на главную

ДЬЯВОЛ И ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ (1962)
DIABLE ET LES 10 COMMANDEMENTS, LE

ДЬЯВОЛ И ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ (1962)
#30311

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Трагикомедия
Продолжит.: 122 мин.
Производство: Франция | Италия
Режиссер: Julien Duvivier
Продюсер: Robert Amon, Claude Jaeger
Сценарий: Julien Duvivier ("Dieu en vain ne jureras", "Luxurieux point ne seras", "Un seul Dieu tu adoreras", "Les dimanches tu garderas"), Henri Jeanson ("Dieu en vain ne jureras", "Tes pere et mere honoreras", "Les dimanches tu garderas"), Rene Barjavel ("Luxurieux point ne seras", "Tu ne tueras point", "Un seul Dieu tu adoreras"), Maurice Bessy ("Luxurieux point ne seras", "Tes pere et mere honoreras"), David Alexander ("Tu ne tueras point"), Richard Levinson ("Tu ne deroberas point"), William Link ("Tu ne deroberas point"), Michel Audiard ("Tu ne deroberas point")
Оператор: Roger Fellous
Композитор: Georges Garvarentz, Guy Magenta, Michel Magne, Charles Aznavour
Студия: Filmsonor, Mondex Films, Procinex, Incei Film

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый двухголосый перевод (НТВ); 2-я - советский дубляж; 3-я - оригинальная (Fr).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Michel Simon ... Jerome Chambard ("Dieu en vain ne jureras" / "Les dimanches tu garderas")
Fernandel ... Dieu ("Un seul Dieu tu adoreras")
Lino Ventura ... Garigny ("Homicide point ne seras")
Louis de Funes ... Vaillant ("Tu ne deroberas point")
Charles Aznavour ... Denis Mayeux ("Homicide point ne seras")
Jean-Claude Brialy ... Didier Marin ("Tu ne deroberas point")
Alain Delon ... Pierre Messager - The son ("Tes pere et mere honoreras")
Danielle Darrieux ... Clarisse Ardan - Pierre's mother ("Tes pere et mere honoreras")
Madeleine Robinson ... Germaine Messager - Stepmother ("Tes pere et mere honoreras")
Micheline Presle ... Micheline Allan ("Luxurieux point ne seras")
Francoise Arnoul ... Francoise Beaufort ("Luxurieux point ne seras")
Lucien Baroux ... Troussemier - l'eveque ("Dieu en vain ne jureras" / "'Les dimanches tu garderas")
Claude Nollier ... La mere superieure ("Dieu en vain ne jureras" / "Les dimanches tu garderas")
Mel Ferrer ... Philip Allan ("Luxurieux point ne seras")
Claude Dauphin ... Georges Beaufort ("Luxurieux point ne seras")
Marcel Dalio ... Le bijoutier ("Luxurieux point ne seras")
Maurice Biraud ... Louis ("Homicide point ne seras")
Henri Vilbert ... Alexandre ("Homicide point ne seras")
Maurice Teynac ... Le pere superieur ("Homicide point ne seras")
Germaine Kerjean ... La grand-mere ("Un seul Dieu tu adoreras")
Gaston Modot ... Le grand-pere ("Un seul Dieu tu adoreras")
Josette Vardier ... La mere ("Un seul Dieu tu adoreras")
Rene Clermont ... Le pere ("Un seul Dieu tu adoreras")
Claudine Maugey ... Marie, la fillette ("Un seul Dieu tu adoreras")
Georges Wilson ... Marcel Messager ("Tes pere et mere honoreras")
Roland Armontel ... Mercier ("Tes pere et mere honoreras")
Hubert Noel ... L'amant de Clarisse ("Tes pere et mere honoreras")
Amarande ... Janine ("Tu ne deroberas point")
Noel Roquevert ... L'Inspecteur ("Tu ne deroberas point")
Denise Gence ... La chaisiere ("Tu ne deroberas point")
Jean-Paul Moulinot ... Le directeur de la banque ("Tu ne deroberas point")
Jean Carmet ... Le clochard ("Tu ne deroberas point")
Andre Gabriello ... Le brigadier ("Tu ne deroberas point")
Edmond Ardisson ... Un agent ("Tu ne deroberas point")
Yves Barsacq ... Un agent ("Tu ne deroberas point")
Gaby Basset ... L'habilleuse ("Tes pere et mere honoreras")
Madeleine Clervanne ... Delphine ("Les dimanches tu garderas")
Robert Le Beal ... Le metteur en scene ("Tes pere et mere honoreras")
Jean Luisi ... L'adjoint corse de l'inspecteur ("Tu ne deroberas point")
Albert Michel ... Le maraicher ("Dien en vain ne jureras")
Dominique Paturel ... Le comedien
Anne Beguet
Jean Gras
Dany Jacquet
Pierre Paulet
Marc Arian ... Un homme a la confrontation ("Tu ne deroberas point")
Yana Chouri ... Une femme au restaurant ("Homicide point ne seras")
Pierre Fromont ... Un homme de main de Garigny ("Homicide point ne seras")
Henri Guegan ... Un homme a la confrontation ("Tu ne deroberas point")
Clement Harari ... Un homme de main de Garigny ("Homicide point ne seras")
Rene Lefevre-Bel ... Le majordome de Philip ("Luxurieux point ne seras")
Guy Mairesse ... Un homme de main de Garigny ("Homicide point ne seras")
Philippe March ... Un vigile ("Luxurieux point ne seras")
Nina Myral ... Une paroissienne ("Dieu en vain ne jureras")
Jimmy Perrys ... Le bistrotier du Mistigri ("Tu ne deroberas point")
Claude Pieplu ... Un vigile ("Luxurieux point ne seras")
Claude Rich ... Le diable (voice)
Henia Suchar ... Catherine Mayeux ("Homicide point ne seras")
Max Elloy
Raoul Marco
Marie-France Pisier

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1397 mb
носитель: HDD3
видео: 704x432 AVC (MKV) 1921 kbps 25 fps
аудио: AAC 113 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ДЬЯВОЛ И ДЕСЯТЬ ЗАПОВЕДЕЙ» (1962)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Дьявол и десять заповедей" ("Дьявол и 10 заповедей"). Комедийные и драматические истории переплетаются в фильме, образуя кинематографическую мозаику на религиозную тему. Десять библейских заповедей и дьявольские искушения...

Семь увлекательных киноновелл представляют публике разнообразие современных соблазнов и способы нарушения или соблюдения Десяти заповедей. Новеллы объединяет история престарелого Жерома, работающего завхозом в монастыре. Он-то как раз и становится мишенью для змея-искусителя: потому что совершенно бесхитростен и совершенно не отесан. Такой человек открыт и добру, и злу в равной степени...

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Десять заповедей (Декалог, или Закон Божий) - основные законы христианства и иудаизма. Предписания, десять основных законов, которые, согласно Пятикнижию, были даны самим Богом Моисею, в присутствии сынов Израиля, на горе Синай на пятидесятый день после Исхода из Египта (Исх. 19:10-25). Подробнее в Википедии - https://ru.wikipedia.org/wiki/Десять_заповедей.
В историю кинематографа «Дьявол и десять заповедей» вошел как уникальный пример именно ансамблевого кино, не столь характерного для 1960-х. Тем более, что речь идет не об экранизации классики, а о разыгрывании поучительных сценок из современной жизни.
Все новеллы сопровождаются комментариями «дьявола» в виде змеи, которого озвучивал Клод Риш (Claude Rich).
В 5-й новелле можно увидеть театральные афиши с анонсом пьесы Уильяма Шекспира «Укрощение строптивой» (на фр. - La Megere apprivoisee) с Клариссой Ардан (Даниэль Дарье) в главной роли.
Саундтрек: 1. Twist Nuptial; 2. Dany's Twist; 3. Tu Ne Tueras Point; 4. Notre Samba; 5. La Fin Du Jour.
Место съемок: Франция - Париж; Булонь-Бийанкур, Сен-Клу (О-де-Сен); Кабур (Кальвадос); Пюи-де-Дом. Бельгия - Брюгге (Западная Фландрия).
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=55904.
Премьера: 14 сентября 1962 (Франция); 19 сентября 1962 (Италия).
Слоганы: «Thou Shalt! Thou Shalt Not!»; «See what happens when the devil gets into a woman!».
Полный вариант фильма (выходил в ФРГ и Японии) содержал 8 эпизодов и имел хронометраж 144 минуты. Восьмой эпизод - «L'oeuvre de chair ne desireras qu'en mariage seulement» (Не желай жены ближнего твоего) был удален при монтаже оригинальной версии картины.
В СССР фильм был дублирован на к/ст. им. М. Горького в 1964 году. Режисер: Елена Арабова; роли дублировали: Евгений Весник (Луи Де Фюнес; Мишель Симон), Владимир Осенев (Люсьен Бару), Роза Макагонова (Франсуаза Арнуль), Николай Александрович (Мел Феррер), Валентина Караваева (Мишлин Прель; Жермен Кержан), Алексей Консовский (Клод Дофен; Жорж Вильсон), Алексей Сафонов (Шарль Азнавур), Анатолий Кузнецов (Лино Вентура), Яков Беленький (Фернандель), Вячеслав Тихонов (Ален Делон), Михаил Козаков (Жан-Клод Бриали), Борис Баташев (Гастон Модо), Нина Никитина (Мадлен Робинсон), Ирина Карташева (Даниэль Дарье), Константин Карельских (Ноэль Роквер), Юрий Саранцев (Жан Карме), Ростислав Плятт (Клод Риш).
Когда этот фильм демонстрировался в советском кинопрокате, он пользовался большой популярностью. Но и сейчас его стилистика, мораль и обаяние не устарели. Во многом благодаря знаменитому созвездию актеров, чьи имена были на устах у всей Франции и Италии в 1960-е годы и чьим мастерством мы восхищаемся до сих пор.
Озвучивание телекомпании «НТВ»: режиссер: Зиновий Ройзман; перевод: Виктор Андреев; редактор: Марина Ильина; текст читали актеры: Ирина Савина и Герман Коваленко.
Сюжет, аналогичный новелле «Не прелюбодействуй», был также разыгран в «Шоу Бенни Хилла» #54 - в скетче «Благослови, Боже, моего отца (кем бы он ни был)» / «God Bless My Father (Whoever He Was)».
Стр. фильма на сайте Allmovie - http://allmovie.com/movie/le-diable-et-les-dix-commandements-v89294.
Стр. фильма на сайте Rotten Tomatoes - http://rottentomatoes.com/m/the_devil_and_the_ten_commandments/.
Рецензия Босли Кроутера в «New York Times» (15 октября 1963) - http://nytimes.com/movie/review?res=9406E0D81638E23ABC4D52DFB6678388679EDE.
Жюльен Дювивье / Julien Duvivier (8 октября 1896, Лилль - 30 октября 1967, Париж) - французский режиссер немого, позже - звукового кино. Обладатель главного приза Венецианского кинофестиваля (дважды: 1935 и 1937 годы) и главной премии японского кинофестиваля Кинема Дзюнпо (трижды: 1935, 1939 и 1940 годы). Сформировал образ и принес всемирную славу Жану Габену. Его «Пепе ле Моко» (1936) признан одним из первых фильмов в стиле нуар. Учился в Лилльском университете, курса не кончил. Переехал в Париж. Дебютировал как актер в театре «Одеон» под руководством Андре Антуана (1916 год). С 1918 года работал в кино, сотрудничал с Л. Фейадом, М. Л'Эрбье. В качестве режиссера свой первый фильм «Гасельдама, или Цена крови» снимает в 1919 году. В 1925 году точно и трогательно экранизирует роман Жюля Ренара «Рыжик» («Poil de carotte»). В последующие пять лет Дювивье снимает около 10 фильмов, которые демонстрируются с большим или меньшим успехом. Последний для режиссера в эпохе немого кино фильм «Дамское счастье» («Au bonheur des dames», 1930) был хорошо встречен критикой. Звук не стал помехой в творчестве Девивье. Он не только продолжает снимать качественное кино, но и озвучивает некоторые свои работы из периода немого кинематографа. В 1934 году режиссер впервые приглашает в свой фильм «Мария Шапделен» («Maria Chapdelaine») Жана Габена - бывшего артиста варьете, уже имевшего небольшой опыт работы в кино. Это положило начало долгому творческому сотрудничеству. Если роли в фильмах «Бандера» («La Bandera», 1935) и «Голгофа» («Golgotha», 1935) закрепили популярность Дювивье и Габена во Франции, то картины «Славная компания» («La belle equipe», 1936) и «Пепе ле Моко» («Pepe le Moko», 1936) приносят им всемирную известность. Эти фильмы были сняты режиссером в художественной манере поэтического реализма, востребованной во Франции в середине 1930-х годов. Историками и кинокритиками подчеркивается аллюзия «Славной компании» на общественно-политические реалии во Франции во время парламентских выборов 1936 года. Дювивье, отнюдь не придерживающийся левых взглядов, отразил в фильме не только победу Народного фронта, но и скорый развал, который действительно постиг этот союз в конце 1930-х годов. В 1937 году режиссер снимает романтическую драму «Бальная записная книжка» («Un carnet de bal») - воспоминания некой дамы Лидии МакМиллан Мерл Оберон о своих романтических увлечениях за прошедшие сорок лет. В 1938 году Жюльен Дювивье приглашен работать в США на студию MGM, где выпускает фильм-биографию Иоганна Штрауса «Большой вальс». На следующий год возвращается во Францию и снимает несколько фильмов: «На исходе дня» - историю о пожилых театральных актерах, «Призрачная повозка» («La Charrette fantome», 1939) - фильм ужасов по новелле «Возница» Сельмы Лагерлеф. В 1940 году Дювивье готовит к выпуску фильм «Отец и сын» («Untel pere et fils») - семейную драму в исторических декорациях войны 1871 года. В условиях режима Виши тема франко-прусского противостояния не могла быть допущена цензурой на экраны, и фильм был запрещен. Дювивье уехал в Соединенные Штаты. Премьера картины состоялась в США в 1943 году под названием «Сердце нации» («The Heart of a Nation»), во Франции - только в 1945 году. В свой «американский» период Жюльен Дювивье снимает 5 фильмов, среди которых два ремейка: «Лидия» («Lydia», 1941) - на «Бальную записную книжку», и «Самозванец» («The Impostor», 1944) - на «Пепе ле Моко». Среди оригинальных работ необходимо упомянуть фильм-антологию из 6 историй «Сказки Манхэттена» («Tales of Manhattan») с Шарлем Буайе, Ритой Хейворт, Джинджер Роджерс и еще многими популярными актерами Голливуда того периода. По возвращении во Францию Дювивье испытывает некоторую настороженность со стороны соотечественников, переживших оккупацию на родине. Его картина 1946 года «Паника» («Panique»), позже признанная самой мрачной и нигилистической из всех его работ, была холодно принята зрителями и критикой. Режиссер чаще предпочитает работать за рубежом: «Анна Каренина» («Anna Karenina») снята в 1948 году в Великобритании, «Блэк Джек» («Black Jack») в 1950 году - в Испании. Ни один из его последующих фильмов успеха середины 1930-х годов не повторил. В 1967 году Жюльен Дювивье попадает в автомобильную аварию, спровоцировавшую у него сердечный приступ, от которого режиссер скончался. За свою карьеру выдающийся кинематографист снял более 70 фильмов. Жан Ренуар сказал о нем: "Если бы я был архитектором и должен был воздвигнуть здание в честь кино, я бы поместил над его входом статую Жюльена Дювивье". Дань глубокого уважения Дювивье отдавали Орсон Уэллс и Ингмар Бергман. Стр. на сайте IMDb - http://imdb.com/name/nm0245213/.

СОДЕРЖАНИЕ
ЭПИЗОД 1 - «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно» / «Dieu en vain ne jureras».
Жером Шамбар (Мишель Симон) - завхоз в женском монастыре Сент-Винсент де Поль. Он постоянно вспоминает имя Господа всуе, «ругаясь, как извозчик», чем вызывает негодование настоятельницы (Клод Нолье). Никакие уговоры на него не действуют, и та собирается выгнать его из монастыря. Однако на годовщину создания обители приезжает епископ - монсеньор Гектор Трусселье (Люсьен Бару), и Жером распознает в нем своего друга детства. Епископ обещает простить Жерома и накладывает на него епитимью: тот должен выучить десять заповедей... Епископ и Жером появляются позже в седьмом, заключительном, эпизоде фильма.

ЭПИЗОД 2 - «Не прелюбодействуй» / «Luxurieux point ne seras».
Франсуаза Бофор (Франсуаза Арнуль) изменяет мужу (Клод Дофен) с Филиппом Алланом (Мел Феррер) ради роскошного ожерелья. Чтобы «легализовать» это украшение, она разыгрывает комбинацию: прячет драгоценность в сумку с дешевой бижутерией и оставляет ее в камере хранения на вокзале. После чего сообщает мужу, что нашла багажную квитанцию и просит его взять по ней оставленные там вещи. Вечером она возвращается домой - и обнаруживает ожерелье на своей лучшей подруге - Мишлин Аллан (Мишлин Прель), жене того, с кем она изменила мужу...

ЭПИЗОД 3 - «Не убий» / «Tu ne tueras point».
По роману Давида Александра. Сестра семинариста Дениса Мокса (Шарль Азнавур) кончает жизнь самоубийством из-за Гариньи (Лино Вентура), который присадив на наркотики, принудил ее к занятию проституцией. Денис отказывается от своего обета, чтобы отомстить за сестру и упрятать преступника за решетку. Подозревая, что тот может отделаться всего несколькими месяцами заключения в тюрьме, Денис решил пожертвовать собой... В результате преступник совершает убийство перед самым приездом инспектора полиции (Морис Биро), и оказывается застигнутым на месте преступления.

ЭПИЗОД 4 - «Не сотвори себе кумира» («Я Господь, единственный Бог твой») / «Un seul Dieu tu adoreras».
1. Незнакомец приходит с гор в лачугу бедняков, где поселились голод и болезни. Он произносит странные речи о своем могуществе, уверяет, что может исцелить, ниспослать счастье и достаток. Незнакомец намекает, что он и есть сам господь Бог. Крестьяне и верят ему и не верят. В сбивчивых речах пришельца для них много непонятного. Но этот человек дает им то, без чего они совсем уже погибали, - надежду. И не беда, что «боженька» оказывается всего-навсего пациентом находящейся неподалеку психиатрической клиники...
2. Какой-то странный мужчина (Фернандель) появляется на крестьянском дворе и начинает творить чудеса: «исцеляет» старика-симулянта (Гастон Модо), который долгое время изображал из себя парализованного, «успокаивает» его жену (Жермен Кержан) - больную и сварливую старушку, в результате чего та облегченно отходит в мир иной. Обнадежив остальных членов семейства и попрощавшись, он радостно идет по горной дороге, где его вежливо подбирают санитары на машине из психиатрической лечебницы...

ЭПИЗОД 5 - «Почитай отца твоего и мать твою» / «Tes pere et mere honoreras».
Молодой Пьер (Ален Делон) узнает от своего отца Марселя (Жорж Вильсон), что его настоящая мать не Жермен (Мадлен Робинсон), а знаменитая актриса Кларисса Ардан (Даниэль Дарье), которая родила его в 16 лет. Движимый любопытством, Пьер приезжает из Канн в Париж, и навещает Ардан в гримерке театра. Актриса принимает Пьера за очередного поклонника и ведет себя довольно развязно. Когда же Пьер раскрывает себя, она сообщает ему, что и Марсель не его настоящий отец... Пьер возвращается домой и начинает относиться к родителям с еще большей чуткостью, любовью и вниманием.

ЭПИЗОД 6 - «Не укради» / «Tu ne deroberas point».
По новелле Ричарда Левинсона. Молодой и ленивый Дидье Марен (Жан-Клод Бриали) - кассир в крупном банке. Перед увольнением, по приказу директора, Дидье дорабатывал свой последний рабочий день, но тут на него совершает «налет» грабитель (Луи де Фюнес), которому кассир с удовольствием отдает крупную сумму наличными. Позднее Дидье устанавливает личность грабителя, которого он встречал до ограбления, и завладевает чемоданом с похищенными деньгами. Двое воров идут на конфронтацию, оспаривая добычу и в конечном итоге соглашаются поделить краденное поровну. Но открыв чемодан, обнаруживают там нехитрую снедь и бутылку дешевого вина... Как оказалось, Дидье и бродяга (Жан Карме) случайно поменялись чемоданами у барной стойки кафе, где Дидье встречался со своей невестой Джанин (Амаранда). А ошеломленный бродяга был задержан сотрудниками полиции в момент, когда собираясь перекусить, открыл чемодан с кучей банкнот...

ЭПИЗОД 7 - «Помни день субботний, чтобы святить его» / «Les dimanches tu garderas».
Здесь присутствуют два главных персонажа, что и в первом эпизоде. Епископ (Люсьен Бару) приглашает Жерома (Мишель Симон) на воскресную трапезу. Под вино и сливовую водку друзья предаются ярким воспоминаниям детства. Но Жером так и не осилил епитимью, а монсеньор вспомнил только две заповеди из десяти...

Классик французского кино. Жюльен Дювьвье в этом фильме с истинно французской иронией показывает, как грешные люди легко нарушают все 10 библейских заповедей. Картина состоит из цепочки новелл, в каждой из которых играют блестящие звезды разных поколений. Новеллы намеренно решены в разных жанрах - от эксцентрической комедии до мелодрамы. Талантливые актеры успешно отыгрывают свои коронные имиджи, и, кажется, чуть-чуть пародируют самих себя... К примеру, Алену Делону ("Затмение", "Месье Кляйн") досталась роль благородного молодого человека, который внезапно узнавал, что воспитавшие его люди совсем не его родители... Эта картина была одним из самых крутых хитов в бедноватом на зарубежные фильмы советском экране 60-х годов прошлого века... (Александр Федоров)

Каждый человек на протяжении своей жизни подвергается различным искушениям, которые в библии прописаны, как заповеди. Человек слаб и малодушен в большинстве своем, а когда дьяволу хочется поразвлечься, он, словно управляя марионетками, развлекается с людьми, наблюдая за их душевными терзаниями. Насколько верно считать плохим человека, который сквернословит? И все ли верующие имеют чистые помыслы? Изменяешь супругу? - готовься к тому, что и он однажды предаст тебя. Не считай себя самым умным, но и не заводи себе кумира! Наступит тяжелый момент, когда тебе захочется ударить Бога и призвать Дьявола на помощь... (france-films.net)

Трагикомедия. Эту французскую картину можно отнести к «их старому доброму кино», которое, как и «наше давнее», тоже хочется неоднократно пересматривать. Одно лишь ее название (хотя в фильме «Дьявол и десять заповедей» нет ни сатанинского буйства, ни религиозного морализаторства, как, впрочем, и всех десяти заповедей - в окончательном варианте вообще осталось только семь новелл, которые следуют друг за другом совсем не в том порядке) способно вызвать в памяти зрителей со стажем, помимо ностальгических чувств, еще и ряд забавных моментов. Режиссер Жюльен Дювивье пригласил целое созвездие актеров для того, чтобы разыграть весьма разноплановые интермедии, все-таки вольно трактующие ветхозаветные истины: «не убий», «не прелюбодействуй», «не укради» и т. п. На самом-то деле, они призваны разоблачить лицемерие современного буржуазного общества - и не случайно, что в итальянском прокате данная лента получила заголовок «Сегодняшние искушения». Между прочим, Дювивье и гораздо раньше прибегал к подобному приему новеллистического и вдобавок закольцованного построения собственных работ («Бальная записная книжка», «Сказки Манхэттена»), устраивая своего рода фейерверк парадоксальных ситуаций и позволяя исполнителям добиваться настоящих актерских открытий. А в этой картине, пожалуй, неожиданней всего раскрылись Шарль Азнавур в роли убийцы-мстителя в новелле «Не убий» и Фернандель в качестве самого Господа (точнее было бы назвать его просто Боженькой) в экранной версии заповеди «Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим». 8/10 (Сергей Кудрявцев)

Сборная команда французских актеров, ведомая рукой талантливого тренера вкупе с великолепной идеей не могли не сотворить чудесный фильм о человеческих страстях и искушении, о добре и зле. Картина смотрится необычайно легко, короткометражные сюжеты удачно скомпонованы, и если бы фильм шел в том же духе даже часом больше, то он бы совсем не наскучил. Одни сюжеты трагичны, другие комичны как сама жизнь. Сильный и наиболее трагический эпизод- с участием Азнавура, о силе веры и справедливости. Вот таков должен быть жертвенный путь истинно верующего человека. А Делон в своем эпизоде просто душка . Бриали сыграл в духе Бельмондо, его герой такой же отвязный и безрассудный малый как часто бывает у Жан-Поля. Превосходный во всех отношениях фильм! (le-cinema)

Очень хорошее добротное кино... На дворе 60-е годы, во Франции задают тон режиссеры-леваки, выросшие в недрах "Кайе дю синема" и атакующие "папино кино". Всех этих Марселей Карне, Клодов Отан-Лара, Анри-Жоржей Клузо, Жюльенов Дювивье. Но нет, старички не сдаются! И в адрес молодых нахалов Годара, Трюффо и Шаброля летят не только ругательства с газетных полос, но и конкретные фильмы. Одним из таких "наших ответов новой волне" стал и фильм "Дьявол и десять заповедей". Классик мирового кино Жюльен Дювивье показал, что он еще "ого-го", хотя и начал свою кинокарьеру еще на рубеже 20-30-х. Посмотрите, как мы живем - патетически и в то же время ехидно говорит режиссер. Забыли люди заповеди Господни (епископ и тот с трудом вспоминает), живут как попало... Но Дювивье не занимается банальным морализаторством - он смеется, призывая и зрителей к тому же. Смейтесь, господа! Смеетесь-то над собой. Эти, которые на экране, вы сами и есть... В фильме участвовали практически лучшие на тот момент актеры Франции - от корифеев Мишеля Симона и Даниэль Даррье до молодых, но уже знаменитых Алена Делона и Жана-Клода Бриали. Все отработали на совесть, все молодцы. Но мои личные фавориты - это великие французские комики Фернандель и Луи де Фюнес... Первый играет незнакомца, выдающего себя, немного ни мало, за самого Господа Бога. И, кстати сказать, играет так, что можно в это поверить. А то, что героя в финале новеллы увозят санитары из "психушки" - ничего не значит. Скорее, это больше говорит о современном мире, где добрый человек выглядит в глазах тупых обывателей ненормальным. "Сумасшедший! - радостно восклицает Дьявол (выступающий в качестве сквозного комментатора фильма). - Ну, это все объясняет!"... Де Фюнес играет налетчика-неудачника, который сперва "взял банк", но потом был надут более продувной бестией - банковским кассиром (неподражаемый Жан-Клод Бриали)... На мой взгляд, Дювивье со своей задачей справился. Для вечности он создал удивительный фильм, сочетающий в умеренной дозировке комедию, мелодраму и трагедию. Для сиюминутности - поиздевался над "молодыми нахалами". Как там у него Дьявол в фильме высказался - "У меня большие виды на этих молодых людей. Я люблю новую волну!" Приятного просмотра. (Марк Кириллов, СПб)

Качественный стеб по-французски. Десять заповедей, выписанных в Библии. Пять новелл, в которых кратко разобраны наиболее важные. И... отличный фильм, блистательный в своей вальсирующей небрежности сборник из нескольких киноновелл. Если плотно подходить к теме разговора, то, что такое библейские заповеди? Они вовсе не являлись откровениями, а зачастую были переписаны с более древних источников; в частности, принципы Ветхого завета идут рука об руку с законами вавилонского правителя Хаммурапи. А де-факто религиозные заповеди пародируют сами себя: ханжески визжа «не убий!», традиционалисты в грош не ставят человеческой жизни; требование чтить родителей своих в жизни сплошь и рядом превращается в пародию на семейное счастье. Трепетно любимая верующими людьми фраза «Пути господни неисповедимы» - это деликатный и завуалированный посыл собеседника живописным маршрутом, это трусость, скрываемая под догмами и фразами, оскорбление и себя, и другого. И так далее, и тому подобное. И даже в наше просвещенное время надо обладать истинной творческой смелостью, чтобы придумать действительно поучительные, правдивые, ироничные и вместе с тем добрые сюжеты на тему вечных заповедей, с их нормальной трактовкой применительно к жизни. Как сказал один современный журналист, чтобы прийти к Богу, надо забыть о нем. Изящный парадокс. А парадоксы - кирпичики, составляющие дорогу жизни. При просмотре картины «Дьявол и десять заповедей» вспоминается поэма Вольтера «Орлеанская девственница». Гениальный мыслитель, насыщая свое произведение дерзостью, сатирой, фривольными сценами и смехом, не думал осмеивать народную героиню Франции - он осмеял лишь спекуляцию на ее имени. Жюльен Дювивье идет схожим путем: он не опускает религиозных заповедей ниже плинтуса, наоборот, всячески признает их необходимость. Но он наглядно демонстрирует то, что в жизни-то эти заповеди провоцируют неоднозначные ситуации. И тут зрителю предстоит получить от режиссера звонкие оплеухи циничных и прямолинейных ответов на вопросы. Пройдемся по ним... «Не сквернословь». В преддверии приема епископа монастырский работник Жером Шамбур без конца сквернословит, чем травмирует слух монахинь. Это возведено в степень неприкрытой сатиры: ведь это же только слова, которые не ушибут, не причинят боли и не спровоцируют ничего плохого, это лишь суеверие. Хотя, по мнению монахинь, поминание имени Бога без необходимости зачтется на Страшном суде... конечно же господу больше нечем заняться, кроме подсчитывания того, кто сколько раз помянул его имя. В епископе же Жером узнает своего давнего друга, с которым учился в школе и с которым они вспоминают былые дни. Тем не менее, епископ разъясняет Жерому недопустимость того, чтобы сквернословить при монахинях, и налагает на него епитимью: выучить десять заповедей. Дювивье вводит в свой фильм библейский элемент: дьявол изображен в виде змия, который появляется в промежутках между рассказами-«заповедями». Это только придает картине остроты и оригинальности. «Не прелюбодействуй». Две женщины, одна - замужем за нелюбимым, но богатым мужем, который осыпает ее украшениями и драгоценностями. Другая - замужем за бедным драматургом, которого она тем не менее любит, и который любит ее. Эта новелла выполнена в достаточно безобидном бытовом виде, хотя Дювивье не дает поблажек ни одной из сторон: адюльтер работает в оба конца. «Не убий». Пожалуй, это наиболее хлесткая, безапелляционная и художественно смелая новелла фильма. Здесь Жюльен Дювивье наравне с заповедью «не убий» прикасается к болезненным проблемам современного общества: наркомании, проституции и законности. Это прикосновение скальпеля хирурга. Режиссер наносит проникающий укол в самое сердце морали. Истинная мораль насмехается над моралью, сказал некогда Блез Паскаль. Насмехается над ортодоксальными принципами и Дювивье. Вообще все новеллы фильма - это филигранное вальсирование на грани между язвительной, пренебрежительной сатирой и глубоким уважением к той истинной морали, которая стоит выше законов мирских и, пожалуй, в чем-то выше библейских требований. История священника, чья сестра погибла, утопилась из-за наркобарона и сутенера Гаригни. Дени, герой Шарля Азнавура, корит себя за то, что не был рядом с сестрой и не предостерег ее от знакомства с опасным типом, угрызения совести провоцируют его самому искать смерти для виновника, ведь сестра послушника была не первой и не последней в «послужном списке». Хотя настоятель и говорит ему: «Пусть Бог и люди занимаются наказанием», Дени дает ему ответ, продиктованный сердцем и чувством справедливости: «Я должен сделать все для того, чтобы Гаригни умер». Должен, пусть даже если кровь преступника смешается с кровью невиновного человека... Есть дела, которые можно искупить только жертвоприношением. В этом - в активном протесте обычного человека, протесте равнодушно-преступной позиции церкви о том, что-де Господь позаботится о справедливости - и заключена мысль новеллы. Мысль об истинном гуманизме, которому не жалко преступника и негодяя. «Не сотвори себе кумира». Наиболее удивительная новелла фильма. Она буквально пропитана цинизмом. Чем-то она напоминает пьесу Метерлинка «Чудо Святого Антония». В пьесе, как и в новелле, появившийся ниоткуда святой начинает творить чудеса. Хотя в ранг чуда происходящее возведено только у бельгийского драматурга. В фильме чудесам дано прямолинейное объяснение. Но наравне с дерзким развенчиванием произошедшего эта новелла несет в себе заряд... не веры, но надежды. Надежды на лучшее. Не все ли равно, каким способом дать лучик света людям, явно не видевшим от этой жизни ничего хорошего?.. «Чти отца и мать своих». Какая семья обходится без проблем? Вот только любят верующие люди поговорить о родственных чувствах, пресекая на корню любую нормальную человеческую реакцию и апеллируя к тому, что в родных людях течет одна кровь и связывающие их узы даны от Бога. Увы, не всегда родство есть счастье и дар, зачастую оно смахивает на крест, который Спаситель тащил на Голгофу... Дювивье наносит жестокий удар по устоявшимся предрассудкам, отдавая предпочтение народной мудрости, что не та мать, что родила, а та, что вырастила. Если Господь посылает узы, подобные тем, что связывают главного героя, молодого студента-медика Пьера Мессажера, с его биологической матерью - то не к черту ли религию, которая благословляет подобное?.. «Не укради». Эта новелла является комедийной, в чем заслуга великого комика Луи де Фюнеса, сыгравшего грабителя банка. Да, только французы способны сделать истинно смешной фильм об ограблении. Вор у вора дубинку украл, а чужое добро не впрок тому, кто его не тибрил. Мы живем в мире мифов, устоявшихся предрассудков и дурных социальных привычек. В своем фильме, который по праву считается лучшим у него, Жюльен Дювивье наносит удар по моральным неустойкам, по примеру Блеза Паскаля противопоставляет традиционную мораль истинной. Он был немолод, когда снимал свою гениальную ансамблевую картину. Но она пропитана облагораживающей сатирической иронией, вышучивающей суеверия, и подчеркнутым уважением к жизненным ценностям. От нее веет звуками старого вальса, юношеской дерзостью, первым поцелуем, сладкой романтикой, комедийными мотивами... Неизменно дьявольски прекрасный фильм, вечно современный и постоянно актуальный. (Рыжая кошка)

Великий фильм Дювивьера давным-давно занимает свое почетное место в списке лучших шедевров мирового кино. В свое время этот фильм стал настоящим событием и сейчас, спустя почти полвека, он остается актуальным, нужным и не теряет своего очарования, потому что истинные шедевры бессмертны, а истинное искусство не стареет никогда. Так и этот фильм - черно-белый, старенький, слегка наивный, запечатлевший множество ныне покойных звезд французского кино, он навечно останется в памяти народной. Почему? Потому что в редком фильме так тонко и с такой иронией рассказывается о том, что такое грех, о вере, о смертных грехах, о том, почему люди их совершают, что становится причиной и что следствием этих 10-и смертных грехов, отмеченных в 10-и заповедях. Рассказывается здесь и о том, почему люди так падки на искушения и почему на земле Дьявол оказывается сильнее Бога. Этот фильм - сплошной калейдоскоп человеческих страстей, потаенных желаний, пороков и грехов, выползающих наружу даже у самых добродетельных людей. О том, можно ли оправдать грех, можно ли во имя добра нарушить заповеди, можно ли остаться в этом мире безгрешным и есть ли у человека силы воздержаться от соблазнов. В фильме, несмотря на воздушную легкость, с которой все это рассказывается, поднимаются вполне серьезные проблемы, которые поднимали в своих произведениях Достоевский, Гоголь, Лесков, Хемингуэй, Шоу и т. д. Может, именно поэтому фильм с полным правом можно назвать шедевром и классикой. Дьявольские искушения в фильме обыграны блестяще и не так прямо, как в Библии, - воровство, убийство, измена, жадность, сквернословие, богохульство, - ничто не показано здесь однозначно и просто. Все имеет массу оттенков, нет в мире ничего прямого и плоского - и убийца может попасть в рай, и богохульствующая старуха, которую благословил сам Бог. Несмотря на то, что фильм черно-белый, ничего черно-белого там нет! Он многослоен, и под каждым новым слоем обнаруживается своя начинка. Фильм, как и многие подобные ленты, состоит из нескольких новелл, на каждую из которых приходится по одной заповеди и одному греху. Все они по-своему прекрасны, но каждый может выбрать себе наиболее близкие по духу. Лично меня покорила сердечная и трогательная история священника, который чуть было, не стал убийцей, а также история про то, как великовозрастный сынок, узнав о том, что у него приемная мать, отправляется искать настоящую. Ну, а самый блеск - это, конечно, новелла о том, что «украденное богатство счастья не принесет». Кстати, надо отдать должное создателям - выполнен фильм безупречно и в самых разных регистрах - от глубокого жизненного трагизма до почти буффонной стилистики некоторых новелл. Поэзия этого фильма неразрывна с человеческой природой, с бытом, с реальностью, здесь, как в жизни, есть место и смеху, и слезам. Ну, а уж если говорить об актерах этого великого фильма, кроме слов восхищения ничего на ум не приходит. Собрать такое количество гениев и мегаклассиков французского кино в одном фильме - просто невероятно! Здесь есть великие комики, великие трагики, гениальные герои-любовники. У каждого своя новелла, в которой они могут выступить в границах своего амплуа, делая каждую новеллу маленьким шедевром. Имена в титрах этого фильма - сплошное золото. Лиричный, наполненный внутренней душевной чистотой, благородством и при этом несокрушимой силой духа, заточенной в слабом теле, трогательный Шарль Азнавур с нежным и бархатистым голосом. Неожиданный Фернандель в роли... Бога. Мужественный, героически прекрасный, классический Ален Делон в годы своей юношеской красоты. Великий Луи Де Фюнес, заставляющий после только что навернувшейся от предыдущих новелл слез, хохотать до упаду своим маленьким, но блестящим соло. Список можно продолжать - французские красавицы, прекрасные актеры, - их очень много в этом фильме. Этому фильму много лет, но то, о чем он - современно всегда. Кинематограф Франции в годы своего расцвета создал эту уникальную картину и дал нам возможность восхищаться ею и сегодня, благо, фильм вышел на лицензии в серии «Шедевры мирового кинематографа». Уверяю вас, место в этой серии он занимает по праву. Он прекрасен. Дьявольски! (Боб)

При анализе любого фильма любого кинематографа (а особенно - если он посвящен религиозно-экзистенциальным вопросам), очень важно смотреть на год. 1962. Самый расцвет "новой волны" во всем мире - во Франции, у нас, в Испании... Только американскому кинематографу с ним не повезло, но это отдельная тема для разговоров. Во французском кино правят бал критики из "Кайе дю синема", среди которых были всем известные Франсуа Трюффо, Годар, Ромер, Шаброль, - и прочие теоретики кино, построившие новый кинематограф. В качестве идеала провозглашается стиль (недаром любимыми режиссерами критиков "Кайе дю Синема" были Хичкок и Фриц Ланг), обращение к современности, тенденция к реализму... Да много что, на самом деле - "новая волна" достаточно сложное течение, которая не имеет постоянных эстетических констант, как тот же нуар, например. 1962 год ознаменовался появлением таких знаковых картин, как "Жить своей жизнью" Годара, "Антуан и Колетт" Трюффо, короткометражка "Булочница из Монсо" Ромера, "Вид с моста" Люмета... Их было достаточно много, абсолютно разнообразные как по идее, так и по эстетике. "Дьявол и 10 заповедей" затерялся среди этого огромного списка значительных кинопремьер Франции 1962 года, но это не значит, что он хуже или слабее этих работ. Просто дело в том, что он слишком нетипичен даже для разношерстного кинематографа "новой волны" - вы много сможете вспомнить фильмов с ансамблевой структурой повествования? Да еще и на около-религиозную тематику? Да, был "Дневник сельского священника", но это совершенно иное произведение, с другими целями и эстетикой - впрочем, также поднимающее вопрос опосредованности божественного в человеческих душах. Причем "Дневник сельского священника", пожалуй, будет куда более пессимистичным и депрессивным, чем задорно подтверждающий неискоренимость грехопадения "Дьявол и 10 заповедей". Как ни странно, фильм нельзя полноправно причислить к антологиям: да, у каждой истории есть свое настроение, свой образный ряд, отличный от других новелл в этом произведении, но у них у всех - единый режиссер, и они вплетены в общую структуру повествования. Это не то что "Ро.Го.Па.Г", где у каждой из истории об Апокалипсисе (тоже вышедшем в 1962-ом году, какое совпадение! и тоже повествующий о распаде мира! нет, над этим определенно стоило бы задуматься) свой режиссер - нет, тут цельная история с единым рассказчиком. Повествующем, впрочем, о разном: рассказывает анекдот об адюльтере ("Не прелюбодействуй"), вспоминает в связи с этим жуткую драматичную историю о человеческом страдании ("Не убий"; с Шарлем Азнавуром в главной роли, кстати)... Когда его спрашивают о Боге, начинает хохотать и показывает зрителю самый сильный и жуткий эпизод из жизни Бога... или какого-то обманщика ("Я Господь, Бог твой" - с комиком Фернанделем в главной роли). Но затем успокаивает человеческие страдания, ведь они все-таки очищают, мелодраматической байкой о парне, пытающимся найти свои корни ("Почитай отца твоего и мать твою"). И приправляет свой монолог очередным анекдотом про Луи де Фюнеса, клерка в банке и человеческую жадность... Почему монолог? Потому что люди в принципе не способны вести диалог, даже с самими собой - что прекрасно показывает окаймляющая все эти новеллы история простоватого слесаря-матерщинника и пытающегося его перевоспитать (но, впрочем, не слишком-то богобоязненного) епископа. В общем-то, все эти истории - заповеди, которые он рассказывает слесарю в качестве епитимьи, чтобы он их запомнил и больше не чертыхался в пределах дома Божьего... но мы все прекрасно знаем, кто на самом деле настоящий рассказчик этой истории. Возможно ли нравственное очищение в таком мире? Да, возможно. Несмотря на упадническую тему, "Дьявол и 10 заповедей" - кино удивительно христианское, вопреки финалу; да, обычно финал подводит окончательную мысль произведению, но тут он, в сущности, констатирует очевидное и роли не играет. Хотя и, безусловно, смотрится эффектно... Победил ли Дьявол? Это некорректный вопрос. Все-таки то, что показано в фильме (да и то, что творится в нашей жизни), это не соревнование "кто кого обгонит и перетащит к себе". Человеческие поступки и мотивации столь противоречивы, что в них иногда невозможно разделить божественное и порочное. "Дьявол и 10 заповедей", определенно, как и "Рогопаг", заслуживает большего внимания. Он не похож на реалоподобные работы Годара или Трюффо, но это не значит, что он менее современен или реалистичен. (myauchelo)

Из уст змеи. Чем вообще старое отличается от нового? Да тем, что раньше все делали с душой и особым интересом, а сейчас все превратилось в настоящий конвейер. Вот аналогичное можно сказать и о альманахах, к которым и относится классическая картина Жюльена Дювивье, использующая непопулярный на то время метод изложения сюжета и имеющая полное право причислять себя к одним из первых опытов в производстве подобных лент, включающих другие мини-фильмы в свою структуру. И главное, что все здесь охватывается единой и щепетильной тематикой, рассуждающей на тему религии и 10 заповедей, причем, не ограничиваясь одной лишь смехотворной формой, а разбавляя общее положение и другими жанрами, позволяющими вызвать интерес у людей различных вкусов, а заодно затрагивая только разрастающиеся на период начала 60-х греховные привычки людей. И пытаясь оказать пугающее воздействие, а одновременно и насмехаясь: закадровый голос и общее повествование избирается от лица самого дьявола в виде языкастой змеюки. Постепенно, правда, картина подрастеряла в количестве заповедей, вычеркнув некоторые, но неизменной осталась актуальность, которая хоть и выглядит по состоянию на сегодняшний день в некоторых случаях наивной, зато в искренности ей не откажешь. Ведь в каждой истории есть возможность найти себя, свои слабости, свои привычки, что зачастую безобидными не назовешь. И за какое количество привычных вещей, ставших простой обыденностью поплатится наша душа, об этом нет желания даже думать. А уж сколькими самостоятельными единицами способна похвастать картина «Дьявол и десять заповедей», как никакая другая, а посему вызывает двойной интерес. Редко ведь найдешь какой-то фильм, который объединит под своими знаменами Мишеля Симона, Шарля Азнавура, Алена Делона, Фернанделя, Луи де Фюнеса и других легендарных артистов. Да, у них на момент 62 года было разное положение, например, Фюнес только постепенно набирает свои позиции и популярность, Делону 27 лет и его большие роли еще впереди, Азнавур уже известен. Но что можно утверждать с полной уверенностью - каждый из задействованных актеров вложил что-то свое в этот проект Дювивье, служащий неким совсем немного преумноженным зеркальным отражением общественной действительности, отказывающейся верить в лучшие времена, в чудо, в религию, да и в самих себя (по большому счету). Так добрый Боженька в исполнении Фернанделя преподносит особый характер всему действу, указывая со своего «невероятного положения» на обычные окружающие вещи, присущие людям, на которые перестали обращать хоть какое-то внимание. А, пожалуй, самой сильной новеллой стала та, где отвернувшийся от своей службы в церкви герой Шарля Азнавура возвращается домой, чтобы мстить за скоропостижно ушедшую родную сестру, ставшую жертвой мафиозного человека, подсадившего бедную даму на наркотики, заставившего вести распутный образ жизни. Денис, отчаявшийся, определивший для себя цель, стремится хотя бы обезопасить других девушек. И эта история чуть ли не самая бескомпромиссная во всем альманахе, смелая, открывающая глаза, а потому вбивающаяся в память больше других. Но затем появляется грабитель Луи де Фюнес, становящийся настоящим праздником во всем фильме, дарящий успокаивающие чувства, и своим талантом, который невозможно скрыть, забирающий все симпатии. Тогда же и становится ясно, что нарушение заповедей может подарить и приятные моменты в виде сиюминутного сорванного куша и юмора, способствующего радости. И вся картина осыпана различными ситуациями, словно бисером, не выделяя курсивом какую-то одну, но предоставляя возможность насладиться каждой, при этом наталкивая зрителя на некоторые выводы и приятное времяпрепровождение. (UndeR)

comments powered by Disqus