на главную

ОБЪЕДИНЕННАЯ ЗОНА БЕЗОПАСНОСТИ (2000)
GONGDONG GYEONGBI GUYEOK JSA

ОБЪЕДИНЕННАЯ ЗОНА БЕЗОПАСНОСТИ (2000)
#30335

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 109 мин.
Производство: Корея
Режиссер: Chan-wook Park
Продюсер: Eun Soo Lee
Сценарий: Sang-yeon Park, Seong-san Jeong, Hyun-seok Kim, Mu-yeong Lee, Chan-wook Park
Оператор: Sung-Bok Kim
Композитор: Jun-seok Bang, Yeong-wook Jo
Студия: CJ Entertainment, Intz.com, KTB Network, Myung Film Company Ltd.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Yeong-ae Lee ... Maj. Sophie E. Jean
Byung-hun Lee ... Sgt. Lee Soo-hyeok
Kang-ho Song ... Sgt. Oh Kyeong-pil
Tae-woo Kim ... Nam Sung-shik
Ha-kyun Shin ... Jeong Woo-jin
Christoph Hofrichter ... Maj. Gen. Bruno Botta
Herbert Ulrich ... Swedish soldier
Ju-bong Gi
Myoeng-su Kim
Tae-hyeon Kim

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3305 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x546 AVC (MKV) 3351 kbps 24 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, Kr
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ОБЪЕДИНЕННАЯ ЗОНА БЕЗОПАСНОСТИ» (2000)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В объединенной зоне безопасности между границами двух враждующих государств (КНДР и Республикой Корея) небольшой мост над речкой - «мост невозвращения». На каждом берегу наблюдательный пост, несут вахту солдаты. Это место - символ разделения и вражды двух стран, двух политических систем. Это место, где любой незначительный конфликт может стать началом новой войны...

Договор между СССР и США разделил Корею на два отдельных государства: Северную и Южную. В 1950 году началась Корейская война, в которой было убито и ранено пять миллионов человек - одна шестая всего населения страны... В 1953 году в поселке Пханмунджом воюющие стороны подписали Соглашение о прекращении огня. И хотя война все еще продолжалась, вдоль демаркационной линии в радиусе двух километров к югу и северу от Пханмунджома, появилась демилитаризованная зона. Внутри ее по кругу диаметром 800 метров была очерчена граница так называемой «деревни перемирия»...

1953-й год стал для Кореи переломным моментом - представители южной и северной части после долгой войны подписывают соглашение о перемирии. С тех пор за его исполнением следит комиссия нейтральных стран, а территория в районе линии, разделяющей «коммунистов» и «марионеток», получает название объединенной зоны безопасности. Конец 1990-х. Для расследования причин кровавого инцидента в объединенной зоны безопасности, лишившего жизни нескольких военнослужащих КНДР, прибывает представительница Швейцарии...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БЕРЛИНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2001
Номинация: «Золотой Медведь» (Пак Чхан Ук).
КИНОПРЕМИЯ «БОЛЬШОЙ КОЛОКОЛ», 2001
Победитель: Лучший фильм, Лучший актер (Сон Кан Хо), Лучшая работа художника (Ким Сон Пок, Джеймс Дэвид Голдмарк), Лучший звук (Ким Сок Вен, Ким Вон ен).
ГОЛУБАЯ ЛЕНТА, 2002
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Пак Чхан Ук).
МКФ В СИЭТЛЕ, 2001
Победитель: Специальный приз жюри новому режиссеру (Пак Чхан Ук).
ПРЕМИЯ «ГОЛУБОЙ ДРАКОН», 2000
Победитель: Лучший фильм.
Номинация: Лучший актер (Ли Бен Хон).
ФЕСТИВАЛЬ АЗИАТСКОГО КИНО В ДОВИЛЕ, 2001
Победитель: Приз зрительских симпатий (Пак Чхан Ук), Премия «Лотос» за лучший фильм (Пак Чхан Ук), Премия «Лотос» лучшему актеру (Сон Кан Хо).
КФ «ФАНТАЗИЯ», 2001
Победитель: Лучший азиатский фильм (3-е место) (Пак Чхан Ук).
ГОНКОНГСКАЯ КИНОПРЕМИЯ, 2003
Номинация: Лучший азиатский фильм (Южная Корея).
ВСЕГО 14 НАГРАД И 4 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По роману Пака Сан Ена (Sang-yeon Park) «Демаркационная зона» («DMZ»).
В настоящей объединенной зоне безопасности снимать фильм было невозможно, поэтому на студии была построена точная копия этой зоны.
Информация об альбомах с саундтреком - http://soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=60953.
Кадры фильма - https://outnow.ch/Movies/2000/JSA/Bilder/; http://hancinema.net/korean_movie_JSA_-_Joint_Security_Area.php#pictures.
Место съемок: Асан (Чхунчхон-Намдо, Южная Корея).
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=260991.
Оружие, показанное в картине - http://imfdb.org/wiki/Joint_Security_Area.
Бюджет: $ 3 млн.
Премьера: 9 сентября 2000 (Корея).
Название фильма в США - «J.S.A.: Joint Security Area».
В начале 2001 года фильм стал самым кассовым в истории южнокорейского кино, сохраняя этот статус до выхода фильмов «Друг» (2001), «Сильмидо» (2003) и «38-я параллель» (2004). Успех позволил режиссеру Пак Чхан Уку создать финансовую базу для своих последующих фильмов.
Картина также стала одной из самых кассовых иностранных лент 2001 года в Японии.
DVD с фильмом был презентован лидеру Северной Кореи Ким Чен Иру президентом Южной Кореи Но Му Хеном во время Корейского саммита в октябре 2007 года.
В 2009 Квентин Тарантино назвал «Объединенную зону безопасности» одним из двадцати своих любимых фильмов с 1992 года.
Корейская война - конфликт между Северной Кореей и Южной Кореей, длившийся с 25 июня 1950 по 27 июля 1953 года (хотя официального окончания войны объявлено не было). Часто этот конфликт времен холодной войны рассматривается как опосредованная война между США c их союзниками и силами КНР и СССР. В состав северной коалиции входили: Северная Корея и ее вооруженные силы; китайская армия (поскольку официально считалось, что КНР в конфликте не участвовала, регулярные китайские войска формально считались соединениями так называемых «китайских народных добровольцев»); СССР, который также официально не участвовал в войне, но во многом взял на себя ее финансирование, а также снабжение китайских войск. Многочисленные военные советники и специалисты были отозваны из Северной Кореи еще до начала войны, а во время войны отправлены назад под видом корреспондентов ТАСС. Со стороны Юга в войне принимали участие Южная Корея, США, Великобритания и ряд других стран в составе миротворческих сил ООН. Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Korean_War.
Корейская демилитаризованная зона - зона, разделяющая Корейский полуостров на две примерно равные половины - северную (КНДР) и южную (Республика Корея), пересекая 38-ю параллель под небольшим углом. При этом восточная оконечность ДМЗ лежит севернее 38-параллели, а западная - южнее. Демилитаризованная зона (ДМЗ) шириной в 4 км растянулась через полуостров на 241 км. Ее ось - «военная демаркационная линия», официально зафиксированная Соглашением о перемирии 27 июля 1953 года в селении Пханмунджом, где до сих пор проходят переговоры между представителями Южной и Северной Кореи. Здесь же находится одна из главных туристических достопримечательностей зоны - Дом свободы, откуда можно в бинокль посмотреть на северокорейскую сторону. Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Korean_Demilitarized_Zone.
Юлия Данилина. «Зона тишины» - http://geo.ru/node/42224.
Объединенная зона безопасности (Joint Security Area / JSA) - единственный участок корейской демилитаризованной зоны, где вооруженные силы КНДР и Южной Кореи стоят лицом к лицу. Ее часто называют «Деревней перемирия» (Truce Village). Является площадкой для переговоров по вопросам, касающимся двух стран Корейского полуострова. Здесь работала Комиссия ООН по вопросам перемирия в Корее. Военнослужащие южнокорейского караула, который охраняет границу возле голубых зданий для переговоров, вооружены только пистолетами. Для устрашения противника они стоят в модифицированной стойке тхэквондо со сжатыми кулаками, и в солнцезащитных очках. Стражи должны быть, по крайней мере, 170 см. ростом, и иметь черный пояс по тхэквондо или дзюдо. Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Joint_Security_Area. Находиться объединенная зона безопасности в нежилой деревне Пханмунджом (провинция Кенгидо). Здесь в 1953 был подписан договор о прекращении огня, послуживший окончанием Корейской войны. Бывшая деревня расположена в 53 километрах к северо-западу от Сеула и в 10 километрах к востоку от Кэсона (КНДР). Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Panmunjom.
«Мост невозвращения» («Bridge of No Return») расположен в объединенной зоне безопасности. Пересекает демаркационную линию между КНДР и Южной Кореей. Использовался для обмена пленными в конце Корейской войны. Название происходит от того, что многие пленные с Северной Кореи не хотели возвращаться домой. Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Bridge_of_No_Return.
Фильм в Korean Movie Database - http://kmdb.or.kr/eng/vod/vod_basic.asp?nation=K&p_dataid=05257.
Стр. фильма на сайте Allmovie - http://allmovie.com/movie/jsa-joint-security-area-v227029.
На сайте Rotten Tomatoes фильм имеет рейтинг 75% на основе 12 рецензий (http://rottentomatoes.com/m/jsa-joint-security-area-aka-gongdong-gyeongbi-guyeok/).
На сайте Metacritic фильм получил 58 баллов из 100 на основе рецензий 7 критиков (http://metacritic.com/movie/jsa-joint-security-area).
"Атмосферная детективная драма, действия которой проходят в политически напряженных окрестностях демилитаризованной зоны Кореи. Фильм подтверждает коммерческую зрелость южнокорейского кино. Но только на восточноазиатском рынке. На Западе он выглядит более слабо" - Дерек Элли («Variety» - http://variety.com/2000/film/reviews/joint-security-area-1200464666/).
"Прежде, чем Пак Чхан Ук стал популярным авангардистом с черным, как смоль чувством юмора и склонностью к кровавым сценам, он снимал блокбастеры. J.S.A. же - это на все сто мейнстримовский триллер" - Ноэль Мюррэй («AV Club» - http://avclub.com/review/joint-security-area-4484).
"Пак пытается до нас донести, что солдаты с разных сторон без труда бы подружились, если бы этому не мешала идеология и униформа" - Деннис Шварц (http://homepages.sover.net/~ozus/jointsecurityarea.htm).
"Фильм мечется между эмоциональными ретроспективными кадрами столкновения солдат и затянутым расследованием равнодушной полу-корейской–полу-шведской чиновницы" - Чак Стефенс («Village Voice» - http://villagevoice.com/film/joint-security-area-jsa-6403253).
"Иногда позиционируемая как корейский ответ на «Апокалипсис сегодня», «Объединенная зона безопасности» Пак Чхан Ука - это смесь фильма-расследования и военного фильма, но картина, в конечном счете, переступает оба жанра и становится мощной антивоенной пропагандой" - Том Вик («Allmovie» - http://allmovie.com/movie/jsa-joint-security-area-v227029/review).
"Это довольно прямой детективный фильм с острой политической темой и примирительной темой гуманизма. Он навевает печальные мысли о голливудских кинофильмах про Вторую мировую войну" - Энтони Скотт («New York Times» - http://nytimes.com/2005/06/15/movies/dear-enemy-exchanging-photos-and-gunfire.html).
Другие рецензии кинокритиков: http://mrqe.com/movie_reviews/gongdong-gyeongbi-guyeok-jsa-m100040141; http://imdb.com/title/tt0260991/externalreviews.
Пак Чхан Ук / Chan-wook Park (род. 23 августа 1963, Сеул) - южнокорейский кинорежиссер, сценарист, кинопродюсер и бывший кинокритик. Неоднократный лауреат как корейских, так и международных кинонаград, в числе которых Гран-при («Олдбой», 2003) и Приз жюри («Жажда», 2009) Каннского кинофестиваля, «Малый Золотой лев» Венецианского кинофестиваля («Сочувствие госпоже Месть», 2005), «Золотой медведь» Берлинского кинофестиваля за лучший короткометражный фильм («Ночная рыбалка», 2011). Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/Пак_Чхан_Ук.
Сергей Анашкин. «Актуальная архаика. Пак Чхан Ук: трилогия мести» - http://kinoart.ru/archive/2007/03/n3-article15.
Дмитрий Комм. «Романтичное искусство убивать» - http://seance.ru/blog/festivali/korean_suspects/.
Сергей Анашкин. «Насилие как способ коммуникации. Современное корейское кино» - http://kinoart.ru/archive/2012/04/nasilie-kak-sposob-kommunikatsii-sovremennoe-korejskoe-kino.
Владислав Шувалов. «Пак Чхан Ук. Причастие господина Жесть» - http://cinematheque.ru/post/138327.
Сон Кан Хо / Kang-ho Song (род. 17 января 1967, Кимхэ) - южнокорейский актер. Никогда не учился на актера, после школы играл в группах социального театра. Затем поступил во влиятельную театральную компанию «Ки Кук Со», в которой упор делался на инстинктивную игру и импровизацию, что послужило основой актерской базы Сона. Хотя ему часто предлагали сняться в кино, он отказывался, пока не согласился участвовать в фильме «День, когда свинья упала в колодец» (1996) режиссера Хона Сан Су. Через год, сыграв бездомного в документальной драме Хона Сан Су «Плохое кино», он стал культовой фигурой, а после роли гангстера, который обучает группу новобранцев в криминальной комедии «№ 3» (1997), завоевал свой первый приз за лучшую игру. С тех пор он сыграл несколько ролей второго плана, включая яркую роль второго плана в триллере-блокбастере «Шири» (1999) Кан Чже Гю. Свою первую главную роль Сон сыграл в комедии Ким Чжи Уна «Грязный король» (2000). Но в первый ряд корейских актеров Сон встал после призовой роли северо-корейского сержанта в фильме Пак Чхан Ука «Объединенная зона безопасности» (2000). В «Сочувствие господину Месть» он исполнил роль отца, преследующем похитителей своей дочери. В 2002 Сон сыграл главную роль в фильме «YMCA Yagudan» о первой корейской бейсбольной команде, созданной в начале XX века, в 2003 - в основанном на реальной истории жестокого серийного убийцы, фильме «Воспоминания об убийстве». В 2005 у него была небольшая роль в «Сочувствие госпоже Месть» Пак Чхан Ука. Очередной яркой ролью Сон отметился в 2006 году, сыграв отца, ищущего дочку, похищенную речным чудовищем в фильме «Вторжение динозавра» (в Корее фильм посмотрело более 13 млн. зрителей, а общие кассовые сборы составили $ 89 млн.). В 2008 году Сон закрепляет за собой позицию одного из ведущих корейских актеров, исполнив абсолютно разноплановые роли в вестерне «Хороший, плохой, долбанутый» и в религиозной драме «Тайное сияние». Следующей ролью Сона является образ католического священника, ставшего вампиром, в фильме «Жажда» Пак Чхан Ука. Фильм получил «Приз жюри» на 62-м Каннском кинофестивале и номинацию Азиатской кинопремии - «Лучший актер». В 2013 году Сон Канхо вместе с голливудскими звездами сыграл в триллере «Сквозь снег» режиссера Пон Чжун Хо. Сон Кан Хо в Википедии (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Song_Kang-ho.
Ли Бен Хон / Byung-hun Lee (род. 12 июля 1970, Сеул) - южнокорейский киноактер, певец и модель. Отец Ли Бен Хона - бизнесмен; младшая сестра Ли Ын Хи - обладательница титула «Мисс Корея» 1997 года. Окончил университет Ханян со специализацией «Французская литература» и университет Чунан со специализацией «Театр и кино». Получил известность после исполнения главных ролей в телесериалах «Ва-банк» (2003) и «Айрис» (2009). Также снялся в фильмах «У каждого есть секреты» (2004), «Горечь и сладость» (2005), «Хороший, плохой, долбанутый» (2008), «Бросок кобры» (2009), «Я видел дьявола» (2010), «G.I. Joe: Бросок кобры 2» (2013), «РЭД 2» (2013), «Терминатор: Генезис» (2015). С 10 августа 2013 года женат на актрисе Ли Мин Чжон. Ли Бен Хон знает английский, корейский, а также французский и мандаринский. Ли Бен Хон в Википедии (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Lee_Byung-hun.
Ли Ен Э / Yeong-ae Lee (род. 31 января 1971, Сеул) - южнокорейская актриса и модель. Исполнила главные роли в таких фильмах, как «Объединенная зона безопасности» (2000), «Однажды весной» (2001), «Сочувствие госпоже Месть» (2005), а также в телесериале «Жемчужина дворца» (2003-2004). За роль в фильме «Сочувствие госпоже Месть» удостоилась премии «Голубой дракон» как лучшая актриса. Подробнее - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8_%D0%81%D0%BD_%D0%AD.

СЮЖЕТ

Ночью в северокорейском наблюдательном пункте объединенной зоны безопасности убивают двух пограничников. Под сигналы тревоги начинается обстрел с обеих сторон демаркационной линии. Южнокорейский сержант Ли Су Хек (Ли Бен Хон), раненный в ногу, пытается перейти «мост невозвращения» с территории контролируемой КНДР. «Южанам» удается вытащить своего бойца из-под пуль. И до этого хрупкие отношения между двумя Кореями ухудшаются. Теперь многое зависит от итогов специального расследования, которое проводит инспекция из нейтральных стран: Швеции и Швейцарии. Следственную группу возглавляет прибывший майор швейцарской армии Софи Жан (Ли Ен Э). Ее мать - швейцарка, а отец - кореец, и Софи впервые на родине отца. Майор изучает показания Ли Су Хека, на которого внезапно напали во время ночного дежурства, когда он вышел из наблюдательного пункта, что бы испражниться. Очнулся Ли Су Хек уже в «сторожке» напротив. Вскоре ему удается освободить связанные руки, уничтожить в перестрелки двух вражеских солдат, одного ранить и выйти из плена... Софи также знакомится с показаниями раненого сержанта КНДР - О Кен Пила (Сон Кан Хо), который рассказал свою версию событий. По его словам, военнослужащий с «юга» ворвался в караульное помещение и убил его сослуживцев, а раненый О Кен Пил начал отстреливаться, и враг отступил... Софи, находясь в зоне подконтрольной КНДР, тщательно обследует помещение, где произошло ЧП, личные вещи и тела убитых северокорейцев. Осмотр трупов показал: одного бойца убили выстрелом в грудь, но затем стреляли еще и в голову, а в другого было выпущено восемь пуль - это указывает больше на то, что убийца испытывал сильную неприязнь, нежели пытался побыстрее обезвредить противника и спастись. Да и общее количество найденных пуль только усложняло следствие. Сержанты двух Корей оказались неразговорчивыми и не спешили отвечать на вопросы. Но мудрый и настырный следователь обнаруживает несущественные, на первый взгляд, улики и алогичность в утверждениях участников инцидента. На самом деле все оказывается намного проще и гораздо трагичнее...

[...] Пак Чхан Ук, бывший кинокритик, переквалифицировавшийся в режиссера, и вывел формулу успеха корейских триллеров. Его фильмы «Объединенная зона безопасности», «Сочувствие господину Месть», «Олдбой», «Сочувствие госпоже Месть» и «Жажда» сочетали динамичные повествовательные приемы американского образца с изобретательным визуальным решением, что облегчило их восприятие для широкой международной аудиторией. Любопытно, что переключить свои интересы с философии на кино Пака Чхан Ука в то время студента философского факультета сеульского университета подвиг просмотр фильма Альфреда Хичкока «Головокружение» - мелодрамы, замаскированной под триллер. [...] (Дмитрий Комм. «Романтичное искусство убивать», 2013)

Военно-политическая драма с элементами детектива. Она существует с 50-х гг. - объединенная зона безопасности, созданная правительствами и пограничниками Южной и Северной Кореи. Действие настоящей драмы, а пожалуй, гораздо точнее - трагедии происходит в этой зоне. Военный следователь, кореянка из Женевы, расследует жестокое убийство рядового-северянина. Главный подозреваемый - рядовой-южанин. В ходе расследования постепенно проясняется немыслимая история странной дружбы нескольких пограничников с той и другой стороны, дружбы, едва не приведшей к массовому вооруженному конфликту. Собственно, содержание картины - ретроспективный рассказ об этой почти невозможной дружбе представителей одной нации, давным-давно расколовшейся на две враждующие страны. Жизнеспособно ли солдатское братство в эпоху гражданской войны? И как народу выйти из перманентной вражды, если такие братства не будут возникать? И стоит ли отдавать жизни за подобные эксперименты? Неразрешимые, самые больные вопросы задает зрителю эта несомненно талантливая, очень напряженная драма. А найдут ли зрители на них ответы хотя бы когда-нибудь - покажет время, которое, конечно, настанет... Да вот еще вопрос - застанем ли его мы?.. (В. Распопин, 2002)

В 1945 году Корея была освобождена от захватчиков, однако осталась разделенной на две части. Разразилась война, которая унесла с собой убитыми и ранеными пять миллионов жителей Кореи. В 1953 году было подписано соглашение о перемирии. С целью наблюдения за демаркационной линией была создана наблюдательная комиссия из нейтральных государств. Обе стороны и ООН образовали объединенную зону безопасности. На посту демаркационной линии произошло убийство двух северокорейских солдат, и для предотвращения потенциального конфликта, на место прибыла майор Чан, швейцарский следователь, красивая и молодая женщина корейского происхождения, как представитель нейтрального государства. Произошло это возле моста «Невозвращения», так как северные корейцы, бегущие на Юг, никогда не возвращаются обратно. Оставшиеся в живых участники инцидента отказываются говорить. Военные Южной Кореи утверждают, что «красные» захватили в плен нашего солдата, а обставляют все так, будто он сам перешел границу. Сержант Ли убил двух солдат, и его называют героем. Майор Чан говорит, что наблюдательная комиссия берет сержанта Ли под арест, и никто не может посетить его без разрешения. Постепенно будут раскрыты детали шокирующей и невероятной истории человеческих отношений. Истории вражды и ненависти, перешедшая в симпатию и дружбу, но заканчивается эта история трагедией. Это очень хорошее кино, получившее высокую оценку критиков. (Иванов М.)

[...] Краеугольным камнем мифологии южнокорейского авторитаризма была идея противостояния внешней угрозе, чучхейскому Северу. Культивировался стереотипный образ врага - шпиона, лазутчика, головореза. Ссылки на коварство соседа служили оправданием для запретительных мер внутри страны, для урезания гражданских свобод. В 60-е годы действовал специфический госзаказ - система тематических квот, поощрявшая производство антикоммунистических агиток. С падением диктатуры кинематограф Юга перестал демонизировать рядовых северян. Ренессанс пережили националистические идеи, представления о неразрывном единстве корейцев - вне формальных границ. Режиссеры 90-х и нулевых перестали видеть в жителях КНДР естественного врага, те превратились в отторгнутых родичей, в младших братьев. По-своему симпатичные северяне появлялись и в авторских фильмах, и в лентах коммерческих жанров («Дикие звери» Ким Ки Дока, «Шири» Кан Чже Гю, «Корейский полуостров» Кан У Сока, «Добро пожаловать в Тонмакколь» Пак Кван Хена). Полного замирения между Югом и Севером не произошло до сих пор, формально два государства продолжают находиться в состоянии войны, замороженного, но не разрешенного конфликта. Автоматы заряжены, ружья не зачехлены. Возможен случайный выстрел. Буквальным отображением этой метафоры стал ранний фильм Пак Чхан Ука «Объединенная зона безопасности» (2000): неосторожное обращение с оружием на разделительной полосе чуть было не привело к эскалации межгосударственного конфликта. Пока конфронтация между Югом и Севером не преодолена, ситуация чревата новыми всплесками насилия. И фабулами для новых корейских лент, сочетающих два контрастных мотива - надежду на единение расколотой нации и нешуточный страх перед внешней угрозой. (Сергей Анашкин. «Насилие как способ коммуникации. Современное корейское кино», 2012)

[...] Долгое время Пак Чхан Ук считался успешным сценаристом. Мало того, что он был автором сценария своих режиссерских работ, Пак пристроил пару сценариев и для своих приятелей: Анархисты (1999, реж. Ю ен Сик) и Гуманист (2001, реж. Ли Му ен). Ситуация изменилась в 2000-м году, когда Пак был ангажирован для экранизации романа "Демаркационная зона" своего однофамильца Пака Сан ена. Режиссер впервые выступил адаптатором чужой истории, но сделал это настолько блестяще в художественном и коммерческом планах, что навеки изменил и свою карьеру и - ни много, ни мало - будущее корейского кино. Объединенная зона безопасности (2000) представила Пака Чхан Ука зрелым мастером. Фильм имел немалый для тех лет бюджет, который позволил выстроить декорации т.н. "моста невозвращения" - моста, расположенного на 38-ой параллели, по которой проходит граница между двумя заклятыми врагами - КНДР и Республикой Корея; в настоящей демилитаризованной зоне снимать не разрешили. Фильм рассказывает о пограничниках, несущих службу в точке, которая является горячей уже почти пятьдесят лет. Солдаты сидят как на пороховой бочке - любая провокация с той или иной стороны способна вызвать эскалацию военного конфликта. Поэтому столь политически опасным событием явилась насильственная смерть двух солдат с северокорейского блокпоста. Для независимого расследования ЧП был приглашен специалист из Швейцарии... Объединенная зона безопасности сочетала в себе безупречную детективную интригу и человеческую трагедию, которые проецировались на судьбу двух враждующих государств. В предельно увлекательной форме была явлена миру драма разделенного народа, уставшего воевать, но оказавшегося заложником политической ситуации. С точки зрения гармоничного соединения остросюжетной фабулы, нравственных акцентов и универсальности художественного языка, понятного зрителю любой части света, Объединенная зона безопасности стала в некотором смысле непревзойденным фильмом Пака Чхан Ука. Картина была принята в конкурс Берлинского кинофестиваля, а на родине стала катализатором "новой волны". Вместе со шпионским боевиком Шири (1999, реж. Кан Чже Гю) работа Пака доказала мировую конкурентоспособность корейского кино. В системе доходов национального проката произошел переворот: впервые свыше 50% доходов принесли не зарубежные фильмы, а национальная продукция. [...] (Владислав Шувалов. «Пак Чхан Ук. Причастие господина Жесть», 2008)

Вот уже более пятидесяти лет Корея разделена на Северную и Южную часть. На границе, проходящей по 38-й параллели, установлена Объединенная зона безопасности, которую контролируют шведские и швейцарские войска. Десятилетия разделения сделали свое дело - в сознании каждого корейца представитель другой стороны - хитрый и коварный враг, мишень для советского автомата и американской винтовки. Однажды на границе происходит ЧП - убиты двое военных из северокорейского пограничного караула. Для проведения независимого расследования приглашают представителей нейтральных стран - красавца-шведа и гражданку Швейцарии корейского происхождения. Вместе они пытаются разобраться, что же произошло в ту злополучную ночь, и как на другой стороне моста оказался стрелок - офицер пограничного поста южан. И глазам девушки открывается история о дружбе и долге, которая началась случайностью, а завершилась трагедией. Тема фильма не нова для корейского кино - и северного, и южного. Именно кинематограф приложил много усилий, чтобы внедрить в сознание народа образ врага «с другой стороны». И теперь пришло время замаливать грехи и собирать камни - учиться понимать и уважать друг друга. Как и следовало ожидать, фильм на такую актуальную тему стал блокбастером в южнокорейском прокате - благодаря не только подоплеке сюжета, но и мастерской режиссуре, отмеченной призом фестиваля в Сиэтле. В отличие от «Шири», другого рекордсмена корейского проката, «Объединенная зона безопасности» - не боевик, а политическая драма, в нем нет захватывающих поединков и всего одна эффектная перестрелка. Но это не делает его менее интересным и захватывающим. Известная проблема дальневосточного кинематографа для европейских зрителей - трудность различения персонажей одного возраста и пола - здесь решена блестяще просто: солдаты Севера и Юга носят форму разного покроя. Поэтому разобраться «кто есть кто» из главных героев очень просто, и в дальнейшем это не отрывает от просмотра. Актеры-мужчины играют блестяще: переход от недоверия и враждебности к дружбе и пониманию и обратно, различия между «коммунистами» и «капиталистами» - все это сыграно сильно и убедительно. Конечно, это заслуга не только актеров, но и сценаристов и режиссера. Роль девушки-следователя прописана хуже, и актрисе остается лишь изображать удивление и непонимание происходящего. Эпизодические персонажи и того хуже, но не в них дело. Визуально фильм ничем не уступает прочим современным корейским боевикам - есть и дорогие спецэффекты, и рапид, и кровавые струи от пуль, пробивающих тело. Однако основная часть фильма всего это лишена - это простая, но мастерски снятая и не затянутая история, вполне соответствующая всем стандартам Голливуда и оставляющая позади многие современные европейские фильмы. И это вполне компенсирует некоторую невнятность первых эпизодов. Звук даже превосходит изображение по качеству - редкий случай для восточного кино. Активно используются пространственные эффекты, реалистичные звуки выстрелов и природы удачно сочетаются с хорошо записанными диалогами. С музыкой дело обстоит хуже: ее мало и за пределами Кореи она совершенно неизвестна. Тем не менее, всегда интересно послушать, что в других странах считают хорошей музыкой. Резюме: Отличный фильм не только для тех, кого интересует история и культура Кореи, но и для всех, кому нравятся трогательные и трагические истории о конфликте дружбы и долга. (Борис Иванов. «DVD Special», 2001)

Еще несколько лет назад этот фильм мог бы разве что присниться: наяву его не снял бы ни один фантаст. Сегодня такой фильм есть. Это рассказ о том, как пограничники Северной и Южной Кореи, не спрашивая ни у кого разрешения, подружились и стали встречаться под покровом ночи, проводя время в застольных беседах и мальчишеских играх. Идиллии пришел конец, когда появился северокорейский командир и друзья были вынуждены перестрелять друг друга. Впрочем, на его месте мог бы оказаться и фанатик-антикоммунист с Юга. Корейская публика устраивает этому фильму овацию каждый раз в одной и той же сцене: когда камера пересекает демаркационную линию с Севера на Юг - так называемый "мост, откуда не возвращаются". И хотя за время съемок и монтажа картины в политической ситуации двух стран многое переменилось, кинематограф опередил эти события, разыграв их в подсознании нации. "Объединенная зона безопасности" не случайно впервые за пределами Кореи была показана в Берлине - городе, пережившем трагедию раздела. Этот фильм стал серьезным конкурентом "Шири" - другого рекордсмена корейского проката. В этом фильме отдел северокорейских спецслужб пытается сорвать мирный процесс и закладывают бомбу на стадионе, где братаются лидеры двух Корей. Возникает соблазн объяснить успех этих фильмов спекулятивностью темы. Но скорее справедлив обратный ход рассуждений. Именно потому, что нация стремится к объединению и находится на пассионарном подъеме, у нее получается кино энергичное, свободное, плюющее на политкорректность и правила хорошего вкуса, наполненное чувством трагической раздвоенности человека и нации. "Объединенная зона безопасности" - из этого разряда картин, пускай даже ей не хватает более тонких художественных нюансов. Незадолго до объединения Германии Вим Вендерс (Wim Wenders) снял фильм "Небо над Берлином" с гениальной придумкой - ангелами, способными беспрепятственно порхать над Стеной. Корейцы придумали свои метафоры. В "Объединенной зоне безопасности" есть тоже своего рода ангел - миссионерша ООН с швейцарским паспортом и с темным генетическим прошлым: ее отец был северокорейским шпионом, заброшенным на Запад. Корейцы правы, говоря, что их ситуация трагичнее германской: немцы хотя и были разделены, но друг против друга не воевали и гражданской войны не пережили. Тем важнее результат. Смотря фильм Парк Чан-Вука, думаешь о том, какая все же это хитрая штука - национальная идея. Бедная Северная и богатая Южная - обе Кореи через призму кинематографа видятся родными сестрами. И получаешь ответ на вопрос: почему почти каждый южный кореец мечтает о воссоединении с тоталитарным государством? Чувство общности здесь скорее напоминает семейные узы: они могут слабеть и рваться в плохие времена, но все же зов родной крови оказывается решающим. Объединившись, корейское кино может стать серьезным конкурентом китайского на мировом рынке. Уже сегодня южнокорейские фильмы вышли на гребень фестивальной моды, и это, похоже, только начало. Однако возможны разные сценарии развития событий. Присоединение Гонконга к Китаю пока происходит в мягкой форме, и пекинская цензура оставляет нишу свободы для гонконгских кинематографистов с мировым именем. Тем не менее, некоторые из них эмигрировали, другие впали в депрессию и декаданс. В Корее будет еще сложнее. На последнем Московском фестивале ретроспективу "Кино двух Корей" пришлось разделить и кинематограф с Севера, почти не изменившийся за полвека, рассматривать как культурологический курьез. Его энергия не слабее, но заряжен он электричеством противоположного знака. А минус на плюс в физике, как известно, дает минус. (Андрей Плахов, «Коммерсантъ»)

Драма. Пользовавшаяся большим успехом на родине и привлекшая внимание на Берлинском кинофестивале, эта южнокорейская лента повествует о взаимоотношениях солдат, которые находятся по разную сторону демаркационной линии между Северной и Южной Кореей. Причем строится фильм таким образом, что от детектива, где выясняются обстоятельства странного случая перестрелки на границе, потом совершается переход к человечной, трогательной и порой даже забавной истории неожиданной дружбы «потенциальных противников», а все завершается уже на мелодраматической ноте. Наивная, в чем-то мальчишеская попытка людей, разделенных политическими, идеологическими, социальными и прочими барьерами, все-таки пойти навстречу друг другу, уповая хотя бы на родство крови (ведь все они - представители одного народа), не может не закончиться трагическими последствиями. Кто-то погибнет в глупом противостоянии, кто-то вынужден покончить с собой, желая сохранить человеческое достоинство. Потому что разъединение пока что сильнее объединения, забрезжившего в реальной истории двух Корей, которые враждуют между собой вот уже более полувека. Однако всего лишь желание понять, а тем более - установить «близкие контакты третьего вида» (ведь те, кто пребывает по обе стороны демаркационной линии, по-своему подобны землянам и инопланетянам, находящимся на различных ступенях развития цивилизации), свидетельствует о существенной перемене в сознании прежних врагов. «Объединенную зону безопасности» у нас почему-то назвали «красивой эпической мелодрамой в духе «Спасения рядового Райана» и «Тонкой красной линии». Хотя было бы лучше вспомнить, например, «Сорок первый», пусть там речь шла вовсе не о мужском армейском коллективе, а о любви, возникающей между мужчиной и женщиной, которые принадлежат к разным лагерям на гражданской войне. Но, собственно говоря, и «Сорок первый», и южнокорейская картина рассказывают о том, что возможно преодоление преград именно в индивидуальных отношениях между людьми, даже если они относятся к противоположным конфликтующим сторонам. Разумеется, такой фильм еще не может появиться в КНДР, где коммунистическая диктатура не дает послаблений в сфере абсолютно идеологизированного искусства, практически безразличного к отдельному человеку. Тем ценнее, что в «Объединенной зоне безопасности» самым удачным персонажем, сыгранным с теплотой, юмором, а ближе к финалу - с драматическим пафосом, оказывается опытный сержант северокорейской армии О Кен Пил, которому не так уж просто отказаться от вдолбленных в мозги политических стереотипов, хотя чисто житейски он готов искусно избегать любые конфликты и проявлять выдержку в наиболее тревожные моменты. Режиссер Пак Чхан Ук прозорливо сообразил пригласить на эту роль актера Сон Кан Хо, который склонен и к драматическому, и к комическому перевоплощению, наделяя своих героев человеческой привлекательностью. И, между прочим, на экране видно, как упрямо пытается не отстать от него другой исполнитель, Ли Бен Хон, играющий более молодого и не лишенного амбиций южнокорейского сержанта Ли Су Хека. Так что соперничество-дружба персонажей по-своему откликается и в актерском дуэте-дуэли. Интересно, что лента заканчивается медленно распечатывающимся стоп-кадром, который возвращает зрителей к одному из предшествующих событий: какая-то делегация иностранцев посещает Объединенную зону безопасности, где у проведенной пограничной черты стоят все участники предстоящей трагедии. Но мы уже иначе смотрим на них, видя отнюдь не противостоящих друг другу солдат в разной униформе, а индивидуализированных людей со своими характерами и причудами. 7.5/10. (Сергей Кудрявцев, 2000)

Азиатское кино не было бы азиатским, если бы люди в них не совершали необычные - по крайней мере, в нашем восприятии - поступки. В "Объединенной зоне безопасности" солдаты, достаточно уже зрелые мужчины, шастают тайком на другую сторону границы подобно тому, как пылкие кавалеры лазят к своим возлюбленным через заборы. Это обострение братских чувств было бы достойно ерничанья, кабы не шокирующая правдоподобность раскрытой в фильме ситуации. Есть на 38-й параллели населенный пункт под названием Панмунчжон. В нем добросовестные участники мирового эксперимента делают то, что нередко случается в мальчишеской среде. Меряются. Образно говоря, конечно. Но как еще прикажете понимать то, что вытворяют там взрослые, да еще и специально отобранные люди? Видите ли, не одно десятилетие там ведутся "переговоры". В ходе их оппоненты подпиливают друг другу ножки стула - чтобы быть выше за столом переговоров. Засовывают, пардон, внутрь штанов пластиковые бутылки со шлангами - чтобы пересидеть соперников. И даже выкрашивают крыши домов в привлекательный для голубей - птиц мира! - цвет. В свое время Северная и Южная Кореи были любимыми подопытными крысами СССР и США. Сейчас нет уже в мире того противостояния, корейцы с севера и корейцы с юга остались выяснять отношения тет-а-тет, став хозяевами собственных судеб. Но, видимо, они пока еще не готовы это осознать. К такому выводу приводит просмотр фильма. Есть в нем вещи поучительные не только для корейцев. "Когда-нибудь моя страна сделает печенье лучше, чем ваш "Чоко-Пай", - говорит северянин. Если постарается, сможет. Но как быть со всем остальным - с лекарствами, с машинами, с продовольствием и т.д.? Приходится констатировать, что мышление жителей постсоциалистических стран, в том числе "самой читающей страны в мире", не так уж сильно изменилось, коль они грезят о том дне, когда их страна сделает лучший в мире автомобиль или выиграет чемпионат мира по футболу. Поначалу фильм подается как детектив: совершено убийство, предстоит расследование обстоятельств. Однако детективная подоплека оказывает на сюжетную канву сугубо внешнее воздействие. Более того, как детектив фильм откровенно слаб. Убийство в произведениях этого жанра - постановка задачи, которую предстоит решать зрителю. В "Объединенной зоне безопасности" решение задачи возложено на женщину-следователя, зрителю же открывается человеческая трагедия в самом ее чувствительном срезе. Вооруженные до зубов, они стоят на одной мине. Причем, как следует из эпизода, в котором южнокорейский офицер распекает солдата за мягкость, идеологизированность одних не уступает идеологизированности других. Главная доктрина здесь одна - ненависть. Вирус слепой ненависти, внушаемой сызмальства, въелся в подсознание этих людей и, только получив благоприятные для себя условия, мгновенно поразил разум и волю. Будь участник этой бессмысленной бойни в здравом уме, выстрелил бы он в человека, которого назвал братом? Создатели фильма еще раз подчеркивают, что в позиции, ославленной Джоном Ву, нет ничего хорошего - любая случайность, и прольется кровь. За полвека раздельного сосуществования они успели стать разными. Забыть в одночасье все причиненное друг другу зло и зажить душа в душу им не удастся. Но к этому надо хотя бы стремиться. Для начала хотя бы опустить оружие. Швейцарская кореянка все-таки восстановит истинную картину. Однако для нее обозначатся всего лишь исполнители. Истинный убийца находится вне юридического поля. Заказчиком убийства выступила та самая слепая ненависть. Заключительная сцена не может не ассоциироваться с концовками "Филадельфии", "Однажды в Америке". Время идет, что-то остается, что-то уходит безвозвратно. О ценности текущего момента, ценности жизненных будней напоминают финальные кадры этого потрясающего фильма. (Георгий Герасимов)

Кино Южной Кореи, Тайваня, Китая все чаще у всех на слуху. Европейцы и американцы учатся выговаривать прежде непроизносимые звукосочетания: Кан Цзе Гуй, Ким Ки-Дук, Пак Чен Вук... Фильм Пак Чен Вука "JSA / Объединенная зона безопасности" в Корее перекрыл кассовые показатели импортного боевика "Миссия невыполнима-2", стал событием Берлинского фестиваля 2001 года и хитом мировых экранов. Еще три года назад в Канне я видел демонстрацию корейских фильммейкеров, требовавших ограничить экспансию Голливуда на азиатские рынки. Теперь принят закон, по которому 40 процентов экранного времени южнокорейских театров отдано отечественным лентам. Обеспечив регулирование внутренних границ и фору своей индустрии, корейское кино приступило к собственной экспансии за рубеж - с целью придать еще недавно замкнутой кинематографии мировое значение. За примером далеко ходить не пришлось: Тайвань, Гонконг, Китай давно овладели кинематографическим эсперанто, вобрав навыки сильнейших киношкол мира - американской, русской, частично итальянской. А овладев, стали на понятном миру языке рассказывать о себе. Не абстрактно жанровые байки, какими пытается спастись новое российское кино, а - о себе, о своих совершенно внутренних и - да, экзотических материях. Но в кино и ходят затем, чтобы снова и снова постигать непостижимое - людей. Пусть через аттракцион - боевик, триллер. И если схоластическим теням, блуждающим перед камерами российских фильммейкеров, рассказать нечего - "особенности национальных рыбалок" содраны с американских штампов, то в лучших фильмах Китая или Кореи с помощью эсперанто нам говорят о реальности именно этих стран. И тем они интересны миру. "JSA" - драма насильственно разделенного народа. Разодранного на две части политическими системами. Север и Юг Кореи - два полюса, две идеологии, Север напоминает сталинский СССР, Юг уже познал вкус западных свобод и сникерсов. Между ними пятачок ничейной земли. С двух сторон, ощетинившись, стоят корейские парни - одной крови, но враждебных друг другу стран. Можно плюнуть и попасть на заграничный сапог. Это среда действия. Фабула же детективна и содержит интригующую тайну. Начинается с развязки - кровавой драмы на северокорейском посту, где невесть как туда попавший южанин-сержант Ли Су Хуок расстрелял двоих и одного ранил. Убийство расследует нейтральная сторона - майор Софи Жан, швейцарка корейского происхождения. И открылась ей дивная история: как у врагов пробуждается естественный интерес друг к другу. Как рождается запретная дружба и оказывается сильнее заслонов. Как нормальные человеческие чувства вступают в конфликт с политическими догмами и неизбежно ведут к трагедии. Это высококлассный детектив: не дает расслабиться, подбрасывая все новые детали и психологические загадки. Для международного кинорынка здесь все признаки высокобюджетного триллера: формат Супер-35, виртуозная работа оператора, звон выстрелов в круговом долби, полет компьютерной совы в ночном небе, европеизированная музыка (финальная песня отдает российскими просторами), самая дорогая в истории двух Корей декорация пограничного поселка Панмунджон. Актуальна проблема: ее знают везде, где идеологические распри привели к братоубийственному расколу, от Берлина до Афгана. Но при этом самое интересное - национальные характеры, быт, только в Корее возможные коллизии, драматичные и смешные, где проявлены человеческое тепло и замороженность политических предрассудков. Наконец, политкорректность: показ северных реалий нигде не сбивается на фельетон, авторы сохраняют объективную позицию и на орехи достается обеим сторонам. Год назад фильм Кан Цзе Гуя "Шири" уже использовал тему разделенной страны как фон для гангстерского боевика - и триумфально прошел по экранам мира. "JSA" закрепляет успех на том же материале, но в более серьезном жанре. Европа спешно учит корейские имена. (Валерий Кичин, «Известия»)

Фильм с аннотацией «про дружбу двух корейских пограничников, северного и южного, с трагическим концом» - дело заведомо несмотрибельное. По всем пунктам. У тех, кто смотреть обязан, вывод к концу получается тоже весьма трагический: за такие аннотации из рогаток надо стрелять. На самом деле «Объединенная зона безопасности» Пак Чен Вука - запутанный детектив с богатым культурным контекстом, тонким психологическим подтекстом и какой-то душевной правильностью, справедливостью. Такие редко сейчас приходят даже из Голливуда. Девушка-майор из нейтральной комиссии по расследованию, полушвейцарка-полукореянка, на чье прошлое тоже здорово повлияла Корейская война, неисчерпанная до сих пор, приезжает в погранзону между Севером и Югом. Там произошел инцидент с убийствами. В приграничной северной будке нашли два расстрелянных трупа и одного раненого. Южнокорейский солдат, тоже раненый, лежал четко посередине между погранпостами, на ничейном маленьком мостике. Северяне винят южан в вооруженной провокации, южане винят северян в попытке похищения солдата, раненые отказываются говорить, но девушка должна выяснить, что было на самом деле. В какой-нибудь голливудской «Дочери генерала» тоже выяснялось, что было на самом деле, и тоже было про армию. Но у американцев дальше отдельного случая никогда не идет, поэтому вечно все сводится к отдельным семейным тайнам, то есть проклятущим семейным ценностям. В «Объединенной зоне безопасности» такое выяснение - лишь надежный способ поддержания интереса, вытекающий из классического «Расемона». Сам фильм говорит про другое, много более общее и серьезное. Про уровень человеческой личности не как функции семейных ценностей или ценностей патриотических, экономических, бог знает каких. Нет, только про личность как таковую: кто слабей, кто сильней, в чем это выражается и как с этим разбираться. Сделанный не хуже Голливуда, фильм напоминает не-голливудских американцев: Амброза Бирса, Фолкнера. Нас бы он тоже напоминал, поскольку, как и Америка, мы имели гражданскую войну. К сожалению, Юрий Трифонов или Всеволод Иванов писали о ней все же не абсолютно честно, поскольку в нашей войне «не те» победили на слишком долгий срок. Но факт остается фактом: в гражданских войнах уровень личности проверяется в первую очередь, и главной прелестью фильма является то, что героем, в которого просто нельзя не влюбиться, оказывается тот, кто меньше всего для этого подходит. Северокорейский немолодой сержант, верный сын партии, доказавший ей свою преданность во многих горячих точках планеты и выучивший наизусть все красные книжечки Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Бог знает, откуда, но этот вроде бы конченый человек в курсе того, как вести себя по-мужски в самой гребаной, без мата не обойдешься, в самой необъяснимой, бредовой ситуации. Как правильно реагировать, когда не просто «работа-дом», «квартира-машина-дача» и «в Багдаде все спокойно», а когда вот красные книжечки, больше трех не собираться, и шаг в сторону считается побегом, а карается расстрелом. Короче, роль классная, но и актер Сон Кан Хо - тоже новый Тосиро Мифунэ. На порядок переиграл актера Ли Бон Хеона, выступившего в роли южнокорейского сержанта, вроде свободного и молодого. Фильм романтичен, поскольку уровень личности во время гражданской войны действительно проверяет такой вещью, как настоящая мужская дружба. Но романтизм из него не прет и не оказывается наивностью. Руки не пожимают, все очень конкретно, душевно и тысячью мелочей привязано к реальности. Несколько тонкостей высшего класса - как все началось ночью на минном поле, как праздновали день рождения и почему Сон Кан Хо был прав, когда во время очной ставки вдруг начал орать про верность партии и правительству. Съемки красивые, экзотичные, много травы и дождя, много трупов из морга и подробностей проникновения пуль, и декорация поселка Панмунджом построена на сумасшедшую для корейского кино тысячу тысяч долларов. Но тысяча мелочей сведена воедино, поэтому неважно, что все в фильме происходит с какими-то корейцами, в армии, без семьи. Разве только корейцев касается разница между хорошим человеком в поганом обществе и не очень хорошим человеком в точно таком же обществе? Разве лишь пограничники в курсе, что начальники и политики, сотрудники и семья, и все остальные на свете, кто вечно боится, как бы чего не вышло, в результате вообще никогда ничего не решают? Разве все время что-то решать приходится только в кино? (К. Тарханова, Фильм.ру)

Признаться, я не очень люблю военные фильмы... зато обожаю антивоенные. Если задуматься, граница между этими двумя субжанрами весьма зыбкая, а иногда она и вовсе исчезает. Здесь как с дегустацией кока-колы и пепси-колы - разницу можно уловить лишь в послевкусии... Так вот, антивоенщина - она всегда горчит. В ней попросту нет того количества патриотического сахара, которым всегда подслащены военные агитки. Я набрел на этот корейский фильм чисто случайно, увидев его в списке от Квентина Тарантино «20 лучших фильмов за последние двадцать лет». Помнится, меня привлекло название. А узнав, что «Зону» поставил талантливый режиссер Пак Чхан Ук, автор великолепного «Олдбоя», я уже не сомневался - буду смотреть. Ну вот и посмотрел. И смею заявить, что это один из лучших антивоенных фильмов на моей памяти. Было очень горько... Револьверная композиция. Для начала хочется остановиться на внешних признаках фильма, а в частности - на композиции. В «Объединенной зоне безопасности» используется мой самый-самый любимый тип построения сюжета - тот, который Веллер назвал «револьверной композицией». Это когда одна и та же история излагается с точки зрения разных персонажей, которые могут дополнять общую картину, а могут и противоречить друг другу... Мы видели «Яму», «11:14», «Точку обстрела» и множество других фильмов, снятых в том же стиле. Классикой жанра тут считается великолепный рассказ «В чаще» Акутагавы, который позже был экранизирован Акирой Куросавой под названием «Расемон» - получился по-настоящему культовый шедевр мирового кино. В общем, револьверная композиция, как можно догадаться, не столь оригинальный прием (как-никак еще в Библии использовался, где евангелия немного расходятся друг с другом - упс!), однако лично мне он нравится. Вот и в «Объединенной зоне безопасности» сюжет строится аналогичным образом: в ходе загадочного пограничного конфликта гибнут два северокорейских солдата, еще один получает пулю в плечо, а сержанта из Южной Кореи находят с простреленной ногой в демилитаризованной зоне. Показания обоих - южанина и северянина - полностью противоречат друг другу. Более того - они противоречат и объективным фактам, которые рисуют девушке-следователю третью версию произошедшего... Сразу скажу - более всего «ОЗБ» напоминает американские военные детективы, вроде «Базы «Клейтон» или «Генеральской дочери», при этом превосходя последних на голову, а то и на две. Безусловно, «Зона» будет попроще в плане сюжета... зато она глубже, пронзительнее и умнее. Вместо голых сюжетных наворотов «Базы «Клейтон» (зачастую нелогичных) «Объединенная зона безопасности» содержит в себе мощнейший антивоенный посыл и подлинную художественность. Это еще один верный кандидат на вхождение в список «100 лучших фильмов» - новый школьный предмет. И если бы этот список составлял я, «Зона» присутствовала бы там в обязательном порядке. JSA. «Объединенная зона безопасности» очень хороша - такие фильмы обычно не хочется разбивать на куски, оценивая их составляющие в отдельности. Сложно выделять актерскую игру, музыку, визуальный стиль, сюжет...Кино очень цельное. Но о чем же повествует «ОЗБ»? Как же сложно рассказать об этом не вдаваясь в спойлеры... Если кратко - это кино про дружбу... между врагами. Оно про абсолютную абсурдность войны, пусть даже и холодной. О том, что «низы» всегда могут договориться, а вот «верхи» нет. И, в отличие от недавней «Жизни Пи», вложенный в «ОЗБ» смысл мне по душе, он полностью укладывается в мои гуманистические идеалы. Даже не ожидал такого от Пак Чхан Ука - обычно его фильмы несколько о другом. Однако кроме великолепной идейной, здесь также наличествует мощная драматическая составляющая - ингредиент, начисто отсутствующий в свеженькой «Цели номер один» от Кэтрин Бигелоу. Драма здесь и правда мощная, а страсти кипят почти театральные. Что и говорить - кино сильное. По всем фронтам - сильное. Его сложно назвать каким-то запредельным шедевром, или навесить на него прочие громкие ярлыки, однако посоветовать его хочется всем и каждому. Потому что действительно интересно, многогранно, задумчиво. Антивоенная идея звучит столь же ярко и отчетливо, как и в «Джонни взял ружье» Далтона Трамбо или в «Цельнометаллической оболочке» Стэнли Кубрика. Кстати, в отличие от почти неизвестного фильма Трамбо, «Объединенная зона безопасности» снискала свою долю славы. Сразу после премьеры это кино стало абсолютным кассовым хитом в Южной Корее, а позднее DVD с фильмом был подарен товарищу Ким Чен Иру, видимо с намеком. Что и говорить, Пак Чхан Ук - молодец. Жду «Стокер» и отправляюсь досматривать те его фильмы, с которыми пока незнаком. Ну а всем, кто не видел «Объединенную зону безопасности» - горячо рекомендую найти и увидеть. Сильнейший антивоенный фильм. А кроме того он действительно пронзительный, эмоциональный и трогательный. Мир всем. (Мейн Хаус, «Кинотом»)

В 1953-м году после завершения войны по 38-й параллели произошло разделение Кореи на Южную и Северную. В результате образовалась демаркационная зона шириной 2 километра, внутри которой была сделана специальная 800-метровая полоса для ведения переговоров. После падения берлинской стены эта внутрикорейская граница остается единственным подобного рода политическим атавизмом в мире. В последние годы кино Южной Кореи все более охотно берется за эту тему. Так сразу вслед за национальным хитом «Шири» появилась «Объединенная зона безопасности». В жанровом отношении это довольно необычное соединение азиатского боевика (с характерным для него сумасшедшим монтажом) и чистой воды арт-хауса, который будет все время заставлять вас блуждать в разных временах. Фильм предлагает две взаимосвязанные истории. Одну - о том, как подружились пограничники двух государств: не ставя в известность начальников, стали встречаться под покровом ночи, весело проводя время в застольных беседах. Вторую - о расследовании специальной международной комиссии, которая должна выяснить обстоятельства гибели двух северокорейских солдат, расстрелянных южанами. Трое оставшихся в живых участников этого инцидента отказываются комментировать случившееся, ибо слишком шокирующей кое-кому на верху может показаться правда о простой человеческой дружбе. Фильм демонстрирует, насколько великая вещь - национальная идея. Так же как западные немцы мечтали когда-то воссоединиться с восточными, ничуть не меньше чем те с ними, так и южные корейцы спят и видят своих собратьев с тоталитарного севера. Прогрессивный сюжет в политическом смысле опередил свое время: южные корейцы, для которых любые контакты с северянами все эти годы были запрещены, валом повалили на фильм, поскольку мало кто из них мог видеть в жизни, как на самом деле живется людям на Севере. (Малов-кино)

И все-таки, как ни парадоксально, в фильмах Пака, то тут то там выглядывают ростки буддизма. Герои его лент прокручивая колесо сансары, несут в себе частички этого мироощущения, следуя четырем благородным истинам, а Пак, лишь легким кивком камеры отмечает ключевые места своего повествования. Первая Истина - Истина о страдании... С этим фильмом я встретилась довольно давно, но все никак он мне не давался, не могла себя заставить сесть и посмотреть, хотя, признаюсь, Пак Чхан Ук мой самый любимый режиссер. Было страшно даже начинать просмотр, тема для меня тяжелая, а зная особенности данного режиссера, просто непереносимая. В ленте задействованы любимые Паковские актеры и Ли Бен Хон, и Син Ха Гюн, и Кан Сонг, и конечно же Ли Энг Е. Кстати, эти актеры сейчас составляют практически элиту корейского кинематографа, продолжая сниматься у Пака, да и не только у него. Вторая Истина - Истина о происхождении и причинах страдания... К сожалению в фильме мало музыки, почти отсутствуют фирменные паковские скрипки и виолончели, прорастая только к финалу, делая его еще более пронзительным. И оператор другой, хотя тоже много крупных планов, камера, все время вращаясь, словно пытается найти в лицах героев ответ на вопрос: Почему и зачем они здесь. И образы героев от этого только ярче, режиссер поднимает довольно щекотливую тему - современного человека делающего, но не понимающего зачем. Потерянного героя с автоматом в одной руке и куском печенья в другой, эдакая жующая биомасса послушно выполняющая команды. Третья Истина - Истина о подлинном прекращении страдания... И вдруг эти марионетки-солдатики начинают думать, и поступать по своему. Что то в этих настроениях есть русское, я даже объяснить не могу, но это тонкое ощущение жизни, любви к ближнему, товарищества. Люди с вытравленной патриотизмом душой, вдруг снова становятся детьми, не различающими территорий, а принимающими мир, и людей в нем со всеми их недостатками и горестями. А Пак Чхан Ук с горькой, ироничной усмешкой добавляет нам света, чтобы получше разглядеть эти вновь возродившиеся души. Ни в одном фильме меня так не радовала постановка света, чуть заметная перемена цвета в кадре, тяжелые тени на лицах героев. Игра с цветом и светом в сцене с миной в поле, вообще достойна Канн или Оскара. Четвертая Истина - Истина о путях к прекращению страдания... К сожалению почти театральная лента прославленного корейского режиссера не оставляет героям ни одного шанса на нормальную жизнь. Условности берут верх над персонажами, практически осязаемый ужас я ощутила в финале. Возможно, они выбирают единственно верный выход из ситуации - смерть, впервые узнав в друг друге людей, невозможно снова увидеть в них врагов. Сила фильмов Пака в сочетании трогательных человеческих отношений и непримиримой жестокости к себе. В его глазах мы лишь дети в уродливых масках, страшащиеся снять их и узнать друг друга. (Шибальба)

Была себе единая и неделимая Корея, занимала небольшой полуостров на Юго-востоке Азии, а потом пришли советские и американские военные и показали, что так не бывает, что и один народ можно заставить жить в войне, ненавидя других, таких же, но разделенных чертой на политической карте мира. Картина культового режиссера (автора «Олдбоя») Чхан-ук Пака - «Объединенная зона безопасности» - как раз об этой черте, о нравах пограничников, об убеждениях одинаковых солдат разделенных полоской на земле и дизайном формы, об истории дружбы, которой никакой политический режим не помеха. Ну и о трагедии. За последние полвека на территории корейского полуострова было много трагедий. Люди из-за разделения полуострова на два государства на годы потеряли связь друг с другом, корейская война унесла жизни миллионов человек, а жители либеральной Южной Кореи живут как на пороховой бочке, находясь в неопределенности, куда же нанесет свой первый военный удар, отмороженный руководитель КНДР. Изоляция КНДР от внешнего мира вряд ли помогает развитию страны, коммунистические идеологи, вероятно, не осознают, для чего дана им власть, не говоря уже об их солдатах с промытыми мозгами о зле запада в лице США, правящая марионетками из южной части полуострова. Картина развивается в похожем духе. Герои фильма - отсталые северные, приходящие в восторг от шоколадного печенья, и готовые на все ради своей Трудовой Партии, и лично товарища Ким Чен Ира; и молодые южнокорейские солдаты, верящие, что объединение Кореи возможно, и что нужно начать с малого. На экране соединяется юношеский романтизм и человеческое любопытство. Южнокорейские пограничники, тайком приходя, в гости к северным соседям, находят в них друзей, и эти четыре пограничника и служили бы так дружно, если бы не официальные идеологии государств, приводящие к ужасным последствиям. «Особая зона безопасности» - предстает перед зрителем, как детективная история, расследующая эту драму. Швейцарский военный следователь (этническая кореянка) в исполнении известной по «Сочувствию госпоже Месть» Энг-е Ли проникается историей, она становится для нее личной и действующие лица этой запрещенной дружбы не просто именами в папке с номером дела, а настоящими людьми. Для зрителя эта история становится почти такой же. Сложно, конечно, представить, что же тут необычного, ну сидят четыре мужика выпивают, общаются, но нужно учесть про то какие же они разные, несмотря на одну национальность. Они воспитаны в совершенно разных условиях, и оказаться одинаковыми для них стоит очень многого. Еще дороже это руководителям корейских государств. Чхан-ук Пак попытался показать, какие корейцы все же одинаковые, и что они смогли бы жить в мире и покое, если бы власти предоставили им такой шанс. Режиссер демонстрирует способность людей простить, даже за кровавую битву, глядишь и полувековую вражду можно забыть. Просто для этого нужно начать с объединения, хотя бы с ликвидации демаркационной линии, от которой одни лишь беды. (VasekVVV)

comments powered by Disqus