на главную

СИЯНИЕ (1980)
SHINING, THE

СИЯНИЕ (1980)
#30023

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #060 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Ужасы
Продолжит.: 144 мин.
Производство: Великобритания | США
Режиссер: Stanley Kubrick
Продюсер: Stanley Kubrick
Сценарий: Stephen King, Stanley Kubrick, Diane Johnson
Оператор: John Alcott
Композитор: Krzysztof Penderecki, Wendy Carlos, Rachel Elkind, Gyorgi Ligeti, Bela Bartok
Студия: Warner Bros. Pictures, Hawk Films, Peregrine, Producers Circle

ПРИМЕЧАНИЯчетыре звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (вариант 1); 2-я - проф. закадровый многоголосый (вариант 2); 3-я - авторский перевод (А. Гаврилов); 4-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jack Nicholson ... Jack Torrance
Shelley Duvall ... Wendy Torrance
Danny Lloyd ... Danny Torrance
Scatman Crothers ... Dick Hallorann
Barry Nelson ... Stuart Ullman
Philip Stone ... Delbert Grady
Joe Turkel ... Lloyd the Bartender
Anne Jackson ... Doctor
Tony Burton ... Larry Durkin
Lia Beldam ... Young Woman in Bath
Billie Gibson ... Old Woman in Bath
Barry Dennen ... Bill Watson
David Baxt ... Forest Ranger #1
Manning Redwood ... Forest Ranger #2
Lisa Burns ... Grady Daughter
Robin Pappas ... Nurse
Alison Coleridge ... Secretary

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4535 mb
носитель: HDD3
видео: 1152x648 AVC (MKV) 2681 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «СИЯНИЕ» (1980)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Начинающий писатель Джек Торренс, приехал в элитный элегантный отель, чтобы поработать смотрителем во время "мертвого" зимнего сезона, вместе со своей женой и сыном. Его сын обладает сильным телепатическим даром. Но родители не верят в это... Сам Торренс здесь раньше никогда не бывал... Или это не совсем так? Ответ лежит в необычном мистическом мраке, сотканном из преступных кошмаров…

Экранизация триллера Стивена Кинга. Писатель (Николсон) соглашается провести зиму вместе со своими женой и сыном в отдаленном и отрезанном от мира горном, курортном отеле в роли сторожа. С этим местом связана таинственная история. По мере развития сюжета мистика подтачивает разум писателя, и он сходит с ума. Глядеть на это жутко, особенно когда обезумевший литератор отбрасывает пишущую машинку и начинает бегать за родными с топором. Все сторожа до него убивали членов своей семьи и самих себя, а отель населен призраками. До сих пор картина остается самой мощной экранизацией романа, а игру Николсона можно назвать только выдающейся. Один из моих самых любимых фильмов. Особенно врезаются в память первые кадры горной дороги. (Иванов М.)

Что пугает Вас больше всего? Жуткие пришельцы из космоса? Смертельная эпидемия? Или, как в этом призрачном готическом шедевре Стэнли Кубрика - страх погибнуть от руки того, кто должен любить и защищать тебя - члена твоей семьи? В сценарии по роману Стивена Кинга, Кубрик соединил "актерское безумие" Джека Николсона (навсегда вошедшая в историю кино реплика - "А вот и Джонни!"), блестяще выбранное место действия, завораживающие съемки и изысканный коктейль из ужаса и шока.

Писатель Джек Торренс (Джек Николсон) приходит на собеседование к хозяину гостиницы «Оверлук» Стюарту Улману (Бари Нельсон) с целью устроиться туда на работу сторожем на зимний период. В течение пяти месяцев он планирует жить вместе со своей женой Вэнди (Шелли Дюваль) и сыном Дэнни (Дэнни Ллойд) в пустой гостинице, отрезанной от остального мира снежными завалами, и работать над своим новым романом. Улман рассказывает ему, что один из предыдущих сторожей гостиницы Дилберт Грэйди, помешавшись после пятимесячного заточения, убил жену и двух своих дочерей, а затем разрубил их на части и сложил в номере 237. Однако эта история не производит на Джека ожидаемого впечатления и он получает работу. Единственным другом Дэнни является воображаемый мальчик Тони, который якобы живет у Дэнни во рту. Тони может предвидеть будущее и показывать Дэнни сцены из прошлого. Родители рассматривают Тони не более как плод детского воображения. Мать застает Дэнни в трансе и показывает врачу, но тот никаких физических расстройств не находит. Из разговора с матерью выясняется, что странности с ним начали происходить после того, как его отец напился и вывихнул ему руку. Теперь Джек бросил пить, пообещав, что если он возьмет в рот хоть каплю, жена имеет право бросить его...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 1981; 2012
Победитель: 1981 - Лучший актер второго плана (Скэтман Кротерс), 2012 - Лучшая коллекция DVD (Warner Bros. Pictures).
Номинации: Лучший фильм ужасов, Лучшиий режисер (Стэнли Кубрик), Лучшая музыка (Бела Барток).
ЗОЛОТАЯ МАЛИНА, 1981
Номинации: Худшая женская роль (Шелли Дювалл), Худший режиссер (Стэнли Кубрик).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Заинтересовавшись постановкой фильма, Стэнли Кубрик, не учтя разницы во времени, позвонил Стивену Кингу рано утром. Кинг, страдая от жуткого похмелья, был, мягко говоря, шокирован, услышав в телефонной трубке голос Кубрика, который сразу же начал высказывать идеи об экранизации книги.
Стэнли Кубрик отверг сценарий, написанный Стивеном Кингом, который слишком дословно следовал книге и значительно отличался от видения истории Кубриком.
Сценарий фильма был настолько существенно изменен во время съемок, что Джек Николсон перестал читать новые версии, а читал только новые страницы, которые ему нужно было сыграть в следующей сцене.
Стэнли Кубрик отказался от идеи создания живой изгороди в форме различных животных, которые бы «оживали» в определенных сценах, из-за несовершенства спецэффектов на момент съемок фильма.
Стивен Кинг пытался отговорить Кубрика приглашать на главную роль Джека Николсона и предлагал взамен взять Джона Войта или Майкла Мориарти. В качестве аргумента он приводил свое убеждение в том, что зрителю гораздо интереснее будет наблюдать за постепенным сумасшествием актера с изначально нормальным выражением лица, нежели за Николсоном, у которого с самого начала фильма несколько безумный вид.
На роль Джека Кубрик рассматривал кандидатуры Роберта Де Ниро и Робина Уильямса. Впоследствии он отверг обе кандидатуры, потому что, по его мнению, Де Ниро был недостаточно психотическим для этой роли, в то время как Уильямс, наоборот, был слишком психотическим.
Стивен Кинг не одобрил Шелли Дювалл на роль Венди. По мнению Кинга, Венди - это стереотипная блондинка, никогда раньше не сталкивавшаяся с настоящими трудностями в жизни. По его мнению, Шелли слишком ранимая и повидавшая многое в жизни, что является полной противоположностью образа в представлении Стивена.
Чтобы добиться от Шелли Дювалл нужного результата, Стэнли Кубрик перед началом съемок потребовал от всей съемочной группы, чтобы никто на съемках не симпатизировал, поддерживал или говорил комплименты Шелли. Сам же Кубрик докапывался до любых мелочей в ее актерской игре, постоянно поддерживая ее во взвинченном состоянии. Доходило даже того, что режиссер в присутствии всей съемочной группы орал на Шелли, что она впустую тратит его время и время съемочной группы. Позднее Дювалл согласилась, что Кубрик сделал все возможное, чтобы добиться от нее максимально правдоподобной актерской игры, и она нисколько не винит его за использованные методы.
Изначально Стэнли Кубрик хотел, чтобы Кэри Гуффи исполнил роль Дэнни.
Около 5000 человек прошли пробы на роль Дэнни.
Гарри Дин Стэнтон должен был сыграть Ллойда (бармен), однако не смог принять участия в съемках из-за занятости на «Чужом» (1979).
Чтобы погрузить съемочную группу в необходимое психологическое состояние, Кубрик показывал им фильм «Голова-ластик» (1977).
По словам актрисы Анжелики Хьюстон, которая в тот период жила с Николсоном, работа над фильмом настолько выматывала его, что, возвращаясь со съемок, он падал в кровать и немедленно засыпал.
Комната, в которой происходили невероятные события, имела номер 217, но владельцы отеля попросили создателей картины заменить одну цифру на 237, так как боялись, что будущие постояльцы будут бояться останавливаться в этом «проклятом» номере.
Как и в книге, в сценарии была сцена, в которой Джек находит альбом с газетными вырезками об отеле. По неизвестным причинам эта сцена так и не была должным образом снята, однако альбом все же можно увидеть в кадре. Он лежит рядом с пишущей машинкой в сцене, когда Джек сообщает Венди о том, чтобы его никогда не беспокоили, в то время как он работает.
Сцена, где Венди приносит Джеку завтрак в постель, снята как отражение в зеркале. Здесь можно увидеть, что на футболке Джека написано «Stovington». В то время как в фильме об этом ни разу не упоминается, в книге «Stovington» - название школы, в которой до этого работал Джек.
Знаменитую сцену, где из-за дверей лифта хлещут потоки крови, снимали в течении целого года, прежде чем Кубрику наконец понравился тот дубль, где, по его мнению, можно было не сомневаться, что на экране хлещет кровь.
В декорациях Зала Колорадо, где работает Джек, из-за интенсивной высокой температуры, произведенной осветительными приборами, которые изображали солнечный свет за окнами, случился пожар. К счастью, к тому моменту почти все сцены в нем были сняты.
На бейсбольной бите, которой Венди дубасит Джека, в одном из кадров можно увидеть подпись Карла Ястрземски, известного игрока команды «Ред Сокс», преданным болельщиком которой является Стивен Кинг.
Человек с окровавленным лицом, который пугает Венди возгласом «Прекрасная вечеринка, не так ли?!» - редактор фильма Норман Гей.
Стэнли Кубрик переснимал сцену диалога между Шелли Дювалл и Джеком Николсоном 127 раз, стремясь сделать ее идеальной.
Известная фраза «Here's Johnny!» является импровизацией Джека Николсона.
В каждой сцене, где Джек разговаривает с «призраком», присутствует зеркало, за исключением сцены в хранилище продуктов, где разговор ведется через дверь.
Фильм, который смотрят Венди и Дэнни, - «Лето 42-го» (1971).
Джек Николсон предложил, чтобы его герой бросал теннисный мячик об стену. Изначально в сценарии было сказано: «Джек не работает». Однако Николсон не предполагал, что мячик ему придется бросать на протяжении десятков дублей, после чего он практически не чувствовал своей руки.
На строительство снежного лабиринта в концовке фильма ушло 900 тонн соли и пенополистирола.
Уэнди Карлос и Рэйчел Элкинд написали электронный саундтрек к фильму, который практически полностью был отвергнут Стэнли Кубриком. Из их саундтрека в фильме сохранились только музыка на начальных титрах и еще несколько незначительных элементов по ходу действия фильма.
Для съемок сцены, где Джек выламывает дверь в ванную комнату, были сделаны облегченные двери, которые Джек Николсон, проработавший добровольцем в пожарной службе, ломал слишком легко. После нескольких дублей пришлось делать новые, более тяжелые и массивные двери.
По словам Шелли Дювалл, чтобы снять сцену «Here's Johnny», потребовалось «всего лишь» 3 дня и 60 дверей.
Тони Бертон, сыгравший Лари Даркина, принес на съемочную площадку шахматы. Стэнли Кубрик, заядлый шахматист, не мог их не заметить. Несмотря на то, что съемки заметно отставали от графика, Кубрик остановил съемки на один день и весь день проиграл в шахматы с Тони. Бертон выиграл только одну партию, однако Кубрик поблагодарил его, сказав, что он давно не играл против такого сильного соперника.
Стэнли Кубрик хотел снимать фильм в хронологическом порядке. Учитывая различные декорации, подготовленные для фильма, и действие, постоянно перемещающееся из одной декорации в другую, абсолютно все съемочные площадки и декорации, сделанные для картины, должны были быть доступны для съемок в любое время. Поэтому все павильоны студии «Elstree Studios» были заняты декорациями «Сияния».
Чтобы создать внутренние помещения отеля «Overlook», Стэнли Кубрик и Рой Уолкер, художник фильма, намеренно соединили вместе множество элементов интерьера из различных реально существующих отелей. Специально для фильма было сделано множество фотографий внутренних помещений различных отелей.
Машина Торренса - Volkswagen Beetle.
Вивиан Кубрик можно заметить в сцене вечеринки. Она одета в черное платье и сидит на правой стороне дивана, ближайшего к бару.
Предполагалось, что мячик, брошенный Джеком об стену, отскочит от нее и попадет в линзу кинокамеры. Чтобы добиться нужного результата, потребовалась несколько дней: почти вся съемочная группа поучаствовала в бросании мячика, при этом камера продолжала снимать абсолютно все попытки, чтобы не пропустить самую удачную.
Фотография «Identical Twins, Roselle, New Jersey, 1967» Дианы Арбус вдохновила создателей на кадр с двумя девочками-близнецами в коридорах отеля.
Дэнни Ллойд сам предложил, чтобы его персонаж шевелил пальцем, разговаривая с Тони.
Перед началом работы над фильмом Гэррета Брауна (оператор) заверили, что съемки будут продолжаться максимум шесть месяцев, т. к. ему нужно было вернуться в США, где к тому времени начинались съемки «Рокки 2» (1979). Когда, спустя полгода, было отснято материала лишь на половину картины, Гэррету пришлось в течение нескольких месяцев одну неделю работать на «Сиянии», а одну - на «Рокки», постоянно летая из Англии в США и обратно.
Чтобы снять кадр, где теннисный мячик подкатывается к игрушкам Дэнни, потребовалось 50 дублей.
Грэди (Филип Стоун) ни разу не моргает по ходу действия фильма.
В разговоре с Ллойдом Джек говорит о Портланде, штат Мэн. Стивен Кинг вырос в данном городе.
Несмотря на стабильное попадание в различные списки самых страшных фильмов всех времен, на экране зритель видит всего одно убийство.
В сценах, где мы слышим, что Джек печатает, но не видим, что именно он печатает, Кубрик потребовал, чтобы был записан звук печатной машинки при печатании фразы «All work and no play makes Jack a dull boy». Дело в том, что Кубрик где-то услышал, что каждая клавиша на печатной машинке звучит по-разному, поэтому он хотел добиться максимальной аутентичности.
Лабиринт из живой изгороди был построен на аэродроме возле студии «Elstree studios».
Сцена, где Халлоранн едет к отелю в снежную бурю на снегоходе, была снята во время снежной бури по дороге к отелю «Timberline» в Орегоне.
Чтобы снять сцену ближе к концу фильма, где Венди бежит вверх по лестнице, держа в руке нож, потребовалось 35 дублей. За время съемок данной сцены Шелли Дювалл пробежала по лестнице расстояние, равное подъему по лестнице на крышу Empire State Building.
Фотография 1921 года в концовке фильма - подлинная, с единственным изменением: голову Джека Николсона «прикрутили» к телу другого человека. Изначально Стэнли Кубрик намеревался собрать массовку и сделать фотографию, однако позднее он решил, что лучше подлинной фотографии ничего быть не может.
Дэнни 43 раза повторяет «Redrum» перед тем, как проснется его мать.
Было потрачено около месяца, чтобы снять сцену, где Джек гонится за Дэнни в лабиринте.
Джек Николсон предложил, чтобы Джессика Лэнг исполнила роль Венди.
В одной из сцен мы видим, как Дэнни и Венди идут к центру лабиринта, а камера медленно поднимается над ними, все выше и выше удаляясь от них. Для съемок сцены была построена миниатюра лабиринта, которую снимали с высоты шести футов (183 сантиметра). После этого построили центральную часть лабиринта в натуральную величину рядом с жилым домом. Шелли Дювалл и Дэнни Ллойд бродили в центре лабиринта, в то время как их снимали камеры с крыши здания. В заключение два кадра (миниатюра всего лабиринта и центр лабиринта в натуральную величину) соединили вместе.
Книга, которую читает Венди в начале фильма, - «Над пропастью во ржи» Джерома Сэлинджера.
В самом начале фильма живописные панорамные кадры сопровождает один технический ляп, допущенный посредством небрежного монтажа, - можно увидеть тень, которую отбрасывает съемочный вертолет.
Чернокожий повар открывает дверь в кладовку, дергая ручку с правой стороны, а в следующем кадре мы видим, что он открыл дверь с левой стороны.
Бюджет: $19 000 000.
Согласно данным «Variety», съемки фильма продолжались почти 200 дней. Однако, по словам помощника монтажера Гордона Стейнфорта, на съемки ушло куда больше времени - почти год. Изначально предполагалось закончить съемки за 17 недель, однако они продолжались 51 неделю. Так как съемки сильно затянулись, Уоррену Битти и Стивену Спилбергу пришлось отложить на время съемки фильмов «Красные» (1981) и «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега» соответственно на студии «Elstree Studios».
Премьера: 23 мая 1980 гда.
Слоганы фильма: «The tide of terror that swept America Is Here» (Великобритания); «A Masterpiece Of Modern Horror»; «Stanley Kubrick's epic nightmare of horror»; «The Horror is driving him crazy»; «He Came As The Caretaker, But This Hotel Had Its Own Guardians - Who'd Been There A Long Time».
К моменту выхода фильма на экраны MPAA уже успела принять специальное положение, не разрешающее присутствие крови на экране в трейлерах, одобренных для любой возрастной аудитории. В рекламном ролике фильма не раз повторяется кадр, где кровь заливает холл гостиницы. Поэтому Стэнли Кубрику пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить MPAA в том, что это ржавая вода.
В изначальной версии, вышедшей в 1980 году на экраны кинотеатров, была альтернативная концовка: после кадра с телом Джека следовала сцена с полицейскими снаружи отеля. После этого шла сцена в больнице, где находятся Венди и Дэнни. Уллман приезжает в больницу и сообщает, что им не удалось обнаружить тело Джека. Перед уходом из больницы Уллман бросает Дэнни теннисный мячик - тот самый мячик, который прикатился к Дэнни, когда он играл в коридорах гостиницы. Уллман смеется и выходит из больницы, а камера плавно переходит к последнему кадру с фотографией. Стэнли Кубрик сократил концовку спустя неделю после выхода фильма на экраны.
Несмотря на множество негативных рецензий в год выхода на экраны, на сегодняшний день «Сияние», по мнению многих критиков, считается одним из лучших фильмов в жанре «хоррор». По версии «Американского института кино», в 2001 кино «Сияние» заняло 29 место в списке «100 самых страшных фильмов двадцатого века»; в 2003 году Джек Торранс занял 25 место в списке «100 лет… 100 героев и злодеев». По версии Channel 4, в 2003 году картина возглавила список «100 самых страшных фильмов всех времен». По версии «Total Film», в 2004 году «Сияние» заняло 5 место в списке «Лучших фильмов в жанре «хоррор». По версии «Bravo TV», в 2005 году фильм занял 6 место в списке «100 самых страшных моментов в кино».
По версии «Американского института кино», фраза «Here's Johnny!» заняла 68 место в списке «100 лучших фраз в истории кино».
По версии журнала «Premiere», фраза «Here's Johnny!» заняла 36 место в списке «100 лучших фраз в истории кино».
Читатели журнала «Entertainment Weekly» поставили картину на 9-е место в списке самых страшных фильмов всех времен.
"Первый эпический фильм ужасов", - Джек Кролл, «Newsweek».
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «501 Must See Movies»; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire; «100 лучших американских триллеров» по версии AFI; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс; «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензия Роджера Эберта (англ.) - http://rogerebert.com/reviews/great-movie-the-shining-1980.
Рецензия Джеймса Берардинелли (англ.) - http://reelviews.net/php_review_template.php?identifier=1482.
Декорации Зала Колорадо впоследствии использовал Стивен Спилберг в фильме «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега».
Концовка фильма Ридли Скотта «Бегущий по лезвию» содержит уникальные неиспользованные кадры Стэнли Кубрика к фильму «Сияние».

Мистико-экзистенциальный триллер. Этот фильм замечательного режиссера Стенли Кубрика по роману популярного автора Стивена Кинга был воспринят американскими критиками очень сдержанно, самим писателем - с резким раздражением, а «умники», придумавшие позорную премию «Золотая малина», даже набрались цинизма, чтобы Кубрика номинировать за худшую режиссуру (!!!). Однако лента «Сияние» пользовалась большим успехом в прокате, оставаясь в течение десятилетия (вплоть до появления «Мизери») самой кассовой среди многочисленных версий произведений плодовитого американского сочинителя, а ныне занимая почетное третье место. В то время, когда большинство постановщиков, дружно взявшихся за экранизации подчас действительно пугающих историй Кинга, воспроизводили как бы внешний, бытовой страх, Кубрик, который хоть и являлся американцем по происхождению, но с начала 60-х годов обосновался в Англии, проанализировал в данной картине состояние одержимости, своего рода «сияния» уже на бытийном уровне. Довольно неприхотливый сюжет (незадачливый писатель Джек Торренс нанялся сторожем на зимний сезон в опустевший отель «Оверлук» в горах Колорадо, начал постепенно сходить с ума и в итоге объявил охоту с топором в руках за своей женой Уэнди и маленьким сыном Дэнни) осмыслен постановщиком в традициях «готических романов», европейской романтической школы, философского понимания сверхъестественных, паранормальных явлений, которые не поддаются разгадке в житейском плане. Отель с лабиринтами бесчисленных комнат и коридоров, залитых ослепительным и ослепляющим светом, знаменательно сопоставлен с настоящим лабиринтом около отеля, непривычно заснеженным и кажущимся оттого еще более таинственным и мрачным. Кинематографическое мастерство Стенли Кубрика и Джона Олкотта, его главного оператора на трех лентах, начиная с «Заводного апельсина», рождает загадочный - готический и одновременно пышный, роскошный, барочный - мир, который является, скорее всего, проекцией шизофренического сознания героя. Причем режиссер не удовлетворяется обычным объяснением навязчивых маний Торренса, хотя при помощи актера Джека Николсона создает невероятно точную картину сумасшествия как раз с психиатрической точки зрения. И его не очень-то привлекает типично кинговский мотив о ребенке, который одарен способностью к предвидению и может избежать смерти благодаря своей телепатии. Кубрика в большей степени интересует происхождение «сияния» человека, который словно заслан из прошлого, переместился во времени, оказался марионеткой в руках неведомой силы, побуждаем, помимо собственной воли, на кровавое преступление. Своеобразное проклятие над домом, довлеющее влияние призраков минувшего, ощущение безусловной чуждости настоящего мира, той физической плоти, в которую ныне помещена неупокоенная душа, - это ведь постоянные темы романтического искусства, всегда опасно увлеченного «темнотой до рождения и после смерти» (по выражению Владимира Набокова). В американском справочнике «Мувиз он Ти-Ви энд видеокассет» сказано, что в этом фильме «режиссер слишком контролирует себя, а Николсон совершенно неконтролируем». Но в данном упреке скрыта, наоборот, похвала четкости и продуманности мышления Стенли Кубрика, неудержимой энергии и актерскому «безумию» Джека Николсона. Впрочем, может быть, что прославленный постановщик в своих экранных творениях, начиная с «Бэрри Линдона», действительно чуть холоден и расчетлив. (Сергей Кудрявцев)

Джэк Торранс (которого играет его же тезка Джек Николсон) писатель-неудачник, который мечтает написать классный роман. Но ему не хватает времени, хотя в последнее время он был безработным и благосостояние его семьи стремительно падает, угрожая свалиться в пропасть. И вот ему удается наняться на довольно странную и не очень обременительную работу - присматривать за горным отелем зимой. Естественно, вместе с ним на зиму туда едут его жена Венди (Ширли Дюваль) и маленький сынишка Дэнни (Дэнни Ллойд). Зловещая репутация отеля не очень трогает Джека, а то, что лет десять назад такой же смотритель отеля сошел с ума и зарубил топором жену и двух маленьких дочек кажется ему лишь неприятным курьезом. А у Дэнни гораздо больше плохих предчувствий, вернее даже не у него, а его невидимого друга Тома, который разговаривает с маленьким Дэнни. Именно он очень не хочет ехать на новое место и даже показывает ему весьма неприятные картинки из его будущего дома. Но выбора у малыша нет, раз туда едут его родители, то придется поехать и ему. Семья Торрансов прибывает в отель "Оверлук" в день закрытия, когда все торопятся завершить дела и поскорее отбыть подальше. Никто не хочет случайно быть запертым налетевшей пургой и задержаться на несколько дней в пустынном огромном доме. Отель может жить как совершенно автономная единица, отрезанный от остального мира - котельная в подвале прогревает все здание (и присматривать за ней - основная работа Джека), а еда в кладовках позволяет небольшой семье питаться очень долго. В отеле Дэнни встречает престарелого негра Дика Холлорана (Scatman Crothers), который тоже наделен сверхъестественными способностями. Он называет эти способности "сиянием" и пытается немного поговорить с Дэнни на эту тему. Также он знает, что отель является довольно плохим местом, а многие неприятные события оставили на нем свой отпечаток, и могут иногда проявляться. И вот наконец семья остается одна, все постоянные работники разъехались и отель теперь в их полном распоряжении. Маленький Дэнни может спокойно рассекать коридоры отеля на своем трехколесном велосипеде (движущаяся за ним камера на тот момент была новшеством, а звук сменяющих друг друга ковер и деревянный пол под колесиками велосипеда создает довольно странное ощущение. Почти сразу Дэнни встречается с сестричками, которых зарубил безумный папаша, а вскоре его начинает притягивать и дверь зловещей комнаты, о которой его предупредил Дик Холлоран. Но Дэнни - не самая большая проблема семьи. Ею оказывается сам Джек. Работа у него совсем не продвигается и он начинает наведываться в бар, где вскоре начинает беседовать с призрачными посетителями и принимать несуществующую выпивку от бармена-морока. И главное - при этом напиваться! Думаю, многие были бы не против опрокидывать пустой стакан, который действует не хуже наполненного. Только Джеку эта необычайная способность не на пользу - ведь он все больше и больше съезжает с катушек. А его печатающийся роман представляет из себя одни и те же слова, повторенные безумное количество раз. Проявления потустороннего в отеле становятся все заметнее и сильнее. И в итоге глава семьи все же решается разделаться со своей семьей, и начинает гоняться за ними по всему отелю, а затем и за его пределами. На мой взгляд погоня по заснеженному лабиринту из кустов - это кульминация фильма. По крайней мере мне этот момент нравится больше всего. Думаю, что ни для кого не секрет, что фильм является экранизацией одноименного романа Стивена Кинга. В сценарий этого фильма ее превратили сам Кубрик и Диан Джонсон (Diane Johnson). Понятно, что роман был слишком велик, чтобы его нормально экранизировать, поэтому они выбрали основную сюжетную линию и сделали акцент на постепенном помешательстве Джека Торранса. Именно медленно подкрадывающееся безумие стало центральной темой фильма, а демоничность самого отеля "Оверлук" отошла на второй план, стала во многом вторичной, фоновой и не внятной. Это очень не понравилось самому Кингу и он всегда заявлял, что очень не доволен это экранизацией, иногда даже называет его самым не любимым фильмом по своим произведениям. Хотя на мой взгляд рядового зрителя, это самая блестящая экранизация Кинга. Кубрик провел мудрую политику - неизвестное пугает. Поэтому и самое безумие Джека, и мистические видения в отеле он не препарирует совершенно ненужными объяснениями, а оставляет их как данность - это, мол, отпечатки зла, и т.п. А отрезанный снегом отель, его огромные пустые пространства, и наложенные на них явления зла, не могут не вызвать у зрителя втягивания и чувства опасности даже применительно к себе. Признанный мастер режиссуры Кубрик не посчитал жанр ужасов зазорным и создал шедевр, ставший класскиой уже вскоре после своего появления. Самое его огромное достижение - это умение заставить зрителя реально сопереживать своим героям, сделать их весьма реальными. Хотя за реалистичность героев конечно ответственны актеры. И тут на первый план конечно выходит Николсон. Сыгранное им безумие также признается эталоном. Он вообще хороший актер, и тут он сыграл на высоком уровне. Хотя мне самому местами казалось, что он переигрывает, меня просто поразил контраст между Джеком на собеседовании и Джеком в конце фильма. Когда ты смотришь сам фильм, то это совершенно не бросается в глаза, трансформация идет постепенно. Но буквально на следующий день я решил кому-то этот фильм показать. И тогда этот контраст довольно сильно меня впечатлил. Вы будете смеяться, но именно после этого фильма я начал уважать Николсона как актера. Также очень органично смотрится и Дэнни Ллойд (кстати, интересно что оба исполнителя тезки своих героев). А Шелли Дюваль мне понравилась меньше, хотя тоже особого раздражения не вызывала. Хотя в общем-то типаж подобран правильно - у нее комплекс жертвы просматривается во всем. Ну и конечно музыка, куда же без нее. Во многом атмосфера напряженности получилась именно благодаря ей. Также очень прилично выглядят и специальные эффекты, они и сегодня не выглядят беспомощно и банально, но втягивают в действие фильма. Да и сам фильм не назовешь малобюджетным - на его создание ушло 19 миллионов долларов, для 1980 года деньги весьма солидные. Также отдельно стоит сказать и о монтаже, который редко оказывается в поле зрения обычного зрителя. Но на этот раз волей режиссера местами рваный монтаж оказывается заметен и нам. Также к особенностям монтажа можно отнести и "перепутанные местами" сцены, нарушающие единство фильма, попросту говоря нарушена непрерывность фильма. Но это было частью задумки, точно так же, как и перестановка вещей в кадрах. Все это должно было служить одной цели - созданию ощущения беспокойства, нереальности и "плывучести". И это Кубрику удалось. "Сияние" - это бессмертная классика ужасов, которую знают и помнят и многие из тех, кто к самому жанру относится неприязненно. Поэтому часто говорят, что он перешагнул жанр и что-то в этом же духе. На самом деле фильм ничего не перешагивал, и остался в рамках ужаса, но поднял эти рамки еще немного. Возможно старые поклонники и найдут, к чему в нем придраться, но совершенно точно, что это один из тех фильмов, благодаря которым ряды поклонников ужасов массово пополняются. Рекомендую показать его тем, кто презрительно отзывается о фильмах ужасов, и если после этого они не переменят своего мнения - это уже случай тяжелый! (horror.citycat.ru)

Говорят, когда один из краеугольных романов мастера психологического ужаса Стивена Кинга, взялся экранизовать один из самых даровитых режиссеров 20-го века Стэнли Кубрик, писатель пришел в восторг - создатель «Космической одиссеи» по определению не мог создать ничего плохого. Однако когда готовый фильм появился на экранах Америки, Кинг, увидевший его, пришел в ярость! Естественно, мало какому писателю понравится, когда при жизни с его романом обходятся так, как будто его уже сто лет нет в живых - вымарывают, как хотят и извращают буквально каждый смысловой пласт, указанный им. Нет, фильм получился сильным и Кинг этого отрицать не мог, фильм получился даже более, чем сильным - сразу стало понятно, что была создана новая классика, новое слово в жанре, фильм, который вызвал широчайший резонанс в кругах критиков и зрителей и на несколько лет стал самой обсуждаемой картиной в США. Но Кинг, как и любой его читатель, понимали - перед ним не экранизация Кинга, а фильм Стэнли Кубрика, снятый по сюжету Стивена Кинга. И, если о фильмах Фрэнка Дэрабонта, слово в слово следующих книжным описаниям, Кинг может с гордостью сказать - это МОИ фильмы, то о «Сиянии» писатель мог только горестно отметить, что фильм снят по мотивам его романа. Да, Кубрик переработал роман настолько, что сравнивать его с книгой не имеет никакого смысла - из медленно развивающегося, тяжелого на подъем, глубоко психологического, мистического и местами автобиографического романа Стивена Кинга получилось почти артхаузное, динамичное, почти напрочь лишенное мистики зрелище про папочку-маньяка и его несчастных жертв. Да, в романе убийцей был старый отель, так же, как в романе «Оно» злом был сам город, а в романе «безнадега» - само нутро Земли… В кубриковском «Сиянии» кинговский страх, подсознательный, исходящий из глубин страха закрытых пространств обрел лицо и превратился в страх перед человеком, сошедшим с ума. Лишь пунктирно, словно неохотно режиссер обозначил, что отель все-таки отрицательно влиял на психику героев, но в этом плане фильм остается все же бедноватым. Кубрик взял на вооружение совсем другое. Перед нами старый отель, который вовсе не выглядит опасным, пока он наполнен людьми. Но стоит ему опустеть, как в движение приходят потаенные пружинки, которые пробуждают дремлющие силы зла, и тогда оживают страшные тайны, которые хранит в себе огромный дом, который, весь, кажется, состоит из бесконечных коридоров… В стенах этого громадного замка звучит только эхо твоего голоса, и гулкий отзвук шагов еще долго висит в воздухе, даже после того, как ноги беззвучно утонули в бархатистых коврах… Кубрик нагоняет жути буквально с первых кадров - горное озеро с черной водой, опасные дороги, одинокий отель, построенный на месте старого индейского кладбища. Создается ощущение, что все вокруг вымерло, что звенящая тишина, которая висит в воздухе, опасна сама по себе… Оператор сделал так, что несмотря на приличное освещение и вполне обычную «гостиничную» обстановку отель кажется каким-то кладбищем - мертвым и злым. Мертвые стены, мертвые лица, глядящие с портретов, мертвые, нежилые 6-метровые потолки, пустые залы, мертвый, гнилой воздух. Это гиблое место - понятно с первых кадров даже тем, кто никогда не слышал ни о фильме, ни о книге. И в этой мертвой тишине трое. Отец, мать и сын. 5 месяцев сплошного уединения. 5 месяцев абсолютной оторванности от мира. Даже у «Робинзона Крузо», кажется, было больше возможностей для развлечения. Ведь он мог обходить свой остров и плавать на своей лодке.. в конце концов, Робинзон был на воле, он мог дышать чистым свежим воздухом, ловить ладонью капли дождя… А семья Торрэнсов заперта в огромном склепе, который имеет вид приятный, но дышать там тяжко, ой как тяжко… Могилой дышит этот отель. Кубрику потрясающе удалось создать атмосферу безнадежного плена, страшного проклятия, которое висит надо всеми, кто попал в объятия этого отеля. Саму силу отеля он не смог раскрыть до конца, но последствия этой силы вышли у него отменно. Как и во многих романах Кинга, отель здесь - олицетворение зла, некое «оно», питающееся человеческим страхом, страданиями и болью. Зритель ощущает, как стены отеля вытягивают жизнь из всех членов маленькой семьи, как призраки отеля оживают и туманят по-своему сознание этой троицы. Проследите, как маленький Дэнни едет на своем велосипеде по бесконечным коридорам отеля, по этим замкнутым и возвращающимся кругам и вам станет страшно, потому что за ним неотступно следует что-то, и неизвестно еще, что скрывается там, за поворотом. Музыка, визуальный ряд - все сообщает, что ничего хорошего, но зритель не видит ничего страшного, зато чувствует, переживает многое. Кубрик это умеет - он заставляет человека пропустить чрез себя все, что пропускают через себя его актеры. Кубрик выматывает актеров, Кубрик выматывает зрителя, но добивается потрясающего результата - когда зритель оказывается вместе с героями на одном уровне и, как зачарованный, вздрагивая, застыв в нелепой и неудобной позе, следит за действиями героев, за каждым шагом, за каждым словом, за каждой музыкальной нотой и за каждым скрипом половицы… А поводов для волнения здесь ой, как много. Кубрику удалось не просто накалить напряжение до предела и создать атмосферу полной паники, ему удалось в буквальном смысле остановить время - поначалу в фильме оно просто летит, потом сменяет галоп на легкую рысь, и в конце просто ползет, медленно и страшно, но события при этом несутся в бешеном темпе… Не бывает так? - скажете вы? Не бывает - отвечу я, но я видел это собственными глазами. Время остановилось, вся вторая половина фильма - это буквально час из жизни Торренсов, тогда как первая - несколько месяцев, эти полеты сбивают с толку, но настраивают на правильный лад. По капельке, сначала по капельке, сосет отель у Торренса разум, душу, чувства, огражденный от мира, от семьи, от людей, он постепенно впадает в полусумасшедший транс, транс клаустрофобии и одиночества и тогда зло моментально отрубает все человеческое, что было в этом бывшем алкоголике, и перед нами появляется зверь. С этого момента начинается охота, в которую Кубрик, кажется, и вложил основной посыл фильма. Посыл Кинга был в борьбе человека и «силы», у Кубрика все проще - здесь уже «готовый» псих гоняется за людьми, а с «силой зла» он во всем вполне солидарен. Большую часть времени перед нами Джек Николсон. Актер, которого Стивен Кинг безапелляционно требовал сменить. Но кубрик вовсе не хотел, чтобы его герой долго и нудно сходил с ума. В кубриковском варианте демоны давно жили в башке этого алкоголика, а, попав на благодатную почву отеля, взросли и вырвались на свободу. Мне понятно неприятие Кингом Николсона - если вам нужен для фильма убийца, маньяк, дикарь, сумасшедший ублюдок, моральный урод, - кого вы позовете? Джека Николсона - и даже не сомневайтесь. В этом человеке этого с лихвой. Отрицательное обаяние, мощная харизма, волчьи глаза, смотрящие с отвращением и злостью исподлобья, демоническая ухмылка… Проблема только в том, что Николсон вызывает отторжение с первых же кадров, и, если герой Кинга сходил с ума постепенно и вызывал жалость, как человека запутавшийся, потерявший себя, обманутый и загнанный в ловушку призраками отеля, то Николсон изначально сумасшедший, он изначально часть этого отеля и не возникает никаких вопросов к нему, и никакой жалости. Герой Кубрика и Николсона напичкан отрицательностью и бешенством от начала до конца. И тут все же надо отдать должное Николсону, как актеру, да, он не справился с задачами Кинга, но зато он гениально справился с задачами Кубрика. От начала до конца - Николсон - напряженная струна, цунами ненависти олицетворение убийцы, настоящий маньяк, волк, сорвавшийся с цепи, сам дьявол, пожалуй. В историю кино вошли многие кадры из «Сияния», но дикий, больной, озверелый оскал Николсона, щерящегося сквозь пролом в двери с воем «А вот и Джонни!» - навсегда в первом ряду самых страшных «человеческих сцен» в кинематографе. Там же находится и шокирующая погоня по бесконечному лабиринту превратившегося в хромого ожившего мертвяка папаши за своим маленьким сыном. Джек Николсон оживил совсем другого героя, но он сыграл одну из своих самых знаковых ролей. После «кукушки» и «Сияния» ему вообще можно было больше не стараться изменить амплуа, а просто стричь купоны с этих великолепных образов, полных желчи, злости, цинизма… Кстати, в этом фильме его герой оказался самым слабым и самым восприимчивым к давлению отеля, создать образ жалкого, бессильного в своей злобе свихнувшегося маньяка смог бы далеко не каждый. А Николсон - он единственный в своем роде. Впрочем, я бы соврал, если б сказал, что весь фильм - это один только Николсон. Фильм - подстать Николсону. Понравились здесь абсолютно все. Многим не нравится Шелли Дюволл. А мне понравилась и она. Многие считают ее страшной, неприятной, бездарной. А я скажу - у нее очень характерная, необычная внешность, которая хоть и не отличается красотой, но великолепно подходит под общее настроение фильма. В ней угадывается некогда загнанная в угол девчонка, вынужденная жить по правилам мужа, привыкшая во всем подчиняться и тихо плакать в подушку по ночам. Эти огромные глаза, этот вечно покраснелый нос - кто достовернее ее смог бы разыграть истеричную, трясущуюся от страха женщину, которую преследуют призраки, муж с топором и ополоумевший ребенок? Нет, Шелли была на своем месте, Кубрик не ошибся нисколько. Так же дело обстоит и с юным Дэнни Ллойдом, который, оказывается, даже не знал, что играет в триллере, однако, Кубрику удалось добиться от ребенка очень естественных реакций и очень хорошей игры в нужных моментах. Да и второй план был очень достойным. В картине очень много символов, которые можно истолковывать по-разному. не даром критику вот уже 27 лет так любят упражняться в умении спорить над шедевром Кубрика - начиная от рек крови и кончая распитием вина в баре отеля (которое я растолковал, как глотки сумасшествия. Торрэнс пьет свое безумие глотками, все глубже и глубже погружаясь в его пучину). Впрочем, каждый волен истолковывать это по-своему. Финал картины многих разочаровал. Но я скажу - кубрик выдержал напряжение до самого конца, ни разу не дав фильму заглохнуть и провиснуть. Железной хваткой режиссер берет зрителя за горло и буквально насильно заставляет досмотреть его до конца. Фильм противоречив, он борется с автором книги, он борется со зрителем ,он борется с критикой, он борется даже с самим собой. Но разве не в борьбе рождаются шедевры? Ну, создал Кинг в конце 90-х новое «Сияние», порадовался, что сидел рядом с режиссером, и в качестве продюсера, говорил ему, что и как делать. И что в итоге? Еще один слабенький телеопус, который уже никто не помнит. А «Сияние» Кубрика живет уже 27 лет, и умирать не собирается. Несмотря на то, что о самом сиянии в фильме сказано лишь намеками, сам-то фильм засиял жемчужиной жанра, да еще как! Ведь только у режиссеров-диктаторов, у режиссеров-авторов, рождались настоящие шедевры «по Стивену Кингу», а проекты, которые Кинг патронировал сам, выглядят просто убого, уж больно невзыскательные вкусы у великого писателя. «Сияние» - это великий фильм великого режиссера. Это не экранизация, это фильм «по мотивам», но он оставляет позади себя многие экранизации. Эталонный триллер, который с лихвой заполняет сейчас, несмотря на свой возраст, нынешний дефицит по-настоящему атмосферных и страшных триллеров. (Боб)

Анализируя этот фильм, большинство критиков делает акцент на сумасшествии Джека Торренса, на странных призраках и обсуждает мифические события, которые произошли в зловещем отеле с семьей Дилберта Грэйди. Однако мало кто отмечает, что вся семья Торренсов - довольно специфическая субстанция. Сын Дэнни со сверхчувствительной психикой и, возможно, с экстрасенсорными способностями, малоразговорчив и аутичен. Жена-истеричка Венди (внешность Шелли Дювалл тут замечательно дополняет ее образ) со своеобразными манерами и речью также не совсем адекватна. Ну и сам Джек, безусловно, уже с первых кадров производит гнетущее впечатление. По ходу фильма Кубрик мастерски показывает как сущность этой «ячейки общества», так и психологические проблемы, которые накопились в семье Джека. Разобщенность в семье достигает своего пика в уединенном отеле: все герои вынужденно обитают в одном конкретном месте, но при этом они все равно расходятся каждый день по разным комнатам. Таким образом, все трое живут друг от друга обособленно, даже будучи вместе. Кубрику образ отеля нужен прежде всего для акцентирования внимания на личной трагедии этой семьи. Желание почувствовать себя свободным и при этом невозможность куда-нибудь сбежать от других (и от себя в том числе) не могут не привести к фатальному надрыву. Венди скорее производит отталкивающее впечатление, нежели представляет собой образ невинной овечки, которую терроризирует собственный муж. Поразмыслив над отношениями Джека и Венди, можно прийти к выводу, что чувства супругов давным давно остыли: не осталось ничего, кроме привычки жить вместе и отвращения друг к другу. Вот здесь и выходит на первый план важнейший талант Кубрика как психоаналитика - раздражение Джека всем и вся возрастает буквально в геометрической прогрессии, а режиссер это прекрасно показывает (особенно характерен эпизод, где Торренс «просит» жену не беспокоить его во время работы). Желание Джека уйти в творчество не помогает ему (муза никак не желает посетить писателя), попытка напиться и забыться хотя бы на время - также невозможна (любимая женушка достанет и за стойкой бара). Выходит, что единственный человек, кому можно пожаловаться на свою судьбу - это иллюзорный бармен. Интересно, кстати, что сцену с барменом (писатель узнает, что за выпивку уже заплатили) можно трактовать и как продажу души дьяволу. Торренс поначалу сомневается, но все-таки принимает бесплатный бурбон. В этом ракурсе поднесение чаши ко рту есть символическое закрепление потери души (то есть Джек сам себе уже не принадлежит). Фильм не является хоррором в привычном понимании этого слова: Кубрик намеренно исключает из своей режиссуры шаблонные приемы многочисленных фильмов ужасов, скорее погружая зрителя в обстановку всеобщей паранойи и депрессии. «Сияние» - это экзистенциально-психологическая драма, где зритель смотрит несколько отстраненным взглядом на сложные взаимоотношения запутавшихся в жизни людей. Однако знаменитая лента Кубрика в восприятии зрителей стала заложником первоисточника (хотя сам Кубрик создавал совершенно независящие от литературной основы кинопроизведения), так как сценарная канва «Сияния» принадлежит мастеру ужасов Стивену Кингу. И, перечисляя похожие по жанру ленты (отмечая одержимость Джека), многие зрители назовут «Изгоняющего дьявола» или «Омена». Хотя с точки зрения проблематики ленты логичнее упомянуть «Персону» Бергмана или «Отвращение» Поланского. Будучи сторонником символического киноязыка и сочетая в ленте визуальное пиршество с детальной препарацией взаимоотношений, Кубрик сумел вскрыть острые проблемы современного общества, показать отчужденность индивида и тотальную нехватку понимания в собственной семье. А поместив героев в чистилище отеля (где каждый персонаж вынужден взглянуть в собственное отражение), режиссер и вовсе четко дал понять: оттуда прежними уже не возвращаются. (Mystery Man)

comments powered by Disqus