на главную

НЕ В СЕБЕ (2018)
UNSANE

НЕ В СЕБЕ (2018)
#30670

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер Психологический
Продолжит.: 98 мин.
Производство: США
Режиссер: Steven Soderbergh
Продюсер: Joseph Malloch
Сценарий: Jonathan Bernstein, James Greer
Оператор: Steven Soderbergh (Peter Andrews)
Композитор: Thomas Newman
Студия: Extension 765, New Regency

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - дубляж [5.1]; 2-я - закадровый многоголосый перевод (HDRezka Studio) [2.0]; 3-я - оригинальная (En) [5.1] + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Claire Foy ... Sawyer Valentini
Joshua Leonard ... David Strine
Jay Pharoah ... Nate Hoffman
Juno Temple ... Violet
Aimee Mullins ... Ashley Brighterhouse
Amy Irving ... Angela Valentini
Sarah Stiles ... Jill
Marc Kudisch ... Bank Manager
Colin Woodell ... Mark
Myra Lucretia Taylor ... Counselor
Lynda Mauze ... Dolores
Zach Cherry ... Dennis
Polly McKie ... Nurse Boles
Raul Castillo ... Jacob
Michael Mihm ... Steve
Robert Kelly ... Steve's Partner
Emily Happe ... Friendly Nurse
Gibson Frazier ... Dr. Hawthorne
Erin Wilhelmi ... Hayley
Joseph P. Reidy ... Lawyer
Matt Damon ... Detective Ferguson
Erika Rolfsrud ... Medical Examiner
Elizabeth Goodman ... TruthBite Editor
Roshanna Jenkins ... Federal Agent
Natalie Gold ... Female Patient
Sol Marina Crespo ... Female Patient
Will Brill ... Male Patient
Steven Maier ... Male Patient
Matthew R. Staley ... Medical Technician
Matt Mancini ... Medical Technician

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3675 mb
носитель: HDD3
видео: 1126x720 AVC (MKV) 3886 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, Ru (forc), Ua, Ua (forc), En
 

ОБЗОР «НЕ В СЕБЕ» (2018)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Сойер Валентини (Клэр Фой) кажется, что ее преследует мужчина. В попытке сбежать от сталкера она переезжает в новый город и решается обратиться к врачам. Увы, девушку упекают в лечебницу, где она начинает подозревать: возможно, преследования - плод ее воображения...

Героиня Клэр Фой сражается с манией преследования и галлюцинациями, что доводит молодую женщину до клиники неврозов. Вместо обычного обследования девушку держат взаперти, накачивая лекарствами, но ощущение преследования никуда не исчезает. Что происходит с ней на самом деле, что является плодом ее воображения, а что побочным эффектом от лечения..?

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ПРЕМИЯ «FRIGHT METER», 2018
Номинация: Лучшая актриса (Клэр Фой).
ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ ЛОНДОНА, 2019
Номинация: Лучшая британская / ирландская актриса (Клэр Фой).
ПРЕМИЯ «ЗОЛОТОЙ ТРЕЙЛЕР», 2018
Победитель: Лучший трейлер триллера («Bleecker Street Films», «Buddha Jones»).
Номинация: Лучший телевизионный рекламный ролик триллера («Bleecker Street Films», «Open Road»).
(На 09.03.2019).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Первый фильм ужасов режиссера Стивена Содерберга.
В титрах картины указаны: оператор Peter Andrews, монтажер Mary Ann Bernard, - это псевдонимы Содерберга.
Клэр Фой о кастинге: "Содерберг, увидев меня, сказал что-то в духе: 'Эта актриса выглядит немного чокнутой. Давайте ее и возьмем!'".
Содерберг снимал фильм смартфоном iPhone 7 Plus (https://en.wikipedia.org/wiki/IPhone_7) в разрешении 4K (2160p), используя приложение FiLMiC Pro (https://www.filmicpro.com/; https://tvkinoradio.ru/article/article10422-filmic-pro-log-skritie-vozmozhnosti-mobilnoj-semki) и объективы Moment (https://www.shopmoment.com/).
Монтажом картины Содерберг занимался непосредственно на съемочной площадке.
К минусам работы с камерой смартфона режиссер отнес чувствительность к вибрациям. Зато преимуществ больше: не нужно каждый раз перестраивать декорации и освобождать место для размещения камеры, да и сам съемочный процесс происходит гораздо быстрее.
"Мне кажется, что это самый простой проект за всю мою кинокарьеру" - Содерберг.
По мнению актера Джошуа Леонарда, главным преимуществом киносъемки на iPhone - это сокращение времени на перестановку оборудования для очередной сцены. То, на что раньше уходило час или два, делалось за 10-15 минут, и актерам не приходилось заново входить в образ.
За кадром (видео) - https://youtu.be/NtpqfNZ-U3A.
«Не в себе» был снят всего за 10 дней (июнь 2017) в обстановке полной секретности.
"Любой, кто видел фильм, не зная о том, что он снят на iPhone, никогда бы не догадался об этом" - Содерберг.
Место съемок: Уайт-Плейнс, Помона (штат Нью-Йорк).
Бюджет: $1,500,000.
Транспортные средства в фильме - http://imcdb.org/movie.php?id=7153766.
В картине есть отсылки к лентам: «Во всей красе» (Full Frontal, 2002; реж. С. Содерберг); «Sean Bradley Reviews: Logan Lucky» (2017, сериал); «Midnight Screenings: Pacific Rim: Uprising/Unsane» (2018, сериал).
Хорроры, которые Содерберг смотрел перед съемками «Не в себе»: «Птицы» / «The Birds» (1963; реж. Альфред Хичкок); «Отвращение» / «Repulsion» (1965, реж. Роман Полански); «Изгоняющий дьявола» / «The Exorcist» (1973, реж. Уилльям Фридкин); «А теперь не смотри» / «Don't Look Now» (1973, реж. Николас Рог); «Техасская резня бензопилой» / «The Texas Chain Saw Massacre» (1974, реж. Тоуб Хупер); «У холмов есть глаза» / «The Hills Have Eyes» (1977, реж. Уэс Крейвен); «Я плюю на ваши могилы» / «Day of the Woman» (1978, реж. Меир Зархи); «Сияние» / «The Shining» (1980, реж. Стэнли Кубрик); «Шайтан» / «Sheitan» (2006, реж. Ким Шапирон); «Преместь» / «Prevenge» (2016, реж. Элис Лоу); «Прочь» / «Get Out» (2017, реж. Джордан Пил).
Мелодия из фильма - https://youtu.be/9CWtZxFKd5I?list=PL3Dj-jdk1uTZgAXEYbM9KEo4aoeud9jb9.
Кадры «Не в себе»: https://www.moviestillsdb.com/movies/unsane-i7153766; https://www.blu-ray.com/movies/Unsane-4K-Blu-ray/201878/#Screenshots; https://www.cinoche.com/films/derangee/galerie; https://www.critic.de/film/unsane-ausgeliefert-11632/bilder/; http://www.epd-film.de/galerien/unsane-ausgeliefert-2018.
Премьера: 21 февраля 2018 (68-й Берлинский кинофестиваль; https://youtu.be/IhK0ywcC5oM).
Изначально Содерберг был против кинопроката картины, но на этапе постпроизводства изменил свое решение.
Слоган: «Is she or isn't she?» («Она или не она?»).
Название в украинском прокате - «Божевiльна».
Трейлеры: англ. - https://youtu.be/u7KZrt_cHH0; рус. - https://youtu.be/2c8xQIMW9m4.
Официальные сайты и стр. фильма: https://bleeckerstreetmedia.com/unsane; http://facebook.com/unsanemovie; http://instagram.com/unsanemovie; http://twitter.com/unsanemovie.
«Не в себе» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/unsane-v695240.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 80% на основе 206 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/unsane).
На Metacritic картина получила 63 балла из 100 на основе рецензий 45 критиков (http://www.metacritic.com/movie/unsane).
«Не в себе» входит в список «Лучшие фильмы» по версии сайта Rotten Tomatoes.
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/unsane-m100123109; https://www.imdb.com/title/tt7153766/externalreviews.
«5 лучших фильмов, снятых на айфон» - http://kinochannel.ru/digest/5-luchshih-filmov-snyatyh-na-ajfon/.
Стивен Содерберг / Steven Soderbergh (род. 14 января 1963, Атланта) - американский кинорежиссер, продюсер, оператор, монтажер и сценарист. Лауреат «Золотой пальмовой ветви» Каннского кинофестиваля и премии «Независимый дух» за фильм «Секс, ложь и видео» (1989), премии «Оскар» за лучшую режиссуру фильма «Траффик» (2000) и двух статуэток «Эмми» за лучшую режиссуру и монтаж телефильма «За канделябрами» (2013). Подробнее - https://en.wikipedia.org/wiki/Steven_Soderbergh.
Сайт Содерберга «Extension 765» - http://extension765.com/.
«5 производственных революций Стивена Содерберга» - https://www.kommersant.ru/doc/3571157.
Кен Дэнсиджер, Джефф Раш. «Нарратив и антинарратив. Два Стивена: Спилберг и Содерберг» - http://old.kinoart.ru/archive/2011/12/n12-article11.
Клэр Фой / Claire Foy (род. 16 апреля 1984, Стокпорт) - английская актриса. Наиболее известна по ролям в сериалах «Корона» (2016-2017), «Крошка Доррит» (2008) и кинофильме «Время ведьм» (2011). Подробнее - https://en.wikipedia.org/wiki/Claire_Foy.
Клэр Фой в фотосессии для ноябрьского (2018) номера «Vogue» - https://www.popcornnews.ru/news/kler_foj_v_fotosessii_dlya_noyabr_skogo_nomera_vogue.
«Звезда будущего: Клэр Фой» - https://www.elle.ru/stil-zhizni/cinema/zvezda-buduschego-kler-foy/.
Интервью с Клэр Фой (2018): «http://thr.ru/cinema/kler-foj-a-voshisaus-muzcinami-i-dumau-cto-oni-potrasausie-no-pocemu-nam-nuzno-sorevnovatsa/; https://esquire.ru/movies-and-shows/66122-kler-foy-mne-deystvitelno-vezet-rabotat-s-luchshimi-iz-luchshih/.
16.10.2018. Клэр Фой решила взять перерыв в карьере, чтобы освободить немного времени для самой себя. В этом году Фой пережила непростой развод с супругом Стивеном Кэмпбеллом Муром. Пара была вместе семь лет, у них есть общий ребенок. Сейчас Клэр хочется простого человеческого счастья: высыпаться и почаще видеть свою дочь. В интервью таблоиду «The Mirror» актриса заявила, что очень скучает по отдыху. Стоит отметить, что в этом году Фой участвовала сразу в трех проектах: биографической драме «Человек на Луне», триллере «Не в себе», экранизации бестселлера «Девушка, которая застряла в паутине».
Борис Иванов. «10 самых необычно снятых фильмов. Какие еще ленты снимались необычным способом или в уникальных условиях?» - https://www.film.ru/articles/chudo-izobrazheniya.

ИНТЕРВЬЮ СТИВЕНА СОДЕРБЕРГА
[ 1 ]
- Давайте начнем с самого простого вопроса. Как вам пришла в голову идея этого фильма?
- Что ж, простой ответ - никак не пришла. На самом деле этот проект можно было бы использовать как иллюстрацию рядом с определением слова «совпадение» в словаре. Хотя я себя, вообще говоря, считаю человеком не суеверным, прагматичным, рациональным, в совпадения не верю. Но это, безусловно, была воля случая, большая удача. Я точно знал, что когда-то сниму фильм на айфон. Но никаких конкретных идей о том, что это будет за картина, у меня не было. Но при этом я уже могу себе позволить снимать фильмы сам и для себя, а не для того, чтобы заработать много денег или по заказу какой-то студии. В общем, рано или поздно я бы использовал эту технологию, это я знал точно. Но чего я не знал, так это того, что сценарист Джеймс Грир позвонит мне и спросит, нет ли у меня для него работы, это было год назад. Я сказал ему: «Джим, у меня для тебя ничего нет». И добавил: «Но, если ты напишешь мне сценарий низкобюджетного фильма ужасов, я сниму его этим летом». И через три недели сценарий был готов. Мы с Джеймсом раньше работали над двумя проектами, которые так и не были завершены. Это был мюзикл о Клеопатре, идея которого мне очень нравится, и еще экранизация романа Джона Барта «Торговец дурманом», которую я по-прежнему хочу снять. То есть Джим уже знал, что мне больше по душе. Например, мне, скорее всего, не был бы интересен сценарий хоррора, в котором было бы слишком много насилия или каких-то сомнительных сюжетных поворотов. При этом он достаточно умен, чтобы понимать: чем больше этот сценарий будет напоминать, скажем, фильм «Отвращение» Полански, тем лучше. Кстати, сюжетная основа фильма «Не в себе» довольно реалистичная. Главная героиня, страдающая от фобии преследования, идет в психиатрическую клинику, где ее удерживают насильственно. Действительно медработник имеет законное право принудительно оставить вас под присмотром, в случае если вы пришли поговорить о своих психических проблемах. У них есть очень строгий протокол поведения, если вы, например, пожаловались на суицидальные мысли. Все это очень выгодно для клиник, потому что пока у них лежит какой-нибудь пациент, они получают выплаты от его страховой компании и поэтому стараются заполнить пациентами максимальное количество коек. Мы просто объединили две эти темы в один сюжет. В общем, все произошло очень быстро. Я получил сценарий в феврале и сразу запланировал съемки на июнь.
- На каком моменте чтения сценария «Не в себе» вы поняли, что это то что нужно?
- Думаю, на сцене, где работница психиатрической клиники говорит героине: «Вам нужно раздеться, чтобы я могла увидеть, есть ли у вас родинки, татуировки и другие отличительные признаки. И она такая: «Что? О чем вы вообще говорите?» Ей отвечают строго: «Вам нужно раздеться». В этот момент героиня, как и зритель, понимает, что она, зайдя в эту клинику, подписала что-то не то, не прочитала документы как следует. И теперь она оказалась в некоей тоталитарной системе, ее полностью контролируют. Когда я дочитал до этого места, я сказал: «Ох, я надеюсь, дальше все будет в том же духе».
- Что для вас изменилось с технической точки зрения, когда вы перешли с профессиональной камеры на айфон?
- На мой взгляд, самое важное решение, которое принимает режиссер на съемочной площадке, - это выбор ракурса, того, что попадет в кадр. И в данном случае я мог поменять ракурс очень быстро, вот это было по-настоящему захватывающе. Почти все сцены мы снимали в том порядке, в котором они шли в сценарии, и в первые пару дней я все еще настраивался, пытался понять, как именно я хочу делать этот фильм. Причем у нас было не очень много времени, мы торопились. Словом, съемочный процесс резко упростился, будто камера - это ручка, которой можно написать все что угодно.
- Это, кстати, очень хорошо описывает лично вас. Вы тоже быстро придумываете и реализуете новые проекты.
- Да. И я был действительно счастлив, когда снимал «Не в себе». Я уже немного поразмышлял о том, как это все повлияет на меня в будущем. Например, смогу ли я снова работать в той ситуации, где у меня не будет такой творческой свободы, в условиях большого проекта? На самом деле я пока что отложил все эти вопросы в долгий ящик, потому что я параллельно работал еще над одним проектом, который буду снимать на айфон. Правда, выглядеть этот фильм будет по-другому, не так, как «Не в себе». Я использую другие линзы, не сферические, а анаморфотные. Таким образом, это будет визуально немного другое кино, чем «Не в себе». Хотя и на этих съемках мне поможет та гибкость, которую дает айфон.
- Насколько экономичнее снимать на айфон, чем на большую камеру?
- Сложно сказать. Безусловно, влияет скорость: можно успеть сделать больше работы за меньшее количество времени. Кроме того, требуется меньше людей. Например, если мне для съемок нужна будет операторская тележка, то для управления ею мне понадобятся два человека, а еще грузовик, чтобы ее возить, а еще водитель грузовика. В итоге операторскую тележку мы заменили дроном, стабилизатором и креслом-коляской. Таким образом я урезал размер команды и, следовательно, бюджет. У нас была очень маленькая команда, всего один механик и один электрик. С камерой работали всего двое человек: я как оператор и мой ассистент. Все принадлежности, которые требовались для съемок на айфон, помещались в рюкзак, поэтому мы были очень мобильны. В результате мы потратили всего $1,2 миллиона.
- Как вы думаете, станет ли более популярным мобильное кино, после того как выйдет ваш фильм? Все-таки теперь сам Содерберг снимает на айфон.
- Не знаю, не уверен, что это станет серьезным трендом. Съемка на айфон подойдет не для каждого. Понимаете, это первый этап любого творческого процесса - формулирование концепции. Как режиссер и как личность я задаю себе вопрос: что для меня действительно важно? Какие истории меня по-настоящему волнуют? Какие технологии я хочу использовать? Очевидно, что когда, например, Дэвид Финчер снимает кино, его волнуют совсем другие вещи, чем меня. И это нормально. Но непременно нужно ответить самому себе на эти вопросы. Некоторые вещи, которые я не смог реализовать, не имеют такое уж большое значение в сравнении с теми, что удалось воплотить. Вот, например, у нас была начальная сцена в банке, там главная героиня кладет телефонную трубку. Айфон очень маленький и легкий, и поэтому он невероятно чувствителен к любой вибрации. Я сказал: «Черт, Клэр, извини, нужно переснять». Причем это был вид снизу, нужно было изловчиться, чтобы поставить телефон определенным образом. То есть часть сцен реально нельзя снять на айфон. Вернее можно, но для этого нужно потратить много времени, чтобы утяжелить телефон, и тогда он не будет так трястись. В том случае я не стал прибегать к утяжелению, пара дублей все же получились. Но затем у нас была сцена, где Клэр вылезает из багажника. Когда мы пытались снять ее на телефон, весь материал оказался непригоден к использованию. Я не хотел тратить лишнее время и поэтому просто взял цифровой фотоаппарат, который у нас был на съемочной площадке, поставил его на штатив и все снял. Да, не весь фильм снят на айфон. Я смирился с этим. Это не фатально. При этом у нас не было никаких технических проблем с айфонами. У нас было три телефона, и к концу съемочного периода мы даже память на них до конца не забили, еще четыре гигабайта было свободно. [...] (Егор Беликов, «Афиша Daily». Читать полностью - https://daily.afisha.ru/cinema/8500-stiven-soderberg-o-semke-na-ayfon-buduschem-kinematografa-i-netflix/)

[ 2 ]
- «Не в себе» напоминает классические триллеры 1960-1970-х. Какие из них вас особенно вдохновляли?
- Наверное, сильнее прочего - «Отвращение» и «Ребенок Розмари» Романа Полански. Классическую «Техасскую резню бензопилой» пересмотрел после многолетнего перерыва - какой же великолепный фильм, как тщательно он следует логике кошмара! Решил сразу, что и откуда я хочу украсть, а чего красть мне не надо. Сейчас хорошее время для переосмысления хоррора и триллера: жанр может стать уловкой для того, чтобы поговорить о чем-то серьезном, как это происходит в «Прочь» Джордана Пила, еще одном прекрасном фильме. Мне напоминали и о «Полете над гнездом кукушки», но, честно говоря, я о нем за время работы ни разу даже не вспоминал.
- Что было в основе этого проекта - желание снять полный метр для кинопроката на айфон или все-таки рассказанная в фильме история?
- Это странным образом совпало. Люблю триллеры с параноидальной подоплекой, где ты на протяжении всего зрелища пытаешься понять, где реальность, а где фантазия. Меня только всегда раздражал так называемый третий акт, в котором необходимо дать всему логическое объяснение, то или иное. И вот я задался вопросом, а можно ли оставить что-то необъясненным? Как бы забыть об этом? А еще я примерно два года примеривался к айфону, брал его так и эдак, пытаясь понять, превратился ли он уже в полноценный аппарат для съемки кино или еще нет. Узнать можно было единственным способом - проверить на себе. Потом мне принесли сценарий, и я решил: пора. Назначил дату съемок и принялся тестировать камеру айфона чуть серьезнее, чем раньше. Проверял разные приложения, фильтры, линзы. Дело оставалось за малым: найти подходящую актрису. Когда я остановился на Клэр Фой, ставки были сделаны.
- Она, конечно, потрясающая - и практически неузнаваемая, если вспомнить ее роли в «Волчьем зале» и «Короне».
- Впервые я увидел ее не на экране, а на церемонии вручения «Золотого глобуса», где она получила награду за роль в первом сезоне «Короны». Разумеется, она не была готова подняться на сцену и выступать. Она была очаровательна! Я сразу решил, что должен посмотреть «Корону» - и тут же принялся за это. Мне очень понравилось. Но идея пригласить Клэр в этот фильм появилась позже. Я не был в себе уверен, и специально полетел к ней в Лондон, где мы сидели и разговаривали часа три: о персонаже, о методологии, о сюжете. Она сразу заинтересовалась. После нашей беседы она была готова забыть про королеву Елизавету и нырнуть с головой в проект, противоположный тому, чем занималась последние два года. Ее энтузиазм и энергия оказались такими заразительными, что и я избавился от последних сомнений. Оставил ей сценарий, мы ударили по рукам. «Съемки будут длиться две недели, - сказал я ей, - и, даже если нам обоим не понравится, это закончится быстро».
- И как, понравилось?
- Смотреть на Клэр - особенное удовольствие. Давно такого не испытывал. Она буквально неузнаваема! Клэр в жизни и девушка на экране - два разных человека. Заканчивая съемки, я думал об одном: «Мне необходимо придумать новый проект, чтобы поработать с ней еще раз». Кажется, она способна буквально на все. Такие актеры встречаются не каждый день.
- Еще в новом фильме снова сыграл в эпизоде ваш любимый Мэтт Деймон. А что для вас вообще важно в актере?
- Прежде всего, мне важно, чтобы артист был моим единомышленником. Хочу разделять с ним взгляды на искусство, да и на жизнь тоже. Тогда ни с кем другим и работать не хочется, честно говоря. А если актер еще и знаменитость, это экономит ресурсы и время. В частности, поэтому я работаю с одними и теми же людьми. Мы знаем друг друга давно, и лишних разговоров нам не нужно. Мы вообще мало разговариваем на площадке - больше работаем. Указания, которые я им даю, по большей части технические. У меня что-то вроде постоянной труппы. Но, разумеется, я всегда рад включать новых актеров в свой «репертуарный театр». Клэр Фой тому пример.
- «Не в себе» - фильм с сильной героиней. Кажется, сегодня такие востребованы как никогда.
- Я часто думаю, что быть женщиной в нашем мире - примерно, как быть левшой. Все создано для удобства правшей, и тебе приходится приспосабливаться, выбора нет. То же самое с женщиной, вокруг которой все устроено так, чтобы удовлетворять нужды мужчин - мужчины сами это придумали и за этим следят. Моей героине все дается сложнее, чем если бы она была мужчиной. Сойер постоянно должна доказывать миру, что она заслуживает иметь равные права с окружающими. Для сценария это очень полезно. Но сейчас весь мир неизбежно будет меняться. Мне ужасно интересно посмотреть, во что превратятся фильмы и сериалы под влиянием движений #MeToo и Time's Up через пару лет.
- То есть изменения неизбежны?
- Безусловно. Хоть я и пребываю в постоянном шоке от того, как стремительно это случилось и стало повесткой дня: буквально за считанные месяцы! Сегодня это на уме у каждого и каждой.
- И у вас, судя по картине. Хоть вы снимали ее и до разоблачения Вайнштейна.
- И у меня. Но дело не только в феминистках. Возьмите ситуацию с разрешением на покупку и ношение оружия [в США]. Школьники протестуют - и их протесты неожиданно принимают всерьез. Поразительно. Традиционный нарратив сломан или ломается прямо сейчас. Прежние модели не работают. Вирусный эффект любых социальных протестов колоссален. Для культуры нынешний период в США - потрясающе интересный.
- Вы поклонник экспериментов и перемен, это известно давно.
- Я всегда думал над тем, как могу изменить свою профессию. Анализировал традицию и размышлял, необходимо ли ее сохранять, а если нет, то в какую сторону стоит двигаться. Если есть шанс на изменения, я за него ухвачусь. Это касается всего: тем, сюжетов, техники, дистрибуции. Экономические системы проката мне кажутся зашедшими в тупик. Когда фильм для взрослых, а не для подростков иногда не может попасть на экраны и окупиться - это глубокий кризис. Мы все время обсуждаем это с продюсерами. Допустим, фильм стоит тридцать миллионов долларов, и это взрослое, серьезное кино, не развлекательное, не поверхностное. Как показать его публике и не прогореть? Ведь собрать-то надо около ста миллионов, а это огромная сумма для умного кино. Проваливаться тоже не хочется. Но я чувствую, что грядут перемены.
- Чему вас научил провал «Удачи Логана» в прокате?
- Важности правильного маркетинга. У нас его не было. Эта сторона вопроса была провалена. Возможно, были нужны новые инструменты маркетинга, которых мы пока не придумали. Все меняется слишком стремительно, публика тоже ждет изменений. Но я люблю учиться на ошибках. В любом случае, не можем же мы судить о достоинствах картины по тому, сколько она собрала в прокате! Недавно говорил с одним дистрибьютором по поводу «Не в себе», и он спросил: «А во что вам обошелся фильм?» Я ответил: «Это неправильно поставленный вопрос. Надо задаваться другим: чего этот фильм стоит?»
- Так что заставило вас снять «Не в себе» на айфон? Ведь не желание сэкономить?
- Разумеется, нет. Это был исключительно художественный выбор. Скажу вам честно, на традиционную камеру картину можно было бы снять дешевле. Объективы, звук - все это стоит немалых денег. Но кто-то должен был попробовать снять кино на айфон. Больше половины планов, которые вы видите в этом фильме, не могли быть сняты никак иначе.
- Что в таких съемках было самым необычным?
- Возможность поместить камеру куда угодно, в самую неудобную точку. Камера стала чем-то вроде карандаша, а фильм превратился в рисунок, на котором можно разглядеть самые мелкие детали. За короткий период, когда я уходил на пенсию [В 2013 году режиссер сообщил, что уходит из большого кино, но в 2017 году вернулся с фильмом «Удача Логана»], я успел увлечься живописью. Самое невероятное в ней - то, что когда тебе приходит идея, ты просто встаешь с дивана, подходишь к мольберту и осуществляешь задуманное. Съемки «Не в себе» подарили мне схожие ощущения. Удовольствие, конечно, колоссальное. Зазор между моментом, когда ты решил что-то сделать, и моментом, когда ты это сделал, становится крошечным, почти незаметным. Правда, не любой фильм можно снять таким образом. Но сейчас я просто не представляю, каково будет возвращаться к традиционному кино. Надеюсь какое-то время продолжать снимать на айфон. Не знаю, долго ли удастся продержаться, технологии развиваются быстро.
- Как вы думаете, смартфоны принесут революцию в кино? Или это просто новый инструмент?
- Все-таки инструмент, мне кажется. Я и сам почувствовал, что перенастраиваюсь, будто механизм, благодаря использованию новой технологии. Кажется, этот опыт меня трансформировал. Я вспомнил времена, когда еще подростком снимал с друзьями свои первые любительские фильмы - на восемь и шестнадцать миллиметров. Когда мы с Клэр встречались в Лондоне, я ей сказал: «Не бойся, что мы будем выглядеть как компания школьников, которые пытаются снять фильм. Мы будем выглядеть как компания старшеклассников!» Это не было шуткой. Именно так я себя и чувствовал. Хотелось бы сохранить это ощущение, заодно усовершенствовав технологическую сторону вопроса. Можно, например, еще поработать с фокусом, улучшить кое-что. С другой стороны, впервые посмотрев фильм на гигантском экране, я остался под огромным впечатлением от качества изображения.
- Нынешние старшеклассники, у которых мало денег, уже могут снимать фильмы на айфоны?
- Конечно! И чем дальше, тем проще им будет. Из чего не следует, что сами фильмы будут лучше. Количество кинематографистов-любителей не обязательно приведет к росту качества. Вы же знаете, иногда стоит человеку купить хорошую камеру - а сегодня и у айфона она хороша, - и он искренне начинает верить, что превратился в Ирвина Пенна. Однако это уже, как говорится, не моя проблема. Настойчивость и страсть к самосовершенствованию в качестве художника - личное дело каждого.
- Вы теперь жалеете, что пытались уйти на пенсию? Или жалеете, что не задержались там надолго?
- У меня просто однажды кончились проекты. Внезапно. Я решил, что это знак, пора остановиться. Но потом появилась «Больница Никербокер». Как я мог сопротивляться такому искушению? Как сказал кто-то умный, меняются факты, и меняется моя вера. Мне достался сценарий, к которому я не мог остаться равнодушным - и не остался. Какое-то время думал, что совсем перейду работать на телевидение. Теперь вот вернулся в кино. Нет, я против догматизма и только рад вернуться с пенсии.
- Так художником и не стали? Выставку своих картин устраивать не собираетесь?
- Надеюсь, этого не случится. Мне надо годами упражняться, прежде чем осмелюсь хоть кому-то показать результат. И я даже был готов этому себя посвятить! Но меня отвлекли. (Антон Долин, «Meduza»)

Вооруженный айфоном Стивен Содерберг - эка невидаль! Но так только кажется: на поверку «Не в себе» оказывается чуть ли не лучшим триллером в 2018-м. (Максим Бугулов, «Киномания»)

Большой умница Стивен Содерберг продолжает всячески расширять возможности киноязыка: то снимет интерактивный сериал «Мозаика», то хоррор на айфон. «Не в себе» рассказывает про жертву сталкинга (Клэр Фой из «Короны»), которая оказывается заперта в психушке с тем, кого она считает своим преследователем. Содерберг искусно щекочет нервы зрителей, заставляя их сомневаться во всем, - но стоило ли ожидать чего-то другого от одного из лучших режиссеров современности? («Афиша»)

7 фильмов, снятых на телефон. [...] В последние годы явление «мобильного кино» развивается с невероятной силой, и, возможно, скоро фраза «фильм, полностью снятый на смартфон», перестанет кого-либо удивлять. Но пока подобное кино все еще находится в неком авангарде, мы решили вспомнить, какие заметные работы, снятые на камеры мобильных телефонов, выходили в последние годы. [...] Специфическое изображение помогло и триллеру Стивена Содерберга «Не в себе» - съемка на смартфон хорошо способствует подсознательному «узнаванию» картинки и, следовательно, более глубокому погружению в происходящее. Впрочем, не только из-за художественных соображений Содерберг выбрал такой вид съемки. Отсутствие громоздкой камеры помогло режиссеру активнее работать с окружением, ставить объектив туда, куда он не смог бы раньше, подходить к актерам ближе, чем это когда-либо позволяла профессиональная аппаратура. Теперь Содерберг утверждает, что и все следующие свои фильмы собирается снимать на iPhone - в мобильном кинопроизводстве он видит будущее всей индустрии. [...] (Ефим Гугнин. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/ya-vsegda-s-soboy-beru)

Новый фильм удивительно плодовитого в последнее время Стивена Содерберга (в прошлом году у него вышла "Удача Логана", в этом еще будет сериал "Мозаика") рассказывает о девушке Сойер (Клэр Фой - королева из "Коровы"), которая скрывается от преследующего ее поклонника. Пожаловавшись в службу социальной поддержи, она попадает на лечение в психбольницу. Фильм снят на айфон, однако, если этого не знать, можно ничего и не заметить: визуальный ряд нельзя назвать экспериментальным. Наоборот, режиссер максимально аскетичен в художественных средствах. Это лихой, несмотря на всю клаустрофобность, триллер, напоминающий разом "Пролетая над гнездом кукушки", "Кловерфилд, 10" и "Коллекционера" Джона Фаулза. Наблюдать за происходящим с героиней, прекрасно сыгранной Фой, очень страшно, но отвлечься от этого кино совершенно невозможно. В зале во время показа критики сначала кричали от страха, а потом восторженно хлопали (кажется, впервые так за весь фестиваль). Посмотрев "Не в себе", удивляешься: в фильме все так просто, так легко и ладно - почему все так не делают? Но это как раз и есть та простота, что отличает мастера. (Катя Загвоздкина, «Интерфакс»)

Итоги-2018: 9 лучших фильмов года, которые останутся без наград. Постепенно становятся известны фавориты наградного сезона, но мы не нашли в списках номинантов на крупные премии несколько отличных фильмов, на которые стоило бы обратить внимание. От адских (в прямом смысле) триллеров до милых и пушистых семейных картин. [...] Клэр Фой побила все рекорды обалденности. А стало ясно, что она всех уделает в этом году, еще на Берлинале, когда Содерберг представил публике свой безумный триллер, целиком снятый на iPhone. Дружно вскрикивая, критики и зрители долго аплодировали на титрах и потом еще оглядывались по дороге в свои отели. По-настоящему жуткий и увлекательный триллер, который идет в придачу с паническим атаками, стал одним из самых ярких событий февраля. Но, как это и бывает с ранними релизами, к концу года исчез с радаров. Не в себе вообще критики и академики, которые упорно не хотят раздавать номинации Клэр и Стивену Содербергу за этот маленький шедевр. Хотя Клэр Фой в этом году без внимания не останется, она уже начинает собирать золотой урожай за роль второго плана в «Человеке на Луне». [...] (Екатерина Карслиди. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/kuda-ty-smotrish-kinoakademiya)

[...] Одной из самых ожидаемых премьер Берлинале стала новая работа Стивена Содерберга "Не в себе". Всего несколько месяцев прошло с выпуска "Мозаики" - детективного сериала-приложения для смартфонов, а режиссер представляет не менее экспериментальный с технической точки зрения проект, фильм, целиком снятый на iPhone7. Это, конечно, не новое слово в кинематографе и Содерберг не первый, кто решился заменить камеру телефоном, но до этого были в основном скромные независимые проекты, а тут - большое кино, международной дистрибуцией которого занимается компания "Двадцатый Век Фокс". Всерьез увлекшись не только технологиями, но и жанровым кино, Содерберг создает классический триллер - про девушку Сойер Валентини (Клэр Фой), оказавшейся пленницей психиатрической клиники. Раскрывать остальные подробности не имеет смысла, так как авторы намеренно, начиная с трейлера и вплоть до самого финала, заставляют зрителя сомневаться в том, что правда, а что плод больного воображения - и больного ли? Используя возможности телефона, как предмета маленького и максимального портативного по сравнению профессиональной камерой, Содерберг (скрываясь в титрах еще и под фамилией вымышленного оператора Питера Эндрюса) снимает интимные и тревожные крупные планы, заходит с неожиданных ракурсов, создает - с помощью фильтров и спецэффектов - психоделические интермедии. "Я никогда не помещал объектив настолько близко к актерам. Было непривычно, но мне показалось, что это уместно. Мы привыкли к тому, что нас постоянно окружают телефоны, и не обращаем внимание на то, что кто-то может нас снимать", - говорит Содерберг. В итоге получается история о тотальной паранойе, которую только и снимать, что на телефон, - актуализированная еще и тем, что поднимает по ходу действия злободневную тему харрасмента и злоупотребления властью. Не только одного человека по отношению к другому, но и целой системы, угнетающей граждан. Как говорится, если у вас нет паранойи, то это не значит, что вас никто не преследует. (Наталия Григорьева, «Независимая газета»)

Итоги-2018: 9 лучших хорроров. Страшно, вырубай! Вспоминаем самые яркие хорроры и триллеры уходящего года. От артхаусных шедевров до коммерческих хитов и незаметных инди-фильмов, которые вы легко могли пропустить. На всякий случай напомним: это не топ, а просто список. «Не в себе» попал в ту неприятную ситуацию, когда больше говорят не о фильме в контексте его содержания, а о том, как его сняли. Ну да, Стивен Содерберг сделал свой новый фильм целиком (ладно, почти целиком) с помощью смартфона - ну и делов-то. Содерберг может хоть на тостер снимать, все равно выйдет отлично. Все же «Не в себе» в первую очередь - захватывающий триллер с острой, хоть и прямолинейной социальной сатирой, и потрясающей ролью Клэр Фой. А уже потом это формальный эксперимент, показывающий, что бесфокусное, «мыльное» изображение с айфона прекрасно подходит для построения специфичного кадрового пространства. Мы как бы смотрим на героев гораздо ближе, чем обычно, да и само изображение вроде то же самое, а вроде и слегка неправильное - для истории о психическом заболевании лучшего и не придумать. [...] (Ефим Гугнин. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/glavnye-horomy-2018-goda)

Директор Берлинале Дитер Косслик, которому в этом году только ленивый не пожелал скорейшей отставки, побоялся, видимо, ставить в конкурс новый фильм признанного американского классика сперва авторского ("Секс, ложь и видео"), а затем и жанрового (трилогия "Друзей Оушена") кино Стивена Содерберга. Как минимум потому, что эта картина на голову выше большей части конкурсной программы. Содерберг сделал это кино чрезвычайно быстро: снято оно было на айфон за полторы недели и почти сразу показано на Берлинале. В этой нарочитой небрежности даже есть свой шарм: постановщик как бы говорит нам, что ему уже утруждаться особо не нужно, чтобы сделать выдающееся кино. И действительно, чутье Содерберга на хорошую историю - почти сверхъестественно точная. "Не в себе" - это вполне классический триллер, заимствующий лучшие элементы из хорроров прошлого: здесь есть суровая психушка с недоброжелательными тоталитарными надсмотрщиками, опасные пациенты, а также главная героиня Сойер (Клэр Фой), не до конца уверенная в собственной дееспособности. Сойер долгое время переезжала из города в город, меняла работы, адреса и телефоны, потому что боялась одного сталкера, опасного навязчивого поклонника, который следил за ней на улицах и хотел, чтобы они были вместе. В результате Сойер довела себя паранойей до разных психических проблем и решила полечиться в одной из окрестных клиник. Разумеется, это решение оказалось роковым. Кроме того, что все это необычайно увлекательно смотреть, несложно заметить, что для Содерберга этот фильм нужен был, чтобы как можно скорее высказаться по поводу стремительно меняющейся Америки. Неспроста кино было снято именно на айфон: "Не в себе" - это будто сторис из Instagram, в котором Стивен наспех набрасывает мысли одновременно и о Трампе, словно запершем страну в психушку и обещающем ей сделать ее великой снова, хотя его никто об этом не просит; и о Харви Вайнштейне, породившем тренд на обсуждение сталкинга и психологического харрасмента, который иногда бывает даже опаснее физического сексуального насилия. (Егор Беликов, «ТАСС»)

7 главных хорроров 2018. В последнее время нужно сильно постараться, чтобы снять хоррор, который действительно будет способен напугать зрителя. Чаще всего режиссеры прибегают к надоевшим скримерам или, чего хуже, достают из кладовки устаревшие клише и не стесняясь пускают их в ход. Поэтому мы так радуемся участникам, которые не идут протоптанной дорожкой, а стараются отходить от стереотипов. Мы собрали 7 нетривиальных хорроров, которые сумели удивить нас в этом году. [...] Стивен Содерберг привез «Не в себе» на Берлинский кинофестиваль и заставил журналистов нервно вскрикивать и вжиматься в кресла на протяжении всего фильма. Свой крайний фильм он снял на айфон, что не только не испортило его, но и придало особый шарм. Сюжет представляет собой классическую загадку ненадежного рассказчика. Зритель знакомится с симпатичной трудолюбивой девушкой, которая от сцены к сцене становится все более «ненормальной», одержимой преследованием, агрессивной, так что в какой-то момент начинаешь подозревать, что в психбольнице ей самое место. Потом в здравости ее рассудка возникают сомнения, начинаются умело выстроенные качели, и в итоге фильм приходит к жестокой и поучительной развязке - Содерберг легко и непринужденно ведет зрителя темными тропинками и не дает отдышаться ни на минуту. Уже за это картина заслуживает высокого балла. [...] (Екатерина Карслиди. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/ne-beregite-nervy)

Женщины, книги, айфоны. Две-три вещи из Берлина. [...] Технологии - это страшно. О бездушном - «Профайл» Бекмамбетова и «Не в себе» Содерберга. Оба фильма позиционируются как прежде всего технологические объекты. В «Профайле» используется новация «Убрать из друзей», хотя с формальной точки зрения все чуть менее безусловно - единство времени разрушено: мы как будто смотрим с десктопа записи журналистки Эми, которая вошла в контакт с вербовщиком-джихадистом. Но впечатляет уровень постановки поддельных «сирийских» записей - «Профайл» отравляет веру в документальность любительского интернет-видео с его пикселями, расфокусами и неудачным кадрированием. Все можно подделать. И этот страх «нереальности» формирует тревожную атмосферу фильма. Снявший свой новый фильм на IPhone Стивен Содерберг в использовании новых технологий чуть более буквален - важно, что IPhone дешевый и мобильный (своего рода новые 16 мм). Но все же важно, что в отличие от, например, Шона Бейкера («Мандарин») он использует эту камеру для хоррор-сюжета, который не только рассказывает о феномене «сталкинга» (социальные сети и «гугл» дают для него огромный простор), но и работает на вполне традиционном для хоррора конфликте «верю - не верю». Что именно снимает телефон? Реальность или вымысел? Героиня здорова или это ей только кажется? Когда кажется, креститься надо, а не на айфон снимать - убеждается консервативная публика. [...] (Василий Степанов. Читать полностью - https://seance.ru/blog/berlin-2018-preliminary/)

10 лучших камео Мэтта Дэймона. Мэтт Дэймон - один из самых работоспособных актеров, который находит время еще и на продюсирование и даже написание сценариев. В последние годы он отметился в таких лентах, как «Марсианин» и «Короче», вернул себе первенство во франшизе о Джейсоне Борне и отличился в трех картинах о друзьях Дэнни Оушена. Рассчитывали мы и на то, что актер появится в «8 подругах Оушена», но в последний момент режиссер Гэри Росс решил фрагмент с участием Дэймона в финальный вариант ленты не включать. А жаль, ведь Мэтт, при всей своей звездности, настоящий король эпизода - он появляется в крохотных сценах гораздо чаще, чем его коллеги, а по общему числу фильмов с его неожиданными короткими появлениями Дэймон уступает, наверное, только Стэну Ли. Отсутствие любимого актера в криминальной комедии «8 подруг Оушена» мы компенсируем десятью другими фрагментами, демонстрирующими, кто в Голливуде является лучшей гостевой звездой. [...] Стивен Содерберг - один из тех режиссеров, кто не стесняется звать Мэтта Дэймона в свои проекты даже тогда, когда роли для него никакой особенной нет. В триллере «Не в себе» актер появляется в небольшой роли специалиста по безопасности, который помогает главной героине определить наиболее уязвимые места, несущие угрозу от преследующего ее поклонника. Камео совершенно крохотное, но Дэймон в нем столь серьезен и сосредоточен, что кажется, будто он исполняет самую главную роль в своей жизни. Потому что профессионал! [...] (Евгений Ухов. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/tvori-pomalu)

«Одержимость Дэвида Страйна, или Дурдом, снятый на iPhone». В фильмографии Стивена Содерберга есть много любопытных картин. Взять, к примеру, его последние работы - «Удача Логана» и мини-сериал «Мозаика». Он даже экранизировал в свое время «Солярис», правда вышло ужасно. Сравнивать с Тарковским не имеет никакого смысла. Но в каждый свой новый проект Стивен пытается добавить максимум прогрессивных идей. Да, сейчас каждый второй музыкальный клип снимается на смартфон, а в жанр ужасов или психологических триллеров приходит много режиссеров - уникальных, талантливых или же безалаберных. Но в любом случае интересно посмотреть, что же вышло на этом поприще у знаменитого режиссера. А вышло леденящее душу зрелище. Не знаю, как отнесутся к данному фильму зрители, которым по душе приключенческие комедии про друзей Оушэна, но те, кто недавно познакомился с творчеством Содерберга, и кто уже успел восхититься сериалом «Больница Никербокер», будут приятно удивлены. Сойер Валентини (которую играет необыкновенная Клэр Фой) стала жертвой преследования. Она переезжает в Пенсильванию, устраивается на работу и все вроде бы хорошо. Но паранойя никуда не исчезает - в парне, которого девушка приводит к себе домой, она видит преследователя. А обратившись к психологу, Сойер внезапно оказывается запертой в психушке. Зато с каким воодушевляющим названием - «Горный ручей». Спустя несколько дней пребывания в клинике, она понимает, что лекарствами ее пичкает Дэвид Страйн - тот самый человек, что гоняется за ней уже два года. Кто же безумен тут на самом деле? Как отличить реальность от навязчивых галлюцинаций? «Не в себе» - это практически беспросветное кино. Вас засасывает эта опасная трясина, затягивают эти зыбучие пески. Но жертва благодаря своей импульсивности перестанет быть бедной овечкой. Все решится в лесу - таком мрачном и синем, что мурашки бегут по телу... Фильм изрядно пощекочет ваши нервишки, хлеще скрежета ножа по стеклу. Отдельное спасибо за Джуно Темпл и Мэтта Дэймона, которые сыграли эпизодические, но запоминающиеся роли. Антагонисту все время хотелось дать по роже, а это говорит лишь о том, что Джошуа Леонард тоже безупречно справился со своей задачей. (Александр Варламов, «КиноКасса»)

Мобильное кино: 13 фильмов, снятых на смартфон. 21 век внес новое слово в киноискусство, подарив нам мобильное кино - фильмы, снятые легким и подвижным смартфоном. Примитивные фотокамеры появились в мобильных телефонах в начале 2000-х, начиная с 2005-го такие аппараты превратились в камерофоны с автофокусами и постоянным увеличением параметров мегапиксельных сенсоров и повышением качества съемки, а начиная с 2007-го рынок мобильных телефонов покорен бесклавиатурными смартфонами, совмещающими в себе и телефон, и компьютер, и фото/видео-аппарат. Теперь для того, чтобы сделать качественное фото или видеозапись дополнительная техника не нужна, это доступно любому владельцу гаджета. Таким образом, новые технологии открыли режиссерам и операторам свежий взгляд на кино и прямой доступ к новым приемам: быструю репортажную съемку, эффект присутствия, достоверность - сохраняя, при этом, дешевизну использования и неплохое качество. [...] Вдохновленный новациями «Мандарина», Стивен Содерберг снимает полнометражный психологический триллер на смартфон всего за неделю - правда, в отличие от Шона Бейкера, широко афиширует предприятие заранее и собирает деньги через краудфандинг. Однако Содерберг совсем не стремится к кинотеатральной картинке и подчеркнуто снимает кино, словно любительское. Несмотря на то, что критики на Берлинале, в конкурсную программу которого попал фильм, встретили его со скепсисом, режиссер остался доволен работой и сказал, что новые технологии помогли ему вновь почувствовать трепет впервые взявшего камеру в руки подростка. Смартфон как инструмент дал режиссеру свежесть восприятия и возможность подойти к герою, по сюжету сходящему с ума, на очень интимную дистанцию. Да, Содербергу пришлось специально адаптировать историю для мобильных съемок; он также сетует на высокую чуткость смартфона к вибрации. Однако режиссер отмечает, пожалуй, главное: с таким инструментом съемки фильма возможны любому желающему. [...] (Анна Кузьмина. Читать полностью - https://www.kino-teatr.ru/blog/y2018/6-17/1105/)

Безумно самобытно. Новый Содерберг - это просто вау! Я полюбил буквально каждый кадр его новой ленты «Не в себе». Приятно видеть Стивена снова на передовицах жанрового кино, тем более что на этот раз он открыл для себя новый горизонт - жанр хоррора. Но хоррор у него совсем нетипичный - это больше психологический триллер, продолжающий традиции его же «Побочного эффекта» с темой слепой веры в праведность института здравоохранения и отношения к любому назначенному лечению как к должному (мне не важно, кто меня лечит, какие таблетки надо пить и где нужно подписывать - я человек XXI века, мне нет дела до этих формальностей, лишь бы мне стало лучше). Кроме того, Содерберг умудрился скомпоновать в «Не в себе» последовательность и поразительную детальную проработку «Заражения» (одного из лучших фильмов режиссера и, возможно, самого страшного не-хоррора в эпоху вирусов и антисанитарии) с сильнейшей центральной женской ролью со времен «Эрин Брокович». Клэр Фой напоминает здесь дикого зверька, загнанного в клетку. Плюс, легкий социальный контекст и остроумный комментарий по этому поводу, прослеживающийся в прошлогодней «Удаче Логана», Содерберг продолжил и в «Не в себе», слегка утяжелив акценты. Однако там была тема рабочего класса в современной Америке, здесь режиссер поднимает вопрос другого характера и, кажется, не затрагиваемый еще ни одним кинематографистом (по крайней мере, в такой форме). Речь идет о том, как так называемые «профессиональные» реабилитационные клиники наживаются на необязательно больных пациентах, а скорее просто нуждающихся в поддержке и профессиональном совете. Технически кино также выглядит безумно самобытно. Музыкальные эффекты подобраны безупречно, цветовые решения завораживают - особенно сцены в синем свете, в каждом движении камеры, то есть айфона, виден узнаваемый почерк самого Содерберга: весь фильм - учебник его авторского киноязыка. Стивен Содерберг снова подтвердил звание главного голливудского экспериментатора, доказав своим тайно снятым на мобильный телефон триллером с парой-тройкой узнаваемых лиц (включая камео-сюрприз), что талантливый человек талантлив во всем. Пока что это лучший фильм года. (Вадим Богданов, «Новый Взгляд»)

О чем все это. Стивен Содерберг - американский автор с одной из самых разножанровых фильмографий, которая состоит из звездных хитов, психологических триллеров, оскароносных драм и даже одного интерактивного сериала для мобильных экранов. Его новый триллер «Не в себе» полностью снят на айфон и рассказывает о молодой женщине по имени Сойер Валентини, которая, не глядя, подписала «стандартную форму» после приема психолога в клинике неврозов «Горный ручей» и оказалась его невольной заложницей на семь дней. Когда возмущение Сойер почти сменилось смирением, в одном из медбратьев она узнает своего давнего преследователя. Но, может быть, все это галлюцинация, вызванная суточной нормой таблеток? Зачем смотреть. Любителям качественных триллеров смотреть это кино обязательно хотя бы по двум причинам. Во-первых, это красиво. Визуальный ряд, обеспеченный контрастным, «шумным» изображением мобильной камеры, идеально вписывается в историю о сталкинге, которому подвергается героиня Клэр Фой. Ручная, хотя и хорошо стабилизированная, как бы скрытая съемка на средних и общих планах, где Сойер обедает на лавочке в парке или идет на работу, вызывает неподдельное чувство слежения. С другой стороны, оптические особенности мобильной камеры, поднесенной к лицу героини, на крупных планах дают легкий эффект fish-eye, который подчеркивает безумный облик Сойер и ирреальность происходящего. Во-вторых, Содербергу удалось создать по-настоящему напряженный, искусный и нескучный триллер, который интересен не только своей экспериментальностью, но и целым набором актуальных контекстов, среди которых - домогательства и беспощадность условий жизни для сильной и независимой женщины, которой со всем этим только и остается что стать шизофреничкой. Почему можно не смотреть. Возрастной рейтинг 18+ не спасет особо впечатлительных зрителей (и особенно зрительниц), не привыкших видеть на большом экране фильм, который в столь близкой к документальной манере рассказывает о страхе многих женщин - навязчивом преследовании сумасшедшего, да еще и в замкнутом пространстве среди равнодушных людей. Выйдя из зала, вы рискуете еще какое-то время ловить себя на том, что оглядываетесь по сторонам в поисках направленного на вас айфона. (Катя Комаровская, «Mail.ru Кино»)

Параноидальный триллер Стивена Содерберга, снятый на айфон. Хрупкая блондинка с растерянным взглядом (Клэр Фой из «Короны») спешно звонит маме, завтракает на скамейке салатом и изящно сбегает от домогательств босса. Как мы выясняем в первые минуты фильма, она начала жизнь с нуля на другой работе и в другом городе, потому что сбежала от преследований какого-то мужчины. Теперь у нее новый приступ тревоги и обострение; чтобы снять симптомы давнего расстройства и обезопасить себя, девушка Сойер обращается за помощью в местную больницу, подписывает бумаги о неразглашении - и через несколько минут становится заложницей странного госпиталя будто бы из «Пролетая над гнездом кукушки». Вокруг Сойер - больные в запущенных состояниях, а страх встретить сталкера из прошлого становится все острее. По всем правилам психологического триллера зрителям до последнего не дают разгадки: Сойер действительно не в себе или ее паранойя - на самом деле паника, вызванная реальной опасностью. Содерберг известен тем, что между крепкими и понятными режиссерскими работами время от времени наведывается на территорию непонятного. То снимет апокалиптическое кино об эпидемии, где голливудские знаменитости мрут как мухи каждую минуту. То переоденет Майкла Дугласа в Либераче, а Мэтта Дэймона - в его любовника. То снимет мюзикл со стриптизерами или засунет Шэрон Стоун в детектив на смартфоне. «Не в себе» - карманный клаустрофобный хоррор, снятый на телефон и позже смонтированный самим же Содербергом: самое частое его режиссерское решение и признак полного контроля и сильной авторской любви к конкретному проекту. С наглостью «Ведьмы из Блэр» и «Паранормального явления» Содерберг смотрит в лицо эмоциональной неустойчивости: такую игру он уже предпринимал в «Побочных эффектах», но здесь избегает визуальной стерильности и красивых планов. Его главная героиня трескается в запредельной близости: мы видим ее кожу и лопнувшие капилляры в глазах, трясемся с ней по ночам в проклятой больнице и сидим на том конце провода, когда она решается позвонить. Саспенс в чистом виде и новое упражнение в еще одном жанре - очередное доказательство авторской пластичности Содерберга и его бесконечной готовности снимать то, что никому не по зубам - ни в такой последовательности, ни в таком рьяном исполнении. Смотреть? Да. (Алиса Таежная, «The Village»)

Девушка Сойер Валентини покидает родной город, чтобы сбежать от проблем прошлого и найти новую работу. Она записывается в группу поддержки жертв преследователей, однако это приводит к тому, что ее против воли помещают в психиатрическое учреждение. Оставшись почти без связи с внешним миром, она сталкивается со своими самыми большими страхами. Называть «Не в себе» возвращением Содерберга к жанровому кино - значит сильно слукавить. Режиссер снял очень необычный и в первую очередь авторский триллер. Изрядная доля особенностей картины обусловлена манерой съемки. Фильм полностью снят на камеру iPhone 7 Plus. В нем много крупных планов, почти нет дальних, а герои половину времени говорят, глядя прямо в объектив, словно записывая сториз в инстаграме или видео в Snapchat. Пристальные взгляды, направленные прямо на зрителя (что не принято в современном кинематографе) во время самых напряженных моментов, здорово заставляют поежиться в кресле. Хотя эксперимент с айфоном явно волнует Содерберга больше нарратива, история у него тоже получилась захватывающая и необычная. Это не типичный триллер про заключение в психиатрической клинике (мало мы таких видели, что ли?). «Не в себе» - это фильм сразу обо всем. Это частная история о преследователе и жертве, глобальная - о проблемах доверия к людям, отношения к жертвам насилия и домогательств. Ловко, словно афера Оушена, здесь переплетаются общественные проблемы махинаций с медицинскими страховками и глубокие переживания - о страхе остаться наедине со своим обидчиком, о страхе быть не услышанным, по-настоящему сойти с ума; а также с масштабным, почти что политическим высказыванием о невозможности борьбы с враждебно настроенной системой изнутри самой этой системы. В «Не в себе» айфон играет даже большую роль, чем обычно отводится камере. За счет постоянных крупных планов он словно сужает окружающий мир до размеров личного пространства главной героини, в которое постоянно вторгаются чужаки. Во время просмотра это вызывает дискомфорт, близкий к клаустрофобии. На протяжении всего хронометража «Не в себе» даже не пытается пугать зрителя стандартными приемами из триллеров или фильмов ужасов о принудительном лечении. Но за счет грамотных новаторских подходов из него все равно выходит страшная и остросоциальная картина, которая умудряется держать в напряжении все полтора часа. (Павел Соломатин, «InterMedia»)

Сойер Валентини (Клэр Фой) - красноречивая и вроде бы уверенная в себе бизнесвумен с хорошими перспективами карьерного роста и увесистым скелетом в шкафу: на протяжении двух лет ее терроризирует нежеланный ухажер. Пережив очередной нервный срыв, Сойер решается на беседу с психологом, по итогам которой ее - формально по всем правилам, но явно против ее воли - упекают в дурдом, где для полного счастья обнаруживается тот самый сталкер (Джошуа Леонард) - если, конечно, девушка его не выдумала. Обреченный запомниться как фильм, снятый на айфон оскароносным режиссером, новый триллер Стивена Содерберга примечателен совсем не этим. Да, выглядит все дешевле и сердитее, чем ждешь от постановщика трилогии о друзьях Оушена, но в отличие от, например, «Мамочки» другого сертифицированного вундеркинда Ксавье Долана, Содерберг не особенно увлекается формой (за вычетом одного интересного фильтра для одной интересной сцены), зато в который уж раз угадывает с содержанием. Снятый в атмосфере умеренной секретности и проанонсированный прошлым летом, до Харвигейта и #MeToo, «Не в себе» поразительным образом пересекается с повесткой дня, где хищники, если присмотреться, повсюду, от властей, как всегда, никакого проку, а решающим становится вопрос, верить ли самопровозглашенной жертве. Еще это, конечно, брат по оружию многих других фильмов, от «Пролетая над гнездом кукушки» до примерно любого психологического триллера с ненадежным рассказчиком, но попадание в цайтгайст тут не в пример интереснее. Один из умнейших - и самых гибких - режиссеров наших дней, Содерберг известен талантом исполнить приличный фильм на более-менее пустом месте, и «Не в себе» - очередное доказательство этого правила. Не располагая ни одним явным достоинством (за исключением замечательной Фой, на глазах вырастающей во вторую Хелену Бонем-Картер), его фильм захватывает, пугает, веселит (без обязательного камео популярного артиста опять не обошлось) и вдохновенно прет напролом - несмотря на некоторые вопросы к завязке и вообще сюжету. В самом деле, в какой-то момент даже те, кто ни на секунду не усомнился в словах Сойер, вынуждены будут признать, что происходящее в кадре скатывается в горячечный бред. А, впрочем, буквально мгновением позже копеечный хоррор забывает о Формане и оказывается совершеннейшим «Грузом-200» - чтобы совершить еще пару трюков и вновь напомнить: на айфоны кино снималось до и будет сниматься после Содерберга, а вот задавать правильные вопросы и не злоупотреблять очевидными ответами так, как он, умеют единицы. 7/10. (Сергей Степанов, «ELLE»)

О чем кино: Сойер сбегает из родного города от преследований незнакомца. Девушка находит новую работу, но внезапно и не по своей воле попадает в психбольницу. Кто здесь главный псих - она или те, кто держит ее в больнице, - еще вопрос. Историй о психозах только у одного Содерберга наберется несколько, что до всего американского кинематографа - их не счесть. Но «Не в себе» выделяется как формально, так и идеологически. Камера айфона здесь работает на руку не только Содербергу, у которого получилось сделать кино за рекордно сжатые сроки в две недели. И сократить расстояние между камерой и актером до символических пары сантиметров. Но и зрителю, который во время просмотра также почувствовал, как уменьшилась дистанция между ним и персонажем. Когда Сойер разговаривает с матерью по телефону, сложно избавиться от ощущения, что это какая-то ваша знакомая звонит по FaceTime, но зачем-то делает это с экрана кинотеатра. Те, кто думает, что только мобильная съемка делает фильм Содерберга актуальным, ошибаются. История сексуального преследования женщины, в которой ей приходится еще доказывать, что ее преследуют, - ну, вы же сами знаете повестку. И хоть сам режиссер рассказывает, что идея фильма пришла ему за пару месяцев до первого скандала с участием Вайнштейна, сейчас «Не в себе» выглядит как рефлексия и на эту тему тоже. Безнаказанность сталкера и приступы панических атак у жертвы здесь как эмоциональный синоним новостных сводок. История Сойер хороша не как прецедент, ее ценность - в развитии. В том, как меняется жизнь человека, однажды столкнувшегося с преследованиями, как помутняется его рассудок. Прояснений на этом фронте ждать можно куда дольше, чем потепления за окном. Другой момент, который не оставляет в покое Содерберга, это вечные американские ценности и система здравоохранения. Сразу оговоримся, что выглядит это бодрее, чем звучит. Сойер помещают в лечебницу без ее ведома и обещают выпустить на следующий день. Потом врачам покажется, что она недостаточно выздоровела. За внешней обеспокоенностью состоянием Сойер и заботой о ней скрывается нечто куда менее очаровательное. И вот уже мать, которая решительно мчалась вызволять дочь из лечебницы, с вниманием выслушивает директора клиники и участливо кивает. Кому из этой компании нужно лечение - вопрос открытый. Ах да, мы совсем забыли о том, что «Не в себе» заявляется как первый хоррор Содерберга. Забыл об этом и режиссер, включив режим фирменного саспенса только в последней трети. Но включил так яростно и громко, что вашим перепонкам придется несладко. Самая жуткая сторона его хоррора в том, что ситуации в нем - весьма будничные. Сильные хотят заработать, слабые не могут противостоять насилию, безразличным все равно. Такая реальность пугает вне зависимости от того, на айфон она снята или на 35 миллиметров. Только на айфон кажется честнее. 8 из 10. (Анна Ефременко, «TUT.BY»)

В больнице с врагом, или Не выводи меня из себя! Клэр Фой запомнилась ролью в фэнтези-хорроре «Время ведьм» (2010). Актрисе удалось создать впечатляющий образ исчадия ада, прячущегося за ангельским личиком и умоляющими глазами. Именно умение быть разной привлекло к Клэр внимание режиссера Стивена Содерберга, который взял ее на главную роль в своем новом психологическом триллере «Не в себе». Одна в чужом городе. Итак, молодая женщина со странным именем Сойер Валентини (Клэр Фой) пытается наладить жизнь в новом городе. Днем Сойер торчит в опостылевшем офисе, сторонится коллег и отшивает клеящегося босса. А по вечерам пытается забыться, снимая парней с помощью приложения для случайных знакомств. Но когда очередное свидание заканчивается панической атакой, Сойер решает обратиться за помощью к психологу. Услышав от пациентки волшебное слово «суицид», тетенька-мозгоправ подсовывает ей на подпись какие-то бумаги, подмахнув которые, Сойер становится пациенткой лечебницы «Горный ручей». И теперь даже энергичная мама (Эми Ирвинг) не в силах вызволить дочь из рук добрейших эскулапов. Сосед по палате Нейт (Джей Фэро) советует пленнице не дергаться и ждать выздоровления. Но как тут не дергаться, когда Сойер уверена: санитар Джордж (Джошуа Леонард) - на самом деле чокнутый маньяк Дэвид Страйн, который преследует ее уже два года!.. Влюбленный маньяк. Режиссер-экспериментатор снял весь фильм на айфон. В результате квадратный кадр и зернистое изображение сочетаются с неожиданными ракурсами и вообще мастерской работой оператора - Содерберг, как всегда, сам снял и смонтировал картину, а в титрах укрылся за псевдонимами. Несмотря на то, что картина позиционируется как первый хоррор Содерберга, «Не в себе» не выходит за рамки психотриллера, пугая не тем, что происходит на экране, а тревожным ожиданием развития событий. И пугая отменно: умело нагнетаемая атмосфера, необычная музыка и блестящая игра Клэр Фой заставляет зрителя почувствовать себя в шкуре узницы, пытающейся разобраться: она действительно не в себе или ее намеренно выводят из себя? Проблема в том, что чем больше развиваются события, тем более обманутыми оказываются ожидания. Начало настраивает на жестокую притчу о хрупкости свободы и борьбе с системой. Но вся притчевость быстро растворяется в бытовухе на тему алчности дельцов от медицины. А когда зритель осознает, что происходящее реально, тут же начинает резать глаз неправдоподобие действа. В результате вместо притчи фильм оказывается хоть и неплохо снятым, но заурядным триллером. А попытки придать глубину отношениям прет следователя и жертвы выглядят наивными и вызывают в зале смех. И не спасают ни отличный Джошуа Леонард в образе влюбленного маньяка, ни неожиданное камео Мэтта Деймона. Очень обидно, что разработка темы психушки не дотягивает не только до классического «Над кукушкиным гнездом», но и до недавнего «Лекарства от здоровья». Общая оценка: 3/5. (Эрик М. Кауфман, «TramVision»)

Сойер Валентини (Клэр Фой) недавно переехала в новый город, где ее тут же захватила рутина: работа, торопливые обеды на лавочке и свидания со случайными парнями из Тиндера. Но даже здесь, за тысячи километров от родного дома, девушке везде мерещится человек по имени Дэвид Стерн (Джошуа Леонард) - до ужаса навязчивый преследователь, из-за которого она изначально и поменяла место жительства. Не в силах справиться с усиливающейся паранойей, героиня отправляется на прием к психиатру в учреждение под совсем не жутким названием Highland Creek, где ее после короткой консультации просят подписать какие-то бумаги «из чистой формальности». Формальность оборачивается тем, что Сойер почти насильно принуждают провести в этом учреждении некоторое время в качестве пациента. Девушка такому повороту событий не очень рада - перспектива проторчать несколько дней в обществе не самых ментально стабильных людей, скажем прямо, не самая радужная. Кроме того, один из санитаров подозрительно похож на того самого Дэвида Стерна. Отрадно видеть, что после отличного, но слишком «удобного» для Содерберга Logan Lucky, режиссер вернулся на кинематографическое поле экспериментов. Интересна его новая картина не столько самим фактом съемки полнометражного фильма на смартфон (Шон Бейкер подобным промышлял еще в 2015-м), сколько тем, как этот нестандартный формат влияет на восприятие рассказываемой истории. Визуальному аспекту «Не в себе» далеко до идеального в эстетическом плане, особенно когда кадры требуют движения камеры, но это своеобразное, отдающее специфической желтизной изображение выполняет очень важную функцию - вызывает у зрителя некий подсознательный отклик, создает леденящую душу иллюзию присутствия, не прибегая к исчерпавшему себя ныне жанру мокьюментари. Несмотря на технический аспект, «Не в себе» все равно остается в рамках большого жанрового кино, которое в последнее время, прямо скажем, переживает кризис. Избегая все самые пошлые очевидные приемы вроде скримеров и неожиданных поворотов ради неожиданных поворотов, фильм рассказывает простую, но по-настоящему пугающую историю, главным героем которой, если подумать, мог быть каждый из нас. И, конечно, Содерберг не был бы Содербергом, не умудрись он между классическими хоррор-элементами и повествовательными тропами вставить несколько оригинальных мыслей относительно чувства привязанности, системы здравоохранения и много чего еще. Но, несмотря на все его новаторство и экспериментальность, никаких откровений от «Не в себе» ждать не стоит. Фильм не собирается переизобретать жанр психологического триллера или открывать в нем новые границы - если дело не касается финансового вопроса, естественно. За исключением, опять же, визуального решения, Содерберг не нарушает правил игры, а, словно герой другого своего недавнего проекта, действует внутри нее, отсекая все лишнее и оставляя лишь самое важное. Чего в мире, где каждый второй триллер оборачивается сном собаки или скучным exploitation'ом, вполне достаточно. (Ефим Гугнин, «Cinemaholics»)

Стивен Содерберг - режиссер очень интересный. Несмотря на то, что он регулярно снимает откровенно неудачные картины, однако сразу двух положительных качеств у него не отнять. Конечно же это разнообразие и склонность к экспериментам. Уже не осталось ни одного жанра, в котором Содерберг не отметился бы, при этом сегодня он ставит дорогущий блокбастер с ворохом суперзвезд и бюджетом под сто миллионов, а завтра - копеечный артхаусный ужастик, снятый на телефон. Второй случай - это как раз картина Unsane, о которой мне и хочется поговорить. Сразу скажу - фильм не без недостатков, но весьма и весьма неплохой. И хотя использование айфона вместо нормальной кинокамеры не придает видеоряду каких-то особенных свойств, однако снято все равно приятно и качественно. Да и сюжет до определенного момента радует. Вообще, я всячески приветствую хорроры, отклоняющиеся от привычных маршрутов, коими блуждают фильмы ужасов. Ведь на самом деле есть не так уж много фобий и неврозов, на которых можно сыграть в хорроре. Поэтому большинство киноделов не выеживаются и берут самые распространенные человеческие страхи - страх темноты, страх хищников, страх кукол или клоунов, страх перед сверхъестественным и т.п. Но киноделы посерьезнее любят иногда играть на редких и нетипичных фобиях. Недавно Аронофски мастерски использовал страх перед проникновением в твое жилище, сняв «маму!» - настоящий кошмар для интроверта. А теперь к нему присоединяется Содерберг, использовав страх преследования, страх сойти с ума и боязнь лишения свободы. И необычный выбор источника ужаса моментально преобразил внешний облик картины. «Не в себе» - это очень странный хоррор, который даже не выглядит как типичный фильм ужасов. Режиссер играет на нервах зрителей довольно тонко, и я допускаю, что многие зрители даже и не поймут, где там бояться. Тем не менее Unsane довольно жуткий - особенно в первой половине. Простая ситуация (девушка обращается в больницу) быстро перерастает в сюрреалистический, немного даже кафкианский ужас а-ля «Процесс». Причем это очень круто снято и сыграно. Малоизвестная актриса Клэр Фой просто отжигает в главной роли, да и вообще чисто технически к фильму не подкопаться - все-таки Содерберг не зря ест свой хлеб. Но в фильме есть один досадный подвох. В какой-то момент режиссер отказывается от своей изначальной концепции и внаглую подменяет один страх другим. Фильм от этого, конечно, не умирает, но заметно тускнеет, теряет в напряжении и оригинальности. Содерберг, он словно та птица, которая вдруг осознала, что взлетела слишком уж высоко, и посему спланировавшая к земле. И если первая половина Unsane это однозначно 10 из 10, то развязка... она в разы слабее. Под конец «Не в себе» становится ну слишком уж ординарной и предсказуемой картиной, оставляя после себя лишь чувство досады от утраченных возможностей и впустую израсходованного потенциала. Гипотетически лучший ужастик года вдруг превращается в нормальный такой психологический триллер - крепкий, но без искорки. И что ставить фильму? Не знаю. Замах был на рубль, а удар вышел на копейку. Впрочем, вру - копеек на восемьдесят как минимум. Оценка: 8/10. (Мейн Хаус, «Кинотом»)

Повесть о настоящем психопате. Легко ли официально признать человека психически ненормальным? Четких критериев нет: все мы так или иначе отличаемся от любой среднестатистической нормы. И люди, которым доверено определять, допускают ли отклонения конкретной личности ее пребывание в свободном обществе, в своих оценках неизбежно субъективны. А уж требовать от потенциального пациента психушки, чтобы он осознал опасность для себя и окружающих и добровольно прошел курс лечения - и вовсе невыполнимая задача. Давно ведь бытует мнение, что лишь здравомыслящий индивид способен подвергнуть сомнению свое поведение. Как и делает поначалу девушка с экзотическим именем Сойер Валентини: после переезда - а по сути бегства от настойчивого поклонника - ей все время мерещится одна бородатая рожа, лишая надежд на обустройство личной жизни и рабочий настрой. Но лечащий врач загородной клиники не стала полагаться на ее согласие и госпитализацию провела обманным путем. Многообещающее начало для истории о врачебных аферах с освоением медстраховок ценой душевного благополучия доверившихся страдальцев. Вот только новый фильм Стивена Содерберга совсем не об этом, хотя иные остросоциальные проблемы захватывает достаточно глубоко. Не стану обвинять маэстро и в желании похвастаться перед коллегами способностью быстро и дешево изготовить почти безупречный жанровый продукт, используя обычные смартфоны вместо камер без утомительных набегов на территорию мокьюментари. Примерно до середины дуэту сценаристов, известному доселе лишь комедиями, удается четко держать интригу, весьма напоминающую ту, что мучала героиню Эмили Блант в недавней "Девушке в поезде": человек она или тварь больная? Неудивительно, что на главную роль была избрана Клэр Фой, местами здесь просто поразительно похожая на именитую соотечественницу. Для британской актрисы это настоящий подарок - заполненное крупными планами разнообразных эмоций и по-театральному длинными монологами портфолио для продолжения карьеры в Голливуде. На столь ярком фоне блекнут и Джуно Темпл в отталкивающем образе истерички, и другие опытные лицедеи; разве что любимец режиссера неизбежно привлечет внимание скромностью своего камео. Жаль, что гадать, галлюцинации Сойер нам демонстрируют, или малоправдоподобную даже с учетом жанра реальность, создатели долго не дадут. Зато после небольшого провисания в динамике малозначимых для сюжета сцен, призванных побольше сочувствия вызвать к судьбам сопутствующих жертв, разговоры вскоре сменяются непрерывной чередой действий, полностью оправдывающих и возрастной рейтинг, и ожидания любителей хоррора. И все ж правильнее было бы картину продвигать именно как драматический триллер, пусть для этого немного не хватает вычурного финального твиста, на который можно было бы свалить мистическую нестыковку хронологии и вопиющую некомпетентность ответственных лиц. В мире, потрясенном трампами и вайнштейнами, уверен, осталось множество зрителей, которым давно не хватало такой вот обычной страшилки об ужасах повседневности, подстерегающих одиноких и привлекательных SWF. 6/7. (elercant, «Ovideo»)

«Не в себе» - ни тебе. Новый Содерберг в кино. Ее зовут Сойер (как маньяков в «Техасской резне бензопилой»), и она страдает манией преследования. Спасаясь от сумасшедшего сталкера, девушка переезжает в новый город, устраивается на новую работу и записывается на психологическую консультацию. Последнее - точно зря. Первый же прием станет последним. Ее запрут в лечебнице, накачают наркотиками, а среди садистов-врачей обнаружится тот самый психопат. Сойер в аду. Либо не в себе, а все вокруг - плод ее больного воображения. «Не в себе» создан будто по учебнику «Психологические хорроры для чайников». Неожиданные (на самом деле предсказуемые) сюжетные повороты, игра в «верю - не верю» со зрителем, внутренняя борьба главной героини, критика системы - похожих картин, и хороших, и плохих, мы видели десятки, поэтому в основе промокампании нового фильма Содерберга - не сам фильм, а формализм его автора: снято на айфон, за десять дней, смонтировано на площадке. Здесь, впрочем, важно уточнить: никакой революции не произошло. Крупные режиссеры давно экспериментируют с гаджетами. В 2001-м Пак Чхан-ук получал в том же Берлине «Золотого медведя» за короткометражную «Ночную рыбалку», снятую на айфон четвертого поколения, в 2015-м Шон Бэйкер, расхваленный в этом году за «Проект Флорида», влюбил в себя всех рождественской айфон-драмой про транссексуалов «Мандарин». При этом, в отличие от коллег, Содерберг не стремится этот прием оправдать. Кажется, что он давно увлечен исключительно процессом, сдавая все новые и новые экзамены самому себе, не особо повышая ставки (интерактивность «Мозаики» была куда радикальнее эппловских шалостей «Не в себе»). Единственная сцена, связывающая форму и содержание, - эпизод, в котором главная героиня использует право на звонок из лечебницы. Выпросив минуту телефонного времени, она не придумывает ничего лучше, чем набрать номер полиции. Хрестоматийные пончик-копы, выслушав сбивчивый рассказ девушки, устало вздохнут, совершат формальный выезд, уточнят, что звонила сумасшедшая, и вернутся в участок. Только здесь Содерберг решается на высказывание или даже на диагноз: в такое время живем - научились снимать кино на айфоны, а как использовать их по прямому назначению - забыли. Некому звонить. Гугл и Тиндер - вот твои, Сойер, лучшие друзья. В остальном «Не в себе» производит впечатление неважной и необязательной работы прежде всего для самого режиссера. Может, такое у него сейчас настроение. Содерберг не раз говорил, что разочарован в киноиндустрии, но ведь все несчастные режиссеры несчастливы по-своему. Для кого-то противостояние системе - творческий импульс, для кого-то - обычная хандра. Почти все его последние интервью - страшная скука, где больше всех скучает сам интервьюируемый. Он отвечает заготовленными фразами, отмахивается от вопросов «за жизнь», прячется за иронией и сарказмом. И так же снимает: набирает новые проекты, расщелкивает их как орешки и берет еще. Он как птица колибри, вынужденная махать крыльями с частотой 100 раз в секунду, чтоб не упасть. С колибри спрашивать нечего: ее суета - вопрос жизни и смерти. Но большой художник мог бы позволить себе амплитуду крыльев, адекватную таланту. (Максим Заговора, «Кино ТВ»)

Одинокая Сойер Валентини (Клэр Фой) работает в крупной фирме, где терпит нежелательные намеки босса и на всякий случай обедает на улице подальше ото всех. Однажды во время свидания у девушки происходит нервный срыв - ей постоянно кажется, что за ней вновь ходит преследователь Дэвид (Джошуа Леонард), из-за которого она уже переехала в другой город. Сойер гуглит группы поддержки для жертв сталкинга и по первой же ссылке находит психологический центр «Горный ручей». Придя на прием, девушка, не глядя, подписывает документы, которые дают докторам право задержать ее на 24 часа. Вскоре ее домогатель появляется в учреждении под видом одного из санитаров. Но, может быть, это только плод ее воображения? «Так жить нельзя», - говорит Сойер на приеме у психолога, имея в виду обострившуюся паранойю. «И часто у вас мысли о суициде?», - тут же спрашивает заботливая врач. Слово за слово, и героиня уже оказывается привязанной к больничной койке. Среди соседей по общей палате обнаруживаются кидающаяся тампонами шизофреничка Вайлет, немедленно лапающий за грудь Джейкоб и внешне вменяемый Нейт, готовый одолжить телефон в обмен на минет. Своим фильмом Стивен Содерберг комментирует актуальную проблему насилия над женщинами. Сойер изо всех сил старается вернуться к нормальному образу жизни, однако детские травмы и домогательства Дэвида нанесли сильный урон ее психике. Даже сбежав от проблем, она не может обрести спокойствие. Содерберг снял кино до волны скандалов с сексуальными домогательствами в Голливуде, но сейчас сюжет фильма воспринимается особенно остро. Содерберг также продолжает критиковать систему здравоохранения. В «Заражении» режиссер прошелся по фармацевтическим компаниям, в «Побочном эффекте» - по психотерапевтам. «Не в себе» некоторым образом завершает «медицинскую» триллер-трилогию. В картине лечебные заведения готовы на все, лишь бы получить деньги по страховке пациентов: и здоровых людей подлечат, и об убийствах, если надо, промолчат. Причем система показана прогнившей повсюду: от медсестер и главврачей до привычно приезжающих на вызов из ближайшего участка бесполезных полицейских. По жанру «Не в себе» относится к триллерам, а ближе к концу обретает нотки хоррора, цитируя «Хэллоуин» и «Мизери». Однако и с чувством юмора у создателей фильма все в порядке. Глава заведения носит ироничную фамилию Брайтерхаус (что-то вроде «домик поярче»), а в середине картины из уст детектива (в этой роли появляется один из постоянных актеров содерберговской труппы) звучит фраза «Ваш телефон - это ваш враг». Забавно это, потому что «Не в себе» почти целиком снят на iPhone 7 Plus. И так быстро работающий Содерберг, который свои фильмы сам ставит, продюсирует, монтирует и снимает как оператор, сумел с помощью продукта Apple не только снять фильм за 10 дней за миллион долларов, но и по полной использовать художественные возможности камеры iPhone'a: загнанная в формат 1.56:1 картинка лопается от непривычных ракурсов, цифрового зерна и желто-синих оттенков - все это отлично работает на кафкианскую историю о женщине на грани. Неизвестно, что делал Содерберг во время своего «ухода из кино», но, видно, хорошо подлечился в «Больнице Никербокер». В режиссерское кресло постановщик вернулся будто бы с еще большей энергией. «Не в себе», как и «Удача Логана», лишний раз подтверждает умение режиссера работать с любым материалом и в любом жанре. (Михаил Моркин, «Киномания»)

Телефон в режиссерском кресле. Каннский фестиваль и критика объявили Содерберга новатором, когда ему было 26 лет: «Секс, ложь и видео» (1989) назвали манифестом наступившей видеоэры. Периодически Содерберг вспоминает о том, что он новатор, и делает фильм-гаджет, новаторство которого сводится к какому-то одному приему. Стилизация под нуар холодной войны («Хороший немец», 2006), порнозвезда Саша Грей в главной драматической роли («Девушка по вызову», 2009), теперь вот - съемка на iPhone. Что она дает, помимо удешевления съемочного процесса, сказать трудно. Ну, оптика чуть деформирована, отчего любое лицо обретает мягкую дегенеративность. Фильму, большая часть действия которого разыгрывается в сумасшедшем доме, это, безусловно, к лицу. Еще - странные ракурсы: например, на первом плане торчат кажущиеся огромными пальцы небрежно закопанного трупа, а на заднем мельтешит девушка, чья собака труп обнаружит. Содерберг, радуясь эффектной картинке, забывает сущую малость: чьи это, черт возьми, пальцы. Зрители имеют все основания полагать, что мамы героини, одной из жертв экранного маньяка. Но мама вскоре благополучно обнаружится в багажнике маньяческого автомобиля. Чуть раньше полиция спишет смерть журналиста, проникшего в психушку под видом наркозависимого пациента (ход, взятый из шедевра Сэмюэла Фуллера «Шоковый коридор»), на передозировку. Между тем и слепой увидит, что парня перед смертью избивали. В триллере такие, мягко говоря, ляпы недопустимы. Но триллер ли это? По ходу действия фильм словно неуверенно нащупывает собственную жанровую природу. Сначала история Сойер (Клэр Фой), из-за преследований маньяка сменившей имя и переехавшей из Филадельфии в Бостон, кажется рассказом о погружении в безумие «девушки по соседству». Несчастной офисной карьеристке, компенсирующей отсутствие личной жизни неудачными знакомствами по интернету, повсюду чудится пресловутый Дэвид (Джошуа Леонард), домогавшийся ее. А тут еще шеф с недвусмысленным приглашением поехать в Чикаго на - ужас-то какой - семинар финансовых аналитиков. Когда же, обратившись за консультацией, Сойер оказывается в лапах карательной психиатрии, запертая в палате с типами разной степени мерзотности, на первый план выступает социальная критика. Содерберг обличает тоталитаризм капиталистической системы медобслуживания. В Америке, судя по фильму, любого могут запереть в «желтом доме», связать и пичкать таблетками только для того, чтобы выдоить до последней капли его страховку. Выдоив же, признать излечившимся и отпустить на волю. Единственный смешной эпизод - Содерберг чувства юмора лишен в принципе - тоже связан с критикой бюрократии. Мэтт Деймон презабавен в крохотной роли полицейского консультанта: выслушав его советы, как уберечься от маньяков, проще, не дожидаясь их визита, повеситься самому. Но, сделав смелую заявку в духе Майкла Мура, режиссер как-то резко успокаивается и теряет остатки индивидуальности, словно его самого вылечили врачи-убийцы. Оставшиеся три четверти фильма мог снять любой анонимный халтурщик. Право слово, стоило ли завоевывать каннское золото за дебютный фильм, чтобы, далеко еще не состарившись, снимать, как истошно вопящая, растерзанная девица удирает по пересеченной местности от маньяка, чтобы в последнюю минуту перерезать ему горло случайно оказавшимся в кустах ножом. Так, может быть, это действительно снял не сам Содерберг, а его ручной iPhone, насмотревшийся тайком от хозяина всякой муры. (Михаил Трофименков, «Коммерсантъ»)

Гори все бледным огнем. «Не в себе» - жанровая работа вернувшегося с «пенсии» Стивена Содерберга, целиком снятая на айфон. В новом фильме режиссер признается в любви триллерам от «Ребенка Розмари» до «Мизери». Девушка с проницательным взглядом и острым языком пытается превозмочь обстоятельства - эту сюжетную рамку Стивен Содерберг использовал не раз. От задумчивой героини «Секса, лжи и видео» (1989) или девушки-ракеты Эрин Брокович до расчетливых интеллектуалок из только что вышедшей «Мозаики» его героини воюют с подчеркнуто мужским миром власти и эксплуатации. Со временем фильмы Содерберга повествовательно усложнились, стали проще в производственном плане и наконец помрачнели. «Не в себе» - новое страшно красивое кино о героине эпохи #MeToo, снятое на главный артефакт этой эпохи - смартфон Apple. Жертва сталкинга Сойер Валентини (Клэр Фой) меняет город и работу. Она пытается жить по-новому, но не выходит: рабочие контакты не клеятся, мама не верит, что все хорошо. На свидании со случайным парнем из «Тиндера» девушке мерещится поклонник-маньяк. Не медля Сойер идет к психологу, и тут начинается самое интересное: без объяснений, кроме «нужно было смотреть, что подписываете», девушку кладут в палату с шизофрениками. Рябящий цифровой ультрамарин на первых кадрах усиливает реплика: «Я люблю, когда ты в синем». Кто и кому это говорит - сразу непонятно и прояснится нескоро. Сюжет развивается по одной линии: сталкер преследует Сойер, - но повествование все время трещит и образует пустоты. Если взглянуть под одним углом - мошенники пичкают героиню сильнодействующими веществами, а если под другим - Сойер закатывает истерики, как буйный больной. Ракурсы помогают повествовательной неразберихе: орудующий айфоном Содерберг то прижимает зрителя щекой к столу или больничной койке, то подвешивает где-то под потолком. Камера постоянно трясется и кружится вокруг Сойер, что провоцирует ассоциации с методами лечения «острой мании» у женщин в знаменитой Бетлемской королевской больнице, более известной как Бедлам: пациенток привязывали к подвешенному к потолку стулу и по несколько часов быстро вращали до головокружения и рвоты. Во время просмотра «Не в себе» от тряски и интриги «это все взаправду?» быстро начинает мутить. И вот зритель уже сходит с ума и злится на пару с героиней, пока жуткий поклонник подбирается все ближе. В этой параноидальной реальности каждое движение производит взрыв. Чего только стоит крупный план играющего сталкера Джошуа Леонарда, наблюдающего за Сойер и ее полуволшебным другом Нейтом: одно легкое движение надбровной дуги - и граница безопасного расстояния с жертвой стерта. Тема газлайтинга проходит сквозь фильм яркой синей нитью, а в финале переворачивается с ног на голову. Чем сильнее давят на Сойер, тем большую силу она обретает. И бывший ненадежный повествователь внезапно начинает кроить собственную реальность при помощи заточенной ложки. Недаром героиня бросает в обидчика названием своей любимой книги: это «Бледный огонь», роман-лабиринт Владимира Набокова про овладение чужим сознанием и множественную реальность. «Не в себе» сильно напоминает набоковскую технику постановки повествования под вопрос: личности Сойер и ее преследователя сомнительны вплоть до последней сцены. Но настоящий ужас Содерберг творит, конечно, средствами кино. Режиссер устраивает зрителю лихие жанровые качели от психологического триллера к слэшеру и назад, соединяя стилистики фильмов разных десятилетий в современной цифровой картинке. (Евгения Иванилова, «RussoRosso»)

Женщина на грани нервного срыва. Психическое состояние Сойер далеко от стабильности: мучимая паранойей, девушка переезжает из города в город, меняет места работы и даже не может завести отношений из страха перед навязчивым влюбленным преследователем. Сойер обращается за помощью в психиатрическую лечебницу, но вместо ожидаемых предписаний и рецептов она получает собственную больничную койку и статус «пациентки». Попытка оспорить решение администрации приводит к тому, что девушку оставляют в психушке еще на неделю. И все бы ничего, вот только один из местных санитаров очень уж сильно похож на того самого сумасшедшего преследователя... Именитый режиссер Стивен Содерберг в который раз уже экспериментирует с жанровым кино. Мы ни в коем случае не осуждаем его за это, хотя результаты подобных экспериментов пока радуют лишь местами. Драма о смертельном вирусе «Заражение» вышла прекрасно детализированной, но излишне тягучей, заявленный как комедия «Супер Майк» на деле оказался незапоминающейся и затянутой мелодрамой, да и от «Побочного эффекта» при столь звездном составе ожидалось нечто большее, чем мы получили в итоге. Впрочем, критики Содерберга очень уважают, и с появлением на свет нового триллера, активно позиционируемого как «первый хоррор» в его фильмографии, подобное отношение выглядит полностью заслуженным. Парадоксально, но основная прелесть «Не в себе» состоит в том, что фильм, при всей его пронзительной злободневности, сложно назвать «новым». На экране зрителя встретит страшная история об одержимости, психических расстройствах и сражении за жизнь и свободу. Сразу же вспоминается признанная классика жанра: «Молчание ягнят», «Головокружение», «Мизери»... Нет, речь ни в коем случае не идет о плагиате, и даже явные отсылки тут найти сложновато, но подача сюжета и эффект от просмотра, схожий с сильнейшим ударом по голове, вызывают ассоциации именно с лучшими триллерами о душевнобольных маньяках. А точнее, о тех из них, кто живет совсем рядом с вами, будь то сосед, коллега по работе или случайный прохожий. Весь этот страх лента Содерберга показывает на высшем уровне мастерства, попутно манипулируя зрительскими ожиданиями и восприятием. Помимо блестящего сценария, в фильме подкупает и убедительная актерская игра. Причем если звезда сериала «Корона» Клэр Фой здесь хоть и хороша, но не прыгает выше головы, то ее экранный соперник, которого сыграл Джошуа Леонард, вызывает самые настоящие мурашки. Много ли вы знаете экранных психопатов, способных довести до дрожи одним взглядом или нервной улыбкой безумца? Именно таким получился герой Леонарда. Не обошлось и без того, в чем Содерберга можно упрекнуть. Выбор камеры iPhone в качестве операторского решения довольно сомнителен: и без того порой способная вогнать в сон первая половина ленты совсем не выигрывает от резких однотипных тонов с минимумом пост-обработки. Здесь, конечно же, встает вопрос о доступности использования дорогостоящей видеотехники в определенных сложных сценах, а также банальное удобство, но по итогу просмотра слишком уж сильно ощущение, что без этого небольшого трюка фильм стал бы значительно более привлекательным. Если вы не ждете многого от малобюджетного авторского триллера, то «Не в себе» вас определенно удивит. Все основные компоненты, на которые могут и должны опираться лучшие образчики жанра, здесь соблюдены и исполнены максимально точно. Так что если вас не отпугнет некоторая сухость и медлительность первых 40 минут, то в оставшейся части все самые смелые чаяния будут оправданы. И приготовьтесь - будет действительно жутко. (Феликс Кривенцов, «Darker»)

В дурке. Релиз триллера «Не в себе» стал сильно ожидаемым жанровым событием по двум причинам. Во-первых, у руля процесса стоял профессиональный удивляльщик Стивен Содерберг, творец без сюжетных и стилистических рамок. А во-вторых, это большое кино почти полностью снято на маленькую камеру 7-го «айфона», что автоматом привлекло внимание армии владельцев «яблочных» устройств. Впрочем, не стоит упрекать постановщика в циничной рекламе пресловутого бренда. В случае Содерберга подобное действие - это творческое самовыражение и яркий мотивационный посыл для «бедных» режиссеров - «окромя таланта, все, что нужно для кино - это сценарий, смартфон, актеры и пара прог для монтажа и постпродакшна». Понятно, что для последующего успешного маркетинга потребуются либо деньги, либо связи, но само производство микро-камерного фильма, по сути, сводится к вышеуказанным составляющим. Посему будет прекрасно, если кто-то из валяющихся на диване и лишь мечтающих, посмотрев «Не в себе», вскочит и заявит сам себе - «Ну а я чем не Содерберг?» Конечно, для создания айфонной картины Стивен выбрал сюжет отнюдь не спилбергского размаха, а буквально влезающий в рамки телефонной камеры. Главгероиня Сойер - девушка, бегущая от зловещего прошлого в другой. Она устраивается на хорошую работу, но по-прежнему пребывает в депрессии и не может наладить личную жизнь. Отчаявшись, Сойер обращается в местную психиатрическую клинику, всего лишь за консультацией, но внезапно оказывается запертой в стенах дурдома. Психолог, с которым общалась Сойер, посчитал ее опасной сумасшедшей, и принял решение о принудительной изоляции. Дабы закончить разговор про «айфон» и сконцентрироваться на самой ленте, сделаем последний технический вывод. Реально «Не в себе» мог быть снят посредством обычных кинокамер, и художественно мало бы чем отличался от смартфонной версии. Конечно, айфонный метод придал картинке некую аутентичность, но все равно остающуюся в пределах развлекалки со всеми жанровыми условностями. Фактически фильм хаотично совмещает в себе психиатрическую драму, детектив о расследовании больничных махинаций и маньячный триллер, который в первую очередь и жаждет целевая аудитория. Ну а Содерберг без обмана дает публике то, что она хочет, тем самым уходя от потенциально артхаусного проекта к традиционному саспенсному жутику про навязчиво-рехнутого ухажера. Режиссер мог бы выдержать почти весь хронометраж в параноидальной стилистке, чтобы зритель до финала гадал - «А есть ли вообще маньяк?», но Содерберг здесь предстает бесхитростным и прямолинейным рассказчиком. Да, «Не в себе» - триллер про очередного любвеобильного душегуба, с истязаниями и убийствами в кадре. Поэтому айфон-хоррор - условно новаторская картина лишь по форме, но не по содержанию. Дополнительно к плюсам фильма стоит отнести актерские работы. Британка Клэр Фой очаровательна в образе нервозно-агрессивной девчонки, которую до смерти задолбали собственная депрессуха, психушка, в которой она случайно оказалась, и инфантильный психопат, мечтающий жить с ней в домике на отшибе. Хорош и «маньяк» Джошуа Леонард, которому не впервой играть опасных шизиков и который в свое время участвовал в другом визуально-неординарном ужастике «Ведьма из Блэр». А вишенкой на торте стал сюжетно-необязательный, но внезапно появившийся на пару минут один из любимцев Содерберга - Мэтт Дэймон, в роли скрупулезного спеца по вопросам безопасности. Таким образом «Не в себе» - хрестоматийный триллер, первично для поклонников противостояний «красавиц и чудовищ», а вторично - для любителей экспериментального кино по любым техническим аспектам. Никаких художественных и жанровых прорывов в картине нет, но как мрачная больничная страшилка, фильм вполне удался. (Max Cady, «Клуб-Крик»)

Сойер Валентини (англичанка Клэр Фой, неуловимо похожая на Кристен Стюарт) недавно устроилась на офисную должность в Филадельфии. Она ест здоровую пищу, созванивается с мамой и получает похвалы от босса - в общем, ведет правильный образ жизни. Но за маской благополучия скрываются надрыв и постоянных страх. Сойер не просто так уехала из родного Бостона - она сбежала от назойливого ухажера Дэвида, который до сих пор везде ей мерещится. В поисках психологической помощи Сойер записывается на сеанс в клинику, где и начинается настоящий кафкианский кошмар: у девушки отбирают телефон и одежду, а саму ее помещают в стационар, сначала на сутки, а затем на семь дней, «чтобы она себе не навредила». Пока в общей палате ее донимает гопница с дредлоками (Джуно Темпл), Сойер к своему ужасу узнает в одном из медбратьев Дэвида (Джошуа Леонард). Вот только он ее видит впервые, да и имя на бейдже у него другое. Может быть, она и правда сходит с ума? Одержимый новыми технологиями режиссер-трудоголик Стивен Содерберг пытался обмануть своим мнимым уходом на пенсию разве что себя самого. Вторым фильмом после его возвращения стал «Не в себе», снятый на седьмой айфон в новом для режиссера жанре «хоррор». Хотя, строго говоря, хоррором его назвать, нельзя - скорее, это параноидальный триллер. Вот только, к сожалению, для этого режиссера не существует обычного жанрового кино. В большинство фильмов, снятых им в XXI веке, Содерберг умудрялся вставить глобальное высказывание про пороки общества и экзистенциальные проблемы. В картине про эпидемию «Заражение» он доходчиво объяснял, что интернет-СМИ и блогеры могут быть заразой пострашнее любой чумы. В «Девушке по вызову» с бывшей порно-звездой Сашей Грей в первой серьезной роли режиссер сравнивал эскорт-услуги с работой биржевых маклеров и показывал, что в кризисе находится не столько экономика, сколько человеческие отношения. Триллер «Побочные эффекты» смешивал, но не взбалтывал хичкоковскую интригу и осуждение фармацевтических компаний. Исключение, пожалуй, может составить только технически безупречная и холодная как рыба трилогия про друзей Оушена и на удивление симпатичный и человечный для режиссера фильм про ограбление «Удача Логана». «Не в себе», увы, таким исключением не является. И тут в попытке сказать сразу несколько вещей Содерберг промахивается и с грохотом падает меж двух стульев. С одной стороны, ему интересна теория заговора про частные клиники, высасывающие деньги из страхового полиса своих клиентов поневоле. Надо отметить, удушливый саспенс удается ему вполне неплохо. Однако во второй части фильма Содерберг берется за тему сталкинга, обыгранную во множестве триллеров, и заставляет бегать по пустому коридору перепуганную девушку. И тут даже слабовидящему бросается в глаза, что эта беготня режиссеру не так уж близка. Во всяком случае, разговор сталкера Дэвида и напуганной Сойер в одиночной палате завораживает его намного больше. Интеллектуальная нагрузка не то, чтобы вообще не свойственна хоррорам и триллерам, но по большей части им мешает. Содерберг вспоминает про это уже к финальной четверти фильма, когда снятая через синий фильтр погоня по ночному лесу должна хоть как-то растормошить зрителя. Достаточно вспомнить честные жанровые экзерцисы «В постели с врагом», «Когда звонит незнакомец», «Кома» или «Мизери», которую Содерберг, кстати, цитирует в финале, чтобы понять, насколько «Не в себе» им проигрывает, в том числе из-за манеры съемки. В конце концов, каждый год выходит множество фильмов про преследующего девушку маньяка, снятых на такой же телефон, только, конечно, в разы менее профессионально. Как известно из школьной программы, от ума бывает горе, и здесь, похоже, как раз тот самый случай. И все же нельзя не снять шляпу перед Содербергом за его желание все время пробовать что-то новое, пусть и не всегда удачное. (Дмитрий Карпюк, «The Hollywood Reporter»)

Сойер Валентини (Клэр Фой из «Короны») кажется образцовой бизнесвумен: сталь в глазах, волосы в пучок, работоспособность проступает через строгий наряд - даже приходится отказываться от стремительного повышения на новой работе. Маску успешной гражданки XXI века срывает тиндер-знакомство: Сойер ведет к себе парня для one night stand, но на стадии поцелуев в коридоре начинает жутко паниковать. Ни терапия, ни таблетки, ни судебный запрет, ни переезд в другой город и смена работы до конца не излечили в молодой женщине страх перед сталкером. Бородатый мучитель, который долгое время ее преследовал и склонял к замужеству, продолжает мерещиться в каждом мужчине хотя бы отдаленно похожей комплекции. Дело принимает совсем уж параноидальный оборот, когда психотерапевт предлагает пройти особый курс лечения: Сойер насильно закрывают в какой-то подозрительной лечебнице, отнимают телефон, пичкают таблетками и заставляют спать в общей комнате с довольно агрессивными людьми (быдловатая Джуно Темпл с россыпью тонких косичек). И там - сюрприз - среди медбратьев расплывается в добродушной улыбке лицо того самого мучителя. В новом медицинском триллере Стивена Содерберга, премьера которого состоялась на Берлинале, принято выделять тот факт, что мастеровитый режиссер добрался до съемок на телефон, а саму историю - слегка журить за клишированность и даже нереалистичность. На IMDb даже есть упоительная рецензия на трейлер, объясняющая, что врачи и полицейские по закону не могут вести себя так, как сочинили сценаристы. И это, пожалуй, лучшая иллюстрация не только к «Не в себе», но и ко всему творчеству Содерберга - его действительно мало интересует, как люди должны или не должны себя вести. В гротескной или реалистичной форме он старается подобраться к тому, как люди себя действительно ведут, - и снятое на айфон кино, пожалуй, пример максимально близкой дистанции. Оттого отдельно взятая паранойя будто бы перекидывается и на киноэкран, а идущее пикселями изображение оказывается не менее эффективным оружием, чем самый лощеный видеоряд. В «Не в себе» сошлись все фетиши Содерберга: интерес к новым технологиям, неврозам тысячелетия и левиафанам корпораций, а также к психологическому насилию. Недоверие к фармацевтической индустрии он выражал уже не раз («Побочный эффект», «Заражение»), а уж убегают или гонятся за фантомами герои подавляющего большинства его фильмов. Теперь ему удалось подобраться к человеческим страхам максимально близко - в сущности, главная удача этой действительно не сверхоригинальной, но очень напряженной картины в том, что она не просто снята от лица героини. «Не в себе» смотрит на мир широко раскрытыми от ужаса глазами айфона - лучшего друга обывателя XXI столетия. Чтобы подчеркнуть эту родовую близость человека и девайса, в триллере фигурирует мать Валентини, которой открывается даже не половина происходящего с дочерью (а смартфон, разумеется, все помнит и знает). Когда напряженная неопределенность выливается в грубоватый слешер, сквозь строгую одежду и правильные мысли прорывается неаккуратный иррациональный страх. Спустя почти полвека возвращается то напряженное, что виртуозно запечатлели в 1970-х (не случайно сейчас все больше фильмов и сериалов копается в этом десятилетии). Паранойя не исключает слежки и тайных организаций, рациональность и взвешенность не спасают от тревоги и ужаса, в сталкинге нет ничего обаятельного, даже если у преследователя добрые глаза, спокойный голос и аккуратная борода. И если грамотно сложить этот незамысловатый пазл (кстати, предыдущий сериальный проект Содерберга так и назывался - «Мозаика»), то можно его снять хоть на смартфон, хоть на видеорегистратор, хоть на палец. Впрочем, продвигая лозунг «кино может снимать каждый», Содерберг умалчивает, что он все-таки не каждый, а действительно выдающийся. (Алексей Филиппов, «GQ»)

И тебя вылечат. В XXI веке технологии так стремительно развиваются, что скоро можно будет снимать кино чуть ли не на дверной глазок. Так что неудивительно, что камера мобильного телефона все чаще осваивается кинематографистами в качестве основного инструмента при съемках того или иного фильма (достаточно вспомнить Пак Чхан-ука и его «Ночную рыбалку»). Не остался в стороне и режиссер Стивен Содерберг, который в последнее время всячески старается найти новый подход к жанру медицинского триллера. Результатом его последних трудов стала картина «Не в себе», полностью снятая на «Айфон». Главная героиня, девушка с необычным именем Сойер Валентини, испытывает психологические трудности. Когда-то она познакомилась с неким Дэвидом Страйном, который начал ее преследовать. Ни многочисленные обращения в полицию, ни смена места жительства ей не помогли. Даже переехав в новый город, Сойер никак не может избавиться от своего невроза: ей повсюду мерещится Дэвид. Сойер рассказывает о своих проблемах психологу, и та внезапно просит ее подписать какие-то документы, а затем немного подождать. Вскоре оторопевшую Сойер окружают санитары, и она мигом оказывается в палате клиники для душевнобольных. Но это еще не самое страшное: среди медицинского персонала она видит знакомое лицо, и это тот самый Дэвид Страйн. Вот только верить ей никто не собирается... Именно то, что «Не в себе» целиком был снят на камеру «Айфона», оказалось одним из главных художественных достоинств фильма. Поскольку на съемках Содерберг столкнулся с проблемой стабилизации изображения (камера очень чутко реагировала на малейшие вибрации), то картинка оказалась по большей части статичной, без резких и обильных движений, а также с нестандартными ракурсами. И такой подход повлиял на восприятие происходящего: события кажутся слегка сюрреалистическими, вроде как объективно преподнесенными, но в то же время какими-то «не такими». Работает на атмосферу и работа Клэр Фой, которая великолепно передает пограничное состояние Сойер, балансирующей между образом «девушки на грани нервного срыва» и глубоко патологической личности. Но как раз именно эту игру со зрителем, пытающемся понять, действительно ли героиня стала жертвой преследований маньяка или все это плод ее разгулявшегося больного воображения, авторы фильма не смогли развить должным образом. Если вы видели «Заражение» и «Побочный эффект», то знаете, как Содерберг подходит к подобному материалу. Здесь он, безусловно, старался, создавая липкую параноидальную атмосферу в духе «Отвращения» Романа Полански. Однако заинтриговав эффектным началом и искусно нагнетаемым напряжением, лента к середине начинает пробуксовывать, а дальнейшие сюжетные повороты оказываются удручающе простецкими, типичными для кучи маньячных страшилок. «Не в себе» - странная попытка артхаусного режиссера снять банальный фильм ужасов, не слишком удачно сочетающийся с психологическим триллером и критикой работы страховых компаний. Стоящих сюрпризов тут тем более нет - ну разве что довольно неожиданное появление Мэтта Дэймона. Наверное, кого и стоит винить в избитости, так это сценаристов - в послужном списке Джонатана Бернштайна и Джеймса Грира до сей поры серьезных проектов не значилось, зато была куча проходной ерунды вроде «Шпиона по соседству» и «Санинспектора». Невооруженным глазом видно, что, стоит убрать из фильма необычный визуал и ведущую актрису, в нем мало что останется. Особенно это заметно в большом количестве проходных разговорных сцен, призванных компенсировать дефицит сюжетного «мяса». Ну а диагноз этой картине сопоставим с ощущениями главной героини, когда постоянно находишься в каком-то пограничном состоянии: то получаешь солидную дозу адреналина и острых ощущений, то тебя внезапно будто пичкают таблетками-плацебо, не приносящими эффекта. Оценки. Для глаз 7. Для ума 7. Для сердца 7. Средний балл 7/10. Вердикт. Необычный, очень атмосферный и хорошо сыгранный, но слишком банально задуманный и неровный приступ вялотекущей паранойи. (Антон Смирнов, «Lumiere»)

Все мы немножко не в своем уме. Творчество режиссера Стивена Содерберга очень похоже на американские горки. Снимает он качественные, штучные, иногда совсем нешаблонные вещи, но нравятся они далеко не всем и не всегда. Порой у него выходит настолько специфическое кино, что у ряда людей оно по умолчанию вызовет отторжение, даже если фильм по задумке интересный. «Не в себе» из той же породы картин, к которым не знаешь, как относится. Однажды одному медицинскому учреждению не повезло. К ним пришла девушка по имени Сойер за консультацией. Ее мучили навязчивые идеи и легкие психические расстройства из-за пережитой травмы - за пару лет до этого ее домогался противный тип, да так, что дело дошло до суда. Администрация клиники решила погреться на страховке девушки и упрятала ее на принудительное обследование. Вот только ее психозы были оправданы - горе-воздыхатель приехал следом и тоже очутился в этом заведении, ставя под угрозу здоровье и даже жизни персонала. Боли, глюки, крики, кровь, трупы - будет все, что мы любим в фильмах про маньяков. Вот только перед зрителем будет не остросюжетный, хитрозакрученный, страшный и дорого снятый триллер, а вполне заурядный, как в плане сюжета, так и в плане картинки. Конечно, начинается фильм с попыток оператора (того же Содерберга) выбрать самый странный ракурс для сцен, но чем дальше, тем больше его работа становится все традиционнее, а из необычного остается только то, что фильм снят не для широкоформатного изображения. За последнее надо сказать спасибо идее снять картину на смартфон, видимо, не нашли другого способа сделать проект еще дешевле. Следом за картинкой и сюжет не выдаст никаких особых твистов. Большая часть фильма - это попытка героини выбраться из медицинских застенков, пока ее несостоявшийся жених убивает всех, кто может помешать их счастью. По части саспенса нареканий нет, драма только наращивает обороты и поднимает градус, но развязка... Словом, все закончилось так просто, что вся эта история обретает какую-то внутреннюю бессмысленность. Будто бы потратил два часа времени просто так, ради чего-то, что уже не раз и не два наблюдал в других, более дорогих проектах любого режиссера, занимающегося триллерами. К чему точно нет претензий, так это к игре всех актеров в целом и Клэр Фой в частности. Она настолько убедительно играет психоз, настолько мощно показывает ярость и раздражение, что порой складывается ощущение, что это не художественный фильм, а документальная хроника, рассказывающая о реальном происшествии с реальными людьми. Жаль, что все портит сценарий - в нем слишком много глупостей, которых в реальности бы не допустили. То есть, как могли полицейские поверить, что человек умер от передоза, когда у него по всему телу и на голове свежие следы от многочисленных побоев? Из-за таких вот моментов кино становится чертовски спорным и его вряд ли можно рекомендовать любителям серьезных жанровых работ. До уровня подросткового треша, конечно, «Не в себе» далеко, - режиссура и актерская игра не позволят картине скатиться так низко. Но анализируя сюжет, понимаешь, что там, где трудились профессионалы, там гадили и штамповщики, из фильма в фильм повторяющие одни и те же глупости и наступающие раз за разом на одни и те же грабли. А ведь обидно, у «Не в себе» был огромный потенциал, и сразу видно тех, кто не покладая рук трудился, чтобы его раскрыть. Увы, приходится пользоваться не тем, что могло бы быть, а тем, что показывают в кинотеатрах. Рекомендовать в виду выше обозначенных причин картину очень сложно, да и группу зрителей, потенциальную целевую аудиторию, выделить тоже. Для одних кино будет слишком банальным, для других очень необычным с визуальной точки зрения. Одни не оценят сюжет, другие порадуются великолепной актерской игре. Здесь кому что важнее. Тут ведь как в сумасшедшем доме: фломастеры на вкус у всех разные. Зрелищность 5. Актерская игра 9. Сюжет 5. Итог 6. Не айфонисто. Итоговый вердикт: Спорная работа практически во всем. Тем не менее, свой зритель у картины найдется, особенно среди поклонников авторского кино. (Кирилл Илюхин, «Weburg»)

Портрет сталкинга и психологической травмы. Банковская служащая Сойер Валентини - жертва сталкинга, то есть, по сути, навязчивых и пугающих домогательств, смешанных со слежкой. Суд уже оградил ее от преследователя, но у девушки на душе все равно неспокойно, и психологическая травма периодически мешает ей жить, а особенно - общаться с другими людьми. Сойер даже переехала в другой город и нашла другую работу, лишь бы избавиться от чувства опасности. Все эти меры не помогают, и она обращается к психотерапевту. После сеанса девушка подписывает какие-то бумаги, которые ей подают как простую формальность, и неожиданно для себя оказывается закрытой в психиатрической лечебнице, став жертвой схемы по вытягиванию денег из страховых компаний, оплачивающих лечение своих подопечных. Кроме того, в учреждении, судя по всему, не очень-то стремятся помочь тем, кто туда попал, кроме как выдать горсть таблеток. В общем, «осмотрев больницу, Андрей Ефимыч пришел к заключению, что это учреждение безнравственное и в высшей степени вредное для здоровья жителей», как писал Чехов в «Палате №6». Содерберг начинал как независимый режиссер с малобюджетными фильмами и, даже обретя славу, спокойно возвращается к прежним привычкам. То, что «Не в себе» снят на айфон (к слову, на 7 Plus), видно по качеству изображения от начала до конца. Это ни хорошо, ни плохо, зато убедительно доказывает, что любой может снять кино достойного уровня на свой смартфон, лишь бы были добротный сценарий (заслуга Джонатана Бернштайна и Джеймса Грира) и цельное режиссерское видение. По мере развития сюжета и погружения в фильм становится уже совершенно не важно, на что он снят: гораздо интереснее то, о чем он заставляет думать и какие ощущения вызывает. Содерберг помнит, что зрителя сначала нужно потомить и заставить сомневаться в происходящем, чтобы он не спешил делать выводы. Непредсказуемость, продуманность, динамика и ничего лишнего. Тут даже почти нет саундтрека и редкие визуальные эффекты появляются, только когда без них совсем уж не обойтись, отчего производят более сильное впечатление. Это и правда мастерски снятое кино. Петь дифирамбы одному Содербергу было бы неверно, потому что не менее важен относительно всего остального центральный персонаж фильма - Сойер Валентини, роль которой исполнила Клэр Фой, прославившейся после сериала «Корона». С самого начала по манере Сойер общаться с другими заметно, что она как будто бы постоянно взвинчена. Как пел Виктор Цой в песне «Мама, мы все сошли с ума», «разрежь мою грудь, посмотри мне внутрь, ты увидишь, там все горит огнем». Сталкинг - воплощение самых сильных страхов, которые могут появится у девушки, когда кто-то слишком настойчиво просит телефон и отпускает сальные комплименты, ведь невозможно предсказать, какие другой человек установил для себя границы в общении и на чем он остановится. Такое преследование оставляет психологическую травму, и в «Не в себе» она так тщательно и тонко разыграна, что вызывает внутренний дискомфорт и у зрителя. Попутно в фильме задета и проблема того, что женщинам, рассказывающим о домогательствах, часто не верят, считая это плодом воображения. Сойер борется за то, чтобы быть услышанной, но ее не хотят слушать. Пожалуй, новый фильм Содерберга идеально соответствует духу времени. Во-первых, смартфоны уже стали неотъемлемой частью нашей жизни, на них снимают обложки журналов и популярные влоги, так что эксперимент с большим кино просто должен был случиться. Во-вторых, домогательства - одна из самых обсуждаемых тем в обществе, и «Не в себе» - это именно портрет сталкинга. Мы мало узнаем о главной героине, но последствия психологической травмы и сами сталкинг и сталкер тут показаны очень детально. Можно даже предположить, что личный опыт зрителя неизбежно будет влиять на восприятие фильма и уровень сопереживания героине. Удачно, что эта актуальность тут сосуществует с желанием Содерберга пробовать новое и добиваться максимально возможного эффекта минимумом средств, и в результате мы получаем одну из лучших картин 2018-го. (Марина Аглиуллина, «Buro 24/7»)

Дурдом в Инстаграме. Сойер Валентини - девушка милая, но немного нервная, поскольку раньше она страдала от назойливого внимания одного неадекватного поклонника, Дэвида Страйна, на которого неоднократно писала заявления в полицию. Когда она переехала в новый город, ей казалось, что угроза наконец-то миновала, но покой Сойер обрести все равно не удается. Страйн мерещится ей повсюду, и даже попытки найти парня на одну ночь не дают несчастной расслабиться и забыть обо всем. Она рассказывает о своих проблемах психологу, и та просит ее подписать кое-какие бумаги. Вот только Сойер не знает, что это добровольное согласие на госпитализацию в психиатрическую клинику, и в один не очень прекрасный день девушка увидит Страйна среди медицинского персонала... Говоря о новой ленте Стивена Содерберга, представленной публике на Берлинском кинофестивале в этом году, первое, на что обращали внимание рецензенты, так это на его техническую сторону. Фильм целиком был снят на камеру «айфона», что, впрочем, в мире кино уже далеко не новаторство, поскольку этот девайс все чаще используется кинематографистами в качестве основного инструмента (достаточно вспомнить Пак Чхан-ука и его «Ночную рыбалку»). Одной из проблем, с которой столкнулся Содерберг при работе над этой картиной, была стабилизация изображения, так как айфон чутко реагировал на каждую вибрацию и поэтому движения камеры в этом фильме по большей части статичны и не слишком привычны глазу. Но именно это как раз и оказалось хорошим инструментом воздействия - своеобразно выстроенный кадр и игра с ракурсами довольно тонко передают восприятие реальности героиней, когда все вроде как вполне обыденно и привычно, но в то же время постоянно испытываешь ощущение, будто что-то не так. Конечно, не только «инстаграмная» картинка работает на поддержание этого эффекта. Главный стержень действия - это отличная игра Клэр Фой, которая при создании своего персонажа умело балансирует между девушкой на грани нервного срыва и маниакальной личностью, когда внезапно начинаешь сомневаться, а не преступница ли она сама. А вот в остальном режиссерская рука Содерберга здесь, увы, не так крепка. Нестандартный подход к жанру медицинского триллера на месте (зрители, видевшие «Заражение» и «Побочный эффект» этого же постановщика, будут в курсе, чего ожидать от «Не в себе»), вот только изящества, необходимого напряжения и сюжетных сюрпризов тут не так много, как хотелось бы. В резюме сценаристов Джонатана Бернштайна и Джеймса Грира серьезных проектов не значилось, зато была куча всякой ерунды типа «Шпиона по соседству», «Санинспектора» и «Поцелуя на удачу», кроме того, все они были отмечены номинациями на «Золотую малину» (правда, не в сценарной категории). Так что велосипед изобретать напарники не стали, выдав обычную страшилку, в которой, если убрать интересную режиссуру, актеров и визуал, останется откровенно бульварный сюжет. Содерберг старается, создавая вязкую, нездоровую и почти сюрреалистическую атмосферу чуть ли не в духе «Отвращения» Романа Полански, передающую пограничное состояние героини. Вот только достойной и по-настоящему цепляющей игры со зрителем, когда публика, по сути, должна постоянно сомневаться, вменяема ли героиня или действительно серьезно больна (а может она сама хладнокровная убийца), не получается. И если в первой половине картины это ощущение и экранное напряжение ощутимо нагнетались, то в середине все эти ходы резко начинают провисать и буксовать на месте, сюжетные линии обрываются, а психологические тонкости внезапно уступают место разочаровывающе банальным сценарным поворотам, типичным для большинства ужастиков про маньяков. Впечатление от всего этого тоже какое-то пограничное - вроде как актерская игра и эффектные визуальные приемы завораживают, но слабоватый сценарий и какая-то не слишком внятная имитация хоррора, пытающегося скрещиваться с психологическим триллером и критикой страховых компаний, многие аспекты смазывают. Конечно, для Содерберга это не творческая неудача, но кино все же ощутимо слабее вышеупомянутых «Заражения» и «Побочного эффекта». Оценка: 3,5/5. (Антон Смирнов, «25-й кадр»)

«Не в себе»: Содерберг у аппарата. Сойер Валентини, одинокая мамина дочка за тридцать, сходит с ума. Ей мерещится домогатель из прошлого. Рациональное объяснение галлюцинациям найти просто: Сойер - трудоголик с вечным стрессом и отчетами; полчаса на ланч, липкий босс с намеками, вечером - тиндер и бар, а часики тикают, и еще мама с добрыми советами в скайпе. Если при этом ты еще жертва сталкинга и живешь под вымышленным именем в чужом городе, как когда-то посоветовали в полиции (смешное камео Мэтта Дэймона), то проблемы с реальностью, кажется, неизбежны. Сойер, впрочем, не сплоховала: взяла себя в руки, выпила таблетку, обратилась к терапевту и попала в психушку. Прямо как в бородатом анекдоте. Если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами никто не следит. Впрочем, эта сказка не про то, как «Шоковый коридор» Сэма Фуллера закончился «Отвращением» Романа Поланского, или как переснять «Остров проклятых» с учетом актуальной повестки - нервы, постправда, харрасмент, справедливость торжествует. Скорее романтическая история о том, как Стивен Содерберг встретился с айфоном. И полюбил его навсегда. Человек-оркестр, который на своей воображаемой пенсии успевает больше любого другого в киноиндустрии, сделал кино в соавторстве с телефоном, который снимает 4K. Казалось бы, и что? Он не первый и не последний, кто взял айфон на большие съемки: после «Мандарина» едва ли нужны какие-то подтверждения тому факту, что этот аппарат может стать своего рода 16-мм камерой цифровой эпохи, бюджетной заменой для дорогих «рэдов» и «алекс». А они могут быть очень-очень дорогими. Специально для съемок «Пробуждения силы» Джей Джей Абрамса компания Panavision, например, изготовила две цифровые камеры «Звезда смерти» и «Тысячелетний сокол» - каждая из них в полной комплектации (с оптикой) стоила примерно полмиллиона долларов. Да, не то, что седьмой IPhone после выхода восьмого. Содерберг, впрочем, не про экономию. Фанат съемок с естественным светом, ценитель полутонов и мягких теней, кажется, влюблен в картинку. «Представляю, как это будет выглядеть на 12-метровом экране! Чистый бархат,» - говорит режиссер в интервью и клянется, что это не последний его опыт мобильником. Чего тут больше - рекламы не нуждающегося в рекламе гаджета или рекламы не нуждающегося в рекламе режиссера? Как показывает практика последнего десятилетия, Стивен Содерберг умеет держать нос по ветру. Он не зависит от больших студий и прокатчиков. Вспоминается история с европейским финансированием байопика про Че Гевару и неслучившимся, хвала небесам, перемонтажом «За канделябрами», после чего фильм с Майклом Дугласом за роялем отправился прямиком на HBO. Он разрабатывает новые художественные формы: одних стрим-платформ Содербергу мало - подавай сериалы-приложения, смотреть трудно, ну, да ладно. Он научился собирать финансирование предпродажами и выплачивать гонорары долями: да, «Удача Логана» ничего не заработала в прокате - зато фильм вышел отличный. Сам пенсионер не делает из всех этих прорывов новости. Поразительно, но факт, счастливчик, посмотревший «Не в себе», не читая прессу, скорей всего, попросту не заметит никакой разницы между тем, как выглядит новый триллер Содерберга и, скажем, его же «Нокаут» с Джиной Карано - на экране тот же приличествующий жанру мягкий сумрак. Даже дефекты картинки - при низкой освещенности матрица телефона, действительно, работает не идеально, чуть плывут цвета, - скорее на пользу фильму: грязноватая эстетика довольно точно оркеструет замысел. Спасибо, крепкий триллер из жизни психиатрии - «Не в себе» можно выпускать на разогреве «Банни Лейк пропала». Для эксперимента и игры этого достаточно. Но айфон для контроль-фрика Содерберга - не столько формальное упражнение, сколько инструмент освобождения. Он любит вспоминать, как перед съемками своего дебюта «Секс, ложь и видео» неделями разговаривал с актерами на кастинге. «Что я делал все это время? - сокрушается Содерберг, - я могу снять фильм за 12 дней!» Айфон - на одном только процессе установки и настройки камеры - экономит ему целые дни. А какая пенсия без свободного времени? (Василий Степанов, «Сеанс»)

Поторопись, у нас щас таблетки. Пришел как-то Стивен Содерберг в поликлинику по делам. И пока в очереди сидел, чтобы не скучать, решил сделать кино. Достал из кармана телефон, осуществил несколько звонков, позвал нужных людей, поснимал их на встроенную камеру, смонтировал - тут как раз его из кабинета позвали. Вышел - и дальше пошел, зарядку искать. Примерно так появился "Не в себе", вскрывающий, помимо прочего, нарывы на теле американской системы здравоохранения. История вышеописанная, кстати, почти правдивая. "Не в себе" действительно снят на телефон. И действительно в очень короткие сроки. И действительно вскрывает. Судя по этому фильму, американская система здравоохранения - адская безжалостная машина по переработке граждан в валюту (о чем неоднократно и с упоением рассказывал Майкл Мур). Вот, допустим, приходите вы к психотерапевту с проблемой душевного свойства. И в ходе беседы проговариваетесь, что подумывали о суициде. После чего вас берут под белы рученьки и давай насильно лечить. Учреждению это и удобно, и выгодно: докторам-то, дескать, виднее, здоровы вы или больны, а страховая компания платит. Пока платит - будут лечить. Вот, допустим, приходите вы к психотерапевту с проблемой душевного свойства. И в ходе беседы проговариваетесь, что подумывали о суициде. После чего вас берут под белы рученьки и давай насильно лечить. Учреждению это и удобно, и выгодно: докторам-то, дескать, виднее, здоровы вы или больны, а страховая компания платит. Пока платит - будут лечить. В принципе, оно неприятно, конечно, но не смертельно. Шахматы, телевизор, сидишь себе, коробочки клеишь. Таблетками разноцветными кормят. На обед - котлетки с пюрешкой. Недельку так отдохнешь - и обратно на работу. Считай, лишний отпуск. Однако в случае главной героини, девушки с необычным, марктвеновским именем Сойер, дела принимают куда более угрожающий оборот. Штука в том, что проблема ее, с которой она обратилась к зловредным мозгоправам, заключается вот в чем: Сойер два года компульсивно преследовал один мужик, тем доведя бедняжку до расстройства. И угадайте, кого она встречает, оказавшись в больнице, среди персонала под вымышленным именем? Бинго! Лиха беда начало, как говорится. Кафкианского характера социальный триллер, издалека приветливо машущий ручкой "Полету над гнездом кукушки" (медсестра, похожая на Милдред Рэтчед, входит в набор), отпочковывает от себя еще один - о маньяке и жертве. Как бы остросоциально констатируя: погрязшие в коррупции организации опасны не только сами по себе, но и как среда, предоставляющая благоприятные условия для комфортного существования различных асоциальных субъектов. И вот Сойер, так и не дождавшейся от психиатров ничего вразумительного, кроме таблеток, приходится самой стать психиатром, чтобы одолеть буйного психа в халате. К счастью, она барышня сильная, упрямая, к тому же у нее добрый негр в помощниках. Но и Содерберг непрост, никому не дает расслабиться - придумывает героине все новые изощренные напасти, плотно утрамбовывает в компактное пространство хронометража сразу два жанра, часто прибегает к усугубляющим нервозность широкоугольным крупным планам и всевозможным способам нагнетания, включая классические хоррор-штампы. Кроме того, если углубиться в семиотическое междустрочие, сложно не заметить, что маньяк так и норовит жертву то в синее платье нарядить, то в обшитой синими матами комнате запереть. А это - учитывая, что в христианской иконографии синий цвет считается цветом Богоматери, а также что решающую роль в финальной схватке играет самый популярный христианский символ, - возможно, заводит нас в какие-то антирелигиозные дебри. Или нет. Или Содерберг таким образом всего лишь подчеркивает формальную непорочность как маньяка, так и его помыслов - никакого секса, только любовь до гроба. В любом случае Содерберг, как уже было сказано, непрост. Новость ли это? Отнюдь. Содерберга хлебом не корми дай поэкспериментировать. Следует признать, не всегда его эксперименты однозначно удаются. Но на то они и эксперименты. Данный - точно удался. Да, на телефон фильмы снимали и до него. Но чтобы результат сходу попадал в список лучших жанровых картин года, - так, пожалуй, только он и умеет. Оценка: 4.5/5. (Алексей Литовченко, «RG Кинократия»)

Синий, самый страшный цвет. Офисный работник Сойер Валентини ведет заурядный образ жизни. Пашет на работе, общается в обеденный перерыв с мамой, а вечером, как и герои недавней картины «Новизна», с помощью телефонного приложения находит себе партнера на ночь. Девушка всеми силами пытается избавиться от странного чувства того, что ее преследуют - она специально для этого и переехала в новый город, но ничего не изменилось, поэтому Сойер решает обратиться к специалисту. Получив нужные рекомендации в центре «Горный ручей», девушка, не читая, подписывает больничные документы. Ее госпитализируют и принудительно пытаются излечить от нервного расстройства, нечто подобное вытворяли с героем Дэйна ДеХаана в «Лекарстве от здоровья». Так вдобавок ко всему, Сойер, как ей кажется, встречает того самого преследователя, она узнает его в одном из работников больницы. Поэтому ей придется не только найти способ выбраться, но и доказать как окружающим, так и самой себе, что она не рехнулась окончательно и не видит в каждом мужчине своего преследователя. Никак не отпускает Стивена Содерберга (трилогия про Оушена, «Заражение») больничная тема, причем как в кино («Побочный эффект»), так и на телевидении («Больница Никербокер»). А его любовь к постоянному экспериментированию дает возможность зрителям раз за разом «покупаться» и смотреть все, что создает плодовитый режиссер. «Не в себе» - первый его проект, полностью снятый на айфон. Причем он пошел гораздо дальше своего коллеги Тимура Бекмамбетова, тоже старающегося сейчас работать с минимальными бюджетами, рассказывая зрителям истории, происходящие на рабочем столе героев его проектов. Содерберг так маниакально близко и подробно приближает экран телефона к своим героям, что частенько кажется, будто бы они разговаривают со зрителями по Face Time или Skype. При этом, чтобы разнообразить картинку и историю, Содерберг разбавляет историю цветокоррекцией, чего стоят все эти оттенки синего и желтого на большом экране... А Томас Ньюман, давно работающий с режиссером «Траффика» и много с кем еще, наверное, сочинил свой самый запоминающийся за последние годы саундтрек. Который то превращается в отголоски музыки Рамина Джавади («Игра престолов»), то становится синтетически-электронным, в духе трендов последнего времени. Оператором и монтажером картины выступил сам Содерберг, в очередной раз доказывая всем, что совмещать все сразу очень выгодно для проекта. А мобильный телефон в его руках слово настоящая камера, способная летать над съемочной площадкой, останавливаясь при этом на всем самом интересном, а при необходимости даже передавая то, что чувствует Сойер, после приема таблеток. Картина «Не в себе» в итоге получилась неким миксом из «12 обезьян» и «Прерванной жизни», с небольшими включениями из «Обители проклятых» и «Мизери», а еще здесь есть Джей Фэро, афроамериканец отвечающий за юмор, и он шутит злобнее и смешнее, чем такой же герой в расхваленном и оскароносном «Прочь». Клэр Фой («Леди в фургоне») продемонстрировала настоящий мастер-класс и зрителям, и Федерико Альваресу в частности, что готова и способна сыграть новую версию Лисбет Саландер из «Девушки, которая застряла в паутине». Эми Ирвинг («Кэрри») сыграла небольшую, но важную роль ее мамы. А Джуно Темпл («Колесо чудес») изобразила соседку по палате, ищущую чего-то и готовую на все, чтобы люди вокруг обратили на нее внимание. Взрывоопасный триллер «Не в себе» способен найти дорогу к любому зрителю. Стивен Содерберг решил высказаться перед кинопубликой на полную катушку и рассуждает в своей новой картине о современной медицине, которая с помощью страховки пытается выжать последние соки из всех, кто попадается ей под руку. И о более болезненной для него теме - о киностудиях, которые не дают авторскому небольшому кино пробиваться к зрителям. Не забывает автор и про офисный планктон, который не знает, зачем и для чего живет, а решив разобраться, всегда попадает во все возможные неприятности. А самое страшное в «Не в себе» - это осознание того, что современное общество живет на грани вспышки, и если всех, как и героиню Клэр Фой, заставить пройти обследование, то большинство, как и она, окажется в психушке. В общем, как это часто бывает у Содерберга, напугал он кинопублику на первый взгляд простенькой историей, понятной и страшной одновременно, всегда актуальной и готовой на монолог со своим зрителем. (Дмитрий Бортников, «Киноафиша»)

Худшие друзья девушек. Режиссер-новатор Стивен Содерберг в картине «Не в себе» ставит диагноз современному обществу невроза и не ошибается. Можно не знать имя Стивена Содерберга, но невозможно упустить факт, что его новый фильм «Не в себе» снят на iPhone. Это правда звучит необычно. Но все же известный режиссер (трилогия про друзей Оушена, недавняя «Удача Логана») не пионер в съемках на телефон. Автор недавнего «Проекта Флорида» Шон Бейкер еще в 2015-м выпустил взорвавший фестивали «Мандарин», а годом ранее Тимур Бекмамбетов представлял кино «Убрать из друзей» в жанре десктоп-триллера. Девушка с прекрасным именем Сойер Валентини (Клэр Фой) - перспективный сотрудник корпорации в Бостоне. Она недавно переехала в город, друзей пока нет. Довольно быстро мы узнаем, что девушка страдает от мании преследования: свидание с незнакомцем из Тиндера вдруг заканчивается побегом в ванную и панической атакой. На приеме у психолога в рандомной загородной больнице с довольно жутким названием «Хайленд Крик» она признается, что уже два года как стала жертвой сталкинга. Сойер способный и внимательный работник, но вот обнаружить обманки собственной психики сама не может: правда ли она видела навязчивого кавалера накануне в офисе? Врачи помогут разобраться. Первая часть фильма развивается, кажется, по абсурдному, но реалистичному сценарию: после приема Валентини собирается вернуться в офис, но за несколько минут становится насильно удерживаемым буйным пациентом больницы in the middle of nowhere. Спилберг разворачивает историю так, что зритель постоянно пребывает в недоумении: сходит ли с ума героиня, или происходящее вокруг - только работа бесчеловечного конвейера с целью выкачивания у пациентов денег по страховке? Мало того, что Валентини придется провести неделю в лечебнице, так еще и ее преследователь оказывается среди санитаров. Возможно, оптика героини, через которую зритель эту историю и узнает, и правда искажена неврозом, и в сталкинге она обвиняет случайного мужчину? Режиссер задумал фильм о мужской попытке доминировать над женщиной раньше, чем начались голливудские скандалы и движение #МеТoo. Но при просмотре захватывает дух не только от переживания за невинную жертву (хоть Содерберг и правда леденяще точно подмечает именно женские страхи). Фильмы о преследовании не новы, в прошлом году, например, был «Берлинский синдром» на похожую тему. Лента вяло и не слишком захватывающе пыталась связать перверсии молодого немецкого поколения с его историческим прошлым. Содерберг же работает с более широким контекстом болезней современного общества. Он говорит в целом о системе угнетения, о государственном строе, о ловушке под названием «здравоохранение». Психологический триллер, как определил его жанр сам режиссер, посвящен и паранойе, которая может развиться не только у девушки из-за едва заметного харрасмента (за прекрасно выполненный отчет она получает от начальника и похвалу, и сальный намек), и общему неврозу из-за неуютного пребывания в новом большом городе. Больное ли у Сойер воображение, делает ли ее импульсивной, ранимой и скрытной индивидуальная нестабильность, сумасшедший поклонник или отнимающая свободу и волю к жизни система? Сомнения в возможности однозначного ответа не оставят и после финальных титров. История невроза в слишком быстро меняющемся мире снята на камеру гаджета, способного любого владельца довести до эмоционального перегрева. Камера сужает окружающий мир до клаустрофобических крупных планов, в замкнутых кадрах становится тяжело дышать. Взаимодействие техники и времени Содерберг понимает очень тонко. Уже в своем потрясающем дебюте «Секс, ложь и видео» 26-летний режиссер четко обозначил дух времени через отношение с техническим новшеством - личной камерой. Конец диких 80-х привел к желанию неторопливого наблюдения за собой и собеседником, поиску индивидуальности, что главный герой фильма и делает, снимая на видео очень искренние интервью. Почти тридцать лет спустя Содерберг снова изучает индивидуальность человека через самый современный и близкий ему девайс. Только на этот раз от осознания, что за нами кто-то наблюдает, становится не по себе. Вердикт. По стандартным правилам психологического триллера Содерберг создает клаустрофобическую атмосферу, иллюзию сопричастности. Ведь мы все - часть системы, питающейся нашими страхами. 8/10. (Мария Бунеева, «CinemaFlood»)

Стационарный смотритель. В прокат выходит триллер "Не в себе", фильм Стивена Содерберга, целиком снятый на iPhone. Задействуя новейшие технологии, режиссер продолжает восстанавливать каноны и честь жанрового кино. Новая работа, новый дом, новые матчи в Tinder, да что там, даже город, Филадельфия, новый - с мамой теперь приходится разговаривать по скайпу во время обеденного перерыва. Но Сойер (Клэр Фой) не просто так решила на грани тридцатилетия сменить обстановку: из родного Бостона она уехала, устав от преследований, подарков, назойливого и неусыпного внимания знакомого парня, который возомнил себя ее женихом. Но если бы от развившейся паранойи было так легко избавиться - а тут еще и привезенные с собой антидепрессанты кончились. Провалив по этой причине свидание, девушка записывается на прием к психотерапевту из клиники, которая находится по соседству с ее новым домом. Дородная чернокожая женщина жалобы Сойер слушает внимательно, но никак особенно на них не реагирует, даже после ответа "Раньше бывало" на вопрос о суицидальных мыслях. Чтобы получить заветный пузырек с таблетками, надо подписать пару бумаг - сущая формальность, говорит врач. Заполучив подпись пациентки, сотрудники клиники тут же проводят ее в стационар: вам, милочка, прописана госпитализация, для вашей же - от вас самой - защиты. Здоровому человеку оказаться среди по-настоящему натуральных больных - вполне себе повод для психоза, и конечно, Сойер тут же начинает наступать на все возможные в такой ситуации грабли. Орет на санитаров. Кулаками отбивается от любвеобильного соседа по палате. Вызывает давно привыкших к подобным звонкам с этого адреса полицейских. Истерит. Плачет. Отчаивается. Самый на вид адекватный сосед (комик Джей Фароа, прекрасный в редкой драматической роли) советует новенькой: потерпи, другого выхода нет, в этой лечебнице все не так просто, как кажется. Это еще, думает Сойер, мягко говоря - если только парню можно верить. А вот как насчет самой себя? Может, она и правда сходит с катушек? Новый, второй за календарный год - и второй же после пятилетки самопровозглашенной режиссерской пенсии - фильм Стивена Содерберга наделал недавно шума на Берлинском кинофестивале прежде всего одним производственным фактом: он полностью снят на iPhone 7 Plus. Эксперимент? Не вполне: неосведомленный об этом обстоятельстве зритель может и вовсе не заметить разницы в качестве изображения. Но телефон в руках оператора (которым Содерберг традиционно выступил сам) дает ему возможность для построения нескольких не вполне обычных мизансцен. Вот камера с легкостью взмывает под потолок, давая зрителю вздохнуть - важнейшая опция для фильма, почти целиком разворачивающегося в четырех стенах казенных больничных помещений. А вот, напротив, резким зумом налетает на лица и детали интерьера, что способствует нагнетанию параноидальной, клаустрофобической атмосферы триллера. Содерберг пользуется новыми возможностями, чтобы добиться максимального эффекта классических для психотриллера приемов - как и в случае прошлогодней "Удачи Логана", "Не в себе" показательно обходится без сотрясения жанровых канонов. Зритель, нечуткий или всюду ищущий показной оригинальности, этим может быть даже разочарован. Но Содерберг занимается не поиском новых кинотерриторий, а возвращением старых - и, превратив в "Удаче Логана" фильм-ограбление в балладу о современной Америке, теперь восстанавливает подпорченную репутацию триллеров с ненадежным рассказчиком. И его формальное мастерство, умение контролировать ожидания и реакции аудитории от первого до последнего кадра таковы, что жанр в самом деле наполняется не просто энергией - но и новыми смыслами: от яростной критики американских медицинской и страховой индустрий до констатации ужасов современного цифрового мира, сталкером в котором так или иначе является каждый. По тому же принципу, что и Содерберг, в свое время работал великий жанровый постановщик Сэм Фуллер, фильмы которого сейчас, спустя десятилетия, смотрятся свежее, актуальнее и насыщеннее многих работ его современников-аутеров. О чем Содерберг прекрасно знает, иначе зачем бы он стал заимствовать у фуллеровского "Шокового коридора" целую сюжетную линию с журналистом, вписывающимся в стационар психушки ради горячего материала? И слава богу, отдать дань талантам Содерберга можно уже сейчас, при жизни мастера - а не на запоздалых ретроспективах, теперь чествующих его давно скончавшегося предшественника. (Денис Рузаев, «Коммерсантъ Weekend»)

Медицинский триллер, снятый на айфон. Молодая женщина с роскошным именем Сойер Валентини (Клэр Фой) делает карьеру в финансовой организации, торопливо обедает на скамейке, встречается в барах с мужчинами из «Тиндера» и регулярно звонит маме (Эми Ирвинг). Кроме того, у нее шалят нервишки, и после одного срыва Сойер решает забежать на консультацию в психиатрическую больницу неподалеку. Выясняется, что в родном Бостоне ее преследовал влюбленный псих по имени Дэвид (Джошуа Леонард): она из-за этого переехала в другой город, но все равно беспокоится. Доктор, сочувственно покивав и поинтересовавшись, не бывает ли у нее мыслей о самоубийстве, звонит санитарам, и вскоре Сойер, не обращая внимания на ее протесты, проводят в палату. Там с ней лежат более (Джей Фэроу) или менее (Джуно Темпл) приятные люди, но самое ужасное, что один из санитаров, по утверждению Сойер, - тот самый Дэвид. Это фильм, целиком снятый на седьмой айфон - точнее, на несколько айфонов с дополнительными объективами, но это уже детали. И это не первый подобный опыт - из нашумевших сразу вспоминается «Мандарин» Шона Бейкера, - но первый, который вы можете посмотреть в мультиплексе. Стивен Содерберг, формалист и технарь, всегда любил играть с форматами, хотя и не всегда успешно: когда в начале нулевых он снял «Во всей красе» на любительскую цифровую камеру, даже сочувствующие критики недоуменно пожимали плечами. Сегодня реакция куда более позитивная: в этом определенно что-то есть, а если и нет, то энтузиазм Содерберга заразителен, и в трудную минуту его выручает самоирония. «Не в себе» - эксперимент, но ни в коем случае не манифест. Здесь демонстративно пустячный, а главное, старомодный (несмотря на актуальную тему харрасмента) материал: больница, из которой не выйти, всемогущий маньяк-преследователь, протагонист, чье психическое здоровье - а значит, и веру собственным глазам - мы вынуждены подвергать сомнению. Мотивы с богатой историей, с традицией в первую очередь в кинематографе категории «Б». И ультрасовременный авторский взгляд - через телефон, выпущенный полтора года назад. Свобода, которую дает такой метод съемки (Содерберг, сам, как обычно, работавший оператором, уложился чуть ли не в десять дней), способна опьянить. Производители профессиональных камер еще долго могут не беспокоиться, но для определенного рода картин это вполне реальное решение. И речь не обязательно про микробюджетные хорроры, как бы снятые жертвами, или про посиделки на кухне. «Не в себе» - нормальный жанровый фильм, который вполне можно было сделать традиционным способом (другой вопрос, наверное, зачем). Задача Содерберга - не в том, чтобы задешево сымитировать обычное кино, а в том, чтобы исследовать новые возможности. Он с удовольствием использует неестественные ракурсы, прикрепляет широкоугольный объектив «рыбий глаз», искажающий пространство, когда можно, просто ставит телефон на стол, как порой делаем мы все. Из доступных спецэффектов - многократная экспозиция и нехитрые игры с цветом. Трудно (пока) представить костюмную мелодраму, снятую таким образом, но в триллере про психушку это работает забавно и местами чрезвычайно эффективно. Предмет фильма - одержимость, с одной стороны, и паранойя (неважно, насколько оправданная), с другой. «Дар страха», как называется психологический бестселлер, который дарит героине один известный артист, мелькающий в эпизоде. И айфон - идеальный медиум для этих состояний. Проводник индивидуальной, шершавой тревоги, которая всегда с тобой, в кармане. Из-за странных углов и слабого освещения даже в повседневном появляется что-то зловещее, и пустынные, неинтересные коридоры больницы, напоминающей не лечебное заведение, а добротную недорогую гостиницу (которой она в некотором роде здесь и является), выглядят страшнее, чем обитая войлоком палата. Собственно, это можно сказать и про офис в начале фильма, который там появляется, конечно, неспроста. Смутная угроза исходит от коллег, от гнусного, хотя наверняка безобидного, начальника, от самого искривленного пространства. В таланте Содерберга есть что-то по-медицински прохладное, но он человек, тонко чувствующий, и даже этот фильм, в меру увлекательный, местами вынужденно глуповатый и не самый, наверное, значительный, - все же больше, чем просто техническое упражнение. Взяв в руки телефон, режиссер окончательно спускается к зрителю, встает с ним вровень - и это принципиально новая позиция, которую еще предстоит осмыслить. Рядом с Содербергом постоять в любом случае приятно. (Станислав Зельвенский, «Афиша»)

Закрепленная планка. Стивен Содерберг сейчас, пожалуй, один из самых неординарных режиссеров Голливуда. Известный в первую очередь по трилогии про друзей Оушена Стивен не придерживался жанра криминальных лент об ограблениях дальнейшем, пускай и недавно вернулся к нему в хорошей «Удаче Логана». Содерберг - человек, который снимает что хочет и как захочет. После друзей Оушена он может снять фильм с Сашей Грей в главной роли, взяться за ленту о мужском стриптизе с МакКонахи и Татумом или же рассказать биографию Че Гевары. А потом и вовсе взять и уйти на ТВ с «Больницей Никербокер». Как видно, Стивен успешно практикует первую часть про «снимаю, что хочу». И вот наконец-то часть про «снимаю как хочу» играет главенствующую роль после выхода его нового проекта «Не в себе». Содерберг в 21 веке решил полностью снять кино на айфон, доказав всем, что в наше время процесс съемки стал куда доступнее. Почему решил он именно так? Потому что может. Потому что захотел. И потому что Содерберг снова решил выдать что-то для всех и самого себя новое. И вышло очень удачно. Несомненно, форма подачи ленты накладывает свой отпечаток на восприятие. Вот у нас героиня с необычным именем Сойер Валентини в исполнении чудеснейшей Клэр Фой. И у нее наблюдаются проблемы с парнем, что влюбился и преследует ее, не зная границ. От такого, несомненно, психика немного пошатнется. Сойер по своей воле отправляется в клинику, чтобы поговорить с психологом, но уже совсем не по воле своей оказывается заперта в странной клинике в окружении настоящих душевных больных для более полного лечения. В клинике, где снова всплывает ее преследователь, убежать от которого теперь гораздо труднее. Да вот только осознать реальность или нереальность своих страхов довольно сложно. Именно с этим в начале и пытается играть Содерберг: в первое время становится совсем не ясно безумна ли Фой и не бушует ли вся эта ситуация лишь в ее сознании. Этой части, несомненно, способствует выбранный Содербергом метод съемки. Крупные планы героев позволяют ощущать себя рядом с ними, нагнетая атмосферность страхов героини. И занимательная разгадка психоза героини втягивает в себя, однако Содерберг довольно быстро раскрывает истинные карты, уходя от погружения в безумие сознания к саспенсу маниакального преследования, плотно совмещая второе с первым. И опять же подача работает на аудиторию: статичные ограниченные кадры, что не позволяют заглянуть за плечо, как бы этого ни хотелось, близость главной героини и ее страшного преследователя, что ощущаются неприятно и вводят в ступор. Содерберг умело создает напряженную атмосферу триллера, где совсем не знаешь, чем все обернется для главной героини. При подобной съемке, несомненно, главное лицо, на которое нацелена камера, должно отыгрывать каждую эмоцию на достойном уровне. Благо, тут на первом плане истинная английская королева. Фой чудесно справляется с задачей, поставленной перед ней, упорно стараясь не замечать взгляд зрителя, что находится прямо перед ней. Немой наблюдатель в лице аудитории находится в каждой комнате, где происходит действие. Ощущение тесноты багажника, крепкого удара по стеклу или закрытой со всех сторон комнаты - все работает на атмосферное погружение людей перед экраном. Быть немым наблюдателем где-то за невидимым стеклом или подглядывающим из-за угла - создание этого ощущения для Содерберга важнее истории, но и о ней он не забывает. Повествование о маниакальном преследовании и психозе, что оно порождает, умело выдержано по законам триллера и позволяет томиться в ожидании дальнейшей развязки. Здесь нет опрометчивых поступков главной героини, а каждая маленькая деталь, так близко рассматриваемая зрителем, сыграет свою роль и окажется еще ближе в дальнейшем. Но достойная сценарная работа здесь не главное. Обрамление явно преобладает над содержанием. Содерберг всеми силами втягивает зрителя в происходящее благодаря захватывающему саундтреку, отвечающему настроению преследования и безумия, монтажу и, важнее всего, камере. Камере самого простого телефона, что сейчас в руках у каждого третьего. И этим больше всего ценен «Unsane». Конечно, Шон Бэйкер с его «Мандарином» уже показывал возможности камер айфонов, но кому как не разностороннему Содербергу поднять эту планку выше и успешно закрепить ее, чтобы каждый молодой амбициозный творец мог за нее ухватиться. Несомненно, взять и снимать у каждого третьего как у режиссера «Не в себе» не получится, но Стивен ярко демонстрирует, что нужные средства для зарождения будущих Содербергов и кого-либо еще имеются в каждом кармане. Клэр Фой, к сожалению, не прилагается. Оценка: 8 из 10. (Андрей Москаленко, «Иви»)

Это накаленная психологическая драма, скорее даже хоррор, молодая героиня которого, одержимая страхом преследования, настоящего или выдуманного, пускается в бега от невидимого "сталкера" и попадает в психолечебницу, где и начнется настоящий кошмар - баланс между невыносимой реальностью и безумием. Инстинкт выживания диктует ей все новые сумасбродства, врачи принимают ее за больную, полиция отказывается ей верить, а главное, уже и она не знает, можно ли верить самой себе. Динамизм действия зашкаливает. Кажется, в фильме присутствует некая особая энергетика той свободы, какую дает режиссеру с оператором крошечная, по меркам кинопроизводства, но уже такая совершенная, на все способная камера. И уже трудно сказать, чем больше захватывает фильм Содерберга, - лихо закрученной фабулой, не дающей зрителю ни секунды передышки, или своей необычной технологией, о которой тоже невозможно забыть. Это зрелище почти неуловимо, но все-таки принципиально отличается от всего, что мы видели в кино. Перед нами фактически начало новой эры в кинотворчестве, которому уже не нужна киноиндустрия. Прямая речь. Стивен Содерберг: Как мне пришла идея снять киноленту айфоном? Я серьезно разочаровался во всем этом нашем кинобизнесе, долго не снимал, но затем все же решил начать новый фильм. Меня давно интересовала цифровая съемка. Еще когда никто не был уверен в возможностях цифровой камеры. Но она поставила многие технологии с ног на голову. Я знаю, что для некоторых коллег это по-прежнему остается проблемой. Однако думаю, что новая техника прочно завоевала свои рубежи, мы только начинаем ее осваивать, и со временем цифровой фильм даст результаты еще более интересные. До съемок этого фильма я долго экспериментировал с фотографиями и видео на смартфоне, эта техника меня необыкновенно увлекала, но идеи сделать фильм еще не было. Лишь постепенно я свыкся с мыслью, что пора начать подобный проект. Сейчас началось прекрасное время, когда новая техника позволяет воплотить множество идей. Я бы хотел, чтобы у меня уже в пятнадцать лет был смартфон. Конечно, от этой техники может исходить и опасность, но я предпочитаю связывать с нею лишь хорошие идеи. Работая над фильмом "Не в себе", мы могли многое переделывать после съемок прямо в лаборатории. Позитивные аспекты съемок айфоном, конечно, неоспоримы: я за несколько секунд мог получить то, чего я и хотел добиться. Без большого напряжения - скажем, не прорубая стену для аппаратуры. Благодаря этой спонтанности мы, например, смогли снять в одном из эпизодов фильма Мэтта Дэймона. Он прыгнул в самолет в Нью-Йорке и приехал на площадку, мы его быстро и просто сняли, не проводя долгих проб его сцены с главной героиней. Работа над фильмом в целом проходила очень быстро - мы могли просмотреть пробу сцены и сразу же ее снимать. Поэтому процесс съемок длился не более двух недель. Благодаря такой скорости достигается необыкновенный энергетический уровень. Конечно, были проблемы со стабильностью изображения: легкая камера очень чувствительна к любым колебаниям, кадр трясется. Другая проблема - приходилось постоянно снимать четырьмя камерами, чтобы выбрать лучший вариант. Но преимуществ режиссеру айфон давал гораздо больше. После этого эксперимента мне будет очень трудно вернуться к традиционному способу съемок. Думаю, что для меня это будет сплошное разочарование. Кстати, мы снимали фильм в июне, еще до начала общественных дискуссий вокруг сексуальных домогательств и движения "Я тоже". А теперь картина неожиданно оказалась очень своевременной: она рассказывает о власти мужчины над женщиной. С другой стороны, фильм показывает, что делается с людьми, у которых отнимают психическое достоинство. Эти темы были и остаются актуальными. Во время съемок я как-то сказал, что это может быть фильм ужасов, однако потом стал осторожнее с определением жанра. В конце концов, у нас получился психологический триллер, который содержит брутальные сцены, однако берет тонкой разработкой состояния главных героев. Я все время концентрируюсь на том, чтобы дать зрителю возможность увидеть происходящее с различных ракурсов. Благодаря новой технологии это вполне удалось. Камера была намного ближе к актеру, чем когда-либо, и я думаю, что для такого фильма это важно. В процессе съемок любое решение о композиции кадра принималось спонтанно, и это было очень увлекательно. Кстати, подобное состояние испытывает каждый из нас, когда смотрит на смартфоне фото или видео родственников и друзей. Они тоже очень хорошего качества и создают прекрасное восприятие повседневности. Надеюсь, что публика благосклонно отнесется к нашему эксперименту. (Валерий Кичин, Анна Розе, «RG»)

Айфонополис. В этом году Берлинале, расстроив основной конкурсной программой, все же сумел реабилитироваться, предложив зрителям стать участниками чуть ли не исторического момента. В феврале этого года, как и в 1989 году, Стивен Содерберг ткнул в нос кинематографическому сообществу важностью технологических новинок и, вероятно, запустил (или, скорее, продолжил, Шон Бейкер с «Мандарином» оказался первым) тренд в кинематографе. Если 1989 году это был тренд на видеокамеры, с помощью которых тоже, оказывается, можно снимать настоящее кино, то в 2018 году фильмом «Не в себе», возможно (время покажет), началась эпоха «iPhone-кино». Казалось бы, на пресс-конференции стоило ждать жарких споров об обесценивании кинематографа как искусства, чрезмерном упрощении всех процессов его создания и полной технологизации. В реальности же коллеги мило беседовали со Стивеном об особенностях съемки на iPhone, об ощущениях режиссера и актеров и о планах развития этой формы. Видимо, Содерберг еще с самого начала, фильмом «Секс, ложь и видео» (1989) закрепил за собой право устраивать мини-революции в независимом кинематографе, которым уже и не противостоят. Безумной одержимости режиссера техникой и идеей о тотальной слежке, которая началась еще в дебютном «Сексе, ложи и видео», в его новом фильме нет предела. Любому безумству, на самом деле, здесь нет границ. К слову, «unsane» можно перевести как «безумный, сумасшедший». Начиная с сюжета и заканчивая форматом, фильм загоняет в тиски и героев, и зрителей, развязывая руки только режиссеру, который задокументировал мир, сошедший с ума, и показал его нам. «Не в себе» - это не только про добротный психологический триллер, где жертва и охотник постоянно меняются местами. Не только про оправданную грубость в сюжетных поворотах и нешлифованность картинки. «Не в себе» - это про наше современное: фетишизмы, неврозы и расстройства, частное и публичное, человеческое одиночество в эпоху виртуальных коммуникаций. Содерберг iPhone камерой-ручкой (фр. camera-stylo) беспардонно нам про наш же мир и рассказывает. Беспардонно и образно. Мир главной героини Сойер Валентини - это соблюдаемая с математической точностью последовательность действий. Работа на должности аккаунт-менеджера в банке, ланч в парке и одновременный звонок маме по FaceTime, свидание с новым парнем-однодневкой из Tinder. Строгий контроль помогает Сойер держать себя в душевном равновесии. Зачем? Это послевкусие от травматического опыта противостояния персональному сталкеру, которого вроде бы уже и нет в жизни. Но из кустов вместе со зрителем кто-то за героиней все же подглядывает. А как только случается небольшой психический сбой, зритель следом за героиней скатывается в невменяемость. В глухие стены психобольницы, к глухим санитарам и правоохранительным органам, где неясно, кто оказывается не в себе - «мы» или «они»? Эквивалентом смирительной рубашки для зрителя становится регистрирующий события iPhone, что все-таки оправдывает формалистский жест Содерберга. Притупленная чувствительность телефонной камеры и ее вездесущность превращаются в рабочий инструмент для создания давящей атмосферы психушки, потерянности и сомнений в себе Сойер, устрашающе фанатичной слежки за ней ее преследователем. iPhone грубо документирует созданную действительность, сокращая дистанцию между зрителем и экраном, камерой и актером, режиссером и кадром. Привычная для каждого из нас любительская эстетика картинки не может не наводить на мысль о том, что каждый из эпизодов - из нашей новостной ленты, произошедший с кем-то из друзей. Психологический триллер выходит из рамок киножанра и поселяется в нашей реальности. Пусть лейтмотив навязчивости в фильме и стремится явить сам себя в разных ипостасях: в нарастающем убеждении Сойер в собственной невменяемости, монотонности и рутинности устройства психбольницы, холодных сине-голубых тонах каждого кадра. Самой навязчивой все же остается мысль: «Это было снято на телефон». Может, оно и хорошо - к концу фильма кажется, будто ты и сам словил невроз особого рода. Но, с другой стороны, все остальное - сюжет, игра актеров, находки жанра остаются недостаточно проработанными командой и недостаточно критикуемыми зрителями. Мы, как не в себе, твердим: «Теперь можно снимать большое кино и на свой карманный телефон». А потом пугливо оглядываемся - вдруг наш сосед уже начал снимать свою историю про нас? Содербергу все же хочется то ли радостно, то ли нервно поаплодировать. Если не за остроумные игры с жанром, то за паранойю, которую он поселил в каждом из зрителей. С iPhone-камерой кино вдруг стало ближе к нам и страшнее, а мы друг от друга - дальше и изолированнее. Так что бежим скорее в кинотеатры, чтобы жаться друг к другу, прятать свои телефоны в карманы и вместе следить за кем-то третьим. (Влада Лодеск, «Mirumaximum»)

Я подарю тебе синее платье. Страдающая от паранойи Сойер записывается на прием к психоаналитику в лечебницу "Горный ручей" - и неожиданно для самой себя оказывается узницей в этом неприветливом месте. Юридические тонкости позволяют врачам удерживать девушку еще семь дней, но дело усугубляется тем, что в одном из докторов Сойер узнает своего давнего преследователя. Это игры ее воспаленного разума или же страшная реальность, от которой невозможно убежать? Личное мнение: Стивен Содерберг - режиссер сугубо "на любителя", и я в его целевую аудиторию не попадаю. Во мне не вызывает никакого восхищения и не пробуждает ни одной эмоции постановщик, который может сделать до смерти скучными и ромком ("Супер Майк"), и многоходовочный триллер ("Побочный эффект"), и даже историю о распространении смертельного вируса ("Заражение"). Поэтому новый проект Содерберга, гордо заявленный как "первый фильм ужасов" в его карьере, изначально вызывал определенные опасения. Которые, к счастью, оказались напрасными - впрочем, как и преувеличенное слово "ужасы" в жанровом указателе, ведь перед нами чистой воды психологический триллер в лучших традициях "Молчания ягнят" и "Мизери", в котором больше от драмы, нежели от хоррора. Начнем с манеры съемки - одной из выделяющихся особенностей постановки Содерберга, за которую я его сильно не люблю. Меня приводят в восторг панорамы Митчелла в "Оно следует за тобой", завораживают 180-градусные перевороты камеры в "Заклятиях" Вана, радует беспокойный кадр в фильмах Триера, впечатляет взгляд от лица несущегося по лесам злого духа в "Зловещих мертвецах" Рэйми. А вот крупные однообразные планы с лицами беседующих в полной тишине актеров, как в "Не в себе", очень сильно утомляют с первых же минут. Кроме того, картина громко пиарится на том факте, что она полностью заснята на iPhone. Но разве это что-то дает изображению, насыщает его или поддерживает атмосферу? Нет, подобный эксперимент я считаю провальным - ничего, кроме рекламы "яблочной фирмы", такой прием идее не дал, но, по крайней мере, не много и отнял. От кадра всегда хочется больше насыщенности, больше продуманности, больше выдержанности в определенном стиле, а иначе теряется его индивидуальный почерк. Индивидуальные "содерберговские" ракурсы на месте - только ими операторская работа и выделяется, и плюсом это назвать язык не повернется. Про вступительный и завершающий фильм саундтрек и говорить неприятно, настолько он неуместный и раздражающий. Чтобы осилить первую половину фильма, придется откопать в себе навык повышенной усидчивости. Развивается действие постепенно и без намека на активность, а главная героиня поначалу вызывает лишь недоверие и даже некоторое раздражение (ну как может взрослая женщина не читать подписываемые, пусть даже и формальные, бумажки? Завязка довольно вольная и даже детская). Зато с открытием всех основных козырей сюжета повествование становится в разы более увлекательным и напряженным, а в последние двадцать минут можно сгрызть все ногти на руках и на ногах от напряжения. Особенно радует высокий уровень достоверности показанных в фильме психологических расстройств. Если "Заражение" критики называли "учебником по изучению реакции властей на вспышку эпидемии", то "Не в себе" послужит отличным примером для начинающих специалистов по криминальной психологии, да и просто для заинтересованных. За счет такой реалистичности (да, такой кошмар действительно мог бы произойти на самом деле, если еще не произошел) вкупе с напряженностью и непредсказуемостью ленте прощаются все провисания и логические неувязки первых 40 минут. Исполнительница главной роли Клэр Фой со своей работой справляется на крепкую пятерку - умело вызывает и сочувствие, и недоверие, и сопереживание, хотя выше головы не прыгает. Куда интереснее здесь доставшийся ей в пару Джошуа Леонард, у персонажа которого головные тараканы куда более крупных размеров и, следовательно, требуют еще более тонкого исполнения. Леонард ни подводит ни единым жестом, и от его героя действительно хочется убежать как можно дальше - а после просмотра фильма вы еще некоторое время будете гарантированно вздрагивать при виде бородатых мужиков, что является отличным градусником качества как проработки персонажа, так и воплощения актером. В качестве небольшого сюрприза в одном из эпизодов засветился и Мэтт Деймон - от этого актера я лично тоже не в восторге, но камео отчего-то порадовало и даже взбодрило. Смотреть "Не в себе" действительно страшно именно потому, что подобная история вполне правдоподобна и актуальна для мира, в котором мы живем. Жажда наживы одних людей в соприкосновении с психическими расстройствами других и безразличием третьих могут превратить жизнь случайно угодившего в эту паутину человека в настоящий ад. Именно об этом рассказывает новый триллер Содерберга, и делает это очень ясно и живо, так что картина непременно должна попасть в ваши списки "к просмотру" в этом году. (Феликс Кривенцов, «Horrorzone»)

Стивен Содерберг напугал всех при помощи телефона. Только представьте: у вас хорошая работа, заманчивые перспективы, но вы слегка взвинчены и усталы. Вы идете на прием к психоаналитику, обстоятельно и здраво анализируете там свои проблемы, мимоходом признаетесь, что иногда думаете о самоубийстве. Психоаналитик качает головой, что-то быстро пишет в блокнотик. А потом приходят санитары и укладывают вас в стационар. Отнимают телефон, другие личные вещи и чуть ли не привязывают к кровати. Пичкают лекарствами, издеваются, проявляют агрессию... Сколько раз мы видели подобное в кино - в «Лекарстве против страха», «Острове проклятых»? Странная, страшная больница, в которой в нарушении всех законов и свобод проводится принудительное лечение. Или эксперимент? У Стивена Содерберга были все шансы снять нечто похожее. Но нет - «Не в себе» - это обманка. Это кино в принципе не о больнице, а страхах, которые поселяются в нашем мозгу и отравляют жизнь, искажают реальность, делают нас неспособными заводить дружеские и любовные отношения, наделяют крайне степенью подозрительности и недоверчивости. Героине этой истории Сойер Валентини не повезло с самого начала. Тяжело пережив смерть любимого отца, она долго искала себя, прежде чем решила заняться чем-то значимым - например, помощью больным людям. Многие дни своей жизни она посвятила старику, который был «не в себе» - она читала ему вслух, развлекала - до самой его смерти. Приходящий иногда к больному сын тайком любовался этой девушкой, самоотверженно и искренне отдающей себя заботе об угасающем пациенте. А когда больного не стало, сын прямо на похоронах взял ее за руку - чтобы не отпускать никогда. Он полюбил ее раз и навсегда. Посылал букеты, звонил, писал нежные эсмески, дарил кольца и платья, тайком проникая в ее квартиру. Ей такое внимание сначала нравилось, потом стало раздражать, а потом напугало до такой степени, что она обратилось в полицию. Навязчивые ухаживания Дэна стали ее кошмаром. Она бежала из родного города для того, чтобы больше никогда не встречаться с ухажером. На новом месте началась успешная карьера. И вот теперь, случайно попав в странную больницу, Сойер вдруг сталкивается с Дэном лицом к лицу - он специально устроился сюда, чтобы быть с ней рядом. Или... это не он? Никто вокруг не верит Сойер, все ее считают сумасшедшей, а застенчивого медбрата в очках - незаслуженно оболганным. И зритель на протяжении всего фильма остается с вопросом: все происходящее в больнице - плод больного воображения девушки, которая явно «не в себе», или это правда, и она -действительно жертва страшного маньяка, который следит за ее жизнью, ни на секунду не упуская из виду... Стивену Содербергу удалось снять довольно захватывающий психологический триллер. Ты видишь процесс скатывания с катушек в подробностях, в мелочах, видишь пациентов этой клинки, страдающих разными недугами, оцениваешь страховые махинации клиники, тюремные порядки, царящие тут - и все это завораживающе страшно. Содерберг, который пять лет назад заявлял о своем уходе из кино, снял фильм на айфон 7 - ради эксперимента, ради того, чтобы как-то повлиять на индустрию, погрязшую в аттракционах и спецэффектах и теряющую что-то важное. Не думаю, что режиссеру удалось достучаться до коллег, но картинка в этом фильме и впрямь весьма приближена к реальности, даже брак, который неизменно появлялся в кадре, Содерберг уговорил себя считать за достоинство данной картины. Игра маленькой, хрупкой Клэр Фой и ее преследователя Джошуа Леонарда впечатляет. Многие из нас запомнили Клэр по замечательной работе в фильме «Дыши ради нас», Содерберг заприметил ее в роли Елизаветы II в сериале «Корона», правда, сам он признается, что на него гораздо большее впечатление произвела речь актрисы на церемонии вручения наград «Золотой глобус». Клэр и впрямь способна очаровывать - рыжая, веснушчатая, трогательная, она обладает огромной внутренней силой. За ней приятно наблюдать, она абсолютный универсал, способный выдавать драму драмскую и комедию. И все же, несмотря на плюсы, фильм оставляет вопросы. Сценарий пару раз сильно проваливается - нам не объясняют кучу «мелочей», например, того, как Дэн очутился в таинственной клинике, откуда узнал, что Сойер обратится за психологической консультацией именно сюда. Нам даже до конца не объясняют, реальны ли страхи Сойер или все показанные ужасы живут лишь в ее голове. И почему она - четкая и собранная на работе - так бесхитростно, если не сказать по-идиотски, ведет себя в экстремальной ситуации? А чего стоит эпизодическое появление в кадре Мэтта Деймона! Играя безымянного полицейского, он бойко консультирует героиню, как обезопасить себя от преследователя - где парковаться, с какого входа попадать в дом, как вести себя в соцсетях (удаляться и не позволять подружкам чекиниться с собой!), а потом исчезает, чтобы больше не появиться в этом фильме. Презентует, правда, героине на прощание толстую книгу «Страх как подарок» - и все. А ты ждешь этого героя, полагая, что столь крупная звезда не может так вот в виде камео пройтись по этому фильму - и не дожидаешься... В общем, фильм «Не в себе», хоть и изрядно щекочет нервы и заставляет задуматься о природе собственных страхов, все же оставляет ощущение недокрученности, недосказанности. Зато опасения, связанные с клиниками, предприимчиво осваивающими наши медстраховки, эта картина сильно укрепляет. (Илона Егиазарова, «Вокруг ТВ»)

Сталкер наносит ответный удар. Содерберг окончательно вернулся в большое жанровое кино. Его снятый на айфон «Не в себе» способен пощекотать нервы покруче «Побочного эффекта» и «Заражения». Героиня «Не в себе» с необычным именем Сойер Валентини (Клэр Фой) недавно переехала в Пенсильванию. Она уже вышла там на работу, но все же с трудом заводит новые знакомства и постоянно настороже: сменить город ее заставил настойчивый преследователь по имени Дэвид Стрейн, который никак не мог взять в толк, что она не хочет иметь с ним ничего общего. Периодически девушка чувствует, что за ней кто-то наблюдает, и даже встреча с симпатичным парнем из «Тиндера» может спровоцировать паническую атаку. В поисках поддержки Сойер отправляется по страховке к психологу в больницу «Хайленд Крик», где ее между делом спрашивают, не хочется ли ей иногда покончить с собой. «Да, конечно, иногда бывает, разве так не у всех?» Психолог кивает головой и просит подписать ряд бумаг, а потом сообщает, что ближайшие сутки Сойер проведет в стационаре. Среди персонала Сойер, уже возмущенная тем, что ее удерживают в психушке против ее воли, замечает знакомое лицо. Правда, медбрата зовут Джордж Шоу (Джошуа Леонард), а не Дэвид Стрейн, но улыбается он как-то подозрительно. Сойер никто не верит, полиция разводит руками («Вы же сами подписали согласие на лечение»), а доктора уверяют, что она опасна для себя и для окружающих. Так кто сходит с ума - Сойер или мир вокруг? Как обычно у Содерберга, всему найдется рациональное объяснение, но героине от этого легче не станет. Сценарий «Не в себе» родился за 10 дней из простой идеи сценаристов Джеймса Грира и Джонатана Берштайна: что будет, если девушку против ее воли поместить в психушку, да еще и вместе с человеком, который ее преследует? Немного «Ребенка Розмари», чуть-чуть «Пролетая над гнездом кукушки», взболтать, но не смешивать. Стивен Содерберг живо откликнулся, ведь его всегда интересовали сильные женские характеры, и героиня Фой, хоть и хрупкая девушка, уверена, что способна за себя постоять даже среди сумасшедших. Содерберг, кстати, приметил Фой, когда актриса произнесла трогательную речь на вручении «Золотых глобусов». Уже после этого, увидев девушку в «Короне», режиссер поразился, какой разной она может быть, и специально прилетел на переговоры в Лондон. Для Фой «Не в себе» дает возможность развернуться: ее героине есть что скрывать, она импульсивна, агрессивна и одновременно ранима, умеет манипулировать людьми. В одной из сцен, снятой в небольшом пространстве подвального карцера для буйных пациентов, режиссер дарит ей театрального уровня монолог - настоящий слоеный пирог из лжи, отчаяния и ненависти. Интересно, что у «Не в себе» есть много общего с «Профилем» Тимура Бекмамбетова, также представленным на Берлинале. Содерберг снял свой триллер целиком на айфон, что значительно удешевило и убыстрило производство, развязав руки и режиссеру, и актерам. Картину сняли всего за две недели. Айфон можно было моментально поместить в нужную позицию - например, над актером - без необходимости долго крепить камеру. Однако были и проблемы. В основном со стабилизацией изображения - камера айфона чутко реагировала на любую вибрацию. Как и Бекмамбетов, Содерберг говорит, что вернуться к традиционному процессу с громоздкими камерами и освещением после опыта съемки на компактное устройство, которое можно поместить близко к лицам актеров, будет непросто. И свой следующий фильм, работа над которым начнется буквально на следующей неделе, режиссер планирует снять схожим способом. Другой свой эксперимент Содерберг был вынужден признать неудачным. Во время релиза своего предыдущего фильма «Удача Логана» он попробовал зацепить аудиторию через социальные сети, избегая традиционных инструментов вроде телерекламы. Тогда он пришел к выводу, что отклик в соцсетях не конвертируется в купленные билеты. Лайки и перепосты не привели людей в кинотеатры. Наученный горьким опытом, с «Не в себе» Содерберг решил поступить по старинке и купить рекламное время на телевидении, рассчитывая, что тогда в представлении зрителей картина обретет вес - для них это будет «настоящее кино», хоть и снятое на айфон. Сложно не провести параллель между сталкером из фильма и волной рассказов о сексуальном насилии и преследованиях, всколыхнувших Голливуд прошлой осенью. «Мы снимали в июне, еще до того, как в октябре возникло это движение. С другой стороны, подобные ситуации были всегда», - признается Содерберг. Он не скрывает, что, работая над фильмом и рассказывая о его теме коллегам по киноиндустрии, услышал много историй, подобных сюжету «Не в себе». Тема сталкеров оказалась близкой и очень узнаваемой для многих артистов. Когда о проекте услышал один работавший с Содербергом актер, то предложил принять участие в фильме. Его камео в роли консультанта по безопасности, объясняющего Сойер, как избежать столкновения со сталкером, вызвало в зале вздох умиления. «Не в себе» балансирует на грани триллера и хоррора, однако сам Содерберг предостерегает от ярлыков, чтобы у зрителя не возникло определенных ожиданий. Режиссер уверен, что в его фильмографии уже был хоррор, и это «Заражение», а вот «Не в себе» - именно что психологический триллер. Что можно сказать точно: после фильма Содерберга так и хочется оглянуться по сторонам, возвращаясь вечером домой, и зажать в руке ключи на всякий случай. (Дарико Цулая, «КиноПоиск»)

По вам дурдом плачет. Простой, но при этом по-хорошему искренний триллер о девушке, запертой в психбольнице против своей воли. Угрожавший безопасности молодой сотрудницы банка по имени Сойер Валентини назойливый преследователь заставил ее не просто сменить дом, а уехать в соседний город. Кажется, что здесь Сойер может наконец расслабиться, но призрак сталкера, мелькающий снова и снова где-то в толпе, не дает ей покоя, и девушка обращается за помощью психиатра клиники «Горный ручей». Воспользовавшись натянутыми до предела нервами пациентки, доктора убеждают Сойер остаться в палате на ночь, но новая обстановка дурно влияет на девушку - она проявляет агрессию и оказывается в плену эскулапов еще на семь дней, по их словам, «для собственной безопасности». Но в безопасности Сойер себя не чувствует, ведь среди персонала больницы она видит того самого парня, который два года преследует ее, проникает в ее дом и пристально изучает каждый ее шаг. Вот только никто не верит девушке, признанной душевнобольной, да и сама она уже не уверена, где реальность, а где игра ее воспаленного разума. Даже вскользь знакомясь с анонсами новой картины Стивена Содерберга «Не в себе», вы непременно увидите жирные указатели на то, что снят этот триллер на самый обычный iPhone. Причем подается это так, словно Содерберг совершил что-то невероятное, до чего никто раньше не мог додуматься. Увы, эта сугубо техническая сторона производства ленты зачастую отвлекает от сути, не дает увидеть главного и верно оценить то, что режиссер подарил всем нам, своим зрителям. А ведь «Не в себе» стоит обсудить не из-за специфичной картинки, а как образец классического психологического или даже психиатрического триллера, выполненного столь просто и столь точно, что многим другим авторам остается только завидовать. Содерберг создал настоящую жанровую жемчужину, и пока остальные смотрели на оболочку, главное волшебство произошло внутри. Начать стоит с того, что Содерберг уже довольно давно заявил, что с кино он завязал, что он уходит «на пенсию» и будет «дружить» только с телевизором. На радость своим поклонникам, мастер свое слово не держит и продолжает снимать отличное кино, в котором раскрывается едва ли не сильнее, чем раньше. Это можно сказать и об «Удаче Логана», и теперь о «Не в себе» - режиссер стал работать с чистым жанром, отказался от постмодернизма и сюжетных экспериментов, чем подкупил явно скучавших по честному кино фанатов. «Не в себе» - триллер без особых примесей, он словно родом из 70-х и 80-х, в нем чувствуется мощь и настоящая опасность для любого из персонажей, и Содерберг этой прямолинейностью упивается. Сюжет представляет собой классическую загадку ненадежного рассказчика. Зритель знакомится с симпатичной, трудолюбивой девушкой, которая от сцены к сцене становится все более «ненормальной», одержимой преследованием, агрессивной, так что в какой-то момент начинаешь подозревать, что в психбольнице ей самое место. Потом в здравости ее рассудка возникают сомнения, начинаются умело выстроенные качели, и в итоге фильм приходит к жестокой и поучительной развязке - Содерберг легко и непринужденно ведет зрителя темными тропинками и не дает отдышаться ни на минуту. Уже за это картина заслуживает высокого балла. Но Содерберг не был бы собой, если бы не вставил в свою ленту пару «шпилек» - он словно походя проходится по весьма сомнительной системе медицинских страховок, демонстрирует беспомощность и незаинтересованность полиции, намекает на харрасмент и критически отзывается об адвокатах. Больше того, небольшое камео Мэтта Деймона в фильме демонстрирует совсем уж катастрофическое «падение нравов» - героиню убеждают в том, что с ее страхами, вполне, кстати, реальными, нужно смириться и научиться жить. Содерберг откровенно смеется над подобной готовностью современного человека во всем идти на компромисс. Ну да вернемся к триллеру. Единственное, что несколько портит впечатление от просмотра, - это то, как быстро Содерберг перестал прятать от зрителя тайну, реальное положение вещей вполне можно было утаивать еще долго, но автор не стал загромождать историю и расставил точки над «i» еще во втором акте. Напряжение от этого не спадает, ведь главное оружие ленты остается в действии - Клэр Фой, исполнившая главную роль, блестяще работает в любой из предложенных режиссером ситуаций. В моменты своего помешательства Фой сильно напоминает миниатюрную версию Сары Полсон, в «Американской истории ужасов» сыгравшей целый отряд психов разной степени буйности. Актерский состав второго плана в фильме не самый выдающийся, но Фой держит общий уровень на высоте. Что же до iPhone, то при желании в картинке «Не в себе» можно найти изъяны - часто она темнее, чем мы привыкли, в ней чувствуется холодный цифровой свет, а временами изображение напоминает телевизионный репортаж. Но есть у этой технологии и плюсы, Содерберг, к примеру, использует не самые обычные ракурсы, размещая смартфон там, где обычной камере было бы тесно. Режиссер смело берет крупные планы или, наоборот, отодвигает объектив, разрушая перспективу и превращая крохотный объем карцера в полноценную сцену. Но это, что называется, «дело мастера боится», автор уровня Содерберга и на пирожок хорошее кино снять сможет. А «Не в себе» кино хорошее. Не выдающееся, но очень конкретное и лаконичное. Таким и должен быть настоящий жанровый фильм, будь то хоррор или триллер. Содерберг продемонстрировал своим последователям не столько доступность работы над фильмом без профессиональной камеры, сколько возможность творить без оглядки на моду. Оценка: 8/10. (Евгений Ухов, «Фильм.ру»)

Не домагивался никто и никогда. Снятый на айфон триллер про сталкинг и харрасмент. С тех пор, как летом прошлого года Стивен Содерберг вернулся после четырехлетнего перерыва в большое кино, его фамилия мелькает в сводках новостей так часто, что казалось - никакого отпуска не было. Летом 2017-го он выпустил «Удачу Логана», под занавес года на Netflix вышел спродюсированный им сериал «Забытые богом», а в начале января 2018-го кабельный гигант HBO уже запустил его интерактивное шоу «Мозаика». Спустя месяц луноликий фантазер и борец со студийными системами посетил Берлинале, чтобы представить триллер «Не в себе» - интригующий проект, к которому привлекают внимание постоянными напоминаниями: фильм снят на айфон. Для Содерберга это действительно важный нюанс. Его звезда взошла на фестивале Sundance, когда в кино ворвалась ватага молодых режиссеров, познавших прелести ручной камеры, которая доступна (почти) каждому. С айфоном съемки по силам еще более широкому кругу «всех», но мастера пока особенно не торопятся (Пак Чхан-ук, правда, уже давно снял на смартфон короткометражку). Разумеется, Содерберг, охочий до новых возможностей, не мог пройти мимо: все его последние проекты так или иначе претендуют на звание инноваций. Выпущенный почти без рекламного бюджета «Логан», интерактивный сериал «Мозаика», в котором зритель получает подобие свободы в изучении нарратива, и вот - «Не в себе», где Содерберг в очередной раз исполнил мечту каждого начинающего режиссера. Строгая и застегнутая на все пуговицы Сойер Валентини (Клэр Фой) находится на пороге стремительного карьерного роста. На личном фронте все неоднозначно: в Тиндере Валентини без проблем находит парня на ночь, но в последний момент, проводя экскурсию по коридору симпатичной квартиры, впадает в дикую панику. Тут вскрывается, что последние два года девушка страдала от сталкинга (психопатически навязчивых ухаживаний поклонника-преследователя), из-за чего сменила работу и место жительства. Придя за медицинской поддержкой к местному психотерапевту после приступа паники в двух шагах от секса, Валентини оказывается заложницей странной медицинской программы, где людей держат, кажется, не совсем законно. Среди врачей она узнает бороду, которая снилась ей в ночных кошмарах и мерещилась в каждом прохожем мужского пола. Не нужно много времени, чтобы рассмотреть в новой работе Содерберга социальное высказывание: «Не в себе», разумеется, и феминистическое кино, и триллер на актуальную тему сексуальных домогательств (задуманный, как и «Мозаика», еще до скандалов). Наконец, это попытка говорить о хищных вещах XXI века - слежке в интернете и навязчивых преследованиях, от которых обычным и даже громким «нет» не избавишься. Было бы наивно выписывать американского бунтаря как пионера темы, жанра или техники - за последние годы сталкинг всплывал и в технофобской антологии «Черное зеркало», и в инди-комедии «Ингрид едет на Запад», да и в «Профиле» Тимура Бекмамбетова можно рассмотреть высказывание об опасности соцсетей, мессенджеров и прочих источников информации о владельце. Однако айтриллер Содерберга не сводится к перченому беспокойству на актуальную тему, его можно рассматривать как часть условной трилогии «Девушка по вызову» / «Побочный эффект» / «Не в себе». В драме с Сашей Грэй режиссер изучал финансовый кризис через призму эскорт-услуг. В «Эффекте», после которого он перебрался на несколько лет на телевидение, также фигурировали неврозы и одержимость людей XXI века медикаментами. «Не в себе» - снова про синдромы и столетия. Сойер Валентини и сама признается, что подвержена неврозам - бичу мегаполисов и сверхскоростной работы человека нового тысячелетия. Но и без этой подсказки в ней легко угадывается любимый содерберговский типаж предприимчивой и строгой дамы, который лучше всего удалось воплотить Райли Кио в сериале «Девушка по вызову» - многосерийном ремейке фильма с Грэй, который Содерберг, правда, лишь спродюсировал. Клэр Фой - практически близнец Кио, разве что вечно уставшая, с металлом в голосе и неплохим ударом с правой. Эти характеристики, впрочем, не защищает ее от главного врага - собственного мозга, который прекрасно понимает иррациональность некоторых страхов, но не способен что-то с ними сделать. Поэтому незамысловатая история про поклонника-преследователя с амбициями маньяка и обращается сначала современной версией «Пролетая над гнездом кукушки» или «12 обезьян», где роль психованного Брэда Питта исполняет Джуно Темпл с мириадами косичек и заточенной ложкой под боком. Затем фильм и вовсе превращается чуть ли не в слэшер (правда, буквально на десять минут), провоцирующий зал на дружные вскрики. Так Стивен Содерберг в очередной раз доказывает, что кино - это не про бюджет, кинозвезд или пиар (хотя скромные прокатные успехи «Удачи Логана» он объясняет тем, что зрители не очень доверяют фильмам без телевизионной рекламы). Кино - это не торжество дорогостоящей техники, а умение переложить историю на язык видеоряда. Неидеальная камера айфона, демонстрирующая пиксели на дальнем плане и болезненные пятна лица на ближнем, оказалась подходящим кинооком для истории одного невроза, побочного эффекта стремительно развивающегося мира, в котором человек все чаще чувствуют свою уязвимость. Что, как не смартфон, может максимально приблизиться к хозяйке, рассмотреть ее перекореженное яростью или страхом лицо, обрезать богатство окружающего мира до клаустрофобического кадра, в котором и один-то человек не всегда помещается. Содерберг, по привычке выступивший в качестве оператора (под псевдонимом), признается, что никогда не снимал настолько крупных планов. Настолько близко к человеческой психике, где паранойя перемешивается с реальной угрозой, он тоже, кажется, не подбирался. Оказалось: концепт - правит. (Алексей Филиппов, «Кино-Театр.ру»)

Все почти с ума свихнулись, даже кто безумен был. Стивен Содерберг, благополучно забыв о брошенном в сердцах обещании оставить режиссуру, продолжает искать свой путь в кинематографе, причем не только (не столько?) в киноискусстве, сколько - в киноиндустрии. Коммерческие результаты «Удачи Логана» (2017), на которой он опробовал новый (во всяком случае - не практикуемый широко) способ финансирования проектов, показались создателю, надо полагать, удовлетворительными. Но и его следующая картина вызывает в данном отношении не меньший интерес. Дело не только в том, что Стивен изрядно сэкономил средства [1], не задействовав профессиональную киносъемочную аппаратуру - использовав вместо традиционной или цифровой кинокамеры... iPhone 7 Plus со специальным приложением FiLMiC Pro, дающий возможность получать изображение с разрешением 4K. Это позволило свести к минимуму (до десяти дней!) работу с актерами, задействовать вместо декораций помещения закрытой больницы Summit Park, расположенной в деревне Помона, штат Нью-Йорк, и т.д. Естественно, постановщик вновь лично исполнил обязанности оператора и монтажера, скрывшись в титрах под псевдонимами Питер Эндрюс и Мэри Энн Бернард. Опыт, требующий скрупулезного изучения «независимыми» кинематографистами разных стран! И все же главным остается, думаю, не технический аспект. Прозорливость Содерберга заслуживает искреннего уважения. Предыдущим фильмом по сценарию Джеймса Грира и Джонатана Бернштайна, специализировавшихся на сочинении кинокомедий, притом проходных, был глуповатый и, мягко говоря, не блещущий оригинальностью «Шпион по соседству» (2010). Так что вряд ли этот тандем кинодраматургов (неважно, что первый из них дополнительно является старшим редактором и одним из авторов журнала Spin, романистом, музыкантом) намеревался выйти за рамки коммерческой продукции - отказаться от сюжетных поворотов, присущих триллерам. Сеанс завершаешь в твердой убежденности, что именно стараниями режиссера удалось преодолеть жанровые условности, давно набившие оскомину. В первом, самом очевидном (для тех, кто мало-мальски хорошо знаком с американской культурой) приближении обнаруживаются отсылки к остросоциальным произведениям, скажем так, антитоталитарной направленности. Мисс Валентини даже не совершала, в отличие от Рэндла Патрика МакМерфи (имеется в виду роман «Пролетая над гнездом кукушки» (1962) и его гениальная экранизация), никакого преступления - и точно не собиралась прятаться в стенах психиатрического лечебного заведения от тюрьмы. Абсурдный, прямо-таки кафкианский характер произошедшего с Сойер, имевшей неосторожность подписать бумаги, не вычитав тщательно текст, стремительно усиливается. Ни к чему не обязывающая консультация сменяется унизительным осмотром, за которым следует госпитализация на сутки, и доктор, ссылаясь на проявление агрессии, продлевает срок до недели. Что же это делается? Так и до электрошока дойдет? И до лоботомии?! К счастью, среди пациентов находится Нейт, помогающий расстроенной новенькой освоиться - раскрывающий подоплеку случившегося. Оказывается, это «нормальная» тактика администрации и персонала ряда клиник для душевнобольных, нацеленная на получение выплат по медицинской страховке. Казалось бы, ничего страшного: все равно дольше семи дней удерживать здорового человека смысла (подчеркнем: экономического смысла) нет. Следовательно, логичнее всего собрать волю в кулак и постараться не лезть на рожон, не затевать ссоры, не перебраниваться с врачами, не набрасываться с кулаками на санитаров - словом, не усугублять незавидное положение. К тому же, сам факт попадания в подобное учреждение грозит ненужными осложнениями. Но... судьба Джонни Барретта - другого амбициозного журналиста, симулировавшего буйное помешательство, вспоминается не без причины. Почти сразу догадываешься, что темнокожего Хоффмана тоже ждет «шоковый коридор», пересечь который, не подвинувшись рассудком (в пределе - не лишившись жизни), не в состоянии даже сильная и целеустремленная личность. Содерберг открыто выражает согласие и с Сэмюэлом Фуллером, и с Кизи и Милошем Форманом, развивая тезис о том, что общество толкает индивида в пасть безумия, а вовсе не споспешествует избавлению от мучительных комплексов, маний и фобий. Хотя для него это - лишь отправная точка. Поначалу бурную реакцию Сойер на интеллигентного сотрудника (истошные вопли о том, что его на самом деле зовут Дэвидом) не воспринимаешь всерьез. Да, с героиней обошлись несправедливо, но тем не менее хватает оснований предположить, что имеет место банальное стечение обстоятельств. А что, если девушка выдумала преследователя, якобы не могущего совладать с собой и упорно домогающегося ответной любви?.. Ведь ей действительно непросто налаживать контакты с окружающими, выстраивать отношения с мужчинами (пролог со свиданием, завершившимся весьма плачевно, куда как красноречив), бороться с одиночеством в незнакомом городе, вдали от матери и друзей. Увы, истина оказывается гораздо тревожней. Страйн (приглашение Джошуа Леонарда, прославившегося в образе исследователя феномена «ведьмы из Блэр», представляется далеко не случайным) сбрасывает с себя маску и подстраивает все так, что получает над объектом вожделения абсолютную власть. С этого момента начинается интеллектуально-волевое противостояние маньяка и жертвы, отчаянно сопротивляющейся и прилагающей колоссальные усилия, чтобы вырваться из плена. Пожалуй, именно в заключительной части повествования авторам не хватает мастерства, чтобы удержать напряжение на высоком - максимально возможном - уровне. Дэвид, прежде мало интересовавшийся законами саспенса, слишком быстро подводит к счастливой развязке. Но он не отказывается от эффектного финального аккорда, прозрачно намекнув, что Валентини, продолжающая быть не в себе, на удивление замечательно вписалась в реальность - адаптировалась к существованию в глобальном шизополисе. Оценка: 6 из 10. [1] - Производственный бюджет составил, по данным разных источников, от $1,2 млн. до $1,5 млн. (Евгений Нефедов, «Иви»)

Норма. «Не в себе» Стивена Содерберга - кино, которое держит себя в руках. Что бы там ни происходило с несчастной героиней «Не в себе», с самим фильмом все в пределах нормы. К гладкой режиссуре Стивена Содерберга не пристает ни жанровая, ни стилистическая зараза - и его новая работа стерильна, как операционная. Отважно снятый на айфон фильм ужасов с покушениями на высказывание о духе времени? Пусть говорят. На самом же деле, хоть и притворяясь попеременно то хоррором, то социальной драмой, а то и техническим экспериментом, в каждой из этих ипостасей «Не в себе» существует крайне сдержанно, без откровений и даже отличительных, «авторских» черт, и остается, в конечном счете, бесполезным полым объектом, пилюлей-пустышкой, ничем. Во внеконкурсной программе Берлинского фестиваля «Не в себе» гостил на правах фильма ужасов. Но будет просто несправедливо по отношению к честным ремесленникам хоррора признавать эту картину жанровой. Пусть ее героиня - девушка в опасности, пусть Содерберг и приставляет к ней положенного маньяка, скрываясь от домогательств которого, та переезжает в чужой город. Пусть даже поначалу эта история имеет параноидальный привкус: совсем измучившись манией преследования, бизнесвумен Сойер Валентини обращается за психиатрической помощью - а получает полную программу страховой (или карательной, здесь это одно и то же) медицины. «Раздевайтесь до нижнего белья», - лениво мычит медсестра. От ее монотонного голоса, от заспанного, тупого взгляда и впрямь ничего не стоит провалиться в липкий кошмар; вот как запросто твоя жизнь вдруг сжалась до размеров желтого кабинета без окон. Абсурдно и в то же самое время до зевоты обыкновенно. Да только на грубом приеме в регистратуре все страхи (по крайней мере, для зрителя) и закончатся. Не просто оказавшись запертой в психлечебнице, но и встретив тут своего преследователя из прошлой жизни (некто Дэвид, он материализуется из ниоткуда в облике медработника), героиня постепенно начинает сомневаться в собственном рассудке. Но вместо того, чтобы хранить секреты до конца, оставляя зрителя в приятном напряжении, Содерберг почти сразу проговаривается на крупном плане: смотрите, да это же Дэвид подбрасывает лишнюю психотропную таблетку в стаканчик пациентки! Дальше режиссер как ни в чем не бывало продолжает упражняться в классическом каноне хоррора: в подвале, затем в саду, потом в багажнике автомобиля - везде отыщется по свежему трупу... сколько бессмысленных жертв для такого односложного сюжета! Дав ответы на все ключевые загадки сюжета, Содерберг оставляет героиню шататься по однообразным темным коридорам - уже во всех смыслах бесцельно. Тут бы заподозрить, что под ужасной личиной психотриллера скрываются социальная драма и авторский комментарий на злободневные темы: сталкинг, сексуальные домогательства, аферы медицинских компаний и тоталитарные ловушки демократии (разнообразные социальные институты успешно сотрудничают, чтобы покрепче затянуть на мисс Валентини смирительную рубашку - для ее же, разумеется, блага). Все перечисленные темы и в самом деле присутствуют (или, точнее сказать, громоздятся) в фильме Содерберга, но по всей актуальной повестке он проходится со скоростью и сдержанностью стенографиста, у которого нет времени расшифровывать отдельные слова и фразы, ведь нужно спешить дальше. Все важные и правильные понятия Содерберг бросает с безразличием, точнее - с дозированным участием дежурного терапевта. Каждой проблеме выписывается стандартный рецепт: системе махинаций со страховками - разоблачение и уголовный суд, маньяку - расплата, а жертве преследований - надежда на реабилитацию. Режиссерская версия ОМС. Распишитесь тут. Но, может быть, все социальные обстоятельства - такая же неизбежная условность, как и жанровые каноны? Ведь Содерберг, в конце концов, формалист, техническими спецификациями фильмов он всегда был увлечен куда больше, чем людьми, населяющими тот или иной формат кадра. Вот и здесь - очередной эксперимент с бюджетом и сроками съемки, режиссерский вызов производственным несовершенствам камеры айфона (победа оказалась неполной - некоторые сцены пришлось все же снимать на фотоаппарат). Первые 15 минут «Не в себе» как будто все подтверждают: широкоугольный объектив, выгибающий изображение по краям, причудливые ракурсы съемки, в том числе кадры, снятые оставленным на столе телефоном. К сожалению, стоит Сойер угодить в застенки психбольницы, как мы забудем, что в руках у оператора айфон. Коридоры лечебницы, палаты пациентов, смирительные ремни и обитые войлоком одиночки - все это и само по себе настолько безысходно, болезненно, вывернуто, что «рыбий глаз» едва ли привносит что-то новое в это царство клаустрофобии. Микрокамера со всем ее пластическим потенциалом вместе с героиней сдается на принудительное лечение. Здесь каждому гнутому кадру найдется свой хоррор-диагноз с перспективой последующей нормализации. Когда вокруг - декорации фильма ужасов, деформированная картинка смотрится как раз предсказуемо-нормально. Любопытно, что даже немногие по-настоящему неожиданные и ударные моменты фильма очаровательны в своей... обыденности. Так, краткое зрительское воодушевление вызывает полуминутное появление Мэтта Деймона, топчущегося на периферии сюжета в тишайшей роли отставного полицейского. С мягкой интонацией специалиста он даст отчаявшейся героине бытовые рекомендации - парковаться под фонарем, избегать фотографий, удалиться из всех социальных сетей. Подобная рутина, обычность была и остается главной стихией Содерберга, самым ценным ресурсом его фильмов. «Да я куда нормальнее всех вас!» - срывался когда-то на крик видеофетишист из самой успешной работы режиссера. И этот же крик прорывается в каждом последующем его эксперименте - не как требование новой нормальности, скорее, как признание того, что всякая революция прорастает из банальности и быта, ими же и заканчиваясь (достаточно вспомнить, как Содерберг трактовал биографию Че Гевары). В этом смысле мы все уже живем в экспериментальной вселенной Содерберга, просто не замечая, как его былые эксперименты с формами, жанрами и схемами дистрибуции становятся обыденностью. (Максим Селезнев, «Colta»)

Преследователь или плод воображения? "Не в себе" - первый хоррор-фильм режиссера Стивена Содерберга, хотя он предпочитает называть ленту психологическим триллером. Сойер Валентини (Клэр Фой) - обычная девушка: она работает в банке, ходит на свидания с парнями из тиндера и страдает паническими атаками. Причина приступов паники - преследователь Дэвид Стрейн (Джошуа Леонард), именно из-за него девушка переехала в другой город и сменила место работы. Сойер обращается за помощью к психологу, чтобы побороть свои тревоги. Но неожиданно ее оставляют на лечение в психиатрическом учреждении. И в этом же учреждении работает ее сталкер. Сойер кричит об этом всем вокруг, но ей никто не верит. А может, это плод ее больного воображения? Жутко, реалистично, пугающе. Картина заставляет напрячься и не выпускать Сойер из внимания ни на минуту. Вплоть до кульминации действие запутано и неоднозначно. Больна главная героиня, или ее преследователь действительно устроился работать в клинику под чужим именем? Могут ли происходить настолько пугающие вещи и что делать, когда все считают тебя сумасшедшей. Беспомощность и безысходность происходящего передает антураж лечебницы, но Сойер продолжает бороться. Страшно то, настолько легко можно проникнуть в жизнь человека и завладеть им, мы сами делимся каждым своим шагом в соц. сетях. По мере накала страстей пространство вокруг персонажей сужается, поворотный момент фильма мы наблюдаем из подвальной комнаты для буйных пациентов, где атмосфера доведена до точки кипения. Когда лента дает ответ на главный вопрос, сюжет немного провисает, но с другой стороны, зритель все еще затаив дыхание, переминается в кресле и ждет финальный аккорд. Примечательно, то что, Содерберг снял фильм на камеру iPhone 7 Plus в 4K-качестве, ради необычных перемещений и углов съемок, например, над актерами. Это добавляет большей динамики, движения и страха. Небольшую передышку дает камео Мэта Дэймона в роли консультанта по безопасности. Клей Фой и Джошуа Леонард убедительны и пугающе в своих ролях. А в буйной пациентке с дредами едва узнается миловидная Джуно Темпл. История Сойер, которая в одиночку противостоит своим страхам, точно заставит вас понервничать и напомнит о себе дрожью по телу, когда вы будете возвращаться домой поздно вечером. Оценка: 4,5 из 5. (Kseniya, «Киноход»)

Вот Айфон добрался и до мейнстрима. После Шона Бэйкера и его авторского «Мандарина» за дело взялся опытный экспериментатор Стивен Содерберг «11 друзей Оушена», «Больница Никербокер». И пропихнул свой маленький фильм - бюджет составил 1,2 миллиона долларов - в широкий американский прокат. Где он даже собрал какие-то деньги. Съемки же на телефон сделали фильм более реалистичным и тревожным. В центре сюжета молодая банковская служащая Сойер Валентини (Клэр Фой «Корона», «Дыши ради нас»), сбежавшая из своего родного города от одного неадекватного преследователя. Друзья и родные остались дома. Она скована и одинока. А образ преследователя мерещится ей, как пьянице алкоголь. И Сойер обращается в психиатрическую лечебницу за консультацией. Подписывает там какие-то документы и становится пациенткой. Она возмущена, оскорблена, но кто послушает безумную дамочку, причем буйную, напичканную лекарствами? И вместо суток, на которые она, не глядя подписалась, ее оставляют на неделю, максимальный срок, разрешенный законом. Но реальная беда наступает, когда одним из санитаров оказывается ее маньячный преследователь (Джошуа Леонард «Ведьма из Блэр»), разумеется, под чужим именем. И в этот момент возникают вопросы о темной стороне сюжета. Безумна ли Сойер и все вокруг лишь иллюзия? Или же маньяк реален и настолько изворотлив, и хитер, что нашел ее в другом городе среди пациентов? Или же это сотрудники больницы извращаются и опустошают страховки здоровых людей? И это все, что можно сказать о внутренностях картины. Да, она изобретательная. Картинка без глянца, ракурсы необычные, волнительная документальность. Но лучше бы потратились на сценаристов. Самое интересное, что происходило в фильме, это комментарии адвоката Сойер (Мэтт Дэймон «Интерстеллар», «Короче», «Джейсон Борн»), как ей спрятаться в цифровом мире, избавиться от всех ниточек, ведущих в прошлое. А больничная атмосфера, агрессивные пациенты, подвальные орудия пыток, диалоги - не впечатляют. Уже видели и в лучшем исполнении. Из приятного - Клэр Фой, будущая Лисбет Саландер, она великолепно изобразила человека путанного, морально разбитого и потерянного. Сам же фильм «Не в себе» невзрачный и тоскливый. Лишен катарсиса, надуманный и чересчур простой. И абсолютно не страшный. Он лишь обозначает ужас, но не пугает. Мой рейтинг 5/10. (Линдон Камусов, «Якинолюб»)

Вменяемая жертва. Триллер 'Не в себе' является своего рода экспериментальным фильмом: наверняка многих очень заинтересовало то, в каком стиле он снят. Ну и, пожалуй, тех, кто активно следит за творчеством Стивена Содерберга. Трейлер был выпущен такой, что после его окончания реально становится как-то не по себе. Так чем же этот фильм привлекателен? Он снят на iPhone. Целиком. И всего за 7 дней. Может тот факт, что триллер снимали телефоном, не слишком многих удивит, так как эта идея уже не нова (а жаль!), но то, в какие сроки над ним работали, не может не вызывать искреннего изумления. Остается только осознавать, что это настоящие профессионалы, абсолютно уверенные в том, что делают, и нацеленные на конкретный результат. Клэр Фой очень хорошо играла, ее героиня получилась психологически сложной. Постоянные переезды в разные города, смена номеров телефонов, практически отсутствующие аккаунты в интернете - чего только Сойер не предпринимала, чтобы скрыться от своего преследователя. Видимо, это частично сломило ее, и когда она подписывала бумаги о так называемой 'помощи', то не до конца понимала, что делала. Но самое ужасное - это не итог того, что ее насильно положили в психиатрическое учреждение, а то, что тот, от кого она все это время пыталась обезопаситься, вновь настиг ее. И Сойер порою даже всерьез начинает задумываться, а точно ли она не сошла с ума? Джошуа Леонард потрясно исполнил роль того самого преследователя (Дэвида), который никак не может оставить в покое Сойер. Это уже прямо можно назвать нездоровой одержимостью. При этом если зритель до последнего верит, что Сойер еще может быть вменяемой после всего пережитого, то при виде Дэвида не остается сомнений, что его самого нужно отправить в 'дурку'. Также в фильме засветились: Джуно Темпл, классно сыгравшая психичку, Эми Ирвинг в роли матери Сойер и Джей Фэро - пациент, который пытается хоть как-то помочь Сойер. Также Мэтт Деймон порадует своим эпизодическим появлением тех, кому нравятся его работы. Обращу свое внимание, что для предпочитающих необычные методы съемок в этом фильме все есть: и необычные ракурсы, и сцены с актерами крупным планом. Спойлерить не буду, но развязка мне чертовски напомнила конец одного известнейшего фильма 90-х годов, тоже триллера, только герои там были реверсированы. 'Не в себе' - психологический триллер с гениальной идеей, донесенной до зрителей без единой потери. Однозначно рекомендую к просмотру. 10 из 10. (KIRILL1995)

Роза и шипы. Сразу скажу, что фильм заявлен в том числе как фильм ужасов, коим не является ни в одной составляющей. И да, это триллер во всех его ипостасях. О чем. Молодая и амбициозная девушка живет обычной жизнью в крупном городе. Классический белый или серый воротничок. Одинока. Мама - по скайпу. Обед в парке. Однако, что-то с ней не так. Она боится. Чего? Одни намеки. Был преследователь. Наверно. Нужна помощь. Она обращается в клинику и остается там. Все бы ничего, но в клинике она не по своей воле. Не буду делать спойлеры. Скажу только, что причины такого заточения весьма прагматичные и очень американские. Пробыть в клинике нужно всего то 7 дней, но это будет долгая неделя. Героиня будет бороться и бороться вопреки всему. Казалось бы, мы фактически имеем дело с простым медицинским триллером про противостояние некой врачебной системы и одиночки. Ан нет. Будет и туз в рукаве, который превратит фильм в достаточно клаустрофобический саспенс с явными отсылками к творчеству Хичкока. Но умолкаю. Все увидите сами. Героиня. Клэр Фой. Английская роза. Юная Елизавета из сериала Корона: трогательная мягкая и сильная одновременно. Трудно представить ее в такой роли. Колючей жесткой и непримиримой героиней фильма Содерберга. Справилась. На 100% справилась. Она не жертва. Она равный злодеям игрок. Способная и лукавить, и обмануть, и ударить и... даже больше. Страх, ненависть, злоба на ее лице очень убедительны. Фильм построен на крупных планах героини. Роза явно со стальными шипами. Теперь мне понятно почему именно Фой стала новой Лисбет Саландер в продолжении «Миллениум» Стига Ларссона. Возможно, она вытянет франшизу на новый уровень. До этого Голливуд явно завалил отличный шведский материал, сняв «Девушка с татуировкой дракона» в версии Финчера. Как он (самый, на настоящий день, мощный режиссер жанра саспенса) ухитрился из мрачного социального триллера сделать несмешную комедию до сих пор гадаю. Зачем. Отличный вопрос. Содерберг, объявив себя адептом современных технологий в кино, продолжает экспериментировать, на это раз сняв фильм полностью на iPhone 7 Plus. Ну, хорошо. И что дальше? Данный «прием» ничего не дал фильму ни в качестве кадра, ни в восприятии его зрителем. Не получилось и какого-нибудь особенного эффекта сопричастности и достоверности. Просто фильм в определенных цветовых акцентах. Я конечно же ничего в этом не понимаю, но пишу, как зритель. Конечно, можно и нужно пробовать новое. Почему бы и не снять фильм на телефон. Однако это идея уже с очень длинной бородой. На iPhone уже давно снимают клипы, и никто не считает это модерновым ходом. Режиссер явно опоздал со своей идеей. Выражаясь современным языком «хайпануть не удалось». Вывод. Собственно, Содерберг снял не плохой вполне атмосферный триллер о страхах современного человека. Героиня его испытывает постоянно. Это ее реальность. Она даже начала привыкать к ней. Может действительно нужно смириться, что мы живем в состоянии постоянной угрозы из вне и не только? Может не стоит с этим бороться? Угрозы реальные и мнимые уже стали неотъемлемой частью нашего бытия. Их нельзя даже отличить друг от друга. Психика реальна. Даже несуществующая опасность для человека весь опасна. Героине фильма никто не верит, не доверяет ей и зритель. Режиссер достаточно умело устоял от искушения перенести всю симпатию и сочувствие на сторону героини. Может она и правда не в себе? Ведь действительно непонятно. Ждешь подвоха. Фрустрации отдельных людей и общества в целом все запутали. Мы все стали немного сумасшедшими. Хотелось бы закончить фразой: давайте доверять и помогать окружающим. Но я и сам в это не верю. Давайте хотя бы думать о близких. (Ruslan Avdonin)

comments powered by Disqus