на главную

СТРАНА ОЗ (2015)
СТРАНА ОЗ

СТРАНА ОЗ (2015)
#30379

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Трагикомедия
Продолжит.: 100 мин.
Производство: Россия
Режиссер: Василий Сигарев
Продюсер: Софико Кикнавелидзе, Дмитрий Улюкаев
Сценарий: Василий Сигарев, Андрей Ильенков
Оператор: Дмитрий Улюкаев
Студия: Белое Зеркало

ПРИМЕЧАНИЯбез цензуры, присутствует ненормативная лексика.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Яна Троянова ... Ленка Шабадинова
Гоша Куценко ... Роман
Вест хайленд уайт терьер Боня ... Дюдя
Андрей Ильенков ... Андрей
Александр Баширов ... Дюк
Евгений Цыганов ... Водитель под бутиратом
Владимир Симонов ... Бард
Светлана Камынина ... Жена барда
Инна Чурикова ... Мать диванных воинов
Олег Тополянский ... Диванный воин #1
Илья Талочкин ... Диванный воин #2
Евгений Смирнов ... Диванный воин #3
Юлия Снигирь ... Фифа
Александр Мосин ... Муж Фифы
Алиса Хазанова ... Снегурочка #1
Дарья Екамасова ... Снегурочка #2
Дмитрий Куличков ... Начальник ОВД
Ирина Белова ... Ирка
Бабек Акперов ... Грек
Зинаида Бондаревская ... Любка
Юлия Незлученко ... Дед Мороз
Павел Вьюхин ... Мальчик у киоска
Светлана Евдокимова ... Светлана Евдокимова
Алексей Евдокимов ... Алексей Евдокимов
Дарья Скопинова ... Продавщица фейрверков
Марина Гапченко ... Теща барда
Ксения Гладких ... Маруська
Леонид Рыбников ... Батюшка
Александр Волхонский ... Михаил Павлович
Элла Прийменко ... Ольга Михайловна
Максим Удинцев ... Гимназист
Надежда Чайкина ... Дришка
Константин Шавкунов ... Бибиков
Ирина Шавкунова ... Бибикова
Ирма Арендт ... Продавщица хот-догов
Андрей Монахов ... Свидетель из Фрязино
Виталий Зобнин ... Мальчик с телефоном
Тимур Гайдаров ... Полицейский #1
Василий Беляев ... Полицейский #2
Самвел Сукиасян ... Стрелок из Мерседеса
Елена Николаенко ... Санитарка
Евгений Ройзман ... Евгений Ройзман, мэр

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3149 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x688 AVC (MKV) 4026 kbps 24 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «СТРАНА ОЗ» (2015)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Новый год в России - стихия неуправляемая и беспощадная. Именно в это волшебное время непостижимый колорит русской души проявляет себя во всей красе. Пока жители Екатеринбурга готовятся к главному национальному празднику и шинкуют оливье, Ленка Шабадинова спешит до боя курантов принять смену в киоске на улице Торфорезов. Но она даже не подозревает, что новогодняя ночь приготовила для нее свой безумный сценарий.

Черная новогодняя комедия Василия Сигарева, получившая прозвище анти-«елки» и разделившая первых зрителей практически пополам, рассказывает о новогодних блужданиях Лены Шабатдиновой (Яна Троянова) по Екатеринбургу, куда она приехала из Малых Ляль на работу в ларек, что на улице Торфорезов. По пути ей встречаются все фрики города, начиная с обдолбанного водителя (Евгений Цыганов) и вежливого мэра (Евгений Ройзман) до проституток-снегурочек (Дарья Екамасова и Алиса Хазанова). А внутри малогабаритного магазина, до которого девушка никак не может добраться, продавец (Андрей Ильенков) ведет разговоры о сексуальности и извращениях со знакомым экс-зэком (Александр Баширов). Заторможенная, неулыбчивая героиня оказывается не только идеальным проводником по миру новогоднего угара и российских мороков, но и лучшей альтернативой глянцевым характерам из пресловутых «елок». Впрочем, комедией «Страну ОЗ» можно назвать с определенной долей сомнения - это по-прежнему фирменные сигаревские наблюдения о жизни, связанные в мрачный узел сюжетов. (Алексей Филиппов, Екатерина Визгалова)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОРКФ «КИНОТАВР», 2015
Победитель: Приз им. Григория Горина за лучший сценарий (Василий Сигарев, Андрей Ильенков), Приз Гильдии киноведов и кинокритиков (Василий Сигарев).
Номинация: Главный приз (Василий Сигарев).
МИНСКИЙ МКФ «ЛIСТАПАД», 2015
Победитель: Диплом «За высокую художественность звукового решения».
КИНОПРЕМИЯ «НИКА», 2016
Победитель: Лучшая женская роль второго плана (Инна Чурикова).
Номинации: Лучший фильм (Василий Сигарев, Софико Кикнавелидзе, Дмитрий Улюкаев, «Белое Зеркало»), Лучший режиссер (Василий Сигарев), Лучшая женская роль (Яна Троянова), Лучшая мужская роль второго плана (Александр Баширов), Лучшая мужская роль второго плана (Владимир Симонов), Лучший звук (Владимир Головницкий).
ГИЛЬДИЯ КИНОВЕДОВ И КИНОКРИТИКОВ РФ, 2016
Победитель: Премия «Белый слон» за лучшую женскую роль (Яна Троянова), Премия «Белый слон» за лучшую женскую роль второго плана (Инна Чурикова).
Номинации: Премия «Белый слон» за лучший фильм (Василий Сигарев, Софико Кикнавелидзе, Дмитрий Улюкаев), Премия «Белый слон» за лучший сценарий (Василий Сигарев, Андрей Ильенков), Премия «Белый слон» за лучшую мужскую роль второго плана (Александр Баширов).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Василий Сигарев - об идее фильма: "На прошлый День рождения я загадал, чтобы пришло решение по сценарию. Тогда как раз был большой затык. Я не понимал, что делаю и зачем это. И прямо за столом пришло озарение, что все должно происходить в Новый год, и история сразу обрела нужный смысл. А такими вещами как озарение нельзя пренебрегать. Даже если зарекался больше не снимать зимние картины (давал такой зарок при всей группе на фильме «Жить»). А вообще Новый год это и национальный праздник, и национальное бедствие. Как раз самая подходящая фактура для такого рода фильмов. «Правильных» фильмов про Новый год у нас нет, всегда Новый год - это двигатель сюжета, а не исследование. Пожалуй, только «Старый Новый год» могу назвать, но он о другом".
Сценарий частично основан на рассказах Андрея Ильенкова, а частично - на реальных событиях из жизни режиссера и его друзей. В частности, эпизод с запуском салюта на голове - история, произошедшая с Василием Сигаревым. А ситуация, когда грек выбрасывает Ирку с балкона, взята из личного опыта Ирины Беловой.
Василий Сигарев о фильме (03.2014) - https://youtu.be/8TeJs_xYA9w.
Рабочее название - «Занимательная этология».
На роль Романа соглашались Константин Хабенский и Федор Бондарчук. Гоша Куценко пришел в фильм, когда съемки уже были в полном разгаре.
Изначально роль барда должен был исполнять Сергей Маковецкий.
Съемки картины проходили в Екатеринбурге в разгар новогодних праздников.
Съемочный период: января - март 2014.
Вест хайленд уайт терьер Боня, которая снималась в фильме, была выдана «другом» хозяина, приведшим ее на кастинг, как беспризорную, и Яна Троянова «удочерила» ее. Когда же в конце съемок нашелся хозяин, съемочная группа подарила зареванной актрисе щенка той же породы (https://en.wikipedia.org/wiki/West_Highland_White_Terrier).
Василий Сигарев: "Собачку Боню, что играла Дюдю, мне на кастинг привел раболепный помощник Софико. С его слов она была брошена уехавшими за границу хозяевами и скиталась по друзьям этих самых хозяев. Боню я утвердил почти сразу, и она поехала с нами в Екатеринбург. Через неделю раболепный помощник нас предательски покинул, не выдержав суровой уральской зимы. Тут же встал вопрос о проживании Бони, и Троянова решила, что она будет жить с нами. Так началась история одной любви... Съемки подходили к концу, у нас оставалось три смены в Москве. И тут случилось «страшное»... объявился хозяин Бони. Как оказалось, раболепный помощник, желая угодить режиссеру, просто выкрал собаку у хозяев (его друзей, между прочим), и те даже не знали, что она три месяца снимается в Екатеринбурге. Вот такая болливудская коллизия. После была болливудская сцена встречи Бони с хозяином, болливудская сцена прощания Трояновой с Боней, болливудская сцена в хромакейном павильоне «Мосфильма», куда мы со вторым режиссером Герой тайно притащили щенка той же породы, что и Боня. Кстати, Троянова в момент дарения щенка была в индийском сари. Так началась история одной любви... К чему это я? К тому, что ничего нельзя делать без любви. Даже управлять Страной ОЗ".
В одном эпизоде в роли самого себя снялся знаменитый мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. В марте 2014 Ройзман вместе с другими подписал обращение в защиту музыканта Андрея Макаревича, выступившего с критикой политики российских властей на Украине.
Через день после того, как был построен киоск (в качестве декорации) в одном из дворов Екатеринбурга, к нему потянулись первые «покупатели». Иногда приходилось останавливать съемку, чтобы объяснить им, что пиво бутафорское.
Сцена с запуском фейерверка создана с минимальным использованием компьютерной графики; съемочной группе пришлось получить разрешение у жильцов близлежащего дома.
Актриса Яна Троянова работала без дублера и во время съемок одной из сцен получила сотрясение мозга.
Яна Троянова о фильме (03.2014) - https://youtu.be/ZSqTSEtGpX4.
Сцена поездки Ленки в автомобиле с персонажем Евгения Цыганова снята одним кадром. Для трюка была изготовлена «спецмашина». Исполнитель трюка - Мартин Иванов, двукратный обладатель премии Мировой академии каскадеров «Таурус» в категории «Лучшая работа с транспортным средством» (в 2005 за фильм «Превосходство Борна», в 2008 за «Ультиматум Борна»). «Спецмашина» (видео) - https://youtu.be/ln3Tnu00d6Y.
На сцену с горящим киоском было израсходовано 200 литров солярки. Тушили его три пожарных расчета в течение часа.
Заглавный саундрек «Страна ОЗ» - музыка из песни Гоши Куценко «Светлый дым» (https://youtu.be/IeghX272QoM).
Софико Кикнавелидзе, продюсер фильма: "Я очень хотела поработать с Сигаревым, это была мечта. Мы познакомились прошедшим летом на Кинотавре. Я подошла и пригласила на премьеру нашей картины «Разносчик». Мне рассказали, что у Васи готов сценарий, я очень удивилась, узнав, что это комедия. Прочитала. Убедила Васю делать его именно с нами. Почему? Потому что у этого автора есть что сказать, есть своя позиция, есть любопытство к этой жизни, он очень хорошо знает и любит героев, о которых снимает кино".
Кадры фильма - http://regnum.ru/pictures/2026398/1.html.
Бюджет: $1,500,000.
Цитаты: - А чего ты тут не прижилась-то? - Я жить не умею; - Тантрическим сексом могут заниматься до семи часов. - До семи утра?
Премьера: 10 июня 2015 (КФ Кинотавр, Сочи); прокат: 3 декабря 2015 (РФ).
Слоганы: «Новый год никогда не будет прежним!»; «Скоро Новый год! Пора выбрасывать елки!».
В народе фильм получил альтернативное название «Страна ноль три».
Официальные сайты и стр. фильма: http://stranaozfilm.ru/; https://facebook.com/strana03; https://instagram.com/strana_03/; http://vk.com/strana__03.
Фильме на Allmovie - http://allmovie.com/movie/v643114.
«Страна ОЗ» вошла в список «20 лучших картин 2015 года» по версии редакции Кино-Театр.ру.
В список «Памятное - важнейшее - любимейшее кино 2015 года» («Искусство кино») «Страну ОЗ» включили: Зара Абдуллаева, критик, обозреватель журнала «Искусство кино»; Андрей Василенко, критик, куратор программ МКФ «Меридианы Тихого»; Евгений Майзель, шеф-редактор Kinoart.ru; Андрей Плахов, обозреватель газеты «Коммерсантъ»; Елена Стишова, критик, обозреватель; Стас Тыркин, кинокритик, куратор кинопрограммы «Гоголь-центра», программный директор Национального фестиваля дебютов «Движение»; Петр Шепотинник, кинокритик, кинорежиссер, отборщик Венецианского кинофестиваля. (Читать полностью - http://kinoart.ru/blogs/pamyatnoe-vazhnejshee-lyubimejshee-kino-2015-goda)
Василий Сигарев, представлявший на Роттердамском кинофестивале (2016) «Страну ОЗ», вышел на сцену в футболке с портретом Олега Сенцова и под аплодисменты призвал не забывать заключенного коллегу.
В прокатной версии «Страны ОЗ» все матерные слова «запиканы» в связи с законом, запрещающим употреблять их в кинофильмах. Сигарев готовился к этому загодя и с ужасом: еще на «Кинотавре» он закатил вечеринку по поводу прощания с нецензурной руганью. В финале праздника Яна Троянова и Гоша Куценко, все в белом, разрезали торт, на котором были выложены слова, похожие на «ерунда» и «конец». Тогда же Сигарев утверждал, что закон о запрете мата был принят по инициативе Станислава Говорухина, и именно после того, как тот рассорился с Яной Трояновой, «пославшей его по известному адресу».
Василий Сигарев (род. 11 января 1977, Верхняя Салда) - российский кинорежиссер, сценарист, продюсер, оператор, монтажер и драматург. Лауреат премий «Дебют», «Антибукер», «Эврика», «Новый стиль», «Evening Standard Awards». Учился в Нижнетагильском педагогическом институте, окончил Екатеринбургский государственный театральный институт по специальности «драматургия», семинар Николая Коляды (2003). Женат на актрисе Яне Трояновой. Есть дочь.
Официальный сайт В. Сигарева - http://vsigarev.ru/.
Интервью В. Сигарева (2012) - http://mnhttn.ru/news/sigarev/.
Василий Сигарев в журнале «Сеанс» - http://seance.ru/names/sigarev-vasiliy/.
Интервью В. Сигарева и Я. Трояновой: (03.12.2015) - http://ok-magazine.ru/stars/interview/31113-mne-ego-dali-chtoby-ya-mogla-realizovatsya-kak-aktrisa; (02.12.2015) - http://regnum.ru/news/cultura/2026398.html.
«Школа злословия»: Василий Сигарев и Яна Троянова (31.05.2010) - https://youtu.be/FjZnT09uKx0.
Андрей Ильенков (род. 14 сентября 1967, Челябинск) - прозаик, заведующий отделом прозы журнала «Урал». В 1998 окончил Уральский государственный университет (филологический факультет), позднее - аспирантуру, в 2002 защитил кандидатскую диссертацию по творчеству Блока. С 2000 на редакторской работе в журнале «Урал». Стихи и проза публиковались в журналах «Дружба народов», «Наш современник», «Уральская новь», «Уральский следопыт», «Красная бурда», «Урал» и др., в альманахах «Екатеринбургская формальная поэзия», «Год дракона», «Рука на плече», «Тагильская находка» (Екатеринбург), «Вавилон» (Москва), в антологиях «Современная уральская поэзия (1997-2003)», «Антология поэзии народов России» и др. Член Союза писателей России. Живет в Екатеринбурге. Подробнее на сайте журнала «Урал» - http://uraljournal.ru/editorium-ilenkov-andrei.
Официальный сайт Андрея Ильенкова - http://footurist.ru/.
А. Ильенков в «Журнальном зале» - http://magazines.russ.ru/authors/i/ilenkov/.
Яна Троянова (род. 12 февраля 1973, Свердловск) - российская актриса театра и кино. Прежде чем поступить в Екатеринбургский театральный институт в мастерскую В. Анисимова, Яна училась на философском факультете Уральского государственного университета. Замужем за драматургом и кинорежиссером Василием Сигаревым, сын Николай (род. 1990) от первого брака. В 2009 году на Кинотавре получила приз за лучшую женскую роль в фильме Сигарева «Волчок». Помимо этого была номинирована на премии «Белый слон» и «Asia Pacific Screen Awards». В 2014 состоялся режиссерский дебют Яны Трояновой. На кинофестивале «Кинотавр» в конкурсе «Короткий метр» участвовал ее фильм «Рядом». Яна Троянова: "Мой папа - Витя, а я по отчеству Александровна. В свидетельстве о рождении в графе «отец» мать записала: «Александр Сергеевич» (в честь Пушкина). Она у меня такая хохмачка! Фамилия Троянова тоже плод ее творчества. По дедушке мы Мокрицкие, известного польского рода".
Официальный сайт Я. Трояновой - http://yana-troyanova.ru/.
Интервью с Яной Трояновой: (14.11.2014) - http://trud.ru/article/14-11-2014/1319473_jana_trojanova_ljublju_poskandalit_i_u_menja_eto_poluchaetsja.html/; (13.06.2012) - http://seance.ru/blog/troyanova-interview/; (07.06.2012) - http://thr.ru/cinema/ekskluziv-intervu-s-anoj-troanovoj-a-ne-ocen-lublu-rabotat-u-sigareva/; (07.10.2009) - http://sobaka.ru/city/portrety/4345.

ИНТЕРВЬЮ ВАСИЛИЯ СИГАРЕВА
«Известия», 20.10.2015. - Почему вдруг решили снять новогоднюю комедию? Не совсем ваш жанр... - Изначально я захотел снять комедию по рассказам актера Андрея Ильенкова. Новогодней она стала уже в процессе. Когда сценарий был готов примерно наполовину, я понял, что такой концентрации событий в обычное время быть не может. А в праздники любое безумие выглядит естественным. - Насколько получилось передать дух нашего народного праздника? - Если встречать Новый год не только за своим столом, но и выходить на улицу, то увидишь примерно то же, что показано в нашем фильме. Люди устают отмечать, и к десятому дню праздник перерастает в стихийное бедствие. Нельзя людей так надолго оставлять без дела - они сразу начинают вытворять все, что в голову взбредет. И потом, как раз в эти дни ярче всего проявляется человеческое одиночество. Ведь очень много людей, которым не с кем встречать праздник. Вокруг веселье, а им грустно. Я сам многих знаю, кто в новогоднюю ночь сидит у телевизора в одиночестве или спать ложится. - У вас это в основном почему-то мужчины... - Наверное, потому, что почти все герои, кроме главной героини Ленки, - это частично я сам. И потом, это как у Гоголя в «Мертвых душах», - галерея образов. Даже все события я старался брать из реальной жизни. Например, сцена, где герой Куценко ставит на голову коробку с фейерверком, - я сам так делал. И результат был точно такой же, как в картине. Не знаю даже, что мне тогда взбрело в голову, и зачем я это сделал. Такой случился искренний порыв. - Герои действительно ведут себя очень искренне, но почти все не лучшим образом. - Просто мужчины больше способны на разные гадости. Женщина для меня - всегда центр Вселенной, вокруг нее все вращается. Как раз как вокруг Ленки - она сама никаких номеров не выкидывает, а просто принимает все события, какие с ней случаются, такими, какие они есть. И людей тоже. При этом она инфантильна и не знает, как реагировать на мир вокруг. В этом она типична - мы же очень инфантильная нация. Но именно эта детскость и делает Ленку чистой, ведь взрослые люди часто по-нехорошему расчетливы, а она живет сердцем. Как и многие у нас в стране: ничего не имеют из материальных благ, зато душу сохранили. - Вам самому-то смешно было смотреть? - Я смеялся вместе со зрителями в зале. Мне очень нравится смотреть кино именно со зрителями, когда сразу видишь реакцию. И всегда радостно, когда смеются даже над теми шутками, про которые ты не думал, что они сработают. Комедию обязательно надо смотреть с компанией. Я считаю, что те, кто не ходит в кинотеатры, сами себя обкрадывают. - Не боитесь возмущения зрителей, которые во многих героях узнают себя? - Поэтому я и решил делать фильм с участием звезд - это придает действию некоторую отстраненность от реальности. Зритель же очень боится смотреть кино про себя, если ты не показываешь его героем. Кому же хочется выглядеть нелепо? Но русская комедия всегда живет на грани с драмой. Те же «Мертвые души»: вроде смешно, но начинаешь понимать, что как-то мы не очень правильно живем. Но я лично стараюсь смотреть на все с юмором. Кстати, о зрительской реакции: мы снимали в Екатеринбурге, и в картине принимал участие мэр города Евгений Ройзман, который сыграл самого себя в эпизоде, где он хочет подвезти главную героиню, идущую вдоль трассы в лесу. После выхода трейлера одна из жительниц Екатеринбурга написала на нас заявление в прокуратуру за клевету, а еще ей не понравилось, что мэр пропагандирует частный извоз. Думаю, еще много веселого предстоит после выхода фильма в прокат. - Особенно если учитывать нецензурную лексику, хоть и «запиканную». Вы специально не стали менять реплики героев или уже не успевали? - Когда я снимал «Страну Оз», то до последнего надеялся, что этот закон не примут. Я отрицательно отношусь к запрету мата в кино. Считаю, что надо давать на афишах предупреждение, а зрители пусть сами выбирают, идти или нет. Можно даже делать две прокатные версии, но не запрещать. Но русский язык невосприимчив к цензуре - он просачивается даже через «пики». Причем до сих пор непонятно, какие слова надо «запикивать», полного перечня нет нигде. Думаю, этот закон все равно отменяет - а то скоро все будем «пиками» общаться. - Следующий фильм тоже будет комедией или к драме вернетесь? - Нет, теперь я хочу снять постапокалипсис про зомби. Фильмы про зомби - мой любимый жанр, который у нас в России практически не представлен. У нас все хорошие режиссеры снимают серьезные фильмы, а зомби-апокалипсисы всерьез не воспринимают. Но для меня лично это очень серьезная тема, фактически социальное кино о том, как ломается мир, и люди начинают уничтожать себе подобных. Просто, что у нас, что на Западе крайне мало хороших картин на эту тему. Причем я хочу снять и полнометражный фильм, и восьмисерийный телесериал по двум оригинальным сценариям. - Неожиданно. - Да, я давно хотел такой фильм снять, просто раньше был не готов - на такой проект нужен серьезный бюджет, чтобы смотрелось качественно, а не как у нас любят: купили зубы в сувенирном магазине, лица грязью намазали - и готово. Тут все должно быть очень профессиональным. Причем у нас есть уже прекрасные специалисты, с которыми можно делать такой масштабный проект, - и гримеры, и каскадеры, которых в Голливуд возят. А надо давать им работу тут, в России, и снимать свое качественное кино. Про меня уже думают, что это после «Волчка» и «Жить» я вдруг за комедию взялся - мол, несерьезно. Никто не верит, что фильм смешной. Но я не переживаю, потому что мне хочется удивлять прежде всего самого себя. А не сидеть на 300-серийном сериале, где поставил две камеры и снимай, как актеры тарабанят текст. И снимать подряд сплошные драмы мне тоже не интересно. Должно же быть разнообразие в профессии. (Анастасия Рогова)

«Синемафия», 26.11.2015. Я приехала к нему в сентябре на мастер-класс в рамках 25-го фестиваля «Послание к человеку». Манера общаться со зрителем у Сигарева идет в полном резонансе с его хищным и недобрым взглядом. Он много шутит и очень располагает к себе аудиторию. Мне кажется, или ваши фильмы все про любовь? - Мне тоже так кажется. Это, наверное, главная тема вообще жизни. Насколько тонкий переход в ваших фильмах от трагедии к комедии, и почему вдруг такая смена жанров? Раньше веселого в ваших фильмах не наблюдалось. - Почему же, всегда было место юмору. Просто, когда совсем жесть идет, зрителю не до юмора. У меня есть несколько комедийных пьес, таких прям совсем-совсем поржать. К тому же чувство юмора у всех разное, вот в «Стране ОЗ» для каждого найдется: от шуток про каки до вполне философского глума. С чем приехали к нам в город? Что хотите рассказать молодежи? - Это и экспериментальный «#крымнаш» на фестивале «Послание к человеку», и - презентация на кинорынке «Страны ОЗ». С молодежью встреча получилась спонтанно. Рассказывать пришлось больше о том, как начать снимать кино. Каким вы видите молодое поколение? Есть надежда? - Разным. Есть очень умные, талантливые, а есть типа «хипстеров», которые в кино приходят ради тусовки, моды. Обычно такие сбегают через неделю. И благодаря этому естественному отбору - надежда есть. Вы у нас не частый гость в городе? - За последние полтора года в Питере я был чаще, чем в родном Екатеринбурге. Тут есть театр Миронова, где меня периодически ставят. Где вы сейчас живете со своей семьей? - В Москве. Что вы сами ждете от питерского зрителя? - Понимание как раз философского глума. Очень радует, когда зритель в этих местах смеется. Это не часто происходит. Когда я смотрела первый раз ваш фильм, у меня промелькнула мысль - вот, последователь Балабанова. - Думаю, потому что это Урал в крови, металл под ногами, зэки в генах, крепкие напитки в бокалах. Нас много читает молодых людей, в том числе из профильных ВУЗов. Какое-то самое главное качество есть, которое должно быть у режиссера? - Терпение. Фильм в среднем год-два делается. Иногда и три-десять. Если есть желание тратить лучшие годы жизни на возможно не лучший фильм - велкам. На чем построены ваши фильмы? Только на личных переживаниях? Этот нерв и надрыв, если пройдет - каким тогда станет ваше кино? - Я, по-моему, все нервнее с каждым годом становлюсь. А переживания как раз и копятся. Что вы не прощаете людям? - Все, наверное, прощаю, но - со временем. Может быть, никогда не стану общаться с людьми, кто тихо, за спиной плетет интриги. Но ведь они их плести не перестанут. А что думает о жизни человек Василий, а не режиссер? - Если думать о жизни, можно заболеть до палаты № 6. Думать нужно о чем-то конкретном. У «нечитающего» сценариста-режиссера какая любимая книга? - Просто скажу: почитайте «Повесть, которая сама себя описывает» моего соавтора по «Стране ОЗ» Андрея Ильенкова. Как появляются персонажи, если они не взяты из жизни? - Могут даже из чужого кино или еще откуда забрести. Я их честно не разделяю. Только потом смотришь и начинаешь себя угадывать или еще кого-то. Хотели бы вы снять блокбастер? - В России блокбастер голливудского уровня снять невозможно по массе причин: нет денег, специалистов, школы. Даже «Дозоры» не были блокбастерами. Зато у нас можно сделать что-то свое, где реальность и кино так правильно переплетаются, что и дают тот самый, нужный эффект. Буду пытаться сделать нечто подобное в ближайшем будущем. С какими актерами вы хотите постоянно работать? Кого бы мечтали снять? - Яна Троянова у меня постоянно, но это больше, чем работа режиссера и актера - она мне помогает не уставать. А вообще мне нравится какие-то неожиданные роли актерам придумывать, если у них уже амплуа сложилось. Можно было бы, например, Зюганова снять в роли зомби, поедающего Ленина в мавзолее. Хамончик, так сказать. Давайте поговорим о вашем новом кино: как и у кого родилась идея? - Я, когда заканчивал «Жить», понимал, что следующая будет комедия, потому что жанр жести закрыл этим фильмом. Для себя, по крайней мере. Только какая это будет комедия, не до конца понимал. Изначально предполагалось, что это будет фильм по рассказам Андрея Ильенкова, где все действие происходит в киоске, где мы снимаем год, ищем случаи из жизни. Но потом сценарий трансформировался, и мы имеем то, что имеем. Расскажите про своего продюсера на этом проекте. - Софико Кикнавелидзе сама напросилась в эту авантюру и вот уже два года разгребает: то говнозакон придумают против мата, то у нас музыку отберут, посмотрев сцену (так было с музыкой из игры World of tanks - креативные белорусы ссыканули), то мы что-то перемонтируем, то нам каких-то непонятных пиарщиков насоветуют. Но я верю - ей воздастся, у фильма будет судьба. Это ваш второй фильм, вышедший в прокат? - Третий. Но до этого прокат был номинальный, без вложения сил и энергий. Ну, и ограниченный. На какую аудиторию вы рассчитываете в этот раз - больше 70,000 человек? - Как поработаем последние два месяца, так и будет. Надеемся и верим, что зритель пойдет. Тем более, много прекрасных людей нам помогает, к мнению которых прислушиваются. Как уговорили сниматься Инну Чурикову? Она видела все ваши фильмы? - Инна Михайловна хотела, но побаивалась. Мы как психоаналитики сняли этот страх. Она, кстати, Глебу Панфилову не говорила, что поехала к нам сниматься. Сейчас сказала или нет, не знаю. Возможно, наказанная сидит, и год сниматься запрещено. Вы обильно использовали нецензурную лексику в фильме, при этом он выходит широким прокатом. К чему такие сложности? - Слова из песни не выкинешь. Такой язык, как у нас, то есть настоящий русский - он сам ломает любую цензуру. Ты его запикиваешь, запикиваешь - а он в мозгу, в душе, в подсознании звучит. Ну, и эти пики - они как замазанные портреты Путина с Медведевым в кабинете Гайзера: в такой стране живем. Последний вопрос позаимствуем у В. Познера, украсившего своей персоной фестиваль: «Если бы вы встретили Бога, что бы вы ему сказали»? - Простите. (Наталия Каленова)

«Независимая газета», 23.11.2015. - Прежде чем начать разговор о фильме, хочется сразу прояснить кое-что про название. Все-таки «Страна ОЗ» или «Страна ноль три»? - Вообще это не я придумал название - у меня была «Занимательная этология». И когда был вариант хронометражем два с половиной часа, это было актуально. А потом мы часик убрали, кино стало другим. Дулерайн посмотрел и сказал, что это «Страна Оз». А «ноль три» появилось, когда мы написали две большие буквы. К тому же выяснилось, что шрифт на титрах - тот же, которым написано название Института Склифософского, случайное совпадение. К тому же в Новый год «ноль три» особенно уместно - постоянно кому-то руки петардами отрывает. - Главный приз «Кинотавра», где была премьера «Страны ОЗ», достался фильму Анны Меликян, которая прямо заявляла, что делала зрительское, кассовое кино. Вы можете сказать также о своей картине? - Я надеюсь, что зрительское. Тут же не угадаешь - есть вроде такое кино, на которое все ходят, а потом плюются, ремейки эти все. У них касса-то хорошая. То есть зрителю не нравится, но он смотрит. Мы, конечно, не делали наше кино так, чтобы просто деньги заработать. У нас и рекламной кампании такой широкой нет, надеемся на «сарафанное радио». И еще надеемся, что не по одному разу будут смотреть. У меня самого первый раз такое, что я свой фильм смотрю. Четыре раза его уже показывали, и я всегда оставался в зале. Это кино одному смотреть неинтересно совсем. Ты смеешься в том числе и оттого, что смеются люди вокруг. - То, что Василий Сигарев снял комедию, казалось чем-то невероятным. - Люди просто не читали моих комедийных пьес. Они вполне успешно идут в театрах, собирают аншлаги. Даже вне зависимости от того, кто постановщик - просто очень смешной текст. Поэтому я от себя этого ожидал. Я когда заканчивал съемки фильма «Жить», я уже понимал, что надо снимать комедию. Что пришло время смеяться - сколько можно серьезно ко всему этому относиться? - Да, комедия в отечественном кино в последнее время чуть ли не самый популярный жанр. Это примета времени? Каково вообще значение жанрового кино для России? - Чистый жанр - в том числе комедия - не интересен совсем. Другое дело трагикомедия. Такие фильмы, как, например, «Осенний марафон» или «Мимино», которые на стыке жанров находятся, можно по сто раз пересматривать. А чистую комедию, например Гайдая я не могу смотреть. - Реакция на всех четырех показах была одинаковой? Той, которую вы ожидали? - Я после «Кинотавра» перемонтировал фильм, он сейчас еще лучше стал. Но вообще все зависит от публики. Есть какие-то шутки, которые нужно додумывать, и на большом зале они «проскакивают», зрители не реагируют. А был один показ, где над всем смеялись. Юмор в фильме очень разный, есть и ниже пояса шутки, и, наоборот, умные. - В случае со «Страной ОЗ» вы впервые работали над сценарием в соавторстве - вместе с писателем Андреем Ильенковым, который еще и сыграл одну из ролей. Как он появился в фильме, и как проходила совместная работа? - Началось с того, что я хотел сделать сценарий по его рассказам. А потом все как-то разрослось. Он писал линию с киоском, хотя потом я и туда залез. Он теперь никогда не будет в соавторстве ни с кем ничего писать, я думаю. И играть тоже - его недавно позвали в какой-то фильм в качестве актера, а он отказался. Я его измучил. Есть в фильме такой кадр, когда у него слеза течет. Это я долго-долго снимал этот дубль и не останавливал камеру, и он заплакал в какой-то момент. Я могу как садист иногда вести себя с актерами. Если я вижу, что это необходимо. - «Страна ОЗ» - первый ваш фильм, где снялись звезды: и Чурикова, и Гоша Куценко. Откуда вдруг эта идея? - Я сделал это, чтобы возникла степень отстраненности. Потому что у нас не очень любят про себя кино смотреть, если это не героический фильм и персонаж в нем не какой-то суперстар. А смеяться над собой у нас не очень любят. Мне вот, наоборот, очень нравится искать себя. - В ваших фильмах есть персонажи, похожие на вас. А в «Стране ОЗ»? - Здесь почти все на реальных событиях основано. И персонаж Гоши Куценко, у которого взрываются фейерверки, - такое со мной было. Он даже снимается в моей одежде, как и Владимир Симонов, который играет барда. Там все про меня. Но если Куценко - это романтическая часть меня, то бард - гадская. - А роль Яны Трояновой? - Она очень боялась сниматься, отказывалась, не понимала, как это делать. И в итоге она пить бросила. Я ей сказал: «Убери агрессию всю», - и она это сделала. А дальше я уже не трогал. Потому что актеру нужно помогать, когда он ищет, когда не знает, как что-то сделать. А во всем остальном актера нельзя трогать, иначе ты его испортишь своими советами. Так что я в принципе с актерами не работаю - на «Волчке» я еще лез в это, но потом сам просил обратно все вернуть. - А если Яна, ваша жена, снимается у другого режиссера, вы помогаете ей? - Я не мешаю. Я вообще чужой текст не смог бы поставить. Даже в случае со спектаклем «Вий», который я недавно поставил в «Табакерке» - я же переписал текст полностью, там нет гоголевских диалогов. Хотя Гоголя я как раз понимаю. И Толстого - именно диалоги. А вот Достоевского вообще нет. Поэтому в школе я Стивена Кинга читал, он как раз для того возраста. - «Страна ОЗ» сильна и второстепенными персонажами. «Водителя под бутиратом» играет Евгений Цыганов; по сути, самого себя - Евгений Ройзман. Как они появились? - С Ройзманом мы дружим. Правда, когда я писал сценарий, он еще не был мэром, так что шутка была построена больше на теме наркомании. В случае с Цыгановым я считаю, что это одна из лучших его ролей. К тому же сама сцена - это же трюк серьезный. Его делал Мартин Иванов, у которого два «Оскара» каскадерских за работу над фильмами про Борна. И он делал нам эту сцену с Цыгановым и автомобилем, в которой нет никаких спецэффектов, все снято одним кадром. - Международные показы будут у фильма? - Мы поедем в Котбус, в Варшаву, в Рим, в Берлин - не на Берлинский кинофестиваль, а на какой-то другой. Я не понимаю, как русское кино там показывать. Разве что в Польше, потому что они ментально к нам ближе. Можно показывать еще в СНГ, а вот в Литве уже тяжеловато, ведь очень много в фильме построено на языке. И смысл из-за непонимания каких-то русских жаргонизмов ускользает. Вообще я в фестивалях смысла не вижу, разве что денежные призы бывают... - Но в России новые фильмы можно увидеть порой только там, в прокат они не выйдут из-за всяческих ограничений. - Но фестиваль предполагает, что на показы ходят обычные зрители. А у нас это всегда какой-то профессиональный междусобойчик - собрались и посмотрели фильмы друг друга, один хуже другого. Я хотел делать в Екатеринбурге фестиваль, на котором бы люди могли просто прийти и увидеть лучшие фильмы из Канн, из Берлина и т. д. Без состязаний. - К слову, о деньгах - «Страну ОЗ» вы снимали без господдержки. Госденьги - зло? - Это не зло, это безответственность продюсеров. Если человек берет свои деньги, то он за них отвечает. Я для себя придумал такую систему: снимайте кино на свои деньги, а потом государство сможет его купить. Например, для показа на телевидении. А если хочется широкого проката, то и снимай для него. Я вот не хочу, чтобы 1700 копий было, поэтому снимаю на 300 копий. Я не умею думать, как весь зритель, а это необходимое условие для фильмов широкого проката. - Но разве не нужно воспитывать зрителя, вместо того чтобы ему потакать? - У нас вообще проблема с коммерческим кино, его мало. Такого, как, например, «Брестская крепость» или «Шпион» Алексея Андрианова. С профессией в основном проблема, потому что все фестивальные авторы вроде меня не владеют профессией. И получается, что либо профессия, либо идея - у всех, кто владеет профессией, с мыслями проблема. Я вот не режиссер в этом смысле, я делаю какие-то разовые вещи. Меня поставь на сериал - я помру сразу же. Я знаю, как это все делается, но мне лень просто этим заниматься. Я делаю то, что мне хочется делать. - Сейчас снимаете хоррор? - Да, про зомби. Все происходит в большом городе, в спальном районе, среди новостроек. Где все такое вроде бы красивенькое, но жить я бы там не смог. (Наталия Григорьева)

«КиноПоиск», 16.11.2015. - Вы еще пишете пьесы? - Пописываю иногда. Вот «Вия» написал перед съемками «Страны ОЗ» («Вия» Василий Сигарев написал по мотивам повести Гоголя для театра под руководством Олега Табакова и сам выступил режиссером спектакля - Прим. КиноПоиска). Раньше больше писал. Сейчас мне это уже не так интересно. Если только что-то конкретное, раз в пятилетку. - Сейчас кажется, что 10 лет назад в российском кино и театре происходил невероятный подъем: на сцене ставили сплошь новые, говорящие о сегодняшнем дне пьесы, на экранах появились «новые тихие» - Хлебников, Попогребский. Сейчас «новая драма» уже почти что в опале, кинорежиссеры ушли в преподавание и сериалы. Что произошло? - «Когда мы были молоды, мы все носили бороды!» (Смеется.) Есть пубертатный период в творчестве, когда ты много всего делаешь. А потом начинаешь уже осознанно какие-то точечные вещи делать, потому что энергия эта - она же не бесконечная. Я вот писал по пять пьес в год. Такого вообще же не бывает. Ты понимаешь со временем, что количество в качество не переходит. Это кажется, что все легко так, а на деле одна пьеса из десяти получается. Хочется же, чтобы сразу получалось. Учишься сохранять энергию и грамотно ее расходовать. Как только у меня появилась возможность в кино ее направлять, я это стал делать, потому что кино мне всегда было интереснее театра. - Почему же российское кино сейчас все больше уходит от того направления, которое взяло 10 лет назад? - Мы выросли, а новое поколение, которое могло бы появиться, не появилось. Наверное, оно и не должно было появляться. Поколения же не повторяют совсем друг друга, они в развитии существуют. Во Франции «новая волна» тоже не повторилась, как и поколение «рассерженных» в английской драматургии. Зато потом появились Марк Равенхилл, Сара Кейн. Пришли новые, другие голоса. Это естественный процесс. Да и жизнь поменялась. Мы все из 1990-х, а молодые режиссеры росли в другое время и наблюдали совсем другую картину: денег у людей стало больше, все взяли кредиты, приобрели машины. Может быть, это сытое поколение. Я смотрю периодически то, что делают студенты, выпускники. Но пока, честно говоря, ничего не увидел такого, что бы меня впечатлило. Возможно, это не моя эстетика. Тот же Местецкий, кстати - он больше наш, хотя он уже на границе поколений. Его кино мне интересно. Своим фильмом «Тряпичный союз» он как раз показывает, что на сломе поколений находится. - Увидев нарезку из «Страны ОЗ», некоторые поспешили сравнить фильм с другой комедией о градусе национального безумия, с «Горько!». Для вас это фильмы из одной вселенной? - Нет, они не из одной вселенной. «Горько!» - это все-таки что-то зощенковское, а «Страна ОЗ» - это точно не Зощенко, не фельетон. Это больше к Гоголю традициями уходит. Кстати, у меня же в «Стране ОЗ» впервые практически нет маргиналов. Мне сознательно хотелось уйти от этого. Все-таки мы показываем 2015 год. Екатеринбург - город состоятельный. Поэтому я с другими персонажами работал. Они живут в новых домах, у них приличные квартиры. - А снегурочки-проститутки в исполнении Дарьи Екамасовой и Алисы Хазановой - это не привет из маргинального мира? - Это все равно все немного не по правде, это кино. Если бы я взял не звезд, то было бы, наверное, по правде. И не так смешно. - Важно было снять «Страну ОЗ» именно в Екатеринбурге, это локальная история? - Атмосферу Москвы я бы в жизни никогда не воссоздал бы так, как атмосферу Екатеринбурга. У меня даже Гоша Куценко с акцентом разговаривает. Вот как «Реальные пацаны» - пермский сериал, его нельзя было бы перенести в Москву. Хотя разницы между тем, что происходит там и где-нибудь в Алтуфьево, большой нет. Все равно в Москве есть еще и другие реалии, кроме Алтуфьево, и если ты их не показываешь, то ты как будто остальной мир вычеркиваешь. Хотя Сигарев и говорит, что «это не по правде, это кино», «Страна ОЗ» куда ближе корнями к реальности, чем его предыдущие картины. Многое в сюжете взято из жизни самого режиссера, а эпизод с греком - невыдуманная история из жизни актрисы Ирины Беловой. Писатель Андрей Ильенков, на рассказах которого частично основан фильм, играет сам себя в качестве продавца в киоске. И это тоже правда: писателям и докторам наук часто приходится подрабатывать. - Знаю, что в прокат «Страна ОЗ» выйдет в сокращенном варианте. Что вы убрали и почему? - Это даже не для проката было сделано. Просто после «Кинотавра», когда мы впервые проверили кино на большом зале, я увидел, что там есть проблемы, и его подмонтировал, подтянул. Фильм стал короче всего на четыре минуты, в некоторых сценах ушли буквально секунды. Я просто увидел, что зритель чуть-чуть заскучал, и понял, где и что поправить. - Вы принципиально с чужими текстами не работаете? Вас же тоже наверняка пытаются рекрутировать в коммерческие проекты? - Я из вежливости читаю иногда, но сразу понимаю, что не буду этим заниматься. Я совсем не понимаю чужой текст. Мне его нужно тогда переписать полностью самому, оставив только сюжет. Мне важно понимать людей, о которых написан сценарий. Говорит ли он «нет» или «не» - это же разные слова. Мне надо понимать каждую фразу, чтобы видеть внутреннее движение персонажа. Драматургия - она же не в сюжете, а в том, что остается недосказанным между фразами. - Вы говорите, что следующим вашим проектом будет постапокалипсис про зомби. Угроза зомби в кино часто трактуется как метафора реальных угроз современного мира. В вашем фильме зомби - это кто? - Никакую политику я туда не хочу подкладывать, это точно. Это должна быть человеческая история про то, как брат убивает брата. Ты не знаешь, на какой ты стороне, да и не надо вставать на чью-то сторону, потому что тогда история приобретает совсем другой вид. Ты уже начнешь предвзято ее рассказывать. Это должна быть социальная драма с элементами хоррора и экшна. Это же самое интересное, что можно из жанров придумать: у тебя и экшн, а еще тебе страшно, а еще ты за героев переживаешь. - Почему вы хотите сделать одновременно и фильм, и сериал про зомби? - Вполне возможно, что будет только сериал. Все упирается в деньги, да и то это я пока так сам предполагаю. Может, продюсеры еще скажут, что и сериал будет возможность снять качественно. Так как у кино больше возможностей заработать, то и бюджет можно сделать побольше. Я не хочу снимать за три копейки, мазать всех искусственной кровью и делать дешевых зомби. Это должен быть серьезный проект - с тщательной подготовкой, с трюками, с каскадерами. Сериальные бюджеты (по крайней мере в России) такого не позволяют. Здесь ты должен за четыре дня серию снять. В ущерб качеству не хочется работать. Сцен с участием каскадеров и в «Стране ОЗ», кстати, навалом, пусть и специфических. Самостоятельно выполняя все трюки, Яна Троянова даже заработала себе сотрясение мозга. Для сцены в машине, которую ведет водитель под бутиратом Евгений Цыганов, пришлось устанавливать управление на крыше автомобиля. - Продюсеров уже нашли? - Сценария еще нет, поэтому пока все на стадии переговоров. Уже в зависимости от сценария считается бюджет, и тут все начинают разбегаться. - При этом «Страну ОЗ» вы умудрились снять с целой толпой звезд и без копейки государственных денег. Получилось найти какого-то волшебного инвестора? - На самом деле их много, около двадцати маленьких инвесторов. Одного большого у нас нет. С миру по нитке. Но я в эти процессы не вникал. В мою задачу входило уговаривать актеров сниматься не за бешеные деньги, а бесплатно или почти бесплатно. Многие, кстати, соглашались сниматься бесплатно. Но, несмотря на то, что у многих небольшие роли, привезти актеров в Екатеринбург все равно сложно и дорого с точки зрения логистики. - Реакция пользователей интернета на проморолик фильма и трейлер вас не удивила? - Я смотрел реакцию, да. Мне было интересно: есть скандал или нет скандала? Если есть, то все хорошо. Очень показательная была история. У Гоши Куценко на канале есть первый наш пятиминутный проморолик и клип на его песню из кадров фильма. Клип на песню полностью романтический, у него ни одного дислайка и ни одного комментария. А под нарезкой из фильма бурная дискуссия. Особенно удивляют люди, которые напишут возмущенный комментарий на одном ресурсе, а потом копируют его на всех остальных. Была и какая-то женщина, которая написала на нас в Екатеринбурге заявление в прокуратуру, увидев пятиминутный проморолик. Вообще говоря, обычно две трети выступают за, одна треть - сильно против. Кино не нейтральное само по себе, поэтому так и должно быть. Песню для «Страны ОЗ» Гоша Куценко вообще-то специально писать не собирался. Сигарев случайно увидел, как в перерыве между съемками Куценко поет свежесочиненную композицию Яне Трояновой. Режиссер сразу понял, что теперь у него есть финал для фильма. - Кто, как вам кажется, пойдет в кино на «Страну ОЗ»? - Мы в своей какой-то нише. Даже не знаю, какой он, наш зритель. Думаю, он придет специально, услышав отзывы знакомых, если будет какой-то сарафан. Я когда своей маме «Страну ОЗ» показал, она так ржала, что попросила на следующий день второй раз показать. Так-то она мои фильмы не любит. Муть какую-то снимаешь, говорит. А к ней еще племянница приехала, и они вместе на второй день кино стали смотреть. И снова заливаются смехом, чуть не умирают. Но они, конечно, в кино не ходят. - В ноябре фильм отправляется на зарубежные фестивали. Как вам кажется, способен иностранный зритель понять все шутки «Страны ОЗ», оценить национальный колорит? - Я думаю, какие-то вещи можно адаптировать с помощью перевода. Может, именно так и поступят фестивали. Но вообще надежд на понимание у меня особенных нет. Надеюсь только на Восточную Европу. Мы будем показывать фильм в Польше. Из-за советского периода они нам ближе по менталитету. И на СНГ тоже у меня надежда. Кстати, у нас будет прокат в Белоруссии. Сейчас веду переговоры с Украиной, но говорят, что получить прокатное удостоверение будет очень сложно. Официального запрета нет, просто не выдают прокатное удостоверение. Правда, есть запрет на кино, в котором снимаются «враги Украины», а среди них Баширов, который у нас снимался как раз. Подождем, может, скоро это все и поменяется. Мне бы очень хотелось показать фильм на Украине, в Одессе. У украинцев очень правильный юмор. Я сколько не видел на фестивалях украинских фильмов, они умеют делать очень смешно. Они даже в этом нас обошли в каком-то смысле. В том же «Гамере» у Олега Сенцова вроде бы он ничего не выпячивает, а все время смеешься. - У нас есть традиционный вопрос. Если бы вам дали задание снять документальное кино о чем-то, что вас волнует, о чем вы бы решили сказать? - У меня была идея снять документальное кино о Диме Рябоконе. Это такой писатель в Екатеринбурге, который был другом Бориса Рыжего. Мне хотелось документальную комедию про него сделать, потому что он персонаж такой странный, интересный и шизанутый. А публицистику делать совсем желания нет. Это все преходящее. Сегодня оно есть, а завтра - нет. - Сначала комедия про Новый год, потом постапокалипсис про зомби - период авторских фестивальных драм закончился? - Лучше не зарекаться. Может, что-то и будет еще. Про зомби я давно, конечно, хотел снять. Но я не думал, честно говоря, что так быстро к этому приду. Когда ты снимаешь авторские драмы, ездишь по фестивалям, это кажется чем-то далеким. А потом отдохнешь от этого всего и понимаешь, что как раз все фестивали и премии - это пена, которая тебе ничего не дает. Начинаешь уже думать, что тебе самому интересно. А интересно то, что ты в видеосалонах смотрел, фильмы, от которых фанател подростком. Может, это возвращение в детство? (Дарико Цулая)

АНДРЕЙ ИЛЬЕНКОВ (06.2015): "Мы с Василием Сигаревым познакомились достаточно давно - когда он работал в редакции журнала «Урал». Некоторое время мы весело общались, потом Сигарев уволился и позднее стал снимать кино. Первый фильм, в котором я снимался, - «Волчок». Там я играл санитара, моей задачей было взять младшую героиню фильма (сбитую автомобилем) за голые ноги, положить на носилки и занести в машину «Скорой помощи». Дублей было не очень много, поэтому я не устал. При монтаже этот эпизод был вырезан, и в фильме она осталась лежать на асфальте. Но гонорар заплатили, триста рублей. Немного, конечно, но транспортные расходы на трамвай окупились с лихвой, еще и осталось. Однажды Вася позвонил мне поздно вечером и сказал, что читает сейчас мои рассказы и они очень хорошие. Через какое-то время он сообщил, что в связи с этими рассказами будет снимать комедию, а я буду в ней играть. Поскольку на тот момент денег на фильм еще не было и я подумал, что этот звонок носит чисто разговорный характер, то легко и охотно согласился. Потом выяснилось: нужно писать сценарий. Я набросал несколько сценок. Сигарев их прочитал и сказал, что скрипач не нужен, в том смысле, что сценки - фигня. Я ужасно разобиделся и уже готов был бросить все и вся, но Надежда Колтышева (драматург, однокурсница Сигарева и моя жена) буквально заставила меня сесть и инсценировать собственные прежние рассказы, а когда от меня не было пользы, делала это сама. Хорошо. Сам Вася написал совершенно отдельную сюжетную линию, героиней которой стала Яна Троянова. Ну типа я буду играть продавца круглосуточного киоска, а она - мою сменщицу. Прошло еще время, и мне по-прежнему не верилось, что фильм все-таки будет. Но однажды зимой нам позвонили и сообщили, что съемки начнутся прямо-таки на днях. Я был несколько обескуражен, но делать нечего. Было очень холодно, весело и значительно труднее, чем в «Волчке». И я понял, что искусство кино - не шутка". В «Искусстве кино» (№ 7, 2010 - http://kinoart.ru/archive/2010/07/n7-article27) опубликована глава «Ледяная чешуя» из тогда еще не законченной «Повести, которая сама себя описывает» Андрея Ильенкова. Предисловие к ней написал Василий Сигарев.

СОФИКО КИКНАВЕЛИДЗЕ. ИНТЕРВЬЮ (19.11.2015). - Кинокритики и рецензенты часто пишут, что СТРАНА ОЗ - это «антиеЛКИ», «антиновогодняя» комедия. Как Вы относитесь к этому определению, которое дали фильму первые зрители? - Такие определения появились задолго до премьерного показа! Когда-то давно Василий Сигарев давал интервью или рассказывал о своем следующем проекте коллегам и упомянул, что пишет сценарий комедии. Хорошо зная его творчество, собеседники были очень удивлены и стали задавать вопросы, что это будет за проект. Вот тогда Василий и сказал, что это будут своего рода «антиеЛКИ». Удивительно, но это определение жанра в итоге прилипло к фильму и стало очень популярным, хотя я точно знаю, что сам режиссер не считает свою комедию «антиеЛКАМИ». Таковой и я ее не считаю. Для меня это «комедия Сигарева», и я выделяю ее как отдельный жанр. Надеюсь, что это определение пойдет с фильмом дальше, по мере того как будет расширяться его прокат по стране. В СТРАНЕ ОЗ много уникального, самобытного юмора, но при этом он хорошо считывается и понятен зрителям. Правда, только русскому человеку, должна я сказать (улыбается). - Какой отклик Вы получили от первых зрителей картины? Реакция публики была для Вас предсказуемой или чем-то удивила или порадовала? - Реакция меня порадовала и не удивила. Скажу больше: я была уверена в том, что картина будет «обцелована» критиками, потому что Василий Сигарев - мощный автор и работает в своем уникальном жанре - живом, жестком, но который всегда оставляет яркие впечатления. И я не удивлена даже комментариям на трейлер фильма пользователей сети, которые совершенно не знакомы с творчеством Сигарева. Такое количество г... я в жизни не огребала (смеется)! Это закономерно, потому что картину нужно обязательно посмотреть полностью, а потом уже что-то о ней говорить. - При нынешнем доминировании патриотического кино, с его серьезным отношением к реальности, практически стало невозможно подчеркнуть абсурдность происходящего, особенно в комедийном жанре. На Ваш взгляд, вписываются ли сарказм и самоирония в нынешнюю кинематографическую парадигму? - Это непростой вопрос, потому что мы (я имею в виду общество) пока не очень готовы посмеяться сами над собой, а СТРАНА ОЗ предлагает зрителю именно это. Зрители видят себя на экране, и некоторым становится не до смеха, потому что они узнают себя в этих гротескных персонажах. Есть и другая точка зрения, когда люди обижаются и говорят: «Это неправда! Такого не может быть!» - но в СТРАНЕ ОЗ много того, что мы называем абсурдом, и в нем не нужно искать буквального отражения реальности. Так что с этой точки зрения мы, действительно, не вписываемся в парадигму. Поэтому в итоге мы получаем такой результат, что на показе в рамках Московского кинофестиваля зрители вставали и уходили - именно потому, что серьезно не могли принять правила игры, которую задумал режиссер. А вот с «Кинотавра» на просмотре не ушел ни один человек! Для того, чтобы показывать в фильме абсурдный юмор и критическое отношение к действительности, нужны смелые, яркие авторы, а их сегодня очень мало. СТРАНА ОЗ - это и смешная комедия, и авторское высказывание. Я считаю, что наш зритель далеко не глуп, и он готов в кинотеатре не только развлекаться, но и к определенной умственной работе - даже в жанре комедии. Авторам только нужно быть смелее, чтобы идти к зрителю! - На Ваш взгляд, как продюсера, и со стороны Василия Сигарева, СТРАНА ОЗ - это смелый эксперимент, или Вы полагаете, что это кино будет активно востребовано широкой аудиторией? - Конечно, это картина для самой широкой аудитории. Когда мы только начинали работу над лентой, то говорили именно о театральном прокате. Нам предлагали много разных вариантов, например, сделать премьеру в интернете, продать право премьерного показа на ТВ. Нам говорили: «Зачем вам прокат? Что вы там заработаете?», но мы настроились на то, чтобы зритель увидел фильм на большом экране. Особенность СТРАНЫ ОЗ заключается в том, что это очень легкий зрительский фильм, а сложный - только с точки зрения маркетинга и продвижения для аудитории. Мне кажется, что из-за таких «трудностей» нельзя отказываться от проката. - На каком этапе создания фильма произошла смена названия с ЗАНИМАТЕЛЬНОЙ ЭТОЛОГИИ на СТРАНУ ОЗ? - Мы показали картину Александру Дулерайну, ему фильм очень понравился, и во время беседы признались, что мучаемся, не знаем, как быть с названием - «какое-то оно не такое». В ответ он махнул рукой и сказал: «Да назовите как угодно, хоть СТРАНА ОЗ!». На следующий день мы общались с Василием Сигаревым и вспомнили об этом предложении. Вот так произошла смена названия - по счастливой случайности. - Расскажите о Вашем сотрудничестве с Василием Сигаревым и о том, как Вам удалось не обращаться за поддержкой к государственным структурам, если таково было условие режиссера? - На тот момент такого условия от Сигарева не было, но ему было лестно, что мы снимаем кино, не используя государственное финансирование. Думаю, что любому автору приятен момент, когда он понимает, что находятся частные инвесторы, готовые под его имя выделить средства на искусство. Мы никогда не зарекались от сотрудничества с Фондом кино или Министерством культуры, так что если они захотят нас однажды поддержать с каким-нибудь проектом, то будем этому рады. А вот со СТРАНОЙ ОЗ мы решили не обращаться, потому что ходили кулуарные разговоры, что вот только-только запретили мат в кино, а тут вы... (улыбается) это наверняка противоречило бы «политике партии». Но с другим проектом такой возможности не исключаем. - В чем заключалась работа над переозвучиванием фильма для проката, по сравнению с фестивальным вариантом, где русский мат был полноправным языком героев фильма? - Я хочу вам рассказать о нашем авантюрном прокатчике, компании «Парадиз» и Геворге Нерсисяне. Уже к «Кинотавру» у нас была готова версия, где была полностью «запикана» нецензурная лексика. На самом деле, ее там не так много, как всем кажется. Известно, что есть три корня бранных слов, а все остальное - производные. Есть слова, которые звучат для человеческого уха очень неприятно, но они не являются нецензурными. Мы с самого начала хотели сотрудничать с компанией «Парадиз», поэтому, не скрою, терпеливо ждали их решения. Как только договоренности были достигнуты, мы показали «запиканную» версию Геворгу Аветиковичу, который после просмотра сказал: «Нет! Это должно быть сделано гениально!» (улыбается). И именно его участие позволило нам решить эти цензурные вопросы. Он мужественно сидел с нами в студии и сделал все исключительно талантливо - именно так, как нужно для проката, и его советы были невероятно ценными. Финальная версия, которая будет демонстрироваться сейчас в кинотеатрах - творчество Геворга Нерсисяна. При этом добавлю, что Василий Сигарев был очень рад получившемуся результату - все вышло намного бодрее, и эта версия никак не отличается от того, что задумывал сам режиссер. - На «Кино Экспо» кинокомпания «Парадиз» анонсировала участие создателей фильма в премьерных показах по стране. Будет ли реализован этот тур по российским городам? - Уже на прошлой неделе (беседа состоялась 13 ноября) мы побывали в Курске, Минске, Гомеле. Международная премьера СТРАНЫ ОЗ состоялась на фестивале в Коттбусе. В воскресенье мы летим в Самару, 17 ноября состоится премьерный показ в Санкт-Петербурге. Екатеринбург, Новосибирск, Омск - во всех этих городах будет присутствовать съемочная группа вместе с режиссером. Сейчас обсуждаются еще несколько городов, но побывать во всех премьерных городах мы, к сожалению, не успеем. Но куда возможно - мы обязательно постараемся приехать, наши актеры Гоша Куценко и Яна Троянова самым активным образом поддерживают картину. - Каким Вы видите успешный прокат фильма? Каким результатом проката Вы будете довольны? - Каждый год, 31 декабря, мы с друзьями ходим в баню (смеется). Вы знаете, у меня есть голубая мечта - рано или поздно, где-нибудь в 11 часов вечера, после показа фильма ИРОНИЯ СУДЬБЫ, ИЛИ С ЛЕГКИМ ПАРОМ! по телевизору будут крутить СТРАНУ ОЗ. Или каждое утро, 1 января, показывать фильм для тех, кто пытается вспомнить события прошлой ночи (смеется). Другой вариант - показывать ее за неделю до новогодних праздников с пометкой «Минздрав предупреждает». Это шутка, конечно, но мы надеемся именно на зрительскую любовь. Мы уже провели предварительные переговоры о продаже прав на ТВ, но контракт пока не подписан. Сейчас на рынке складывается такая ситуация, что продюсеры независимых малобюджетных проектов могут получить больший доход и окупиться именно за счет реализации прав в таких сегментах, как VOD, ТВ и DVD. В театральном прокате с его плотностью релизов пробиться трудно, но показ на большом экране все равно должен оставаться главной целью любого продюсера. - Что, на Ваш взгляд, должны самостоятельно предпринять кинотеатры у себя на местах, чтобы привлечь зрителя на просмотр СТРАНЫ ОЗ? - Главное - не испугаться, у нас получился очень хулиганский постер. Я уверена, что потом фильм будет говорить сам за себя и на волне позитивного «сарафана» привлечет дополнительных зрителей. Об этом говорил на наших рабочих встречах и Геворг Нерсисян. - Какие маркетинговые планы Вы реализовали в процессе подготовки к выпуску в прокат? - Пожалуй, мы одна из самых счастливых продюсерских команд, потому что наш партнер-дистрибьютор разрешил нам в процессе подготовки «похулиганить». У нас получился прекрасный триумвират «режиссер - продюсер - дистрибьютор». Нам ничего не запрещали, так что в итоге мы сделали даже больше, чем планировали. Совместная работа с дистрибьютором доставляет нам огромное удовольствие. Лояльность аудитории к новому фильму Василия Сигарева после успеха ВОЛЧКА и ЖИТЬ настолько высока, что на начальной стадии мы применили очень простые решения для стимулирования «народного гласа» - региональные премьеры проходят с ажиотажем, там СТРАНУ ОЗ зрители очень ждут. Отличный «сарафан» заработал самостоятельно - сразу после аншлаговых показов на «Кинотавре» и ММКФ. В сентябре мы организовали один показ фильма в кинотеатре «Ролан», и даже при минимальной рекламе, пришлось открыть второй зал, что подтверждает - число желающих комедию от Василия Сигарева очень велико. [...] (Александр Дьяков, «Синемаплекс»)

«Как попасть на улицу Торфорезов?» Чаще всего в ответ на этот вопрос Лена Шабудинова (Яна Троянова) будет слышать элементарное «Да пошла ты на ...» Но с пути на Торфорезов - где ей вот-вот надо заступить на суточную смену продавщицей в киоске - уроженка местечка Малые Ляли не свернет. Несмотря ни на судьбоносные встречи, ни на незнание дороги, ни на Новый год, в празднование которого со всем пылом, матом, похотью и отправлением жидкостей во все направления погружен вечерний Екатеринбург. «Страну О3» Василия Сигарева (автора не лишенных чувства абсурда, но куда более пессимистичных «Волчка» и «Жить») точнее всего будет назвать «Елками» честного человека. На улицах Ебурга не закрывающая распахнутых от удивления глаз и не прекращающая своего персонального роуд-муви Шабудинова, все равно что Элли, встречает куда более репрезентативную, чем у Бекмамбетова, подборку типажей и деталей современной России. Практикующие (типа того) тантру барды и импозантные вдовцы с «бабской собачкой» и «Хиросимой», бутират и Ройзман, моча, кал и сперма, остроумные шлюхи и дети-стукачи, артист Баширов, наконец, - нет в этой стране Оз только доброго волшебника Гудвина (в отличие от «Елок», благодетель-президент здесь, к счастью, не появится). И тем лучше - в отсутствие высших сил екатеринбуржцам и гостям города остается хранить верность главным русским скрепам, которые Сигарев показывает с заразительным обаянием и многочисленным матерком (запикан для кинопроката фильм, к слову, тоже изобретательно). То есть вискарю во фляге, неистребимому чувству юмора и столь невозможной любви, что ее сила осветит даже никому, кроме Шабудиновой, не нужную улицу Торфорезов. Нет, Тотошка, мы определенно не в Канзасе - и слава богу. (Денис Рузаев, «Time Out»)

[...] «Страна ОЗ» (призы за сценарий, гильдии киноведов и кинокритиков) - только по видимости «черная комедия». На самом деле - это второй том «Мертвых душ». Жанр: роуд-муви. Но ведь и встречи гоголевского протагониста с Коробочкой, Маниловым etc. - можно сказать, роуд-поэма. Однако сигаревская положительная протагонистка Лена (выдающаяся Яна Троянова) - из второго тома. Приз за главную женскую роль получила Полина Гришина, удержавшая своим киногеничным без дураков присутствием фильм И. Вырыпаева «Спасение» от бесповоротного распада на красивые картинки. Однако работа Трояновой, чья героиня в новогоднюю пору и в чужом городе пытается добраться до пункта назначения, до улицы Торфорезова, до ларька, в котором ее ждет работенка, околевает от мороза и встреч с мертвыми или бессмертными - живучими душами, несравненна в этом конкурсе. Да, такая роль из ряда вон. Так и вышло. Сигарев снял нежнейшую картину. Сочинил эпическую поэму, обогретую новогодними огнями, взорванную новогодними петардами. Поэму, которую после прочтения/смотрения не сжечь! Подобно тому, как «Жмурки» Балабанова, комедия масок, обнажила нерв 90-х, который в натуралистической поэтике было бы нащупать невозможно; подобно тому, как «Я тоже хочу», сказка о счастливом конце (без, понятное дело, хэппи энда), угадала нерв нулевых, «Страна ОЗ», «новогодняя сказка» с трогательным и отчаянным приветом в одном эпизоде Болливуду (а не плывущему кораблю Феллини!), вскрыла нервные окончания десятых годов. Балабановские маски 90-х обрели в фильме Сигарева плоть, кровь и, да-да, изящество истинно русской комедии, то есть высокого - гоголевского жанра. Чехов, недовольный репетициями «Вишневого сада», слезоточивостью актеров, писал Станиславскому: «Это комедия». Станиславский отвечал: «Нет, для простого человека это трагедия». Так сыграла Троянова, обалдевшая от зимнего холода, но еще больше от встреч с нашими современниками. Тут уже не вздрогнешь, тут не дашь себе, актрисе, поблажки поблажить. Тут можно только онеметь. А зрителям, у которых чувства не отморожены в жарком Сочи, заплакать. Подробнее о такой «Стране...» попозже. [...] (Зара Абдуллаева. «Кинотавр-2015 ...и немножко нервно», «Искусство кино»)

На "Кинотавре" в Сочи зрители увидели "Страну Оз" впервые, и встречена она была с восторгом: среди часто унылых попыток изобрести заново авторское кино эта лихая и хулиганская комедия выглядела победителем заранее. Дали ей, впрочем, приз за сценарий, важный, но не самый главный. Непонятно, принимать ли это как комплимент автору фильма Василию Сигареву, которого и до его дебюта в кино, получившего в тех же Сочи заслуженный гран-при "Волчка", все знали как превосходного драматурга, автора нашумевшей пьесы "Пластилин". В "Стране Оз" действительно превосходные и малопристойные - увы, запиканные в прокатной версии - диалоги, но кроме того - хитроумно придуманный сюжет. Название отсылает к почти одноименной сказке Фрэнка Баума, более известной в России под названием "Волшебник Изумрудного города": и тут тоже есть девочка с собачкой - некто Ленка Шабадинова, которой необходимо 31 декабря добраться до киоска, куда она с этого дня заступает на работу. Играет эту роль, разумеется, Яна Троянова, жена и муза Сигарева, одна из лучших, если не лучшая характерная актриса современного русского кино. Но в заголовке читается без труда еще и "Страна 03" - цифры, которые, как известно каждому, служат для вызова скорой помощи. Больной на голову город Екатеринбург (родной для Сигарева с Трояновой), да и страна, да и прочий мир, впрочем, тоже, подсовывают наивной Ленке препятствия одно за другим. Здесь и психопат-эротоман, вдруг начинающий петь задушевные песни под гитару, и сбрендивший Дед Мороз, и снегурочки-проститутки, и впадающий в состояние каталепсии водитель-частник, в чью машину она решила сесть в недобрый час. А поджидающий в точке назначения Гудвин - откинувшийся с зоны зэк-алкоголик, сыгранный несравненным Александром Башировым! Вообще, фильм буквально нашпигован звездами, которые с явным кайфом вписываются в неприличные амплуа: здесь вы узнаете, хоть и с трудом, Гошу Куценко, Евгения Цыганова, Алису Хазанову, Дарью Екамасову, Владимира Симонова и даже саму Инну Чурикову, чей эпизод кажется уже откровенно сказочным - хоть сказка эта не для детей. Это новогоднее кино нового поколения - не пародия, а непрекращающийся праздничный угар, очень русский, непредставимый себе ни в одной другой стране или культуре. Так что не бойтесь и не смущайтесь, а попросту постарайтесь узнать себя на экране. Это несложно. (Антон Долин, «Вести FM»)

Хулиганская новогодняя комедия от Василия Сигарева. Автор остроумной, с потрясающим слогом картины «Волчок» и чернушной угнетающей драмы «Жить» снял удивительно точное кино, ловко расставляющее по местам социальные условности, сбивающее с ног запреты, цепляя истинное мгновение, без прикрас и пафосных соплей. Что ни персонаж, то личность, цельная, живая, с осязаемым прошлым и ожидаемым будущим. Ленка Шабадинова в ультрареалистичном исполнении Яны Трояновой, этакая деревенская мадам, приехавшая в крупный город за новой жизнью, и попавшая в сюрреалистичный круговорот событий, перекликающихся со знаменитой сказкой. Но я бы не стал так глубоко нырять, выискивая подтексты и сравнения. Это тот случай, когда истинное удовольствие от просмотра не расщепляется на побочные размышлизмы и стенания. Сюжет простой, персонажи узнаваемые, типичные, а глаз не оторвать от экрана, фразы каллиграфически вычерчены, а остроты афоризмами застывают в мозгу, особенно удался словесный карнавал героя Гоши Куценко, страдающего вдовца, обращающегося к людям исключительно по фамилии. Фильм Страна Оз отличается от иных предновогодних картин отсутствием карамельно-сусальной атмосферы, перетекающей из одного шаблонного сюжета в другой. Тут вроде лица те же, а события куда более правдивые, с эффектной шизинкой. И даже актер-станочник Евгений Цыганов «Про любовь», «Русалка», «Территория» в картине крутой, безбашенный фаталист-суицидник, а сцена с ним в авто, несущемся по заснеженному полотну дороги гиперреалистична, позволяющая зрителю стать соучастником безумия. Василий Сигарев словно патологоанатом препарирует искусственное и лживое, что окружает Новый год, предлагая вместо рисования глаз на закрытых веках на самом деле взглянуть на действительность, без стеснения, с крепким матерным словом, шутя, но искренне, по народному и пройдя очищение, вздохнуть свободной грудью, не отягченной мнимым подсахаренным прошлым. Даже не заморачиваясь смысловой нагрузкой, фильм Страна Оз веселит безцензурным действием, и ветеран Инна Чурикова «Без границ» плюет на условности, шикарно проходясь словцом. Но самый запоминающийся момент фильма без сомнения монолог огорченного, точнее взбешенного геймера, лишенного интернета. Это современная классика, и я не удержался, да экспроприировал самые звонкие его фразы. (Lindon, «Якинолюб»)

[...] Если не претендовать на финансовую поддержку Минкульта и Фонда кино, а искать спонсоров, пока российская Конституция остается верна записанным в ней демократическим свободам, тогда возможен такой фильм, как «Страна ОЗ» Василия Сигарева - локальный извод рождественской сказки со счастливым финалом, как и подобает жанру. Кстати, только хэппи энд сближает здесь новогоднюю историю с классикой жанра. Приключения девушки Лены из рабочей слободки Малые Ляли, что под Ебургом, - маленькая одиссея, когда героиня проходит через огонь, воду и медные трубы. Цель путешествия - продуктовый ларек в жилом массиве на улице Торфорезов, где ей обещано рабочее место. Кроткая, как Джульетта Мазина, до ларька девушка так и не доберется - проклятая новогодняя петарда, эта новомодная народная забава, ее все-таки догонит, да так круто, что больнички не миновать. Именно тут и выяснится: она, кажется, нашла судьбу, пусть и потеряла работу. Но при чем тут родина и любовь к ней? В картине, где развернута поистине гоголевского толка панорама типажей? Где трэш на трэше и трэшем погоняет? «Это наша родина, сынок!» - ну вот при чем? Тут нет ни грана самоцельного комикования. Гиперболы - и той нет. Улица Торфорезов - ее так и не нашла упертая в поиски Лена - такое нарочно не придумаешь. Но этот топос есть, он нанесен на карту города! Даже аттракцион с героиней, сползающей с балкона на балкон этажом ниже, дабы сохранить семейное счастье местного барда, заманившего инфантильную барышню в пустующую квартиру, - даже эта сцена реалистична. Народ наш бесстрашен, как малолетка, еще не знающая, как тонка граница, отделяющая жизнь от смерти. В фильме же не тропы, а суггес­тия, сгущение - эффект плотной драматургии и динамичной, снайперски точной режиссуры. У Сигарева мэр города Евгений Ройзман (нелюбимец федеральных властей) сыграл сам себя в коротком эпизоде: он предлагает нашей героине подвезти ее, а та боится. Уже обожглась, бесстрашно подсев к водителю-наркоману. Слава богу, жива осталась вместе со своей Дюдей, комнатной собачкой, доставшейся ей от первого знакомца, того, кто ради праздника вздумал взорвать корзину петард с брендовым названием «Хиросима», поставив ее себе на голову. На память как последняя, но неозвученная реплика фильма приходит пушкинский вердикт после авторского чтения первых глав «Мертвых душ»: «Боже, как грустна наша Россия!» Трэшевая «Страна ОЗ», сохраняющая отсылки к первоисточнику, то есть к волшебной сказке, представляется мне значимым идеологическим жестом, даже если режиссер ни о чем подобном думать не думал. Сгущение мерзости, унижения, бесправия, нищеты и вранья в моей стране достигло критической массы. И явился художник, заявивший об этом в аутентичной художественной форме. [...] (Елена Стишова. «Патриотический синдром», «Искусство кино»)

Работы режиссера и драматурга Василия Сигарева более всего хочется описать словом "безысходность": он прославился пьесой "Пластилин", действие которой разворачивается между двумя смертями подростков, потом были немногим более радостные фильмы "Волчок" и "Жить". Поэтому появление новогодней комедии (ниша, чуть более чем полностью забитая "Елками") в его фильмографии несколько удивляет. Но, если присмотреться, несложно проследить логику - да и название у комедии Сигарева еще то: за волшебной страной Оз просматривается страна "ноль-три" - по этому номеру для всех ее жителей давно пора вызвать помощь. В конце декабря Лена из Малой Ляли уезжает в региональный центр Екатеринбург - потому что дома муж бьет и зарплаты низкие. Ей надо найти ларек на улице Торфорезов, куда она собирается устроиться продавщицей, и где ее прибытия уже давно ждут. Но выполнить задачу вдруг оказывается не так уж просто. В это время на город со всеми его жителями неизбежно надвигается Новый год. В "Стране Оз" Сигарев удивительно точно передал настроение новогодних праздников в России: это совершенно магическое время, когда мир сходит с ума и может произойти что угодно - волшебства и непотребства любой степени - и все это будет нормально. При этом "Страна Оз" остается настоящей сказкой: попавшая в нее Лена проходит через испытания, попутно встречает разных странных персонажей, в том числе проституток-снегурочек и одного настоящего мэра, и (спойлер!) находит принца. Лену прекрасно сыграла Яна Троянова - жена и постоянная актриса Сигарева - которая на белом глазу выдает превосходный по чистоте наивняк ("Это нельзя так делать!" - говорит она мужчине, который поставил зажженный фейерверк себе на голову). В безумном хороводе вокруг нее кружатся еще несколько хороших актеров: Гоша Куценко, Александр Баширов, Инна Чурикова и Евгений Цыганов в роли укуренного водителя. При этом "Страна Оз" - это действительно хорошая комедия, в которой смеяться до колик заставляют даже не сами шутки, но то, как точно пойманы характеры и типажи, и насколько все это знакомо. Но здесь возникает и главный парадокс: почти все персонажи в фильме - подлецы и попросту уроды (они в чем-то напоминают галерею помещиков у Гоголя). Вне зависимости от социального статуса и уровня жизни, они кидают друг друга, не могут оказать элементарную помощь, не несут никакой ответственности. Это какая-то война всех против всех, мир атомарной агрессии, где каждый только за себя, чувствует свою слабость и общую разобщенность, и оттого совершенно безразличен к ближнему своему. И это не некий экзистенциальный вывод - свой вердикт режиссер под Новый год выносит России, такой узнаваемой - от новогодних ледяных горок на площади до балкона с самодельными пельменями. И тут за родину не просто обидно - за родину противно. И даже странно, как вообще могла здесь появиться добрая и наивная Ленка - она выглядит инопланетянином в это странной стране Оз. И хочется верить, что это все не про нас - или вызванные по 03 санитары придут и все починят. Пусть это будет новогоднее желание. (Катя Загвоздкина, «Интерфакс»)

Все началось с того, что подлый грек дважды выбросил из окна свою русскую любовницу Ирку; второй раз - после того как Ирка с сеструхой пришла мстить негодяю за первое падение. Ирка сломала копчик, пришлось скорую вызывать, в результате чего Иркина двоюродная сестра Лена Шабодинова, всего неделю как перебравшаяся из уральских тегулей в большой город Екатеринбург, оказалась за много километров от ларька на улице Торфорезов, куда собиралась устроиться продавщицей, аж за 15 тысяч рублей в месяц. «Страна Оз» - одиссея Ленки в канун Нового года и 1 января по, в общем-то, волшебной стране, населенной, правда, исключительными упырями. Удивительное дело: герои и среда не отличаются от героев и среды двух предыдущих фильмов Василия Сигарева, жестоких и трагичных «Волчка» и «Жить», от героев и среды его пьес, самая известная из которых, наверное, «Пластилин», по ней свой первый - эпохальный - спектакль в Москве ставил Кирилл Серебренников; это жесть как она есть, русская жизнь без прикрас. И при этом «Страна Оз» - настоящая новогодняя романтическая комедия, с правдоподобно счастливым финалом. Грязная и нежная - кажется, только Сигарев умеет так, нимало не заблуждаясь насчет сограждан, без розовых очков, с кровью и дерьмом, снимать о людях, которые про Навального слыхом не слыхивали, о мире, где насилие - бытовая безделица, о счастье жить даже там, где жизнь приобретает изуверские формы. Есть в комедийном преображении что-то и от психотерапии: если ничего с этой многовековой культурой повседневной жути не сделать, остается смеяться. Фильм продолжает и такую домашнюю, душевно-советскую традицию новогоднего капустника - Сигарев придумал отменные маленькие роли для Евгения Цыганова (водитель под бутиратом, отпускающий одну из ударных реплик: «Сникерс хочу»; что в ней смешного, поймете, когда посмотрите), Инны Чуриковой (интеллигентная мать выводка «диванных воинов» - четырех половозрелых жлобов, тиранящих все, что движется), Владимира Симонова (старый бард, подкаблучник и тихий извращенец, грезящий тантрическим сексом), Юлии Снигирь (гламурная фифа, от слишком хорошей, видимо, жизни соглашающаяся претворить в жизнь одно больное копрологическое желание), Алисы Хазановой и Дарьи Екамасовой («Снегурочки»-проститутки в обезьяннике); мэру Евгению Ройзману тоже нашлось место в этом снежном карнавале (он сыграл себя). В главных же ролях - нестареющий бес Александр Баширов, соавтор сценария Андрей Ильенков (дуэт их запойных героев - старых армейских товарищей - напрасно дожидается в ларьке потерявшуюся черт знает где Ленку), Гоша Куценко (экстремал с собачкой от покойной жены - главный романтический герой) и Яна Троянова. Без нее «Страна Оз» была бы невозможна: Яна играет не просто добрую и безотказную девчонку из провинции, она играет новую Кабирию - молчаливую, доверчивую, чуть блаженную святую наших дней. И в каком-то смысле «Страна Оз» - один из неснятых фильмов Федерико Феллини, чья тень возникает и в кадре с огромным белым кораблем-призраком, выплывающим из-за панельных многоэтажек. Сигарев - драматург с идеальным слухом на слово: фонетика «Страны» захватывает не меньше истории, смешит не меньше гэгов, и будет преступлением, если из-за антиконституционного закона «против мата» фильм «запикают» в широком прокате. Но главное в нем - даже не великолепные диалоги, но «чистое кино»: молчаливые сцены с растерянной, испуганной, прекрасной и счастливой Леной-Яной; просто благодать! [...] (Кирилл Плетнев, «Сноб»)

На «Кинотавре» в один день показали два предположительно лучших фильма фестиваля. «Тряпичный союз» Михаила Местецкого прикидывается левацким манифестом, «Страна ОЗ» Василия Сигарева - конформистской новогодней комедией для полностью согласных с политикой партии и правительства новых российских мещан, но на деле обе картины сняты только для того, чтобы сказать «нет» любой идеологии как таковой. [...] Не менее громкими аплодисментами, а также падением на пол пронесенных в зал бутылок, стаканов и накушавшихся тел встречала аудитория долгожданную новогоднюю комедию Василия Сигарева, по причине овердоза ненормативной лексики настигшую зрителя в максимально неподходящий для снежной сказки сезон. «Страна ОЗ» (отсылает ли название к сказке или к телефону скорой медицинской помощи, не вполне понятно) - действительно душераздирающе смешное, непритворно праздничное кино, этакие тру-«Елки», где вместо Ивана Урганта и звонких механических детей - Александр Баширов и проститутки в костюмах Снегурочек. Сюжет строится по проверенному кэрролловскому шаблону: наивная и непосредственная героиня, уроженка села под названием Малая Ляля по имени Лена в исполнении, как всегда, виртуозно отрабатывающей очередной народный типаж Яны Трояновой, пускается в путешествие по предновогоднему Екатеринбургу; в пути она встречает чудесатых чудиков и первертов всех мастей. Драматург и режиссер Сигарев, известный своей беспощадностью, проходится по всем социально значимым в современной России типажам: тут и гоповатый патриотичный алкаш, оказывающийся латентным геем, и плотная бальзаковская блондинка, падкая на курортных греков, и особо омерзительный бард, более всего на свете ценящий либеральные ценности, тантрический секс и Фейсбук. За барда Василию хочется крепко наподдать (не те сейчас времена, чтобы так разухабисто обличать и без того беззащитную либеральную мысль) - но только до тех пор, пока не понимаешь, что самые спорные герои в фильме одеты ровно так, как одевается сам автор: неизменная шапка (о которой здесь - одна из лучших неприличных шуток), майка, кофта с капюшоном - кто видел Сигарева, тот поймет. Умный, злой, но все же расписывающийся в слабости к человечеству автор устраивает тотальный карнавал с собой в главной роли. Российское общество, которое он препарирует, застигнуто в момент экзистенциального пика - празднования главного праздника в стране. Водка, оливье, «девушка, давайте подвезу», «а что, могу себе позволить» - все крайние проявления знаменитой таинственной достоевской души упакованы в историю такой высокой бытийной плотности, что не проникнуться авторским отношением к родине Достоевского просто невозможно. Примечательно, что один из двух главных героев - Алиса мужского пола, ну или птица Додо, образованный продавец алкогольного ларька, сыгранный соавтором сценария Андреем Ильенковым, - на досуге производит литературные опусы сорокинского толка: нежные повести с весомой фекальной составляющей. Прочитав заветную тетрадку продавца, его друг, алкаш в исполнении Александра Баширова, вопрошает, куда делись честь, отвага и патриотизм, обвиняет писателя в пристрастии к низким темам и в наказание швыряет в того емкостью с собственными фекалиями. Беспощадным ренессансным карнавалом, где люди закидывают друг друга говном, стреляют друг в друга из травматов, кончают на маленькую ручную собачку, едят пельмени руками и голосуют за партию ЛДПР, предстает русский мир, осмысленный Сигаревым в самой доступной для русского мира форме - форме омерзительной новогодней комедии. (Ольга Шакина, «Colta»)

«Страна ОЗ»: Здравствуй, Ебург, Новый год! Нецензурная комедия Василия Сигарева. В канун Нового года героиня Яны Трояновой - «Лена Шабадинова, допустим» - приезжает из родной Малой Ляли в большой Екатеринбург, чтобы работать продавщицей в круглосуточном ларьке на улице Торфорезов. До загадочной локации нужно, правда, еще добраться, а местные жители, которые должны ей в этом помочь, один другого лучше - то «водитель под бутиратом» (Евгений Цыганов), то какой-то бомбила-мэр на трассе (Евгений Ройзман), то озабоченный интернетом и тантрическим сексом бард (Владимир Симонов). Дед Мороз (Гоша Куценко) взрывает у себя на голове петарды, снегурочки - и те проститутки (Дарья Екамасова и Алиса Хазанова). Даром что сама Шабадинова - девушка отмороженная во всех смыслах, которая всем встречным говорит разве что фразу «не ну а чо?» или рассказывает про сестру Ирку, сломавшую копчик. И покорно шатается по заснеженному городу, соглашаясь на все предложения, от которых можно было бы и отказаться. То ли сказка про Элли и волшебника Страны Оз (есть и собачка, и Бастинда), то ли сатирическая притча про современную Россию, то ли та самая занимательная этология, как хотел назвать свою картину Василий Сигарев. Все подходит, и даже «ноль три» вместо Оз - скорая помощь - неизменный атрибут повседневной жизни, особенно на Новый год. Впрочем, обо всем этом не нужно, да и не получается думать. Как и все фильмы Сигарева, этот безупречно сочинен, смонтирован, сыгран. Но за формальным профессионализмом, в котором и сомнений не было, - сокрушительная по своей внутренней, природной, даже животной силе история. Такая же «сигаревская», как «Волчок» и «Жить», только комедия. Местами - чернющая. И вовсе не из-за нецензурной лексики - из «запиканной» для проката версии становится очевидно, что ее в фильме не так уж и много. Матерятся смешно, естественно, к месту - и точка. Другое дело - туалетный юмор, за который в кадре отвечают в основном обитатели киоска на улице Торфорезов, приятели-алкоголики в исполнении Александра Баширова и соавтора сценария, писателя Андрея Ильенкова. В ожидании Нового года и новой продавщицы Ленки, которую они в глаза не видели, доморощенные философы коротают время за водкой и разговорами об искусстве и дефекации - грубо, но цитируй хоть целиком. Но бог с ним с Башировым, испражняющимся в трехлитровую бутылку, - и остальных артистов разной степени народности Сигарев не щадит. Каждому достается своя постыдная минутка, свой собирательный и в то же время основанный на реальных историях образ. Оттого так легко зрителям смеяться над происходящим, что вроде и про нас все, но не совсем. Потому что несчастная мама пузатых «диванных воинов» и по совместительству продавщица косметики Avon здесь все-таки с лицом Инны Чуриковой. Даже на волне ренессанса российской комедии, «Страна ОЗ» - явление из ряда вон выходящее, этакая скорая кинематографическая помощь для тех, кто под Новый год не хочет смотреть очередные «Елки». Здесь нет перекоса ни в сторону шуток ниже пояса, ни в сторону совсем уже оторванной от реальности и народа умной и язвительной сатиры - эти две крайности сосуществуют в фильме в гармонии, ритмической и смысловой. А главное, что Сигарев не романтизирует своих персонажей, чем грешат порой его коллеги. Это действительно в каком-то смысле этология: он анализирует, рассматривает под микроскопом, препарирует, при этом оставляя за людьми право на человеческое (читай - инстинктивное, а чем мы не животные?). Иногда можно и напиться 40-градусной до состояния Бастинды, а иногда и влюбиться по-настоящему - даже в 40-градусный мороз. (Наталия Григорьева, «Кино-Театр.ру»)

В прокат выходит «Страна ОЗ» Василия Сигарева - самый смешной и нецензурный фильм года; веселая и дикая сказка про русский Новый год с Яной Трояновой, Гошей Куценко и Инной Чуриковой. Импозантный грек в танце выбросил сестру с балкона - так для Лены Шабадиновой (Яна Троянова) начался важный для каждого россиянина день 31 декабря. Лене вдобавок в этот день предстояло заступить на первую рабочую смену в один из екатеринбургских ларьков, где ее дожидаются задумчивый хозяин (Андрей Ильенков) и его только-только откинувшийся с зоны друг (Александр Баширов). Однако путешествие через внешне сказочный предпраздничный город обернется для героини настоящей русской сказкой, в которой чем дальше, тем не только страшнее, но и веселее - Новый год все-таки. Для кинофестивальной публики и критиков Василий Сигарев уже далеко не новичок. Его предыдущие картины «Волчок» и «Жить» и поставленный Кириллом Серебренниковым в театре «Пластилин» наотмашь оглушили своих первых (не очень многочисленных) зрителей. Сигарев писал и снимал откровенно, искренне и дико, а эффект от его жестких, трагических фильмов был вроде того, который производит крик какой-то абсолютной боли. Фестивальную премьеру «Страны ОЗ», которая состоялась этим летом на «Кинотавре», в связи с характерным почерком автора ждали с известной опаской. Тем поразительнее было обнаружить, как даже самые настороженные зрители в голос хохотали уже на вступительных титрах. Сейчас со своим новым фильмом Сигарев выходит к самому широкому в своей карьере зрителю, и выход этот обставлен максимально эффектно и точно. Трейлер с музыкой из «Иронии судьбы», наглые слоганы «Новый год никогда не будет прежним» и «Пора выбрасывать елки» с намеком на известную франшизу, сборная звезд на главных ролях - во главе с Гошей Куценко и Инной Чуриковой... Плюс идеальный для широкой публики пиар в качестве самой матерной комедии сезона - в интервью «Газете.ru» режиссер рассказывал, что писал, уже зная о подготовке «закона о мате», но выбрасывать неугодные слова категорически отказался. Сразу скажем, что все обещания, которые выдает промокампания «Страны ОЗ», сбудутся сторицей. Пересказывать придуманные Сигаревым и его соавтором Андреем Ильенковым гэги глупо, страшно неприлично и попросту бессмысленно. Целый ряд сцен здесь из тех, что многим приходилось переживать в жизни, но вот на экране их представить до сего момента никак не выходило. И да, разговаривают здесь не нарочитым матерком в стиле Сергея Шнурова, а тем самым языком, которым 2-3 января говорит большая часть едва проспавшегося населения России. Все это так, но из подобного описания вырастает в лучшем случае что-то типа уцененной версии «Горько!» Жоры Крыжовникова, что совершенно не соответствует истине. Безотказные внешние эффекты здесь, как игрушки на новогоднюю елку, нанизаны на жесткую и остроумную драматургию, а (запиканный) мат отнюдь не является самоцелью - представить в устах этих героев какие-то другие реплики невозможно так же, как вымарать нецензурные фрагменты из книг Довлатова или Лимонова. Разумеется, может возникнуть резонный вопрос: с какой стати эти герои вообще заслуживают рассказа? Если попытаться на него ответить, то окажется, что Сигарев с шутками и прибаутками в своей комедии вывел почти все социальные слои - так, чтобы каждый зритель нет-нет да и узнал бы себя на экране. Сам постановщик честно признается, что большинство историй случались либо лично с ним, либо с его друзьями и знакомыми. Такая откровенность располагает к взаимности и, как следствие, редчайшей возможности посмотреть на соотечественников не с истерическим обожанием (или ненавистью), а как на равных - немного нелепых, как поющий в финале Гоша Куценко, чуть отмороженных, но все же любимых. (Ярослав Забалуев, «Газете.ru»)

Все началось с того, что подлый грек дважды выбросил из окна свою русскую любовницу Ирку; второй раз - после того как Ирка с сеструхой пришла мстить негодяю за первое падение. Ирка сломала копчик, пришлось скорую вызывать, в результате чего Иркина двоюродная сестра Лена Шабодинова, всего неделю как перебравшаяся из уральских тегулей в большой город Екатеринбург, оказалась за много километров от ларька на улице Торфорезов, куда собиралась устроиться продавщицей, аж за 15 тысяч рублей в месяц. «Страна Оз» - одиссея Ленки в канун Нового года и 1 января по, в общем-то, волшебной стране, населенной, правда, исключительными упырями. Удивительное дело: герои и среда не отличаются от героев и среды двух предыдущих фильмов Василия Сигарева, жестоких и трагичных «Волчка» и «Жить», от героев и среды его пьес, самая известная из которых, наверное, «Пластилин», по ней свой первый - эпохальный - спектакль в Москве ставил Кирилл Серебренников; это жесть как она есть, русская жизнь без прикрас. И при этом «Страна Оз» - настоящая новогодняя романтическая комедия, с правдоподобно счастливым финалом. Грязная и нежная - кажется, только Сигарев умеет так, нимало не заблуждаясь насчет сограждан, без розовых очков, с кровью и дерьмом, снимать о людях, которые про Навального слыхом не слыхивали, о мире, где насилие - бытовая безделица, о счастье жить даже там, где жизнь приобретает изуверские формы. Есть в комедийном преображении что-то и от психотерапии: если ничего с этой многовековой культурой повседневной жути не сделать, остается смеяться. Фильм продолжает и такую домашнюю, душевно-советскую традицию новогоднего капустника - Сигарев придумал отменные маленькие роли для Евгения Цыганова (водитель под бутиратом, отпускающий одну из ударных реплик: «Сникерс хочу»; что в ней смешного, поймете, когда посмотрите), Инны Чуриковой (интеллигентная мать выводка «диванных воинов» - четырех половозрелых жлобов, тиранящих все, что движется), Владимира Симонова (старый бард, подкаблучник и тихий извращенец, грезящий тантрическим сексом), Юлии Снигирь (гламурная фифа, от слишком хорошей, видимо, жизни соглашающаяся претворить в жизнь одно больное копрологическое желание), Алисы Хазановой и Дарьи Екамасовой («Снегурочки»-проститутки в обезьяннике); мэру Евгению Ройзману тоже нашлось место в этом снежном карнавале (он сыграл себя). В главных же ролях - нестареющий бес Александр Баширов, соавтор сценария Андрей Ильенков (дуэт их запойных героев - старых армейских товарищей - напрасно дожидается в ларьке потерявшуюся черт знает где Ленку), Гоша Куценко (экстремал с собачкой от покойной жены - главный романтический герой) и Яна Троянова. Без нее «Страна Оз» была бы невозможна: Яна играет не просто добрую и безотказную девчонку из провинции, она играет новую Кабирию - молчаливую, доверчивую, чуть блаженную святую наших дней. И в каком-то смысле «Страна Оз» - один из неснятых фильмов Федерико Феллини, чья тень возникает и в кадре с огромным белым кораблем-призраком, выплывающим из-за панельных многоэтажек. Сигарев - драматург с идеальным слухом на слово: фонетика «Страны» захватывает не меньше истории, смешит не меньше гэгов, и будет преступлением, если из-за антиконституционного закона «против мата» фильм «запикают» в широком прокате. Но главное в нем - даже не великолепные диалоги, но «чистое кино»: молчаливые сцены с растерянной, испуганной, прекрасной и счастливой Леной-Яной; просто благодать! «Страна Оз» почти буквально вернула меня к жизни: конкурс полного метра в этом году не то чтобы очень (правда, я пропустил показанных в первый день «Ангелов революции» Алексея Федорченко), а конкурс короткого - полный провал, не больше десяти достойных фильмов, а это меньше половины программы из 22 работ. [...] (Вадим Рутковский, «Сноб»)

Ирка, сестра Ленки Шабадиновой из Малой Ляли (Яна Троянова), пришла к своему греческому любовнику, а тот сбросил ее с балкона. Тогда Ирка пришла во второй раз, уже с Ленкой - якобы отомстить,- но ситуация повторилась: на этот раз Ирка сломала копчик. На дворе 31 декабря, и, поскольку тетя по телефону сначала приняла Ленку за мужика, который звонит с зоны клянчить денег, а потом послала в жопу, вместо того чтобы объяснять, как попасть на улицу Торфорезов, дорогу ей пришлось искать самой. Там, на далекой и недоступной улице Торфорезов, стоит ларек, в котором Ленка должна принять смену. А пока ее дожидается там интеллигентный продавец Андрей (Андрей Ильенков), который на досуге пишет романы сорокинского толка, и его друг Дюк (Александр Баширов), алкаш, любящий высказаться на тему сексуальных перверсий. На пути к заветному ларьку Ленке повстречаются в разной степени удивительные люди: согласившийся подбросить за 150 обдолбанный водитель (Евгений Цыганов), пьяный любитель фейерверков (Гоша Куценко) с собачкой Дюдей, либерально настроенный бард и ценитель тантрического секса (Владимир Симонов) и так далее. Всем этим людям хотелось бы немедленно вызвать скорую - но вот беда, у Ленки телефон сломался. Самый мрачный на сегодняшний день российский режиссер снял новогоднюю комедию. Нет, Жора Крыжовников тут ни при чем: алкогольный трип по улицам Екатеринбурга вряд ли можно назвать "народным кино", хотя его герой как раз - в первую очередь русский народ, раскрывающийся в новогоднюю ночь во всей красе. Безумный и беспощадный, оголяющий свои человеческие инстинкты. "Страна ОЗ", которая первоначально называлась "Занимательная этология",- не столько копание в русском характере, сколько нечто вроде сеанса коллективного психоанализа: тут едят пельмени руками, ложатся голышом на бутылочные осколки, пишут романы про говно, а потом говном кидаются в автора. На пути Ленке не встретится ни одного нормального человека - все они в той или иной степени социальные маски, слепленные с фирменной сигаревской безжалостностью. За этими масками прячется агрессия, уныние, стремление к смерти, неудовлетворенность и ворох неврозов русского человека 2010-х годов. Ленку, впрочем, тоже сложно назвать нормальной: посреди всего этого паноптикума она кажется пришибленной, отмороженной, фатально невезучей. "Ты чего такая шебутная?" - спрашивает у нее герой Гоши Куценко, интуитивно угадывающий суть этой снежной королевы. "У меня сестра копчик сломала". "Как пройти на улицу Торфорезов?" - рефреном повторяет она каждому встречному. К мэру Ройзману, предложившему подвезти, повернется спиной. Больше почти не говорит, только плечами пожимает. Да и что тут скажешь - когда вокруг такой дурдом, поневоле замрешь, ошарашенный от всего великолепия русской души. Даже когда ее принимают за проститутку, она молчит и смотрит. Ждет, пока пельмени остынут. Вокруг нее невозмутимо порхает Инна Чурикова, торгующая косметикой Avon, и три ее сына, в титрах обозначенные как "диванные воины". Бард помычит ей под гитару и покажет самодельный клип на визборовскую "Милую мою". "Вы что, Лена, и про Навального не знаете?" А потом предложит заняться тантрическим сексом - это удивительно неловкая и виртуозная сцена. Но самая хтонь творится все это время в ларьке - там, на Торфорезов, по-свински пьют, обсуждают любовь к Родине, грезят пьесами позапрошлого века и чуть ли не убивают. "Страну ОЗ" хочется пересказать от начала до конца, столько тут удивительных открытий. Сигарев мешает Сорокина с Балабановым, дополняет все это фольклором и смотрит на получившееся с сардонической усмешкой. Рассказывает матом, без стыда и совести, превращая русскую жизнь в карнавальное безумие. Эффект - отрезвляющий. "Я жить не умею",- говорит голодная, грязная, продрогшая Лена. А никто не умеет. И страшно, и смешно. (Анна Сотникова, «Коммерсант Weekend»)

Безудержный юмор, Снегурочки легкого поведения и лысый дед Мороз с большим сердцем - в новогодней сказке для взрослых. Семейный дуэт Василия Сигарева и Яны Трояновой - хрестоматийный пример бескомпромиссной борьбы художника за право на самовыражение. Из своей крайней маргинальности, обособленности, поперечного движения будничному течению жизни оба - и режиссер, и актриса - высекают достаточно энергии, чтобы устроить в кинозале ядерный взрыв. Но если раньше, в жанре драмы, они расщепляли на атомы самих себя и умирали на экране вместе с героями, то теперь, вдруг сняв комедию, обрели легкость и даже виртуозность. Юмор «Страны ОЗ» такой же безудержный, как отчаяние в их предыдущих работах - «Волчке» или «Жить». Однако, смеясь, Сигарев не сталкивает зрителей со своими героями - и уж точно не разбивает их лбы друг об друга, - а налаживает связь. Держит дистанцию. Впускает воздух. Дает пространство для маневра и время разглядеть в этом калейдоскопе безумцев себя самого. Натягивает вместо киноэкрана зеркало, а не вставляет, как прежде, его осколок прямо под ребро. Когда-то открыв Троянову как актрису на разрыв аорты, Сигарев решил придумать для нее нечто совершенно новое. Ее героиня, Лена Шабадинова, в своих дутых черных сапожках и курточке с капюшоном на меху - чистый одуванчик. Невинный и беззлобный. И практически бессловесный. Оставив позади родные Малые Ляли, она оказалась в Екатеринбурге в канун Нового года. Лена всего-то навсего хочет добраться до ларька «Пиво, соки, воды», куда буквально вчера устроилась продавщицей. Но все нормальные люди уже давно месят салаты дома, город практически пуст, по улицам бродят лишь ненормальные (а самые-самые из них поджидают в ларьке). Они-то и встают на пути Лены, делая ее путь извилистым, а одиссею - все более дикой и занимательной. Здесь все не слава богу. Если перелом, то обязательно копчика. Если ушиб, то головы. Страна, которая постоянно ищет приключения на пятую точку, чтобы потом мучиться от боли в первой. Если задуматься, что может быть точнее? За экстремальность формы, не считая мимолетной и молчаливой роли Евгения Цыганова, у Сигарева на этот раз отвечает самое мощное оружие - русский язык. Ладно Александр Баширов, привычно играющий доморощенного мыслителя, который способен превратить в философское озарение, затем оформленное в монолог, все что угодно, включая продукты собственной жизнедеятельности. Но в «Стране ОЗ» даже Инна Чурикова, рассуждающая на кухне о разнице между проститутками по жизни и по нужде, выглядит не народной артисткой, которая исполняет праздничное камео, а персонажем современной пьесы. Правда, смех здесь - не от комедии положений, а от узнавания ситуации. Довольно нервный смех. При этом, купаясь в сатире, Сигарев льет на нашу жизнь - нет, не помои, - он обрушивает на нее ледяной душ. Предварительно подержав всех нас в бане - в раскаленном добела жерле этого новогоднего вулкана. Тем временем Шабадинова остается все тем же одуванчиком и в объятиях либерала-эротомана, и на балконе у громил-патриотов, и в одной камере со Снегурочками легкого поведения. Если раньше героини Трояновой врывались в реальность, взрывая ее изнутри, то теперь она, будто бы камертон, выявляет в окружающих их нутряное. По сути, повторяя опыт Марины Абрамович - художника, автора радикальных перформансов. Во время одного из них она молча сидела на стуле, позволяя зрителям делать с собой все, что захочется. Начиная с невинных шуточек, они переходили к открытой агрессии, пытаясь вывести художницу из состояния равновесия. Так и Лена Шабадинова своей чистотой буквально приводит реальность в ярость. И реальность снова и снова испытывает ее на прочность. Но не забывайте, что все это хоть и взрослая, но сказка. А что бывает с хорошими девочками в сказках под Новый год? Правильно, к ним приходит Дед Мороз. Пусть лысый и с не очень густой бородой, но с песней и большим сердцем. (Никита Карцев, «Hollywood Reporter»)

Василий Сигарев, яркий представитель «новой драмы» и автор двух весьма мрачных русских фильмов современности - «Волчок» и «Жить» - давно грозился снять комедию про Новый год в России, в которой «все будет как есть». В итоге на большие экраны вышла «Страна ОЗ» - то ли сказка про девочку с собачкой, отправившейся в город за счастьем, то ли предупреждение о том, что всей постновогодней России давно пора вызвать скорую помощь. Как показал опыт первой части фильма Жоры Крыжовникова «Горько!», который препарирует традиции типичной русской свадьбы, «народная» комедия в России никогда не сможет быть по-настоящему народной - в том смысле, что самый широкий зритель не сможет ее оценить. Шуток над собой мы не любим и принимаем их за издевательство и очернение. Ну, как говорится, «неча на зеркало пенять». Екатеринбург, 31 декабря. Ленка Шабадинова из Малой Ляли должна найти ларек на улице Торфорезов, куда она устроилась продавщицей. В дороге ее ждет немало русского колорита, который во всей красе раскрывается как раз в Новый год. Молчаливая, нелепая Лена в дутых сапожках (играет ее Яна Троянова - главная героиня всех фильмов Сигарева) - самое невинное в этом мире черного угара существо, неприспособленное и чистое («Я чистая!» - скажет она на предложение помыться, и эту фразу, разумеется, нельзя понимать буквально). Глядя на Ленку с собачкой, которая, словно такой же молчаливый мученик Сергей Сергеич с осликом из «Счастливых дней» Балабанова, повторяет только две фразы - «У меня сестра копчик сломала» и «Где улица Торфорезов?» - понимаешь, что фильм этот на самом деле задуман и снят с настоящей любовью к человеку. «Страна ОЗ» выгодно вышла в прокат именно сейчас, в начале декабря, а не в новогодние каникулы, когда картина могла бы застать пребывающих в праздничном алкогольном вакууме россиян врасплох. Похмельный, наевшийся пельменей и наигравшийся с петардами зритель вряд ли пережил бы полтора часа в зале, на большом экране которого он увидит... похмельного, наевшегося пельменей и наигравшегося с петардами соотечественника. Слово «точный» - так себе эпитет для рецензии, но что поделать, если «Страна ОЗ» - кино именно точное. В нем нет реалии русской жизни, по которой бы не прошелся едкий Сигарев. По заслугам получают барды, элдэпээровцы, навальнисты, распространители косметики, пользователи «Одноклассников», любительницы курортных романов, проститутки-снегурочки и маменькины сынки, которые только и делают, что «шпилятся» в игру World of Tanks. При этом «Страна ОЗ» - это не кино, снятое в белых перчатках, и, смеясь над типажами, Сигарев и его соавтор по сценарию Андрей Ильенков смеются в первую очередь над собой (один из самых мерзких персонажей, бард-навальнист, не расстается со своей шапкой - точь-в-точь такой, с какой не расстается и сам Сигарев. А Ильенков, в жизни писатель, здесь играет продавца в киоске, на досуге сочиняющего опусы в духе Сорокина). Сигарев - плоть от плоти изображенного им мира, и тем, кто по-злому смеется над Леной Шабадиновой из Малой Ляли, он спешит напомнить по радио, включенному в квартире одной из героинь, что он, Вася Сигарев из Верхней Салды, однажды устроил пьяную драку. Грубо говоря, опыт комедии у Сигарева был всегда, потому что комедия в его мрачном творчестве присутствует на уровне текста. Сигарев (и еще белорус Павел Пряжко) обладает невероятной способностью очень чутко слышать язык и переносить его на бумагу, он отлично чувствует разницу между «нет» и «не», «щас» и «ща» и так далее. В «Стране ОЗ» этот дар, кажется, раскрылся в высшей степени, и нужно быть редким снобом, чтобы не слышать прелести фраз «Да ну на фиг!» - «А че не так-то?» Почему-то все хорошие русские комедии всегда получаются в стиле «смех сквозь слезы». Может быть, этот тон задал еще Чехов, назвав комедией «Вишневый сад». У «Страны ОЗ», которая не щадит никого, романтичный и трогательный финал, как у настоящей новогодней комедии - поначалу даже не верится, что сейчас, пока герой Гоши Куценко поет Лене милую песню, в окно не влетит очередная петарда и не разбомбит все к чертям. Но она не влетает. (Евгения Тюлькина, «Новые Известия»)

А теперь нечто совершенно иное: Василий Сигарев снял «народную комедию». Но едва ли самого мрачного российского режиссера переключиться на анекдотический алкогольный угар заставил успех «Горько!», да и по результату это совсем другое кино. Скорее, после тяжелого магического реализма «Жить» смех стал медицинской необходимостью. Как бы там ни было, «Страна Оз», великая и ужасная, стала самой долгожданной премьерой «Кинотавра», и съемочную группу встречали как уже состоявшихся победителей. Хотя все же было опасение, что пятиминутная нарезка физиологического юмора и гэгов, выложенная в качестве тизера, - это все сливки, и на показе смотреть будет уже нечего. Однако прочь сомнения: концентрированным безумием пропитана сотня минут экранного времени, как майонезом новогодний салат. И, к тому же, где-то ко второму акту понимаешь, что бедовый роуд-муви о девушке Лене из Малой Ляли - вовсе не про алкогольный загул и новогодние приключения, которые обычно становятся ютьюбовскими хитами, а про то первобытное оголение инстинктов, которые являет современный русский человек, если его изрядно накачать. Черновое название сигаревского эпоса - «Занимательная этология» - отработано здесь по полной: то, что сначала кажется очередным изучением русского характера, с его брутальностью и импульсивностью, позже обсуждается уже как стоящие за этим характером человеческие инстинкты, представленные половыми перверсиями (тут особого внимания заслуживает лекция персонажа Александра Баширова), стремлением к смерти и богатой фекальной темой, распугавшей европейских фестивальных отборщиков. В центре всей фрейдистской пляски, в окне бури помещается Яна Троянова, молчаливая, непроницаемая, откровенно отмороженная. Нельзя не признать, что такая роль, само это новое актерское существование, которое уже окрестили «тихой Яной», было для нее большим риском: до какого-то момента и сама Троянова считала, что на этот раз Сигарев ошибся и, что называется, взял жену, а не актрису; и великие партнеры, вроде Чуриковой, побаивались, что такая Яна зрителю будет совсем не интересна. Но результат очевиден: в Лену из Малой Ляли влюбляешься. В ее неумение жить, сочетающееся с каким-то непонятным внутренним потенциалом, в деревянные интонации, и что-то еще - может быть, хроническое невезение, которое заставляет героя Гоши Куценко называть такую, казалось бы, флегму «шебутной». Лене, этакой Элли, которую вместе с собачкой Дюдей унесло из своего Канзаса в пугающе-прекрасный Екатеринбург (Сигарев по сути снял трибьют родному городу) на пути к заветному ларьку на улице Торфорезов попадаются самые разные чудища, каждого из которых по-своему свела с ума магия новогодней ночи. Сигаревскую Страну Оз легко прочитать как страну «03», и каждому ее жителю позарез нужна медицинская помощь (поэтому длинные праздники так часто заканчиваются в больнице). Такую картину действительно никогда не возьмут на европейский фестиваль, это очень русское кино - мерещится Балабанов, ночь кишит фольклорными чертями, а сама Россия в лице девушки Лены поворачивается спиной к прогрессивной общественности в лице мэра Ройзмана. Но все-таки это не очередная метафора и не сатирическое «кино о России» - как сказал сам Сигарев, «если бы я снимал метафоры, то у меня бы получился фильм «Дурак». «Страна Оз» - ни разу не фильм «Дурак». Это обсценнная, карнавализированная, не ведающая стыда и страха инвентаризация национальных неврозов, вполне трезвый психоанализ, тем более эффективный, чем более смешной. И, наверное, только Гоша Куценко мог вывести ее в финале на какую-то человеческую, уже не животную, высоту - в силу природного обаяния. Но даже после его, может быть, несколько натянутого очеловечивания, где он влюбляется и поет песенку про дым, страна Оз еще долго останется с вами. Поэтому на вечер похода в кино (а продюсер самого цветисто-матерного фильма последних лет вопреки всему уверена, что он дойдет до проката) не назначайте важных свиданий и ответственных деловых встреч - если, конечно, не хотите, чтобы посторонние увидели вашу персональную Бастинду - раскрепощенную, освобожденную от всяких табу, животную суть. (Ольга Касьянова, «Сеанс»)

Нереально веселая новогодняя отечественная комедия Василия Сигарева не просто так несет в своем названии точную омонимию: то ли о сказочном волшебнике из страны Оз идет речь, то ли о номере кареты скорой помощи. То есть, где-то между дурдомом и сказкой разницу найти не так уж легко, особенно в картине про новый год. И эта простая, но очень глубокая мысль только усиливает ощущение, что третий фильм Сигарева - это опять что-то этакое, шедевральное. Главное действующее лицо на протяжении всей картины, это относительно молодая девушка Лена, которая буквально как неделю приехала покорять Екатеринбург из Мало Ляли. Только что устроившись продавщицей в киоск, она на протяжении всех 95 минут пытается попасть на свою новую работу. Но выйти на работу оказалось не так просто: киоск расположен на улице, которую никто не знает, и несчастная женщина вынуждена в канун Нового года скитаться по улицам и чужим домам, пытаясь не только дойти до работы, но и банально выжить. А в это время в киоске ее заждался сменщик со своим школьным другом. Можно долго рассуждать о том, что фильм феерически весел - это, пожалуй, одна из самых смешных и настоящих новогодних комедий в истории нашего отечественного кинематографа. В том числе и за счет диалогов героев картины: понятно, почему Сигарев не стал их коверкать, посчитав, что прекрасное (настоящее) должно оставаться прекрасным. Можно лишний раз сказать о том, как талантливы Яна Троянова, Гоша Куценко, Александр Баширов, Евгений Цыганов, Инна Чурикова и другие всеми любимые звезды российского кино, которых Сигарев пригласил в фильм. Но все это будет субъективно, ведь у всех вкусы разные - хочется, чтобы зритель сам увидел фильм и получил максимум удовольствия от узнавания реалий страны ОЗ. Хотелось бы отметить мастерство композиции фильма, содержащей в себе и его идею. Василий Сигарев расставил персонажей именно так, чтобы зритель сразу же понимал их место в этом сложном мире. Героиня Яны Трояновой (Лена из Малой Ляли) и ее приятный знакомый, не буду раскрывать Вам его личности преждевременно, на протяжении всей картины они находятся в движении. Оно может быть вертикальным (например, карабканье по балконам или падение) или горизонтальным (блуждания по улицам, поездка на автомобиле и т. д.), но оно продолжается на протяжении всех 95 минут фильма, и таким образом героям дается особая, духовная жизнь. Они - очень наивные, простые чудаки, которые ничего не понимают и не хотят понимать в этом сером и равнодушном городе. Напротив, чем хуже человек, тем прочнее он заперт в клетку, даже если это самая обычная квартира. Выйдя оттуда в окружающий мир, он толком не знает что ему делать дальше. Героиня комедии перемещается из одной такой точки в другую, различными способами, то она бродит по трассе, то катается в эвакуированной машине, то в одиночестве на городском транспорте, как бы предлагая статичным фигурам начать двигаться, но, конечно, без особого успеха. Но апофеозом этой закрытости и косности у Сигарева выступает - киоск, где героиню Трояновой, весь фильм ждут сменщик и его друг, при этом творя под час безумные действия. Озлобленные, мелкие существа, они как сказочные тролли сидят на ценных (относительно) вещах и придумывают пакости, но если быть более точным, пакости там задумывает и производит их в действия только один персонаж. Эротизм у них превращается в порнографию, вежливость цинично высмеивается, никакой человечности в этом таинственном киоске, откуда никуда не деться, давно не осталось. Это место, куда приходить нельзя, хотя героиня так ищет свою дорожку из желтого кирпича. Сигарев, разумеется, - отчаянно сентиментальный гуманист, который снова противопоставляет царству зла на земле фантазию о чистых душах. Фантазию, которая всегда, впрочем, связана со смертью. Так в "Волчке" девочка беседовала с мертвым мальчиком, в фильме "Жить" убитые приходили к своим близким и предлагали жить дальше, вопреки смерти. В его новом шедевре "Стране ОЗ" героям тоже придется столкнуться с Танатосом. Но здесь Сигарев, следуя законам жанра новогодней комедии, предпочитает не идти до конца. Поэтому это самый светлый, самый жизнеутверждающий его фильм, подлинное украшение нашего кинематографического сезона. («Афиша Курска»)

Я стал поклонником "Страны ОЗ" с первого взгляда. Принято считать, что комедию надо смотреть в кинозале с публикой, но мне удалось обхохотаться и в одиночку перед компьютером. Прошло, кажется, полгода, картину Сигарева после обязательной в таких случаях позиционной борьбы пустили в кинотеатры, и я специально пошел проверить впечатление. К своему ужасу, в первой половине ничего не чувствовал: как будто бы запиканный, хоть и угадываемый мат утратил живительную силу. Помню, как на первом просмотре не мог сопротивляться артистизму обсценных диалогов философов-алкоголиков, засевших в новогоднюю ночь в киоске, которых изображают писатель, соавтор сценария Андрей Ильенков и неподражаемый Александр Баширов. Вкратце обсудив перспективу поездки в ЦПХ к шмарам и концепцию полового унижения как основы жизни, философическая пара переходит к основной теме - копрофагии. Скажу прямо, тема для новогодней комедии авангардная, и народ в кинозале несколько притух и напрягся, да и я вместе с ним. Между тем все равно трудно было остаться равнодушным ко второй ключевой линии фильма - злоключениям Ленки Шабадиновой из Малой Ляли, приехавшей в Ебург и получившей ночную работу аж за 15 тысяч в месяц в киоске на улице Торфорезов - том самом, где засела пара философов. Тем более что играет Ленку сигаревская муза Яна Троянова - и играет так, что не отделаться от сравнения с "Ночами Кабирии" (тут понятен расчет Сигарева: теперь и он немножко Феллини). Но это все, конечно, для знаек - как и игра слов в названии: для кого-то ОЗ - это Изумрудный город из иностранной сказки, а для кого-то - наша родная, переживающая не лучшие времена и все более дефицитная служба скорой помощи. Вернемся, однако, в московский кинозал на дешевый утренний сеанс. Публика в конце концов разогрелась: кажется, лед тронулся на том моменте, когда Яна Троянова, рискуя жизнью (актриса реально получила на съемках сотрясение мозга), спускается с балкона многоэтажки, откуда ее вместе с героической собачкой Дюдей выдавливает очередной представитель деградировавшего мужского племени - бездарный бард, позорный импотент и отъявленный трус (Владимир Симонов). Тут Ленка попадает из огня да в полымя: этажом ниже вместо одного ничтожества в штанах обитают целых три "диванных воина": все трое жрут, гоняют танки в компьютере, портят воздух и голосуют за ЛДПР, сидя на шее у сердобольной хозяйки дома (Инна Чурикова, золотое сердце). В кухонной беседе двух сердобольных героинь, молодой и старой, двух народных артисток, не по званию, а по сути, окончательно определяется жанр фильма, и зритель платит за эту определенность тем, что уже до самого конца останется вместе с героями и с теми, кто их придумал и сыграл. И станет дураку понятно, про что это кино. Не про дерьмо, хотя, конечно, и данная сакраментальная тема раскрыта глубоко, со знанием дела, исследована и на буквальном, и на метафорическом уровнях. Можно было бы сказать, что это кино про любовь, ведь не зря в нем появляется Гоша Куценко в дедморозовском колпаке, с фляжкой горячительного и с собачкой Дюдей, но это было бы отговоркой и оговоркой. Если и еще раз про любовь, если и про недотеп-принцев, то только потому, что так положено по канонам жанра, который когда-то называли рождественской сказкой, а теперь, после смерти Эльдара Рязанова, уж не знаю, как будут называть за исчезновением самого феномена. Принц остался, а сказка сошла с ума и продолжает шизофренически виться в дурдоме. Сигарев, писатель и режиссер, способный достигать большого трагического накала, пришел на выжженную землю новогодней комедии, планово засаженную "Елками", но вряд ли пока готовую ветвиться и плодоносить. "Страна ОЗ" - причудливый гибрид, выросший на этой мертвой почве: искры веселья высекаются из кошмара житья-бытья, взлетают в воздух, как новогодние петарды, и испепеляют все вокруг. На пепелище остается только она одна - Ленка из Малой Ляли, не добитая мужем, чудом не пришибленная на трассе торчком-самоубийцей, не разбитая выкинувшим ее в окно ухажером. В воде не тонет, в огне не горит, в горящую избу войдет. Видя нового человека и не имея ровно никаких оснований доверять незнакомцу, не моргнув глазом, спрашивает: "Как проехать на улицу Торфорезов?" Идет за ним, на вопрос про фамилию отвечает, немного стесняясь нерусскости: "А вам зачем еще? Шабадинова, допустим". (Андрей Плахов, «Коммерсант»)

Предыдущий фильм Василия Сигарева «Жить» был о мертвых, вступающих в сложные взаимоотношения с живыми. Следующий фильм, у которого пока нет названия, будет боевиком о зомби. Между двумя этими произведениями уютно расположилась «Страна ОЗ», которая позиционируется как новогодняя комедия и в то же время напоминает путешествие по кругам ада, озаренного сполохами петард. Ну да, конечно: в названии книги Данте Алигьери тоже было слово «комедия», и перед тем, как герои выбирались из преисподней, тоже становилось очень холодно. Надо пояснить, что Сигарев с его тремя фильмами (еще был «Волчок») и несколькими пьесами - одно из самых заметных явлений в российской культуре последнего десятилетия: картину «Жить» легко представить не только в кинотавровском, но и в берлинском или венецианском конкурсе. Но «Страну ОЗ» по фестивалям особо не повозишь: иностранным зрителям трудно будет понять этот исконно русский продукт, оперирующий очень русскими представлениями о празднике и счастье. Героиня «Страны», снегурочка-дурочка по имени Ленка Шабадинова, выбравшись из своего поселка Малые Ляли, пускается в путешествие по плохо знакомому Екатеринбургу. Ей надо найти улицу Торфорезов - там находится киоск, в котором весь следующий год ей предстоит работать продавщицей на зарплате в 15 тысяч рублей в месяц. Водитель первой же попутной машины (Евгений Цыганов) оказывается смертельно обдолбан и по встречке уносит Шабадинову в немыслимые дали, которые не имеют никакого отношения к ее пункту назначения. С большим трудом оставшись в живых и вернувшись в Е-бург, Шабадинова встречает поэта и барда (Владимир Симонов), неисправимого романтика, живущего в сети. А еще он адепт тантрического секса. Спасаясь от него, Шабадинова окажется в квартире пожилой дамы (Инна Чурикова), приторговывающей косметикой и делящей жилплощадь с тремя сыновьями-чудовищами, «диванными воинами». А на улице Торфорезов в ларьке Ленку тем временем уже устали ждать герои Александра Баширова и Андрея Ильенкова (писателя и соавтора сценария «Страны ОЗ»). Их пьяные диалоги, одна из главных тем которых - копрофагия, окончательно убеждают зрителя, что куда-куда, а на работу героине лучше не торопиться. «Страна ОЗ» шокировала первых зрителей не обилием матерных выражений (а Сигарев умудряется вложить пару непечатных слов даже в уста почтенной Инны Чуриковой - говорят, актриса снималась чуть ли не тайком от своего мужа Глеба Панфилова). Проблема скорее в том, что Сигарев бесстрашно и беспощадно деконструирует святое, замахнувшись на Новый год, который до сих пор официально преподносится телевидением и кинопрокатом как самый светлый и многообещающий праздник. Многие совершенно искренне его так воспринимают, ориентируясь на детские и юношеские впечатления. Но «Страна» от сюжета к сюжету становится все более ядовитой - и если наличие наркомана, барда-перверта, быдла в трениках и проституток (а имеются и проститутки в исполнении Алисы Хазановой и Дарьи Екамасовой) еще можно простить, то обилие калоедских новогодних шуток многих заставило всерьез передернуться. Одной из мишеней Сигарева является спродюсированный Тимуром Бекмамбетовым киносериал «Елки», состоящий из многочисленных оптимистических новелл. «Страна ОЗ» - злой и временами очень смешной гротеск - тоже состоит из новелл, только здесь вместо пушистого снега с неба валит каустик. Рецензенты, видимо от шока, наперебой предлагают зрителю «узнать в картине себя» и «посмеяться над собой». Интересно, сколько зрителей реально согласятся узнать себя в герое Баширова или в заторможенной Шабадиновой, которая в исполнении Яны Трояновой периодически напоминает плохо смазанного робота. И Новый год в этом фильме выглядит как высокотравматичный токсикогенный карнавал - каким он, впрочем, и видится любому врачу скорой помощи, в чью «Страну ноль три» люди толпами отправляются из страны чудес утром 1 января. Нельзя не заметить, что «Елкам» и Бекмамбетову «Страна ОЗ» отчасти обязана Гошей Куценко, герой которого на общем фоне производит приятное впечатление: он хоть и сумасшедший, а все-таки дарит героине Трояновой и зрителю оптимизм. Который, конечно, приходит вместе с похмельем. Но что делать, так уж устроены русские праздники, что похмелье в них порой странным образом оказывается не болезнью, а исцелением. Если до него доживешь, конечно. (Денис Корсаков, «Ведомости»)

Новорусский массовый кинематограф, рожденный в середине сытых нулевых, когда мелкобуржуазный гламур стал явлением стилеобразующим, породил уродливое явление, интеллектуальный урон от которого еще предстоит оценить: речь о так называемом "добром кино". Под добротой в данном случае понимается еще советская установка на пластмассовую бесконфликтность - в зафотошопленном мире этих картин хорошее бьется с лучшим, а хеппи-энд настолько неизбежен, что от этой неизбежности тошнит. Самой кондовой разновидностью "доброго кино" стала новогодняя комедия - жанр во всем мире изъезженный, но на нашей унавоженной безвкусицей почве он и вовсе превратился в антологию самых презренных кинематографических клише. Большинство отечественных фильмов, с широкой рекламой выходящих в прокат с 25 декабря по 2 января, живописуют такую свистопляску "правильных", "семейных" "ценностей" (именно так - каждое слово в кавычках, потому что все в этих картинах - и форма, и содержание - суррогат), что хоть святых выноси. Но любое действие рождает противодействие, и возникновение культурного сопротивления коммерческой машине, клепающей бездушные фильмы, не приходя в сознание, было неизбежным. И первый выдающийся итог этого резистанса принадлежит Василию Сигареву, чья "Страна ОЗ" как раз вышла в прокат. О своей задумке снять анти-"Елки" Сигарев охотно рассказывал на позапрошлом "Кинотавре" - том самом, где одним из главных событий стала его мрачная картина "Жить", в которой правят бал тлен, смерть и безысходность . Поэтому в способности создать ядовитое высказывание Сигарева еще можно было заподозрить, но вот что касается умения сделать смешное кино - разные были мнения. Забегая вперед, следует признать, что Сигарев выданные авансы не просто оправдал, но и, кажется, утвердился в нашем кино в новом звании - самого бескомпромиссного и разностороннего режиссера из поколения, пришедшего в кино в последние десять лет. В высшей степени саркастическое, сатирическое и по-хорошему злое кино "Страна ОЗ", к счастью, не исчерпывается своей оппозиционностью по отношению к пластиковому новогоднему мейнстриму - можно вообще не знать о существовании пресловутых "Елок", но смеяться над "Страной ОЗ". Как всякий смех в России, тут, впрочем, нам явлен смех сквозь слезы. Потому что Сигарев живописует абсурд нашей жизни, не жалея ни иронии, ни сарказма, ни порой гиперболы - иногда переступая границы вкуса, но ни разу не согрешив против истины. Выбирая простецкую схему - сюжет фильма исчерпывается тем, что блондинка Лена Шабадинова (супруга режиссера Яна Троянова) из Малой Ляли в канун Нового года едет устраиваться на работу в ночной ларек в соседний крупный город, но никак не может туда попасть из-за все время случающихся с ней встреч с удивительными персонажами - он наполняет ее таким количеством жизни, что порой кажется, что хватило бы на два, а то и на три фильма. И тут занятно, как в условный замысел режиссера проникает национальный менталитет. Очевидно, "Страна ОЗ" задумана как перепев "Алисы в Стране чудес" - как и у Кэрролла здесь главная героиня попадает в иррациональное пространство, которое населяют мифологические персонажи. Мифология зиждется на национальных архетипах - матерящаяся баба в бигудях, корпулентный ловелас и другие безошибочно узнаваемые типажи. В роли Королевы червей Инна Чурикова, Чеширский Кот - Гоша Куценко. Менталитет же в том, что в эту концепцию проникает еще как минимум одна литературная основа, на сей раз - сугубо отечественная. Потому что "Страна ОЗ" - это еще и парафраз поэмы "Москва - Петушки", каноническое произведение о невозможности доехать из точки А в точку Б. Картина Сигарева вольно пересказывает произведение Ерофеева, меняя акценты, - в фильме главная героиня трезва как стеклышко, тогда как вокруг нее нет, кажется, ни одного непьяного персонажа (за одним исключением в виде камео мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана). Результат, однако, тот же - до ларька, в котором в это время разыгрывается фарс с участием артиста Александра Баширова (и это просто надо увидеть), Лене Шабадиновой добраться не суждено. В высшей степени саркастическое, сатирическое и по-хорошему злое кино Сигарева может вызывать разные чувства. Не может оно лишь одного - оставлять зрителя равнодушным. И если к предыдущему фильму режиссера - картине "Жить" - хотелось приделать слово "страшно", то "Страна ОЗ" расширяет тему экзистенции в России - жить здесь весело и страшно. (Александр Нечаев, «Российская газета»)

Реальность «Страны ОЗ» - намертво замерзшее пространство, посыпаемое хлопьями снега из сита сказки. Никакого духа времени, архетип народа, выпустившего внутреннего зверя в предпохмельный праздный период, в разрезе, через призму привычного с детства антуража. Распространяемый на каждого встречного гражданина квест, отягощенный в голове тяжким бременем подвига, будь то поединок с заморским горбоносым чудищем или спихивание несостоявшейся любовницы с балкона, разбавляет безостановочный процесс восприятия тягот быта и песни «Милая моя, солнышко лесное». Канонические среднестатистические добры молодцы и богатыри видоизменились и обросли современной характеристикой, если воины - то диванные, если водители - то под бутиратом. Выписанная из Малой Ляли в Екатеринбург Шабадинова Лена, спонтанно обзаведшаяся маленькой белой собачкой, - потерявшийся в этом русском мире осколок жизни еще более сумасбродной (через две фразы текста Сигарев прорисовывает ее прошлое, с побоями мужа и прочими дрязгами). Вот и классический хронотоп дороги, путешествие, что она должна испытать, не вызывает никакого протеста, лишь смиренное повиновение обстоятельствам, долгий переход из пункта А в пункт Б через агрессию и трехэтажный мат окружающих, до тех пор, пока не занесет в обитель 03. Киоск на улице Торфорезов - катализатор, первостепенная цель. Это как отбытие в Трою для Одиссея, абсолютно лишенное мотивов. Так надо, и Стикс - все вокруг, пусть скорее через интерпретацию Вергилия, с полями для блаженных. Очистившихся душ, к сожалению, не видно, воскреснуть надо, но лень. Предновогодняя суета привычно нависает возможностями, что несет время грядущее, но обнуление через календарный цикл так и не приходит. Тем ироничнее светят развешенные вдоль ледяных замков разноцветные гирлянды. В стране глухих к здравому смыслу не знают о Навальном и «Фейсбуке», а лепят пельмени. Когда пид####ы в очередной раз угоняют танк, рвется последняя надежда замаскировать происходящее под зазеркалье сарказмом и насмешкой. Реальность сама застыла в воздухе прямой, явной угрозой - вероятностью установки платной мелодии на телефон всякими проходимцами. Из зимней спячки не выбраться, даже нацепив на голову коробку с пиротехническими зарядами. Не поможет Хиросима, пусть оно так и не делается. Пронизывающий все социальные слои текст Сигарева состоит из прилипших друг к другу афоризмов, после финальных титров обретающих плоть и кровь там, за четвертой стеной, подгоняемых пульсирующим нервом обстоятельств. Он укладывается в диалог или ситуацию недостающим паззлом в этой фреске дороги из желтого кирпича и плохого асфальта. На экране мельтешат состоящие из ограниченного набора функций характеры, запечатленные в состоянии крайности, начало которых в классической прозе девятнадцатого века. Ныне и всегда зовущиеся людьми среднестатистическими. С экрана сквозит исконно русской экзистенциальной меланхолией, которую заедают сладкой ватой и запивают алкоголем. За слоем гомерически смешного и честного находится ядро из сожаления и черной печали, через которую так и норовит пробиться свет, но как-то не до этого. Шебутная Лена, рикошетом проносящаяся от одного безмозглого к другому бессердечному пытается ворваться в параллельную драматургическую линию творческой интеллигенции из ближайшего ларька. Так и не научившийся не бояться своих желаний понурый представитель недооцененных литературных кругов, с творчеством, пылящимся среди банок пива и коробок с семечками, сможет на миг столкнуться с лирической героиней лишь в категории ирреальной. Незамутненное восприятие главной героиней поглощающего праздничный Екатеринбург абсурдного хаоса является ключом к победоносному шествию через дрязги, огонь, воду и медные трубы с высоко поднятой головой. Скороговорка про сломавшую копчик сестру да доведенное до автоматизма пожатие плечами - ключ к успеху в любой экстремальной ситуации. Побуждения добрые в этой стране все равно присутствуют, только перед этим судьба-злодейка наносит столько ударов, что из упрямства и принципа зерна от плевел Лена отделить забывает и отворачивается, то от настоящего мэра, то от принца в шапке Деда Мороза. Такова жизнь, где постновогодние хеппи-энды случаются на больничной койке, где в лучике света кружит пыль и на ухо напевают песню, резюмирующую это странное приключение, где никого никуда не уносил ураган, а судьба позволила дымом унестись ввысь. (Антон Фомочкин, «Посткритицизм»)

Ленка Шабадинова - та, что с Малой Ляли - во что бы то ни стало должна найти улицу Торфорезов. Потому что ее подружку Ирку хахаль выкинул из окна. И она копчик сломала. Теперь ее надо сменить в ларьке на этой самой Торфорезов. Вот. Но Ленка до ларька не дойдет. Потому что на календаре 31 декабря, и у кого не спросишь, как на эту чертову улицу пройти - обязательно начнется какая-то лажа. По пути Ленка встретит фрика-пиромана с собачкой; православного барда, верующего в тантрический секс, Визбора и Стивена Кинга; откушавшего в честь праздника бутирату «белого воротничка»; домохозяйку с пельменями; пару Снегурочек, несколько Дедов Морозов, мэра Ройзмана. Последнего поспешит обозвать наркоманом. А в ларьке ее будут ждать, но так , конечно, и не дождутся, конечно, продавец (по совместительству - литератор) и его татуированный кореш. Торфорезов - это вам не Третья Строителей. Ленка Шабандинова - тот еще Женя Лукашин. Заранее было ясно, что драматург и кинорежиссер Василий Сигарев, взявшись за сюжет новогодней комедии займется ее веселой деконструкцией. Спляшет на костях «тучных нулевых» с их «елками». Поженит «Иронию судьбы» и «Москву-Петушки»: мастера ловких драматургических ходов, он уравняет как раз ее, Третью Строителей, с веничкиным Эдемом, где жасмин не отцветает. Кому бы такое еще, кроме мастера драматургических ходов Сигарева, даже просто в голову пришло? Не стоит даже говорить, что материал Сигарев чувствует как никто другой. Рецепт «народной комедии» знает наизусть и может собрать ее с закрытыми глазами (в половине отечественных театрах спектакли по его пьесам бьют рекорды посещаемости). Что и демонстрирует в полный рост. «Страна Оз» битком набита знакомыми физиономиями, каждому уготован сольный выход, хоть бы на пару секунд (краткость - тоже закон жанра). Евгений Цыганов филигранно, не произнося ни слова, но при этом абсолютно членораздельно играет заторчавшего менеджера-бомбилу. Гоша Куценко кайфует в своем любимом (и самом удачном) амплуа уморительного верзилы. Инна Чурикова гениально варит пельмени и препирается с сыном-переростком. Александр Баширов произносит фирменные монологи в жанре «русская народная галлюцинация» и натурально кидается дерьмом в окружающих. Естественно, отлично все вместе скрепляет сигаревская прима Яна Троянова в роли Ленки «с Малой Ляли». Понятно, что Сигарев - мастер художественного слова, и «Оз» наверняка растащат на пословицы и поговорки: «Ну вот ты и проиграл первую битву с цензурой», «Вы еще скажите, что про Навального не слышали» - это помимо великолепных непечатных, а фильме "запиканных". "Запикана" примерно треть текста, но это совершенно не мешает - из сигаревского сценария этих слов, как из срамных частушек, не выкинешь, так что они все равно звучат в сознании зрителя, сколько из ни "запикивай". Наконец, конечно, здесь работает узнавание - все персонажи и сюжетные ходы схвачены невероятно точно и цепко. Но при всей убойности «Стране» хватает и изящества. Чего одно название стоит - оно превращает балаган в лирическое высказывание про девочку с псом и громилой, которую неведомым новогодним ураганом занесло в зеленый (изумрудный) город Е-бург. А потом возвращает обратно, с небес на землю - потому что Оз, конечно, описка, и читать его стоит как 0,3. Во всей этой показательной демонстрации мастерства есть только один эпизод, вышибающий любого зрителя из колеи. Когда в ряду прочих популярных новогодних персонажей вдруг появляется Александр Мосин, премьер последних фильмов Балабанова - «Кочегара» и «Я тоже хочу». Эти три секунды мосинского присутствия на экране мгновенно переключают регистр восприятия всего фильма в целом. Метивший в «народную комедию по-честному», Сигарев попал в яблочко, только совсем другое. Составил энциклопедию отечественного кино и шире - русской жизни - последних двадцати лет. Подвел выразительный итог. Вывел тех, кто за отчетный период на экране появился и прижился: героя-любовника Цыганова, современную Мазину Яну Троянову, комика Куценко, красоток Алису Хазанову и Дарью Екамасову в ролях проституток-снегурочек. Подвел итог всей пьяной жести и пресловутой «чернухи». Помянул Балабанова и припомнил самые важные явления. В этом смысле очень логично, что ленту в прокате кладут не «под елку», а выпускают в самый первый уикенд предпраздничного месяца. Это, конечно, не радостная встреча нового (года), а истеричное провожание старого. И искреннее желание, чтобы оно запомнилось (в профилактических целях), но никогда не возвращалось. (Иван Чувиляев, «Фонтанка»)

Злая, неполиткорректная, гомерически смешная комедия «Страна Оз» Василия Сигарева - возможно, главная находка нынешнего «Кинотавра». Режиссер мрачных, тяжелых драм «Волчок» и «Жить» решился не только на комедию, но и на откровенно жизнеутверждающий финал, где летают шальные пули, а Гоша Куценко поет песню собственного сочинения. Деревенская девушка Лена (сигаревская муза Яна Троянова) в поисках лучшей жизни переезжает в Екатеринбург к своей двоюродной сестре, и, может быть, все бы у нее получилось, кабы не Новый год. Всего за два дня удивительных приключений перед ней пройдет целая галерея фриков и оригиналов в исполнении лучших артистов страны (от Евгения Цыганова до Инны Чуриковой), которые напрочь отобьют у бедной девушки желание оставаться в этом безумном городе. Кроме того, в эпизоде в роли себя самого здесь появится сам мэр и основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман, а из последнего балабановского фильма на минуту заглянет герой Александра Мосина - Бандит в кожаной куртке. «Будет весело и страшно» - этот лозунг сибирского панк-рока в пору писать на постерах фильма в качестве слогана. Безумие здесь начинает бить рекорды с первой же сцены, где надоевшую любовницу заезжий грек выкидывает с балкона в сугроб. Как рассказали на пресс-конференции продюсер Софико Кикнавелидзе и сам Сигарев, некоторые известные артисты даже отказывались от ролей - кому-то претила нецензурная лексика (здесь ее правда много, но всегда по делу), кому-то «статус не позволил» играть эпатажную роль. Тем не менее согласились многие. Самая «спорная» партия, наверное, у вахтанговца Владимира Симонова, великолепно отыгравшего барда-подкаблучника, поклонника фейсбука и походов налево в отсутствие жены. Но прежде всего фильм состоялся благодаря Яне Трояновой, которая в пику своим прошлым ролям взрывных и боевитых женщин сыграла доверчивую и ранимую провинциалку. Многие из режиссеров «новой русской волны» обещали уйти в зрительское кино и понемногу эти обещания выполняют. Борис Хлебников сделал сериал «Озабоченные» для ТНТ, Николай Хомерики снимает фильм-катастрофу «Ледокол», Алексей Мизгирев - вот-вот приступит к съемкам исторической драмы «Дуэлянт», нашей третьей картины в формате IMAX. Сигарев же пришел с радикальной комедией «Страна Оз», где плотность удачных гэгов превышает среднестатистический ситком, но проблематика осталась прежней - экзистенциальное измерение провинциальной жизни, социальная разобщенность, помноженная на общую неустроенность. Далее в его планах - снять на наших реалиях настоящий фильм ужасов. «Инсайт» Александра Котта - фильм в лучших традициях «Кинотавра» прошлых лет, когда правила бал уже упомянутая волна «новых тихих». Это медленная социальная драма о людях, выброшенных на обочину. В главной роли, как и водится, Александр Яценко, главный актер русского артхауса нулевых, получивший всероссийскую популярность после сериала «Оттепель». Однажды по пути с работы домой простой рабочий Павел Зуев (Яценко) осознает, что больше ничего не видит. В один миг зрение ушло навсегда - и теперь до конца дней Зуев будет сидеть дома и на ощупь скреплять проволокой зубчики бельевых прищепок. На счастье, есть медсестра с обнадеживающим именем Надежда (Агриппина Стеклова), единственный близкий человек. Любопытная деталь - предыдущий фильм Котта «Испытание», в прошлом году взявший главный приз на «Кинотавре», был немой и не содержал человеческой речи совсем. В этом году он привез кино про слепого, но на деле между картинами особых сходств нет. «Испытание» - визуальное упражнение, «Инсайт» - тонкая и зрелая психологическая драма. Несмотря на угрожающий синопсис, здесь нет беспросветного мрака, напротив - много иронии и смешных ситуаций. Медсестра Надежда организует Зуеву «Шоу Трумана» в миниатюре - фиктивную свадьбу в гастрономе вместо ЗАГСа и экскурсию по Москве, не выезжая из области. И герой Яценко верит, обживается в этой новой реальности, полной острых углов и ненужного хлама, который вечно мешается под ногами, и в какой-то момент кажется, что все у них получится, хотя, конечно, счастливый финал в таких историях - чистая утопия. Негромкий фильм уже успел разделить фестивальную публику: кто-то пеняет на старомодность, кто-то - на пессимизм, хотя, судя по реакции зала, сторонников у фильма тоже немало. Что точно мешает Коту, так это прошлогодний успех, и тогда вызвавший большие споры. Вряд ли жюри во главе с Алексеем Учителем решится отдать главный приз второй год подряд одному и тому же режиссеру - впервые в истории фестиваля. (Николай Корнацкий, «Известия»)

Ленка Шабадинова (Яна Троянова) из поселка Малая Ляля стремится к ларьку на улице Торфорезов, расположенную где-то в Екатеринбурге. Время она выбрала опасное: на город неумолимой лавиной надвигается Новый год. В ларьке ее ждет сменщик (Андрей Ильенков), с которым она не знакома, и его компаньон (Александр Баширов), своеобразно рассуждающий о жизни, а в перерывах между рассуждениями кроющий на чем свет стоит эту самую Ленку, с которой он тоже, разумеется, не знаком. Едва ли это можно считать препятствием: в вихре русского праздничного быта между знакомыми и не знакомыми друг другу людьми в городе устанавливается прочная связь, хотят они того или нет. Все они будто бы объединяются для одной цели - множить окружающий бардак. Непосредственная белобрысая Шабадинова идет сквозь него, собирая по пути тумаки и затрещины, то и дело спотыкается и падает, но упорства не теряет; русскую бабу так легко на пути не остановишь. Зато сбить ее с этого пути - проще простого, особенно если она не знает точного адреса, а мобильный телефон у нее разрядился. Всем окружающим людям Шабадинова задает один вопрос: «Где находится улица Торфорезов?» - но в ответ на него каждый ей отвечает что-то свое, не имеющее к улице Торфорезов никакого отношения. На этот случай у Ленки есть вторая реплика. «А у меня сестра копчик сломала», - с нажимом сообщает она, завязывая беседу проверенным народным способом: сообщая о какой-нибудь беде, которую можно бы тут же и обсудить, - пожаловаться и пожалеть, слово за слово. Но и копчик сестры у Ленки тоже обсудить с людьми никак не выходит. Кто-то вместо этого ведет ее к себе домой показывать пошлые музыкальные клипы и предлагать тантрический секс, кто-то - кормит домашним обедом и впаривает косметику Avon, кто-то - вообще отключается и ни слова не успевает ответить. В общем, соучастия от них добиться трудно, каждый занят собой. Неудивительно, что главным романтическим героем становится человек, который на вопрос «А вас как зовут?» вместо рассказа о себе два раза подряд отвечает: «С Новым годом!» Он же окажется в итоге единственным, которому на путешественницу Ленку в итоге будет не наплевать, но для того чтобы вытащить его из марева собственных праздничных фантазий, судьбе тоже потребуется как следует постараться. «Страна ОЗ» - чрезвычайно интересное кино не только по той причине, что режиссер «мрачных фестивальных фильмов» Василий Сигарев сделал народную комедию. Это как раз кажется вполне логичным: автор не то чтобы отказывается здесь от собственного экранного мира, населенного отчаянными и отчаявшимися, не вполне сознательными, но захваченными жизненным потоком героями. Он просто показывает его с другой интонацией. И это не фильм «Горько!» для интеллектуалов - скорее уж действительно фильм «Елки» для нормальных людей (на таком определении настаивает сам режиссер). Кто такие «нормальные люди», правда, нельзя точно определить ни до, ни после просмотра - но тут, как и в самом сюжете, общность важнее частностей. По этой причине, кстати, смотреть фильм лучше не в одиночку, а в зале с народом: по всем законам карнавала это вульгарное откровение воспринять проще, когда рядом смеется сосед, и уже ничего - или почти ничего - не стыдно. Неровную, грубую, смешную действительность в фильме Сигарева так и тянет принять за гоголевскую фантасмагорию, тем более что для этого есть все предпосылки, включая сказочное название и сюжет. Но важнее в ней разглядеть то, как тут на самом деле этой фантасмагории мало и как много реального, вплоть до конкретных событий: в интервью и на встречах со зрителями Сигарев сам с удовольствием рассказывает о том, сколько в фильм перекочевало историй из жизни. Групповой портрет, получившийся из всего этого на экране, - и страшный и родной. Стесняться его бесполезно - если уж что-нибудь здесь режет глаз, надо сначала это попытаться принять как есть и назвать вещи своими именами вслух; по нынешним временам - уже непростая задача. Сведенные к одному знаменателю праздником, русские люди перемешиваются в один салат винегрет, и уже не так важно, кто из них ругает жидов, кто пишет стихи, кто готов лежать голой спиной на стекле, а кто просто хотел сестре помочь разобраться с неудачным романом и попал из-за этого в бесконечную передрягу. «Шабадинова, допустим» - отвечает Ленка, когда с ней знакомится на катке герой Гоши Куценко, и эта ее агрессивная неуверенность в слове «допустим» многое в данном контексте значит. Это, допустим, легко бы могла быть какая-нибудь Сидорова, Иванова или Сковородкина - да и любой, кому пришлось искать какую-нибудь улицу в каком-нибудь из городов России под Новый год. И уж точно это был бы гораздо более вероятный расклад, чем сюжет очередного ремейка «Иронии судьбы». (Наиля Гольман, «Афиша»)

Бороться и молчать. Девушка Лена (Яна Троянова) приезжает в Екатеринбург из деревни Малые Ляли. Ей повезло: в тот же день нашла работу - договорилась заступить на смену в круглосуточный ларек - а это как раз канун Нового года. Ни у кого нет сомнений, что до места работы героиня не доберется. Со времени выхода "С легким паром..." новогоднее чудо в кино неразрывно связано с топографическим кретинизмом. Теперь надо быть круглым дураком, чтобы в Новый год прийти куда-то по назначенному адресу, ничего не напутав и не опоздав. А тем, кто приходит вовремя, Дед Мороз подарков не дает, и чуда с ними не случается. Везет у нас по-прежнему людям исключительно неорганизованным. Тут Сигарев, как мы видим, не нарушает традиции сказки. Просто он рассказывает сказку правдивее, чем создатели какого-нибудь типового елочного мейнстрима. Еще, например, в "Стране ОЗ" важны все персонажи (конечно, это калейдоскоп современных российских типов). Развеселая новогодняя комедь обычно жертвует развитием характеров второстепенных персонажей ради главных героев, а тут автору все одинаково важны и дороги. Может быть, даже важнейшая проблема российского кино - это диалоги, язык общения героев. С разговорами в русском кино беда: либо скучно шпарят по писаному, либо обмениваются искрометными репризами. Сигарев, видимо, почувствовал, что единственное решение проблемы - максимально сократить диалоги и вообще количество слов. Героиня тут неразговорчива от природы; для поддержания разговора она произносит в основном две фразы: "А вы не знаете, где улица Торфорезов?" и "У меня сестра копчик сломала". К середине истории она вообще отказывается говорить со встречными: себе дороже. За счет этого молчания и ответов невпопад возникает совершенно неожиданный эффект. А ведь, думаешь, наши люди, в общем, так и разговаривают: каждый говорит что-то свое, никто не слушает другого. Это наблюдение - точный диагноз обществу. В стандартной новогодней комедии все бросаются друг другу на помощь, улыбаются под гром хлопушек, у всех праздничное настроение. Тут тоже у всех праздничное настроение, но смешанное с жаждой самоуничтожения. Это производит впечатление - способность в новогоднюю ночь нанести друг другу максимальное количество оскорблений и обид, часто автоматически, а часто даже по любви. Все это вовсе не отменяет чуда, встречи героини с принцем, но после ряда испытаний, на больничной койке, перебинтованной. Просто за счастье нужно бороться и его нужно ждать. [...] Народное кино. Это, по сути, новая "русская линия", народное кино, но не фальшивое. Как выяснилось, сказочности, смеху, чуду правдивость совершенно не мешает. Оба автора работают с медиареальностью, с медиаобразами - только они выворачивают их наизнанку. Благодаря этому всегда появляется у такой комедии второй план - то, чего традиционное новогоднее кино начисто лишено. Появляется поле для интеллектуальных размышлений (своего рода эффект минус на минус). Авторы используют один и тот же прием - утрирование действительности. Однако это утрирование не вызывает ненависти, враждебности, пренебрежения к героям: напротив - возникает сочувствие, сострадание, даже чувство солидарности. Эта стилистика дает возможность говорить правду и не выглядит при этом политическим плакатом. Оба шуточных фильма служат важным социологическим подспорьем. Если бы режиссеры просто решили рассказать о "насущных проблемах" - это выглядело бы претенциозно и скучно. И только такой подход - через низкое к высокому - дает желаемую дистанцию. Общество ускользает от прямой оценки. Оно не поддается прямому взгляду, закрывается. Удивительно, но кажется, только так - от обратного - возможно сегодня "высказывание об обществе". В этом смысле фильмы Сигарева и Крыжовникова гораздо больше содержат в себе смыслов, чем монументальные размышления известного режиссера в духе "как это случилось с нами?". Лейтмотив "новой русской линии" - кризис коммуникации в современном обществе. Никто никого не слышит, не умеет толком объяснить. Даже собственных слов нет - выражаются с помощью чужих, которые берут из телевизора. Мы думаем и говорим на чужом языке. Фильмы оттеняют талант известных вроде бы актеров. Гоша Куценко - у Сигарева. Дмитрий Нагиев - у Крыжовникова: казалось бы, чего еще можно ждать от них? Между тем они совершено преображаются, и ты понимаешь, что имеешь дело с настоящим актерским талантом. Причина проста: режиссеры дают возможность звездам резвиться - на самом деле эти роли построены на высмеивании их же собственных многочисленных ролей в других кино. Для актеров эти фильмы отдушина - едва ли участие в таком кино принесет большой заработок, но зато здесь можно сыграть то, чего нельзя больше нигде. В итоге у нас получается феномен - альтернативное новогоднее кино. Которое можно смотреть без вреда для психики в любое время. Но в Новый год - особенно. (Андрей Архангельский, «Коммерсант»)

Тяжелое послепраздничное похмелье в этот раз постигнет зрителей за месяц до Нового года. Лента у Сигарева получилась злая и едкая. Все как после новогоднего стола - вроде и повеселились, но желудок лучше прочистить. Для всех Новый год - праздник, а для работников торговли - самая ударная страда. Не особенно смышленая Ленка Шабадинова решает воспользоваться случаем и подзаработать «продавцом на замену» в киоске, вот только рабочее место находится в другом населенном пункте, куда еще нужно добраться в канун торжества. На глазах открытой и предельно искренней девушки мир вокруг превращается в «Страну ОЗ», место, где никто не лжет, никто не скрывает своих намерений и действует открыто. Новый год оборачивается то триллером, то комедией, то мелодрамой - в ночь, когда вокруг царит русское застолье, возможно все что угодно! Новогоднее кино - одна из самых главных скреп отечественного кинематографа, декабрь, а следом и пара недель января наполнят кинотеатры десятком российских лент, так или иначе привязанных к главному народному празднику. Какие-то ленты срывают куш, как «Ирония судьбы 2», какие-то превращаются в долгоиграющие проекты, как «Елки», а кому-то не удается закрепиться в памяти даже на пару дней, как каким-нибудь «полярным рейсам», «тарифам новогодний» или «праздникам взаперти», но одно незыблемо - праздник будет эксплуатироваться «в хвост и в гриву». А иначе зачем он? Вот это самое «зачем он?» и застревает в голове после просмотра новой комедии Василия Сигарева «Страна ОЗ». Картина, при всей спорности ее строения, при аморальности ее населяющих персонажей, при невозможности демонстрировать ленту в некупированном виде ни в кино, ни по ТВ, вполне может вызвать живое обсуждение в обществе, может «взорвать» аудиторию не хуже «Горько» с «Выпускным», может стать той самой кинематографической «духовной» скрепой, которая, перекошенная, застопорит отечественный степлер «причесанного» удобного кино. А нужно ли нам такое? Мы к подобному готовы? Однозначно - нет, не готовы. Причем не готовы не только с потребительской, но и с производственной точки зрения. И тут снова никуда не деться от сравнения с «Горько», причем сравнение это будет явно не в пользу «Страны». Какие бы яростные баталии ни вызывали сцены беспощадного пьянства на свадьбе с непременными танцами, падениями в фонтан и дракой, у «Горько» существовал глубокий подтекст, который делал кино не просто хорошим, а отличным, - это столкновение отцов и детей, их культур, их представления о прекрасном. В «Стране ОЗ» этот подтекст напрочь отсутствует. Конечно, какие-то попытки философствования проистекающему на экране безумию придаются, мол, «не мы такие - жизнь такая», но весь этот второй план слаб, застилаем гротеском, абсурдом, злым сарказмом, выходящим на план первый. Непредсказуемость сюжета, конечно, добавляет градуса интересу к действию, но она же является и серьезным минусом - общая канва рассыпается, превращая фильм в набор скетчей. Сама по себе сюжетная сепарация - вещь не худшая, в конце концов те же «Елки» изначально являются набором новелл, но «Страна», к сожалению, избегает скрепления этих сегментов в целое. Главная героиня - обычно всего лишь наблюдатель, случайный незаметный участник обильного сумасшествия второстепенных героев. Зритель вместе с Ленкой словно подглядывает в замочную скважину или раскапывает чьи-то личные вещи, причем не самые публичные - и это не может не оставлять ощущения гадливости и брезгливости от просмотра фильма. И не то чтобы герои в фильме были предельно вычурны или далеки от реальности: что мамаша, торгующая дешевой косметикой, что ее двинутые на игрушках сыновья, что любвеобильный бард, что обитатели киоска или попутчики Ленки - узнаваемые лица и типажи, вот только автором демонстрируются исключительно мрачные стороны их личности. В отличие снова от того же «Горько». В итоге даже при всем своем не самом простом юморе «Страна ОЗ» оставляет скорее тягостное впечатление - фильм смеется над болячками, смеется зло, не всегда умно и не во всем искренне. В качестве противопоставления очередным «SOS, Дед Мороз» или «Стране чудес» фильм Сигарева наверняка сработает, но за праздничным новогодним столом его «блюдо» станет той самой «заливной рыбой», которая гадость и о которой проще говорить, чем ее пробовать. Безусловно, будут у картины свои преданные фанаты, обязательно в определенной среде закрепятся фразы и словечки, почерпнутые у героев ленты, но народным подобное кино не может стать по определению - мы не любим собственное отражение, а отражение при неудачном освещении, с дурного ракурса и без грима - это и вовсе удар по самолюбию, как бы смешно мы ни выглядели. Безусловным достижением «Страны ОЗ» при всех претензиях остаются актеры - в Яну Троянову невозможно не влюбиться, сложно остаться равнодушным к Гоше Куценко или Владимиру Симонову, бесподобны в своих коротких ролях Юлия Снигирь и Инна Чурикова, привычно сильны Евгений Цыганов и Александр Баширов, пародирующие сами себя. Их удовольствие от участия в «Стране ОЗ» ощутимо и понятно - актеру свойственна страсть к переодеванию. Но вот для зрителя фильм становится одним из разоблачений «рождественского чуда». Мы знаем, что для радости нам нужен алкоголь, что даже в самой крепкой семье случается адюльтер, что за решеткой оказаться - раз плюнуть. Но стоит ли этим портить праздник? Давайте веселиться! (Евгений Ухов, «Фильм.ру»)

Русский Новый год - неуправляемая стихия, ежегодным ураганом проносящаяся над одной шестой [1/9] частью суши. Однажды этот ураган заносит инфантильную Лену из своего понятного мирка с оливье и селедкой под шубой в страну странных волшебников. Эти волшебники умеют вытворять невероятные чудеса: выполнять тройной тулуп с третьего этажа, управлять машиной без помощи рук, отправляются к центру земли на обычном фейерверке. Ими постигнута энергия Ци и Тантра. Они умеют не целясь поражать врага, заклинаниями сжигать замки и даже воскрешать любимых. И эту полную опасностей невероятную страну Лене в компании с собачкой Тютей предстоит пересечь в поисках заветного киоска, где идет битва между добром и нейтралитетом. Анонс фильма на Ruskino, написанный явно под бутиратом. Ленка Шабадинова (Яна Троянова) жила себе в малюсеньком городке под названием Малая Ляля, но ее все тянуло в большой город, где, как считала Ленка, намного больше возможностей. И вот удалось ей приехать в большой город Екатеринбург, где у нее живут тетя Люба (Зинаида Бондаревская) и двоюродная сестра Ирка (Ирина Белова) с любовником-греком. Ленке сразу же подфартило: тетя Люба нашла ей работу в киоске на улице Торфорезов и Ленка должна заступить на пост аккурат под новогоднюю ночь, когда куранты в неизбывной тоске бьются в тазиках с оливье. Однако долог путь Ленки до палатки по дороге из желтого кирпича. Сначала у Ирки не задалось с любовником-греком, который проявил мужской характер, потом у Ленки не задалось с водилой автомобиля, который она остановила, чтобы доехать до улицы Торфорезов, однако дальше, в процессе странствий, она обретет Тотошку собачку Дюдю, Страшилу и Железного Дровосека. А далеко-далеко, в Изумрудной палатке, Ленку ждет Гудвин (Андрей Ильенков), великий и ужасный, в компании с Бастиндой (Александр Баширов), который напился и свинячит. Так что, может, Ленке и не спешить туда, на улицу Торфорезов? Есть такой жанр - новогодняя комедия. Ну, знаете, всякие "елки" и прочие ироничные судьбы. А есть жанр - антиновогодняя комедия, ярким представителем которой является фильм "Плохой Санта". Так вот, "Страна ОЗ" - это как раз эдакая российская антиновогодняя комедия. Точнее, конечно, это трагикомедия, так как трагичное и смешное здесь сочетается примерно в равных пропорциях. В народе такие картины обычно принято называть чернухой. Потому что уж больно тут все как-то беспросветно. Нет воспевания человека труда, создателя светлого будущего. Алкаши, негодяйские греки, вульгарные грубые тетки, наркоманы, барды-кобелины, диванные воины, менты, проститутки, бывшие зеки и тихие извращенцы. Плюс еще и разговаривают как в жизни, то есть исключительно матом. То есть жизнь как она есть. Поэтому и называется - чернуха. А и действительно, чего на самом деле вот такая Ленка Шабадинова, приехавшая из своей Малой Ляли, увидит в Екатеринбурге? Вот такую дорожку из желтого кирпича и увидит, не ковровую же дорожку, правильно? Мне этот фильм понравился. Жизненно, узнаваемо. Ну да, чернуха, то есть обычная жизнь. Не воспели, понимаешь, человека труда. Но зато воспели других человеков, самых обычных, каковых у нас большинство. Яна Троянова (кстати, она жена режиссера Василия Сигарева) в роли Ленки - очень хороша. Вот вроде бы ничего особенного: Ленка разговорчивостью не отличается, она за весь фильм повторяет практически только две фразы: "Вы не подскажете, где улица Торфорезов?" и "А у меня сестра копчик сломала". Но при этом персонаж трогательный и симпатичный, так что очень хочется, чтобы у этой Ленки Шабадиновой в Екатеринбурге все было хорошо. Хотя, казалось бы, с чего вдруг... Кстати, актрисе Яне Трояновой - 42 года. А Ленка по фильму выглядит лет на 25-30. Причем вполне убедительно выглядит. Очень понравился бард-кобелина, сыгранный Владимиром Симоновым. Первоначально его должен был сыграть Сергей Маковецкий, но и у Симонова бард получился отличный: предельно нелепый, предельно слабохарактерный и предельно быстро эякулирующий, несмотря на заявления о тантрическом сексе. И предельная сволочь, который со всей своей якобы "интеллигентностью", авторскими песнями и Стивеном Кингом во имя своих мелких пакостных страстишек готов подвергнуть героиню смертельной опасности. Этот "бард" даже среди остальных не слишком, скажем так, положительных персонажей заметно выделяется своей гнусностью. Гоша Куценко тут очень хорош в роли Романа с собачкой. Роман сначала пьян до состояния полнейшего изумления, а потом трезвеет до приемлемых значений и играет важную роль в повествовании. Я знаю, что некоторых зрителей появление Куценко в фильмах раздражает, а меня - совсем наоборот. Мне Куценко везде нравится, он классный. Кстати, эту роль сначала должен был играть Хабенский, а потом Бондарчук. Почему в конце концов ее сыграл Куценко - не знаю, но у него Роман получился отличный. У Бондарчука, на мой взгляд, он бы получился заметно хуже и совершенно другой. Парочка боевых друзей Баширов - Ильенков, которые весь фильм пробухали в палатке, понравилась, однако очень раздражала фиксация создателей фильма на теме дерьма. Как-то это, на мой взгляд, было совсем уж лишнее, тем более в таких количествах. Ну, хорошо, хоть до натурализма не дошли, ограничились только разговорчиками, от которых, если честно, воротило. Хотя в остальном парочка получилась очень прикольной: Баширов зажигал в своей обычной психоделической манере, а Ильенков (сценарист картины, между прочим) очень красноречиво молчал и думал свою горькую извращенческую думу. Эпизод с мамашей, сыгранной Инной Чуриковой, и раздолбайскими сыновьями - диванными воинами - снят отлично, хотя, если честно, Чуриковой все-таки не удалось спрятать врожденные интеллигентность и благородство, так что было не очень понятно, как у такой милой дамы могли вырасти вот эти животные. (Колоритные животные, замечу, и очень узнаваемые. А парень, у которого "танк сп#здили", так и вовсе потряс прямо-таки шекспировскими страстями.) Кстати, я смотрел картину в нормальном, "незапипиканном" варианте, потом посмотрел кусочек "запипиканного" - так вот, все это "пипиканье", на мой взгляд, преступление против фильма. Нельзя его смотреть с этими стыдливыми "пи-пи", он не для того снимался, так весь колорит пропадает. Вместе с двумя третями диалогов. Поэтому ищите фильм в нормальном варианте, а тем негодяям, которые испохабили у картины звук, - луч сурового осуждения и чтобы им самим пипикалось до конца жизни! А режиссеру Сигареву и актерам - зачет и наша с Бубликом благодарность. Российское кино, к сожалению, редко выдает что-то достойное, но вот тут - как раз тот самый случай. Что не может не радовать. P. S. За "свидетеля из Фрязино" - отдельное спасибо. Оценки по пятибалльной шкале. Зрелищность: 4. Актерская игра: 4+. Режиссерская работа: 4+. Сценарий: 4. Кратко о фильме: жизненно и узнаваемо. Нужно ли смотреть: решайте сами. (Алекс Экслер)

У Васи с Леной все в норме. Владимир Сорокин. «Норма». Героиню фильма Василия Сигарева «Страна ОЗ» (именно так назначил режиссер писать второе слово) зовут Лена. Яна Троянова сыграла приезжую из каких-то Малых Ляль в большой город затаенно, с прямодушной оторопью от увиденного вокруг. И подмеченного здесь, услышанного. Сдержанность актрисы - в недоумении ее героини. Вообще-то она бежала от мужа, который бил ее в этих Лялях, находящихся от Екатеринбурга километров за двести. Мотив ее окоченевшего и вместе с тем не прибитого, стойкого, как у Орлеанской девы, пребывания в городе - не только новогодний холод, от которого каждый, кто и покрепче одет, может заморозиться. Тут познание окружающей жизни впрямь и буквально приводит в ступор, который не раскочегарить. Если прямо смотреть на мир, на людей. Если взгляд не прикрывать, не утеплять. «Страну ОЗ» трактуют как тотальный дурдом, куда звонят, набирая знакомые цифры. Возможно, так и есть. Но оставим прелые очевидности. Дебют режиссера Сигарева «Волчок» был поэмой с элементами страшной сказки. Жанр непростой. Первая героиня Трояновой была не девушкой, а искусительницей пестрых мужчин, «балладой ля бемоль мажор!» (метафора зазнобы автора венерофеевской поэмы). Инверсии, которые использовал в репликах Сигарев, придавали его тексту поэтический обертон. Пьесу Сигарева назвал «Пластилином» его учитель Коляда. Сам же автор ее называл «Падение невинности». «Волчок» мог бы зваться «Обретение невинности», тем более что битва за нее находилась в зоне риска между кротостью закадрового текста, жутью экранизированных картинок, протокольной нейтральностью интонации рассказчицы и финальной колыбельной (реквиемом) тенора, убаюкивающего на финальных титрах мертвую девочку. Закадровый текст дневника от лица погибшей девочки был озвучен голосом актрисы в роли ее матери, постоянно сдвигавшим восприятие той картины. Неожиданно меняющим настройки слуха, зрения. Вроде раз и навсегда заданный камертон повествования/изображения. Картину «Жить» Сигарев снял в жанре трагедии про нестерпимость утраты. Там явились портреты убитых горем людей и тех же людей, возрожденных любовью к умершим. Сигарев сумел поговорить/помолчать со смертью. А не о смерти. «Страна ОЗ» называется автором (или промоутерами) «черной комедией». Если так, то, скорее всего, от оттенка фекалий, нередко поминающихся в этом фильме. В конце прошлого века Владимир Сорокин написал знаменитый роман «Норма». То была пайка дерьма, которую вменялось съедать всему населению советской и капиталистической страны ОЗ. «- Мам, а зачем ты какашки ешь? - Это не какашка. Не говори глупости. - Зачем? - Ты сейчас не поймешь». Это нормативное сырье - именно так обозначалось дерьмо на баке перед дальнейшей упаковкой в брикеты - преобразилось в литературную метафору Сигарева и Ильенкова (соавтора сценария). Но также в обобщенный образ. В «золотой запас» нефти, от которой ошалела, того не заметив, страна ОЗ, растлив и одновременно обездолив ее обитателей. На самом деле жанр третьего опуса В.С. - роуд-муви. А позитивная героиня Лена выросла из второго тома «Мертвых душ». Хотя в Новый год оказалась в пространстве первого тома. Не могу забыть про диван (в сигаревской комедии «Детектор лжи») «какого-то обиженного цвета». Над этой строчкой улыбнулся бы Гоголь. Лена пытается добраться до улицы Торфорезов, до ларька, в котором ее ждет работенка, но претерпевает испытания и встречается с мертвыми или бессмертными - живучими душами. Получилась нежнейшая картина. Или, как писал Сигарев про жанр своей пьесы «Гупешка»: «то ли комедия, то ли трагедия». Для простого человека это трагедия, расцвеченная, впрочем, новогодними огнями, взорванная новогодними петардами. То ли комедия, то ли трагедия, которую после прочтения/смотрения не сжечь! Станиславский отвечал на письмо Чехова, недовольного плаксивыми актерами на репетициях «Вишневого сада», названного им комедией: «Нет, для простого человека это трагедия». Так сыграла Троянова, обалдевшая не только от зимней стужи, но от встреч с нашими современниками: с вырожденцем типа «Манилова-Ноздрева», в его роли смелый Владимир Симонов; с терпеливой «Коробочкой», которую, зажав наглухо свой артистический пыл/жар, с невозмутимой плавностью сыграла комическая Инна Чурикова. Она подносит пельмени и приносит Лене, которую приняла за проститутку, уверив, что «не те бляди, кто хлеба ради», коробку с косметикой - ею она приторговывает. И покорно пестует своих сыновей-дебилов. «А бляди в ЛДПР» - постер партии виднеется в глубине кадра и наверняка тешит ее разноцветных отпрысков. Встретив таких «одновременников», вздрогнуть Лене Трояновой нет возможности. Поблажку экспрессивной, казалось бы, актрисе, выйти из себя ее героиня и режиссер не позволяют. Остается Лене Трояновой онеметь, чтобы не треснуть, не лопнуть, как льдышка. Или, продрогнув, намаявшись, куда-нибудь - в придуманном трюке с палящим помповым ружьем - свалиться. Или отвалить в свои Ляли Малые. Так с жанрами в нашем кино работал только Алексей Балабанов. Не случайно в одном эпизоде «Страны ОЗ» появляется Александр Мосин, друг, актер Балабанова, тень его камео. В «Жмурках», комедии масок (микст Гайдая с тарантиновскими «Бешеными псами», причем с прямой к ним отсылкой), обнажился нерв - возбудимость и апатия - 90-х, который в натуралистической поэтике было бы не нащупать. В фильме «Я тоже хочу» - роуд-муви в последний путь и сказке о счастливом конце, но без хэппи энда, ибо счастливый конец означал там конец жизни, Балабанов угадал нерв нулевых: кромешную усталость - хоть от унижений, или бухла, хоть от старости, повседневной рутины или дорожных пробок. Роуд-муви «Страна ОЗ» высветил нерв 10-х годов. Иначе говоря, стихийность, уныние, агрессивность. И еще преувеличенное - на взгляд из прежнего, не сегодняшнего времени - самоутверждение, столь естественное и достоверное, что Беккет против своих правил рассмеялся бы. Или заплакал, лежа, как обычно, лицом к стенке. Балабановские маски 90-х обрели в фильме Сигарева плоть, кровь, конкретность, знакомые и несносные подробности, которые, однако, вот - под любой рукой, ногой. Получилась изящная и отпадная русская комедия. Высокий по традиции жанр. Балабанов настойчиво гнал фильм «Я тоже хочу» в сторону «фантастического реализма». Без оглядки на Федора Михайловича. Сигарев упоминал о таком же сдвинутом насквозь и как попало реализме в связи с фильмом «Жить». Легкая, умная, глубокая «Страна ОЗ» обращает наш взгляд в недра русских характеров, явленных на экране новогодними вспышками. И - в одно касание. Тут сработала особенность драматургического дарования Сигарева. Он создает в своих пьесах и фильмах не нового героя, которого так взыскуют, поминая последнего из них - балабановского брата. Он воскрешает забытый, а может, удаленный из среды (человеков без свойств) именно характер. Его краткую энциклопедию. Не беспочвенный русский характер, имеющий литературную родословную, но взращенный в новейших условиях и обстоятельствах. А запечатленный в его крайних проявлениях, повадках, реакциях, маниях. «Шабадинова, допустим», - называет Лена свою фамилию русскому дяде Роме (Гоша Куценко) с собачкой и в куртке с надписью сочинской Олимпиады, которые ей повстречались на ледяной горке (Новый год как-никак). И добавляет на всякий случай: «Это не татарская фамилия». «Забавная», а в другом эпизоде - «шебутная», скажет про Лену, холодную, голодную, ее случайный знакомец, удостоверяя, нет, угадыая, суть дарования Яны Трояновой, приструнившей себя в виду нового нового мира ее героини. Две фабульные траектории стягивают в морской узел эту комедию с фекальными прожилками. Сестру Лены выбросили из окошка, и она сломала копчик. Лена не знает, как доехать до улицы Торфорезов. Начинается ее путь-дорога. На этой улице ее дожидается сменщик и писатель Андрей (в его роли писатель Андрей Ильенков). Меланхолик, к которому заваливается друг по имени Дюк (Александр Баширов) - по амплуа гаер, а еще алкаш, импровизатор-матерщинник. Они ждут Лену. Лена под рефрен «а у меня сестра копчик сломала» несется в неизвестном направлении. То в машине с убийственным для ее жизни наркоманом, пластичным, как Бастер Китон (Евгений Цыганов), то еще с кем-то. «А в это время...» Дюк читает выписки в блокноте писателя, чьи тексты - классический комический эффект - перпендикулярны его образу и манерам. Встык дорожная встреча Лены. На сей раз за рулем натуральный мэр города Ройзман. Хотел запросто подвезти. Она ­усмехнулась: «чего уж не президент». В такой стране верить не приходится. Ну, проехали. Фильм смонтирован, как «переписка из двух углов». В ларьке Дюк с Андреем квасят и философствуют на отеческий лад. А Лена, мечтая доехать до «точки», попадает в черные дыры комедии положений. Вот познакомилась с Ромой и его собачкой Дюдей. Рома в патриотической куртке покупает бенгальские огни под названием «Хиросима». Зажигает - в разных смыслах. «Хиросима» сносит ему башку. Так Сигарев с Ильенковым завязывают начало сюжета Hiroshima mon amour, который аукнется ближе к финалу. «Все ее знают, никто не видел», - докладывают в ларьке про Лену Роме, оправившемуся после взрыва «Хиросимы» и желающего найти свою собачонку. Зритель догадывается: такой невинной Лены давно на белом от снега свете никто не видал, и она, возможно, мечтательный образ, не дававшийся во втором томе Николаю Васильевичу. Покуда наступит финал, Лена повстречается с любителем тантрического секса и бардом, обалдевшим от того, что у нее дел хватает и без компьютера, что она не слыхала про Навального. Потом нагрянет его семейка, и Лена спрыгнет на чужой балкон. Диалог Лены с персонажем Симонова, да и весь их эпизод разобран и подан выше всяких похвал. То есть с мягким - не критическим, но гротескным реализмом. Тем временем писателю снится сон - он в роли писателя, которого критикуют за светским ужином. Этот фрагмент пьесы позапрош­лого века идет на театральной сцене. Время по сюжету пьесы спать. Хозяйка салона в порыве сексуального вожделения просит русского писателя в косоворотке: «Defequez sur moi». Эта сцена на сцене может показаться дивертисментной и лишней. Но в «Стране ОЗ» три героя: простодушная Лена, не знакомая с Яндексом, писатель Андрей, чьи сновидческие фантазии помогают не обезуметь в его бдениях в ларьке, и его друган - умник Дюк, он же Арлекин-Баширов. Кульминация этой комедии, кульминаций сторонящейся: Дюк в окошке ларька комментирует текст Андрея, нарываясь на усталую реакцию сочинителя. Они обмениваются репликами о прочитанном: интересно ли кому-то читать про говно? А про человеческую природу? Дюк, свингуя, распаляется: про говно, а не про отвагу, самопожертвование, любовь к природе. К родине, наконец. «Вот ты и проиграл свою битву с цензурой». Эти сентенции сценаристы вкладывают персонажу Баширова, который не только и не столько их травестирует, как можно было бы ожидать. Хотя именно так публика воспринимает его бенефисное антре в окне. Здесь, по-моему, имеет место ровно противоположный смысл. Этот Арлекин, слуга двух господ - писателя и бухла, являет собой двойника нынешних интеллектуалов, от которых Андрей отстал и отсиживается в ларьке, сочиняя про «норму», - но совсем в другие времена, нежели Сорокин. Пишет нечто уже неуместное (или устаревшее). Но! Отдаваясь снам, напоминающим дешевые костюмные сериалы или хиты протухшей провинциальной сцены с «острым» фекальным уклоном, он проявляет свою латентную актуальность. Или свою творческую, а она ведь всегда и физиологическая, необходимость. Тут доходит: в дружбе Дюк с Андреем равноправны, их обоих ждет поражение, неотличимое от победы: Дюк поджигает ларек Андрея. Дюк разбивает бутылки, ложится на осколки, оснащая свое тело стигматами. Обхохочешься. А то и заплачешь. Светало. Останки ларька догорали. Андрей шел прочь от кострища. Перед ним - из-за угла - выдвигался корабль. Лена на палубе в костюме болливудской звезды озвучивала свой рефрен «вы не знаете, где улица Торфорезов?» В этот миг за кадром звал голос Куценко: «Шабадинова...» И она в палате очухивалась после травмы и комы. Андрей (писатель как-никак) увидел фрагмент сна до пробуждения Лены, фантомной героини, которую он не повидал наяву, но, вообразив, увидел на улице Торфорезов, куда она не доехала. И тогда корабль уплыл восвояси. Никаким Феллини тут не пахнет даже. Это рифма к спектаклю, приснившемуся писателю Андрею. Сочинителю оригинального жанра - микста романтического масскульта с фекальным метареализмом. Много еще интересного случилось в этой «Стране...». Но Лена решила уехать в свои Ляли. Потому что «не прижилась» в большом городе. Или потому, что «жить не умеет». Рома (Ромео) пережил «Хиросиму». Но не свою amour. Счастливый финал можно было и подсократить. «Мы все как бы пьяны, только каждый по-своему, один выпил больше, другой меньше. И на кого как действует: один смеется в глаза этому миру, а другой плачет на груди этого мира» («Москва - Петушки»). Екатеринбург - Малые Ляли. (Зара Абдуллаева, «Искусство кино»)

... Улица Торфорезов в родном городе действительно существует, впрочем, как и многое из того, что показал Василий Сигарев в своем ожидаемо-скандальном фильме «Страна Оз». Назвать это чудовищное - не «плохое», а обильное на разнообразных человекоподобных монстров в единицу времени - роуд-муви «новогодней комедией» мог только воспаленный мозжечок непроспавшегося прокатчика. Пожалуй, лично моему восприятию «Страны Оз» навредило только одно - излишняя погруженность в контекст. Слишком много было написано и сказано про этот фильм еще до премьеры, и все это - правда. Любопытно, что никто из аналитегов - по крайней мере, из тех, с чьей помощью погружался в контекст я - не отметил очевидное сюжетное и стилевое сходство сигаревского кино с другим культовым алко-трипом русского бездорожья - мытарствами Венички Ерофеева. Но если Веничку в конце пути ждет волоокая дива, то сигаревскую Ленку Шабадинову - сомнительное удовольствие в виде ночной смены в ларьке на ТОЙ САМОЙ мистической улице Торфорезов. В самом же ларьке в ожидании феи-избавительницы творится непотребство в виде традиционной пьянки с философско-сексуальным уклоном, которую меж собой разыгрывают Баширов (третий десяток лет в роли Толика) и соавтор сценария Андрей Ильенков. А на шабадиновской дороге - трэш и угар, фейерверки с копрофагией, Ройзман в шикарном камео (да, он и правда мэр!), плачущий клипмейкер Симонов, обдолбанный Цыганов, Куценко с Хиросимой на голове, снегурка Хазанова с черным фаллосом, Чурикова торгует «Авоном» - и лишь предлоги цензурны в этом безумном мире. Каждая из звезд купается в своем эпизоде с явным удовольствием, соревнуясь в степени шокирующего воздействия на зрителя и одновременно - надругательства над собственным амплуа (от интеллигентнейшей Чуриковой, например, столько мата со времен «Курочки Рябы» не слышали). На экране все это выглядит весьма огненно - во всех смыслах. Огонь, кстати, один из ключевых элементов сигаревской wonderland, что вполне оправданно, учитывая неизъяснимую тягу русского народа отмечать наступление января немотивированным взрыванием всего и вся. В кадре - петард примерно столько же, как на среднестатистической Торфорезов минут через 20 после начала года, да и венчает всю историю очистительный пожар и ритуальное пепелище. При этом, несмотря на (псевдо)фантасмагоричность происходящего, новый фильм Сигарева, как и предыдущие его работы, страшно документален. Еще до просмотра я убедился в этом, лично поучаствовав вечером 31-го декабря - не на улице Торфорезов, конечно, но «на районе», который деликатно можно поименовать «спальным», - в диалоге, который вполне мог бы произойти в «Стране Оз». «Слышь, братишка, - бешено вращая глазами, вопрошал человек, выскочивший из белой «бэхи», - тут вообще «Русский фейерверк» есть?». Я честно ответил, что не местный, и человек умчал в снежную даль. Мораль сей басни такова, что морали нет никакой - просто вокруг безумие и угар, сестра сломала копчик, и добраться из Малой Ляли (а вот такого населенного пункта, кстати, нет - только Новая) до улицы Торфорезов не никакой возможности, да и смысла - Страна Оз у нас на всех одна, и «Ягуар» с пивасом, слава Гудвнну, везде найдется. (МАК СИМ)

В детстве в гостях я увидел книжку «Волшебник страны ноль-три». Думал, это про больных и про врачей. Видимо, не мне одному запала эта ассоциация в душу. Фильм получился больше про больных, хотя и про врачей там есть немного. Рабочее название «Антиелки», и Гоша Куценко шутил на эту тему на премьере в Екатеринбурге. «Страна ОЗ» и вправду не тот фильм, который можно смотреть, пока режешь оливье. И это так. Хотя история и новогодняя, но с волшебством там как-то не очень. Во всяком случае, это точно не рождественская комедия. Фабула проста - провинциалка приезжает в большой город, который встречает ее так, как умеет. Тут тебе и наркоман, тут тебе и мэр. То доверится подлецу, то сбежит от приличного человека. Ее и обижают так же походя и легко, как она потом «отожмет» телефон у подростка. И ты весь фильм мечешься и ждешь: будет лучше, если она: доедет до Торфорезов, или нет. Обычно в таких случаях говорят, что персонажи фильма узнаваемы. Действительно, в фильме перед нами переходит гирлянда персонажей, которых вы прекрасно знаете или живете с ними по соседству, но вам и в голову бы не пришло делать из них героев фильма. И это разбивает шаблон наглухо. Благодаря Сигареву, в киномир ворвались такие герои, от которых вас и оберегала ваша мама. Но это еще не все. Нужно отдать должное автору сценария и режиссеру, они смогли залезть в такие глубины сознания, что вытащили оттуда все самое гаденькое, подленькое, что ты прячешь даже от себя. Когда смотришь фильм, то каждый из этих уродцев предательски оказывается чем-то похож на тебя лично. И это бьет поддых. И вот ты хохочешь задыхаясь, но не понятно что это - удар в солнечное сплетение или просто удачная шутка (а они там ох какие удачные!). Этот фильм - большая литература. Можно и чисто поржать, конечно. Но гораздо увлекательнее разгадывать раскиданные тут и там пасхалки, аллюзии и реминисценции. Если вы ищите, чем побаловать себя, то сходите в кино. Именно в кино эффект «красна смерть на миру» будет особенно ярким. Выверните себя наизнанку, поразитесь и заверните обратно. (Всеволод Сучков)

Как можно так позорить Родину?! (Л. В.) «Так-то она мои фильмы не любит. Муть какую-то снимаешь, говорит» (В. Сигарев о своей матери). Говоря о «Стране ОЗ», можно много спорить о том, ориентировался ли Сигарев на успех в кинофильской среде, где еще со времен Балабанова любят чернуху, продолжал ли традиции поколения наших режиссеров восьмидесятых-девяностых или просто делал гиперреализм из большой и светлой любви к искусству. Правда заключается в том, что ответить на этот вопрос может лишь он сам, да и то не факт, что искренне. Поэтому имеет смысл отвлечься от туманных рассуждений на тему «зачем?..» и взамен разобрать фильм как самостоятельное художественное произведение, хотя в случае Сигарева никогда не удается полностью абстрагироваться от контекста. В первую очередь надо сказать, что ожидающим новогодней комедии лучше ограничиться просмотром трейлера, ибо все смешное - разумеется, смешное в клишейном понимании слова «комедия» - скомпилировано в этом двухминутном ролике. Остальные полтора часа рекомендуются только тем, кто умеет видеть смешное между строк (это если все-таки хочется комедии), либо ценителям кондового реализма, уходящего корнями даже не в «новую волну», а куда-то в работы Пьера Шеналя и Жана Виго. Только перед этим стоит задаться вопросом: а точно ли вам хочется увидеть на большом экране то, что можно бесплатно увидеть у себя из окна, а то и в зеркале? Те, кому по душе фирменная сигаревская «муть» (коль скоро я цитирую маму режиссера, хочется надеяться, что он не будет в обиде), а также его личная Джульетта Мазина-Троянова, разочарования не испытают. Яна, как всегда, великолепно вживается в роль (как тут не вспомнить «Дорогу»?), да и прочие актеры на кураже выдают нечто нетипичное для российского кино: вдохновенную игру, а не механическое воспроизведение заученных кусков сценария. Редкий фильм может похвастаться столь яркими персонажами второго плана и четко выстроенными диалогами. Если уж хочешь быть реалистом - будь им до конца, имея в виду, что в жизни люди редко говорят сложносочиненными предложениями, зато часто матерятся и употребляют «че» вместо красивого книжного «что». А еще едят пельмени руками, вытирая последние о семейники не первой свежести. Правда, тот факт, что эти номера откалывают звезды уровня Чуриковой, а в киоске сидит меланхоличный писатель Ильенков, добавляют картине куда больше сюра, чем, скажем, корабль-мираж, неожиданно выплывающий из-за типовых многоэтажек. Как раз эта игра на контрастах, наверное, и позволяет отнести кино к жанру «все-таки комедии». И хотя Сигарев в интервью много говорил о Гоголе, открещиваясь от слова «фельетон», его детище скорее заставляет вспомнить грустноватый юмор Чехова, которого в свое время тоже обвиняли в «потоке сознания», позже ставшем фишкой постмодернистов, и отсутствии финальной морали. Стоит вспомнить его слова, посвященные искусству постановки пьес: «... они больше едят, пьют, волочатся, говорят глупости. И вот надо, чтобы это было видно на сцене. Надо создать такую пьесу, где бы люди приходили, уходили, обедали, разговаривали о погоде, играли в винт, но не потому, что так нужно автору, а потому, что так происходит в действительной жизни». - вспомнить, а потом окинуть взором театральное прошлое Сигарева и поразмышлять на тему цикличности истории искусства. А мораль... Когда-то было модно писать сказки и басни, присовокупляя в конце недвусмысленно очерченный урок, который надлежит извлечь из данного опуса. Теперь все гораздо сложнее - мораль, если в ней есть необходимость, каждый извлекает сам, и если она хороша, то так ли важно, гнался ли автор за сиюминутной славой или обличал пошлость своего века? (Queen Kong)

comments powered by Disqus