на главную

АФОНЯ (1975)
АФОНЯ

АФОНЯ (1975)
#30014

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Трагикомедия
Продолжит.: 92 мин.
Производство: СССР
Режиссер: Георгий Данелия
Продюсер: -
Сценарий: Александр Бородянский
Оператор: Сергей Вронский
Композитор: Моисей Вайнберг
Студия: Мосфильм

ПРИМЕЧАНИЯпокадровая цифровая реставрация изображения и ремастеринг звука. две звуковые дорожки: 1-я - 5.1; 2-я - моно + англ. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Леонид Куравлев ... Афанасий Борщов (Афоня), слесарь-сантехник ЖЭКа
Евгения Симонова ... Катя Снегирева, медсестра
Евгений Леонов ... Коля, штукатур
Савелий Крамаров ... "Егоза", друг детства Афони
Нина Маслова ... Елена Орлова
Борислав Брондуков ... Федулов ("Федул"), грузчик
Валентина Талызина ... Людмила Вострякова, мастер ЖЭКа
Николай Парфенов ... Борис Петрович, председатель месткома
Нина Русланова ... Тамара, подруга Афони
Готлиб Ронинсон ... астроном ("Архимед")
Татьяна Распутина ... Людмила
Раиса Куркина ... тетя Фрося, тетка Афони
Николай Граббе ... Владимир Николаевич, начальник ЖЭКа
Владимир Басов ... Владимир Иванович, сотрудник ЖЭКа
Татьяна Тетерина ... Лещева, телефонистка
Николай Гринько ... дядя Егор
Тамара Совчи ... кассир столовой
Нина Доберо ... Эмилия Христофоровна, кассир ЖЭКа
Михаил Васьков ... милиционер на аэродроме
Вячеслав Чигарин ... Вова Седин, стажер из ПТУ
Владимир Фомичев ... стажер из ПТУ
Геннадий Ялович ... режиссер в театре
Игорь Боголюбов ... старик "Перегар", собутыльник "Федула"
Раднэр Муратов ... Мурат Рахимов, слесарь
Петр Любешкин ... дядя Паша Шевченко, слесарь
Юрий Дружинин ... Беликов, сотрудник ЖЭКа
Галина Белинская ... соседка Афони
Маргарита Рассказова ... девушка на аэродроме
Виктор Крючков ... Трофимыч, грузчик
Людмила Цветкова ... зав. магазином
Михаил Светин ... Воронков, водитель в ЖЭКе
Александр Потапов ... сотрудник ЖЭКа
Алексей Ванин ... Иван Орлов, муж Елены

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2882 mb
носитель: HDD3
видео: 994x720 AVC (MKV) 3550 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 640 kbps
язык: Ru
субтитры: En
 

ОБЗОР «АФОНЯ» (1975)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Весело и беззаботно жил слесарь-сантехник Афанасий. Не гнушался левыми заработками, любил выпить, поволочиться за девушками. Так проходил день за днем, но однажды... О том, что случилось с Афоней, рассказывает фильм признанного мастера комедии Георгия Данелии.

Слесарь-сантехник ЖЭКа Афанасий Борщов не любит работать - его презирают даже практиканты ПТУ. Зато любит выпить - и поэтому не гнушается халтурой. После того, как жена выгоняет его из дома, Афоня романтически влюбляется в женщину, которой потребовалось установить новую раковину. А сам, к своему неудовольствию, становится предметом трогательной заботы другой девушки.

Леонид Куравлев создает точный портрет героя тех времен, когда, согласно расхожей шутке, работать не заставляли, а жить давали. Афоня трудится (вернее, числится) слесарем-сантехником. Дни катятся за днями, неизменен принцип: работа не волк - в лес не убежит. Но почему-то скучно Афоне, смутно понимает он: счастье ушло, а может, и вовсе не приходило. Победит ли "обломовщину" и дружков-собутыльников (Савелий Крамаров, Борислав Брондуков) любовь кареглазой медсестры (Евгения Симонова)? Замечательная работа Георгия Данелия не дает однозначных ответов. В этой недоговоренности - секрет немеркнущего очарования киноленты.

Непростая жизнь была у Афанасия. Мать умерла, отец погиб на фронте. Сироту воспитывала тетка. Хоть он по-своему любил ее, однако после армии так и не вернулся в родную деревню, остался в Москве... И теперь сантехник Борщов, по кличке Афоня, живет весело и беззаботно. Он не напрягается на работе, запросто подхалтуривает и спекулирует дефицитными раковинами и унитазами. Легкомысленная натура не оставляет ему времени на тяжкие раздумья над смыслом жизни. Афоне ничего не стоит затеять драку на танцах или напиться со случайным знакомым. Его бурный темперамент не дает ему покоя. В результате, его начальству постоянно приходят бумаги из милиции. Коллектив регулярно разбирает поведение Афони на собраниях, но все без толку. Так проходит день за днем, пока однажды не встречается на его пути молоденькая девушка, которая влюбляется в Афоню и принимает его именно таким, какой он есть. Катя становится для Борщова последней надеждой на лучшую жизнь. И приходит Афоня к тому, от чего он ушел. Он едет в деревню к своей тетке и узнает, что ее уже нет в живых...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

МКФ СТРАН АЗИИ И АФРИКИ В ТАШКЕНТЕ, 1975
Победитель: Главный приз (Георгий Данелия).
В\СЕСОЮЗНЫЙ КФ, 1976 (Фрунзе)
Победитель: Специальная премия жюри за режиссуру (Георгий Данелия).
КОНКУРС ЦЕНТРАЛЬНОЙ СЦЕНАРНОЙ СТУДИИ ГОСКИНО СССР, 1975
Победитель: Первая, поощрительная, премия (Александр Бородянский).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По не проверенным данным первоначально фильм должен был сниматься на к/ст. им. А. Довженко и роль Афанасия Борщова должен был сыграть Борислав Брондуков. Однако по распоряжению Минкультуры картину отдали Георгию Данелия на Мосфильм.
На главную роль претендовали три человека - польский актер Даниэль Ольбрыхский, Владимир Высоцкий и Леонид Куравлев.
На роль Борщова также пробовались Николай Караченцов, Владимир Носик, Борис Щербаков, Владимир Меньшов, Георгий Бурков, Виктор Проскурин, Владислав Долгоруков.
Съемки проводились в Ярославле. В фильме можно увидеть виды Спасо-Преображенского монастыря, брагинские «хрущевки», кафе «Ассоль», универмаг «Ярославль» на улице Свободы.
Сам Георгий Данелия говорил, что этот фильм - "про человеческое равнодушие".
"Нет абсолютно плохих или абсолютно хороших людей. Например, штукатур Коля, случайный собутыльник Афанасия Борщова из фильма «Афоня», - кто он? Вовсе он не «положительный пример» для заблудшего Афанасия, как некоторые склонны думать. На мой взгляд, это просто мещанин с мелкой трусливой душонкой. И предает он своего друга по-мещански. «Приходи, мол, ко мне, когда жены дома не будет». И не то главное, что эгоист, а то, что безразличный. Самая страшная категория людей - безразличные. При этом посмотришь - душа нараспашку. А копнешь…" - Евгений Леонов.
Режиссер утверждал, что это была единственная лента, в которой он не сделал ни одной поправки.
Играя роль алкоголика и пьяницы, Афоня пьет спиртное в кадре всего дважды и то в небольших количествах. В начале фильма в кафе «Ассоль» он пригубил пиво, а в середине фильма он у себя дома выпивает рюмку вина.
В фильме Катя (героиня Е. Симоновой) говорит Афоне о том, что она собиралась на танцы со своей подругой Пашей Строгановой, но та не пришла. Это - явная реминисценция из фильма «Начало» (1970), где главная героиня Паша Строганова (в исполнении И. Чуриковой) знакомится с Аркадием (Леонид Куравлев) на танцах.
Хоть в фильме и были заняты очень популярные актеры - Евгений Леонов, Леонид Куравлев, - самым бронебойным успехом пользовался все же Крамаров. На рынок посылали только Савелия - продавцы задаривали его продуктами, но относились к нему, как к дурачку: раз играет их в кино, значит, и в жизни такой. Крамарова это задевало, но он терпел: с продуктами в магазинах было туго.
Актера Брондукова официанты ресторана в московской гостинице (где шли съемки) приняли за... алкаша. В перерывах между съемками Брондуков, не переодеваясь, вышел на улицу покурить и пропал. Кто-то из киногруппы пошел его искать и увидел, как упирающегося Брондукова с бранью выкидывают из гостиницы: "Тоже выдумал - артист! Сказали тебе, пьянь болотная: нечего тебе здесь делать!".
Когда снимали эпизод на танцах, в котором Афоня знакомится с девушкой с пышным бюстом, актрисе Татьяне Распутиной (роль Людмилы), чтобы увеличить грудь, решили подложить манную крупу. А тут заболела ассистентка-костюмерша и прислала вместо себя мужа. Тот долго возился с бретельками набитого крупой бюстгальтера, а потом, не мудрствуя лукаво, туго завязал их сзади на «морской узел». Грудь так «заиграла» в прозрачной блузке, что потом критики искренне восхищались этой художественной находкой.
Сцену во дворе Куравлева с Симоновой снимали до обеда, а потом после обеда (во время обеда Куравлев по привычке переоделся). И только при монтаже увидели, что Куравлев в одной сцене в разных рубашках! Переснимать было поздно - оставили так. Но, что удивительно, зрители не заметили этого подвоха - так были захвачены переживаниями героев.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=72613.
Цитаты: Леонид Куравлев (Афанасий Борщов): "Я на картошке!"; "Что-то я расхворался! Пойду, прессу почитаю"; "На то ты и астроном, чтобы думать!"; "- Вот ловкач! - Яя-то?!"; "Как вас зовут? - Людмила. - А меня Руслан!"; "Посидим, чайку попьем, радио послушаем, программу для тех, кто не спит..."; "Тебя как зовут, кареглазая? - Катя. - А меня Дормидонт! Евлампиевич"; "А это что, не вода? Хочешь пей, хочешь стирай! Да тут ГТО можно сдать, папаша!"; "Была у меня одна, своя собственная... импортная, 2.80 за нее отдал... японская!.."; "Страна знает своих героев!"; "Так она меня Вольдэмаром звала!"; "Альтруистам тоже деньги нужны". Евгения Симонова (Катя Снегирева): "Мне кто-то позвонил, я подумала, что это Вы". Евгений Леонов (Коля): "- Афанасий, а ты не знаешь, что там ООН, насчет Гондураса решил? - Кто он?". Нина Маслова (Елена Орлова): "Здравствуйте! У нас кран ревет, как тигр!". Борислав Брондуков (Федулов): "Гони рубль, родственник, мне Афоня рубль должен был! Два!"; "Вот Афоня, не люблю я таких людей!.. Непунктуальных!..". Николай Парфенов (Борис Петрович): "Начальник отделения милиции города Джарабайды майор Скарджбриджибарджибаев"; "И когда ты только успеваешь, Борщев, и в фонтаны нырять, и на танцах драться!". Готлиб Ронинсон (астроном): "Я чуть-чуть покрутил, а она как хлынет!". Татьяна Распутина (Людмила): "Это энергичный танец!". Тамара Совчи (кассир столовой): "Ну и иди! Шел - и иди, мимо!". "- Тебе выступать! - По какому вопросу? - По трубам! - Товарищи, третий месяц трубы дюймового размера..."; "Главное, чтобы сам человек был хороший. В принципе. Ошибки всегда можно исправить!"; "- Чувствуйте себя, как дома! - Да не забывайте, что в гостях!"; "- Если б тебе предложили планету с любой жизнью, ты б с какой выбрал? - Да где пиво бесплатное"; "- И жениться тебе надо, Афанасий, жениться... - На кой? Чтоб меня тоже из дома выгнали?"; "- Струйка воды толщиной в спичку дает утечку 200 литров в сутки!"; "- Занято, дядя! Дамы приглашают кавалеров. - А ты что, дама? - А это мое дело, персональное"; "А Афоня уехал! - На картошку? - Навсегда!"; "- От кого бежим? - От себя. - От себя-то убежать можно, а вот от милиции, брат, не убежишь".
В картине можно услышать музыку (песни) Юрия Шахназарова, Давида Тухманова, Андрея Макаревича, Александра Лермана, Владимира Трепетцова.
В качестве музыкального фона в фильме использованы песни советских ВИА и исполнителей, популярных в начале 1970-х: «Увезу тебя я в тундру…» и «Налетели дожди» (ВИА «Самоцветы»), «Больше жизни» (группа «Цветы»), «Ну что с ним делать?» (ВИА «Веселые ребята»).
Во время медленного танца звучит песня «Машины Времени» - «Ты или я» (Солнечный остров). Группа дебютировала в этом фильме. По тем временам это был довольно смелый шаг, так как рок-группа была мало известна и не имела надежной репутации у советских властей.
Песня «Ты или я» для фильма была приобретена по всем законам и спустя несколько месяцев Макаревич получил деньги, около 500 рублей, большая по тем временам сумма. На эти деньги группа купила в комиссионке магнитофон «Грюндиг», на котором музыканты записали не один хит.
Роль группы «Машина времени» (состав на тот период: Макаревич - Кутиков - Кавагое, а также в разные месяцы, Белов, Дегтярюк, Фокин, Романов, Микоян) заключалась в коротком эпизодическом моменте, где на танцах должен был играть современный молодежный ансамбль. Во время съемок возникало множество вариантов их сценического образа: рассматривался даже такой комический, где все участники группы были бы облачены в некие кубические костюмы и выглядели бы как ходячие ящики. Однако, в связи с известными на ту пору сложностями между группой и официальными предстваителями от культуры, участие «Машины времени» в фильме свелось до досадного минимума и место на клубной сцене в фильме заняла группа «Аракс». После «Ты или я» «Аракс» исполнил свою песню «Мемуары».
Тексты песен. «ТЫ ИЛИ Я» (муз. и сл. А. Макаревич): Все очень просто. Сказки - обман. Солнечный остров скрылся в туман. Замков воздушных не носит земля. Кто-то ошибся - ты или я. Все очень просто - нет гор золотых. Падают звезды в руки других. Нет райской птицы среди воронья. Кто-то ошибся - ты или я. Лишь только весною тают снега. И даже у моря есть берега. Всех нас согреет вера одна. Кто-то успеет - ты или я. Все очень просто - в сказке обман. Солнечный остров скрылся в туман. Всех нас согреет вера одна. Кто-то успеет - ты или я. «СКОРО СТАНУ Я СЕДЫМ И СТАРЫМ» (муз. Ю. Шахназаров; сл. В. Сауткина): Скоро стану я седым и старым. Уйду на пенсию писать свои я мемуары. Опишу я, расскажу я все как есть, как было - С кем когда не ладил я, и кого любил я. В первом томе детство опишу я. Как нашел я каску большую-пребольшую. В этой каске, в этой каске разводил я краски, На большом разбитом танке рисовал я сказки. Припев: Ну а пока рисую сказки Жизнь моя - ты словно Гномы и великаны в ней живут И нечего им делить. Кончил школу с золотой медалью - Предо мною открывались голубые дали. Если эти дали выцветут с годами, Я раскрашу эти дали яркими цветами. А недавно девушку я встретил. Ей всего семнадцать лет, а мне уж двадцать третий. Скоро стану, скоро стану я седым и старым. Вот тогда и напишу свои я мемуары. (В фильме звучит первый и последний куплет). «ПЕСНЯ НА АЭРОДРОМЕ»: Я хотел придумать в сказке Для тебя хрустальный замок, Поселить тебя и добрым Стать волшебником. Только в сказке, только в сказке Все бывает как захочешь, Только в сказке, только в сказке Все сбывается. Но какой, какой волшебник Может сделать сказку вечной? Даже в сказке, даже в сказке Все кончается. «НАЛЕТЕЛИ ДОЖДИ» (муз. Д. Тухманова; сл. В. Харитонова): Говорят, что любовь забывается, И калитка от меня закрывается, Говорят, что ходил все напрасно я. Говорят, что мы с тобой люди разные... Налетели вдруг дожди, наскандалили, Говорят, они следов не оставили, На дошла в садах сирень до кипения, И осталась ты во сне вся весенняя, весенняя, весенняя... Не словами о любви губы связаны, И случайно, может быть, были сказаны, Только были те слова ветром брошены, Простучали по земле, как горошины... Налетели вдруг дожди, наскандалили, Говорят, они следов не оставили, На дошла в садах сирень до кипения, И осталась ты во сне вся весенняя, весенняя, весенняя... Что любила ты меня, не рассказывай, Затянула узелок - не развязывай, Ты ушла за темный лес поздней осенью... Разлюбила, говорят,да и бросила... Налетели вдруг дожди, наскандалили, Говорят, они следов не оставили, На дошла в садах сирень до кипения, И осталась ты во сне вся весенняя, весенняя, весенняя...
Премьера: 13 октября 1975 года.
Слоган: «Плохой хороший человек» (Bad Good Man).
Лидер проката СССР (1975, 1 место) - 62.2 млн. купленных билетов (тираж 1573 копии).
Занимает по посещаемости 15-е место среди отечественных фильмов за всю историю советского кинопроката.
Картина входит в престижные списки: «Лучшие русские фильмы» по версии пользователей LiveJournal; «Рекомендации ВГИКа».
В мае 2010 года в Ярославле рядом со старой советской пивной по адресу ул. Нахимсона, 21а открыта скульптура штукатура Коли и сантехника Афони. Утверждается, что установке скульптуры предшествовал опрос, в результате которого Афоня был выбран киноперсонажем, способным служить олицетворением ярославца (фото - http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Афоня_пивная.JPG).
Георгий Николаевич Данелия (род. 25 августа 1930, Тбилиси) - советский, грузинский, российский актер, кинорежиссер и сценарист. Народный артист СССР (1989). Лауреат Государственной премии СССР (1978), Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых (1981), Государственной премии России (1996). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Данелия,_Георгий_Николаевич.
Александр Эммануилович Бородянский (род. 3 февраля 1944, Воркута) - российский сценарист и кинорежиссер, заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1994). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Бородянский,_Александр_Эммануилович.
Леонид Вячеславович Куравлев (род. 8 октября 1936, Москва) - советский, российский актер театра и кино, Заслуженный артист РСФСР (1965), Народный артист РСФСР (1976). Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» 4 степени (2012). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Куравлев,_Леонид_Вячеславович.
Евгения Павловна Симонова (род. 1 июня 1955, Ленинград) - советская и российская актриса театра и кино, Народная артистка РФ (1995). Лауреат Государственной премии СССР (1984). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Симонова,_Евгения_Павловна.

СЮЖЕТ

Непутевый слесарь-сантехник Афанасий Борщов (Афоня) (Леонид Куравлев) и его друг Федул (Борислав Брондуков) с утра до вечера заняты не работой, а поиском возможности выпить. Афоня с клиентов вымогает «магарычи» - так и живет. В пивной он знакомится со штукатуром Колей (Евгений Леонов), вместе с которым напивается, и приводит его к себе домой. Жена, которая ждала его с зарплатой, «пилит» сантехника и выставляет Колю из квартиры, а после чего сама уходит от Афони. При распределении учащихся-практикантов из ПТУ мастер ЖЭКа Вострякова (Валентина Талызина) не «прикрепляет» практикантов к Афоне, опасаясь, что он не научит их хорошему. Афоня все же выпрашивает себе практикантов. Проработав с ним один день и увидев методы его работы, практиканты отказываются от него сами. На следующий день штукатура Колю из дома выгоняет жена, и он поселяется у Борщова. Хоть Афоня не сразу узнал вчерашнего собутыльника, но все же принял его к себе. Оставив Колю располагаться, он убегает на «летучку». На танцах Афоня знакомится с Катей Снегиревой (Евгения Симонова), которая со школы была тайно влюблена в него (она знает о нем от брата, игравшего в одной с Афанасием волейбольной команде). Но особого значения новому знакомству Афоня не придает, поскольку в это время увлечен женщинами постарше и уже приглядел одну особу. Однако романтическая прогулка с ней после танцев заканчивается, не начавшись - Афоню подкараулили хулиганы, с одним из которых он успел повздорить на танцах. Завязывается неравная драка, и неравнодушная к Афоне Катя вызывает милицию. В то время, пока Афоня был в отделении милиции, начался сильный дождь. Афоня уже направился домой, как увидел вымокшую до нитки Катю, которая волновалась. Он приводит ее домой, поит чаем, после чего Катя уходит, отказавшись переночевать у слесаря. На очередном рабочем вызове Борщов встречает Елену (Нина Маслова) и влюбляется в нее с первого взгляда. Он великодушно дарит Елене финскую стальную раковину - последний писк сантехнической моды того времени. Раковину он обманом забрал из квартиры астронома (Готлиб Ронинсон), а тому поставил советскую чугунную. В мечтах Афоне видится семейная идиллия с женой Еленой и кучей детишек. А Катя Снегирева все ищет новых встреч с жизнерадостным Афоней и не оставляет попыток обратить на себя его внимание: «Афанасий! Мне кто-то позвонил, я подумала, что это - Вы…» За постоянные пьянки, прогулы, драки Борщова на собрании коллектива предлагают уволить. Кроме того, ему ставят условие возвратить финскую раковину прежнему владельцу. Афоня продолжает искать поводы для очередной встречи с Еленой - на этот раз он несет ей фарфоровую раковину с цветочками, однако Елена приезжает домой с шумной компанией и ведет себя так, что Афоне становится ясно: у нее своя жизнь среди модных и состоятельных мужчин, а он - всего лишь сантехник. Афоня впадает в депрессию, идет с Федулом в ресторан, пытается отвлечься, но выпитый алкоголь не помогает. Тогда он идет домой к Кате Снегиревой с предложением выйти за него замуж и остается у нее до утра. Желая забыть Елену, Афанасий решает уехать в деревню, к своей тете Фросе (Раиса Куркина), которая его воспитала, и которую он не видел с тех пор, как ушел в армию. В деревне он встречает своего друга детства Егозу (Савелий Крамаров) и вместе с ним на радостях дает в город телеграмму о том, что увольняется с работы и сдает квартиру. Только после этого он узнает о том, что тетя Фрося умерла больше года назад. Депрессия Афони усиливается - он все потерял, ему некуда идти. Сосед дядя Егор (Николай Гринько) отдает Афоне наследство - сберкнижку на его имя, документы на дом, оставленный ему тетей Фросей, и письма, которые она писала от его имени сама себе. Афанасий идет на почту и пытается дозвониться Кате Снегиревой по замечательному номеру 50-50-2, или, как произносит он сам, «полста-полста-два». Ему отвечают, что Катя уехала. Окончательно расстроенный, он отправляется на аэродром. Ему все равно, куда лететь, и что с ним будет. И вот в момент, когда Афанасий уже направился к самолету Ан-2, его окликает знакомый девичий голос. С чемоданчиком в руке стоит Катя: «Афанасий! Мне кто-то позвонил, я подумала, что это - Вы…» (ru.wikipedia.org)

Георгий Данелия: "В Госкино мне дали почитать сценарий Александра Бородянского: «Про Борщова, слесаря сантехника ЖЭКа № 2». Сюжет был жесткий, с печальным концом. Сценарий мне понравился. […] Я встретился с Бородянским, мы поговорили, поняли, что понимаем друг друга, и сели работать. Работали мы несколько месяцев, а в итоге чуть-чуть изменились интонация, кое-где сместились акценты, и появилось новое название - «Афоня». […] На Афоню у нас было три кандидатуры - польский актер Даниэль Ольбрыхский, Владимир Высоцкий и Леонид Куравлев. […] Остановились на Куравлеве. И не ошиблись! Есть в Куравлеве какой-то секрет. Афоне, в его исполнении, прощают то, чего никогда бы не простили ни Афоне Ольбрыхского, ни Афоне Высоцкого. А этого мы и добивались. Нам хотелось, чтобы зрители в конце фильма не возненавидели нашего Афоню, а пожалели. Думаю, что мы даже слегка перестарались. Афоня в исполнении Куравлева получился настолько обаятельным, что на «Мосфильм» пришло немало возмущенных писем от жен пьющих особей. Особенно запомнилось одно, в нем дама из Омска спрашивала: «Товарищ режиссер, а вы сами когда-нибудь спали с пьяным сантехником?» […] На роль Кати ассистент по актерам Леночка Судакова привела юную студентку театрального училища имени Щукина Женю Симонову. Женя мне понравилась, и я утвердил ее без проб. Но тут выяснилось, что она уже подписала договор с другой картиной. Там у нее главная роль, и все лето будет сниматься где-то в Башкирии. Стали искать другую Катю. […] Но [...] я понял, что никого кроме Жени Симоновой в этой роли не вижу. - И что в ней особенного [...], что ты так за нее держишься? - спросил меня директор картины Александр Ефремович Яблочкин. - Что в ней особенного, не могу объяснить,- сознался я, - но тогда в фильме будет луч света. - Будет тебе твоя Катя, - сказал он. И действительно. Яблочкин полетел в Башкирию и привез оттуда Женю и ее маму в Ярославль. (Этот фильм мы снимали в Ярославле.) А на следующий же день из Башкирии от директора той группы пришла истеричная гневная телеграмма! Раздались не менее истеричные гневные звонки со студии Горького и из Госкино. Выяснилось, что актрису с мамой наш директор просто-напросто похитил […]. А мне он сказал: - Кровь из носа, но ты ее должен снять за три дня. Иначе сорвем съемки на той картине! Яблочкин был матерый киношник и понимал, что нельзя, но все-таки можно, а что - никак нельзя. И мы снимали Женю днем и ночью, в буквальном смысле этих слов. […] Танцы договорились снимать ночью в зале клуба имени Крупской в Текстильщиках. Я попросил, чтобы были современные музыканты. Привели группу, главный - курчавый лохматый парень. Худющий. […] Показались мне ненадежными, потому что в мое время лабухи выглядели совершенно по-другому, красиво: длинные волосы густо набриолинены и ровно зачесаны назад, пиджак в клетку до колен, яркий галстук, чаще всего с павлином. […] А эти! […] В мятых, дырявых джинсах, в майках, небритые, и волосы во все стороны. Я сказал, что эта компания не вызывает у меня доверия, и я не уверен, что они придут. […] - Приведите еще кого-нибудь для страховки, - сказал я. Они привели еще, точно таких же волосатиков. Вечером я не мог проехать к клубу - столько было кругом народа. [… ] А мы-то боялись, что [...] будет трудно наполнить зал массовкой, потому что мало кто согласится за три рубля всю ночь не спать. […] Первая группа была «Машина времени» Макаревича, а вторая - «Араке» Шахназарова. […] По последнему варианту сценария, в финале Афоня покупает в провинциальном аэропорту билет на первый попавшийся рейс и в ожидании самолета валяется на летном поле […]. К нему подходит милиционер и просит предъявить документы. Афоня сует ему паспорт. На фотографии в паспорте молодой парнишка с кудрями и беззаботной улыбкой, а […] перед милиционером унылый мужчина с абсолютно пустыми глазами. На этом фильм и заканчивался. Такой мрачный финал мне с самого начала не нравился. И мы с Бородянским еще в процессе работы над режиссерским сценарием написали вариант, в котором Афоня и Катя в конце фильма встречались. Но поняли - такая концовка нарушает логику повествования, это банальный хэппи энд. И оставили все, как было. Но все-таки финал я переделал. […] И вот уже тридцать лет в конце фильма, когда Афоня идет к самолету, его кто-то окликает. Он оглядывается, - а там стоит Катя и говорит: - Афанасий, мне кто-то позвонил, я подумала, что это вы! А умные люди написали в рецензиях, что фильм мог бы быть не таким примитивным, если бы не финал. Появление Кати на летном поле - банальный хэппи энд..." («Безбилетный пассажир: "байки" кинорежиссера», 2005)

Критика алкоголизма и разгильдяйства могла бы превратить этот фильм в нравоучительное пособие по изучению общественных нравов, если бы не пронзительная лирика внутренней потерянности личности, придающая зрелищу терпкий привкус меланхолической драмы. Грустный бенефис Леонида Куравлева в сочетании с удивительной нежностью режиссерского видения Георгия Данелии сделали этот фильм лидером проката 1975 года, а после - и настоящей классикой отечественного кино. Только в те годы советский кинематограф сочетал в себе иронию, сатиру и грусть как средство выражения времени. Только тогда комизм без труда сочетался с трагедией, а смутное невысказанное беспокойство души - с предельной простотой существования. И только сегодня становится как никогда ясно: якобы положительный финал фильма, где хамоватый алкоголик-сантехник перерождается в образцового гражданина на деревенской родине в компании молодой влюбленной спасительницы - не более чем отсрочка, отдых в пути. (salonav.com)

Назвать этот грустный фильм комедией просто не поворачивается язык. Да, в нем множество растащенных на цитаты смешных шуток, но за фасадом этого незамысловатого юмора скрывается множество драматических линий той или иной степени глубины и серьезности. Коллективистский энтузиазм за шестьдесят лет социализма сильно угас, и потому лейтмотивом фильма является мысль о том, что и "маленькие" люди, даже самые злостные тунеядцы, алкоголики и хулиганы, все равно являются людьми со своими проблемами, надеждами и чаяниями. С грустью наблюдает автор фильма за тем, как спивается страна, - и это не веселый смех над смешными выпивохами а-ля "Самогонщики" Гайдая, а печальная констатация социального явления, имеющего своими корнями серьезные социальные же проблемы. Другая драма - медленная смерть русских деревень. Нетрудно догадаться, что в лице заботливой тетки Афони выведена метафора - все подались в город, а земля-матушка приходит в запустение, и лишь скрип покосившихся колхозных коровников на ветру раздается окрест... Социальные проблемы порождают личную неустроенность - герой в судорожных попытках решить свои сердечные проблемы мечется между кассиршей и псевдоинтеллигентной барышней, не замечая у себя прямо под носом простую и милую девушку. И хотя финал, в котором персонаж Леонида Куравлева возвращается в деревню, к земле, приносит духовное очищение, увиденное на экране за полтора часа ложится нелегким грузом на сознание, вызывая разве что смех сквозь слезы. Семидесятые - не самое веселое время в истории нашей страны, так чего же удивляться тому, что искусство тоже отображало жизнь без особых прикрас? («Эра DVD», 2004)

Леонид Куравлев в роли сантехника Борщова по кличке Афоня, увиденный глазами Данелия, любит повеселиться, особенно «поддать», а работать не очень. Это человек, который в нетрезвом виде купается в фонтане, что вызывает мою огромную симпатию - сам любил. В аванс напился Афоня со смешным человеком Евгением Леоновом, забывшим собственное имя, и от Афони ушла Нина Русланова, а Леонова выгнали из дома. В результате зажили они вдвоем. И жизнь его была вроде бы беззаботна и легка, и «халтура» позволяла не бедствовать, но какой-то червь грыз парня изнутри. Коллектив пытается его перевоспитать, но толку мало, как и хороших сантехников. Так шел день за днем, пока он не встретил на танцах удивительную девушку, Евгению Симонову, изменившую все. Она спасла тело Борщова от хулиганов, а ее наивные глаза «сгубили» нежную душу работника труб и прокладок. Он не понимал этого, но чистая девушка стала для него чем-то вроде последней надежды… Данелия снял не просто комедию, сатиру на те «жэковские» времена. Многие посмеются, а мне в образе Афанасия Борщова иногда мерещилась глубина Роберта Де Ниро в фильме «Таксист». Но вместо взрыва насиля, Данелия отправляет героя в деревню к тетке, воспитавшей его и умершей в одиночестве, где Афоня отчетливо осознает свое собственное. Музыка групп «Аракс», «Машина вермени». (М. Иванов)

Сантехник (Куравлев) пил, неопасно дрался, нырял в фонтаны, крал финские раковины, снабжал рублем студентов-практикантов, грубил старым девам и врал, врал, врал. И все было хорошо, пока деревенская душа не затосковала по родным наличникам да общей семейственности. Прокатный лидер 1975 года воспел наконец нагрянувшего на головы городской общественности приезжего хама, явившегося в облике сантехника. Первая, комическая, половина "Афони" была исполнена поистине шедевральной беспечности - убийственная самохарактеристика "Фантомас я, Фантомас, бу-бу-бу-бу-бу!"; ресторанный рок-н-ролл "Аракса" и "Машины времени" и уникальное (второе у Данелии после "Я шагаю по Москве") камео Владимира Басова насчет труб товарища Воронкова, саней летом и благодарности за рыцарское отношение к дамам. Вторая часть фильма была отведена под обязательную в таких случаях похмельно-шукшинскую перековку характера под надзором влюбленной сестры милосердия (Симонова). Неудивительно - в советском кинематографе один лишь Гайдай давал Куравлеву раскрыться в роли приблатненного шута полно и необратимо. Как кинематографист нежный и диалектичный, Данелия такого ни себе, ни зрителю позволить не мог. (Максим Семеляк)

Первый эпизод «Афони» смотрится примерно так, словно перед тобой многометражная версия «Фитиля», - но только первый эпизод. Режиссер сразу же усложняет взаимоотношения зрителя с Афоней. Оказывается, Афоня не только мастер вышибать из жильцов калым, не только герой воскресного фельетона - он может растоптать человека, обидеть смертельно. […] Такой парень между делом, между шутками способен свести ближнего в могилу. Но смотрите, какую тонкую игру ведут режиссер Данелия, драматург Бородянский, актер Куравлев. Они дали Афоне остроумие. Слесарь-сантехник становится нам все более интересен. При этом оказывается, что Афоня способен распахнуть перед приятелем душу так же легко, как двери своей однокомнатной квартиры. Не так это просто - впустить почти незнакомого человека в свою жизнь. И как славно, хотя и без взаимности, влюбляется этот парень в красивую Елену […]. Потом он затосковал на аэродроме - на перекрестке дорог - от сознания, что живет скверно. Что-то шукшинское промелькнуло в эпизоде страшной новости, когда Афоня узнает о смерти Фроси. Наконец, этот молчаливый диалог с собственной фотокарточкой на паспорте, он стоит большого горького монолога. Но ведь все это «ловушки» для зрительского сопереживания, то есть для незаметного, уже твоего, а не только актерского перевоплощения в Афоню. Оно ведь происходит, это незаметное и почти безотчетное зрительское перевоплощение, пусть это вас не удивляет. Но возможно ли, чтобы уважаемый зритель сопоставлял себя - с кем? - с сантехником Афоней? […] Возможно и неминуемо, потому что авторы расставили все необходимые для этого ловушки. Афоня расположил к себе юмором и молодцеватостью, некой внутренней свободой и, наконец, горькой ноткой сожалений на печальном перепутье, и вот уже вы готовы сказать - не вслух, конечно, а самому себе: каждый из нас бывает Афоней… […] И вот это действует на нас посильнее, чем «строгий с предупреждением». […] Удивительно последователен в поисках многозначного образа, сложного единства противоречий режиссер-художник Данелия, стремящийся обнаружить доброе и недоброе в одном явлении. Он не избегает трагического, а одолевает вместе с тобой трагизм и остается жизнелюбивым, когда это непросто. Иначе ведь не доброта, а милота, и цена ей невысокая. (Я. Варшавский. «Праздник в понедельник / Георгий Данелия», 1982)

Наверное, "Афоню" нельзя отнести к лучшим работам замечательного режиссера Георгия Данелия. Здесь нет лирического очарования картины "Я шагаю по Москве" , мудрой иронии и философской глубины "Осеннего марафона"... Но зато есть блестящие актерские работы Леонида Куравлева и Евгения Леонова и насмешливость сатирической сказки со счастливым концом. Леонид Куравлев играет сантехника жэка Афоню обаятельным хамом, чувствующим себя в бесхозяйственной стихии "развитого социализма" как рыба в воде. Этакий современный "пролетарий", получающий огромное удовольствие от своей власти над простыми людьми, попавшими в безвыходное положение по причине протекающих труб, раковин и унитазов... В свое время критики упрекали режиссера в том, что он вместо вынесения Афоне окончательного сатирического вердикта послал ему в финале романтическую любовь в образе ангельской героини Евгении Симоновой. Но так сказка на то и сказка, чтобы добрая волшебница всегда могла расколдовать незадачливого Иванушку, испившего водицы из колодца Бабы Яги. (Александр Федоров)

Социально-лирическая комедия. В начале будет смешно. На сцене, где танцуют изящные балерины в своих белых, словно воздушных одеяниях, появится забулдыга в нелепых шароварах и в таком же затрапезном халате, надетом прямо на майку. Соединение несоединимого рождает смех. Но Георгию Данелии внешнего противопоставления мало. Он сталкивает в прямом смысле слова - пьяницу и балерин. Федул крикнет своим резким, пропитым голосом: «Осторожнее!». Он чувствует себя везде хозяином, во всем правым, потому что ему Афоня рубль должен. Этот самый 1 р. для Федула - наибольшая ценность на свете. И что Федулу искусство, если голова трещит с похмелья, поэтому надо срочно выпить, а «вечный должник» Афоня куда-то запропастился… Но дальше лента становится все грустнее. В середине по-прежнему смешно, но вместе с тем уже грустно, а в конце будет чаще грустно, хотя и смешно. Режиссер неоднозначно относится не только к герою, но и к жизни. Картины Данелии трагикомичны, как трагикомична жизнь по своей сути. Нет только смешного или грустного - есть грустный юмор. Если же речь идет о серьезном, то юмор становится вдвое грустнее. Почему, например, такой человек, как Афоня, оказался рвачом и пьяницей, изнутри пустым, никому не нужным. Как случилось, что обаятельный, остроумный парень-золотые руки, мечтавший поражать людей своими делами, теперь, кроме выпивки и интрижек с женщинами, ничего в жизни не видит. Он привык шагать по жизни легко, обходя встающие перед ним преграды. Никому не нужна совесть, если все исчисляется «федуловским рублем». Лично Афоня всем безразличен - он требуется лишь как обезличенный сантехник, что дает особые привилегии. Афоня нашел золотую жилу, из которой без особого труда (немного нахальства, немного предприимчивости) можно «черпать» деньги, которые, в сущности, ему уже не нужны. В узости мира Афони, как ни странно, видится широта его натуры. Рубли-то он стяжает, но тратит их безрассудно, в отличие от других - даже телевизора у него нет, и в комнате неуютно и голо. От Афони недолог путь до почти потерявшего человеческий облик Федула, истошный крик которого («Афоня! Ты мне рубль должен!») будет сопровождать весь фильм. Но Афоня еще пытается стать иным, хотя бы в придуманном им самим мире. Он выступает то как Вольдемар, то как Руслан, а то и как Дормидонт - в зависимости от обстоятельств. И не хочет быть просто Афоней Борщовым, слесарем-сантехником ЖЭК № 2, обыкновенным пьяницей и дебоширом. Жаждет исключительного, невероятных приключений, красивых романов с «девушками своей мечты», такими, как на снимках, которые вырезаны из журналов и прикреплены к стенам неухоженной и грязной комнаты, или как тоже открыточная красотка Елена, равнодушно расплатившаяся с ним двумя «красненькими» за притащенную раковину. И тогда в отчаянии, обнажая разудалую душу, Афоня пустится в пляс в ресторане, хотя этот танец - не больше, чем форма эпатажа, причуда человека, который решил по-пьяному покутить. От Афони все уходят, как и он уходит ото всех. Вокруг него пусто, как пусто и в его душе. Афоня не замечает, что давно уже один. И даже не слышит голос самого себя, того Афанасия, «конька-горбунка» (так ласково называла воспитавшая его тетя Фрося, которую он тоже забыл), уехавшего из деревни в город. Но вовсе не город - причина того, что Афоня так изменился. Он сам не смог развить в себе то, что было заложено в нем. Трагедия Афони - это трагедия несостоявшейся личности, человека, который примирился с обстоятельствами и не желает задуматься над своей жизнью… И первым, кто невольно заставит его ответить на вопрос, действительно ли Афоня доволен жизнью, станет вроде бы очередной собутыльник Коля, склонный относиться ко всему «философически», хотя авторы не скрывают некоторой иронии по отношению к его возвышенным мечтаниям. Но именно после недолгого общения с таким «домашним» и добродушным Колей заглавный герой «Афони» захочет вернуться в деревню, но не найдет там спасения от самого себя, выяснив, что тетя Фрося два года назад умерла, и теперь у него нет уже прошлого. А есть ли будущее? В ленте Данелии есть еще одна героиня - скромная, чистая, искренняя, нежная, трогательная Катя. Нельзя сказать, что она красива. Но обаятельная, милая, застенчивая улыбка делает Катю красивой. Она любит Афоню, просто любит, не требуя ничего взамен. Интересно, что среди своих подруг, тоже работающих в больнице, Катя называет некую Пашу Строганову. Героиня Инны Чуриковой из «Начала» с точно таким же именем действительно могла бы быть ей подругой, потому что столь же незабвенно любит своего непутевого Аркашу (кстати, его сыграл Леонид Куравлев). Катя пытается убедить Афоню, что он - не «совсем пропащий» (если воспользоваться названием предыдущей картины Данелии). Она даже не сомневается, что Афоня - хороший, иначе бы не полюбила его. Многое в словах Кати наивно, но по-детски непосредственно и очаровательно. Отнюдь не то, что Катя рассказывает, а что именно она рассказывает, способно заставить Афоню задуматься. Уезжая неприкаянным из деревни, он вспоминает именно о Кате. Она - последняя надежда для держащего в руках паспорт с фотокарточкой шестнадцатилетнего Афони из деревни Борщовка. Он снова может начать все сначала и стать Афанасием Борщовым, к которому Катя деликатно обращается на «вы». И она вдруг явится из города с чемоданом в руках в этот заштатный аэропорт, словно Золушка из сказки в поисках своего Принца. Это не «счастливый конец». Это «счастливое начало» для Афони, всего лишь возможность новой жизни. И от самого героя зависит, воспользуется ли он подлинным подарком судьбы?! (Сергей Кудрявцев)

Комедия "Афоня", самый кассовая картина Г. Данелии, в год выхода на экраны (1975) оказалась в списке чемпионов проката. Любопытно, что социологическая группа при тиражной комиссии тогдашнего Госкино предсказывала "Афоне" полный провал, полагая, видимо, что наш высокоидейный зритель не примет негативного героя - жэковского слесаря-сантехника, халтурщика и выпивоху, сшибающего с законопослушных граждан трояки за каждый поворот гаечного ключа. Пророчество сбылось с точностью до наоборот. Публика нежно полюбила Афоню, чутко отреагировав на двойственность его образа, запрограммированную авторами и виртуозно воплощенную исполнителем главной роли Л. Куравлевым. При первом чтении сценария режиссеру настолько не понравился центральный образ, что он решил было отказаться от постановки. И только когда он придумал, что Афоня должен быть "плохим хорошим человеком", все сложилось. Калымщик и пофигист, не умеющий толком и гвоздя забить, валяет ваньку и дурит честной народ с таким обаянием и артистизмом, что не откликнуться на этот взрыв жизнелюбия мог разве что угрюмый критик, всерьез озабоченный проблемой "дать народу положительного героя". Афоня пришелся ко двору. В этом персонаже было фирменное куравлевское обаяние а ля Иванушка-дурачок и не было привычной социальной демагогии. Больше того - бедолага сантехник оказался героем репрезентативным. С ним идентифицировались миллионы кинозрителей. Это событие адекватной оценки в критике середины семидесятых, естественно, не получило. И слава Богу! Ведь даже намек на социальный контекст образа мог запросто загнать картину на полку. Ведь за десятилетие до появления "Маленькой Веры", где cакраментальное для советской риторики понятие "рабочая семья" с треском рухнуло, то есть за десять с гаком лет до начала перестройки и эпохи гласности, появился признанный народом герой, перечеркивающий тщательно охраняемую мифологию рабочего класса-гегемона. Картину надежно прикрывал жанр. "Афоня" - комедия лирическая, а если в ней и прочитывается социальная сатира, то режиссерского умысла в том нет. В поэтике Данелия вообще отсутствует открытый социальный жест. Его не интересуют идеи, социальные герои, люди власти. Характеры - вот вектор его неизменных художнических пристрастий. Л. Куравлев с Е. Леоновым, постоянным участником данелиевских проектов, вышивали такие фантасмагорические узоры на скромной событийной канве сценария, что цензура-редактура и та потеряла бдительность. По словам режиссера, то была его единственная картина, по которой он не получил ни одной поправки. Данелия не был бы самим собой, если бы не вывел своего героя-люмпена в милое его сердцу лирическое пространство. С того момента, как в кадре появляется прелестная Катя (Е. Симонова), готовая чисто по-бабьи полюбить Афоню "черненьким", начинается, по сути дела, другой фильм. Сюжет воспаряет над бренной жизнью, приобретает свойства параболы - иными словами, притчи, сказа. В фильме начинают звучать не свойственные поэтике Данелия дидактические ноты. Особенно в предфинальных деревенских сценах, где герой возвращается на свою духовную родину, припадает к почве и, словно Гамлет, обретает способность "повернуть глаза зрачками в душу". Куравлев отыгрывает и этот режиссерский вираж, да и зритель не в накладе: какой зритель откажется от хеппи энда? Сегодня Г. Данелия говорит, что финал "Афони" ему не нравится. Была бы возможность, он бы его перемонтировал. ...Иногда есть повод порадоваться, что фильм, как и жизнь, нельзя отредактировать задним числом. (Елена Стиш)

Смех в кинозале свидетельствует о великолепной узнаваемости жизненного материала. Ситуаций. Деталей. Общего положения. Каждой из фигур. Маленьких коллективов - будь то бригада водопроводчиков, жэковская ячейка или добровольное общество "на троих". Наблюдений за нравами, бытовых зарисовок. Мгновенных портретов, все более метких, мастерски отточенных. Прекрасный комедийный и характерный актер Леонид Куравлев (Афоня), игравший и предприимчивых жуликов, и знаменитого Робинзона Крузо, и озорных простодушных рабочих парней, на сей раз оказался в довольно затруднительном положении. Афоня на первый взгляд точно такой же, что и те, прежние парни-работяги. Веселый. За словом в карман не полезет. Может и выпить. И подраться. Но и работать умеет. Да, он как будто такой же, как, скажем, Пашка Колокольников ("Живет такой парень"). И все-таки - не такой. Иное заметил Данелия в знакомом жизненном типаже. Заметил он, что под радужной оболочкой жизнь Афони пуста, как и его холостяцкая квартира. Спецовка и берет на службе, яркий галстук и модный костюм на танцах. Твердая получка - и нетвердо стоящие на ногах вечерние дружки-собутыльники. Вот, пожалуй, и все. В Афониной голове не задерживаются сколько-нибудь серьезные мысли о жизни. Да и о чем думать? Есть раз навсегда усвоенная поза разбитного, оборотистого парня. Есть на любой случай готовый набор словечек, острот, "крылатых выражений". Все неприятности - как с гуся вода. Есть еще и сознание некой "дефицитности" своей профессии: ведь жилец беззащитен перед лопнувшим краном или прохудившимся бачком. Сантехник, как Фигаро, спешит к нему на помощь: три рубля там, а уж здесь за какой-нибудь неописуемо прелестный умывальник в цветочках или розовый, как фламинго, унитаз можно "содрать" тройную цену... Такие люди, как Афоня, любят при случае называть себя "работягами". А между тем, замечают авторы, мало-помалу они превращаются в деляг, эксплуатирующих свою рабочую профессию. Стремясь обрисовать Афоню в натуральную величину, Данелия шаг за шагом следует за своим, словно бы и не ведающим об этом героем. То на танцплощадке заставляет он Афоню томно кружиться в атлетических объятиях накрашенной девицы; то вместе с ним, насвистывая, собирает чемоданчик с инструментом, ровно в 18.00 покидая затопленный подвал дома, где из прорвавшейся трубы хлещет вода, вовсе не считаясь с тем, что Афонин трудовой день кончился; то ведет его на скучнющее собрание, где сонные сослуживцы в сотый раз разбирают проступки Афони и "реагируют" на них... Каждая из подобных сценок сама по себе - великолепная комедийная зарисовка быта, характеров, нравов. И вместе с тем - это всякий раз новый точный штрих к портрету киногероя. Данелия умеет почувствовать и обнажить комическое там, где мы, казалось бы, вовсе не ожидаем его встретить. Это узнавание смешного в самой обыденной, подчас скучной оболочке и есть острое, зоркое комедийное зрение - дар, которым счастливо владеет режиссер. Нарисовав меткий и нелицеприятный портрет героя, Данелия задал нам (и прежде всего самому себе) нелегкий вопрос: как быть с Афоней? Как жить Афоне? На сложные вопросы настоящее искусство (в отличие от казенных собраний, высмеянных в киноленте) не отвечает с категоричностью. Искусство отвечает исподволь. Задумываясь. Анализируя. Подсказывая что-то зрителям и герою. И этот умный, доброжелательный голос авторов мы постоянно слышим в картине. "Нельзя жить только для себя, - говорит Данелия. - Нельзя существовать бездуховно, бесчувственно". Пижама в горошек, макароны в кастрюле, хоккей по телевизору, получка, добросовестно донесенная до дому, - все это еще не образует полноценной жизни. Иногда человек живет серо, даже когда у него умывальник в "цветочках". Нет, Афонин покой все-таки основательно растревожен авторами фильма. Киногерой понимает в конце концов, что ни с черного хода, ни с порога санузлов не шагнешь к людям. Он видит в конце концов, что не существует и идиллической деревни его детства (в которую можно сбежать от самого себя и от жизни). Ставни опустевшего дома давно заколочены. Как жить Афоне? Обычно в комедии трудно приживается лирическая тема - скажем, любовь, изображенная сильно, светло, серьезно, без всяких скидок на комедийность жанра. Данелия любит вводить в ткань своих комедийных картин подобные "чужеродные мотивы", подчас именно из них извлекая главный смысл происходящего. Так и в этой новой кинокомедии с первых же эпизодов заявлена любовь - как ни странно, испытываемая именно к Афоне. Любовь с первого взгляда, преданнейшая, чистейшая и по-детски упрямая. Любовь к Афоне, которую несет в себе совсем юная девочка Катя. Любовь, естественно же, не оцененная бывалым Афоней, казалось бы, вообще по странности, случайно залетевшая в этот фильм. Но с какой же неудержимостью светлого весеннего ливня врывается она в этот фильм - вопреки всем несуразностям, нелепицам Афониной жизни, вопреки его равнодушию и бесчувственности - так победно, радостно, счастливо живет она в этой комедии, что вдруг понимаешь: нет, это не просто "лирическая линия", "сюжетный ход", "мотив". Это и есть та самая, другая, настоящая жизнь, которой позарез не хватает и неустроенному Афоне, и благополучному Коле, и элегантной красавице из "художественных сфер", подбирающей умывальник под цвет своих русалочьих глаз. Понимаешь, что это и есть та самая полная мера жизни, которую любовь образно, поэтически олицетворяет в этой картине. И когда в финале (пусть с солидным опозданием) поймет это и сам Афоня, кинокомедия кончится, потому что смешное уступит место серьезному, а мелочное, пустое - значительному и настоящему. С рубежей "Афони" начинает вырисовываться общность картин, которые теперь снимает Данелия. Прежде всего, это сегодняшний день. Никаких погружений в прошлое, в пленительную и забавную старину, в область гротескового и фантастического. (Н. Зоркая, А. Зоркий. «Заметки о режиссере / Георгий Данелия», 1982)

Коля, хороший друг Афони, знает отдельные иностранные слова. "Аллергия", например. Это когда душа не принимает спиртного. Или "коммуникабельность". Слово мудреное, но и его можно осилить, если вникнуть в смысл. Коля рассказывает такую историю. Он с Васей Соловьевым два часа простоял в очереди за свезким мотылем, купили, все приготовили, а жена отправила дефицитную наживу в канализацию. Значит, нет взаимопонимания, проще говоря, коммуникабельности. С этой самой коммуникабельностью у Афони Борщова совсем худо. То есть по-разному. С мастером Людмилой Ивановной - женщиной милой, но требовательной - ее нет. С Федулом - мужчиной суровым, но не принципиальным - напротив, она есть, когда есть рубль в кармане и третий партнер за углом. Характер у Борщова общительный, ум изворотливый, а судьба печальная. После того как он не ужился с Тамарой, не сработался с Людмилой, разочаровался в Елене, расстался с Колей, не ответил Кате и прибыл в деревню, где его ждал покосившийся сруб с заколоченными резными окнами и где ему рассказали, как его ждала и не дождалась родная тетка, как она его любила и писала от его имени себе письма и вслух перечитывала их, - вот тут Афоня понял цену коммуникабельности и бросился на почтамт заказывать междугородный разговор с Катей - последней живой душой, кому он еще был нужен в этом мире. Кати не оказалось на месте, то есть у телефона. На маленьком аэродроме, в ожидании рейса, Афоня, прикрыв глаза и закусив травинку, прислушивается к меланхолическим песням студентов про кудрявый клен, что был безнадежно влюблен в белую березу, про волшебную сказку и хрустальный замок и про то, что все не вечно: погиб кудрявый клен, рухнул замок, и кончилась сказка. Все кончается. Что касается Афони, слесаря по сантехнике райжилконторы, не знающего мук аллергии и страдающего некоммуникабельностью, то кончается все остроумной шуткой: Катя все-таки откликнулась на телефонный звонок, раздавшийся неизвестно откуда и неизвестно от кого, - она прибыла тем самолетом, с которым Афоня собирался отбыть то ли в Череповец, то ли еще куда-то. Катя окликнула Борщова и сказала свою традиционную фразу, похожую на пароль: "Мне кто-то позвонил. Я подумала, что это вы". Все кончилось, как в сказке или кинокомедии, - хорошо. "Афоня" - хорошая кинокомедия. Здесь видна реальная жизненная фактура, картина населена живыми людьми, метко схваченными и точно обобщенными, здесь есть превосходные актерские работы Л. Куравлева, Е. Леонова, В. Талызиной, Е. Симоновой, наконец, не может быть не отмечено искусство Данелия, режиссера, склонного к комедии, но склонного по-своему, не слишком очевидно. Похоже, что он предпочитает идти не от эксцентрической ситуации, проверяя и перепроверяя ею этические и социальные нормы быстро меняющейся жизни, но от самой реальности, высвечивая ее смешные стороны. Так сделаны картины "Я шагаю по Москве", "Не горюй!". Несколько упрощая вопрос, можно сказать, что художественный принцип Данелия состоит в том, чтобы показать, как жизнь, взятая в своем естественном движении, оборачивается комедией. Это очень трудный художественный принцип. Не будем говорить о его преимуществах, заметим только, что он лежит и в основе новой работы Данелия. На это обстоятельство указывает много признаков. Например, пристальное внимание режиссера к житейской подробности, к бытовой детали. Случайные вещи, попадающие в кадр, лишь постепенно обрастают смыслом, значением. Рекламное фото с видом на море в квартире Борщова маячит где-то позади героя, но по мере того, как темнеет небосклон судьбы Афони, все более значимым становится этот глянцевый обрывок мечты. Камера довольно часто отвлекается от героя - за угол повернули бежевые "Волги", прибранные цветами и перевязанные ленточками; в городском потоке машин мимо Борщова проносится колонна автобусов с клекотом пионерских горнов. Этот праздничный поток жизни по-своему оттеняет судьбу героя, следующего собственным неверным курсом. Жизнь течет быстро и целеустремленно, как вода в городском водопроводе. Тем не менее, в стилистике и содержании этой ленты угадываются определенные противоречия. Попытаемся их выяснить. Афоня Борщов - не лирический герой, не литературная или кинематографическая маска, а в первую очередь характер, любопытный в социальном и психологическом планах. В интересах понимания этого характера строится сюжет. Все максимально приближено к стихии реальности. Более того, сюжет кажется смонтированным из кусков этой самой реальности. Столь же тесно связаны с ней и выведенные рядом с Борщовым персонажи, за каждым из которых видна вполне определенная судьба, склад характера, уклад жизни. И, кроме того, в материале сценария, в способе его организации комедийный жанр не был запрограммирован с такой категоричностью, с какой он заявлен в фильме. Кинематографическое выражение этого материала требовало предельно детальной проработки среды, в которой находится герой, тщательного прослеживания будничного, повседневного существования героя. Но уже с первых кадров в картине начинает доминировать условность стилистической обработки материала. Уже в самом выборе актера на главную роль сказалось вполне определенное намерение формировать комедийное отношение к герою. Афоня Борщов в исполнении Куравлева - это комик, как бы персонаж из другого комедийного фильма, а не человек с улицы. Он скорее шутник и балагур, чем забулдыга и шкурник. За привычным комедийным амплуа актера не сразу виден реальный человек. И окружают героя персонажи по преимуществу столь же условные - квартиросъемщик Ронинсон, председатель месткома Фомин, Егоза. Мы оказываемся в особом мире, именуемом комедией, где приняты свои законы и нормы, где действует особая логика человеческих отношений и нравственных оценок. Здесь может быть весело, когда больно герою, и грустно, когда он счастлив. Мы вступаем в этот алогичный комедийный мир едва не с первых кадров. Начать хотя бы с пролога: проход мимо порхающих балерин-бабочек алкаша Федула, высматривающего где-то за кулисами Афоню. Затем бегут титры на перевернутом отражении церкви в небольшой луже. Там отражаются Афоня со своим приятелем. Подъехавший автобус выплескивает на них собственное отражение. Такие вещи обыкновенно читаются с экрана как предупреждение о жанре, о степени условности того жизненного материала, который будет представлен. И таким образом, устанавливается твоего рода договоренность, которую должны уловить зрители и не нарушать авторы. Эта договоренность авторами соблюдается, мягко говоря, не пунктуально. История о некоммуникабельном, поверхностном Борщове то и дело сбивается на историю о деклассированном типе. Жизненный материал не умещается в рамки избранного жанра. Афоня оставил без воды триста квартиросъемщиков. Мастер на собрании говорит, что Борщов самодовольный, сытый наглец. Это правда. Но правда, не оправданная авторами. В художественном типе не угадывается прототип, точнее, не прослеживается связь между этими двумя взаимообязанными лицами. Напротив, нарочито обрывается. Поэтому некоторые куски картины кажутся предельно разнородными. Борщов, влюбленный в прекрасную Елену из модерновой квартиры, задарма, то есть за "спасибо", починяет места общего пользования. Эта героическая страничка в жизни Афони окрашена режиссером и актером ясными комедийными интонациями. А затем следует сцена, в сущности, страшноватая: "Афоня гуляет". Пожилые, усталые женщины на эстрадной площадке ресторана бисируют для Афони "аккомпанемент". Страшноват здесь балагур и шутник: нефиксированный взгляд, как у младенца, глаза мутные, жесты заторможенные, но уверенные, не допускающие возражений и несогласия. Эта сцена ощущается в другой системе условностей. Это абсолютно другая форма обработки жизненного материала. А затем следует опять же легкое комедийное похмелье. Комик Афоня встречается с комиком Егозой, узнают друг друга, обнимаются и весело мчат на сенокосилке через всю деревню - картина снова входит в берега обозначенного вначале жанра. История о деклассированном типе к финишу окрашивается лирической интонацией. Авторам в заключительной части своей картины приходится намекать на пробуждение сознания и работу мысли и даже движение чувства человека, который по логике фильма страшно далек от этого. Глубоко задумавшийся в финале Афоня Борщов - это не исправившийся герой, как хотелось бы думать зрителю вслед за режиссером, это просто другой герой. А нарочито условная развязка - Катя, появившаяся нечаянно-негаданно, - до предела обнажает условность героя в запечатленной реальности. Катя относится к Афоне лучше, чем уехавшая от него Тамара. Кате виднее: она его любит. Авторы верят в будущее Борщова. Им виднее, они его знают, конечно же, лучше, чем мы. Но что-то все-таки мешает воспринять картину как условную эксцентриаду - вероятно, слишком заметен конкретный жизненный материал. Но едва начинаешь судить ленту по законам самой реальности, как замечаешь, что мешает условность приемов. Комедийная интонация воспринимается как интонация извинительная за слишком точный и правдивый характер. (Юрий Богомолов. «Советский экран», 1975)

Афоня мог бы быть маляром. Потому что его "отец" - автор сценария Александр Бородянский - в юности освоил именно эту профессию. Однако сценарист все-таки сделал своего героя сантехником. И это неудивительно: в то время о сотрудниках ЖЭКа легенды слагали, а анекдоты про них неизменно занимали первые строчки в уличных рейтингах забавных историй. Так что знаменитый диалог из фильма: "Совесть у тебя есть?" - "Совести то у меня - во! С прицепом. А времени нет!" - подслушан Бородянским в реальной жизни. Впрочем, как и многие другие вошедшие в фильм крылатые фразы, свойственные "отдельным представителям рабочего класса". Сценарий картины "О Борщове, слесаре-сантехнике ЖЭКа № 2" был дипломной работой Александра Бородянского. Пару лет текст пролежал в ящике письменного стола - ну не принято было в те "правильные" времена снимать фильмы о тунеядцах и алкоголиках! Видимо, поэтому сценарист, мягко говоря, крайне скептически отнесся к предложению приятеля отправить текст на конкурс сценариев… о рабочем классе. - Ты в своем уме? - удивился Бородянский. - У меня же главный герой - сантехник и алкоголик! - Все равно ведь рабочий! - ответил "советчик". Бородянский подумал-подумал - и сценарий все-таки отправил. В итоге получил главный приз. Решено было снимать картину. Планировалось, что режиссером станет киевлянин Леонид Осыка, а на главную роль прочили Борислава Брондукова. И вот, когда на киностудии им. Довженко уже вовсю готовились к съемкам, сценарий дали прочитать Георгию Данелии. Тот сразу же понял - можно сделать шедевр. Но тут закапризничал Бородянский - как-никак с другим режиссером уже была договоренность. Конфуз загладили чиновники из Госкино, которые под благовидным предлогом волевым решением вернули сценарий в Москву. "Кареглазую" нашли быстро. Из трех основных претенденток - Елены Прудниковой, Анны Каменковой и Евгении Симоновой - режиссер без колебаний выбрал последнюю. К тому времени молодая актриса была известна по трогательной роли Маши в фильме Леонида Быкова "В бой идут одни старики". Студентку Щукинского училища уже вовсю приглашали режиссеры - на 1974 год у Симоновой были запланированы съемки сразу в нескольких фильмах. И все-таки мечтающий открыть свою, новую "звездочку" Данелия пошел на компромисс. Как выяснилось, не зря. Евгения Симонова, актриса: "Как-то сразу решили, что Катю буду играть я. Не помню никаких изматывающих проб, борьбы за роль, все мне далось как-то удивительно просто… А вот с главным героем долго не могли определиться. На вопрос "Каким вы видите Борщова?" Георгий Николаевич отвечал: "Он - одуванчик…" То есть такой добрый, трогательный… Я пробовалась с самыми разными актерами, пока режиссер не остановился на Леониде Куравлеве". Возможно, Евгения Павловна и не знала этого, но Леонида Куравлева Данелия приметил сразу же. Однако пробы все-таки были. Причем очень серьезные. На роль Борщова претендовали актеры со всего Союза, в том числе и звезды первой величины. Прежде всего - Владимир Высоцкий. Рассказывают, будто бы актеру очень понравился образ выпивохи и он даже подумывал написать для фильма несколько песен. Правда, фотопроб у Владимира Семеновича так и не было - Георгий Данелия и Александр Бородянский посчитали, что из него выйдет слишком серьезный, "не комедийный" работник ЖЭКа. Сразу же "забраковали" Бориса Щербакова, Владимира Меньшова и Николая Караченцова. Караченцову вообще пришлось несладко - во время проб ассистентка режиссера неожиданно воскликнула: "В такого сантехника Катя вряд ли влюбилась бы - посмотрите на его зубы! На них придется делать накладку!" Актер обиделся, но с дамой все-таки спорить не стали. Многим казались весьма убедительными фотопробы Георгия Буркова. Но на худсовете постановили: "Георгий Бурков обаятельный и симпатичный, но с трудом верится, что такая девочка, как Женя Симонова, влюбилась бы в него с первого взгляда - зритель не поверит... Афоня Буркова должен что-то совершать, чтобы на него обратила внимание Женя Симонова, но для этого потребуется изменить сценарий - получится другой фильм". Не убедил худсовет и Владимир Носик: он был "слишком положительным". Кстати, Носик пробовался вскоре и на роль Федулова, но предпочтение все-таки отдали Бориславу Брондукову. И актер сыграл очень убедительно. Настолько убедительно, что сам же от этого и пострадал. Одну из сцен снимали в ресторане крупной московской гостиницы. Борислав Николаевич, не переодеваясь, в потрепанном костюме, вышел на несколько минут покурить, а обратно охранник наотрез отказался его пускать - принял за обычного выпивоху из соседней пивнушки. - Какой же ты артист, пьянь ты из подворотни, а не артист! Щас как сдам тебя в вытрезвитель! - кричал блюститель порядка, выталкивая Брондукова из гостиницы. Повезло, что мимо проходил ассистент режиссера, который тут же побежал за "поручителями". - Да это наш, с нами он тут выпивает, - авторитетно заявил Данелия. Ему охранник поверил. Сказав "выпивает", Георгий Николаевич не погорячился. Во время съемок некоторые "особо слабовольные" представители съемочной группы действительно впали в легкую алкогольную зависимость. Первой жертвой стал трезвенник Александр Бородянский, который спустя годы признавался: "Данелия был уверен, что я пиво всегда обожал - ну как, мол, можно написать такой сценарий, ничего не понимая в питейном мастерстве? А я на самом деле до "Афони" его на дух не переносил. Сценарий писал на родине, в Воркуте, и там увидел, как мужики сначала сырое яйцо разбивают, желток плюхают в пиво, а затем пьют. Этот процесс описал и в сценарии. Георгий Николаевич решил, что, раз мне известны такие тонкости, значит, я большой знаток этого напитка, и, когда мы с ним приходили в кафе пообедать в перерывах между съемками, он говорил: "Ну, ты, конечно, пиво выпьешь!" Чтобы его не разочаровывать, мне приходилось пить". В фильме "Афоня" состоялся кинодебют группы "Машина времени", которая тогда была известна разве что завсегдатаям московских и гурзуфских танцплощадок. Андрей Макаревич, музыкант, лидер группы "Машина времени": "На сейшене в столовой номер восемь филфака МГУ к нам подошел усатый дядька и объявил, что он из съемочной группы Данелии и мы им нужны. Ночь я провел в необыкновенном волнении. Перед именем Данелии я благоговел - как раз недавно посмотрел фильм "Тридцать три", был он очень смешной и по тем временам редкой гражданской смелости, на грани запрета. Я не мог себе представить, зачем мы понадобились Данелии, и воображение рисовало картинки самые причудливые. Оказалось, все очень просто. В эпизоде на клубных танцах нужна была на заднем плане какая-нибудь группа - так сказать, типичный представитель. Только и всего. Там даже вроде бы снимался "Аракс", но потом у них что-то не сложилось. Надо сказать, я не расстроился: я считал за честь принести пользу Данелии в любом виде. Быстро была записана фонограмма песни "Ты или я". Съемки прошли за один день (вернее, ночь). Что касается кино, то даже не помню, остались ли мы в кадре. Обрывки песни, кажется, звучат… Надо сказать, Данелия отнесся к нам очень уважительно и щепетильно: песня была у нас приобретена по всем законам, и спустя несколько месяцев я неожиданно для себя получил невероятную кучу денег - рублей пятьсот, случай для нашего отечественного кинопроизводства отнюдь не типичный". На эти деньги "машинисты" купили в комиссионном магазине магнитофон "Грюндик ТК-46", который долго потом заменял студию и на котором музыканты записали не один хит. Кстати, когда снимали эпизод на танцах, в котором Афоня знакомится с девушкой с пышным бюстом, использовали один небольшой профессиональный секрет: актрисе Татьяне Распутиной, чтобы увеличить грудь, решили в бюстгалтер подложить манную крупу. Однако в тот день заболела ассистентка-костюмерша. Видимо, не зная о "нелегком задании", вместо себя на съемочную площадку она отправила мужа. Бедолага долго возился с бретельками и застежками, а потом, не мудрствуя лукаво, туго завязал их сзади на "морской узел". Грудь получилась крайне аппетитной... Зритель - зоркий наблюдатель: порой видит то, о чем сам режиссер или актеры при съемках даже и не догадывались. Сцену, когда Афоня просыпается в квартире Кати, снимали рано утром в Ярославле. По задумке за окном должны были проходить молодожены, возвращающиеся со свадьбы. В половине пятого утра вдруг выяснилось, что свадебное платье невесты забыли в Москве. Тогда Данелия решил снимать просто пейзаж, но оператор Сергей Вронский воспротивился. Как раз в это время мимо проходила лошадь, которая тащила телегу с бочкой. "Пусть телега проедет в кадре", - сказал оператор. Так и сняли этот эпизод. Георгий Данелия, режиссер: "Первой на этот кадр обратила внимание жена художника Левана Шенгелия Рита. - Как ты потрясающе придумал, как это точно! - Что - точно? - осторожно спросил я. - Лошадь! Он делает предложение - а потом лошадь. Вот и Катя, как эта несчастная лошадь, будет тащить груз омерзительного, пьяного хамства и нищеты всю жизнь! Ведь так? Я скромно кивнул. Через год "Афоню" показывали в Лос-Анджелесе в большом кинотеатре. Когда на экране появилась лошадь с бочкой, раздались аплодисменты. Когда я спросил, почему все хлопали, услышал в ответ: "Американцы не такие тупые, как пишут в ваших газетах. Герой спрашивает: "Ты замуж за меня пойдешь?" И сразу - лошадь с повозкой. Замужем за ним она и будет, как эта лошадь". Вот так и появляются смысловые значения. Спасибо лошади". Парадоксально, но, замечая такие "скрытые знаки", зрители часто не обращали внимания на откровенные ляпы. Так, к примеру, одну сцену с участием Куравлева и Симоновой снимали до обеда и после. В перерыве актер переоделся. Только при монтаже все заметили, что Афоня в одной сцене в разных рубашках. Однако переснимать не стали. Фильм приняли на ура и критики. В 1977 году за "Афоню" хотели даже дать Госпремию. Бородянский впоследствии признавался, что даже ужаснулся: "Мало того, что картина не прославляет советскую власть, еще и герой - алкаш". Правда, потом в Комитете по Госпремиям решили, что в год 60-летия советской власти это будет уже слишком... Скоро "Афоня" был номинирован на "Оскар" как лучший иностранный фильм. И Георгий Данелия отправился в Лос-Анджелес. Об этой поездке режиссер впоследствии рассказывал с присущей ему иронией. Георгий Данелия, режиссер: "Вошли в вестибюль. Смотрю, зубы у всех одинаковые - ровные, блестящие, заграничные. Если судить по шкале моего зубного врача, у каждого во рту по несколько "Роллс-Ройсов". И все улыбаются… Рядом со мной оказался японец, продюсер Акиры Куросавы (японский режиссер был номинирован за фильм "Дерсу Узала", который, кстати, снимали на "Мосфильме"). Имя его я сейчас точно не помню - буду называть "мой японец". Я спросил его, почему не прилетел Куросава. - А зачем? - ответил он. - В сложившейся политической ситуации фильму, который снимали в СССР, "Оскара" не дадут. Зал церемонии для вручения премии "Оскар" был оборудован так, что кроме огромного экрана на сцене в поле зрения сидящих были еще небольшие мониторы. И на большом экране и маленьких мониторах мы видим ликующего победителя, потом этот человек выбегает на сцену и произносит очень длинную речь. Церемония показалась мне диким занудством… И я заснул. Но, очевидно, глаз у меня был не до конца закрыт, потому что каким-то образом я увидел на экране монитора, что мой японец лезет ко мне целоваться, проснулся - действительно мой японец обнял меня, поздравил и пошел на сцену. И тут я сообразил: "Оскара" дали! Сейчас мой японец этого "Оскара" заберет и увезет в Японию, а фильм советский! И мне этого до конца жизни не простят! Скажут: "Не любишь ты Родину, Данелия!" Все это молниеносно прокрутилось у меня в голове, я вскочил и рванул к сцене. В юности я неплохо бегал стометровку, какой-то навык сохранился, поэтому моего японца я обошел и выбежал на сцену первым."Оскара" за лучший иностранный фильм вручал глава американских продюсеров Жак Валенти и Звезда. Фамилии той Звезды не помню, но ноги и глаза запомнил. Ночью разбуди и спроси, скажу: ноги длинные, глаза - зеленые! Американцы оказались людьми сообразительными, и Жак Валенти вручил нам две статуэтки "Оскаров". Одну дали моему японцу для режиссера Акиры Куросавы, другую мне - для киностудии "Мосфильм". Жак Валенти жестом пригласил моего японца к микрофону. Мой друг японец сказал речь и поблагодарил от имени Акиры Куросавы Американскую киноакадемию за высокую оценку его творчества, киностудию "Мосфильм" - за то, что она оказала помощь в создании этого фильма и меня - за то, что я прилетел. Раздались аплодисменты. Мой японец отошел от микрофона, и Жак Валенти показал на микрофон мне. Куда деваться! (Еще раз напоминаю, говорю я по-английски не очень). Подошел к микрофону и сказал четко: "I don't speak English, but thank you very much". (Этот "th" без передних зубов прозвучал идеально, лучше у меня никогда не получалось - ни до, ни после)". Как и положено, далее последовали аплодисменты - долгие и продолжительные. В московском аэропорту Георгия Николаевича встречали такими же бурными овациями. Оператор Вадим Юсов (боксер) и архитектор Нодар Галобришвили (гимнаст) подхватили режиссера и принялись подкидывать. Через минуту выяснилось, что встречали так Данелию, потому что думали, что "Оскара" дали за фильм "Афоня". Оказывается, приятель режиссера диктор "Голоса Америки", вещающего на Грузию на грузинском языке, Ладо Бабишвили объявил без лишних подробностей, что "Оскар" за лучший иностранный фильм получил известный грузинский режиссер Георгий Данелия (про японца он ни слова не сказал, мол, зачем забивать голову грузинам сложными японскими именами?). Из Тбилиси матери режиссера с поздравлениями тут же стали звонить все знакомые и незнакомые, она, в свою очередь, позвонила и поздравила оператора картины Сергея Вронского. Вронский же постарался, чтобы о "триумфе" "Афонии" узнали все. (Марина Забелина)

Живет на свете человек - нрава он легкого, за словом, как говорится, в карман не лезет. И дело свое знает: если захочет, неисправности, неполадки устранит тут же, руки у него умелые. Только вот какая особенность у Афанасия Борщова, слесаря-сантехника по специальности и занимаемой должности: не привык он думать и печалиться об интересах других, из всего норовит извлечь личную выгоду, урвать лишнюю копейку... Существует он в каком-то маленьком мирке, без настоящих друзей, не стараясь, а может быть, и не умея ощутить и оценить искренность и теплоту человеческих чувств. Так и идут дни за днями, пока, наконец, не приходит час, заставляющий Афанасия всерьез задуматься, пересмотреть свои позиции. Я позволила себе схематично изложить содержание роли, в которой снялся недавно актер Леонид Куравлев. Фильм «Афоня» поставлен режиссером Георгием Данелия - с ним Куравлев встречается в работе впервые. Но еще не увидев ни одного кадра будущей ленты, можно было представить себе Л. Куравлева в образе Афони. Угадать трагикомическое звучание роли, предсказать ее острый, выразительный рисунок. Есть актеры, в творчестве которых легко отыскиваешь то общее начало, что не просто объединяет, связывает разные работы, но позволяет говорить о художническом «я», выражаемом последовательно и неуклонно. Мы высоко ценим эту творческую самостоятельность, это яркое проявление актерской личности, глубокую, самоотверженную разработку своей темы в искусстве. Ну, а если актерский талант раскрывается несколько иначе? Если сыгранные роли не укладываются в одно целое, а свидетельствуют об удивительной восприимчивости, о способности всякий раз находиться в полном согласии с замыслом, с мироощущением режиссера, об умении выйти на орбиту его художественных принципов как на собственную, хорошо знакомую дорогу,- разве это умаляет достоинства актера? Образы, созданные Леонидом Куравлевым (я имею в виду, конечио же, значительные его работы), сопрягаются прежде всего с темой режиссера, ставившего фильм, с его представлением о мире, о людях. Режиссер не умирает в актере - он остается жить в нем, чтобы привести к наиболее точному воплощению характера. Вот почему, зная черты режиссерской манеры Георгия Данелия, можно было рискнуть спрогнозировать характер воплощения центрального образа фильма «Афоня», разумеется, включая в исходные данные дарование актера, его творческие возможности. А возможности у Куравлева большие. Иначе вряд ли бы ему удалось с равной убедительностью сыграть в картинах столь разных мастеров, как Лев Кулиджанов ("Когда деревья были большими"), Василий Шукшин и Михаил Швейцер, а затем так органично воплотиться в героя «Начала», поставленного Глебом Панфиловым. И рядом с профессиональными способностями с исполнительским мастерством следует поставить человеческое обаяние Леонида Куравлева, которое - кто знает! - может быть, и заставило обратить внимание на начинающего актера, угадать заложенные в нем потенции. Вот и сейчас, когда заводишь речь о Куравлеве, Швейцер, например, не может удержать смущенно-нежную улыбку, а Василий Шукшин - помните? - в последнем своем экранном интервью для кинопанорамы говорил прежде всего о тех человеческих качествах Куравлева, которые заложили основу, фундамент его актерского искусства: о доброте, о внимательном, заинтересованном отношении к окружающему миру. Шукшин, Швейцер, Панфилов - уже сами эти имена говорят о ярких художественных индивидуальностях, с какими пришлось встретиться Куравлеву. В таких случаях считают: актеру повезло. Это так. Но не надо забывать и о другом - о творческой отдаче актера, о том, какие усилия потребовались от Куравлева, чтобы слиться воедино с миром образов Шукшина, чтобы точно обрисовать своего героя на том широком зрелищном полотне жизни, которое развернул в фильме «Время, вперед!» Швейцер, и столь же точно «сделать» Шуру Балаганова в рамках решения, предложенного режиссером «Золотого теленка», чтобы суметь так много сказать о человеческом типе, о явлении, проницательно и глубоко исследуемом Панфиловым в «Начале». Удачи, принципиальные для творческой биографии Куравлева, только стихией таланта, интуицией не объяснишь. Ведь не просто чуткий слух требовался, чтобы сыграть роли в той тональности, в которой они написаны у Шукшина. Нужно было прожить светлой, доброй, увлеченной жизнью Пашки Колокольникова. Нужно было всем существом, до глубины сердца проникнуться трепетной влюбленностью Степана в отчий дом, в родную деревню, в ее туманную предрассветную мглу, теплые вечерние зори. Мне кажется, критика наша недооценила сделанное Куравлевым в фильме «Ваш сын и брат». О роли Степана в его исполнении писали что ни на есть положительно, но о глубоком смысловом значении этой работы актера, об удивительной емкости и цельности созданного им русского характера по-настоящему сказано не было. Между тем образ этот, думается, остается пока, может быть, самым высоким достижением Леонида Куравлева. Яркая правда характера соединилась с общефилософским звучанием образа, через живые бытовые черты актер сумел проникнуть в национальную и социальную сущность героя. ...«Золотого теленка» Ильфа и Петрова, где Куравлев сыграл Шуру Балаганова, Швейцер прочитал, как всегда, по-своему: интонация фильма была насмешливо-грустная. В этом ключе решался и образ Балаганова. «Хозяин и бездомная дворняжка»- такую формулу предложил режиссер актеру, и Куравлев увидел в ней и превосходно воплотил трагикомическую суть характера Шуры, человека не только без определенных занятий, но и без того твердого берега, к которому можно пристать не на время, а на всю жизнь. Исходя из сущности образа, Куравлев искал и нашел ту меру комедийности, которая позволила актеру выявить драму своего героя. А как легко было здесь сбиться на фарс (Балаганов!), чрезмерно увлечься интересно найденной пластикой образа. Помните, как смешно не идет, а бежит Шура, подстраиваясь к Бендеру, будто угодливая собачонка. Бег его суетлив, неровен, тревожен даже - только бы не отстать, не отбиться... И так во всем - поспешные жесты, жалковатая улыбка, собачьи глаза... Ах, Шура, Шура! В сущности, ведь неплохой, добрый парень... В следующей картине Швейцера, «Карусель», где режиссер обратился к Чехову, в экранизации рассказа «Полинька», Куравлев, показывая обходительного, угодливого приказчика с галантерейными манерами, с отработанными движениями и жестами, сумел раскрыть его человеческие чувства. В головокружительном вихре тех поистине цирковых манипуляций, которые с такой легкостью, таким артистизмом проделывает герой Куравлева, то вытаскивая коробки с кружевом, то бросаясь за плюмажем, то демонстрируя новый товар, в этом самозабвенном полете вдруг прорвется печально-щемящая нотка, боль, страдание. Виртуозный комедийный рисунок роли, а за ним - удивительнейшая чеховская человечность. В «Начале» Л. Куравлеву досталась роль Аркадия. Кто он, Аркадий? Пустой, несамостоятельный парень? Обыкновенный подкаблучник? Нет, только такого Панфилову рассматривать, а Куравлеву играть было бы неинтересно. Просто «обличать» Куравлев, пожалуй, и не умеет. Другое дело - показать героя в естественности его настроений и порывов, показать как на ладони, ничего не скрывая и не утаивая. И как-то само собой подвести зрителя к определенным выводам, тем, к которым шел режиссер, стараясь через конкретный характер рассмотреть интересное явление. Роль строится на контрастных состояниях «свободы» и «неволи», полной раскованности и абсолютной статики, внешней и внутренней зажатости. Как наслаждается он в тесной комнатушке Паши свободой, в каком он хмельном упоении - улыбка не сходит с лица, голос выводит какие-то немыслимые рулады... Но достаточно простого окрика жены: «А ну, домой!» - и на наших глазах Аркадий «линяет», превращаясь в существо подчиненное, лишенное прав, самостоятельности. Обаятельный и жалкий, лихой и трусливый - в этом противоречии актер обнаруживает драму своего героя и особенно сильно дает ее почувствовать в сцене последнего свидания с Пашей, когда та сражает его своим великодушием. Куравлев играет много. Он никогда надолго не исчезает с экрана, появляясь если не в крупной роли, то в небольшой, в эпизоде. Но талант его проявляется по-настоящему интересно и ярко, если актер находит в режиссере творческую личность, которая оказывается способной всецело захватить его своей темой, своим замыслом. В противном случае он либо остается всего лишь на уровне, либо терпит откровенную неудачу. Скажем, в фильме Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию» Куравлев не просто влился в эксцентрическую стихию картины, в ее стремительную динамику, он оказался как бы некоронованным королем этой карнавальной феерии, этого яркого, причудливого зрелища. Его Жорж Милославский словно создан для веселых приключений, увлекательных погонь, озорных трюков, хитроумных комбинаций. Быстрая реакция, находчивость, непринужденность Куравлева - Милославского поистине поразительны, и это одинаково необходимо и для понимания сути характера героя и для той комедийной формы, которую избрал Леонид Гайдай. Но вот другая комедия - «Два дня чудес» режиссера Льва Мирского, - тоже вроде бы задуманная как лента эксцентрическая, с фантастическими и сказочными элементами. Куравлев играет здесь Гришу-маленького - ребенка, волею чуда представшего в облике взрослого дяди - своего отца. И терпит фиаско, поскольку режиссер не сумел поставить фильм как веселую, увлекательную игру. Живой, многоцветной фантазии, что была тут так необходима, постановщику как раз и недостало. Лишенный почвы, актер сам по себе оказался бессильным исправить положение, более того, его присутствие на экране только подчеркнуло противоестественность происходящего. Куравлев не может хорошо сыграть, когда актерская задача вырисовывается перед ним лишь в общих чертах. Вспомните «Старшую сестру» и согласитесь, что для фильма Георгия Натансона Куравлев был не нужен... Куравлева зрители любят. Ждут его появления на экране. И хочется, чтобы в новых его работах они встречались не просто с еще одной ролью Леонида Куравлева, а с интересной и яркой страницей творчества этого многообещающего актера. (Нина Игнатьева. «Советский экран», 1975)

Современная литература и кинематограф в последнее время находится в поиске героя своего времени. «Афоня» - это одна из попыток предложить свою версию героя. В фильме заявлена серьезная проблема, а что есть человек как часть общества? Какую пользу он несет другим? Насколько хорош человек, который не пьет, не курит, приличный семьянин, если никто не знает, что у него твориться внутри, в его душе? Проблема в том, что такой тип «тихого» человека просто удобен обществу. Он не мешает жить. За него не нужно беспокоиться, из-за его неправильного поведения организовывать собрания. А вот когда «неудобный» человек появляется в коллективе, никто не считает должным помочь ему, все действительно пытаются нравоучениями, оскорблениями «перевоспитать» личность, в душе которой все борется за поиск правды. Он не хочет становиться как эти люди, которые сейчас судят его. Афоня и начал пить только потому что он увидел, что этот мир вокруг лжет сам себе. И автор не зря вкладывал основную смысловую нагрузку фильма именно в слова своего главного героя - отсюда парадоксальная ситуация: пьяница учит других жизни. Когда людям указывают на их ошибки, да еще если это делает какой-то пьяница-забулдыга (он ведь не человек… ну ладно товарищ, но больной товарищ), то конечно общество никогда не примет его всерьез. То, что осталось в душе Афони - это его память о родной деревне, о тете, о детстве и друзьях, с которыми он был счастлив. Каменные джунгли деревенского человека могут либо научить жизни, либо поломать и выбить последнее доброе, что было в человеке. Афоню почти сломало, но он не забыл - в его сердце еще было то укромное место, где он мог найти себе покой. Но как выясняется и его он потерял… Трагедия жизни одного человека или целого поколения? Этот вопрос задает автор. Мне из фильма запомнилось много фраз, но одна для меня стала хорошим напоминанием по жизни: «Не так уж страшны предатели и убийцы, потому что они могут предать или убить, как страшны РАВНОДУШНЫЕ, потому что с их молчаливого согласия начинаются все преступления в мире…» Общество, которое стремиться убежать к телевизору, к работе - по своей сути ничем не лучше того же Афони, который также глушит свое равнодушие в водке. Равнодушие - это болезнь, которая появилась у общества от безысходности. Я не знаю, как помочь себе, а ты мне говоришь помочь другому. Приду на товарищеский суд, покричу, что надо и как положено, а потом уйду… С равнодушием. Катерина - это пожалуй редкий тип человека, который не страдал этой распространенной болезнью. Она не заразилась ей, потому что любовь мотивирует человека что-то делать для другого, она не замыкается в себе, она не эгоистична, от этого Катерина и не может позволить Афоне падать вниз дальше. Настолько тонкий и профессионально поставленный фильм, что я сначала подумала, что он был создан по мотивам какого-то классического литературного произведения, в последствии я познакомилась с «Москва-Петушки» В. Ерофеева, в котором Венечка, ну очень похож на нашего с вами героя. Но это не значит, что фильм снят по мотивам. Из этого можно сделать вывод, что если такие образы частотны, то наверное, есть определенная проблема. (Elisa Gunnt)

«- Борщов! - Аюшки!» Как-то летом, когда по воле случая я оказалась одна на даче, без друзей и вообще каких-либо планов на ближайшие две недели… И большое спасибо папе, что я посмотрела этот фильм! Во-первых, лишний раз убеждаюсь в том, что у нас всегда были самые замечательные актеры, самые смешные и добрые комедии, ну, а во-вторых, это просто замечательный фильм. После такого просмотра я уже точно знала, что мне делать по крайней мере по вечерам… Наверное, это звучит забавно, но мы с папой каждый вечер за ужином пересматривали эту чудесную комедию, вместе смеялись и повторяли фразы за актерами, которые уже после первого просмотра заучили наизусть. «- Спички есть? - Я не курю… - Ну и зря, лишаешь себя удовольствия». Замечательный фильм, история про простого парня слесаря-сантехника Афанасия Борщова. Который всегда вел жизнь этакого раздолбая-пофигиста. Никогда ни о ком не думал, кроме себя. Работу выполнял из рук вон плохо, если это вообще можно назвать «выполнением». У него есть два самых сильных увлечения - это алкоголь и, конечно же, женщины! Но ни одна нормальная девушка надолго рядом с ним не задерживается… Даже очень правильно будет сказано «от него уходят все, как он уходит от всего». «Чувствуйте себя как дома! Да не забывайте, что в гостях!» В фильме есть очень милая, добрая, искренняя, скромная героиня - Катя (Евгения Симонова), которая по стечению обстоятельств знакомится с Афоней. Она влюбляется в него, точнее сказать она его любит, причем абсолютно бескорыстно. Не требуя ничего от него взамен. Она даже иногда пытается убедить его в том, что он не такой плохой, как его привыкли видеть окружающие. И он сам в силах изменить свою жизнь к лучшему… И видимо катины слова повлияли на Афоню и он начинает задумываться. Фильм, который надо (как и все наши старые комедии) посмотреть хотя бы один раз, чтобы понять смысл и начать по-настоящему ценить такие картины! (jollychild)

Отличная лента, равно как и все картины Данелия! Сюжет банален донельзя! Пьющий сантехник, что может быть прозаичнее в наше, да и в советское время? Однако, переживания главного героя настолько мастерски переданы в этом фильме, что хочется снять шляпу перед режиссером. Что я и делаю. Герой Куравлева, Борщов - бунтарь, пытается плыть против течения, показывать свое внутреннее «Я», однако никто его не понимает, все видят в нем хулигана и забулдыгу, а на самом деле это обычный русский мужик, который мечтает о тихом своем приюте в деревне, в глуши, с красавицей женой и целой ватагой детей, которые будут корпеть над бумагой. «Учитесь, сейчас без образования - худо!» - говорит Борщов своим будущим детям. Еще два персонажа в этой ленте крайне цепляют своими образами. Это герои Евгения Леонова и Евгении Симоновой. Яркие! От Николая Евгения Леонова идет мощный позитив, вежливость и самое главное - простая жизненная философия. Вроде бы незаметная, а в то же время открытая и добрая роль. Евгений Леонов, как и всегда, на высоте. Мастер ролей второго плана. Женя Симонова. Если не ошибаюсь, одна из ее первых ролей в большом кино была в «Афоне». Ее Катюша - тихая и скромная девушка, которая пытается взять инициативу в свои хрупкие женские руки, приглашает Борщова в цирк на гималайских медведей и искренне расстраивается, когда узнает, что таинственный звонок от некоего кого-то был не от Афони. В конечном итоге, своей мягкостью и настоящей любовью она завоевывает сердце бунтаря. Настоящая русская девушка. Фильм трагикомичен, фирменный почерк Георгия Данелия. Но в этом вся наша жизнь, она трагикомична. И Данелия филигранно передает это на экран. Респект! (AGATik)

Эта сатирическая с социальным подтекстом лента имеет мало чего общего с большинством современных недалеких комедий, при чем не только голливудского производства, но и российского (например, те же «Каникулы строго режима»). Эта картина - настоящая классика, которую, по крайней мере, нужно беречь, как берегут памятники истории, архитектуры, произведения великих писателей, художников, скульпторов. Дело в том, что сегодня во времена вездесущего фастфуда и пластмассового искусства (речь идет не только о кино), такие картины как «Афоня» являются глотком свежего воздуха, заставляющим кровь бежать по нашим жилам. На фоне такого современного, в большинстве своем безыдейного, кино с главной лишь целью - как можно быстрее зароботать деньги, все больше начинаю ценить настоящее хорошее кино. Я вовсе не хочу сказать, что в наши дни не снимают ничего стоящего, ничего качественного, добротного и интересного, просто процент таких фильмов по отношению к огромному количеству отснятых картин, действительно невелик. А такой жанр, как комедия, является словно лакмусовым индикатором, который полностью отображет положение дел на сегоднешнем кинорынке. И это правда. Ведь сегодня так мало качественных комедий, с хорошим интеллектуальным юмором, интересным сюжетом и вдохновенной игрой актеров. Согласитесь, мало сейчас снимают хороших комедий. Они есть, но их очень мало. Быть может, такое положение дел объясняется простой сменой поколений, когда раньше на первом месте было все же кино, шоу, искусство в чистом своем девственном виде, а сейчас шоубизнес с чистой финансовой доминантой. В наше время берут количеством, а это далеко не всегда превращается в качество. Сейчас царит эпоха сумерек, попкорн-кино, кока-кола-синема и т. д., в которой все меньше места остается идеям, искусству и творчеству. Такое ощущение, что сегодня мало, кто хочет думать, писать, снимать, играть, творить… все хотят лишь сорвать куш. В центре повествования фильма «Афоня» выставлен напоказ быт обычного советского гражданина - рабочего-сантехника. Эта картина местами веселая, местами грустная, как и сама жизнь, по своей сути трагикомична. История о веселом, но одиноком человеке, слесаре-сантехнике Афанасии (Афоня) пронизана одновременно острым юмором и трогательной грустью. В конце фильма так вообще становится откровенно грустно. Картина сложная и одновременно очень проста. Наивный добрый Афанасий одинок в своем мире. От него отварачиваются друзья, дела на работе идут плохо, он становится завсегдатаем в милицейских хрониках. Сложному открытому образу рубахи-парня Афони подобран кардинально противоположный образ главной героини Кати - доброй, скромной, искренней, трогательной девушки. Катя случайно знакомится с Афанасием на танцах и сразу же влюбляется в него. Она любит его искренне, не требуя ничего взамен. На протяжении всего просмотра эта любовь кажется безответной: Афоня равнодушно относится к Кате, хотя и не отказывается от общения с ней. Но, как оказывается впоследствии, именно Катя становится тем спасательным кругом, палочкой-выручалочкой для Афони, когда его жизнь превращается в томительное одинокое существование. Наедине с самим собой Афоня понимает, что Катя для него - это подарок судьбы. Она тот человек, которого у него никогда не было среди друзей-собутыльников, приятелей по работе. Это человек, который понимает его, который ценит его и самое главное, который любит его. Добрый, смешной, жизненный, местами грустный фильм «Афоня» смотрится на одном дыхании. Если Вы цените хорошее кино - обязательно посмотрите. Любите кино, как люблю его я. (Serj Petron)

comments powered by Disqus