на главную

КАПИТАН (2017)
HAUPTMANN, DER

КАПИТАН (2017)
#30737

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 119 мин.
Производство: Германия | Франция | Польша
Режиссер: Robert Schwentke
Продюсер: Frieder Schlaich, Irene von Alberti
Сценарий: Robert Schwentke
Оператор: Florian Ballhaus
Композитор: Martin Todsharow
Студия: Filmgalerie 451, Alfama Films, Opus Film, Facing East, Worst Case Entertainment, Hands-on Producers, Maria Films

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - авторский перевод (Ю. Сербин); 2-я - проф. закадровый многоголосый (HDRezka); 3-я - оригинальная (De) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Max Hubacher ... Herold
Milan Peschel ... Freytag
Frederick Lau ... Kipinski
Bernd Holscher ... Schutte
Waldemar Kobus ... Hansen
Alexander Fehling ... Junker
Samuel Finzi ... Roger Kuckelsberg
Wolfram Koch ... Schneider
Sebastian Rudolph ... Gefreiter Paul
Max Thommes ... Burshe
Rike Eckermann ... Bauerin
Jorn Hentschel ... Bauer
Alexander Horbe ... Schnabel Wirt
Ferdinand Durfler ... Bauer 1
Harald Warmbrunn ... Bauer 2
Stefan Feddersen-Clausen ... Deserteur
Kordian Rekowski ... Totschlager
Sebastian Grempka ... Bomber
Damien Rabjastajn ... Flak Soldat 1
Jakub Sierenberg ... Flak Soldat 2
Sascha Alexander Gersak ... Sichner
Damian Ul ... Feldgendarme
Marko Dyrlich ... Brockhoff
Blerim Destani ... Dahler-Kaufmann
Michael Bornhutter ... Gefangener
David Scheller ... Claasen
Britta Hammelstein ... Gerda Schutte
Grzegorz Pastuszka ... Tuba Spieler
Wieslaw Hormanski ... Schneider
Stefan Kolosko ... Peller
Christian Wagner ... Linke
Annina Polivka ... Erika
Samia Chancrin ... Betty
Linda Schonherr ... Lucy
Annika Meier ... Anny
Shannon Staller ... Jenny
Eugenie Anselin ... Irmgard
Ingo Gunther ... Klavierspieler
Jan Georg Schutte ... Oberfeldwebel
Haymon Maria Buttinger ... Dr. Kremer
Hendrik Arnst ... Konteradmiral Weyher

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4919 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x536 AVC (MKV) 4030 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 640 kbps
язык: Ru, De
субтитры: Ru, En, De
 

ОБЗОР «КАПИТАН» (2017)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Фильм основан на реальных событиях. Германия, апрель 1945-го. Солдаты немецкой армии массово дезертируют, один из них - 19-летний Вилли Герольд (Макс Хубахер). Скрываясь от полевой жандармерии, он случайно находит в брошенном автомобиле униформу офицера люфтваффе. С этого момента «капитан» Герольд по личному поручению фюрера начинает выяснять истинное положение дел с соблюдением законности и порядка в прифронтовой зоне...

За пару недель до окончания Второй мировой девятнадцатилетний дезертир Вилли Герольд, уже уставший бегать и от патрулей, и от крестьян с острыми вилами, находит в брошенной машине чужую форму и выдает себя за капитана люфтваффе, которому фюрер дал особые полномочия для наведения порядка в уже деморализованной армии. Убедив всех и, в первую очередь, самого себя, что он спаситель Германии и вообще последняя надежда человечества, самозванец захватывает власть в лагере для дезертиров, где в перерывах между оргиями начинает десятками расстреливать заключенных из зенитного пулемета. Фильм Роберта Швентке [...] стал притчей о природе власти и войны, даром что это почти документальный рассказ о реально существовавшем человеке, которого называли «Эмсландским палачом». (Саша Щипин, «Сноб»)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2018
Победитель: Лучший звукорежиссер (Андре Бендокки-Альвес, Мартин Штайер).
НЕМЕЦКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2018
Победитель: Лучший звук (Андре Бендокки-Альвес, Эрик Девулдер, Мартин Штайер).
Номинации: Лучший художественный фильм (Фридер Шлайх, Ирена фон Альберти), Лучшая мужская роль второго плана (Александр Фелинг), Лучший монтаж (Майкл Чарнеки), Лучшая музыка (Мартин Тодшаров).
МКФ В САН-СЕБАСТЬЯНЕ, 2017
Победитель: Лучшая работа оператора (Флориан Баллхаус).
МКФ В БАРИ, 2018
Победитель: Лучший режиссер (международный конкурс) (Роберт Швентке), Лучший актер (международный конкурс) (Макс Хубахер).
ФЕСТИВАЛЬ ЕВРОПЕЙСКОГО КИНО В ЛЕЗ-АРКЕ, 2017
Победитель: Приз «20 минут отваги» (Роберт Швентке), Приз прессы - Специальное упоминание (Роберт Швентке), Приз молодого жюри (Роберт Швентке).
Номинации: Главный приз «Хрустальная стрела» за лучший художественный фильм (Роберт Швентке).
КФ В ТРАВЕРС-СИТИ, 2018
Победитель: Премия Стэнли Кубрика за лучший художественный фильм (Роберт Швентке).
БАВАРСКАЯ КИНОПРЕМИЯ, 2019
Победитель: Лучший молодой актер (Макс Хубахер).
МКФ В ВИЛЬНЮСЕ, 2018
Победитель: Приз ФИПРЕССИ (Роберт Швентке), Международная премия критиков за лучший фильм (Роберт Швентке).
ПРЕМИЯ НЕМЕЦКИХ КИНОАКТЕРОВ, 2018
Номинация: Лучшая мужская роль второго плана (Бернд Хельшер).
ВСЕГО 23 НАГРАДЫ И 19 НОМИНАЦИЙ (на 12.02.2020).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

В своих интервью Роберт Швентке (род. 1968 https://de.wikipedia.org/wiki/Robert_Schwentke) подчеркивает, что почти каждая сцена в фильме соответствует тому, что он нашел в архивах Британского генерального военного суда Ольденбурга (Германия).
Съемочный период: 10 февраля - 12 апреля 2017.
Фильм снимали в хронологическом порядке.
Место съемок. Польша (Нижнесилезское воеводство): Згожелец (https://pl.wikipedia.org/wiki/Zgorzelec), Вроцлав (https://pl.wikipedia.org/wiki/Wroc%C5%82aw), Собутка (https://pl.wikipedia.org/wiki/Sob%C3%B3tka_(powiat_wroc%C5%82awski)), Мирославице (https://pl.wikipedia.org/wiki/Miros%C5%82awice_(wojew%C3%B3dztwo_dolno%C5%9Bl%C4%85skie)); Германия (Саксония): Герлиц и его окрестности (https://de.wikipedia.org/wiki/G%C3%B6rlitz), Шепсталь (https://de.wikipedia.org/wiki/Sch%C3%B6pstal), Кенигсхайн (https://de.wikipedia.org/wiki/K%C3%B6nigshain), Гросшенау (https://de.wikipedia.org/wiki/Gro%C3%9Fsch%C3%B6nau_(Sachsen)).
Один из главных объектов съемки, - лагерь с казармами, был построен в Польше специально для фильма и был взорван во время съемок сцены бомбардировки союзников.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=6763252.
Заключенных лагеря расстреливали из 20-мм зенитного орудия Flak 38 (https://de.wikipedia.org/wiki/2-cm-Flak_38).
Оружие в фильме - http://www.imfdb.org/wiki/The_Captain.
Перед расстрелом заключенные поют немецкую народную песню «Westerwaldlied» (https://youtu.be/ugqtQ-rciSk).
Саундтрек: 1. Scratched; 2. Dearranged; 3. Frozen; 4. Tanks; 5. Beast; 6. Mud; 7. Morbid Beauty; 8. Overtones, Pt.; 9. Crank; 10. As Hungry as a Wolf; 11. Silence Is Gone; 12. Downwards; 13. Lie to Me; 14. Overtones, Pt.; 15. Common Evil; 16. Maschine; 17. Wired Voices; 18. Frozen Reprise.
Информация об альбомах саундтреков: http://www.soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=114133; https://www.soundtrack.net/movie/the-captain-der-hauptmann/.
Финальные титры показаны на фоне улиц современного немецкого города: Герольд и его солдаты, приехав «из прошлого» на автомобиле, бесцеремонно обыскивают растерянных граждан, проверяют документы и отбирают личные вещи (https://www.imdb.com/title/tt6763252/mediaviewer/rm4072759552, https://www.imdb.com/title/tt6763252/mediaviewer/rm3921764608, https://www.imdb.com/title/tt6763252/mediaviewer/rm3955319040, https://www.imdb.com/title/tt6763252/mediaviewer/rm2264162560).
Кадры фильма: https://www.yo-video.net/fr/film/5a868b1a68331253b627d36d/affiches-photos/; https://www.filmdienst.de/film/details/550942/der-hauptmann#bilder; https://www.blu-ray.com/The-Captain/794032/#Screenshots; https://outnow.ch/Movies/2017/Hauptmann/Bilder/; https://www.epd-film.de/galerien/der-hauptmann-2017.
Бюджет: EUR 5,800,000.
Премьера: 7 сентября 2017 (МКФ в Торонто); начало проката: 15 марта 2018 (Германия).
Англоязычное название - «The Captain»; во французском прокате - «The Captain - L'usurpateur».
Слоганы: «Nach einer wahren Geschichte»; «Follow the Leader»; «Una historia sobre la condicion humana»; «Based on the True Story of the Executioner of Emsland».
Трейлер - https://youtu.be/sCMtsVIwttM.
Официальные сайты и стр. фильма: http://www.derhauptmann-film.de/; https://www.filmgalerie451.de/filme/der-hauptmann/; https://alfamafilms.com/film/the-captain-l-usurpateur; https://www.weltkino.de/filme/der-hauptmann; https://www.facebook.com/DerHauptmann.DerFilm; http://dokusaisha-movie.jp/.
Обзор изданий картины - https://www.blu-ray.com/The-Captain/794032/.
«Капитан» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v693685.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 85% на основе 52 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/the_captain_2017).
На Metacritic «Капитан» получил 67 баллов из 100 на основе рецензий 17 критиков (https://www.metacritic.com/movie/the-captain).
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/der-hauptmann-m100121860; https://www.imdb.com/title/tt6763252/externalreviews.
«Капитан» на немецких сайтах о кино: https://www.filmportal.de/film/der-hauptmann_fbe6ec44331646cba45951460f18fab4; https://www.fbw-filmbewertung.com/film/der_hauptmann; https://www.spielfilm.de/filme/2985880/der-hauptmann; http://www.filmstarts.de/kritiken/248992.html.
О картине во Французской синематеке - http://cinema.encyclopedie.films.bifi.fr/index.php?pk=138544.
Никита Григоров. «Война живая и мертвая» - https://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/voyna-zhivaya-i-mertvaya.
Макс Хубахер / Max Hubacher (род. 1993, Берн) - швейцарский актер. Подробнее - https://de.wikipedia.org/wiki/Max_Hubacher.
Вилли Герольд / Willi Herold, также известный как «Эмсландский палач» (11 сентября 1925, Лунценау - 14 ноября 1946, Вольфенбюттель) - ефрейтор вермахта, дезертир, самозванец и военный преступник, который вместе с шестью подручными был признан виновным в убийстве около 170 человек в последние недели Второй мировой войны и приговорен к смертной казни. 3 апреля 1945 Вилли Герольд дезертировал из своего подразделения в районе Гронау (Северный Рейн-Вестфалия). По собственному признанию несколько раз едва избежал поимки полевой жандармерией (https://en.wikipedia.org/wiki/Feldgendarmerie), пока в районе Бентхайма (Нижняя Саксония) случайно не наткнулся на оставленный автомобиль в котором обнаружил униформу капитана люфтваффе, после чего переодевшись офицером он придумал легенду согласно которой по «личному поручению фюрера» был направлен в тыл, для «сбора информации о положении дел и наведении законности и порядка». Собрав, благодаря офицерской униформе, под своим началом 12 отставших от своих частей солдат, он вместе с ними 11 апреля прибыл в лагерь для дезертиров и совершивших преступления немецких солдат «Ашендорфермур» (https://de.wikipedia.org/wiki/Emslandlager_Aschendorfermoor). Там с 11 по 18 апреля Герольд якобы «наделенный фюрером неограниченными полномочиями» провел ряд «ускоренных военно-полевых судов» и под его приказу в течение восьми дней было убито в том числе с применением зенитного орудия и гранат от 90 до 125 заключенных лагеря, по меньшей мере нескольких Герольд «казнил» лично. В ночь с 18 на 19 апреля лагерь подвергся авианалету британских ВВС, в результате чего был полностью разрушен. Вилли Герольд со своей группой направился на восток. В течение последующей недели они совершили еще ряд военных преступлений, в том числе повесили фермера вывесившего белый флаг и ограбили его дом в окрестностях Папенбурга, в Лере (Нижняя Саксония), после 10-минутного «суда» за «шпионаж в пользу врага», казнили пятерых голландцев. Наконец в ночь с 27 на 28 апреля «группа Герольда» была разоружена в Аурихе отрядом полевой жандармерии. Обман разоблачили и всех участников группы, включая самого Герольда поместили под арест, однако нацистский суд в суматохе последних дней войны всех оправдал. Вилли Герольд приехал в Вильгельмсхафен, где начал работать по своей прямой специальности (трубочист), однако уже через несколько недель - 23 мая 1945 был задержан британской оккупационной администрацией за кражу буханки хлеба и заключен под арест. Вскоре стали появляться многочисленные свидетельства военных преступлений, совершенных «группой Герольда». Подробнее: https://www.spiegel.de/geschichte/massenmoerder-willi-herold-der-henker-vom-emsland-a-1159937.html; https://www.welt.de/geschichte/zweiter-weltkrieg/article140055856/In-falscher-Uniform-vom-Schornsteinfeger-zum-Henker.html; https://www.nwzonline.de/region/der-moerder-mit-der-ordensbrust-der-moerder-mit-der-ordensbrust_a_15,0,1418329946.html; https://taz.de/!626931/; https://de.wikipedia.org/wiki/Willi_Herold.
«Большая ложь маленького человека» (о В. Герольде) - https://pikabu.ru/story/bolshaya_lozh_malenkogo_cheloveka_6145597.
В 1997 году о В. Герольде был снят документальный телефильм «Der Hauptmann von Muffrika» (https://www.imdb.com/title/tt0154569/).

ИНТЕРВЬЮ С РОБЕРТОМ ШВЕНТКЕ
1. [«CinemaFlood», 03.12.2017]
- Вим Вендерс как-то сказал, что всю жизнь мечтал об Америке и, приехав туда, почувствовал себя как дома. Вы долгое время снимали в Соединенных Штатах. Почему, на ваш взгляд, Голливуд так привлекает европейских режиссеров?
- Я могу сказать о себе лично. Я всегда хотел быть активно снимающим режиссером, а в Европе не всегда удается работать в таком режиме: между одним фильмом и другим часто возникает длительная пауза. Структура финансирования в Европе такова, что, бывает, ты два-три года работаешь над картиной, а потом вдруг финансирование прекращается, и у тебя нет возможности закончить проект. Эта ситуация меня не устраивала. После первых двух моих фильмов, которые я снял в Германии, возникли трудности с выделением денег на новый проект, и я поехал в Америку. В отличие от Вендерса, у меня изначально такой цели не было, просто так сложилась ситуация.
- В Голливуде вы снимали жанровое кино, рассчитанное на массового зрителя. «Капитан» - черно-белый авторский фильм, снятый в Германии на немецком языке. Почему вы именно сейчас сделали такую картину? Это связано с тем, что появилось финансирование?
- Необходимое финансирование как раз было найдено благодаря тому, что я много работал в Голливуде. Наверное, если бы у меня не было успешных работ в США, мне бы так и не выделили деньги на этот проект в Европе. Но работа в Америке помогла не только этим: я накопил довольно много разнообразного опыта.
- Что вам сложнее и что приятнее снимать - голливудские блокбастеры или авторское кино?
- Принято считать, что развлекательное кино снимать проще, но на самом деле все совершенно не так. Трудно и то, и другое, если хочешь сделать что-то по-настоящему хорошее. В обоих направлениях есть то, что мне нравится. Например, в фильме «Капитан» я располагал большой свободой действий, Голливуд с его системой студий, контроля, подчинения режиссера не позволил бы действовать так, как я хочу. С другой стороны, Голливуд позволяет мне буквально создавать новые миры, как в «Дивергенте». В идеальном варианте я бы продолжил работать в двух направлениях, снимая и жанровое, и авторское кино.
- Довольно небольшое количество режиссеров работают в обоих направлениях. Может быть, потому что принято считать, что голливудские блокбастеры угрожают европейскому кино. Это такая вечная вражда, и каждый из режиссеров выбирает свою сторону баррикад. Вам не кажется, что со стороны голливудских проектов есть угроза авторскому кино?
- Авторских фильмов меньше не становится, в этом угрозы нет. Но фильмов снимается так много, что часть из них совершенно не доходит до зрителя. Независимым режиссерам, конечно, часто трудно конкурировать с огромными проектами, где все рассчитано на то, чтобы зритель пришел в кинотеатр. Часто рекламная кампания большого голливудского проекта стоит больше, чем весь бюджет среднего европейского фильма. Но я не уверен, что это проблема: да, авторское кино смотрит меньшая аудитория, но зато она точно заинтересована в фильме. И как раз общая задача всех, кто работает в киноиндустрии, сделать так, чтобы заинтересованный зритель вовремя узнавал о самых разных картинах.
- Перейдем к фильму «Капитан». Почему вы обратились к теме Второй Мировой войны? Для многих эта тема перестала быть живой и актуальной. Актуальна ли она для вас?
- Я надеюсь, что фильм получился более универсальным, и что он будет восприниматься глобальнее, чем просто фильм о Второй Мировой войне. Ведь его суть не в каких-то военных кампаниях.
- Немаловажно, что фильм о последних неделях войны, по сути, о последних неделях фашизма. Это мне напомнило другой фильм - «Сало, или 120 дней Содома» Пьера Паоло Пазолини о последних неделях итальянского фашизма. В действительности есть ли тут параллели?
- Пазолини - один из любимых моих режиссеров, и «Сало, или 120 дней Содома» - лучший фильм о фашизме из тех, которые я знаю. Готовясь к съемкам «Капитана», я изучал документы, собирал информацию о концентрационных лагерях, и убедился в том, что эти лагеря представляли огромный бордель - и в сексуальном смысле, и в том смысле, что было дозволено удовлетворять любые свои инстинкты. Это показано и в фильме Пазолини, и у меня - в этом действительно есть совпадение.
- Как только капитан Герольд, главный герой картины, получает власть, тут же начинается его путь насилия. Пазолини в своем фильме тоже обличал власть. Именно она дает возможность человеку удовлетворять все эти запретные инстинкты, о которых вы говорили?
- Власть - опасная вещь, она действительно меняет человека. В истории есть множество примеров, когда, казалось бы, адекватные люди перерождаются в тиранов, и очень мало примеров, когда правители сохраняют гуманизм и просветительское начало. Сами структуры власти несут в себе необходимость эту власть сохранить. И это сохранение могущества требует полной абсолютизации власти: достаточно вспомнить Мугабе, который начинал совершенно не как тиран, или Эрдогана.
- Как только капитан находит форму и надевает ее, происходит какая-та магия, он становится совершенно другим человеком. Это символ того, как власть меняет людей?
- Да, совершенно верно. Эта форма действительно на него как-то влияет. Кстати, интересное наблюдение: актеры, когда надевали эту форму, как-то менялись, она что-то делала с ними. Сами актеры были удивлены, что эта ненастоящая униформа имеет такую власть над ними.
- Если говорить о капитане Герольде, то вы не подпускаете зрителя близко к нему. Он действительно верит в идею нацизма или просто использует свое положение, чтобы быть жестоким, или он плут? А, может, для него это просто игра?
- Все вместе. Для меня было важно показать героя, но не объяснять его действия. Мне хочется, чтобы эти вопросы, которые вы сейчас задали мне, задал каждый зритель сам себе, чтобы каждый об этом подумал. Оставляя некие белые пятна в образе главного героя, недосказанность, мы хотели, чтобы зрители задумались, как бы они сами повели себя в этой ситуации. Потому что, если четко объяснить все мотивировки, то зрителю будет очень просто сказать: «Нет, это не ко мне». Если предположить, что у капитана Герольда идеологическая мотивация, то зритель подумает: «Я не такой, я бы так не поступил». Я специально избегал любых подобных разъяснений, чтобы зритель не выходил сухим из воды.
- Еще один интересный персонаж ефрейтор Фрайтаг. Мы видим человека, который совершенно не приемлет насилия. Почему же он до конца остается с капитаном?
- Для меня Фрайтаг - это типичный пример слабого человека, попутчика кого-то более сильного. Он нуждается в начальнике и командире рядом, чтобы было легче пережить трудное время, так как сам он в таких условиях выжить не может. Существовало долго такое мнение, что солдаты выполняли какие-то злодеяния, повинуясь приказам под угрозой расстрела, но сейчас мы знаем, что это неправда. Фрайтаг тоже мог не подчиняться Герольду, мог убежать, но так ему было удобнее, у него не было сил протестовать. А потом он и вовсе пускается во все тяжкие.
- Зритель до конца видит в образе Фрайтага надежду, рассчитывает на его бунт. Вы его надежды лишаете. Почему?
- В каком-то более традиционном фильме образ Фрайтага подавался бы несколько иначе, чем у меня. В нем бы действительно мог оставаться луч надежды, часто так бывает в американских фильмах, и, на мой взгляд, это большая условность кинематографа. Такой персонаж как Фрайтаг абсолютно не мог бы существовать в американском кинематографе, в этом я абсолютно уверен. Но мне было важно не позволить зрителю найти лазейку. Очень во многих лентах, которые показывают насилие, рассказывают о нем, зрителю все-таки дается эта лазейка, чтобы отстраниться от происходящего: например, в фильмах Тарантино эту роль играет его юмор. Опять-таки в «Сало» Пазолини нет таких лазеек, и для меня тоже важно было идти до конца.
- Почему для фильма было выбрано именно черно-белое решение?
- Отвечая на этот вопрос, я расскажу вам исторический киноанекдот, который рассказывал Мартин Скорсезе. Он делал пробные съемки фильма «Бешеный бык», сцены боксерского поединка, они тогда были в цвете. Эти кадры он показал крупнейшему режиссеру Майклу Пауэллу, тот посмотрел и сказал, что Скорсезе не может снимать этот сюжет в цвете, слишком много крови, все будет залито кровью, которая будет притягивать все внимание зрителя, отвлекая его от основной истории. Тогда Скорсезе снял черно-белый фильм. Мне было также необходимо дистанцировать зрителя от вида крови и заставить задуматься о самой истории.
- Нравится ли вам советское и российские кино? Может быть, назовете несколько любимых режиссеров и фильмов?
- Я увлекся кино в восьмилетнем возрасте. Когда мне было лет 11, я нашел в магазине теоретическую книгу о кино [Всеволода Илларионовича] Пудовкина. Я вообще человек не религиозный, но эта книга стала для меня Библией. Я также люблю сами фильмы Пудовкина. Алексей Герман - великий режиссер. Люблю многие фильмы Киры Муратовой, прежде всего «Астенический синдром». Также «Андрей Рублев» и «Зеркало» Андрея Тарковского, «Молох» Сокурова. Очень интересный режиссер Балабанов, мне очень понравился «Груз 200». Но немцу трудно понять Балабанова, это специфическая русская культура, я понимаю где-то процентов 50.
- Поделитесь какими-то новостями о ваших новых проектах?
- У меня есть один проект в Америке, и это не блокбастер. Еще запланирована съемка фильма в Марокко, это будет фильм о [Луции] Сенеке. Причем ориентируюсь я в этих съемках на «Царя Эдипа» Пазолини, меня привлекает его манера рассказывать античные истории, мифы и легенды.
(Анастасия Цой)

2. [«РИА Новости», 06.12.2017]
- Вы долгое время работали в Голливуде и снимали масштабные кассовые фильмы. "Капитан" - это ваш авторский фильм и на очень серьезную тему. Почему вдруг такая перемена?
- Мой вкус в кинематографе очень эклектичен. Я не выбираю между развлекательными фильмами и артхаусом, драмами и блокбастерами, для меня нет разницы. Люди часто говорят: "Ой, ты сделал вот этот развлекательный фильм, а теперь делаешь что-то совсем другое". Но для меня все это фильмы, и мне нравится, что я могу делать разножанровое кино. Я занимался этим всю свою карьеру, и это всегда было целенаправленно. Может быть, в какой-то момент я найду свой жанр и останусь там.
- Я не к тому, что вы должны снимать только комедии или драмы.
- Я имею в виду, что, экспериментируя с разными вещами, мне удалось сделать "Капитана". Мне удалось применить в нем разные тона и тональности, разные формы и визуализацию. Любопытно, но для меня "Капитан" вышел из всего того, что я делал ранее. Я решил быть активным режиссером, что подразумевает и то, что я снимаю фильмы, которые были инициированы не мной. В случае с "Капитаном" это была целиком моя идея. Этот фильм я хотел сделать уже давно, я написал первый черновой вариант сценария еще до того, как я снял "РЭД". Когда черновой вариант был готов, я понял, что у меня недостаточно знаний, чтобы снять этот фильм, не в смысле истории, психологии или структуры национал-социализма, а как режиссер я не знал, как рассказать эту историю. Я работал над ней многие годы, и наконец-то после "Дивергент, глава 3: За стеной" я был готов. Я читал километры книг, нашел очень много информации по этой теме, мне необходимо было образовывать себя.
- Немцы очень любят снимать про Вторую мировую войну, впрочем, как и русские. До недавнего времени самым кассовым российским фильмом был "Сталинград" про Великую Отечественную войну. Почему вы решили обратиться к этой теме?
- В какой-то момент я понял, что в Германии всего два фильма про Вторую мировую войну, которые рассказывают о тех событиях со стороны захватчиков. Существует так много фильмов, которые рассказаны с точки зрения жертв, оппозиции, но рассказать историю с точки зрения захватчика означает задать совершенно другие вопросы аудитории. Я думаю, мы все надеемся на то, что у нас бы хватило смелости противостоять национал-социализму, любому тоталитарному режиму, что мы смогли бы заступиться за себя и за других людей. Но реальность доказывает, что все на самом деле не так, и большинству из нас этой смелости не хватает. Я чувствовал, что настало время снять фильм именно с этой перспективы. Подобных фильмов всего два - один про Ванзейскую конференцию, на которой были приняты окончательные решения "по еврейскому вопросу", и художественный фильм по биографии коменданта Аушвица Рудольфа Хесса. Оба этих фильма имеют дело с первым рядом захватчиков, мне же хотелось написать о шестых-седьмых рядах захватчиков, людях, о которых обычно не пишут, но которые были непосредственными участниками событий. Я чувствовал, что это хороший способ поговорить о динамике и структуре национал-социализма.
- Вас не беспокоило то, что ваш фильм выставляет немцев не в самом хорошем свете? Не боялись реакции соотечественников?
- Я бы пошел дальше и сказал, что фильм не очень льстит всему человечеству в целом, потому что на самом деле этот фильм происходит во время Второй мировой войны, но он не только о войне. Он имеет дело с реальностью, с которой мы сталкиваемся и по сей день. Я лично не большой фанат того, что всю ответственность спихивают на одного безумного человека, который сидел в своем бункере, и якобы если бы он слушал более благоразумные голоса вокруг себя, все было бы по-другому. Мне показалось, что Германия готова к совершенно другому фильму на эту тему.
- Да, главная проблема в том, что эта история могла бы случиться в любое время и в любом месте.
- Конечно. Потому что у всех человеческих существ есть кое-что общее - никто не хочет быть жертвой. И есть очень много способов, чтобы ей не стать - ты можешь присоединиться к какому-то движению или религиозному культу. Я лично думаю, что мы окружены фантазиями. Не все, но большинство вещей в мире - это выдумка. Мое желание снимать фильмы - фантазия, семья - это фантазия. Я думаю, мы создали все эти вещи, которые постепенно превратились в правду.
- Для того, чтобы структурировать самих себя и как-то объяснить окружающий мир.
- Да, объяснить мир и заполнить пустоту знаний, которая есть у всех нас. Когда у нас нет ответов, мы выдумываем небылицы, так устроен наш мозг. Но есть еще более наглые выдумки, как, например: "Купите эту машину, и вы почувствуете себя свободным" или "Если вы выглядите таким образом, вы будете красивым". Все эти вещи выдумки, они не даны нам с самого начала, хотя мы относимся к ним как будто это так. Я думаю, вы правы, конечно, эти концепции помогают вам встать утром и дают вам ощущение того, что вы знаете, кто вы, что у вас есть индивидуальность, в которую я тоже не верю. Я не думаю, что есть такая вещь, как индивидуальность, я думаю, это абсолютно плавающее понятие. Я думаю, что настоящая работа художника - это рассказывать правду, а не выдумать новые небылицы. Вот почему я не верю в супергеройские фильмы, потому что они инфантилизируют аудиторию.
- Вторая мировая - это довольно больной вопрос для русских. Не страшно представлять фильм на эту тему здесь?
- Нет, мне было очень-очень любопытно, как эта культура взглянет на мой фильм. Он был очень по-разному встречен, например, в Канаде в Торонто, в стране, где никогда не было рабства или тоталитарного режима, но они поняли его. Это означает, что фильм коммуницирует. Но вещи, которые они обсуждали, совершенно другие. Дискуссия здесь действительно сосредотачивается именно на фашизме, и мне кажется это уникальным и единственным в своем роде. Все это из-за абсолютно другого взгляда русских на Вторую мировую войну. Они говорят именно о системе и говорят о фашизме так, что сразу становится понятно, что они знают о нем не понаслышке. Это очень необычно. Это нормальная вещь для Германии, но увидеть такое в другой стране уникальный опыт. Даже в Испании, например, где была фашистская система, они не зацепились за эту идею.
- Мы нация, которая очень любит рефлексировать.
- Да, точно, и это очень хорошо видно.
- У нас в России снимать фильмы на историческую тему - довольно опасное занятие. Люди очень бурно реагируют на такие вещи, и могут даже возникнуть протесты по поводу исторических картин. Как в Германии с этим?
- Да, у нас такое тоже вполне может быть. Например, в Германии давно бытовало такое убеждение, что члены вермахта никогда не участвовали во всех тех ужасах, которые происходили во время войны. В 1989 в Германии опубликовали рассекреченные архивные фото из России. Они явственно доказывали, что вермахт не был чистым. На этих фото члены вермахта чуть ли не давали друг другу пять над горой трупов людей, которых они только что убили. Это было шоком для многих, потому что все выросли с верой в то, что только СС творили зверства, а наши дяди, отцы и деды были чисты, они были просто солдатами, которые пытались выжить в этой ужасной ситуации. До этого дня мы все еще пытаемся решить, стоит ли финансировать фильм об этом или нет. Многие против подобного фильма, потому что считают, что он марает вермахт.
- Но могли бы ли эти люди, которые против, запретить этот фильм?
- Конечно, могли бы. Но на это понадобилось очень много людей. Исходя из того, как сейчас организована система финансирования в Германии, подобное бы потребовало усилий очень многих людей. При этом у нас много сторонников того, что настало время снять этот фильм. Нам нужно это сделать. Это очень важный фильм для Германии и для дискуссии, которой у нас по-прежнему нет. Очень много людей боялись этого, очень много было споров, были люди, которые соглашались дать денег на фильм, но потом они отказывались от этого, потому что им становилось страшно.
- После работы в Голливуде какого было вернуться в Германию? Сильно отличается европейское кинопроизводство от американского?
- Тут дело даже не в том, Европа это или Голливуд, а в величине бюджета. Если я сделаю свой фильм в Америке, но он будет меньше по бюджету, у меня будет больше власти. Если же ты делаешь фильм на 150 миллионов, если фильм не сработает, люди потеряют работу, вот так все просто. Так что студии хотят убедиться, что их хорошо услышали, что они не просто наблюдатели происходящего процесса. В этом нет ничего плохого, если все в команде хотят сделать один и тот же фильм. Например, в "РЭД" мы все хотели сделать один и тот же фильм. У нас не было разговоров о тоне или стиле картины, а только о том, сдюжим мы или нет. Но никто не говорил: "Хм, а о чем этот фильм?" Все было ясно. Это сильно облегчает процесс. А вот когда люди не разделяют взглядов друг друга, тогда это превращается в катастрофу.
- И мы знаем много таких историй.
- Да, и если с вами как с режиссером такого еще не произошло, видимо, вы не так долго этим занимаетесь. Тем или иным образом вы все равно с этим столкнетесь. Так у меня получилось с фильмом "Призрачный патруль", который я так и не посмотрел. Я многому научился, делая этот фильм, и иметь картину под своим именем и отвечать за нее, когда не имеешь с ней ничего общего, это иметь обязанности без каких-либо прав. И с другой стороны, иметь очень мало людей, вовлеченных в процесс, которые могут тебе сказать, что делать, а что нет, это приятное чувство. В Америке этим занимается независимый кинематограф.
- Вы бы хотели снять независимый фильм?
- Мой следующий проект как раз такой, но я не могу говорить о нем.
- А как продвигается ваш проект с Ди Каприо "Заговор глупцов"?
- Это о большой корпорации, захватившей Уолл-стрит. Пример того, когда большая корпорация, которая была слишком большой, чтобы развалиться, развалилась, потому что все было построено на лжи. Я уже не занимаюсь этим проектом, так как студия отказалась от него.
(Тамара Ходова)

Весна 1945 года. Молодой солдат, дезертировавший с фронта, находит в застрявшем в поле автомобиле чемодан с офицерской военной формой. Смена одежды влечет за собой полное перевоплощение: герой придумывает себе легенду, согласно которой у него есть специальный приказ фюрера. Никаких ограничений в виде начальства больше нет, и бывший рядовой медленно погружается в пучину безумия, порожденного внезапно обретенной властью. Окружающие (те, которым повезло остаться в живых) догадываются об обмане, но предпочитают делать вид, что верят не по годам юному "капитану". Немецкое кино, кажется, уже исследовало все темы, связанные со Второй мировой, однако тут важен ракурс и выбор персонажа. Фильмы, в которых в центр действия помещен военный преступник «из низов», можно пересчитать по пальцам: режиссеры, затрагивая эту тему, предпочитали разбираться с верхушкой Третьего рейха. Между тем "Капитан" основан на реальной истории, и, по словам Роберта Швентке, его персонаж был далеко не единственным. Это довольно страшное кино: одновременно и историческое свидетельство, и отстраненная притча о маленьком затравленном человеке, который получил возможность вершить чужие судьбы. Сюжетный ужас органично сочетается с эстетической красотой каждого кадра. Снял "Капитана" Флориан Баллхаус, сын немецкого оператора Михаэля Баллхауса, унаследовавший талант своего великого отца. (Ксения Реутова, «Germania Online»)

За беглецом в форме рядового вермахта несется шаланда с оголтелыми фашистами. Парень дезертировал с линии фронта в германскую глушь, а в глазах многих военнообязанных это означает лишь одно - смерть. Отщепенец едва спасается и натыкается на брошенный автомобиль с вещами высокопоставленного офицера, которые он удачно примеряет на себя. «Капитан», по иронии снятый перебежчиком из родного производственного декаданса в фабрику грез, - черно-белый след в истории, как пыль от старой книжки, чьи страницы очень давно не открывали. Режиссер Роберт Швентке закладывает фундамент в первые двадцать минут, красноречиво подводя черту огромными красными титрами, - в оставшееся время основательно доказывает то, что, в общем-то, трудно упустить из виду. Это фильм не о зле, как таковом, а о природе зла. Зла, лишенного оболочки, но имеющего абстрактную форму. Швентке, гастарбайтер в Голливуде, на родине точно чувствует современное настроение по отношению к событиям полувековой давности. «Капитан» лишен цвета, чтобы подчеркнуть бездну в пространстве как физическом, так и духовном. Драматургия сосредоточена не только на изменении морального облика, но протянута сквозь эмоциональный диссонанс участвующих лиц, чьи решения по мере развития сюжета подвергаются оценке остальных персонажей. Сомнение, притворство, шутливость - три слагаемых пасти зла. Швентке не выносит иронию за скобки и не переходит в жанровую плоскость фильма о войне или страдальческом засилье - засланца многие раскусывают и даже помогают ему. Систематическое потакательство и снисхождение условному герою подталкивает на игру в наблюдательность и поиск мотивации для действующих образов. Это буквально работа на поле синкретизма, постапокалипсис прошлого, - Вилли Герольд, фигура хроникальная и до пугающего злободневная. Когда человек, копающийся рядом в мобильном телефоне, держит за пазухой здоровый нож. Внешне просторное идеологическое поле «Капитана» приглушает видимость уже внутренних состояний и процессов, происходящих глубоко за лицами актеров и уходящих от кино далее к сверхценности. Герольд выделен за рамки - рассказываемая история не симфония грехопадения, а фигурально подчеркнутый декрет о редкостном приспособленчестве. Из-за чего вытекает логический парадокс: обоюдность интересов и картина общих противоречий распространяется не только на Герольда, его юродивый отряд, но и на всю пожирающую себя военную структуру, пытающуюся сохранить репутацию. Недаром режиссер прошелся по социальному конфликту не газонокосилкой, а тяжелыми гусеницами танка - «Капитан» ограничен в национальной сфере и пребывает в общественном вакууме, где каждый немец обозначен псом, либо подчиненным, либо яростным, либо бешеным. Швентке хватает таланта не уйти в морализаторство или нравоучения - он не избавляется от собаки, а оставляет ее на произвол судьбы. Основная уловка «Капитана» в том, что это мог бы быть хороший фильм о войне и человека, который очень-очень не хотел умирать, но повысить свои шансы при не самых выигрышных вводных. Или про поиск человечности в абсолютно нечеловеческих условиях. Если бы это не был хрестоматийный фильм об истинном подлоге личности. О зле, которого нет. (Стас Селицкий, «Postcriticism»)

Немецкий режиссер Роберт Швентке долгое время работал в Голливуде, снимал такие фильмы, как «Иллюзия полета», «Жена путешественника во времени», «РЭД» и «Призрачный патруль». После второго и третьего фильмов франшизы «Дивергент» вернулся на родину, в Германию, и поставил черно-белую ленту о том, как опасен приход к власти маленького и обиженного жизнью человека. Конец марта 1945 года. Вторая мировая неумолимо движется к логическому завершению, но в Германии все еще пытаются сохранять военную дисциплину. Рядовой-дезертир Герольд (Макс Хубахер) спасается от преследования своих старших товарищей по службе. Впрочем, они стреляют ему в спину, так что на товарищей явно не похожи. Герольду чудом удается спастись (он прячется, как хоббиты от назгулов), после чего приходится скитаться в поисках пищи. В брошенном автомобиле Герольд находит генеральскую форму. Переодевшись, он собирает небольшой отряд, который колесит по Германии, якобы выполняя приказ фюрера. Герольд - парень не промах, он понимает, что лучшая ложь - самая невероятная. И он изворачивается, хитрит, врет, снова пытаясь выживать. Параллельно он устраивает резню в лагере для таких же дезертиров, как он, приводя в ужас даже видавших виды генералов. Иностранная пресса любит сравнивать «Капитана» с современной политикой, но Швентке все же не был замечен в пропаганде. Его кино основано на реальных событиях, что добавляет истории трагедии: маленький человек у власти страшен. На фоне злодеяний, которые творит новоиспеченный генерал, меркнут даже матерые немецкие чины. Но все для Германии, все ради фюрера. Красиво снятое кино Швентке начинает пробуксовывать к финалу, когда режиссер слишком увлекается разбоем Герольда и погружением его в пучину разврата (да, это пафосно звучит, но так и есть). Впрочем, на финальных титрах режиссер заново включает иронию, которую проносит через всю ленту, и зритель покидает зал с приподнятым настроением. (Татьяна Шорохова, «КиноПоиск»)

Плачу ли, смеюсь ли я? В конце мая 1945 года немецкая армия змеей вцепилась в собственный хвост, образуя взбесившегося уробороса. Близкий к тотальному краху и разложению, планомерно издыхающий организм, пожирающий внутри себя последние ресурсы. Аналогия не случайна - все же ближайшей к анонимному по происхождению символу является свастика: некогда незамутненное пожелание удачи и благоденствия, окропленное ритуальной кровью, в культуре намертво укрепившееся как символ конкретной идеологии. Воевать брали некогда отверженных немощных, юнцов, уже не обращая внимания на противоречия и препятствия. Естественно, царившее в воздухе ощущение приближающейся смерти режима, во-первых, привело к закручиванию гаек, особой жестокости по отношению к каким-либо проступкам, сомневающимся солдатам и любым лицам, которые «раскачивали лодку». А во-вторых, к нежеланию новобранцев умирать во имя фюрера и вермахта. По лесам и полям рядом с крупными городами, деревнями и селами бегали сотни дезертиров. Большая часть в итоге оказывалась отчаявшимся пушечным мясом, истерзанным изощреннее, чем ушедшие на фронт. Сплю ли, иль не сплю ли я? «Капитан» основан на реальной истории ефрейтора Вилли Герольда: девятнадцатилетний мальчишка сбежал, за что был приговорен к смерти. Предателей, а нежелание сражаться за рейх считалось за грех, не жалели, по пятам за ними следовали выискивающие их отряды. Параллельно невинные селяне страдали от набегов, поскольку выживать приходилось в лесу, и из «трусов» изменники вынужденно становились мародерами, воруя и по случаю калеча хозяев кладовых, амбаров и грядок. Общее недовольство и ненависть к штрейкбрехерам зашкаливало - что со стороны генералитета, что со стороны простых местных жителей. Герольд, пережив несколько стычек и насмотревшись на смерти себе подобных, изнуренный брел по лесу. Ему встретился одиноко стоящий автомобиль, вокруг никого не было. Находящиеся в салоне коробки и изменили ход его жизни. В одной из них находился мундир капитана с начищенным, блестящим железным крестом... Что мне делать я не знаю вдруг. История Роберта Швентке не отличается от любой другой для удачливого экспата, ставшего винтиком в индустрии до третьего предупреждения о финансовой непригодности. На фабрику грез его привел не фестивальный успех или оглушительная прокатная победа на родине. До англоязычного дебюта, в Германии он снял гнетущий триллер про торговлю татуированной кожей и комедию про смертельную болезнь. Оставался ли Швентке собой в другой стране? Сложно сказать. Любой, кто сейчас снимает в Голливуде камерный саспенс-триллер, получает сполна критических слов о хичкоковском наследии. За сравнительными оборотами порой теряется сам автор. До экранизаций графических новелл его стилевые особенности были заметны, но на территории откровенно продюсерского кино, чтобы остаться индивидуальностью, нужно идти по головам. Где одна кассовая осечка, там и вторая, не помогли и подростковые киносериалы, где в кадре особенные юные мученики собираются в молодую гвардию и противостоят злу. Рассматривать американский период творчества Швентке по отношению к «Капитану» бесполезно. По форме "Капитан" - большое кино (оно выглядит масштабным и не бюджетным, несмотря на то что колесят в кадре преимущественно по лесам, а через тридцать минут экранного времени действие переносится в небольшой военный городок, где герои остаются достаточно долго), и это заслуга полученного опыта. Швентке не фальшивит с графическими эффектами. Но под глянцем скрывается игра с другими материями. Где хожу я, где стою я. Швентке не реконструирует события, он играет с условностью, обманывая зрителя так же, как и его главный герой обманывал нацистов. Вилли претерпевает метаморфозу, мимикрируя под властного наместника самого Гитлера, ниспосланного поднять боевой дух и навести в областных краях порядок. Зритель, так или иначе, первое время испытывает эмпатию к персонажу, поскольку наблюдает за вчерашним подростком с момента его продолжительных попыток выжить, сбежать, спрятаться. Эффект усиливается - исходная история малоизвестна за пределами Германии и воспринимается как выдумка. В момент, когда Вилли перешел все границы человеческого и испытал упоение вседозволенностью, которое испытывали и другие высокие чины в похожей кожаной форме, - небесной карой на городок падают снаряды, разрывая на части любого, кто попадется на пути. Бомбардировка: хлипких деревянных казарм для солдат, как и обжитых деревянных домов для генералов, больше нет, осталась лишь выжженная земля. Герольд не задет, его ждет другая участь. Герольд сходит в ад. Швентке делает перерыв перед новым витком бесконтрольной, лишенной ощущения реальности поездки в капитулирующий каменный центр. Здесь нам делать нечего, говорит Герольд. Пауза. Монохромная кинематографическая реальность рассасывается. Появляется титр: «От города осталась только каменная тумба шлагбаума, все остальное превратилось в пепел». И в цвете предстает эта земля такой, какой она выглядит сейчас. Почему в цвете? Перед зелеными деревьями леса простирается поле, пережившее вечную засуху. Желтое, не способное зарасти. Это происходит за двадцать минут до конца. Герой оставляет за собой выжженную землю. Все мне улыбаются вокруг. Все мечты исполнятся сейчас. Швентке раскрывает карты, иной бы оставил разъясняющий титр до самого финала, но ему крайне значим этот топос. Практически нетронутая земля. Осквернена ли она для него Герольдом? Безусловно. Режиссер концентрируется на аспекте планомерного грехопадения. До того, как на двери колесящего по брусчатым дорогам автомобиля обозначается надпись «Ускоренный суд Герольда», Вилли проходит длительный необратимый процесс, с каждым разом ступая за границы все дальше. В «Капитане» нет программного высказывания про нацизм, речь скорее об обреченности человеческого "Я" в тех ролях, которые дозволяется сыграть. Мета-функция картины - в том числе, проекция природы кинематографа на выстроенную главным героем реальность. Актер Макс Хубахер играет перевоплощение из забитого обстоятельствами парня в абсолютную власть. Ее, естественно, невозможно обрести в одночасье, и это такая же игра. Своего рода перформанс. Аналогию с перформансом можно усмотреть и в самой картине. Вышеозначенный автомобиль катит по Германии сорок пятого года. Люди одеты по логике времени, дома аутентичны, интерьеры вполне в духе эпохи. Когда линейная последовательность событий приходит к своему логическому заключению, заканчивается картина, начинаются титры. Фоном для перечисления съемочной группы становится видеозарисовка. «Ускоренный суд Герольда» катит по нашей действительности вдоль бутиков, кафе и магазинов. «Лейб-гвардия» останавливается и в боевой амуниции начинает мародерствовать на все тех же улицах, требуя у гражданских документы, забирая их телефоны, бумаги и деньги. Все больше обрастая атрибутами двадцать первого века, солдаты сопротивления не встречают. Они раздевают мужчин, толкают и бьют их, те беспрекословно поднимают руки вверх. Очевидная форма вневременного высказывания зациклена на слове «игра». На праздном ужине после уничтожения пленных два заключенных актера разыгрывают для солдат анекдоты про евреев. Вилли подзывает обоих, упиваясь возможностью в иносказательной форме намекнуть окружающим, что он не тот, за кого себя выдает. Он моделирует ситуацию, нанизывая на форму импровизации реальный проступок своего собеседника, вскользь упоминая, что сам он форму украл. В ответ слыша лишь заливистый смех окружающих собеседников. Зачем ему помнить о собственной роли, если все вокруг убеждены - он капитан. Один из актеров застрелится при первой возможности. Второй будет стрелять по связанным вместе беглецам по указке Герольда. Попадая в ноги, спины. Одно за другим их тела будут падать на землю, утяжеляя ношу оставшихся в связке, не теряющих надежду сбежать. Двуличие, полюса также значимая в пространстве фильма константа. Такое жизнь дает лишь раз, Не повторится больше никогда. В «Капитане» есть еще два значимых персонажа. Первый - Кипински в исполнении Фредерика Лау. Один из нескольких отбившихся от войск мародеров, которые первыми встречаются на пути у обновленного Вилли и принимают его правила игры. Кипински лукаво взирает на все деяния своего начальства и распаляется от возможностей, которые таит новое положение. Он спокойно убивает людей по команде, идет на бесчинства без каких-либо зазрений совести, лишь ухмыляясь и поглядывая на своего капитана. Второй - Фрейтаг, солдат, встретивший Вилли у автомобиля, с которого все началось. Учтивый и внимательный к своему доппельгангеру, ушивающий ему брючины, что велики, он, вероятно, даже не собирался капитулировать, а просто искал взвод, к которому можно примкнуть. Он тень Герольда, верная по уставу, тогда как Кипински верен, как пес. Наверное, это всего лишь сон... Такое жизнь дает лишь раз. Эти фигуры вместе образуют наиболее значимую функцию - проекцию зрителя. Оба персонажа знают, что под личиной кроется не тот человек, за которого выдает себя капитан. Обоих это всецело устраивает, одного скорее из жалости, второго - из расчета. Они сторонние наблюдатели, взирающие и участвующие в бесчинствах, подобно зрителю, который за ними наблюдает. Когда Вилли приспосабливается к локальному военачальнику в городке и лоббирует расстрел пойманных дезертиров, ожидающих своей участи в ангаре, Вилли выжигает свое "я", окончательно срастаясь с формой, идентифицируя себя с фикцией, верной не идеалам, а своей темной природе. Это подчеркивает резкая на первый взгляд склейка, когда при расстреле пленных Вилли начинает истошно кричать на крупном плане, но на общем - он остается спокоен, зажимая себе уши от воцарившегося грохота. В сумерках, приказав Фрейтагу добить раненых в этой яме, режиссер вынуждает зрителя испытывать эмпатию уже не к Гарольду, который прошел свою точку невозврата, а к Фрейтагу, лицо которого не оставит печать увиденного. Также, как зритель вынужден нажать на курок, проживая эту ношу с ним. Во многом потому Фрейтаг, медленно морально загибающийся под ношей пережитого, остается в живых, а дворового пса Кипински расстреливают. Напоследок тот произносит программную для материи «Капитана» фразу: «Я проник в тебя, как дьявол в девственницу, и останусь навсегда в твоем сердце». Что, конечно, характеризует силу воздействия события-образа на зрителя. А завтра все забудут нас. В том, что Вилли убивает владельца здания с белым флагом, - все нацистское иступленное нежелание проигрывать. Такое оно внешне, внутри, конечно, это лишь повод. Повод пустить кровь. Самоцель, которая позволила трибуналу оправдать Герольда после всего им учиненного. Он стал подвластен оголенным инстинктам, сбежав, оказавшись в шкуре дезертира вновь. Вернувшись в исходное положение. Что давала ему форма? Породу. Она висела на крючке напротив кровати. И кроваво-красным шрифтом проступало название «Капитан». Финал отличается от реальности. Настоящий Вилли был расстрелян. Но для экранного Швентке уготовил иное наказание. Земля, по которой передвигался Вилли, окроплена и осквернена. Лес, который утаил его под своим настилом в начале, теперь исчерчен костьми, мертвецами, по которым буквально и идет Гарольд. Он отправляется в чащу кромешной тьмы. Откуда уже не вернуться. Такое жизнь дает лишь раз, Как у весны всего один лишь май. (Антон Фомочкин, «Postcriticism»)

Концлагерь в каждом из нас. История дезертира (Макс Хубахер), который, найдя капитанскую форму начинает новую жизнь, но тем не менее не может убежать от демонов войны, преследующих его. Но чем дольше он носит новую маску, тем больше она становится его новым лицом. Фильм можно охарактеризовать как довольно сильный и жесткий, который опустошает и заставляет подумать о том, как людям нравится участвовать в безумствах и как они верят в то, во что хотят проверить. Люди верят в собственную ложь, трансформируя ее через какое-то время в своем сознании в правду. Ведь это единственное объяснение тому, как все верили в приехавшего 'ревизора'. Но самое ужасное, что происходящей вакханалии войны не способен противостоять никто. Даже один из солдат, который мог символически олицетворять совесть Капитана, наевшись этого месива из насилия и смерти, убивает в один момент метафорического дьявола, становясь частью этой своры, которая постепенно все сильнее развращается внезапно свалившейся властью. Собственно, не он один мечтает стать частью той 'анонимной стаи', которая обеспечит ему защиту, когда Рейх рушится. И можно задаться вопросом во многом ли виноват капитан, сыграв лишь роль триггера, спустившего курок системы, которая давно уже ждала разрядки? Фильм о войне внутри другой войны. О том, как личность распадается в силу условий. Ведь эта форма калечит не только новоявленного капитана, но и всех, кто оказывается рядом, затягивая в образовавшийся водоворот. (annimor)

Последние дни Второй мировой войны. Немецкий рядовой, дезертируя случайно находит капитанский мундир и решает примерить на себя роль офицера. А дальше собирает вокруг себя других дезертиров в отряд и начинает "спецоперацию", полномочия для которой, по его словам, даны самим фюрером. Дорога приводит отряд в лагерь для дезертиров, где начальство жалуется капитану на то, что у них слишком много "дармоедов" сидит на шее. Но ведь это не проблема для решительно настроенного молодого человека? Пир во время чумы, не иначе. Главный герой выписан персонажем готовым пройтись по головам, да что там пройтись ему под силу даже сплясать на горе из трупов. Мощное, безжалостное и очень достойное кино, где под финал приходят на ум сравнения с творчеством Пазолини. Причем особо удивляет то, что снята данная военная драма режиссером до этого известным по таким фильмам как "RED" и "R.I.P.D.". (IW-GDK)

Капитан Фантастик. Плох тот солдат, который не хотел бы стать генералом. Или хотя бы капитаном. Особенно когда солдат из него так себе. Больше дезертир, которому судьба-злодейка уготовила шанс стать капитаном, но и то подарив лишь мундир. Да вот форма окажет настолько сильный эффект, что у невольного обладателя возникнет ощущение, что он под защитой доспехов, бронежилета, костюма Железного человека на то пошло. Раз так, то 19-летний паренек сделает все, чтобы соответствовать новейшей в жизни роли. Капитанов навидался, сложностей появиться не должно. Довольно впечатляющий фильм о том, как: а) тяжело приходится во время серьезной войны; б) выживать буквально любой ценой и любыми средствами; в) люди легко могут потерять признаки разумных существ и превратиться в нелюдей; г) власть развращает, а не возвышает человека. В принципе, вычитать или даже высмотреть в фильме можно разное другое. Главное, смотрится зрелище красиво, эстетично, ужасающе и интересно. Интерес к истории просыпается знатный. Абсолютно прямой сюжет без флешбэков, громыхающей музыки, звезд калибра Тиля Швайгера. Людям постоянно приходится выживать. Что в военное время, что даже в мирное. И в таких ситуациях либо индивид будет вертеться, как может, либо останется на самом дне в лишениях и мучениях. Конечно, не из-за мирных граждан начинаются войны, а за ними разруха, голод, мародерство, бессовестность. Но их никто не спрашивает. Просто представляется выбор: вгрызаешься за свою жизнь всеми оставшимися зубами или позволяешь распинать тело и душу до остервенения. Главный герой фильма 'Капитан', казалось бы, выбрался из грязи навсегда. Лишь на время. Перестать месить грязь просто так не получится, поэтому вчерашний испуганный юноша продолжит жить в той же реальности под личиной капитана. Будто мир перевернулся вверх ногами. Важно устоять на ногах и показать навыки выживания. Конечно, никто не исключает во время просмотра вопросов типа 'как никто не мог догадаться, что от юнца никак не 'пахнет' капитаном' или 'что этот так называемый капитан себе позволяет'. Видите ли, удалось пареньку прикрыться именем самого фюрера. Как ни крути, в военных кругах Гитлер считался Главнейшим. Примечательно в фильме и то, что действие военного положения не показывается в масштабном ключе. Все касается лишь внутренних междусобойчиков, когда одни немцы сходили с ума и удовольствия ради убивали других немцев. Никакого заикания о чистоте расы, о превосходстве арийской крови. Империя национализма разъедала себя сама. Немцы немцами, настоящих людей здесь не увидеть. Проститутки продаются, дезертиры отстают от своих групп, проблесков света не хватает. Один большой театр, где у каждого своя роль. Так и живут. Так и проходит жизнь. (Jedi Aragorn)

comments powered by Disqus