вонга Кар-Вая, Андрея Кончаловского, Гаса Ван Сента, Дейвида Кроненберга, Такеши Китано именно тем, что они легко узнаваемы и до боли родны (на протяжении всего просмотра я только и делал, что угадывал, чья же это работа…). И как много среди этих новелл незаметных, бесцветных и незапоминающихся. А порой и вовсе неожиданны, как история Романа Поланского, который вернулся к своим истокам - к черному юмору, царившему в «Бале вампиров» или «Китайском квартале». Но все-таки не получилось цельной картины, как в других кино-коллажах: «Париж, я тебя люблю», «На десять минут старше…». Ярким стилем, а вместе с тем и интересными идеями, обладают немногие режиссеры. В конкурсной программе ММКФ, например, их и вовсе не хватало. Можно вспомнить Явора Гырдева, Файта Хелмера и нашего Сергея Овчарова. Остальным же не хватило риска и таланта. Зато вне конкурса хватало интересных работ. «Больше Бена» Сьюзи Хэйлвуд, «Два дня в Париже» Жюли Делпи, «Тюльпан» Сергея Дворцевого и другие. «Тюльпан» я, как известно, еще посмотрел на ММКФ, а фильмы двух женщин-режиссеров мне удалось посмотреть уже после нашего биеннале, у себя в четырех стенах. И, как оказалось, зря я их не посмотрел сразу. «Больше Бена» - яркая экранизация англичанкой автобиографической книги наших соотечественников: популярных авторов рунета Павла "Собакки" Тетерского и Сергея "Спайкера" Сакина. История двух парней, задумавших «развести на деньги» Лондон, вызывает с одной стороны улыбку, а с другой - сочувствие. Мы сочувствуем им, так как понимаем, насколько они наивны в своем стремлении. И немудрено, что их пути в конце концов разошлись: один устроился в конце концов на работу, а второй стал законченным наркоманом. Манера подачи этого материала цепляет тем, что зритель может проследить их путь от начала до конца, познавая иногда весьма полезную информацию о социально-экономической структуре «Большого Бена». Вам расскажут, как можно открыть свой счет, что требуется для того, чтобы устроиться на работу и т.д. и т.п. Но информация подается нам с иронией, которая должна насторожить любого здравомыслящего человека. Цифры в уголке экрана нас оповещают, сколько осталось деньжат у героев, а каждый эпизод, как и в книге, озаглавлен в стиле дневниковых записей. «Наша первая…» квартира, кража, наркота… Радует, что вместе с Беном Барнсом, еще не известным нам под именем «принц Каспиан», сыграл Андрей Чадов. Правда, на его долю выпала не очень положительная роль - именно он играет наркомана. И как играет! Как всегда, наши переигрывают иностранцев по всем статьям… Еще больше мне понравилась новая работа Жюли Делпи, которую узнаешь не столько по стилю, сколько по ее ролям у таких маститых режиссеров, как Фолькер Шлендорф и Кшиштоф Кесьлевский. К тому же я являюсь ее поклонником, люблю ее героинь в таких неоднозначных фильмах, как «Путешественник» и «Убить Зои». И, разумеется, мое мнение о «Двух днях в Париже» чисто субъективное. Здесь, как и в «Больше Бена», описано, как двое людей приезжают в большой город. На этот раз это Париж, и он - родной для Марион, но чужой - для ее возлюбленного, американца Джека. С этого-то и начинаются их разногласия, которые лишь усиливаются оттого, что на сцене появляются то родители, то сестра, то бывшие любовники Марион. Жюли Делпи в этой камерной истории успевает затронуть многие темы, но основной остается, конечно же, тотальное непонимание и отчуждение между людьми. И, как следствие, фильм превращается в вопль об одиночестве. Трудно сказать, насколько удалась роль Адаму Голдбергу - мне показалось, что он просто играет самого себя. Жюли Делпи же, как уже кто-то правильно заметил, остается неразгаданной загадкой. Но вполне возможно, что эта картина - о ней самой, о ее семье, о ее Франции, которую она обожает, несмотря на экстремизм, расизм и прочие заразы, распространенные по всей планете… Кино у каждого свое, но порой режиссеры каждый свой фильм снимают по-разному. Например, «Серебряный самурай» получился у Владимира Котта, как типичный телевизионный детектив, несмотря на яркие актерские работы. Хотя до этого многие были потрясены его необычной «Мухой». И уж совсем неожиданным в какой-то степени оказался новый фильм Никиты Михалкова «12». Как бы я не относился к самому Никите Сергеевичу, но его картина, обласканная Каннами, должен признать, выделяется среди предыдущих работ, хотя и не лишена монархических ноток «Сибирского цирюльника». И, кстати, совсем далека от шедевра Сиднея Люмета «12 разгневанных мужчин». Там все-таки солировал Хенри Фонда, а у Михалкова весь актерский состав дышит в унисон. Порой не важна и яркость стиля. Обделена какими-то изысками картина «Вероника больше не придет», но от этого она не становится менее душещипательной и трогательной. И все благодаря Римме Марковой, которая, наконец-то, показала свой талант во всей красе. Финальная сцена с коляской - удачная находка авторов, за которую можно простить многие погрешности. И наоборот, даже при всей самобытности художник может ошибиться, как София Коппола в «Марии-Антуанетте». Многие любят эту девушку-режиссера за «Девственниц-самоубийц» и «Трудности перевода», но ее последняя работа просела во многих местах. Хотя задумка интересная. Попробуйте рассказать о последней королеве Франции современным языком, да еще и с использованием музыки известных групп последнего десятилетия, и я посмотрю, как это у вас получится. Как раз в тех местах, где герои прошлого ведут себя, словно на вечеринке времен клуба «Студия 54», и буксует повествование. И все-таки я уважаю Софию за то, что она попыталась рассказать нам о детях, ставших поневоле последними царственными особами Франции. Кто еще из отечественных режиссеров обладает своим неповторимым почерком? На ум сразу приходят Алексей Балабанов, Анна Меликян, Кирилл Серебренников, Александр Рогожкин… «Кукушка» и «Перегон» последнего сильно схожи между собой еще и потому, что их снимал замечательный оператор Андрей Жегалов. Кстати, сюжет «Перегона» основан на реальных событиях, и о планах Рогожкина я узнал еще задолго до съемок фильма. Дело в том, что дед одного из моих друзей детства участвовал в этих рейдах… Ну, а один из тех режиссеров, на которых возложены большие надежды, - везет свой «Юрьев день» на фестиваль в Локарно. Своей манерой обладают не только режиссеры, операторы и композиторы, но, разумеется, и актеры. Неповторимы Рената Литвинова, Мария Шалаева, Елена Морозова. Гениальна была и Нонна Мордюкова, которую мы потеряли совсем недавно. Хотя что я перечисляю, вы и так знаете, что наши актеры незаменимы… Каждому свое кино… Зритель разный, как и фильмы. Есть особая категория людей, которые смотрят только Тарковского и Сокурова. Имеются и бездумные «пожиратели поп-корна». Есть свой зритель у таких лент, как «Вероника больше не придет», «Ван Гог не виноват» и «Свои дети». Мы все разные, и кино по большей части удовлетворяет запросы многих. Существуют и универсальные картины, которые редко кому не нравятся: «Инопланетянин», «ВАЛЛ-И», «Иван Васильевич меняет профессию» и другие. Это касается не только кино, но и всего, что придумала наша цивилизация. Кто-то любит читать, кто-то - слушать музыку, кто-то - играть в компьютерные игры. Развлечения и увлечения разнообразны, и этим наполнена наша нелегкая жизнь, позволяя нам передохнуть от тяжелых мыслей и физических нагрузок, а порой и задуматься о смысле бытия. Смотрите, читайте, слушайте, творите. Чем больше будет разности, тем легче пережить эти трудные времена… (Макс Милиан)

comments powered by Disqus